<<
>>

§ 1. Сущность требований неимущественного характера и место их правовой регламентации в системе гражданского исполнительного права

Едва ли в гражданском процессуальном и исполнительном праве найдется хотя бы один вопрос, по которому достигнуто единство мнений среди процессуалистов. Даже тематика правовой природы отношений, возникающих в рамках принудительной реализации требований юрисдикционных актов, в доктрине гражданского процессуального права до настоящего времени является дискуссионной: одни теоретики придерживаются мнения, что исполнительное производство - часть гражданского процесса ; другие рассматривают исполнительное производство в качестве института административного права ; третьи обосновывают позицию самостоятельности отрасли права по принудительному исполнению требований, содержащихся в юрисдикционных актах (исполнительное право, гражданское исполнительное право) .

Одним из ключевых вопросов в науке гражданского и арбитражного процесса является содержание системы гражданского исполнительного права. В целом она подразделяется на правила и процедуры исполнения требований имущественного и неимущественного характера .

--------------------------------

См.: Боннер А.Т. Нужно ли принимать Исполнительный кодекс? // Заметки о современном гражданском и арбитражном процессуальном праве / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2004; Он же. Исполнительное производство: отрасль российского права или стадия процесса? // Законодательство. 2004. N 8. С. 64 - 75; Завадская Л.Н. Реализация судебных решений (теоретические аспекты). М., 1982. С. 4; Гражданское судопроизводство: Учеб. пособие / Под ред. В.М. Семенова. Свердловск, 1974. С. 300 (автор главы - В.П. Воложанин); Козлов А.Ф. Суд первой инстанции как субъект советского гражданского процессуального права. Томск, 1983. С. 18 - 21 и др.

См., например: Стрелкова И.И. Подведомственность арбитражному суду дел по экономическим спорам и иных дел: Автореф. дис. ... к.ю.н. Екатеринбург, 2002. С. 13.

См.: Исаенкова О.В., Шерстюк В.М., Ярков В.В.

Концепция Исполнительного кодекса Российской Федерации (краткие тезисы) // Проблемы защиты прав и интересов граждан и организаций: Материалы междунар. науч.-практ. конференции. Краснодар - Сочи, 23 - 26 мая 2002 г. Ч. 1. Сочи, 2002. С. 83; Исаенкова О.В. Исполнительное право в системе российского права и некоторые проблемы ответственности в исполнительном праве // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. N 1 (2001 г.) / Под ред. В.В. Яркова. М., 2002. С. 389 и сл.; Панкратова Н.А. К вопросу об исполнительном праве // Теоретические и прикладные проблемы реформы гражданской юрисдикции: Межвуз. сб. науч. трудов / Под ред. В.В. Яркова (отв. ред.), Г.А. Жилина, И.М. Зайцева и др. Екатеринбург, 1998. С. 204 - 206; Шерстюк В.М. Система советского гражданского процессуального права (вопросы теории). М., 1989. С. 23; Малюшин К.А. Принципы гражданского исполнительного права: теоретические проблемы понятия и системы: Автореф. дис. ... к.ю.н. Екатеринбург, 2010. С. 13.

См., например: Кузнецов В.Ф. Система исполнительного производства. Челябинск, 2001. С. 24 - 28.

В условиях современного правового регулирования Федеральной службе судебных приставов России (далее - Служба судебных приставов) как органу принудительного исполнения подведомствен широкий круг самых разных по характеру и содержанию требований. При этом в Законе об исполнительном производстве наряду с правилами исполнения требований о взыскании с должника денежных средств и иного имущества содержатся специальные нормы, устанавливающие правила принудительной реализации исполнительных документов, содержащих так называемые требования неимущественного характера. Подобное - отдельное - закрепление процедур принудительной реализации взысканий неимущественного характера свидетельствует о том, что законодатель, отмечая их особую природу, устанавливает самостоятельные правила исполнения таких притязаний для наиболее оптимального и эффективного достижения задач исполнительного производства. Вместе с тем положения Закона об исполнительном производстве, регламентирующие правила принудительной реализации требований неимущественного характера, зачастую на практике не выполняют цели регулирования правоотношений в указанной области, что в конечном счете негативно сказывается как на самой процедуре принудительного исполнения, в том числе многих отдельных вопросах, так и в целом на действенности сферы принудительной реализации требований исполнительных документов.

--------------------------------

Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ (в ред. от 12 марта 2014 г.) "О судебных приставах" // Собрание законодательства РФ. 1997. N 30. Ст. 3590; Указ Президента РФ от 13 октября 2004 г. N 1316 (в ред. от 21 декабря 2013 г.) "Вопросы Федеральной службы судебных приставов" // Собрание законодательства РФ. 2004. N 42. Ст. 4111.

В частности, ежегодно не менее трети исполнительных производств по реализации рассматриваемых требований не завершаются по основанию фактического исполнения. К сожалению, как показывает практика, такая ситуация имеет тенденцию к расширению. Так, например, если в 2007 г. количество незавершенных производств по требованиям неимущественного характера составило 34%, то в 2012 г. их уже насчитывалось более 43%.

Для решения возникающих проблем исполнения требований неимущественного характера необходимо создание целостной, ясной и непротиворечивой модели их принудительной реализации, для чего надлежит определить сущность данных требований, критерии их разграничения с требованиями имущественного характера, а также место рассматриваемых требований в системе гражданского исполнительного права. Первым и, как представляется, самым главным в этой связи является вопрос о сущности требований неимущественного характера.

Проблема смыслового содержания рассматриваемых требований и их главных отличий от иных требований, к сожалению, еще не выносилась на обсуждение среди представителей юридического сообщества. Между тем без решения этого вопроса невозможно построить действенный механизм реализации указанных притязаний, способный учитывать их главные особенности и наделяющий судебного пристава-исполнителя набором средств воздействия на должника, а также организационных полномочий для претворения такого рода предписаний, содержащихся в исполнительном документе. Непосредственно в Законе об исполнительном производстве определение содержания таких предписаний не содержится, а то, что указанные притязания (о совершении должником в пользу взыскателя определенных действий либо о воздержании от их совершения) представляют собой именно требования неимущественного характера, упоминается только в названии гл.

13 Закона. Название ст. 105, регулирующей общие условия исполнения этих требований, указывает лишь на то, что должник обязан совершить определенные действия или воздержаться от их совершения, а текст указанной нормы уже говорит о правилах исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе. Между тем такая расплывчатая и расширяющаяся формулировка не способствует уяснению существа требований неимущественного характера, поскольку не позволяет четко определить предмет регулирования данной главы, на что уже обращалось внимание . Исходя из отдельных характеристик предписаний, содержащихся в исполнительных документах и исполняемых в порядке гл. 13 Закона об исполнительном производстве, требования неимущественного характера можно определить как требования о понуждении должника совершить определенные действия (не связанные с передачей имущества, в том числе денежных сумм) или воздержаться от их совершения. Однако такое определение, на наш взгляд, не может быть признано точным, четко отражающим существо рассматриваемых притязаний.

--------------------------------

См.: Комментарий к Федеральному закону "Об исполнительном производстве" / Под ред. В.В. Яркова. М., 2009. С. 535 (автор главы - С.К. Загайнова).

Необходимо отметить, что для российской юриспруденции принудительное исполнение требований о понуждении должника совершить определенные действия, не связанные с передачей денежных сумм, не является новшеством. Еще со времени действия Устава гражданского судопроизводства наряду с требованиями о передаче денег и другого имущества суд мог разрешить вопрос о возложении на ответчика (должника) обязанности совершить определенные действия, а в случае их неисполнения обязанной стороной истец (взыскатель) мог просить содействия в реализации судебного решения у пристава (ст. 934). Представители дореволюционной доктрины выделяли эти требования в отдельную группу , тем самым признавая их особую природу и необходимость самостоятельного механизма исполнения.

Гражданский процессуальный кодекс РСФСР 1924 г. воспринял такое регулирование, в связи с чем на пристава возлагалась обязанность по личной проверке исполнения должником требований, закрепленных в решении, должник в случае неисполнения судебного постановления о совершении конкретных действий мог быть привлечен к ответственности вплоть до уголовной . Гражданский процессуальный кодекс РСФСР 1964 г. (ст. 201) и принятая в 1985 г. в его развитие Инструкция об исполнительном производстве отдельно регламентировали исполнение требований, не связанных с передачей денежных сумм. Вследствие этого правила реализации предписаний исполнительных документов о передаче определенных вещей и о совершении иных конкретных действий были включены в одну главу - гл. IV Инструкции. Однако в доктрине обращалось внимание на несвязанность требований о совершении конкретных действий с притязаниями о передаче имущества . На неимущественный характер требований непосредственно стало указываться с принятием Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве" (далее - Закон об исполнительном производстве 1997 г.). Вместе с тем данный акт говорил не о требованиях неимущественного характера, а о требованиях из споров неимущественного характера, тем самым в значительной степени сужая предмет регулирования. В доктрине это положение Закона 1997 г. толковалось расширительно .

--------------------------------

См.: Васьковский Е.В. Учебник гражданского судопроизводства. 2-е изд. М., 1917; Гольмстен А.Х. Учебник русского гражданского судопроизводства. СПб., 1915. С. 325 - 327; Исаченко В.Л. Русское гражданское судопроизводство. Т. 1. Пг., 1915; Энгельман И.Е. Курс русского гражданского судопроизводства. Юрьев, 1912; Яблочков Т.М. Учебник русского гражданского судопроизводства. Ярославль, 1910. С. 215. [Электронный ресурс]: Доступ из СПС "Гарант".

Постановление ВЦИК от 10 июля 1923 г. "О введении в действие Гражданского процессуального кодекса РСФСР" // СУ РСФСР.

1923. N 46 - 47. Ст. 478.

Абрамов С.Н. Советский гражданский процесс. М., 1952. С. 378 - 379.

Утв. Верховным Советом РСФСР 11 июня 1964 г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1964. N 24. Ст. 407.

Инструкция об исполнительном производстве, утв. Приказом Минюста СССР от 15 ноября 1985 г. N 22 // Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств СССР. 1987. N 11.

Кузнецов В.Ф. Реализация решений, не связанных с передачей имущества или денежных сумм: Дис. ... к.ю.н. Свердловск, 1986.

Собрание законодательства РФ. 1997. N 30. Ст. 3591.

См., например: Валеев Д.Х. Комментарий к Федеральному закону "Об исполнительном производстве" (научно-практический, с постатейными материалами). СПб., 2003. С. 407 - 411; Научно-практический комментарий к Федеральному закону "Об исполнительном производстве". М., 2000. [Электронный ресурс]: Доступ из СПС "КонсультантПлюс"; Ярков В.В. Комментарий к Федеральному закону "Об исполнительном производстве" (постатейный) и к Федеральному закону "О судебных приставах". М., 2000. С. 303 - 306.

Принятый в 2007 г. Закон об исполнительном производстве, как уже отмечалось, закрепил отдельные правила принудительной реализации исполнительных документов, содержащих требования неимущественного характера, также выделив их в отдельную главу и, таким образом, отделив указанные притязания по правилам исполнения от так называемых имущественных требований. Примечателен тот факт, что в ныне действующем акте не содержится определения не только требований неимущественного характера, но и имущественных требований. В ряде случаев в тексте данного нормативного акта упоминаются "имущественные взыскания", производства, требования или документы "имущественного характера" (ч. 2 ст. 30, ч. 1, 4 ст. 34, п. 2 ч. 5 ст. 65, ч. 1 ст. 80, ч. 1 ст. 96, ч. 3 ст. 110). Следовательно, можно прийти к выводу о том, что в Законе заложена основа для разделения всех требований, подлежащих принудительному исполнению, на имущественные и неимущественные. Однако их органических отличий и критериев разграничения между собой в законодательстве не имеется. Не разработаны они и на доктринальном уровне . Такая путаница в понятиях, а следовательно, и в применяемых правилах реализации, являющаяся основой низкого качества исполнения, нуждается в разрешении, поскольку процедура принудительной реализации во многих аспектах построена именно на характере требования, содержащегося в исполнительном документе и подлежащего исполнению.

--------------------------------

При всей прогрессивности разработанных текстов проекта Исполнительного кодекса РФ с сожалением приходится отмечать, что проблеме разграничения требований имущественного и неимущественного характера не было уделено внимания. Вопрос о том, что понимать под указанными притязаниями, не рассматривался, вследствие чего, как представляется, многие организационные проблемы не будут сняты (см.: проект Исполнительного кодекса Российской Федерации / Отв. ред. Г.Д. Улетова, Краснодар; СПб., 2004; Шерстюк В.М., Ярков В.В. Исполнительный кодекс Российской Федерации. Проект. М., 2008).

Чтобы решить вопрос, что представляют собой требования неимущественного характера, необходимо в первую очередь установить, что понимается под имущественными притязаниями. В частности, в ст. 1 Закона об исполнительном производстве указывается, что исполнительные документы могут обязывать должника:

- передать денежные средства;

- передать иное имущество;

- совершить определенные действия;

- воздержаться от совершения определенных действий.

При этом структурно нормы, регламентирующие правила исполнения указанных видов исполнительных документов, сгруппированы таким образом, что первые два вида требований понимаются как требования имущественного характера (механизм принудительной реализации которых содержится в гл. 8 Закона). Другие два вида, исполняемые по правилам гл. 13 Закона об исполнительном производстве, представляют собой требования неимущественного характера .

--------------------------------

Необходимо отметить, что в первых трех случаях (передача денежных сумм, имущества, совершение иных действий) должник обязывается к активному поведению и только в последней ситуации он обязан бездействовать, т.е. придерживаться пассивного поведения.

Проблема отнесения конкретного требования, подлежащего принудительному исполнению, к числу имущественных или неимущественных является комплексной и фактически не может быть решена однозначно. Не вызывает никаких сомнений имущественная природа требования о передаче денежных средств. Более сложными являются вопросы, в первую очередь возникающие из применения условий заключенного гражданско-правового договора о предоставлении должником какого-либо объекта гражданских прав. Прежде всего это касается предметов материального мира. С одной стороны, при вынесении судом решения о понуждении должника исполнить условия заключенного соглашения по передаче, например, продукции определенного рода представляется обоснованной позиция, согласно которой это - требование о совершении определенных действий. Однако при рассмотрении споров, предметом которых являются главным образом материальные вещи (по договорам купли-продажи, поставки, аренды, ссуды и т.д.), это положение выглядит неубедительным. Кроме того, такая позиция не согласуется с действующим законодательством, в частности со ст. 174 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК) и ст. 206 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК), которые фактически закрепляют существо требований неимущественного характера как совершение действий, не связанных с передачей денежных средств и другого имущества. В законодательстве не содержится определение понятия "имущество". Вместе с тем под этим термином могут пониматься не только отдельные вещи или их совокупности, но и в том числе деньги, ценные бумаги и даже имущественные права и обязанности . Вследствие этого не вызывает сомнений, что понуждение лица передать вещь (индивидуально-определенную или определенную родовыми признаками) по сути представляет собой выполнение обязанности по передаче имущества в смысле процессуального законодательства и, как следствие, относится к требованиям имущественного характера.

--------------------------------

Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ (в ред. от 2 ноября 2013 г.) // Собрание законодательства РФ. 2002. N 30. Ст. 3012.

Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ (в ред. от 2 апреля 2014 г.) // Собрание законодательства РФ. 2002. N 46. Ст. 4532.

См., например: Гражданское право: Учебник / Отв. ред. А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. М., 2006. С. 274.

Однако к требованиям, возникающим из исполнения обязательства в натуре, можно также отнести обязанности по выполнению работ и оказанию услуг, например по договору подряда условие о выполнении строительных работ или по договору перевозки условие об осуществлении перевозки груза, пассажира и багажа. У одного из контрагентов договора возникает имущественное право требования исполнения условий договора, а у другого - имущественная обязанность, корреспондирующая с этим правом. Схожая ситуация складывается и при рассмотрении споров из деликтного права, а также по вопросам превенции правонарушения, например, требования о нечинении препятствий собственнику земельного участка при выполнении им строительных работ на своем участке. В этих случаях правоотношения, сложившиеся между сторонами, не содержат какого-либо овеществленного предмета. Поэтому в случае выдачи исполнительного документа о понуждении должника совершить определенные действия (являющиеся сущностью имущественной обязанности) или воздержаться от активного поведения (в случае реализации взыскателем своего имущественного права) принудительное исполнение будет осуществляться в порядке гл. 13 Закона об исполнительном производстве как требование неимущественного характера .

--------------------------------

Так, А.Г. Карапетов, исследуя вопрос об исполнении обязательства в натуре, приходит к выводу о том, что иски о присуждении к исполнению в натуре (передаче индивидуально-определенной вещи) не относятся к категории неимущественных исков. А иски о присуждении к исполнению обязанности, не заключающейся в передаче вещей (индивидуально-определенных или определенных родовыми признаками), являют собой именно неимущественные иски, которые впоследствии должны исполняться по правилам гл. 13 Закона об исполнительном производстве (см.: Карапетов А.Г. Иск о присуждении к исполнению обязательства в натуре. М., 2003. С. 146 и сл.).

Вместе с тем если в исполнительном документе будет содержаться требование о переводе долга (например, теоретически не исключаются случаи передоверия или привлечения субподрядчика, перевозложение исполнения поручения или выполнения работы третьему лицу), то в этом случае, как представляется, такой исполнительный документ не может быть исполнен согласно правилам гл. 13 Закона об исполнительном производстве, поскольку непосредственно гражданское законодательство (ст. 128, 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК)) включает в понятие "имущество" имущественные права и обязанности.

--------------------------------

Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ (в ред. от 2 ноября 2013 г.) // Собрание законодательства РФ. 1994. N 32. Ст. 3301; Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) от 26 ноября 2001 г. N 146-ФЗ (в ред. от 28 декабря 2013 г.) // Собрание законодательства РФ. 2001. N 49. Ст. 4552.

Следовательно, можно утверждать, что в контексте процессуального законодательства в понятие "имущество" включаются не только денежные средства, иные вещи, но и имущественные права и обязанности (в случае понуждения должника именно передать их, а не претерпевать реализацию права взыскателя или выполнять обязанность). Поэтому понуждение должника к исполнению обязанности по передаче вещи и понуждение к исполнению обязанности по оказанию определенной услуги (выполнению работы) в смысле ГПК, АПК и Закона об исполнительном производстве относятся к требованиям разного характера и, как следствие, будут исполняться по разным правилам. Таким образом, гражданское процессуальное и арбитражное процессуальное законодательства понятию "имущество" придают более широкий смысл. Но именно такая неопределенность формулировки норм, а также разночтения в смысловом наполнении понятия "требования неимущественного характера" и создают проблемы в правоприменительной деятельности.

Исходя из логики современного правового регулирования исполнительного производства, все требования, содержащиеся в исполнительных документах, в настоящее время фактически подразделяются на два вида - действия должника:

а) связанные с передачей взыскателю денежных средств и иного имущества (к которому также относятся имущественные права и обязанности) и

б) не связанные с передачей денежных средств и иного имущества (включая действия по выполнению имущественной обязанности, не имеющей целью передачу овеществленного предмета).

Именно вторая группа действий по существу составляет "требования неимущественного характера", исполняемые в порядке гл. 13 Закона об исполнительном производстве. Однако данный алгоритм исполнения также подлежит применению, если должник обязан принять какой-либо объект материального мира.

Так, например, решением арбитражного суда администрация муниципального образования была обязана принять в состав муниципальной собственности ряд объектов недвижимости. На основании решения взыскатель получил исполнительный лист. Судебные приставы-исполнители неоднократно составляли акты о частичном невыполнении администрацией предписания, указанного в исполнительном документе. При обжаловании суды признали бездействие судебных приставов-исполнителей незаконным и указали, что приставы были обязаны, во-первых, взыскать с должников исполнительский сбор по ч. 1 ст. 105 Закона об исполнительном производстве, а во-вторых, привлечь представителей должника к административной ответственности по ст. 17.15 КоАП на основании ч. 2 ст. 105 Закона.

--------------------------------

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 12 января 2010 г. по делу N А33-4523/2009. [Электронный ресурс]: Документ опубликован не был. Доступ из СПС "КонсультантПлюс".

Требование о принятии имущества вряд ли можно определить как "требование неимущественного характера". В таком случае имущественная природа обязательства налицо и не может быть оспорена. Однако исполняться указанные требования должны по алгоритму реализации именно требований неимущественного характера, поскольку, во-первых, сущность их исполнения заключается не в передаче должником имущества, а в принятии, а во-вторых, кроме администрации муниципального образования объекты, находящиеся в черте этого субъекта административно-территориального деления, не могут быть приняты кем-либо еще (и в целом принятие имущества возможно только посредством совершения действий либо должником, либо его полномочным представителем, но не субъектом, реализующим предписание в случае неисполнения требований должником). Подобного рода положения имеются и в законодательстве о коммерческих организациях. Например, ст. 75 Федерального закона "Об акционерных обществах" устанавливает основания выкупа обществом акций у акционеров этого общества. В случае невыполнения этой обязанности организация может быть понуждена к совершению таких действий посредством вынесения решения и выдачи на этом основании исполнительного листа. Таким образом, можно утверждать, что требования о совершении конкретных действий, безусловно, могут быть связаны с передачей имущества, однако не должны непосредственно трактоваться в качестве такой передачи. Кроме того, необходимо отметить, что передача имущества в смысле исполнительного права означает совершение должником или органом принудительного исполнения действий по отчуждению имущества, на которое надлежит обратить взыскание, либо указанное имущество должно быть передано управомоченному лицу.

--------------------------------

Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ (в ред. от 28 декабря 2013 г.) "Об акционерных обществах" // Собрание законодательства РФ. 1996. N 1. Ст. 1.

При таком смысловом наполнении понятий "требования имущественного характера" и "требования неимущественного характера" критерием отграничения требований второго вида от первого является обстоятельство, отвечает ли должник по исполнительному документу своим имуществом, что предопределяет способ исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе. Способом реализации требований имущественного характера будет являться получение денежных средств или иного имущества посредством применения процедур по уменьшению имущественной базы должника. В рамках реализации предписаний о совершении должником иных действий или воздержании от их совершения в процедуре принудительного исполнения на первый план выходит именно характер поведения должника, интерес взыскателя в этих случаях направлен на сам факт совершения (несовершения) должником определенных действий и может быть удовлетворен только способом, указанным в исполнительном документе (или в законе). И если в первом случае (при исполнении требований имущественного характера) важен результат в виде изъятия у обязанной стороны определенного объекта материального мира вне зависимости от характера такого изъятия (добровольного или принудительного, посредством продажи на комиссионных началах или на торгах и т.п.), то во втором случае вопрос об уменьшении имущественной базы должника будет относиться к числу не имеющих существенного значения для процедуры принудительной реализации. Для взыскателя (и судебного пристава-исполнителя) не важно, какие материальные затраты понесет обязанное лицо при исполнении требования неимущественного характера, поскольку такого интереса не возникает (хотя затраты непосредственно могут иметь место). Факт исполнения требований исполнительного документа будет зависеть именно от действий должника, являющихся предметом исполнения, реализующим интерес взыскателя.

Действительно, если, к примеру, должник обязан передать взыскателю определенную денежную сумму, он может это сделать любым образом: предоставить управомоченной стороне наличные денежные средства в необходимом размере, перевести безналичные средства на счет взыскателя. Способ получения предмета исполнения (денег) также не имеет значения, главное, чтобы он был легальным. Если же должник, например, обязан возвести здание или не чинить препятствия при возведении сооружения, взыскатель (и судебный пристав-исполнитель) не заинтересован в определенной сумме, которая может быть затрачена на выполнение этой обязанности. Способом реализации здесь будет не уменьшение имущественной базы должника, а достижение желаемого результата в виде фактического наличия объекта материального мира или в виде пассивного поведения должника. К сожалению, неопределенность и непоследовательность в понимании и различении требований имущественного и неимущественного характера имеется не только на стадии принудительного исполнения, но и в рамках рассмотрения споров государственными судами (например, государственная пошлина за требование о признании договора недействительным должна быть уплачена как за требование имущественного характера исходя из суммы, на которую заключен договор ). Проблема понимания "неимущественного характера" требования возникает в том числе и во время исполнительного производства, когда судьи решают такие вопросы, как отсрочка или рассрочка исполнительного производства, замена способа или порядка исполнения .

--------------------------------

Определение Верховного Суда РФ от 28 февраля 2012 г. по делу N 4-В11-43. [Электронный ресурс]: Документ опубликован не был. Доступ из СПС "КонсультантПлюс".

См., например: Определение Свердловского областного суда от 28 февраля 2012 г. по делу N 33-2561/2012; Постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 23 марта 2012 г. по делу N А53-6421/2010; ФАС Восточно-Сибирского округа от 13 марта 2012 г. по делу N А33-4251/2010. [Электронный ресурс]: Документы опубликованы не были. Доступ из СПС "КонсультантПлюс"; п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 17 февраля 2011 г. N 10 "О некоторых вопросах применения законодательства о залоге" // Вестник ВАС РФ. 2011. N 4.

Вследствие такой неопределенности суды, ошибочно толкуя существо требований неимущественного характера, отрицательно влияют на процесс принудительного исполнения, например, под неимущественными притязаниями понимая обязанность должника передать индивидуально- определенную вещь как обязанность совершить конкретные действия.

Так, арбитражный суд первой инстанции обязал ответчика допоставить соответствующий материал согласно условиям договора. Позже суд изменил способ исполнения решения и обязал ответчика уплатить стоимость недопоставленного товара исходя из цены, установленной сторонами в договоре. Кассационная инстанция оставила Определение суда об изменении способа исполнения решения без изменения. Президиум ВАС РФ отменил акты судов нижестоящих инстанций по этому вопросу, а дело направил на новое рассмотрение. Суд посчитал, что в данном случае ответчику следовало совершить определенные действия, обусловленные заключенным с контрагентом договором, а не передать вещь, т.е. предметом исполнения являлись требования неимущественного характера, которые не могут быть заменены денежной компенсацией, поскольку денежный эквивалент для ожидаемых действий просто отсутствует. Соответственно, по мнению ВАС РФ, способ исполнения не мог быть заменен судом на выплату стоимости предмета спора .

--------------------------------

Постановление Президиума ВАС РФ от 9 марта 1999 г. по делу N 6534/98. URL: http://bestpravo.ru/fedl999/data07/tex23739.htm (дата обращения: 15.09.2012).

На недостаток законодательного регулирования в части отнесения тех или иных требований к имущественным или неимущественным уже указывалось в литературе .

--------------------------------

Вершинин А.П. Выбор способа защиты гражданских прав. М., 1997. С. 154 - 155.

В практической деятельности нередкой бывает такая ситуация, когда судебные приставы-исполнители и судьи применяют положения гл. 13 Закона об исполнительном производстве (в частности, ст. 105) ко многим другим требованиям, которые при более внимательном рассмотрении не могут быть признаны требованиями неимущественного характера именно потому, что связаны с имуществом (и наоборот, при реализации требований неимущественного характера применяются правила, регламентирующие исполнение имущественных взысканий). Такое положение вещей неудивительно, поскольку "неимущественный характер" требования, прежде всего при аутентичной трактовке, означает отсутствие у него общей связи с имуществом в целом. Так, требования о выполнении обязанностей по возведению или сносу строения, оказанию услуг по поставке электроэнергии , водо- и газоснабжению являют собой именно элемент поведения управомоченного лица, связанный с имуществом, поскольку они заключаются в движении, перераспределении материальных благ . Однако при возбуждении исполнительного производства они тоже будут исполняться в соответствии с гл. 13 Закона об исполнительном производстве, так же, как и, например, требование о предоставлении транспортного средства в целях выполнения договора перевозки или предоставлении представителем власти информации гражданину, собранной в отношении его (требование из неимущественного отношения). Общность этих требований состоит именно в том, что их сущностью является выполнение действий, не связанных исключительно с передачей имущества.

--------------------------------

Так, И.Н. Тарасов отмечает сложность исполнения решений о передаче взыскателю электрической энергии, что прежде всего связано с особыми физическими характеристиками предмета исполнения и, как следствие, со способом ее передачи. Кроме того, автор приходит к выводу, что при принудительной реализации актов, содержащих такие требования, судебный пристав-исполнитель ограничен в возможностях совершения отдельных исполнительных действий и применении мер принудительного исполнения, реализуемых при исполнении имущественных взысканий (как, например, арест электроэнергии, ее хранение). Следовательно, такие дела стоит рассматривать как дела об оказании услуг, в связи с чем их исполнение будет производиться в рамках гл. 13 Закона об исполнительном производстве (Тарасов И.Н. Процессуальные особенности разрешения споров, возникающих в сфере электроэнергетики: Дис. ... к.ю.н. Екатеринбург, 2010. С. 115 - 121).

Советское гражданское право: Учебник. В 2 т. / Под ред. О.А. Красавчикова. Т. 1. М., 1985. С. 11 (автор главы - О.А. Красавчиков).

Кроме того, вряд ли можно говорить о несвязанности с передачей имущества таких требований, как проведение государственной регистрации имущественного права, выполнение работы по созданию объекта интеллектуальной собственности и многих других, подобных указанным. Безусловно, такие предписания непосредственно связаны с имущественными притязаниями (или с передачей имущества), но они будут исполняться по правилам гл. 13 Закона об исполнительном производстве именно потому, что они не заключаются в передаче имущества. Действительно, по таким требованиям должник не отвечает (по крайней мере на первом этапе исполнения) своим имуществом, но, думается, в данном случае очевидны логическое несоответствие и законодательная подмена первоначального содержания понятий, когда выполнение любой имущественной обязанности, не представляющей собой изъятие у должника денежных сумм или другого имущества, автоматически должно рассматриваться как требование неимущественного характера. Этот критерий разграничения не всегда применяется, когда передача вещей, определенных родовыми признаками, реализуется в рамках исполнительного производства по правилам исполнения имущественных взысканий, а передача индивидуально-определенной вещи происходит по правилам гл. 13 Закона об исполнительном производстве . Более того, вряд ли можно объединять требования о передаче имущества (определенного родовыми признаками) или конкретных объектов с притязаниями по взысканию денежных сумм в одну категорию имущественных требований, поскольку многие исполнительные процедуры, имеющие место при исполнении требований о взыскании денег (в первую очередь институт обращения взыскания на имущество должника), не применяются в исполнительном производстве в рамках реализации требований об изъятии других видов имущества (например, правила оценки и реализации имущества, имущественные иммунитеты), так как не могут оптимизировать процедуру исполнения.

--------------------------------

Критику этой тенденции см.: Карапетов А.Г. Указ. соч. С. 146 и сл.

В связи с этим представляется, что делить все требования, способные быть принудительно исполненными, на имущественные и неимущественные на основании критерия, отвечает ли должник по требованию своим имуществом или нет, некорректно. Требования о передаче имущества (за исключением денежных сумм) и требования о совершении определенных действий, понимаемые как "требования неимущественного характера", фактически близки по алгоритму исполнения. В самом деле, если, например, должник не желает исполнять решение суда о сносе строения, альтернативным вариантом поведения будет самостоятельная организация сноса судебным приставом-исполнителем либо силами взыскателя. Впоследствии с должника будут взысканы расходы на исполнение этого предписания исполнительного документа. В случае невыполнения должником обязанности передать имущество (за исключением денежных средств) судебный пристав-исполнитель организует самостоятельное изъятие этого имущества и его передачу взыскателю. Расходы на производство действий по исполнению также впоследствии будут взысканы с должника.

--------------------------------

Необходимо учитывать, что ни в АПК (ч. 1 ст. 171), ни в ГПК (ст. 205) не закреплены различия резолютивной части актов о передаче имущества на том основании, определено ли такое имущество родовыми признаками или же это конкретная (индивидуально-определенная) вещь. В этом случае отказ суда, например, изменить способ исполнения и вместо истребования имущества обязать должника выплатить денежные суммы, так как предметом исполнения является поименованный объект материального мира, не может быть признан состоятельным.

Представляется, что понятие "требования неимущественного характера", под которым понимаются притязания, не заключающиеся в передаче имущества (в том числе денежных средств), является неудачным, так как не отражает подразумеваемое содержание, фактически лишь вносит путаницу в правоприменительную деятельность и служит фактором ошибочного толкования норм, регламентирующих правила исполнения требований о понуждении должника совершить конкретные действия (воздержаться от их совершения). Более верным и четким было бы определение указанных и многих других требований, обязывающих должника совершить определенные действия (не заключающиеся в передаче имущества) или воздержаться от них, именно как требований неимущественного исполнения. При этом под неимущественным исполнением следует понимать выполнение действий, не являющих собой как таковые передачу или принятие имущества. Указание на характер выполнения обязанности по исполнительному документу дает основание полагать, что неопределенность формулировки в таком случае будет снижена и, как следствие, уменьшатся разночтения этой нормы на практике.

Во избежание путаницы в определении характера предписания исполнительного документа и алгоритма действий судебного пристава-исполнителя для реализации этого предписания, в целом поддерживая позицию о группировании всего комплекса положений, регулирующих исполнительное производство, в два самостоятельных раздела , вместе с тем считаем обоснованным смещение логической границы построения нормативного регулирования. Вместо деления всех требований, подлежащих принудительной реализации, в зависимости от способа такой реализации (отвечает ли должник по исполнительному документу своим имуществом) на имущественные и неимущественные более удачной видится классификация всех требований, содержащихся в исполнительных документах, в зависимости от механизма принудительного исполнения на денежные и неденежные . Такая классификация, существующая как в странах англосаксонской системы права , так и в государствах романо-германской системы , оправдала себя, вследствие чего проблемы отнесения конкретного требования к числу имущественного или неимущественного не имеется.

--------------------------------

Малюшин К.А. Принципы гражданского исполнительного права: теоретические проблемы понятия и системы: Дис. ... к.ю.н. Екатеринбург, 2010. С. 56.

Стоит отметить, что такое деление не будет новым для российской правовой действительности, поскольку, как уже отмечалось, и ГПК 1964 г., и принятая в его развитие в 1985 г. Инструкция об исполнительном производстве, не закрепляя понятий, по существу противопоставляли денежные требования всем остальным.

Todd J. Burke. Enforcing Foreign Non-Monetary Awards in Canada. [Электронный ресурс]: URL: http://apps.americanbar.org/buslaw/newsletter/0057/materials/pp6.pdf (дата обращения: 15.04.2012); Kim Pham. Enforcement of Non-Monetary Foreign Judgments in Australia. [Электронный ресурс]: URL: http://sydney.edu.au/law/slr/slr30_4/Pnam.pdf (дата обращения: 12.11.2011).

См.: Данилян М.А., Прошкин К.Н., Оленьчева А.Н. Законодательство об исполнительном производстве в Федеральной республике Германии // Бюллетень Федеральной службы судебных приставов. 2010. N 4. [Электронный ресурс]: URL: http://www.pda.fssprus.ru/in_an_germany410/ (дата обращения: 06.03.2013); Кузнецов Е.Н. Исполнительное производство Франции. СПб., 2005. С. 63; Sihestri E. Enforcement of Civil Judgements and Orders in Italy: An Overview // Bond raw Review. Vol. 12 (2000). Iss. 2. P. 183 - 192; Jacobson U. Trends in the Enforcement of Non-money Judgments and Orders: The First International Colloquium on the Taw of Civil Procedure. Faculty of raw, University of Tund, 1988; Goddard David. Rethinking the Hague Judgments Convention: A Pacific Perspective // Yearbook of Private International Law / Ed. by Petar Sarcevic, Paul Volken. Vol. III. 2001. P. 44, 51.

Под денежными требованиями должны пониматься требования о взыскании с должника денежных средств. Соответственно, в группу неденежных требований будут входить все остальные требования. Такое деление всех требований в зависимости от механизма принудительного исполнения должно служить отправной точкой для общего построения системы исполнительного производства, а также определения характера и объема мер принудительного исполнения, поскольку, несмотря на всю многочисленность и многоаспектность предписаний исполнительных документов, комплекс мероприятий по обращению взыскания на имущество ("сердцевина исполнительного производства" ) возможен только в отношении первой группы требований (денежных). Более того, денежные взыскания обладают чертой универсальности и почти всегда (там, где требование может быть оценено в денежном эквиваленте) могут заменить неденежные требования. В группу неденежных требований должны включаться требования о передаче иного имущества (объектов материального мира, как индивидуально-определенных, так и определенных родовыми признаками, имущественных прав и т.д.) и требования о совершении конкретных действий, не заключающихся в передаче имущества.

--------------------------------

См.: проект Исполнительного кодекса Российской Федерации / Отв. ред. Г.Д. Улетова. Краснодар; СПб., 2004. С. 47; Шерстюк В.М., Ярков В.В. Исполнительный кодекс Российской Федерации. Проект. С. 18.

Вершинин А.П. Выбор способа защиты гражданских прав. СПб., 2000. С. 38.

В этой связи интересен пример из судебной практики, когда решением суда гражданин (должник в исполнительном производстве) был обязан передать в собственность муниципального образования жилое помещение. При рассмотрении вопросов исполнения в Постановлении суда апелляционной инстанции прямо указано, что это обязанность совершения конкретных действий и кроме должника ее исполнить никто, в том числе судебный пристав-исполнитель, не может, а потому порядок организации ее исполнения должен решаться в соответствии со ст. 105 Закона об исполнительном производстве .

--------------------------------

Определение Свердловского областного суда от 12 декабря 2012 г. по делу N 33-15275/2012. [Электронный ресурс]: Документ опубликован не был. Доступ из СПС "КонсультантПлюс".

Представляется, что в последнюю категорию - требования, не заключающиеся в передаче имущества, - могут логически вписаться также требования о понуждении должника принять какое-либо имущество и непосредственно требования неимущественного исполнения (опровергнуть ложные сведения, передать ребенка и т.п.). Указанное деление всех притязаний, способных быть принудительно исполненными, не ставится в зависимость от содержания понятия "денежные средства" в рамках гражданского права, а продиктовано исключительно проблемой оптимизации исполнительного производства как совокупности отдельных процедур.

Именно механизм принудительного исполнения денежных требований (обращение взыскания на имущество должника) должен быть основополагающим "водоразделом" построения системы гражданского исполнительного права, поскольку, во-первых, он влияет на наполнение исполнительного производства в виде конкретной совокупности подлежащих применению процедур и, во-вторых, он неприменим ко всем остальным видам притязаний, нормативное регулирование которых, следовательно, должно строиться по отдельному, самостоятельному механизму.

Следовательно, графически такое деление всех требований по гражданским спорам, подлежащих принудительному исполнению в рамках гражданского исполнительного права, можно изобразить следующим образом:

Схема 1

┌─────────────────────────────────────────────────┐

│Требования, подлежащие принудительному исполнению│

└──────────────────────────┬──────────────────────┘

┌──────────────────────────────┴──────────────────────┐

┌──────┴────────────┐ ┌───────┴────────────┐

│ денежные │ │ неденежные │

└───────────────────┘ └───────┬────────────┘

┌─────────────────────────────────────────────┴──┐

┌──────────────┴───────────────────┐ ┌──────────────────────┴─────────┐

│ о передаче имущества │ │ о совершении действий, │

│ (за исключением денег) │ │ не заключающихся в передаче │

│ │ │ имущества │

└──────────────┬───────────────────┘ └───────────────────────┬────────┘

┌──────┴───────────────┐ ┌───────────────┴────┐

┌───────┴───────────┐ ┌───────┴──────┐ ┌───────┴────┐ ┌─────────────┴───┐

│ определенного │ │индивидуально-│ │ по принятию│ │неимущественного │

│родовыми признаками│ │определенного │ │ имущества │ │ исполнения │

└───────────────────┘ └──────────────┘ └────────────┘ └─────────────────┘

Разделение механизмов исполнения денежных требований (для реализации которых исполнительное производство заключается в обращении взыскания на различные виды имущества должника) и неденежных (где исполнительное производство строится по отдельному алгоритму, а обращение взыскания на имущество должника не имеет места) будет способствовать более четкой систематизации исполнительного производства. Регламентация исполнительного производства по реализации требований о совершении (несовершении) должником конкретных действий, не заключающихся в передаче имущества, должна быть структурно обособлена в тексте нормативного акта, устанавливающего правила реализации таких предписаний. Необходимость в особом регулировании порядка исполнения требований, не заключающихся в передаче имущества, в первую очередь обусловлена обстоятельством требуемого поведения должника. При этом, поскольку исполнительное производство по существу представляет собой систему отдельных процедур в зависимости от характера подлежащего исполнению документа, представляется, что для реализации каждого отдельного вида требования в перспективе должен быть сформирован комплекс исполнительных мероприятий и действий, учитывающий особенность предмета исполнения.

Понятие "требования неимущественного характера" несет более узкую смысловую нагрузку и неизбежно смешивается с нормами гражданского права о личных неимущественных правах граждан и их защите. Вследствие чего получается ситуация так называемой полисемии , т.е. многозначности, которая не может быть признана благоприятным условием для правильного и результативного применения закона. Кроме того, в практике возможна модификация имущественных прав в неимущественные и наоборот. Например, такое нематериальное благо лица, как право на физическую и психическую неприкосновенность, компенсируется исключительно в денежной форме (ст. 151 ГК), трансформируясь ко времени принудительного исполнения судебного акта в полноценное имущественное притязание.

--------------------------------

Савицкий В.М. Язык процессуального закона (вопросы терминологии). М., 1987. С. 23 - 24.

Непосредственно требования неимущественного характера (т.е. те, которые связаны с личными неимущественными правами граждан в смысле гражданского права) фактически будут включаться в группу требований о совершении действий неимущественного исполнения в качестве подвида. Далее по тексту под требованиями неимущественного характера будет пониматься подвид неденежных требований, реализация которых не заключается в передаче имущества, в связи с действующей правовой регламентацией их исполнения (так как именно данный - расширенный - круг требований в рамках действующей модели принудительного исполнения фактически подпадает под сферу регулирования гл. 13 Закона об исполнительном производстве) и приведением существующих в настоящее время точек зрения по рассматриваемой проблематике. Под имущественными требованиями будут пониматься требования о передаче имущества, в том числе денежных средств.

В настоящее время нормы, регламентирующие правила реализации требований, не заключающихся в передаче имущества, помимо отдельного закрепления правил исполнения конкретных предписаний в гл. 13 Закона об исполнительном производстве "раскиданы" по всему нормативному акту. По существу ст. 105 Закона, определяющая общий порядок действий судебного пристава-исполнителя при поступлении к нему исполнительного документа, содержащего такое предписание, распространяется на весь комплекс требований из самых разных отраслей права, которые теоретически могут быть принудительно исполнены. Кроме того, общие вопросы структуры самого исполнительного производства при реализации требований о совершении (несовершении) должником конкретных действий, не заключающихся в передаче имущества, содержатся в тех же статьях, что и правила, регулирующие исполнение требований имущественного характера. При этом не всегда понятно, какое правовое предписание имеет приоритет. На практике порой предпочтение отдается общим правилам регламентации исполнительного производства, а специальные нормы игнорируются . Такое положение не может быть признано оптимальным, поскольку наличествующие коллизии ослабляют гарантии защиты прав участников исполнительного производства. Примечателен тот факт, что в законодательстве не закреплена возможность использования норм о принудительной реализации требований исполнительных документов по аналогии. В случае если необходимо реализовать исполнительный документ, правила исполнения которого прямо не урегулированы в Законе, применению подлежит норма, регламентирующая общие положения. Такая проблема, в частности, появилась, когда с принятием в 2007 г. нового Закона об исполнительном производстве правила о вселении и выселении стали распространяться только на жилые помещения . Практика судебных приставов-исполнителей, руководствовавшихся соответственно ст. 108 и 107 Закона об исполнительном производстве, была подвергнута критике .

--------------------------------

Например, до внесения недавних изменений в Законе об исполнительном производстве был прямо закреплен запрет на установление срока на добровольное исполнение должникам по требованиям о восстановлении на работе. Между тем судебные приставы-исполнители, руководствуясь нормами ч. 1 ст. 105 (общее правило) и ч. 1 ст. 112 Закона, предоставляли должникам одни сутки на исполнение. И если это еще может быть обосновано логически, то установление должнику однодневного срока на добровольное исполнение при административном приостановлении деятельности, что также было прямо запрещено Законом, иначе как незаконным назвать нельзя. Логически получается, что лицу, подвергнутому этому виду наказания, предоставляется срок наказать себя добровольно, что в принципе не соответствует теории юридической ответственности (Лейст О.Э. Санкции в советском праве. М., 1962. С. 29, 113).

Как исполнить решение суда? Пособие для взыскателя / Рук. авт. кол. И.В. Решетникова. М., 2013. С. 240 - 241 (автор главы - А.В. Закарлюка).

См.: Научно-практический комментарий к Федеральному закону "Об исполнительном производстве" / Под ред. В.М. Шерстюка. 4-е изд., испр., доп. и перераб. М., 2008. С. 452 (автор комментария - Е.А. Борисова); Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 26 февраля 2009 г. N Ф04-935/2009(692-А27-27). [Электронный ресурс]: Документ опубликован не был. Доступ из СПС "КонсультантПлюс"; Рекомендации научно-консультативного совета при Арбитражном суде Свердловской области от 29 мая 2009 г. по вопросам применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации // Арбитражный суд Свердловской области. Электронный журнал. 2009. N 2. С. 75 - 76.

Вместе с тем, поскольку требования, не заключающиеся в передаче имущества, наделены способностью быть принудительно исполненными органом государственной власти, их исполнение, так же как и принудительная реализация имущественных притязаний, должно подчиняться общим правилам построения системы принудительного исполнения. Указанное обстоятельство должно обеспечить необходимый уровень законности исполнительного производства по предписаниям о совершении должником определенных действий (не заключающихся в передаче имущества) и гарантии соблюдения прав его участников.

Правовая регламентация исполнения требований, не заключающихся в передаче имущества, должна быть организована в рамках общей и особенной частей нормативного акта, посвященного вопросам принудительного исполнения. При этом в общей части должны содержаться "статические вопросы организации и порядка исполнительного производства, а в особенной - вопросы динамики: порядок осуществления отдельных видов исполнительных действий" .

--------------------------------

См.: Бернэм У., Решетникова И.В., Ярков В.В. Судебная реформа: проблемы гражданской юрисдикции. Екатеринбург, 1996. С. 127 - 128 (автор главы - В.В. Ярков); Оптимизация гражданского правосудия в России / Под ред. В.В. Яркова. М., 2007. С. 120.

В качестве итога по данному вопросу можно заключить следующее:

1. Ныне действующая модель исполнения требований неимущественного характера как притязаний о совершении (несовершении) должником действий, не заключающихся в передаче имущества, в силу расплывчатости и противоречивости не способна применяться эффективно, а потому не может быть признана удачной.

2. Представляется целесообразным разграничивать все требования, способные быть принудительно исполненными, по основанию механизма принудительного исполнения на денежные и неденежные. При этом под денежными требованиями должны пониматься требования о взыскании денежных средств, алгоритм исполнения которых зиждется на системе мер по обращению взыскания на имущество должника. Во вторую группу должны включаться как требования о понуждении должника передать иное имущество (индивидуально-определенное либо определенное родовыми признаками), так и действия, не являющие собой передачу имущества (в том числе денежных средств). Механизм исполнения неденежных требований должен строиться иным образом. Вторую подгруппу неденежных требований могут составлять обязательства о принятии должником имущества и требования непосредственно неимущественного исполнения. Под требованиями неимущественного исполнения предлагается понимать требования, не заключающиеся в передаче имущества, в том числе денежных средств, а также в его принятии.

3. Конкретными действиями должника (не заключающимися в принятии и передаче имущества) могут защищаться права и удовлетворяться интересы взыскателя, носящие как имущественный, так и неимущественный характер. Употребляемое в настоящее время в доктрине и законодательстве, регламентирующем процедуры принудительного исполнения, понятие "требования неимущественного характера" фактически сужает сферу правового регулирования, что порождает многочисленные ошибки в правоприменительной практике. В связи с этим представляется, что данное понятие во избежание смешения его с институтом гражданского права и для снижения уровня неопределенности регулирования соответствующих отношений подлежит замене на понятие более широкого содержания - "требования, не заключающиеся в передаче имущества".

<< | >>
Источник: Кудрявцева В.П.. Исполнение требований неимущественного характера. 2015

Еще по теме § 1. Сущность требований неимущественного характера и место их правовой регламентации в системе гражданского исполнительного права:

  1. § 1. Сущность требований неимущественного характера и место их правовой регламентации в системе гражданского исполнительного права
  2. § 2. Соотношение регламентации требований по передаче имущества и требований, не заключающихся в передаче имущества
  3. § 3. Участники исполнительного производства при реализации требований, не заключающихся в передаче имущества
  4. Нормативно-правовое регулирование гражданских отношений с участием потребителей.
  5. 2.1. Конституционно–правовой статус и виды общественных объединений в Российской Федерации
  6. § 2. Правовой феномен наказания в отношениях налоговой ответственности
  7. §2. Обоснование нрава юридического лица на управление внутренними делами как самостоятельного субъективного права
  8. 2.3 Понятие инновационного права и его соотношение с основными отраслями российского права
  9. §2. Обоснование нрава юридического лица на управление внутренними делами как самостоятельного субъективного права
  10. Параграф 1. Право на товарный знак и знак обслуживания
  11. 1.1. Понятие, правовая природа и сущность семейно-правовой ответственности
  12. § 3. Правовой статус субъектов договора о приемной семье
  13. 1.2. Понятие, сущность и признаки семейно-правового обязательства
  14. 1.1. Понятие актов гражданского состояния и их роль в возникновении, изменении и прекращении гражданских правоотношений
  15. 4.3 Применение юридических норм при пробелах в гражданском праве
  16. 4.3 Основные отраслевые принципы гражданского права: проблема элементного состава
  17. Право публичной собственности на автомобильные дороги
  18. § 2.1. Основные черты конституционно-правового механизма реализации права граждан на равный доступ к государственной службе в органах внутренних дел
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -