<<
>>

ГЛАВА XXXVII ПРИРОДА КРЕДИТІ В ПЕРЕХОДНУЮ ЭПОХУ

§ 1. Кредит как рычаг переустройства общества на социалистических началах. § 2. Кредитные утоиии Прудона, Сен-Симона и др. § 3. Природа кредита в GCGP. § 4. Функции кредита в СССР.

§ 5. Основное различие между кредитом при капи- р тализме в СССР. § 6. Кредит как орудие плановой экономической политики пролетариата. § 7. Централизация кредитного аппарата. § 8. Ленин о природе советских

банков.

§ 1. Поскольку в коммунистическом              обществе              не будет              частной

собственности, поскольку не будет в нем вообще              ни денег,              ни това

ров, ни капиталов, постольку, очевидно, не будет нужды в кредите. Кредиту в таком обществе не будет места именно потому, что в нем не будет места деньгам и денежному фетишизму, капиталу и капиталистической[XI] эксплоатации.

Мы уже знаем (ч. 2, гл. XXVIH), что кредит служил одним из мощных рычагов разрушения феодального общества и уничтожения мелкотоварного хозяйства. Еще более важную роль играет кредит при переходе от капиталистического к социалистическому обществу.

«Не подлежит никакому сомнений»,              говорит              Маркс («Капитал»,

т.              III, ч. 2, стр. 148), «что кредитная              система              послужит              мощным

рычагом во время перехода капиталистического способа производства к способу производства ассоциированного труда, — однако лишь как один из элементов в связи с другими органическими переворотами в самом способе производства. Напротив иллюзии относительно чудодейственной силы кредитного и банкового дела в социалистическом смысле вытекают из полного непонимания капиталистического способа производства и кредитного дела, как одной из его форм. Раз средства производства перестали превращаться в капитал (что подразумевает также уничтожение частной земельной собственности), кредит как таковой не имеет уже никакого смысла.- С другой стороны, пока продолжает существовать капиталистический способ производства, продолжает существовать как одна из его форм капитал, приносящий проценты, образуя фактически базис его кредитной системы».

Маркс говорит о кредите, как «мощном рычаге» переустройства общества на социалистических началах, но вместе е тем он предостерегает от иллюзии, будто бы только при посредстве одного этого рычага и при сохранении прежнего способа производства, построенного на частной собственности, можно устранить противоречия капитализма. Маркс ставил вопрос так: либо сохранение прежнего анархического, частнособственнического способа производства, но тогда кредит бессилен устранить капиталистическую эксплоатацию и может ее только усилить; либо замена этого способа проиаводства подлинно социалистическим, но тогда «кредит как таковой уже не имеет смысла». Этого как раз не понимали и не понимают те старые и современные социалисты-утописты, которые верили и верят в «чудодейственную силу кредита». Они считают, чтб и при сохранении частной собственности «справедливая» общественная организация кредита может устранить противоречия капитализма и прежде всего кризисы,

безработицу, низкую заработную плату. Обычно (но не всегда) денежные утопии находятся в связи с кредитными утопиями. Таковы утопии Прудона, Родбертуса, Гезеля и др.

§ 2. Прудов предлагал ввести «общественный и даровой кредит» и этим дать возможность всем трудящимся пользоваться кредитом И ЛИШИТЬ этой монополии капиталистов. Для этого он учредил в 1849 г. «Общество народного банка» и за счет «миссии «знаков банка» (необеспеченных золотом банкнот) надеялся осуществить свой план дарового кредита. Но из этой затеи ничего не вышло: его банк закрылся ровно через три месяца после формального открытия.

Еще до Прудона величайший социалист-утопист Сен-Симон также рассматривал банковский кредит как главнейший фактор переустройства общества на социалистических началах. «Централизация самых главных банков и самых способных банкиров,— говорили сен-симонисты, — в один унитарный направляющий банк, который господствовал бы над ними всеми и мог бы правильно взвешивать потребности в кредите, испытываемые промышленностью во всех направлениях; с другой стороны, все большая специализация особых банков, так чтобы на каждый из ннх был возложен надзор, покровительство, руководство одной отраслью промышленности, — вот, на наш взгляд, политические факты самой высокой важности.

Всякий акт, который будет иметь своим результатом централизацию общих банков, специализацию частных и приведение их в иерархическую связь между собой, неизбежно приведет в результате к лучшему согласованию средств производства и нужд потребления, а это предполагает и более точную классификацию работников и более разумное распределение орудий промышленности; более правильную оценку дед и более справедливое вознаграждение труда».

Но за организацией кредита у сен-симонистов скрывалась организация производства и распределения. «В высшие банки,—говЪрили они,—сходятся все потребности, и оттуда расходятся все усилия: главный банк открывает отдельным местностям кредиты, т. е. доставляет им орудия труда, лишь предварительно взвесив и скомбинировав различные операции. Эти кредиты распределяются затем между трудящимися при посредстве специальных банков, представляющих различные отрасли промышленности».

Таким образом сен-симонисты в общем видели, что одной организации кредита мало: «.нужно, — говорили они, — организовать производство таким образом, чтобы никогда пе приводилось бояться ни в одной из егсг отраслей ни нехватки, ни переполнения». Основная ошибка сен-симонистов в том, что они предполагали, будто бы можно мирным путем через организацию централизованной банковой системы устранить анархию производства и постепенно построить социализм. Сам Сен-Симон возлагал надежды на королевскую власть! Он говорил, что «движение нравственное и мирное во всех отношениях получит в конце концов большую поддержку со стороны самой королевской власти, которая все более и более стремится избавиться от своих приближенных, чтобы тем теснее соединиться с народом».

История вполне подтвердила правильность марксовой теории и ложность учения Сен-Симона. В настоящее время мы имеем в капиталистических странах в высокой степени централизованную банковскую систему, которая, однако, как мы знаем, ни в коей мере не означает социализма: и в Англии, и в САСШ (где Федеральная резервная палата осуществляет эту централизацию кредита) все противоречия капитализма полностью сохранились и даже еще больше усилились.

Только банковая системи, вырванная насильственным путем из рук капиталистов, сможет служить делу социализма, как это имеет место в СССР.

Сен-симонистские идеи питали и питают всех утопистов кредита с их реформистскими иллюзиями. В XXXI главе 2 части мы упоминали братьев Эмиляыи Исаака Перейра, которые хотели применить на практике идеи Сен-Симона. М, знаем, что из этого ровным счетом ничего не вышло. Такцге и современное реформистское движение в Америке, связанное с идеей рабочих бвякев (см. XXXII главу)/ питается утопическими идеями Сен-Симона. То, что никогда я» удастся достигнуть так называемой «демократизации капитала» путем тех иди ийда: кредитных экспериментов, не подлежит никакому сомнению. Кредитные идлшй» вдаекают из полного непонимания капиталистического способа производства Ж Кредитного дела как одной из его форм» (Маркс). Это относится ко всем современным кредитным утопиям. При сохранении частной собственности па средства производства Кредит всегда будет

27 3. Атлас Деньги и кредит

орудием эксплоатащи труда. Это нам прекрасно известно из всего предыдущего. Кто же под вывеской кредитных утопий стоит за сохранений частной собственности на средства производства (это относится также и к немецкому утописту кредита прошлого века Гильдебранду и ко всем современным утопистам кредита типа Дей- мера, Гезеля, Бжеля и др.), тот на деле защищает интересы буржуазии. Таким образом объективно социалистические кредитные утопии играют реакционную роль и безусловно выгодны буржуазии.

§ 3. Но какую роль играет кредит в системе переходного Хозяйства, когда промышленность и банковая система обобществлены, но полный социализм еще не построен?

Общее решение вопроса о природе кредита в переходную эпоху уже дано решением вопроса о природе денег в переходную эпоху (гл. XVII). Двойственный и противоречивый характер переходной системы находит свое выражение и в кредите. Кредит как таковой находится в процессе отмирания, и чем дальше подвигается процесс обобществления народного хозяйства, тем больше банки превращаются в органы общественной бухгалтерии, а банковский кредит, как и кредит вообще, лишается своей сущности.

Но процесс ликвидации специфически кредитных отношений продвигается значительно быстрее процесса ликвидации денег: сфера действия кредита значительно ?же, чем сфера действия денег, и вот поФему.

Мы знаем, что кредитные отношения производны от основного капиталистического производственного отношения. Но как раз капиталистические отношения отсутствуют в обобществленном секторе. Кредитная форма в обобществленном секторе уже не является выражением специфических ей капиталистических производственных отношений. Формальный же момент кредита сохраняется и здесь. Мы покупаем займы и вносим деньги в сберкассы. Превращаются ли эти деньги в действительности в капитал, т. е. в орудие эксплоатации труда? Конечно нет, ибо эти деньги попадают не в руки капиталистов, но в распоряжение обобществленного производства. Наши директора трестов простые служащие, а не капиталисты, и, получая в банке кредиты, они не превращают деньги в орудие эксплоатации, но расширяют объем планово-организованного и обобществленного производства. Следовательно у нас за кредитной формой не скрыты капиталистические отношения. В узкой же сфере частнокапиталистического сектора у нас существуют капиталистические кредитные отношения, но превалирующую роль во всей системе играют как раз некапиталистические кредитные отношения.

§ 4. Как мы знаем из XX главы 2 части, по Марксу роль кредита при капиталистическом способе производства сводится к четырем функциям. Рассмотрим, в какой мере кредит выполняет эти функции в хозяйственной системе СССР.

  1. Первая функция заключается в уравнении нормы прибыли. Но если «равновесие» капиталистического хозяйства непосредственно ре- гулщзуется уравнением нормы прибыли, то в экономике СССР средняя норма прибыли не является регулятором: наша хозяйственная система базируется в основном на все более растущем плановом регулировании производства. Следовательно эта функция кредита у нас полностью отпадает* Если при капитализме новые капиталы направляются в от*

раели производства с высокой нормой прибыли и отливают из отраслей с низкой нормой прибыли, то в СССР распределение фондов общественного накопления определяется общим народнохозяйственным планом, но отнюдь не стихийными факторами (конкуренцией и нормой прибыли).

  1. В своей второй функции кредит освобождает производство от границ индивидуального накопления. При капитализме в форме создания акционерных обществ эта функция дает возможность «колоссального расширения размеров производства, невозможных для отдельного капиталиста» и благодаря этому «капитал... получает здесь непосредственно форму общественного капитала (капитала ассоциированных личностей), в противоположность частному капиталу, а его предприятия выступают как общественные предприятия в противоположность частным предприятиям». Однако, если благодаря этой функции, как подчеркивает Маркс, кредит «уничтожает частный характер капитала и содержит в себе, по именно только в себе устранение самого капитала», то в экономической системе СССР эта функция целиком отпадает в связи с полным обобгцествлепием почти всей промышленности.

Почти все акционерные общества в СССР принадлежат государству, И 110 „своей социальной сущности они не имеют ничего общего с капиталистическими акционерными обществами. Акции в СССР не котируются на бирже. Они являются лишь свидетельствами суммы материальных фондов, которыми располагают данные госорганы. Поэтому функция освобождения производства от границ индивидуального накопления путем образования акционерных обществ в СССР полностью отпадает. В СССР действительно объем производства не зависит от\' границ индивидуального накопления, по не благодаря кредиту и акционерным обществам, по потому, что почти вся промышленность обобгцествлена.

Когда трудящиеся предоставляют государству свои сбережения путем покупки госзаймов или вкладов в сберкассы, то по форме они осуществляют кредитные сделки. Но заемщиком является государство как представитель обобществленной промышленности. Последняя является прямой противоположностью капиталистической промышленности, а пролетарское государство противоположностью частных ка- питалистов-функционеров.

По сути дела мы имеем здесь не кредит, а определенный способ, мы бы сказали, внутренней мобилизации ресурсов для социалистической реконструкции хозяйства. Значит кредит и в этой функции имеет совершенно иное, противоположное капиталистическому кредиту, со- держание. «Форма» остается, термин (название) сохраняется, а смысл этого термина совсем иной.

Когда же денежные средства в форме займов или вкладов привлекаются из среды частных капиталистов или самостоятельных товаропроизводителей, то и в этом случае кредит не является капиталистическим,\' ибо замечет этих средств в СССР расширяются не предприятия, принадлежащие «ассоциации капиталистов», но непосредственно общественные предприятия.              )

  1. В своей третьей функции кредит как форма аккумуляции частных накоплений дает «абсолютное в пределах известных границ (суммы аккумулированного накопления — 3. А.) распоряжение над чужим капиталом и чужой собственностью и, вследствие этого, над чужим трудом». Это «абсолютное распоряжение», как мы знаем, в эпоху финансового капитала находится в руках кучки финансовых цоролей,и именно они распоряжаются чужим трудом. Конечно, в СССР эта функция кредита отпадает, так как общественным накоплением полновластно распоряжаются не частные капиталисты, но пролетарское государство. Если прибавочная стоимость, созданная трудом рабочих частных предприятий, попадает частично в распоряжение государства через кредитную систему, то опять-таки этим укрепляется пе господство отдельных капиталистов, но наоборот это господство сокращается и расширяется господство пролетарского государства над всем общественным производством.
  2. Наконец кредит при капитализме освобождает рост производства от границ наличных в обществе действительных денег (золота). Это осуществляется при посредстве коммерческою кредита и различных форм кредитной эмиссии средств обращения (см. гл. XX и XXIV).

Эта функция кредита по существу также отпадает в СССР, поскольку рост производства в СССР вообще ни в какой зависимости не находится от наличия действительных денег — золота. Ведь коммерческий кредит — это кредит, оказываемый друг другу капиталистами, занятыми в процессе воспроизводства. В СССР же коммерческий кредит уже не является таковым, поскольку производство в СССР не является капиталистическим и следовательно не существует обращения капиталов. Следовательно у нас «коммерческий кредит» является по преимуществу формой организованного движения общественной продукции, а так называемая кредитная эмиссия — формой регулирования взаимных расчетов между хозяйственными единицами в рамках обобществленного сектора. Поэтому в СССР кредитная эмиесия не является надстройкой над металлическим базисом, как при капитализме, и хотя выполняемые ею функции (товарная реализация) внешне аналогичны капиталистическим, но по существу от них отличны^

Что представляет собою процент в условиях СССР? За процентом в СССР не скрыты общественные отношения между капиталистами- собственниками и капиталистами-функционерами. В рамках обобществленного сектора взимание процента является лишь одним из способов хозяйственного учета расходования кредитованных средств, поскольку проценты взимаются госпредприятием (банком) с госпредприятия же (например треста).

Во взаимоотношениях обобществленного сектора с частным процент отчасти сохраняет свое прежнее значение. Но поскольку р этих случаях в качестве заимодавца выступает не частный капиталист, но государство, постольку и здесь мы не имеем существа чисто капиталистического кредитного отношения.

Такого типа кредитные отношения имеют место, как мы знаем, и при капитализме, но там они являются производными от основного типа кредитного отношения — капиталистического. В СССР же как раз отсутствует этот основной тип кредитного отношения, и все указанные кредитные отношения подчиняются не стихийно-рыночному регулированию (на денежном рынке), но сознательному, плановому регулированию, осуществляемому центральными экономическими органами, которые устанавливают как процентные ставки-для различного вида ссуд и заемщиков, так и объем ссужаемых средств.

Процент есть целиком и полностью категория капиталистического хозяйства, для которого процент необходим, так как выполняет определенные общественные функции. Поскольку же уровень процента . в СССР совершенно не подвержен колебаниям спроса-цредложения на денежном рынке и не выполняет своих регулятивных функций (пропорционального распределения средств между заемщиками), постольку процент уже не есть процент в том смысле, в каком эта категория изучается марксовой политической экономией.

Однако в СССР имеются, хотя и в очень ограниченных рамках, кредитные отношения и, вне обобществленного сектора. Здесь кредит большей частью носит характер ростовщическою кредита, поскольку производительные капиталисты-заемщики почти совершенно отсутствуют.

§ 5. Резюмируя сказанное, мы приходим к следующим выводам. Если при капитализме кредит ^расширяет господство капиталистического способа производства, то у нас кредит является средством расширения и укрепления социалистического способа производства и вытеснения капиталистического способа процзводства, рыночной стихии и товарно-денежной формы хозяйства вообще.

Следовательно и сущность, и историческая роль кредита в наших условиях иные, чем при капитализме. Мы знаем, что различие между ростовщическим кредитом и собственно капиталистическим кредитор не вытекает и\'з самой формы кредита (см. гл. XXIX, 2 части) и способа его существования, но только из различий в облике заемщика, Точно так же и различие между собственно капиталистическим кредитом и кредитом в наших условиях вытекает прежде всего из различии в «облике заемщика». У нас основным заемщиком являются гоепро- мыгилеппость и кооперация, а не частные капиталисты, и именно это определяет глубочайшие различия между кредитом при капитализме и в СССР.

Но существенно также и изменение «облика» заимодавца. Прежде всего у нас полностью выпадают капиталисты-рантье как заимодавцы. Главными заимодавцами являются сам рабочий класс и крестьянство. Но когда эти последние при капитализме через банки ссужают свои деньги, то в этом случае им противостоит капиталист, который пользуется этим капиталом. У нас же этого противоречия между заемщиком и заимодавцем (поскольку речь идет именно об указанных основных заемщиках) конечно нет. Также, конечно, не может быть речи о противоречии между банковым и промышленным капиталом.

§ 6. Мы установили, что в СССР кредит служит средством расширения сферы социализма. Кредит входит полностью в сферу планового регулирования хозяйственных процессов. Являясь одним из суще- сгвениых элементов социалистического планирования, кредит в наших условиях является мощным орудием плановой экономической политики пролетариата, а именно в этом вся сила и значение кредита в наших условиях. Кредитная политика является составной и необходимой частью нашей общей экономической политики. Активные и пассивные операции банков в СССР целиком подчинены кредитной политике пролетарского государства. Кредитные фонды, как аккумулируемые, так и эмитируемые, реализуются в соответствии с общими задачами ‘экономической политики, а именно следующим образом.

Во-первых, частному капиталу целиком закрыт путь к государственным кредитным фондам.

Во-вторых, самое распределение кредитных ресурсов между отраслями народного хозяйства определяется едиными плановыми задачами. На основе этих последних устанавливается, сколько нужно дать промышленности, транспорту, торговле и сельскому хозяйству, и каким именно отраслям (например тяжелой или легкой индустрии). Ясно, па- пример, что усиленное финансирование легкой индустрии и суженное финансирование тяжелой индустрии означало бы срыв всей генеральной линии на индустриализацию страны.

В-третьих, распределение кредитных ресурсов в соответствии с общим народнохозяйственным планом, должно обеспечивать не только осуществление общего курса на индустриализацию, но и равновесие всего процесса общественною воспроизводства.

Это равновесие не нужно понимать механистически как вечное и неизменное для всех стран л общественных формаций. В СССР равновесие обгцествепною воспроизводства устанавливается не стихийно и пассивно, но сознательно и активно с ориентацией на преодоление так называемых «узких мест». И кредит как раз является одним из средств плановой экономической политики, направленной на активное преодоление «узких мест» в хозяйственной системе СССР. В этом одна из труднейших задач нашей плановой кредитной политики.

Наконец, в-четвертых, в сфере господства мелкого товарного хозяйства (главным образом сельского хозяйства, но также и городских кустарных промыслов) кредит служит мощным орудием коллективизации, в первую очередь социалистической перестройки деревни. Ясно, что поддержка кредитом коллективных хозяйств усиливает их позиции в сравнении с индивидуальными хозяйствами, и эта поддержка в связи с общими преимуществами коллективного способа производства обеспечивает рост социалистических элементов в деревне. Но помимо прямой поддержки колхозов, а также и совхозов, кредит является мощным рычагом вовлечения частных (бедняцких и середняцких) хозяйств в сферу социалистического регулирования. Так например компракта- ция посевов большей частью связывается с авансированием крестьян под законтрактованный хлеб. Индустриализация сельского хозяйства также базируется на кредите, ибо снабжение крестьян усовершенствованными орудиями производства требует авансирования производителей.

Все сказанное далеко не исчерпывает характеристики роли кредита, как орудия экономической политики пролетарского государства, но дает все же отчетливое представление о колоссальном эрмодаг* ском и политическом значении этого орудия. Мы видим таким образом, что кредит, сохранив свою внешнюю «форму», в наших условиях превратился в нечто совершенно противоположное капиталистическому кредиту.

§ 7. Выполнение всех описанных задач, стоящих перед кредитом в СССР, требу.ет соответствующей организации кредитного аппарата, т. е. банковой системы. Централизованное планирование невозможно без централизованной банковской системы. Последняя не только аккумулирует денежное накопление, эмитирует средства обращения и распределяет эмитированные и аккумулированные фонды между отраслями народного хозяйства, но и контролирует использование этих средств в соответствии V общими планами, общей, политикой и хозяйственной целесообразностью.

Кредитная дисциплина означает вместе с тем не что иное, как требование правильного, общественно-рационального хозяйствования, следовательно это есть планово-хозяйственная дисциплина. Без кредитной дисциплины (т. е. точного выполнения условий кредитования) невозможно вообще хозяйственное планирование: поскольку расшатывается эта дисциплина (заемщики не погашают в срок кредиты, «самостийно» превращая краткосрочные в долгосрочные кредиты), постольку расшатываются и устои всей плановой системы.

§ 8. Единство кредитной политики требует строжайшего единства и в организации банковской системы. Необходимость единого централизованного банковского аппарата Ленин предвидел, еще до Октябрьской революции. В своей брошюре «Удержат ли большевики государственную власть» он писал:

«Крупный банк есть тот государственный аппарат, который нам нужен для осуществления социализма и который мы берем готовым у капитализма. Причем нашей задачей является отсечь то, что капиталистически уродует этот превосходный аппарат, сделать его еще крупнее, еще всеобщее. Единый крупнейший из крупнейших — Государственный \' банк с отделениями в каждой волости и при каждой фабрике — это уже девять десятых социалистического аппарата. Это общегосударственное счетоводство, общий государственный учет производства и распределения продуктов. Это, так сказать, нечто вроде келета социалистического общества».

с

Литература

  1. И. А. Трахтенберг, Современный кредит и его организация, М. 1929. Приложение.
  2. Б. Баскин, Природа кредита в переходную эпоху, «Плановое хозяйство» № 4 ва 1929 г.
  3. К. Лупандин, Проблемы банковского кредита в СССР. М. 1929.
  4. Л. Шанин, Prolegomena к теории советского банка, «Проблемы экономики» Л° 6 за 1929 г.

Вопросы для повторения

  1. Как оценивал Маркс роль кредита в переходную эпоху?
  2. Изложите и дайте оценку кредитных утопий Прудона и Оен-Симоца,
  3. Почему процесс ликвидации специфически кредитных отношений продвигается в СССР быстрее, чем процесс отмирания денег?
  4. Сохраняются ли в СССР функции, выполняемые кредитом при капитализме?
  5. Сохраняет ли процент свою сущность в СССР?
  6. ІЇ чем общее и основное различие между кредитом при капитализме и в СССР?
  7. Охарактеризуйте роль кредита в СССР как орудия плановой экономической политики?              lt;
  8. Почему СССР необходим строго централизованный кредитной аппарат?

<< | >>
Источник: 3.В. АТЛАС. ДЕНЬГИ И КРЕДИТ (ПРИ КАПИТАЛИЗМЕ И В СССР) ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКВА- 1933. 1933

Еще по теме ГЛАВА XXXVII ПРИРОДА КРЕДИТІ В ПЕРЕХОДНУЮ ЭПОХУ:

  1. ГЛАВА XV1L ДЕНЕЖНАЯ РЕФОРМА 1924 г. И ПОРЕФОРМЕННАЯ ДЕНЕЖНАЯ СИСТЕМА,
  2. ГЛАВА XXXVII ПРИРОДА КРЕДИТІ В ПЕРЕХОДНУЮ ЭПОХУ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -