<<
>>

Техника принудительного исполнения

Как в философской, так и в юридической литературе отмечено, что к действиям и операциям помимо "динамичного" подхода, позволяющего рассматривать действия и операции как самостоятельные элементы структуры деятельности, обеспечивающие своего рода "движение" ее компонентов и сторон, применим и иной подход - как к средству достижения соответствующих целей и результатов деятельности*(503).

Такой подход и в отношении исполнительных действий и операций также представляется верным и зачастую полезным. Он помогает, в частности, глубже понять смысл и содержание действия и операции, их взаимосвязь и структуру, что позволяет соответствующим образом осуществить их планирование или корректирование в ходе исполнительного процесса для достижения желаемого результата.

В науке нет определения исполнительной техники, поэтому для его конструирования придется обращаться, прежде всего, к этимологическому подходу, который, к сожалению, не приносит искомого результата.

"Техника" словарями понимается в двух смыслах: узком - машины, приборы, устройства; широком - совокупность навыков, приемов в каком-либо виде деятельности. Одновременно "технология" - совокупность методов обработки, изменения состояния материалов и т.п.*(504) В то же время, техника - и "совокупность приемов, применяемых в каком-нибудь деле, мастерстве"*(505), совокупность материальных средств и интеллектуальных знаний; совокупность навыков и приемов какого-либо

мастерства*(506). Большая советская энциклопедия определяет технику как "совокупность средств человеческой деятельности, создаваемых для осуществления процессов производства и обслуживания непроизводственных потребностей общества"*(507). Аналогичное определение дается в Краткой российской энциклопедии*(508).

При обращении к истории вопроса обнаружим, что методологические основы законодательной техники были заложены еще в трудах Платона, Аристотеля, Цицерона и других знаменитых античных юристов, а в более позднее время - в работах Ф.

Бэкона и И. Бентама. Например, уже Бентам в определении законодательной техники выделил шесть взаимосвязанных элементов: 1) познавательно-юридический; 2)

нормативно-структурный; 3) логический; 4) языковой; 5) документально-технический; 6) процедурный*(509).

Ш. Монтескье и Иеринг сформулировали важнейшие принципы составления законов и правил законодательной техники, которые и сегодня не потеряли своей актуальности*(510). Сам же термин "юридическая техника" в научный оборот ввел немецкий ученый Р. Иеринг*(511). Фон Иеринг писал, что именно юридическая техника призвана обеспечить легкость и надежность применения правовых норм для регулирования конкретных общественных отношений*(512).

На рубеже XIX и XX вв. английские юристы Ильберт и Сринг опубликовали совместную работу, посвященную вопросам законодательной техники*(513), а Ф. Жени путем анализа Кодекса Наполеона попытался выявить недостатки и положительные стороны современной ему законодательной техники, дать определение и исследовать пути ее развития*(514).

При обзоре взглядов на рассматриваемую проблему, их можно сгруппировать следующим образом: одни из них (И. Колер, Ж. Ринер и др.) исходили из противопоставления юридической науки и техники; другие (В. Штаммлер, Салейль и др.) отождествляли юридическую технику с интеллектуальной разновидностью правотворчества, понимая под ней всякую работу по логической систематизации правовых норм усилиями науки и практики; для третьей группы авторов (Л. Дюги,

Р. Демог и др.) юридическая техника была совокупностью средств и процедур, призванных обеспечить реализацию целей права и его защиту; четвертые (Ф. Жени и др.) в юридической технике видели средство перевода социальных потребностей на язык права и конструирования обязательных норм для поддержания порядка в обществе*(515). Многообразие взглядов в странах романо-германского права отражает многоаспектность самого понятия "юридическая техника" и различие методологии исследования.

В советской юридической науке появились разработки, касающиеся, прежде всего, правил создания законов*(516).

Из большинства работ следовал интересный вывод: юридическая техника - неотъемлемый элемент правовой системы, при этом техника может как отождествляться с правом, так и быть внешним по отношению к праву явлением.

В последние десятилетия вновь усилился интерес ученых-юристов к проблематике юридической техники*(517). И в этом нет ничего удивительного, поскольку высокий технико-юридический уровень правовых документов - один из важнейших показателей общей и правовой культуры общества. "От того, в какой степени в стране развита юридическая техника, - справедливо утверждается в предисловии к книге Э. Аннерса "История европейского права", - во многом зависит уровень ее цивилизованности..."*(518). "Уровень юридической техники, - считает

С.С. Алексеев, - один из показателей уровня юридической культуры в стране"*(519).

Вместе с тем, анализ позиций ученых-юристов по вопросу определения сущности юридической техники приводит нас к следующим неутешительным выводам.

Во-первых, все авторские взгляды на проблему юридической техники, существующих и существовавших в разные периоды развития правовой науки, можно подразделить на два основных: широкий подход, когда юридическая техника отождествляется с правом в целом, либо лежит в его основе, либо отражает комплекс элементов правовой действительности; узкий подход, когда юридическая техника присутствует лишь в одной сфере права - законодательной. При этом широкий подход преобладает в западноевропейской, узкий - в советской правовой литературе*(520).

Во-вторых, большинство современных отечественных исследователей относят юридическую технику исключительно к сфере правотворчества, и в этом контексте нередко отождествляют ее с техникой правотворческой*(521), законодательной*(522), нормотворческой*(523). Например, совершенно неверным и устаревшим выглядит утверждение И.Л. Брауде о том, что юридическую технику необходимо считать частью законодательной*(524). Юридическая и законодательная техника, считает И.А.

Семенов, не разные названия одного и того же явления, а два самостоятельных элемента правотворческого процесса, хотя и тесно связанных между собой и взаимодополняющих друг друга*(525), что также несправедливо. В современных правовых словарях и энциклопедиях, однако, юридическая техника определяется как совокупность юридических правил, приемов, способов, терминов и понятий, применяемых в процессе правотворчества*(526).

К счастью, такой позиции придерживаются далеко не все. Например, Л.Л. Кругликов считает отождествление законодательной и юридической техники необоснованным, по крайней мере, по двум причинам. Во-первых, последняя, как категория более широкая, охватывает собой процесс "изготовления" не только законов, но и иных нормативных актов. Во-вторых, она имеет отношение и к правотворчеству, и к правоприменительной деятельности"*(527). Аналогичную точку зрения в литературе высказывают И.Н. Бокова, В.Н. Карташов*(528). По нашему мнению также юридическая техника должна иметь полем своего приложения всю юридическую практику, а не только отдельные ее составляющие и должна быть встроена во все уровни и сферы функционирования права. Промежуточную позицию по этому вопросу занимает С.С. Алексеев, который хотя и не рассматривает юридическую технику в русле правоприменительной деятельности, но "встраивает" ее механизмы в выработку не только законов (подзаконных актов), но и индивидуальных правовых актов*(529), а, например, по мнению А.В. Иванчина, термин "нормотворческая техника" имеет смысл более узкий, чем термин "законодательная техника", так как законодательная техника применяется не только при выработке норм права, но и при выработке нестандартных, нетипичных предписаний, имеющих "столь мало общего с правовыми нормами". При этом автор указывает, что именно понятие законодательной техники должно применяться на всем правовом поле*(530).

В-третьих, в законодательном смысле юридическая техника опять дифференцируется на широкое и узкое понимание.

В широком смысле слова правотворческая юридическая техника охватывает "как разработку решений по существу, так и разработку решений, называемых обычно решениями технического порядка. Иначе говоря, она охватывает собой и операции по подготовке правовых норм с точки зрения их существа, их содержания и операции, при помощи которых решения по существу приобретают свою специфическую форму выражения"*(531). Широкое понимание исследуемого явления позволяет некоторым исследователям утверждать, что юридическая (законодательная, нормотворческая) техника - совокупность правил и приемов подготовки, рассмотрения, принятия и обнародования проектов нормативных правовых, правоприменительных, интерпретационных актов*(532). А вот В.М. Артемов полагает, что юридическая техника существует, во-первых, далеко за пределами законотворческой деятельности (до развертывания и после завершения ее процедур), во-вторых, не только как величина правовой сферы жизнедеятельности, но и включена в более широкий процесс социальной динамики, процесс создания правопорядка*(533).

В противоположность указанному, "узкое" понимание правотворческой юридической техники связывается со стадией технического построения норм с присущими ей техническими средствами и приемами, суживают границы рассматриваемого понятия до соблюдения порядка построения текста правового акта и установления необходимых реквизитов документа*(534). Ряд авторов различал "внешнюю законодательную технику" и "внутреннюю законодательную технику". В первом случае они имели в виду порядок подготовки закона, используемую законодателем процедуру и принятие (голосование) закона, во втором - приемы собственно законодательной техники*(535). Сегодня встречается даже мнение, что под юридической техникой следует понимать исключительно навык юриста-профессионала, с помощью которого обеспечивается осуществление правотворческого процесса. По этой причине юридическую технику не следует включать в понятие правотворчества и не надо считать ее составным элементом правотворческого процесса*(536).

В-четвертых, современные авторы, предлагая свои собственные определения юридической техники, остаются на позициях "старой школы", фактически смешивая технику и тактику, что, на наш взгляд, совершенно недопустимо.

Например, проф. Кашанина указывает, что юридическая техника - это "совокупность инструментов (т.е. средств, приемов, способов и методов) ведения юридической работы"*(537). О.А. Борзунова пишет: " можно сказать, что юридическая техника определяется как система выработанных теорией и практикой правовой деятельности правил, приемов (способов, методов) и средств, используемых в

процессе реализации юридической воли (правотворческой, интерпретационной, правоприменительной) полномочных органов и лиц"*(538). О.Г. Соловьев определяет юридическую технику как систему выработанных теорией и практикой правовой деятельности правил, приемов (способов, методов) и средств, используемых в процессе реализации юридической воли (правотворческой, интерпретационной, правоприменительной) полномочных органов и лиц*(539).

Интересный обзор современных мнений приводится в ранее цитированной работе В.Н. Карташова и С.В. Бахвалова*(540). Сами авторы определяют законодательную технику как совокупность общесоциальных, специально-юридических и технических средств, с помощью которой субъекты и участники правотворческой практики обеспечивают разработку, принятие, обнародование и т.п. законов*(541). Д.Д. Мещеряков понимает под юридической техникой "совокупность общесоциальных, технических и специально-юридических средств, с помощью которых обеспечивается достижение целей и необходимых результатов юридической практики"*(542). При этом юридическая техника - важнейший фактор повышения эффективности как правотворчества, так и правоприменения, а также исполнительной юридической практики*(543).

Приведенные определения представляются нам методологически верными и практически значимыми. Мы поддерживаем данное определение и лишь несколько уточняем его применительно к теме настоящей работы. Непосредственно мы определяем исполнительную технику как систему общесоциальных, специально-юридических, технических и иных средств и правил применения данных средств, с помощью которой субъекты и участники ИЮП осуществляют действия и операции, нацеленные на своевременное, полное и правильное фактическое исполнение требований, содержащихся в исполнительных документах юрисдикционных органов и, на основе этого, наиболее полное удовлетворение личных, групповых (коллективных), государственных и общественных потребностей и интересов.

Поясним подробнее произведенные уточнения.

Во-первых, мы полагаем, что речь должна идти не о совокупности, а именно о системе средств, применение которых образует не случайность, но закономерность.

Вообще, средство понимается в узком смысле как "орудие (предмет, совокупность приспособлений) для осуществления какой-либо деятельности"*(544). А.В. Малько отмечает, что правовые средства - это "правовые явления, выражающиеся в инструментах (установлениях) и деяниях (технологии), с помощью которых удовлетворяются интересы субъектов права, обеспечивается достижение социально полезных целей"*(545).

Мы полагаем, что в понятие "средства" должны входить не только правовые явления, но и предметы или процессы*(546), поскольку этимологически и традиционно они не сводятся к явлениям, а являются важным фактором, оказывающим влияние на "удовлетворение интересов субъектов права, обеспечение достижения социально полезных целей". Понимание же нами технологии несколько иное, что найдет свое отражение ниже.

Поэтому, с учетом указанных корректировок, под средствами ИЮП мы должны понимать такие предметы, явления или процессы, которые обеспечивают достижение цели ИЮП, получение, своего рода, исполнительного результата, представляющего собой факт реального фактического исполнения акта юрисдикционного органа (первичный результат исполнительной деятельности) и, на основе этого, защиту и восстановление нарушенных прав (вторичный результат), что способствует получению общественно-полезных результатов (главный, конечный результат). Проблема правовых средств, их своевременного и качественного совершенствования все более и более становится актуальной и значимой как в теоретическом плане, так и при сугубо практическом подходе*(547). От правильного выбора и умелого использования средств ИЮП во многом зависит и сам результат ИЮП.

Во-вторых, нельзя ограничивать перечень средств лишь общесоциальными, специально-юридическими и техническими. Они могут быть и иными. Например, психологическими (как быть, например, с проявлениями вовне правовой интуиции), что особенно важно именно в отношении исполнительного процесса. Да и получение информации (информационные средства) нельзя сводить к реализации средств общесоциальных или технических: в первом случае не так будет важна сама информация, сколько путь ее получения, а во втором она просто сведется к качеству ее технического носителя.

Вообще, средства ИЮП, как, собственно, и средства юридической деятельности, весьма многообразны. К ним относятся юридические, социальные, технические средства; материальные и духовные; простые и сложные; индивидуальные и групповые и т.п. Арсенал средств настолько широк (это и нормы права, индивидуальные предписания, социальные нормы и регуляторы, средства юридической техники и другие инструменты регулирования), что выбор тех или иных средств в качестве средств данной исполнительной деятельности целиком и полностью зависит от ее содержания и формы, конкретной ситуации. Поэтому выделение собственно "исполнительных средств" (средств исполнительной деятельности) представляется невозможным, да и ненужным. Тем более, что в качестве средств можно рассматривать и "...другие явления и предметы, служащие достижению целей юридической деятельности и получению ее результата"*(548).

Между тем, средства ИЮД детерминированы сущностью данной разновидности юридической деятельности и, как правило, оговорены в нормативных актах или имеют устойчивость в качестве правового обыкновения, элемента правовой практики. К получившим наибольшее распространение средствам ИЮД можно, видимо, отнести нормы права и индивидуальные властные предписания. Важное значение имеют для правильного осуществления ИЮД коммуникативно-информационные средства, поскольку ИЮД, может быть, более, чем какая-либо другая разновидность юридической деятельности, основана на получении информации и коммуникативных связях между участниками исполнительного процесса.

В-третьих, помимо самих средств, крайне важны правила применения данных средств. Этот элемент не сводится ни к стратегии, ни к тактике, поскольку те или иные правила применения средств говорят об их возможностях, уже изначально содержащихся в самих средствах, их "инструкции по потенциальному использованию", их назначению и пределам использования и т.п. Здесь уже можно вести речь о стохастической структуре.

Средства в гражданском исполнительном правоотношении детерминированы сущностью данной разновидности процессуальной деятельности и, как правило, оговорены в нормативных актах или имеют устойчивость в качестве правового обыкновения, элемента правовой практики. К получившим наибольшее

распространение средствам в гражданском исполнительном правоотношении можно, видимо, отнести нормы права и индивидуальные властные предписания.

Важное значение имеют для правильного осуществления исполнительного процесса коммуникативно-информационные средства. Процессуальная деятельность в гражданском исполнительном праве, может быть, более, чем какая-либо другая разновидность юридической деятельности, основана на получении информации и коммуникативных связях между участниками исполнительного процесса. В современных условиях все ускоряющейся жизни большое значение

электронно-вычислительной техники связано не только и не столько с удобством пользования ее достижениями, сколько с временным фактором. Благодаря применению новых форм и систем ЭВМ, в том числе, электронной почты и связи, сети Интернет ускоряется обмен информацией, необходимой для осуществления мероприятий по принудительному исполнению. Так, например, благодаря использованию электронной системы связи происходит значительное упрощение работы, экономятся не только силы и время сотрудников, но и материальные средства (меньше тратится бумаги и других расходных материалов и т.п.), что, при правильной постановке дела, обязательно приводит и к общему улучшению результатов исполнительного процесса. Применение системы электронной связи накладывает свой отпечаток и на форму мероприятий по принудительному исполнению. Качественный и всесторонний учет работы судебных приставов-исполнителей по осуществлению принудительного взыскания настолько сложен, что требует для своего своевременного проведения обработки большого количества информации, в чем, опять-таки, может помочь только компьютер.

Разумеется, расширение использования ЭВМ приводит к новым проблемам, например, проблеме охраны информации от доступа к ней сторонних лиц через сеть Интернет. Применению компьютерной техники в процессе осуществления принудительного исполнения препятствуют также материальные трудности нашего государства, плохое знание электронно-вычислительных машин работниками и т.п. Между тем, эти трудности, безусловно, решаемы, а расширение сфер применения новых информационных технологий (не обязательно компьютерных, но и, например, факс-модемной связи, спутниковой телефонной связи и т.п.) можно только приветствовать.

Стохастическая структура ИЮП позволяет выявить в каждой разновидности ИЮП и конкретной социально-правовой ситуации объективно необходимые и случайные (переменные, нестационарные и т.п.) ее элементы и связи. Смысл выделения такой структуры состоит в том, что выполнение той или иной задачи требует определенной совокупности элементов: субъектов и участников, исполнительных действий и операций, а, главное, средств.

Рассмотрение стохастической структуры, следовательно, напрямую связано с эффективностью как используемой формы исполнительного взаимодействия для решения конкретного вопроса, так и с эффективностью ИЮП в целом.

В-четвертых, вряд ли корректно однозначное утверждение "обеспечивают". А если как раз и "не обеспечивают" на практике? Правильнее говорить об осуществлении с помощью средств действий и операций, что подразумевает некий позитивный эффект.

В-пятых, осуществление действий и операций, нацеленных на своевременное, полное и правильное исполнение исполнительного документа (акта юрисдикционного органа) и, на основе этого, удовлетворение конкретных интересов - характеристика исследуемой нами разновидности юридической практики.

В зависимости от определения юридической техники различные авторы по-разному выделяют и ее элементы (средства).

Так, согласно позиции В.Н. Карташова и С.В. Бахвалова, условно средства законодательной техники могут быть разделены на общесоциальные, специально-юридические и технические*(549), а Ю.А. Тихомирова определяет законодательную технику как систему правил, предназначенных и используемых для познавательно-логического и нормативно-структурного формирования правового материала и подготовки текста закона. Благодаря такому подходу он и выделяет шесть взаимосвязанных элементов: познавательно-юридический, нормативно-структурный, логический, языковый, документально-технический, процедурный*(550). Мы согласны, как уже отмечалось, с первой позицией.

К общесоциальным средствам В.Н. Карташов и С.В. Бахвалов относят понятия, суждения, языки (отечественный и иностранные), составляющие их части речи, языковые единицы (слова, словосочетания и т.п.), буквы, знаки препинания, аббревиатуры, сокращения, а также цифры, нумерацию, графические объекты (рисунки, графики, диаграммы, географические карты и пр.), ноты, формулы, таблицы, перечни (перечисления), оглавления, примеры, тезаурус, символы, термины, научные категории и законы, разнообразные социальные нормы (этические, эстетические, религиозные) и т.д.*(551) Понятно, что в указанных типах средств можно выделить отдельные виды и подвиды.

Совершенно верно отмечает Г.И. Денисов: "будучи научно-прикладной, инструментальной отраслью знания, она (юридическая техника - А.М.) использует достижения не только правоведения, но и других наук - логики, документоведения, лингвистики и т.д. и, конечно же, большое число своих собственных, выработанных практикой приемов и средств..."*(552).

Действительно, данные средства формулируются и изучаются в рамках соответствующих отраслевых наук (лингвистики, филологии, математики, статистики, информатики, экономики и пр.). Верно пишет, например, Т.В. Губаева о том, что юридическое мышление направлено на устранение возникающих неопределенностей, на согласование позиций и компромисс интересов, а язык является средством его выражения*(553).

Мы не случайно привели данную цитату. Именно язык, вербальное общение в процессе исполнительных действий является наиболее важным фактором исполнительного регулирования. Не менее важна, конечно, и письменная речь: от правильной, отточенной формулировки подчас зависит очень многое в позитивном эффекте от принудительного исполнения. Серьезное значение имеют, например, в ряде случаев, и эстетические эффекты обстановки принятия исполнительного решения (форменное обмундирование судебных приставов-исполнителей) и т.п.

Не будет ошибкой отдельно рассматривать главную и вторичную, вспомогательную структуры ИЮП, подразделяя общесоциальные средства на основные и вспомогательные. В частности, можно рассматривать структуру самого исполнительного процесса - действия судебного пристава-исполнителя по описи имущества как главную, а структуру его оценки специалистами в этой сфере - как вспомогательную.

"Вспомогательность" той или иной ИЮД означает лишь его вторичность, но не незначимость. От того, каким путем организована вспомогательная структура, зависит эффективность деятельности вспомогательного органа, а, в конечном итоге, эффективность самой "основной" ИЮД.

Специалисты в области управления выделяют различные типы аппаратов, например, консультационный, обслуживающий, личный аппарат и т.п. и, соответственно, различные аппаратные полномочия: рекомендательные полномочия, обязательные согласования, параллельные полномочия и др.*(554), что требует от организаторов конкретной исполнительной деятельности подбора наиболее важных средств управления еще на начальном этапе.

Таким образом, мы напрямую подходим к необходимости выделения информационной структуры ИЮП как системы информационных связей между ее субъектами и участниками.

Выше мы уже неоднократно подчеркивали роль информации в исполнительном процессе.

Здесь, прежде всего, подлежит определению информационная основа той или иной разновидности ИЮП. В.Д. Шадриков предлагает понимать под информационной основой деятельности "совокупность информации, характеризующей предметные и субъективные условия деятельности и позволяющей организовать деятельность в соответствии с вектором "цель-результат". Эффективность профессиональной деятельности во многом определяется адекватностью, точностью и полнотой информационной основы деятельности"*(555). Затем уже выделяется и анализируется информационное взаимодействие на трех уровнях: сенсорно-перцептивном, когнитивном и образно-оперативном. Результаты анализа должны быть ранжированы, и тогда уже на этой основе могут быть выработаны необходимые рекомендации для оптимизации информационной структуры*(556), которая напрямую ведет к оптимизации самой исполнительной юридической практики, повышению ее эффективности.

Нельзя забывать, что и критерии оценки эффективности деятельности (равно как и критерии оценки предпочтительности того или иного результата или способа деятельности), принятые субъектом, входят как составная часть в информационную основу деятельности*(557).

В ходе анализа ситуации по существующей проблеме, подготовке и выработке исполнительного решения (например, решения об аресте имущества или об отложении исполнительных действий), его исполнения и контроля за его исполнением осуществляется работа с большим массивом самой разнообразной информации, что невозможно без широкого применения технических средств: телевизионной и множительной техники, компьютеров, оргтехники, сети Интернет и внутренних сетей (банков и баз данных с ограниченным доступом пользователей) и т.п.

Наконец, В.Н. Карташов и С.В. Бахвалов выделяют и подробно исследуют специально-юридические средства: юридические понятия, термины, конструкции, правовые предписания, категории и научные законы, а также иные правовые явления, выработанные юридической наукой и практикой, условно разделяя их на средства построения нормы права и других нормативно-правовых предписаний (презумпции, фикции, оговорки, юридические конструкции, дефиниции и пр.) и средства оформления текста закона (ссылки, отсылки, примечания, приложения и пр.)*(558). Мы полностью поддерживаем указанную позицию.

Вместе с тем, сделаем здесь две необходимые оговорки.

Во-первых, в большинстве случаев первичным результатом осуществления субъектами своих исполнительных полномочий становится, как правило, изъятие какого-либо имущества у должника и обращение его (его стоимости) в пользу взыскателя и т.п. Каких-то ярких особенностей (помимо тех, что мы укажем ниже) у конструирования такого рода действий и актов нет и к ним часто применимы те специально-юридические средства, о которых пишут В.Н. Карташов и С.В. Бахвалов, например, юридические конструкции, приложения.

Вместе с тем, в подавляющем большинстве случаев некоторые специально-юридические средства применяются реже (например, дефиниции), а применения некоторых средств попросту следует избегать (например, оценочных понятий, ссылок, отсылок, оговоров, презумпций, фикций) без должных к тому оснований. Поясним данный вопрос подробнее.

По содержанию исполнительные решения должны быть юридически грамотными и конкретными. Следует избегать общих формулировок.

Решения могут иметь (и, как правило, имеют) описательную и резолютивную части. В первой части указываются время и место проведения исполнительного мероприятия, рассмотренные вопросы и существо рассмотренных вопросов. Содержание описательной части должно быть кратким и соответствовать данным, установленным в ходе мероприятия. В резолютивной части решения формулируются основные исполнительные выводы, связанные, например, с арестом и (или) изъятием имущества.

Здесь, однако, нельзя забывать, что высокое качество какого-либо исполнительного правового акта само по себе не имеет никакой социальной ценности, если оно не порождает предусмотренного им правоотношения и оказывается не более чем благим пожеланием участников исполнительного процесса. Иными словами, заботясь о форме, нельзя забывать о содержании, важнейшей составляющей которого является целевая установка.

На наш взгляд, помимо решения, при производстве сложных исполнительных мероприятий всегда целесообразно вести их протокол. Протокол должен иметь соответствующую нумерацию. В нем должны содержится дата и время проведения исполнительного мероприятия, состав его участников, в том числе приглашенные третьи лица (понятые, оценщик и т.п.). В описательной части содержатся сведения о судебном приставе-исполнителе, производящем мероприятие, исполнительном документе, который находится у него на исполнении, возбужденном исполнительном производстве и т.п. В заключительной части указывается: какое решение принято, какие последствия для сторон исполнительного производства оно влечет и пр.

Во-вторых, выбор специально-юридических средств сильно зависит от стадии исполнительного процесса, то есть техника существенно различается в зависимости от стадии и фазы, исполнительной процедуры.

По данному основанию мы можем говорить о средствах, применяемых на стадии: анализа ситуации в сфере, подлежащей принудительного исполнения (большой объем аналитического материала и пр.), подготовки исполнительного мероприятия (приглашения, направление повесток, запросы, справки и т.д.); самих исполнительных действий, фиксации их результатов; контроля за исполнением решения (акт об исполнении, справка).

4.5.

<< | >>
Источник: А.А. Максуров. Технология принудительного исполнения актов юрисдикционных органов. - «ЭкООнис», 2014г.. 2014

Еще по теме Техника принудительного исполнения:

  1. Специальные банковско-правовые способы обеспечения исполнения обязательств
  2. Регулятивные требования к способам обеспечения исполнения обязательств
  3. § 1. Обращение взыскания на имущество должника как основная мера принудительного исполнения
  4. Технология принудительного исполнения: понятие и элементный состав
  5. Действия и операции субъектов и участников технологии принудительного исполнения
  6. Техника принудительного исполнения
  7. Стратегия принудительного исполнения
  8. Ресурсообеспеченность технологии принудительного исполнения
  9. 5.1. Понятие эффективности и качества технологии принудительного исполнения
  10. Проблемы исследования эффективности и качества технологии принудительного исполнения
  11. § 2.6. Исполнение юрисдикционных актов о привлечении военнослужащих к материальной ответственности
  12. 11.3. Исполнение требований о выселении должника, вселении взыскателя
  13. § 2. Предмет и пределы прокурорского надзора за исполнением законов об обороте наркотиков
  14. § 1. Назначение и исполнение основных видов административных наказаний в области защиты Государственной границы Российской Федерации
  15. § 1. Оценочные категории, характеризующие объективную обстановку при исполнении наказания
  16. § 1. Назначение и исполнение основных видов административных наказаний в области защиты Государственной границы Российской Федерации
  17. Предоставление отсрочки или рассрочки исполнения судебного акта
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -