<<
>>

Место методологиипознания права Н.М. Коркунова в истории теоретико-правовой мысли [166]

Значение правового учения Н.М. Коркунова в истории теоретикоправовой мысли трудно переоценить, учитывая эвристическое значение тех его идей, которые оказали существенное влияние на ее формирование.

Прежде всего следует указать на несомненную заслугу данного русского классика в определении предмета и задач как правовой науки вообще, так и общей теории права в частности. Создание общей теории права, первенство которого заслуженно принадлежит Н.М. Коркунову, сыграло значимую роль в эволюции теоретико-правового знания, оказав позитивное влияние на формирование юриспруденции. Рассматривая общую теорию права в контексте закономерностей эволюции правовой науки, Н.М. Коркунов видел ее особое значение в том, чтобы интегрировать ее разрозненные части, придать системный характер. Отмечая, что научные задачи данной правовой науки, в силу обобщенного (общего) характера ее предмета, не могут сводиться только к изучению содержания правовых норм и других правовых категорий, он указывал на методологическую роль, которую она должна играть в отношении отраслевых юридических наук. При этом особое значение приобретает аргумент об индуктивном характере общей теории права, связанный с тем, что ее содержание, состоящее в общих правовых закономерностях, формируется на основе анализа результатов исследования правовых категорий, полученных отраслевыми юридическими науками.

Таким образом, можно сказать, что выделяя среди задач общей теории права решение проблемы сущности права, закономерностей его возникновения, развития в пространстве юридического знания, других общеправовых проблем, Н.М. Коркунов ее значение сводит к той методологической роли, которую должна играть эта наука в системе юридического знания, а в качестве основной задачи рассматривает разработку методологии познания права. Не смотря на подготовленность историческим развитием правовой науки возникновения общей теории права, на что неоднократно указывает Н.М.

Коркунов в своих исследованиях, по сути дела, он был ее первооткрывателем в плане постановки проблемы развития юридического знания, анализа кризисного состояния, в рамках чего создание общей теории права как способа решения задач теоретико-методологического синтеза выглядело вполне закономерным и своевременным.

Так или иначе дальнейшая эволюция российского правового знания после создания Н.М. Коркуновым общей теории права была невозможна без введения в научный оборот этой новой теоретико-правовой науки, без учета сформулированных и обоснованных теоретиком идей и подходов к изучению правовой реальности. Примечательно, что уже вскоре в российских университетах наряду с традиционной энциклопедией права и философией права стало нормой преподавание общей теории права. Учитывая, что полемика по поводу статуса общей теории права, развернувшаяся в конце ХІХ века, была сконцентрирована на вопросе о дублировании ею задач энциклопедии права и философии права, необходимо подчеркнуть, что сформулированные Н.М. Коркуновым аргументы в пользу общей теории права как науки со своим самостоятельным предметом и задачами были не просто приняты во внимание, но, по существу, признаны научным юридическим сообществом. В пользу этого свидетельствует и тенденция написания научных работ и учебников по данной проблематике, количество которых после написания Н.М. Коркуновым «Лекций по общей теории права» чрезвычайно возросло.

Однако принятие данных аргументов Н.М. Коркунова в пользу общей теории права не означало безоговорочного принятия его теоретикометодологической позиции в отношении правопонимания. Как указывалось в предшествующих разделах, особенностью правопонимания Н.М. Коркунова было то, что принимая за методологическую основу своей концепции юридический позитивизм, он, вместе с тем, считал ограниченной его методологию, отмечая абстрактность и формально-догматический характер его классической версии. Расширенная трактовка права, которая реализовывалась в контексте социологического подхода и сводилась к выделению не формально-юридических, а социальных факторов в качестве основополагающих в процессе возникновения и функционирования права - к интересам и их разграничению, к правосознанию и правоотношениям - обеспечивала возникновение достаточно своеобразной ситуации, когда правовая теория Н.М.

Кор- кунова была объектом критики не только сторонников школы естественного права, но и юридического позитивизма.

С точки зрения школы естественного права, правовая теория Н.М. Коркунова критиковалась за позитивистскую методологию, не позволяющую раскрыть внутренних факторов правообразования, игнорирующую проблему сущности права, а с точки зрения юридического позитивизма она критиковалась за отход от позитивизма, за неправомерное соединение юридических и не юридических факторов и явлений, за абстрактность методологии.

Необходимо отметить, что расширенная трактовка права, предложенная Н.М. Коркуновым, сближала его позицию со школой естественного права. Прежде всего, такая близость видится в решении проблемы сущности права. Раскрывая содержание теоретико-методологической концепции Н.М. Коркунова и его правовой теории, обращает на себя внимание характерное для его теории разделение права и закона, интерпретацию права как «психического феномена», на другие аспекты теории, которые весьма близки естественно-правовым представлениям.

Между тем Н.М. Коркунов сознательно стоял на позициях юридического позитивизма, полагал, что современная ему юридическая наука должна иметь позитивный характер. Позитивизм Н.М. Коркунова действительно отличается от классической его версии, и он считал, что правовая наука должна быть индуктивной по характеру познания правовых явлений, указывал на ее эмпирическую основу (юридическая практика). В то же время ученый полагал, что данный подход к праву требует существенного развития и совершенствования, рассматривая его как исторически ограниченный. Историческая ограниченность юридического позитивизма виделась Н.М. Коркуновым как неверная интерпретация предмета и задач современной правовой науки и не-

адекватность его формально-догматической методологии новому пониманию предмета и задач общей теории права.

По его мнению, данную проблему исторической ограниченности классической версии юридического позитивизма решает интерпретация права как способа разграничения интересов, которое, во-первых, преодолевает формальную его трактовку как юридической нормы (закона), во-вторых, раскрывает его социальное содержание, основу, в-третьих, решает проблему возникновения и развития права, его функционирования как способа регулирования общественных отношений, в то же время не отрываясь от эмпирической основы правового исследования, что и делает общую теорию права позитивной наукой.

Такая теоретико-методологическая позиция не могла не вызвать критику со стороны указанных школ правопонимания. То же обстоятельство, что данной критике уделялось столь большое внимание многими выдающимися русскими правоведами, хотя и свидетельствовало о том, что общая теория права находилась в стадии формирования, объясняя отсутствие общепринятых взглядов по многим вопросам, в то же время говорило и о значении представленного Н.М. Коркуновым теоретико-методологического подхода. Следует отметить, что критика правовой концепции Н.М. Коркунова была разнообразной как по форме, так и по содержанию, а ее представители исходили из самых разных правовых идей и школ правопонимания. В перечень критиков его правовой теории необходимо включить таких классиков российской юриспруденции, как Н.Н. Алексеев[167], П.И. Новгородцев[168], Л.И. Петражицкий[169], Ф.В. Тарановский[170], Е.Н. Трубецкой[171], Г.Ф. Шерше- невич194 [172] и А.С. Ященко[173].

При этом некоторые критики теории Н.М. Коркунова достаточно поверхностно рассматривали его теорию, отождествляя с социологической школой правопонимания, а критика самой социологической школы правопонимания, порой, имела неправильную оценку методологических принципов, лежащих в ее основе. Так, например, Н.Н. Алексеев, критикуя эту школу с позиции своего феноменологического подхода к праву, выделяет совокупность основополагающих методологических принципов, имеющих, по его мнению, фундаментальное значение и для интерпретации права, и для методологии этой школы. В числе этих принципов эмпиризм, заключающийся в установке на опыт, в качестве которого в сфере правовых исследований выступают правовые явления; социологизм, состоящий в подходе к праву как к продукту духа народа; антирационализм, состоящий в отрицании понимания права в качестве формы проявления всеобщих универсальных закономерностей; органицизм, сводящийся к функциональной характеристике права в качестве функции народа как целого[174].

Среди названных принципов, пожалуй, только два - эмпиризм и антирационализм - получил у Н.Н. Алексеева адекватную характеристику, что же касается остальных двух принципов, то их характеристика далека от истины. Так, например, характеристика социологизма, скорее, отождествляет социологическую школу с исторической школой права, и то же следует сказать и об органицизме. Социологизм как принцип изучения права означает рассмотрение социальных факторов в качестве основы права, установление де- терминационной связи общества, государства с правом. В отношении орга- ницизма нужно отметить, что Н.М. Коркунов подвергал резкой критике как данный принцип вообще, так и его применение в правовых исследованиях. В своей работе «Лекции по общей теории права» он аргументировано утверждает, что органические и общественные явления имеют разную природу, указывая при этом на бесплодность органицизма как научной теории .

Некоторые авторы замечают, что «... при анализе этой позиции социологической школы Н.Н. Алексеев в большей степени приписывает социологистам собственные представления по поводу образа народа, нежели выявляет внутреннюю интенцию их концепции»[175] [176]. Примечательно, что согласно мнению других авторов критика Н.Н. Алексеевым как социологизма, так и психологизма в правоведении преследует цель формирования своего подхода к исследованию права и его обоснованию, при этом многие идеи этих школ перекочевывают в его концепцию. Согласно одной из точек зрения, «доминирующими правовыми концепциями в России стали юридический позитивизм, юридический социологизм и юридический психологизм, переосмысление достижений которых стало важной частью научного наследия Н.Н. Алексеева. Критика юридического позитивизма, разрабатывавшего универсалистскую теорию государственного права, со стороны социологизма и психологизма стала важной предпосылкой формулирования Н.Н. Алексеевым нового метода исследования права - феноменологического»[177].

Среди всех критиков правовой теории Н.М. Коркунова можно выделить двух представителей русского правоведения конца XIX начала XX века, которые сколь радикальны в своих оценках теории и методологии этого мыслителя, столь и противоположны в своих взглядах, представляя, с одной стороны, школу естественного права, а с другой, школу позитивного права. Речь идет о таких ниспровергателях социологизма в праве, как П.И. Новгородцев и Г.Ф. Шершеневич.

Согласно П.И. Новгородцеву, социология, действительно, является нужной наукой и, вытекая из исторического метода, социологическое знание опиралось на идею о том, что общественные явления находятся в состоянии связи, подчиняясь некоторой совокупности закономерностей. Так, в ходе развития и обоснования данной идеи «.. .слагалось понятие об обществе как об основе всех исторических явлений и как о некотором особом предмете изучения» . Между тем данная зарождающаяся наука, имея особый предмет изучения и свой особый социологический метод, стремится распространить свое влияние на другие сферы знания. Этот так называемый социологизм, выражающийся в неправомерном расширении компетенции социологии, по мнению П.И. Новгородцева, аналогичен поиску философского камня эпохи средних веков, а социологическое правопонимание, о котором ведет речь мыслитель, есть не что иное, как непонимание сущности права. Необоснованные притязания социологии стать наукой наук, по его мнению, выражаются в стремлении социологии раскрыть «.последние основания общественных явлений»[178] [179] [180]. Главный упрек, который делает П.И. Новгородцев социологическому правопониманию, - это его методология, которая и является главным его пороком. Он пишет: «Постоянно нас встречает этот взгляд, что социологическая метода есть не только известный прием исследования, равнозначный другим приемам, но, что это - общий фундамент для всяких исследований в области общественных и нравственных явлений. Вследствии этого социологический принцип, вместо того, чтобы быть только плодотворным приемом мысли, часто становится догматическим предрассудком, зату-

~ 203

манивающим ясный взор исследователя» .

Между тем П.И. Новгородцев, прежде всего, имеет в виду этическую проблему и, соответственно, претензии социологии на ее анализ, которую он рассматривает как совершенно странную, поскольку проблему ценностей и норм, которые являются основой данной сферы, их природу нельзя свести к констатации их исторически преходящего характера, временности. Здесь требуется другой анализ и другие средства анализа, поскольку речь идет не о форме, а о содержании и сущности, что недоступно социологизму в силу позитивистского характера этой науки. Такими средствами обладает философия и, соответственно философия права, задачей которой является раскрытие общественного идеала как реального основания общественных явлений и различных его форм, одной из которых является правовая форма204.

Хотя П.И. Новгородцев и не рассматривает специально проблему предмета социологии права, но он подразумевает связь правопонимания и методологии правовых исследований. При этом проблема сущности права, по его мнению, относится к компетенции философии, и ее решение связано с раскрытием ценностно-содержательного компонента права, коренящегося в нравственности. Поэтому столь большое концептуальное значение в его концепции приобретает общественный идеал как ценностно-духовное образование, также как и эволюция его в истории, которая рассматривается им как возникновение новых его исторических форм. Поэтому П.И. Новгородцев столь яростно критикует социологическое правопонимание, которое, игнорируя раскрытие содержательных компонентов права, сводит его к некоторой совокупности социальных факторов, в варианте учения Н.М. Коркунова выглядящих как интересы и их разграничение.

Данная связь правопонимания и методологии вообще является фундаментальной для построения правовой теории, при этом интерпретация сущности права в значительной степени обусловливает и понимание предмета правовой науки, что, в свою очередь, определяет и ее методологию. Так, другой знаменитый классик русского правоведения Г.Ф. Шершеневич, правовая концепция которого представляет один из самых последовательных вариантов юридического позитивизма в России, именно этой проблеме уделял наибольшее внимание, а критика им как концепции Н.М. Коркунова, так и со-

204

Новгородцев П. И. Об общественном идеале. М., 1991.

циологического правопонимания и подхода к праву вообще, основывается на строгом следовании данной методологической установке.

Прежде всего, необходимо отметить, что Г.Ф. Шершеневич исключает из правоведения задачу рассмотрения права в системе культуры, в качестве культурной ценности, поскольку «правоведение обязано дать систематическое изображение всех норм права, действующих в данное время в данном месте, независимо от того, имеют ли они все всеобщую культурную ценность или хотя бы они ее не имели» . Рассматривая задачу исследования единичных и всеобщих характеристик права в целях определения особенности данного явления, он полагает, что именно правовая норма является той первичной эмпирической реальностью, которая выступает для правовой теории в качестве основного объекта. Соответственно, правопорядок и его особенности являются главной целью, на реализацию которой и направлено правовое исследование.

Критика Г.Ф. Шершеневича социологического правопонимания Н.М. Коркунова основывается именно на признании нормы права в качестве объекта теоретико-правовой науки. Отсюда и возражения против его концепции, которая ведет к методологически неправильной постановке проблемы, выводя на первое место иную методологию, искажая задачи, стоящие перед правовой теорией. Ссылаясь на некоторых правоведов[181] [182], Г.Ф. Шершеневич настаивает на отождествлении правового явления и правовой нормы в качестве объекта правовой науки, указывая при этом на порочность социологического правопонимания Н.М. Коркунова, выраженного в его работе «Лекции по общей теории права». «Но другим кажется, что объектом изучения со стороны науки права являются не юридические нормы, а юридические отношения. Так, Коркунов, в виду крайнего разнообразия и изменчивости норм права, в поисках за более устойчивым и прочным материалом для научных построений, утверждает, что за основу учения права надо принять не юридиче

ские нормы, а юридические отношения» . При этом он возражает следующим образом: «...юридические отношения представляют собой лишь отражение норм на бытовых отношениях и, как производное явление, не может заменить в изучении первоисточника их. Постоянство юридических отношений при изменчивости юридических норм есть нечто обманчивое: устойчивость типического юридического отношения обусловливается консерватизмом норм права в их основе при постоянном видоизменении частностей» .

Впрочем, Г. Ф. Шершеневич не склонен полностью отрицать социологического подхода к праву в качестве метода его изучения. Выделяя в рассматриваемой работе догматический, исторический, социологический и критический методы изучения права, он перед каждым из них ставит соответствующую задачу. Так догматический метод направлен на изучение того, что представляет собой правовой порядок в данный конкретный момент времени. Исторический метод решает задачу объяснения истоков, корней данного правового порядка. Социологический метод выясняет то, какие социальные факторы выступают в качестве детерминирующих в формировании данного правового порядка, а критический метод направлен на то, чтобы выяснить, как соотносится данный правовой порядок с образом или конструкцией того порядка, который должен быть воплощен.

Важным обстоятельством для понимания критики правовой концепции Н.М. Коркунова является указание на то, что догматическая методология и изучение состава правовых норм, их систематизации и классификации являются достаточными для правовой науки. Поскольку право - это многогранное явление, то важно знать и другие его грани. Поэтому для юриста полезно знать не только содержание действующих правовых норм, но и то, как они возникали, как формировался правовой порядок (историческая наука), также как и то, какие социальные факторы обусловливают содержание данных пра- [183] [184] вовых норм (социология), и то, каким должен быть правовой порядок (политика права).

Существенное отличие взгляда Н.М. Коркунова на право и правовую науку от позиции Г.Ф. Шершеневича заключается в том, что общая теория права, по его мнению, это только юридическая дисциплина. Он неоднократно подчеркивал то, что отраслевое правоведение и общая теория права должны иметь один предмет, при этом общая теория права имеет задачу методологического влияния на отраслевые правовые дисциплины, обогащая их общими теоретико-правовыми положениями о праве. Что же касается позиции Г.Ф. Шершеневича, то он рассматривает общую теорию права в качестве некоей совокупности сфер знания, которые обращаются к изучению права, знания и выводы которых обладают несомненной полезностью для юриста, но не имеют прямого отношения к отраслевой правовой науке. В его концепции, скорее, речь идет о соединении проблем философии права, энциклопедии права и догмы права, чем об особой науке общей теории права.

Поэтому, когда речь заходит о социологическом методе в исследовании правовых явлений, Г.Ф. Шершеневич указывает на то, что социология по природе своего знания является самостоятельной наукой, а социологическое исследование правовых явлений не является юридическим, но именно социологическим исследованием, то есть исследованием социологии. Так, например, «юрист, работающий над вопросом о процессе дифференциации норм и обособления права, превращается в социолога. Следовательно, социологический метод, строго говоря, не есть метод правоведения, а метод социологии, применяемый к правовым явлениям в виду такого их интереса для правоведения. Социологический метод не устраняет ни догматического, ни исторического, ни критического методов в правоведении, и не он один придает правоведению научный характер»[185]. Дело в том, что «юрист, не лишенный всякой любви к предмету своей профессии, не может не интересоваться, помимо всякой практической цели, тем значением, которое имеют правовые институты в социальной жизни. Не-юридические причины, придающие тому или иному институту характерные его особенности, действие института на неюридическую сферу общественных явлений - все это вопросы глубокого теоретического интереса»[186].

То есть, следует отметить, что Г.Ф. Шершеневич, как и большинство правоведов того времени, стремился решить проблему теоретикометодологического синтеза, а решение этой проблемы он связывал с общей задачей для некоторой совокупности общественных наук, их применением в исследовании права, что не свидетельствует о наличии единого предмета данной науки - общей теории права. Данное обстоятельство подтверждается констатацией необходимости применения разной по своей природе методологии в рамках общей теории права, методологии, свойственной самодостаточным научным дисциплинам.

Таким образом, объектом критики общей теории права Н.М. Коркунова Г.Ф. Шершеневичем является два принципа, лежащих в его теоретикометодологической концепции, во-первых, отход от формальнодогматического подхода и, соответственно, формально-нормативного правопонимания юридического позитивизма и, во-вторых, распространение социологического принципа на всю теорию права, признание его в качестве основополагающего для общей теории права, обеспечивающего как широкое толкование права, так и индуктивно-эмпирическую ориентацию общеправовых исследований. Однако против этого возражал и П.И. Новгородцев, указывая на то, что социология рассматривается в качестве универсальной методологии, некоего современного философского камня в науке. У одного и у другого классика речь идет о методологической порочности распространения социологии на сферу юридической теории. Причем, если первый из них такую возможность отрицал полностью, полагая, что социологизм должен рассматриваться лишь в качестве одного из методологических принципов в науке, то второй полагал не только возможным, но и необходимым применение социологии к изучению права, считая такой подход вполне научным.

Если поставить вопрос о том, кто из этих классиков находится ближе к истине, то, очевидно, ближе к истине стоит П.И. Новгородцев, который понял эвристическое значение применения социологического принципа, вероятно, рассматривая его как изучение права в контексте социальной основы. При этом социология как наука об обществе имеет свой предмет изучения, но на ее основе появился этот «плодотворный прием мысли» - социологический подход. По нашему мнению, теоретико-методологическая позиция Н.М. Коркуно- ва заключалась именно в применении этого принципа в правовой теории, но не в распространении социологии на сферу теоретико-правового знания. Выделение социальной основы права в виде интереса и отношений, возникающих по поводу его реализации, не свидетельствует о распространении социологии на сферу права, но о более глубоком и широком понимании даже не самого права, а его социальной основы. Само же право, как неоднократно отмечалось на страницах настоящего диссертационного исследования, есть способ разграничения интересов, посредством которого и образуются права и обязанности, собственно то, что и подразумевает под собой право, а анализ права, согласно Н.М. Коркунову, при этом не подменяется задачами социологии, но традиционными для правовой науки задачами.

Примечательно, что в своем главном труде «Лекции по общей теории права» Н.М. Коркунов подчеркивает, что он не подменяет общую теорию права социологией, но говорит об общественных условиях развития права. Этой проблеме посвящена третья предпоследняя часть этого произведения «Общественные условия развития права». Именно в этой главе он говорит о праве как об общественном порядке, подчеркивая социальный источник права, а завершается это произведение главой, в которой рассматривается теория государства и, соответственно, позитивное право как продукт его порождения.

По нашему мнению, это свидетельствует о том, что Н.М. Коркунов никогда не ставил перед собой задачу создания социологии права. Его задачей было создание общей теории права как позитивной науки с соответствующей позитивной методологией. При этом под позитивной наукой Н.М. Коркунов подразумевал эмпирическую ориентацию познания, а под эмпирией понимал юридическую практику. В связи с этим нет никаких оснований для утверждения о том, что Н.М. Коркунову принадлежит первенство в создании социологии права в России[187], что искажает подлинное содержание учения теоретика права. Социологическое правопонимание Н.М. Коркунова определяется выделением социальных основ возникновения и развития права. Рассмотрение социальных факторов в качестве основы возникновения и развития права ни в коей мере не может рассматриваться в качестве предмета социологии права, также как и предмет общей теории права Н.М. Коркунова не может рассматриваться в качестве таких социальных основ.

В связи с этими выводами и на основе такой оценки правового учения Н.М. Коркунова и следует рассматривать место его методологии познания права в истории теоретико-правовой мысли. Прежде всего, необходимо отметить, что в качестве одной из заслуг методологии Н.М. Коркунова является объективная оценка господствующего в те годы юридического позитивизма, взвешенная оценка школы естественного права. При этом, конечно, нужно учитывать, что как первооткрывателям всегда труднее осваивать новые земли, в силу чего их заслуга, как правило, сводится к самому открытию этих земель, так и Н.М. Коркунову было весьма трудно разрабатывать новую соответствующую открытой им общей теории права методологию познания, отвечающую требованиям современной правовой доктрины. Однако его заслуга видится как раз в том, что он открыл эту науку в качестве правовой науки, имеющей существенное методологическое значение для познания права, сформулировал методологические принципы и подходы, соответствующие ее предмету и задачам.

С точки зрения современной теории государства и права многое в правовой и теоретико-методологической концепции Н.М. Коркунова может показаться спорным, требующим дополнительного обоснования либо переосмысления. Сказанное относится к субъективно-реалистическому аспекту его методологии, к апелляции к субъективно-психологическому аспекту права как способу интерпретации воздействия права на индивида, его возникновения и другое. Однако, учитывая, что философские основания позитивистского мировоззрения Н.М. Коркунова не могли основываться лишь на уже достаточно старом для того времени позитивизме Огюста Конта, нужно подчеркнуть закономерность такого подхода. Субъективный реализм, восходящий к неопозитивизму и к эмпириокритицизму Маха и Авенариуса, рассматривался в качестве современной версии позитивистского учения, что и обращало на него внимание многих мыслителей права.

Кроме того, очевидно, что психологический аспект права в те годы изучался весьма активно. Достаточно отметить психологическую концепцию права Л.И. Петражицкого, получившую распространение не только в России, но и в Западной Европе. Можно сказать, что ни один теоретик права позитивистской ориентации конца XIX века не мог игнорировать данный аспект изучения права и в той или иной степени учитывал при создании собственной правовой доктрины. Сказанное относится к Г.Ф. Шершеневичу, в концепции права которого, не смотря на нормативизм его учения, данный аспект занимает достаточно большое место .

В то же время, в связи с этим, обращают на себя внимание несколько обстоятельств. Во-первых, в концепции Н.М. Коркунова указанный психологизм, скорее, имеет значение обоснования роли субъективного фактора в праве, правоотношениях, правообразовании и правореализации. Так, многие исследователи творчества этого теоретика указывают на то, что в рамках [188] психологизма обосновывается и раскрывается понятие правосознания, достаточно нового в то время. Во-вторых, по некоторым оценкам, в те годы на одно из первых мест в общетеоретических правовых исследованиях выходит проблема правового воздействия и его механизмов , что, естественно, сказывается и на теоретическом мировоззрении Н.М. Коркунова. В-третьих, данный аспект методологии, с одной стороны, обусловлен необходимостью анализа мыслителями субъективной стороны права, с другой стороны, определяется самой логикой постановки проблем в общей теории права.

В своих «Лекциях по общей теории права» ученый впервые рассматривает право в объективном и субъективном смыслах, при этом, рассматривая право в субъективном смысле, он формулирует систему понятий, которые вошли в концептуальный аппарат современной теории государства и права, в их числе «правоотношения», «правовой субъект», «правомочие», «юридический факт» и другие. Такое разделение права на объективное (в объективном смысле) и субъективное (в субъективном смысле) во многом определилось субъективно реалистической методологией Н.М. Коркунова.

Таким образом, социологическая концепция права Н.М. Коркунова подвергалась критике российскими правоведами, прежде всего, в контексте определения предмета правовой науки и методологии правовых исследований. Между тем его правовая концепция имела и много сторонников, а произведения, в первую очередь, такие как «Лекции по общей теории права» и «История философии права» многократно переиздавались не только в России, но и за рубежом.

После Октябрьской революции 1917 года в контексте доминирования классового подхода к праву, ангажированности сферы правового знания марксистской идеологией, воззрения Н.М. Коркунова не нашли места в советской науке, а после принятия в 1938 году официальной нормативной [189] правовой доктрины имя Н.М. Коркунова было заретушировано. Тем не менее, влияние идей Н.М. Коркунова на советскую правовую доктрину было существенным, учитывая тот теоретический опыт исследования права, который был выработан в Российской империи конца XIX - начала XX века. За идеологическими постулатами прослеживались идеи и подходы этого мыслителя. Так, идея социальной обусловленности права имела не только марксистские истоки, но и коренилась в теоретико-методологической концепции Н.М. Коркунова. Тем более, что юридический позитивизм был всегда методологически родственным официально принятой советским правоведением доктрине нормативизма.

Вероятно, инструментализм советского правоведения является наиболее показательным в качестве примера влияния правовой концепции Н.М. Коркунова на советскую правовую доктрину. С небольшими классовыми поправками данная доктрина не только прижилась в советском правоведении, но стала во многом определять особенности правопонимания, при этом важно то обстоятельство, что идея права как классового интереса, закрепленного в законе, как средства реализации этого интереса вполне лояльно когерировала с идеей права как способа разграничения интересов.

Так или иначе, но современная российская правовая доктрина, которая во многом остается связанной с советским правоведением, вполне созвучна идеям Н.М. Коркунова, которые он впервые обосновал в своих произведениях. Как отмечают исследователи, «заслуга выдающегося правоведа состоит также и в том, что он один из первых обосновывал необходимость выделения общей теории права как самостоятельной юридической дисциплины, имеющей собственный предмет и собственные методы исследования, не сводимой ни к философии, ни к энциклопедии права. Структура «Лекций по общей теории права» Н.М. Коркунова во многом предвосхищает структуру современных курсов по теории государства и права, то есть проблемы, которыми он занимался, не потеряли своей актуальности и сегодня, а предложенные решения этих проблем по-прежнему заслуживают внимательного рассмотре-

212

ния»

Поэтому, можно с достаточной степенью обоснованности утверждать, что в концептуально-правовом плане учение Н.М. Коркунова о праве обогатило современные представления о его субъективной стороне, что оказало влияние и на концептуальный аппарат юридической науки, на правовую догматику. Во-первых, ученый впервые рассмотрел общую теорию права в системе юридических наук, проанализировав основные подходы к праву, культивировавшиеся теоретико-правовым дискурсом в контексте различных типов правопонимания. Во-вторых, им предложен оригинальный социальнонормативный подход к интерпретации проблемы соотношения права и нравственности, заключающийся в определении специфики социальных норм, отличающихся от технических, определении особенностей правовых норм в системе социальных. Очевидно, что не смотря на те отличия, которые характерны для современной правовой науки, такой способ интерпретации и сегодня остается традиционным (технические - социальные - правовые нормы).

В-третьих, анализ юридических норм, выделение их признаков, элементов формы и содержания, проведенный Н.М. Коркуновым , и для современной теории государства и права имеет существенное значение. Так, в частности, имеет несомненное значение классификация юридических норм по содержанию, которое определяется характером интересов и способом их разграничения (одинаковые интересы, неравноценные интересы, сопутствующие интересы). В-четвертых, несомненной заслугой Н.М. Коркунова является и определение права в объективном и субъективном смысле, что позволило обосновать целый пласт ранее не разрабатываемых категорий, таких как «субъект правоотношений», «правомочие», «правообязанность» и других. В-пятых, можно предположить, что выдвинутая Н.М. Коркуновым классификация частного и публичного права оказала влияние на дальнейшее раз-

214

канд. юрид.

Шаповал О. В. Учение Н.М. Коркунова о праве: дис. наук. Краснодар, 2005. С. 4.

Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права.

витие российского правоведения. Показав неудовлетворительность существовавших в правоведении тех лет классификаций по содержанию и форме, он предложил принцип классификации, основанный на формах разграничения интересов.

В-шестых, представляет интерес и интерпретация Н.М. Коркуновым позитивного права, его источников, проблемы соотношения с обычным правом, характеристики законодательства, его системных и структурных свойств. В-седьмых, большое значение имеет и характеристика источников русского права, данная Н.М. Коркуновым. В-восьмых, в контексте становления российского правоведения того времени и научных способов исследования правовой действительности важную роль играет анализ правоприменения, предпринятый Н.М. Коркуновым. Обращаясь к «юридико-технической стороне» правоприменения, он установил границы применения некоторых приемов, способов и методов юридической техники. К этому относится анализ теоретиком толкования права, выделение его различных способов в соответствии с особенностями юридического явления и правовой нормы, при этом актуален вывод о недостаточности данного приема юридической техники, необходимости раскрытия значения юридической конструкции и классификации в научном изучении правовых явлений.

В тоже время нельзя сказать, что в советском правоведении правовому учению Н.М. Коркунова вовсе не уделялось внимания. Скорее, речь идет о незаслуженном невнимании, чем о полном забвении. Так, в учебной литературе о правовой теории Н.М. Коркунова впервые идет речь лишь в 1983 году в «Истории политических и правовых учений» под редакцией В. С. Нерсе- сянца[190]. До этого времени, пожалуй, в учебной литературе упоминания о его теории отсутствуют. Хотя уже в советское время выходит ряд научных работ, посвященных творчеству данного классика. Вероятно, впервые после Октябрьской революции 1917 г. эта концепция была затронута в 1964 году в статье С. А. Пяткиной . Однако эта работа была посвящена анализу феномена русского позитивизма и, соответственно, уделяла мало места как правовой концепции Н.М. Коркунова, так и его методологии.

Впрочем, что касается методологии, то именно она стала основным объектом критики в последующих работах, посвященных этому теоретику права. Так, в 1976 году защищается кандидатская диссертация, посвященная теории Н.М. Коркунова о государстве и праве . Ее автор, В. Н. Иванова, в дальнейшем написала несколько работ на эту тему. В то же время, следует заметить, что отмеченная выше ангажированность советского правоведения марксистской идеологией являлась теми рамками, которые не давали возможности объективного исследования правовой теории Н.М. Коркунова. Классовый подход к праву в качестве основного критерия оценки любых правовых концепций определял поиск в той или иной теории аналогичных идей и положений, и если они не были найдены, то это гарантировало негативную оценку теории. Так положительная оценка правовой теории Н.М. Коркунова была гарантирована тем концептуальным значением, которое в его правовой концепции имела идея права как разграничения интересов, при этом в связи с марксистским подходом она оценивалась как догадка об истинной классовой сущности права.

Поэтому именно в эпоху перестройки, которая характеризовалась существенным смягчением классовой оценки права и толерантностью по отношению к другим типам правопонимания, внимание к правовой теории Н.М. Коркунова существенно возросло. Этому периоду характерны историко-правовые работы В.Д. Зорькина, в которых он, начиная с середины 70-х годов прошлого века, проводил более глубокий анализ его правовой [191] [192] концепции, обращая внимание и на методологию правовых исследований[193]. Основное внимание данный исследователь уделял анализу типа правопонимания Н.М. Коркунова, определению значения его правовой теории в контексте эволюции правового знания.

Следует указать и на значение исследований, направленных на выяснение связи современной теории государства и права с дореволюционной традицией, например , Н.Я. Куприца предпринимает такую попытку в своем анализе истории государственно-правовой мысли дореволюционной России. В данной работе за критическим пафосом с позиций марксистского правоведения прослеживается позитивная оценка многих теоретико-правовых идей Н.М. Коркунова. Основное значение работ Н.М. Коркунова, отмечаемое в исследовании, сводится к оценке им социальных факторов права, соотношения государства и права, которое, фактически, могло быть признано и официальной юриспруденцией.

В связи с этим постепенно возрастает интерес к самой личности Н.М. Коркунова. В этом смысле эпохальное значение для изучения творчества и личности классика имела работа А.Э. Экимова, посвященная Н.М. Коркунову. Очевидно, это была первая научная работа, посвященная не группе правоведов, представлявших соответствующий тип правопонимания в дореволюционной России, не анализу применяемых в рамках их теории, не

позитивизму в праве, а именно данному классику, его жизни, творчеству и

221

правовой концепции .

Между тем на рубеже тысячелетий в связи с возрождением в новой России таких направлений социально-гуманитарного знания, как философии права, психологии права, социологии права, возникла тенденция поиска корней данных научных дисциплин в правовых концепциях классиков правоведения, и до сих пор это привлекает внимание к правовой теории Н.М. Корку- нова. Поэтому достаточно большое количество исследователей стали либо отождествлять его общую теорию права с социологией права, либо искать в ней основополагающие для социологии права аксиомы . К сожалению, следует констатировать, что введение в научный оборот такой идеи и оценки теории Н.М. Коркунова не послужило более глубокому ее анализу. Из сферы исследовательского внимания уходили важные не только для правовой концепции Н.М. Коркунова, для формирующейся общей теории права идеи и теоретические положения, но и сам смысл его правовой концепции, особенности его методологии, а главное, в этом случае имеет место неадекватная оценка типа его правопонимания и метода познания права.

Давая характеристику методологии познания права Н.М. Коркунова, следует выделить ее философско-методологический, общенаучный, общеправовой и специально-правовой аспекты. Так, в теоретикометодологическом аспекте познание права в доктрине Н.М. Коркунова представлено позитивизмом и субъективным идеализмом в форме субъективного реализма. Общенаучный аспект представлен, прежде всего, совокупностью принципов анализа правовой действительности, в ряду которых принцип сочетания теории и практики, принцип объективности, принцип конкретности и другие принципы. Общеправовой аспект методологии Н.М. Коркунова представлен социологическим подходом к изучению правовых явлений, что и определяет специфику его теоретико-методологической концепции. Специально-правовой аспект представлен традиционными для сферы отраслевого

222

Исаев И. А. Психологическая концепция власти Н.М. Коркунова // Советское государство и право. 1989. № 9; Касьянов В. В., Нечипуренко В. Н. Социология права. Ростов н/Д, 2002; Козлихин И. Ю. Позитивизм и естественное право // Государство и право. 2000. № 3; Коханов- ский В. П. Родоначальник позитивизма и основоположник социологии // Конт О. Дух позитивной философии (Слово о положительном мышлении). Ростов н/Д, 2003; Кудрявцев В. Н., Казимирчук В. П. Современная социология права: учебник. М., 1995; Лапаева В. В. Социология права / под ред. B. C. Нерсесянца. М., 2000.

правового знания подходами и принципами, по своей природе являющимися методами, приемами, правилами и способами юридической техники.

По нашему мнению, место методологии познания права Н.М. Коркуно- ва в истории теоретико-правовой мысли определяется именно общеправовой методологией теоретика, которая имеет форму социологического принципа и обеспечивает не только расширительную трактовку права, предмета общей теории права, но и способ познания правовых явлений. Интегрирующий характер данного социологического принципа определяется значением, которое имела общая теория права в системе юридических наук, что обеспечивает формирование в правовой концепции Н.М. Коркунова комплексной концепции логики научного познания права.

<< | >>
Источник: Пегова Нина Эдуардовна. ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВАЯ МЕТОДОЛОГИЯ В КОНЦЕПЦИИ ОБЩЕЙ ТЕОРИИ ПРАВА Н.М. КОРКУНОВА. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Таганрог - 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме Место методологиипознания права Н.М. Коркунова в истории теоретико-правовой мысли [166]:

  1. § 3. Теоретико-правовые основания включения денежно-кредитной и валютной политики в предмет науки финансового права
  2. Место банковского права в системе российского права
  3. 1.4. Место исполнительного права в системе права
  4. ГЛАВА I МЕСТО ГОРНОГО ПРАВА В СИСТЕМЕ СОВЕТСКОГО СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ПРАВА
  5. 96. Правовое государство в истории политико-правовой мысли.
  6. СОДЕРЖАНИЕ
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. ГЛАВА 3. МЕТОДОЛОГИЯ УЧЕНИЯ Н.М. КОРКУНОВА В ИСТОРИИ РОССИЙСКОЙ ПРАВОВОЙ МЫСЛИ
  9. Определение методологических принципов познания права: с учетом сопоставления естественно-научной методологии и методов юриспруденции
  10. Место методологиипознания права Н.М. Коркунова в истории теоретико-правовой мысли [166]
  11. § 1. Развитие представлений о форме правления в истории политико-правовой мысли
  12. Место конституционного права на среднее профессиональное образование в системе прав и свобод человека и гражданина
  13. 2 Основные научные взгляды о сущности и месте инновационного права в системе отраслей российского права
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -