<<
>>

Глава II. ОПТИМИЗАЦИЯ ПРАВОИНТЕРПРЕТАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ: ПОНЯТИЕ И УСЛОВИЯ

Оптимизация правоинтерпретационной деятельности - процесс ее усовершенствования, реализуемый с целью повышения эффективности правоприменения.

Критерии оптимизации правоинтерпретационной деятельности - характерные показатели, при наличии которых возникает необходимость в ее усовершенствовании.

Среди них выделим следующие:

1) возникновение неоднозначной правоприменительной практики.

Неоднозначность правоприменительной практики может быть вызвана не только сложностью действующего законодательства, но и обусловлена трудностями, которые испытывает субъект при установлении смысла правовой нормы. Проблема формирования неоднозначной судебной практики требует скорейшего разрешения, поскольку судебные интерпретационные акты несут функциональную нагрузку и оказывают влияние на процесс толкования права. Так, в постановлении ФАС Дальневосточного округа от 23.01.2008 г. № Ф03-А51/07-2/5705 по делу № А51-6590/2007-25-1241 сказано, что своевременным является подача заявления о продлении лицензии на право осуществления деятельности до момента истечения ее срока действия, а в постановлении ФАС Уральского округа от 27.10.2008 г. № Ф09-7834/08-С1 по делу № А07-9461/08[26] [27] говорится, что для продления лицензии необходимо не позднее чем через пятнадцать дней после истечения ее срока подать заявление о переоформлении документа, подтверждающего наличие лицензии.

Формирование неоднозначной правоприменительной практики нужно расценивать как сигнал к началу усовершенствования правоинтерпретационной деятельности;

2) наличие правоинтерпретационных ошибок, допущенных субъектами при осуществлении правоинтерпретационной деятельности.

Качественное и своевременное толкование норм права служит залогом отсутствия ошибок в правоприменении. Неоконченная дискуссия по вопросу использования конкретных способов толкования права, а также сложности в определении его объекта и предмета, вызывают трудности в установлении истинного смысла правовой нормы.

Путь безошибочного толкования права - путь тщательного анализа допущенных правоинтерпретационных ошибок;

3) издание противоречивых интерпретационных актов.

В юридической практике встречаются случаи, когда разные субъекты правоинтерпретационной деятельности предоставляют противоположные разъяснения по одному правовому вопросу. В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 26 июля 2005 года № 1456/05 сказано, что выплаты вознаграждения членам совета директоров, которые закон связывает с выполнением ими управленческих функций, имеют гражданскоправовой характер, следовательно, такая деятельность подлежит обложению единым социальным налогом1. В письме Минфина РФ от 2 марта 2006 года № 03-03-04/1/166 разъясняется противоположная позиция, из которой следует, что деятельность членов совета директоров обложению единым социальным налогом не подлежит, поскольку последние не состоят в трудовых отношениях с акционерным обществом, и оно не может гарантировать им в обязательном порядке выплату вознаграждения[28] [29];

4) отсутствие механизма, регламентирующего процесс толкования права и др.

Многочисленные обновления в российском законодательстве и увеличение количества принятых нормативных правовых актов, регулирующих самый разнообразный спектр общественных отношений, объективно обуславливают необходимость и важность совершенствования правоинтерпретационной деятельности.

При исследовании вопроса оптимизации правоинтерпретационной деятельности принципиальное значение имеет рассмотрение условий, способствующих ей.

Условия оптимизации правоинтерпретационной деятельности - это обстоятельства, от которых зависит эффективность и результат правоинтерпретационной деятельности. Они могут быть дифференцированы на две большие группы: общие и специальные.

К общим условиям оптимизации правоинтерпретационной деятельности относятся: построение и функционирование правового государства; обеспечение верховенства и прямого действия закона; повышение качества правотворческой деятельности; систематизация нормативных правовых актов; экспертиза законопроектов и др.

Данная группа нас особо не интересует, поскольку является обзорной.

К специальным условиям оптимизации правоинтерпретационной деятельности относятся: интерпретационный мониторинг; судебный конституционный контроль; доктрина правоинтерпретационной деятельности; интерпретационная форма реализации правовой политики и

др.

Специальные условия оптимизации правоинтерпретационной деятельности отображают конкретные обстоятельства, используя которые можно улучшить результативность процесса толкования норм права.

Интерпретационный мониторинг - деятельность по сбору, обобщению и анализу интерпретационных актов, осуществляемая субъектами правоинтерпретационной деятельности с целью поиска путей ее оптимизации.

Интерпретационный мониторинг позволяет оценить эффективность работы субъектов правоинтерпретационной деятельности, а также способствует единству интерпретационной практики по вопросам применения законодательства РФ. Его результат определяется слаженностью взаимодействия всех субъектов правоинтерпретационной деятельности.

Интерпретационный мониторинг необходим для: получения информации о тенденциях и развитии правоинтерпретационной деятельности на федеральном и региональном уровнях; оказания корректирующего воздействия на правотворческую и правоприменительную практику; анализа зарубежного правоинтерпретационного опыта; дачи оценки эффективности нормативного правового регулирования.

В юридической науке существует точка зрения, согласно которой «органы судебной власти федерального уровня в лице высших судов играют роль постороннего наблюдателя, дополняющего работу субъектов мониторинга правоприменения указанием на актуальные проблемы (вопросы, сферы) действия нормативных актов»1. Несмотря на это, используя интерпретационный мониторинг, высшие органы судебной власти, фактически, оказывают направляющее воздействие на складывающуюся судебную практику (а в некоторых случаях и ведомственную) через судебные акты толкования права.

В соответствии с Указом Президента РФ «О мониторинге

Л

правоприменения в РФ» особая роль в вопросе правового регулирования общественных отношений отводится интерпретационным актам Конституционного Суда РФ и Европейского Суда по правам человека - в целях их исполнения на территории России установлен мониторинг законодательных и иных нормативных правовых актов Российской Федерации.

На основании разъяснений вносятся изменения в тексты действующих законов.

Следует сказать, что качество осуществления мониторинга напрямую зависит от механизма его реализации. К примеру, свежие обзоры судебной практики в электронном виде получают все судьи, а постановления Пленума [30] [31]

Верховного Суда РФ получают далеко не все. Это представляет определенную проблему, поскольку судьям гораздо проще заранее изучить текст акта толкования права, своевременно присланного вышестоящим судом, чем при осуществлении правосудия по различным категориям дел искать необходимый интерпретационный акт, теряя драгоценное время.

Мы считаем, что в ближайшем времени необходимо разработать и внедрить четкий механизм осуществления общего интерпретационного мониторинга на территории всей РФ, поскольку от его итогов зависит не только качество правоинтерпретационной деятельности, но и качество правосудия.

В связи с тем, что судебная власть является самостоятельной ветвью власти, и нагрузка на судей в последние годы не уменьшается, необходима разработка отдельного положения о мониторинге с участием исключительно органов судебной власти всех уровней. Проект его плана должен разрабатываться не Министерством юстиции РФ, а высшими судами РФ. Методика осуществления мониторинга правоприменения в России, существующая сегодня, выступает общей для всех правоприменительных органов, поэтому не может отражать специфику судебной деятельности. Все это позволит уделять повышенное внимание проблемным моментам судебной правоинтерпретационной деятельности, что приведет не только к снижению количества судебных ошибок при вынесении решений, но и усилит внимание при взаимодействии с другими ветвями власти. В свою очередь, разъяснения судебных органов, предоставляемые в соответствии с измененной методикой, будут пользоваться повышенным интересом у правоприменителей, а законодательные органы при разработке проекта закона будут учитывать судебный правоинтерпретационный опыт.

Еще хуже дело обстоит в субъектах РФ ввиду отсутствия законодательно урегулированной процедуры проведения регионального правоинтерпретационного мониторинга. На территории Саратовской области ежегодно осуществляется мониторинг законодательной деятельности

Саратовской областной Думы, анализируются проблемные моменты в правотворческой деятельности и определяются условия, способствующие оптимизации правотворческой деятельности. По результатам выносятся постановления1. Аналогичной работы в сфере правоинтерпретационной деятельности просто не ведется. Следствием этого может выступать наличие противоречивых правоприменительных решений по схожим вопросам в разных регионах России.

По нашему убеждению, внедрение регионального мониторинга правоинтерпретационной деятельности является условием, способствующим единообразию региональной правоприменительной практики.

Судебный конституционный контроль - деятельность Конституционного Суда РФ и соответствующих судов субъектов РФ, осуществляемая в связи с проверкой нормативных правовых актов на соответствие Конституции РФ (конституций и уставов субъектов РФ) с целью разрешения имеющихся противоречий.

В.М. Борзов указывал, что отсутствие судебного конституционного контроля и механизма его реализации приводит к негативным правовым последствиям[32] [33]. Снижение качества правоинтерпретационной деятельности можно считать разновидностью негативных последствий.

С одной стороны, судебный конституционный контроль представляет собой эффективное средство обеспечения верховенства Конституции РФ. В наши дни, наверное, нет такого государства, в котором отсутствовал бы отточенный подобный механизм.

С другой стороны, судебный конституционный контроль, как условие оптимизации правоинтерпретационной деятельности, необходим не только для выявления антиконституционных нормативных правовых актов, но и служит барьером, ограничивающим деятельность некоторых государственных органов (должностных лиц).

К примеру, для того, чтобы

Президент РФ не злоупотреблял предоставленными полномочиями, Конституционный Суд РФ вправе осуществлять проверку его правовых актов.

Согласно части 4 статьи 111 Конституции Российской Федерации после трехкратного отклонения представленных кандидатур Председателя Правительства Российской Федерации Государственной Думой Президент Российской Федерации назначает Председателя Правительства Российской Федерации, распускает Г осударственную Думу и назначает новые выборы. В связи с этим, Государственная Дума просила дать толкование этой конституционной нормы, а именно разъяснить, вправе ли Президент Российской Федерации вновь представить отклоненную Государственной Думой кандидатуру Председателя Правительства Российской Федерации и каковы правовые последствия трехкратного отклонения Государственной Думой одной и той же кандидатуры на указанную должность. В итоге Конституционный Суд пояснил, что Президент Российской Федерации при внесении в Государственную Думу предложений о кандидатурах на должность Председателя Правительства Российской Федерации вправе представлять одного и того же кандидата дважды или трижды либо представлять каждый раз нового кандидата. Право Президента Российской Федерации предлагать ту или иную кандидатуру и настаивать на ее одобрении, с одной стороны, и право Г осударственной Думы рассматривать представленную кандидатуру и решать вопрос о согласии на назначение - с другой, должны реализовываться с учетом конституционных требований о согласованном функционировании и взаимодействии участников этого процесса, в том числе на основе предусмотренных Конституцией Российской Федерации или не противоречащих ей форм взаимодействия, складывающихся в процессе реализации полномочий главы государства и в парламентской практике[34].

В советское время Верховный Суд СССР осуществлял функции конституционного контроля по требованию ЦИК СССР, издавая соответствующие интерпретационные акты. Характерно, что Верховный Суд СССР, используя судебный конституционный контроль, мог по собственной инициативе приостанавливать действие правовых актов органов государственной власти, в том числе и союзных республик.

Исходя из того, что правовая охрана основ конституционного строя предполагает осуществление судебного конституционного контроля на федеральном (Конституция РФ) и региональном (основные законы субъектов РФ) уровнях, проблемой видится отсутствие конституционных (уставных) судов в некоторых регионах России.

В отдельных субъектах РФ вышеуказанные суды просто не созданы. В других регионах они расформированы (к примеру, в 1994 году был упразднен Конституционный Суд Мордовии). Изначально, некоторыми правоведами высказывалась точка зрения, согласно которой конституционная (уставная) юстиция должна стать гарантом стабильности конституционного строя России, а не орудием в руках амбициозных политиков1.

В случаях, когда конституционный (уставной) суд субъекта РФ достаточно проблематично подчинить определенной политической воле, его можно попросту реорганизовать. Подобный случай произошел в 2006 году на территории Иркутской области, когда был отменен Закон об Уставном суде Иркутской области[35] [36]. Такое решение обусловлено нежеланием региональных законодательных властей иметь контролера, осуществляющего посредством судебного конституционного контроля, проверку их деятельности. Далее, во многих субъектах РФ по вопросам исключительной компетенции принимается масса законов, которые никем не проверяются на предмет соответствия основному закону региона, соответствующие интерпретационные акты не выносятся. Правовая система региона буквально «утопает» в региональных законах, смысл части которых противоречит смыслу конституции (уставу) региона РФ. Суды не знают, на какой закон ссылаться при вынесении решения.

Мы приходим к выводу, что, несмотря на всевозможные попытки политических деятелей втянуть конституционные (уставные) суды в свои игры, их функционирование во всех субъектах России позволит существенным образом не только расширить сферу осуществления судебного конституционного контроля, но и значительно усовершенствовать региональную правоинтерпретационную деятельность.

Представляет интерес также и зарубежный опыт. В Конституции США отсутствуют нормы, устанавливающие право Верховного Суда США на осуществление судебного конституционного контроля. Изначально предполагалось, что суды будут только толковать закон, воздерживаясь от участия в политических процессах, играя нейтральную роль в государственных делах, однако это предположение под действием эволюции правовой системы, достаточно быстро утратило свой облик.

Верховный Суд США превратился в относительно самостоятельный государственный орган, который способен ограничить власть Президента или Конгресса, используя судебный конституционный контроль. К примеру, рассматривая дело «Мербери против Мэдисон», суд признал закон Конгресса несоответствующим Конституции, создав, таким образом, прецедент для будущих подобных решений1.

С другой стороны, «в делах, касающихся федеральной Конституции, где внесение изменений законодательным путем практически невозможно, Верховный Суд часто отступает от своих прежних решений. Он учитывает уроки опыта и признает силу аргументов, считая, что метод проб и ошибок, столь плодотворный в физике, применим даже при отправлении судебной

Л

функции» . Возможно, такая модификация судебных актов толкования [37] [38]

Конституции позволяет приспособиться к изменениям, происходящим в самом обществе, преимущественно в правовой и политической его сферах жизни.

На территории Украины политики могут добиваться выполнения необходимых целей через Конституционный Суд на основе судебного конституционного контроля. Так произошло с ситуацией вокруг статуса Президента Украины.

Конституционный Суд Украины разъяснил, что ее Президент сохраняет за собой такой статус даже в том случае, если он был отстранен от занимаемой должности в порядке импичмента[39].

Доктрина правоинтерпретационной деятельности - система научных взглядов относительного процесса толкования права, осуществляемого субъектами правоинтерпретационной деятельности и имеющая

практическую направленность.

Ее наличие позволяет внести существенный вклад в процессы формирования модели правоинтерпретационной деятельности, а также последующего ее совершенствования.

Правовые позиции Конституционного Суда РФ обладают

доктринальным характером, поскольку его интерпретационные акты, во- первых, оказывают огромное влияние на процессы создания и развития концептуальных положений науки конституционного права, а во-вторых, образуют новые теоретические категории.

Важно заметить, что в настоящее время отсутствует система взглядов, определяющая единые правовые подходы при осуществлении общей правоинтерпретационной деятельности, поэтому разработка и принятие такой доктрины является необходимостью.

А.В. Агафонов приходит к выводу, что доктрина разграничения компетенции конституционных (уставных) судов субъектов РФ с судами общей юрисдикции в части толкования действующего законодательства еще не сложилась1. На наш взгляд, ключевую роль в вопросе ее разработки играют интерпретационные акты Конституционного Суда РФ. В связи с этим, некоторые ученые выделяют возможность формирования целостной доктрины из актов толкования Конституционного Суда РФ .

Исследователи указывают, что с 1995 по 2005 год Конституционным Судом РФ принято около 2500 решений. Интересно, что при рассмотрении аналогичных по характеру дел последний ориентирован на обязательный учет ранее принятых решений, то есть с увеличением их количества складываются объективные предпосылки для возникновения судебных доктрин . Очевидно, что речь идет именно о доктрине конституционной судебной интерпретационной деятельности, в то время, как интерпретационная деятельность иных судов, по их мнению, проблем не имеет. Исходя из этого, доктрина общей правоинтерпретационной деятельности должна включать в себя информацию о толковании права, в том числе, всеми органами судебной власти.

В настоящее время на территории России действует Федеральная целевая программа «Развитие судебной системы РФ на 2013-2020 годы»[40] [41] [42] [43]. Стоит отметить, что данный документ не подразумевает создание основ, направленных на повышение роли судебного толкования права. Вышесказанное дает нам основание полагать, что ее разработчики, подумав об информатизации судебной системы, к глубокому сожалению, не учли важность оптимизации судебной правоинтерпретационной деятельности. Данная проблема является серьезной, поскольку от ее решения зависит качество принимаемых судебных актов.

По мнению М.Ю. Мизулина, научного руководителя

исследовательской группы РАГС по проведению мониторинга реализации Федеральной целевой программы «Развитие судебной системы в 2007-2011 гг.» и оценке качества правосудия физическими и юридическими лицами, в стране произошла масштабная понятийная катастрофа, в условиях которой судебные акты понимаются учеными-процессуалистами, сотрудниками судебного департамента и самими судьями по-разному1. Данный факт лишний раз доказывает необходимость разработки доктрины общей правоинтерпретационной деятельности. Появление подобной доктрины поможет глубже понять правовые основы и принципы

правоинтерпретационной деятельности; раскрыть закономерности,

особенности, характерные черты ее осуществления; укрепить

взаимодействие субъектов правоинтерпретационной деятельности; глубже понять юридическую природу правоинтерпретационной деятельности как разновидности юридической деятельности.

На сегодняшний день в российской правовой науке имеются доктрины, частично раскрывающие сущность правоинтерпретационной деятельности. В качестве примера приведем доктрину конституционного правосудия. Мнения, касающиеся ее содержания, у разных исследователей различны, единая точка зрения отсутствует. Одни уверены, что конституционные судебные интерпретационные акты положены в основу при разрешении судебных дел, что особенно актуально тогда, когда рассматриваемое дело не является типичным, как предыдущее[44] [45]. Другие склонны считать, что правовая доктрина Конституционного Суда РФ не существует в объективированном виде, а состоит из Конституции РФ и конституционных судебных интерпретационных актов1.

На наш взгляд, доктрина правоинтерпретационной деятельности способна не только создать правовую модель исследуемой деятельности, но и оказать прямое воздействие на процесс ее усовершенствования, поэтому ее появление представляется актуальным в юридической науке.

Особого внимания заслуживает вопрос разработки теории

правоинтерпретационной деятельности. Отдельные исследователи указывают на необходимость появления теории толкования права[46] [47]. Это обусловлено тем, что правовой опыт и знания в области интерпретации права не систематизированы, что довольно серьезно отражается на качестве правоприменительной деятельности.

Выпускники юридических факультетов и вузов в ходе обучения должны получить хотя бы общие навыки по осуществлению

правоинтерпретационной деятельности. Добиться этого можно применяя необходимые приемы толкования, используя выработанную методику, следуя определенным принципам.

Мы приходим к выводу, что теория правоинтерпретационной деятельности не может быть абсолютно самостоятельной и непременно должна быть включена в систему общей теории права. Она имеет своим предметом общие закономерности реализации правоинтерпретационной деятельности, как одного из видов юридической деятельности. Подобные закономерности должны учитываться отраслевыми юридическими науками.

Теория правоинтерпретационной деятельности должна включать в себя следующие основополагающие моменты: понятие, цель, средства, субъекты, объект, классификация, результат правоинтерпретационной деятельности. В целом она должна представлять исчерпывающую характеристику анализируемой деятельности, как самостоятельного вида юридической деятельности. Без установления роли правоинтерпретационной деятельности в системе общей теории права невозможно комплексно исследовать проблемы толкования права.

Среди специальных условий оптимизации правоинтерпретационной деятельности все большее значение приобретает интерпретационная форма реализации правовой политики. При ее осуществлении у субъектов возникают трудности, заключающиеся в установлении истинного смысла нормативных правовых актов. Ввиду законодательной неопределенности некоторых правовых норм существует опасность широкой их интерпретации, что порождает проблемы при регулировании общественных отношений. В любом судебном разбирательстве окончательному принятию решения предшествует анализ фактов и уяснение смысла нужных нормативных правовых актов.

На сегодняшний день многие отрасли российского права развиваются достаточно активно. В связи с этим возникает необходимость правильного применения их правовых норм, регулирующих спектр самых разнообразных общественных отношений. Однако, могут иметь место проблемы различного уровня, заключающиеся в отсутствии ясности их смысла. В таких случаях на помощь приходит толкование, которое призвано установить ясность смысла правовой нормы.

Интерпретационная форма реализации правовой политики призвана оптимизировать процессы толкования правовых норм. Ее существование обуславливается наличием определенных проблем в этой сфере: отсутствие единой стратегии и тактики правоинтерпретационной деятельности; несистематизированность интерпретационных актов; наличие противоречивой правоприменительной практики; отсутствие механизма проведения общего интерпретационного мониторинга и др. Разумеется, что решение имеющихся проблем в правоинтерпретационной деятельности возможно посредством использования интерпретационной формы реализации правовой политики.

Правовая политика представляет одну из наиболее обсуждаемых сегодня тем, однако перед тем как переходить к анализу данного института, важно заметить, что сегодня в юридической литературе отсутствует точное содержание термина «правовая политика», что в свою очередь создает трудности при решении как теоретических, так и практических задач.

Основополагающими особенностями правовой политики, которые отделяют ее от других категорий, выступают следующие:

1) правовая политика выступает частью политики, проводимой государством. Отсюда ее неразрывная с ним связь. Г осударство посредством права способно урегулировать общественные отношения, а прибегая к помощи правовой политики возможно добиться создания эффективного механизма правового регулирования;

2) представляет сложную структуру, которая обусловлена наличием

конкретных форм реализации и целями, стоящими перед ними. К последним следует относить: правотворческую, правоприменительную,

правоинтерпретационную (интерпретационную), правообучающую и доктринальную формы реализации. Не вызывает сомнений тот факт, что каждая из них имеет индивидуальные цели, на достижение которых они направлены. Это значит, что если правотворческая форма реализации правовой политики призвана повысить качество нормативно-правового регулирования на территории всей РФ, то интерпретационная форма реализации правовой политики необходима для оптимизации правоинтерпретационной деятельности и т.д.;

3) является частью правовой системы, поскольку фиксирует наиболее общие закономерности, принципы и цели деятельности субъектов в сфере совершенствования последней;

4) имеет взаимосвязь с различными сферами жизни общества. Право есть система, сочетающая в себе классовые и общественные интересы общеобязательных, формально определенных норм, установленных и обеспечиваемых государством и направленных на урегулирование общественных отношений. Именно поэтому правовая политика взаимосвязана с указанными сферами, что придает ей особую контрастность в таком свете;

5) способна оказывать организующее и направляющее воздействие на развитие правовой жизни, экономику, социальную сферу. Через правовую политику можно четко определить отношение Президента РФ, Государственной Думы РФ, Совета Федерации РФ, Правительства РФ, Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ и прочих ее субъектов к важнейшим юридическим проблемам развития нашего общества. По результатам принятых решений можно установить приоритеты дальнейшего развития всех сфер жизни общества;

6) тесная и неразрывная связь с правом. Правовая политика распространяет свое влияние на право, которое способно меняться под ее воздействием. Также не следует забывать о том, что наиболее полное обеспечение прав и свобод человека и гражданина и правовое развитие общества являются ее важнейшими целями.

К целям правовой политики относятся: обеспечение прав и свобод человека и гражданина; повышение эффективности регулятивного и охранительного действия права; обеспечение интересов субъектов правовой политики; укрепление законности и правопорядка в обществе; повышение уровня правового сознания; социальная и политическая стабильность; безопасность личности; правовое государство и гражданское общество и др.

Достижение указанных целей фактически невозможно без четких форм ее реализации, среди которых особое место занимает интерпретационная форма реализации правовой политики.

Более подробное исследование интерпретационной формы реализации правовой политики, как основного условия оптимизации правоинтерпретационной деятельности, мы проведем чуть ниже.

Рассмотренные выше условия позволяют минимизировать риски совершения ошибок в правоинтерпретационной деятельности и повысить качество ее осуществления.

Подводя итог вышесказанному, остановимся на следующих моментах: во-первых, оптимизация правоинтерпретационной деятельности - процесс ее усовершенствования, реализуемый с целью повышения эффективности правоприменения;

во-вторых, условия оптимизации правоинтерпретационной деятельности - это обстоятельства, от которых зависит эффективность и результат правоинтерпретационной деятельности. К общим условиям оптимизации правоинтерпретационной деятельности относятся: построение и функционирование правового государства; обеспечение верховенства и прямого действия закона; повышение качества правотворческой деятельности; систематизация нормативных правовых актов; экспертиза законопроектов и др. К специальным условиям оптимизации правоинтерпретационной деятельности относятся: интерпретационный мониторинг; судебный конституционный контроль; доктрина правоинтерпретационной деятельности; интерпретационная форма реализации правовой политики и др.;

в-третьих, интерпретационный мониторинг - деятельность по сбору, обобщению и анализу интерпретационных актов, осуществляемая субъектами правоинтерпретационной деятельности с целью поиска путей ее оптимизации. Он позволяет оценить эффективность деятельности субъектов правоинтерпретационной деятельности, а также способствует единству интерпретационной практики по вопросам применения законодательства РФ. Его результат определяется слаженностью взаимодействия всех субъектов правоинтерпретационной деятельности. В ближайшем времени необходимо разработать и внедрить четкий механизм осуществления общего интерпретационного мониторинга на территории всей РФ, поскольку от его итогов зависит не только качество правоинтерпретационной деятельности, но и качество правосудия;

в-четвертых, судебный конституционный контроль - деятельность Конституционного Суда РФ и соответствующих судов субъектов РФ, осуществляемая в связи с проверкой нормативных правовых актов на соответствие Конституции РФ (конституций и уставов субъектов РФ) с целью разрешения имеющихся противоречий. Судебный конституционный контроль, как условие оптимизации правоинтерпретационной деятельности, необходим не только для выявления антиконституционных нормативных правовых актов, но и служит барьером, ограничивающим деятельность некоторых государственных органов (должностных лиц);

в-пятых, доктрина правоинтерпретационной деятельности - система научных взглядов относительного процесса толкования права,

осуществляемого субъектами правоинтерпретационной деятельности и имеющая практическую направленность. В наши дни отсутствует доктрина, раскрывающая правовые подходы при осуществлении общей

правоинтерпретационной деятельности, поэтому ее разработка и принятие является необходимостью;

в-шестых, интерпретационная форма реализации правовой политики направлена непосредственно на оптимизацию толкования, что является ее главной целью. В ее границах не только вырабатывается стратегия и тактика правоинтерпретационной деятельности, но и предлагаются возможные пути решения проблем в сфере толкования норм права.

<< | >>
Источник: Терехов Евгений Михайлович. ОПТИМИЗАЦИЯ ПРАВОИНТЕРПРЕТАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Саратов - 2014. 2014

Скачать оригинал источника

Еще по теме Глава II. ОПТИМИЗАЦИЯ ПРАВОИНТЕРПРЕТАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ: ПОНЯТИЕ И УСЛОВИЯ:

  1. Содержание
  2. Введение
  3. Глава II. ОПТИМИЗАЦИЯ ПРАВОИНТЕРПРЕТАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ: ПОНЯТИЕ И УСЛОВИЯ
  4. Глава III. ИНТЕРПРЕТАЦИОННАЯ ФОРМА РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВОВОЙ ПОЛИТИКИ КАК ВАЖНЕЙШЕЕ УСЛОВИЕ ОПТИМИЗАЦИИ ТОЛКОВАНИЯ НОРМ ПРАВА
  5. Глава IV. ЦЕЛИ, ПРИОРИТЕТЫ И СРЕДСТВА СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ИНТЕРПРЕТАЦИОННОЙ ФОРМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВОВОЙ ПОЛИТИКИ
  6. Глава V. ВИДЫ ИНТЕРПРЕТАЦИОННОЙ ФОРМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВОВОЙ ПОЛИТИКИ И ПУТИ ИХ УСОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ
  7. § 1. Юридическая техника правотворчества: определение институционально-правового статуса и элементный состав
  8. Правовое регулирование организационно-управленческой деятельности по профилактике коррупции в районных судах Российской Федерации.
  9. § 2.3. Правовые формы реализации правоохранительной функции государства иправовая политика России в сфере борьбы с экстремизмом
  10. § 4. Правоприменительные факторы эффективности государственного принуждения в сфере обеспечения экономической безопасности[1107]
  11. Судебный юрисдикционный процесс как общетеоретическая конструкция - средство концептуализации частно-правового и публично­правового начал диспозитивности
  12. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ПРАВОВЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ:
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -