<<
>>

§3. Гражданские процессуальные средства повышения эффективности исполнительного производства: понятие, классификация

Не менее важным для юридической науки является единое понимание понятия «гражданские процессуальные средства повышения эффективности исполнительного производства», которым также должен руководствоваться законодатель при реформировании исполнительного производства.

Появление новых вводных - «повышение эффективности» и «исполнительное производство» обязывает рассмотреть содержание этих категорий в процессе определения главного понятия. На наш взгляд, целесообразно начать со специфики сферы применения гражданских процессуальных средств.

М.К. Юков считает, что исполнительное производство является самостоятельным производством, а регулирующие его нормы образуют самостоятельную комплексную отрасль права — исполнительное право[78]. Так и предмет указанной комплексной отрасли - исполнительные процессуальные правоотношения, в которых отсутствует суд как обязательный субъект. Однако как окончательно оформленная отрасль права исполнительное производство в рамках настоящего исследования не рассматривается (как и не ставится целью определить место исполнительного производства в системе права), но принимается во внимание специфика исполнительных правоотношений.

В свою очередь для определения гражданских процессуальных средств повышения эффективности исполнительного производства необходимо выделить ряд характерных для данного рода деятельности (принудительного исполнения) признаков:

1. Исполнительное производство включает в себя правоприменительную процессуальную деятельность;

2. Процесс принудительного изменения фактического состояния отношений (имущество передается от должника взыскателю; должник выселяется из занимаемого им жилого помещения; взыскатель приступает к работе и т.д.);

3. Задачи исполнительного производства - правильное и своевременное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц, а в предусмотренных законодательством Российской Федерации случаях исполнение иных документов (согласно статье 2 ФЗ «Об исполнительном производстве»);

4.

Цель - защита нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, а также обеспечение исполнения обязательств по международным договорам Российской Федерации (согласно статье 2 ФЗ «Об исполнительном производстве»).

Мы не относим к характерным признакам исполнительного производства наличие специального субъекта правоприменительной процессуальной деятельности - судебного пристава-исполнителя, в виду того, что принудительное исполнение юрисдикционного акта может быть осуществлено и без участия судебного пристава-исполнителя (например,

удержание денежных средств из заработной платы должника работодателем).

Субъекты исполнительного производства наделены различным объемом права и обязанностей. От варьирования предоставленного объема прав и обязанностей участников принудительного исполнения, в том числе, зависит фактический результат исполнения.

Изменение объема предоставленных участнику исполнительного производства прав и коррелирующих им обязанностей должно находиться в зависимости от характера заинтересованности указанного лица.

Субъекты исполнительного производства по характеру заинтересованности подразделяются на следующие группы:

1) органы принудительного исполнения;

2) стороны исполнительного производства (должник, взыскатель);

3) суды (общей юрисдикции и арбитражные суды);

4) органы, непосредственно осуществляющие исполнение требований исполнительных документов (например, банки и иные кредитные организации);

5) лица, содействующие процессу исполнения (государственные регистрирующие органы, банки и др.).

Таким образом, следует учитывать, что гражданские процессуальные средства в исполнительном производстве могу быть применены относительно всех субъектов принудительного исполнения.

Однако не применимость в отношении всех субъектов является основополагающим критерием для отграничения исследуемых гражданских процессуальных средств, а возможность с помощью них повысить эффективность.

Связка философских категорий «цель», «средство» и «результат» образуют основу теоретико-методологического подхода, который уже нашел свое успешное применение в общетеоретической юриспруденции и в значительной степени содействовал развитию общей теории правового регулирования1.

Указанная связка применима и в настоящем исследовании, где при достижении цели исполнительного производства с помощью гражданских процессуальных средств может быть получен наилучший результат.

Рассмотрение всего спектра гражданских процессуальных средств, которые могут быть применены в исполнительном производстве, невозможно в рамках одного исследования в связи с большим количеством таковых, поэтому обратим внимание на отдельные гражданские процессуальные средства, направленные на повышение эффективности исполнения. Для этого необходимо точно отграничить критерии выбора отдельных средств, а именно - определить критерий «эффективности».

Прилагательное «эффективный» понимается как дающий эффект, действенный[79] [80]. При употреблении данной характеристики относительно правовой системы, института подразумевается, что эффективными должны быть как отдельно взятая правовая норма, так и правоприменительная деятельность, и в целом избранная модель судопроизводства, исполнительного производства. Т.е. эффективным считается средство, в ходе использования которого понесены наименьшие издержки при получении наибольшей «прибыли» (наилучшего результата). В исполнительном производстве это может быть фактическое исполнение юрисдикционного акта в кратчайшие сроки.

В настоящее время ни в цивилистическом процессе, ни в общей теории права не выработано единого понимания категории эффективности. Обратимся к уяснению эффективности как способности права достигать поставленных целей[81].

Н.В. Коршунов и Ю.Л. Мареев определяют исполнительное производство как гражданско-процессуальную деятельность специально уполномоченных государственных органов, целью которой является принудительное исполнение судебных постановлений, а также юрисдикционных актов других государственных органов по гражданским делам[82].

Однако в статье 2 ФЗ «Об исполнительном производстве» указана цель - защита нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.

И, если рассматривать исполнительное производство как сферу правоприменительной деятельности, то его цели и гражданского судопроизводства совпадают.

Так согласно статье 2 ГПК РФ защита нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений является целью гражданского судопроизводства. Однако достижение ее зачастую невозможно вне исполнительного производства.

Обозначая общую цель, законодатель дает возможность говорить, что, используемые в гражданском судопроизводстве гражданские процессуальные средства должны быть направлены на достижение общей цели гражданского судопроизводства и исполнительного производства. В то же время, достижение общей цели обозначенных производств происходит посредством разрешения различных задач, а именно:

- правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел (для гражданского судопроизводства);

- правильное и своевременное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц, а в предусмотренных законодательством

Российской Федерации случаях исполнение иных документов (для исполнительного производства).

Так изучение эффективности без связи с целями и задачами гражданского судопроизводства (в том числе и исполнительного производства) нецелесообразно.

Ученые1 XX века под эффективностью понимали оптимальность, обоснованность правовых норм. Отметим, что такой подход также будет рассмотрен в контексте оптимальности и обоснованности принимаемых правовых норм в рамках регулирования исполнительных процессуальных правоотношений для достижения целей принудительного исполнения.

Видится, что проблемам эффективности гражданского судопроизводства в науке уделено необоснованно мало интереса. Одной из первых на необходимость разработки проблем эффективности правосудия по гражданским делам обратила внимание научной общественности Н.А.

Чечина. В своей работе она указывала, что «исследование эффективности гражданского процессуального права как самостоятельной отрасли права, изучение отдельных институтов, составляющих отрасль, а также эффективность отдельных нормативных актов и судебной практики по осуществлению процессуальных норм»[83] [84] должно стать одним из ведущих направлений современной науки гражданского процессуального права.

Несмотря на неразработанность, практически все советские исследователи употребляли в своих работах категорию эффективности относительно изучаемых гражданских процессуальных институтов и явлений. За последние годы появилось всего несколько работ цивилистов- процессуалистов, посвященных исследованию эффективности отдельных институтов[85].

Понятие эффективности гражданского судопроизводства было выведено Н.А. Чечиной. Дефиниция звучит как «соотношение между фактическим результатом и теми социальными целями (конституционными задачами), для достижения которых судебные органы созданы»1. Однако любые попытки определения эффективности относительно гражданского судопроизводство встречали критики, высказывающие диаметрально противоположные мнения, а зачастую и нигилистические позиции.

Так М.А Викут считала, что говорить об эффективности правосудия по гражданским делам вообще нельзя, поскольку оно как правовая категория имеет многоцелевой характер[86] [87] [88]. Проблема определения понятия упирается в конечную цель функционирования «оцениваемого» института, системы (самого судопроизводства).

По мнению А.В. Цихоцкого, под эффективностью правосудия по гражданским делам следует понимать возможность (свойство) правосудия обеспечить при определенных условиях достижение социально значимых целей[89].

Наиболее точно значение принудительного исполнения в определении эффективности гражданского судопроизводства отмечено известным процессуалистом М.С. Шакарян. По ее мнению, проблема эффективности правосудия по гражданским делам носит многоаспектный характер, на который влияют как объективные, так и субъективные факторы, при этом положение осложняется тем, что эффективность правосудия зависит не столько от суда, сколько от деятельности судебных приставов-исполнителей[90].

С учетом вышеизложенного, в части следует согласиться с М.С. Шакарян, что наиболее значимой фигурой в исполнительном производстве был и остается судебный пристав-исполнитель. Именно от активных действий пристава в большинстве производств зависит фактическое исполнение. Однако поведение самого должника также имеет значение. В настоящее время большими правами в рамках исполнительного производства наделяется и взыскатель.

Так, видится, что повышением эффективности является увеличение отношения оконченных фактическим исполнением юрисдикционных актов к общему количеству юрисдикционных актов, требующих исполнении, (принимая во внимание сроки исполнения) и уменьшение количества жалоб на действия (бездействие) судебных приставов-исполнителей (в соотношении с количеством исполнительных производств на одного судебного пристава- исполнителя).

В процессе принудительного исполнения используются гражданские процессуальные средства[91] [92], которые в совокупности образуют единый механизм достижения цели исполнительного производства.

Так перечисленные в статье 68 ФЗ «Об исполнительном производстве» меры принудительного исполнения (конкретные их виды и «иные действия, предусмотренные федеральным законом или исполнительным документом») и стадии исполнительного производства (возбуждение исполнительного производства; подготовка к принудительному исполнению; применение мер принуждения к должнику; обжалование действий судебного пристава- исполнителя) образуют круг процессуальных действий, являющихся в своем единстве процессуальным механизмом реализации и защиты прав граждан и организаций в исполнительном производстве, функциональные средства которого можно подразделить на две группы: гражданские процессуальные средства реализации прав граждан и организаций в исполнительном производстве и гражданско-правовые средства защиты прав граждан и организаций в исполнительном производстве1.

Наиболее интересным для настоящего исследования представляется понимание процессуальных средств с расширительным толкованием, предложенное И.А. Майданом относительно процессуально-правовой политики. Так к средствам процессуально-правовой политики автор причисляет как инструменты исключительно юридической природы, так и технологии, влекущие юридически значимые последствия, но онтологически правовыми средствами не являющиеся (в частности, финансовоэкономические, материально-технические, идеологические, политические, информационные средства)[93] [94].

Представляется возможным в рамках настоящего исследования применить подобный подход при определении содержания понятия «гражданские процессуальные средства повышения эффективности исполнительного производства». Сфера исполнительного производства выступает объектом совершенствования с помощью различных по характеру инструментов, в том числе не имеющих правового закрепления. Однако даже воздействие на материально-техническую базу, например, включается в инструментарий при условии правовой регламентации такого воздействия.

Таким образом, на наш взгляд, гражданские процессуальные средства повышения эффективности исполнительного производства - это процессуально-правовые инструменты и деяния, обеспеченные мерами государственного принуждения, при помощи которых правильнее и наиболее оптимально достигается исполнение юрисдикционных актов с целью защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов субъектов цивилистического процесса.

К классификации гражданских процессуальных средств повышения эффективности исполнительного производства применим ряд оснований классификации непосредственно гражданских процессуальных средств. Так по своей значимости в процессе все гражданские процессуальные средства повышения эффективности исполнительного производства делятся на: основные (которые используются субъектами для достижения поставленных целей и задач, например, заявление о возбуждении исполнительного производства); вспомогательные (содействуют реализации основных средств. Например, подача заявления о принятии обеспечительных мер.)

По субъекту совершения исполнительных действий гражданские процессуальные средства повышения эффективности исполнительного производства подразделяются следующим образом:

- направленные на судебного пристава-исполнителя (например, дифференциация статуса судебного пристава, повышение требований к квалификации судебного пристава);

- направленные на должника (как на имущество должника, например, обращение взыскания на имущество должника, так и на личность должника, например, социально-ориентированные меры принудительного исполнения);

- направленные на взыскателя (возможность представления сведений об имущественном положении должника);

- направленные на иных лиц (внедрение альтернативных способов получения долгов, например, медиация, коллекторы);

- смешанные (в рамках такой меры принуждения как обращение взыскания на имущество должника предоставление новых возможностей для взыскателя и полномочий для судебного пристава-исполнителя; использование информационного обеспечения (современных технологий).

Относительно каждого направления реформирования исполнительного производства, предложенного в Проекте Долгосрочной программы повышения эффективности исполнения судебных решений (2011-2020 годы) (далее - Долгосрочная программа), должны быть применимые гражданские процессуальные средства повышения эффективности исполнительного производства, а именно:

1. Совершенствование статуса судебного пристава, правового положения и организации системы принудительного исполнения судебных актов;

2. Оптимизация исполнительного производства;

3. Обеспечение своевременного и в полном объеме исполнения требований исполнительных документов должником по которым являются публично-правовые образования и государственные (муниципальные) учреждения;

4. Внедрение современных технологий в систему исполнения судебных

актов;

5. Создание условий для активного вовлечения в исполнение судебных актов негосударственных субъектов, повышение уровня добровольного исполнения судебных актов;

6. Развитие международного сотрудничества в сфере принудительного исполнения.

Подводя итог, следует отметить, что выработка единого доктринального определения понятия «гражданские процессуальные средства повышения эффективности исполнительного производства» играет огромную роль для дальнейшего реформирования сферы исполнительного производства, а, с учетом единой цели, и для гражданского судопроизводства.

Изучение обозначенной категории, после выявления причин неэффективности исполнительного производства, позволит дать конкретные рекомендации законодателю по реформированию сферы исполнительного производства.

Достижение правильного и своевременного исполнения юрисдикционных актов возможно при правильном подборе и использовании групп (согласно проведенной классификации) гражданских процессуальных средств повышения эффективности исполнительного производства на

соответствующие группы причин неисполнения юрисдикционных актов.

При рассмотрении отдельных гражданских процессуальных средств повышения эффективности далее будем придерживаться выработанной в государстве процессуально-правовой политики. Также возникает необходимость определения сферы применения указанных средств.

Проведенный анализ позволил дать следующее определение гражданских процессуальных средств повышения эффективности исполнительного производства.

Гражданские процессуальные средства повышения эффективности исполнительного производства - это процессуально-правовые инструменты и деяния, обеспеченные мерами государственного принуждения, при помощи которых правильнее и наиболее оптимально достигается исполнение юрисдикционных актов с целью защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов субъектов цивилистического процесса.

<< | >>
Источник: МОРКОВСКАЯ Кристина Сергеевна. ГРАЖДАНСКИЕ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ СРЕДСТВА ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВА. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Саратов - 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме §3. Гражданские процессуальные средства повышения эффективности исполнительного производства: понятие, классификация:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -