«Чего мы не знаем о ценностях»

Один из крупнейших аксиологов нашего века польский философ и эстетик Роман Ингарден в 1964 г., итожа свои познания и собственные исследования в сфере аксиологии, выступил на заседании Польского философского общества в Кракове с докладом «Чего мы не знаем о ценностях».

К вопросам в этой сфере он относил следующие: «На чем основывается различие основных родов ценностей и при этом также различных областей ценностей?»; «Какого рода форма ценности и ее отношение к предмету, который “обладает” ценностью, к ее “носителю”?»; «Каким способом существуют ценности, поскольку они вообще существуют?»; «На чем основано высшее различие между ценностями и возможно ли вообще установить всеобщую иерархию ценностей?»; «Существуют ли “автономные” ценности?»; «Как обстоит дело с так называемой “объективностью” ценностей?»2

35 лет спустя мы можем констатировать, несмотря на большое число работ по аксиологии, что и поныне мы всего этого «не знаем о ценностях». Прогресс лишь заключается в том, что к этим вопросам прибавились новые и мы можем утешать себя словами остроумнейшего соотечественника Ингардена: «Наше невежество распространяется на все более отдаленные миры» (С. ЕжиЛец). Разумеется, это не означает, что все эти вопросы не обсуждались, что не предлагались те или иные варианты их решения. Но, как принято сейчас говорить, «консензуса» достичь не удалось.

Правда, в аксиологии утвердилось несколько аксиом, игнорирование которых означает просто аксиологическую безграмотность. Я имею в виду определение Дж. Муром так называемой «натуралистической ошибки» в трактовке ценностей, т. е. подмены сущности ценностей их проявлением в объективном и субъективном мире, отождествление ценности и вещи, которая ею обладает. К этим аксиомам относится также необходимость различения ценности и оценки. Но кого безграмотность останавливала в научной деятельности?

Прошедшие перемены в общественной жизни стимулировали интерес к ценностной проблематике грандиозным процессом переоценки всех прежних ценностей. Александр Володин писал в 1987 г.:

Время, ты не запятнано.

Поглощенные Летою оживают распятые, исчезают воспетые.

Колокольные звоны память прочили вечную, вспоминаем казненных, забываем увенчанных[140].

Периоды глобальной переоценки ценностей неизбежно пробуждают внимание к теории ценности, вновь актуализируют важнейшую аксиологическую проблему: существуют ли объективные ценности, если люди меняют свои ценностные представления на противоположные? Вспомним, что и возникновение «философии ценности» во второй половине прошлого века было, несомненно, связано с «переоценкой всех ценностей», по словам Ф.Ницше, с сомнением в ценности прежних ценностей.

Для занимающихся вопросами аксиологии на территории постсоциалистического пространства возникли дополнительные трудности, которые в то же время являются новыми стимулами к развитию, в связи с тем, что переоценка ценностей охватила саму устоявшуюся методологию исследования. Если раньше господствовала методология, стремящаяся опереться на марксистско-ленинскую философию (правда, толкуемую подчас диаметрально противоположно), то теперь аксиологи, как и дру-

гие философы и обществоведы, вынуждены в спешке подыскивать подходящую методологию исследования: то в ранее нетерпимой религиозной философии, то в некогда проклинаемом идеализме. Но от себя не уйдешь.

И некоторые «деятели идеологического фронта» легко заменяют ссылки на Н. Чернышевского и В. Ленина цитатами из Н. Лосского и Н. Бердяева, не понимая, что теперь уже выявилась порочность самого, если так можно сказать, argumentum ad citatum.

Сейчас уже не припрешь оппонента авторитетной цитатой. На мой взгляд, в условиях методологического плюрализма можно больше обращать внимания на суть аксиологических вопросов, поставленных еще Ингарденом и потребностями современных ценностных отношений. Важно только, чтобы плюрализм не приводил к эклектической мешанине принципов, а давал возможность для нового синтеза, в котором могут соединяться философские подходы, показавшие свою плодотворность при разработке теории ценности, будь то кантианство и неокантианство, феноменология и недогматический марксизм. Плюрализм должен быть системным плюрализмом.

Вместе с тем, нужно иметь в виду, что аксиологический подход, широко применяющийся в различных областях практической деятельности и теории, отнюдь не является общепризнанным. Его противники теперь — это не мыслители типа тов. Чеснокова Д. И., считавшего недопустимым заниматься теорией ценности как неокантианской ревизией марксизма (вспомним определения аксиологии как отрасли буржуазной философии, которые давали советские справочные издания до начала 60-х годов). Среди философов, культурологов, филологов имеются убежденные сторонники М. Хайдеггера, призывавшего «понять, наконец, что именно характеристика чего-то как “ценности” лишает так оцененное его достоинства». Немецкий философ полагал, что «на самом деле ценность как раз и оказывается немощным и прохудившимся прикрытием для потерявшей объ- [141] ем и фон предметности сущего», что «мышление в ценностях прикрывает крушение существа бытия и истины»1.

«Наука о ценностях сложна и трудна тем, что в качестве особенной дисциплины она пытается оформиться после себя самой, т. е. в такую эпоху, когда из глубин человеческого сознания исчезает вера в то, что следовало бы назвать верой в ценность ценностей», — писал А.В. Михайлов, полагавший, что в нашем веке, разрушающем гармоническое триединство Истины, Добра и Красоты, «понятие “ценности” подвергается самой радикальной и неопровержимой (как факт языка культуры, как нечто “непоправимо” имеющее место в самой культуре) критике; таковая совершается в философском творчестве М. Хайдеггера...». Правда, по мнению А.В. Михайлова, «теоретик-аксио- лог в принципе в состоянии справиться и с тем переворотом в понятии “ценности”, какое произвел Хайдеггер...»1

К вопросам, поставленным Ингарденом, действительно можно было бы добавить и такой вопрос: как можно говорить о ценностях после Освенцима и Колымы? Какова ценность ценности, если слова: «Ничего нет ценнее человека!» произносит людоед? Ответ на этот вопрос обусловлен пониманием самой ценности, осмыслением того, каким образом она существует. На мой взгляд, уничтожение явлений, обладающих ценностью, не есть уничтожение ценностей. «Цену воды узнают тогда, когда высыхают источники», — гласит армянская пословица. «Цену хорошего человека узнают после его смерти», — говорят казахи. Парадокс ценности в том и состоит, что ценность бытия — это не то же самое, что бытие ценности. Соотношение «ценности бытия» и «бытия ценности» — это также вопрос, который не нашел общепринятого решения.

<< | >>
Источник: Леонид Столовим. Философия. Эстетика. Смех. — С.-Петербург — Тарту, 1999, — 384 с.. 1999

Еще по теме «Чего мы не знаем о ценностях»:

  1. Вы должны отказаться от чего-то, для того чтобы чего-то достичь.
  2. Эстетическая ценность в мире ценностей[238]
  3. Из чего же, из чего же, из чего же...
  4. Вы говорите, что ценность вещи измеряется пользой, которую она приносит. Не потому ли искусству и культурным ценностям не находится места в нашем столь материальном обществе?
  5. Вы говорите, что ценность вещи измеряется пользой, которую она приносит. Не потому ли искусству и культурным ценностям не находится места в нашем столь материальном обществе?
  6. Лекция 32. От чего зависит спрос на ресурсы
  7. Чего вы ищите?
  8. «Чего изволите ?»
  9. § 2. Функции денегг — Классификация Книса. — Деньги, как мерило ценности.—Абстрактный характер этой функции.—Относительная устойчивость, как требование, предъявляемое к деньгам в качестве мерила ценности.
  10. от чего и как защищены банкноты
  11. От чего зависит численность населения
  12. 5.1. ИЗ ЧЕГО СКЛАДЫВАЕТСЯ РЫНОЧНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ ПРЕДПРИЯТИЯ
  13. Для чего применяются национальные счета
  14. 1. От чего зависит средняя цена кредита?
  15. § 5. Последствия колебаний в ценности денег. — Кредиторы и должники при колебаниях в ценности денег.
- Авторское право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -