<<
>>

Тема 3.6 Прямые инструменты денежно-кредитной политик

Прежде чем понять, что представляет собой контроль над движением капитала, следует разобрать систему учета и статистики международной торговли финансовыми активами. В феврале 1993 г.

был: утверждена разработанная совместными усилиями ООН, МВФ, Всемирного банка и Европейского союза новая версия национальны» счетов (СНС ООН 93). В последнем варианте СНС движение капитала учитывается в группе статей платежного баланса под общим названием «Счет операций с капиталом и финансовых операции, которая состоит из двух счетов:

счет операций с капиталом — группа статей, учитывающая капитальные трансферты и приобретение/продажу непроизведенных нефинансовых активов;

финансовый счет — группа статей, охватывающая все операции, в результате которых происходит переход прав собственности на внешние финансовые активы и обязательства страны.

Активы и обязательства в платежном балансе классифицируются по функциональному признаку. Различаются четыре группы активов и обязательств: резервы, прямые, портфельные и прочие инвестиции Резервы представляют собой международные высоко ликвидные активы, находящиеся в распоряжении денежных властей страны, которое могут быть использованы для финансирования дефицита платежного баланса и регулирования курса национальной валюты. Прямые инвестиции осуществляются для оказания воздействия на процесс управления институциональной единицей другой страны (каким-либо предприятием). Портфельные инвестиции отражают систему взаимоотношений между резидентами и нерезидентами в связи с торгово-финансовыми инструментами, не дающими права управления объектом инвестирования. Когда инвестор владеет менее 10% обыкновенных акций (или нрав при голосовании) предприятия, то инвестиции считаются портфельными. Портфельные инвестиции охватывают инструменты денежного рынка, а также финансовые деривативы. «Другие инвестиции» представляют собой все остальные международные инвестиции, не включенные в прямые или портфельные инвестиции, например займы, депозиты, наличные средства.

В отдельную группу следует выделить капитальные трансферты. Это трансферты, включающие передачу прав собственности на основной капиталы, связанные с приобретением или использованием основного капитала или предусматривающие аннулирование долга кредитором.

Если резиденты приобретают больше зарубежных финансовых активов, чем продают свои, то говорят, что страна имеет дефицит счета движения капитала, поскольку она накапливает чистые требования к остальной части мира. Аккумуляция требований к остальному миру является ничем иным, как формой национальных сбережений. И наоборот, когда другие страны накапливают требования к данному государству, то страна характеризуется избытком счета движения капитала.

Под контролем над движением капитала может пониматься любая экономическая политика властей, направленная на ограничение мобильности международного капитала и способная изменить состояние счета операций с капиталом и финансовых операций. К такому широкому определению приходится прибегать по той простой причине, что на прикладном уровне крайне сложно обобщить все методы и типы контроля из-за обширного разнообразия форм и целей его использования. Если говорить о типах контроля над движением капитала, то он может принимать форму налогообложения, ценового ;;ли количественного ограничения либо прямого запрета международных операций с какими-либо видами финансовых активов. Согласно статистической оценке Барри Джонстона и Натальи Тамириса, чаще всего контролю над движением капитала подвергаются следующие типы операций:

сделки с ценными бумагами рынка капитала и денежного рынка, а также связанными с ними производными инструментами;

коммерческие и финансовые кредиты, гарантии по ссудам и долговым ценным бумагам;

прямые иностранные инвестиции и покупка недвижимости; любые финансовые операции, проводимые банками и институциональными инвесторами.

В строгом смысле, контроль над движением капитала по своему экономическому содержанию соответствует валютному контролю, который регламентирует операции с валютными ценностями.

Хотя все же, когда речь идет о валютном контроле, то в виду имеют не столько счет движения капитала, сколько счет текущих операций. Если валютный контроль затрагивает внешнеторговую сферу, то контроль над движением капитала однозначно направлен на регулирование международной торговли финансовыми активами.

Контроль над международными потоками капитала подразделяется на административный, или прямой контроль и рыночный, или косвенный контроль. Во многих случаях, когда страны стакиваются с проблемой масштабного перемещения финансовых ресурсов, контроль над движением капитала используется в тандеме с другими инструментами экономической политики. Административный контроль ограничивает операции с капиталом и/или связанные с ним платежи и трансферты денежных средств посредством прямого запрещения, количественного лимитирования или процедуры официального одобрения. С использованием административного контроля регулируются классические (традиционные) международные операции с капиталом. Его общей характеристикой является то, что он принудительно навязывает финансовому сектору дополнительные обязательства. Косвенный контроль препятствует перемещению капитала и связанным с ним операциям посредством системы издержек. Рыночный контроль осуществляется в нескольких формах, главными из которых являются множественность валютных курсов, явное и скрытое налогообложение, а также ценовые методы регулирования. Косвенный контроль может влиять как на цену, так одновременно на цену и на объем финансовых операций. Рассмотрим основные формы рыночного контроля.

Множественность валютных курсов заключается в том, что для различных типов операций используются неодинаковые курсы обмена национальной валюты. Чаще всего власти ограничиваются введением двух валютных курсов: для текущих и для капитальных операций платежного баланса. Валютный рынок разделяется на два сектора. Валютообменные операции, связанные с внешней торговлей и прямыми инвестициями, обычно выводятся из-под контроля. Двойной валютный рынок организуется, если власти полагают, что высокие краткосрочные процентные ставки неприемлемы для внутреннего рынка.

По существу, множественность валютных курсов увеличивает издержки спекулянтов при попытках атаки на валютный, курс. Двойной валютный рынок также может создать предпосылки для притока капитала и вместе с тем предотвратить переоценку валютного курса по счету текущих операций. Множественность валютных курсов влияет как на цену, так и на объем операций. Для организации нескольких секторов валютного рынка необходимо принять соответствующее законодательство, которое бы административно разделило валютообменные операции для резидентов и нерезидентов в части текущих, так и в части капитальных операций платежного баланса.

Явное налогообложение потоков капитала предполагает взимание налогом или сборов с держателей внешних финансовых активов. Тем самым ограничивается привлекательность для резидентов зарубежных активов, а для нерезидентов— внутренних активов, поскольку для тех и для других снижается доходность портфеля внешних авуаров. Налоговые ставки могут различаться в зависимости от типа операции и ее срочности.

Косвенное налогообложение в форме беспроцентных резервных обязательств или депозитных требований является, пожалуй, самой распространенной формой контроля над движением капитала в международной практике. Ее суть заключается в том, что инвесторы обязаны бессрочно депонировать на счетах центрального банка часть платежных средств (в национальной или иностранной валюте), равную определенной доле вложений на внутреннем рынке или нетто-позиции в иностранной валюте. Депозитные требования позволяют контролировать как приток, так и отток капитала из страны. В последнем случае инвестор должен зарезервировать часть экспортируемого капитала. В случае давления на курс национальной валюты вентральный банк может полностью нивелировать атаку спекулянтов, повысив требования по иностранным активам до 100% объема вложений.

Другие методы косвенного регулирования могут принимать форму как ценового, так и количественного контроля. Все они основываются на дискриминации по отношению к различным типам операции и инвесторам.

К таким методам регулирования относятся:
  • дополнительные банковские отчисления в резервные фонды для страхования вложений в иностранные активы;
  • асимметричные ограничения на открытую позицию в иностранной валюте для «длинной» и «короткой» позиции, а также для резидентов и нерезидентов;
  • требования наличия высокого кредитного рейтинга для заимствований за рубежом.

Нередко законодательная и исполнительная власть принуждает центральный банк проводить политику, нацеленную на достижение максимальных темпов экономического роста. Чаше всего, такая политика заканчивается для финансового сектора репрессией — административными ограничениями, заставляющими банки направлять капиталы туда, куда они никогда не вкладывали бы по собственному выбору. Как правило, финансовые репрессии заканчиваются плачевно не только для финансовых учреждений, но и для экономики страны в целом.

Как правило, деятельность центрального банка ограничена денежнокредитной политикой, пруденциальным регулированием и надзором, а также содействием развитию финансовой системы. Однако на практике его деятельность гораздо шире, законодатели часто требуют от денежных властей активного участия в экономической жизни страны — обязательство содействовать экономической политике правительства нередко закрепляется в законе о центральном банке.

Стимулирование экономического роста и развитие производительных ресурсов чаще всего заканчиваются продолжительной финансовой репрессией. В западной экономической литературе финансовая репрессия определяется как набор политических мер, законов, формальных инструкций и неофициальных средств регулирования, вносящих искажения в финансовые цены — процентные ставки и валютный курс — и делающих невозможным полную реализацию потенциала финансового посредничества1. Управляемым объектом, подвергающимся репрессии, выступает финансовый сектор экономики, прежде всего коммерческие банки, а управляющим объектом — правительство либо центральный банк.

С инструментальной "очки зрения репрессия ограничивает финансовые операции посредством прямого запрещения, количественного лимитирования или процедуры официального одобрения. Инструменты финансовой репрессии — это преимущественно административные или прямые инструменты центрального банка, которые оказывают непосредственное влияние на операционную цель денежно-кредитной политики. Используя прямые инструменты, центральный банк задает или ограничивает значение ценовой либо количественной переменной денежнокредитной политики, в то время как косвенные (рыночные) инструменты позволяют ему влиять на операционную цель опосредованно, через изменение рыночной конъюнктуры.

Признаками успешной финансовой репрессии считаются увеличение спроса на кредиты и медленный рост внутренних сбережений. Этого можно добиться достаточно простой тактикой репрессирования. В первую очередь центральный банк навязывает частным банкам обязательства по выкупу гос- долга, высокие резервные требования или уставный коэффициент ликвидности, которые искусственно создают повышенный спрос на государственные ценные бумаги. Переток капитала из одного сектора финансового рынка на другой вызывает дефицит кредитов в экономике, и правительство начинает рационировать кредитные ресурсы при административном управлении процентными ставками. Низкая доходность на внутреннем финансовом рынке вынуждает сберегателей искать более привлекательные варианты размещения своих средств, прежде всего за рубежом. В ответ правительство вводит контроль за движением капитала и валютное регулирование, препятствующие экспорту капитала из страны. Таким образом, селективная или секторальная кредитная политика наряду с контролем за движением капитала и валютным регулированием являются типичными компонентами финансовой репрессии.

Теоретическое обоснование финансовой репрессии восходит к кейнсианству с его активным вмешательством государства в экономику. В середине 1960-х гг. будущий лауреат Нобелевской премии по экономике Джеймс Тобин разработал простейшую модель равновесия рынка капитала и денежного рынка. В ней деньги и капитал как фактор производства выступают совершенными субститутами. Если доход на капитал превышает доход от владения денежными остатками, в инвестиционных портфелях домохозяйств происходит сдвиг от денег в пользу капитала. В результате пересмотра портфеля растет капиталоемкость (отношение капитала к труду) и производительность труда1. Вывод, который следует из модели Тобина, заключается в том, что снижение реальной процентной ставки по денежным активам посредством процентных потолков или инфляции способствует инвестициям и экономическому росту.

В начале 1970-х гг. Рональд МакКиннон и Эдвард Шоу подвергли сомнению применимость модели Тобина к развивающимся странам. На их взгляд, искажения в финансовой системе, возникающие вследствие репрессии, будут делать более привлекательными капиталоемкие проекты, препятствовать накоплению сбережений и снижать как качество, так и количество инвестиций в экономике. В модели МакКиннона—Шоу деньги и капитал не замещают друг друга, а дополняют: чем выгоднее обладание денежными остатками, тем больше стимулов к инвестициям. Производственные вложения и накопление капитала детерминируются реальными денежными остатками, по этой причине либерализация увеличивает эффективность финансового посредничества, а также инвестиции и сбережения. И наоборот, в репрессированной экономике низкий уровень реальной процентной ставки вынуждает сберегателей искать более привлекательные активы, в результате чего капиталы утекают за рубеж . Вывод, который можно сделать из модели МакКиннона—Шоу, состоит в том, что увеличение процентной ставки до равновесного значения ведет к экономическому росту.

В 1980-х гг. критики модели МакКиннона—Шоу привели веские лока- зательства против финансовой либерализации в развивающихся странах. Используя модели, включающие неофициальный кредит и нелегальные рынки, Ланс Тейлор и Шведер ван Виджнберген указали на недостаточную эффективность институтов в развивающихся странах как на главное препятствие для благополучного исхода либерализации. Если недостатки рыночного механизма будут проигнорированы, либерализация приведет к падению объема сбережений, инвестиций и производства. Единственным способом, которым можно, на взгляд экономистов, исправить неэффективность институтов в развивающихся странах, является государственное вмешательство в финансовую систему. Администрирование финансовых ресурсов снижает издержки привлечения капитала для компаний, улучшает качество выдаваемых ссуд и ведет к экономическому росту1. Аналогичного мнения придерживается бывший главный экономист Всемирного банка Джозеф Стиглиц. Как он считает, субсидирование экспорта или льготное кредитование приоритетных отраслей благоприятствуют экономике и способствуют притоку капитала в сектора с выгодными технологическими спилловерами2. Таким образом, на взгляд сторонников госрегулирования, «оптимальная» финансовая репрессия является средством повышения благосостояния общества. Однако результаты эмпирических исследований положительных эффектов финансовой репрессии довольно спорны. С одной стороны, удачный опыт регулирования кредитов в Японии, Южной Корее, на Тайване и в ряде других новых индустриальных стран подтверждает тезис, что репрессия способствует экономическому процветанию. С другой стороны, более обширный международный сравнительный анализ находит множество доказательств против репрессии. В частности, наблюдается обратная связь между финансовой репрессией и экономическим ростом, инвестициями, уровнем развития финансового по-

3

средничества .

Большинство современных специалистов по проблемам экономического развития, среди которых Рудигер Дорнбуш, Уильям Истерли и Аарон Торнелл, склоняется к мысли, что финансовая репрессия используется отнюдь не в целях повышения благосостояния общества, а для покрытия расходов госбюджета. Если прямые инструменты налоговой политики отказываются работать, например, из-за уклонения от налогов, правительству ничего не остается, как прибегнуть к косвенным налогам на финансовый сектор, инфляционному налогу или их комбинации. Рестрикции, наложенные на банки, позволяют без особого труда компенсировать слабую налоговобюджетную политику. Вводя большие резервные требования или обязательства по выкупу госдолга, власти получают доходы от сеньоража, постепенно выкачивая ресурсы из банковской системы. Высокая эффективность финансовой репрессии может быть достигнута тогда, когда ее инструменты увеличивают спрос на деньги. Кроме того, во избежание накопления избыточного госдолга необходим контроль за процентными ставками, по которым финансируется бюджет. Чтобы деньги банков не перетекли на другие финансовые рынки, их зажимают различными налогами и ограничениями. Центральный банк, участвуя в финансовой репрессии, проводит не свойственные ему ква- зифискальные операции, которые напрямую не связаны с бюджетом, но способствуют его наполнению. По выражению экспертов Лондонской школы экономики, «близорукие правительства во многих случаях эффективно используют свои центральные банки как фискальномолочную корову»1.

<< | >>
Источник: Савяк Н.Н.. КОНСПЕКТ ЛЕКЦИИ ПО ДИСЦИПЛИНЕ «ДЕНЬГИ. КРЕДИТ. БАНКИ» 2011. 2011

Еще по теме Тема 3.6 Прямые инструменты денежно-кредитной политик:

  1. 1.2. Концепции денежно-кредитной политики и их реализация в современной России
  2. 1.3. Приоритетные направления единой государственной денежно- кредитной политики Российской Федерации на современном этапе.
  3.   7.2.Денежно-кредитная политика.\r\n Методы денежно-кредитного регулирования
  4. 3.2. Инструменты денежно-кредитной политики и их использование
  5. Тема 3.1. Теоретические основы денежно-кредитной политики: основы деятельности центральных банков
  6. Тема 3.3. Трансмиссионный механизм денежно-кредитной политики
  7. Тема 3.6 Прямые инструменты денежно-кредитной политик
  8. Центральный банк: инструменты денежно-кредитной политики
  9. Стабилизационная денежно-кредитная политика
  10. Денежно-кредитная политика, ее методы и инструменты
  11. Направления развития денежно-кредитной политики государства
  12. Глава VII. Денежно-кредитная политика
  13. Денежно-кредитная политика.
  14. 3.9. Основы денежно-кредитной политики
  15. 28. Методы и инструменты денежно-кредитной политики и особенности их применения.
  16. ТЕМА №24. Особенности и значение денежно-кредитной политики Центрального банка
  17. Тема 3.1. Теоретические основы денежно-кредитной политики: основы деятельности центральных банков
  18. Тема 3.3. Трансмиссионный механизм денежно-кредитной политики
  19. Тема 3.9 Прямые инструменты денежно-кредитной политики
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -