<<
>>

§ 3.2. СПОСОБЫ СОБИРАНИЯ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В СУДЕБНОМ УГОЛОВНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ

В соответствии со ст. 86 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации суд является самостоятельным субъектом доказывания и наделен полномочиями по собиранию доказательств.

Повышение значения судебного следствия в доказывании виновности или невиновности подсудимого - одна из целей реформы уголовного правосудия. Как справедливо отмечает И.Б. Михайловская, «доказательства, на которых может быть основан обвинительный приговор, то есть опровергнута презумпция невиновности, не только должны отвечать требованиям относимости и допустимости, но и пройти горнило судебного разбирательства. Такое построение судебного разбирательства создает необходимую предпосылку для наиболее полной реализации принципа состязательности, сочетающегося с общими условиями этой стадии процесса: непосредственностью, устностью, гласностью и неизменностью состава суда (ст. 240-242 УК РФ)» .

Доказывание в судебном следствии происходит в условиях полной реализации всех принципов уголовного процесса. На этих стадиях уголовного судопроизводства по-настоящему реализуется принцип состязательности, а все лица, заинтересованные в исходе дела, их представители и защитники реализуют свои права по участию в доказывании. Не умаляется и роль суда в собирании доказательств. Как справедливо подметила М.Т. Аширбекова, «Активная роль суда в уголовном процессе вытекает из его публично-правовой природы как правоприменителя и лидирующего субъекта судебного производства, ответственного за принимаемые им решения. Активность суда - процессуально-должностная активность, выступающая в качестве требования принципа публичности для обеспечения судебной защиты прав и законных интересов всех частных лиц, независимо от их интереса, связанного с исходом дела» .

Принципы судебного разбирательства регламентируются в разд. IX ч. 3 УПК РФ. Глава 37 УПК РФ («Судебное следствие») определяет действия суда с участием сторон по порядку исследования доказательств, производству судебных и иных процессуальных действий по осуществлению правосудия , устанавливает, какие судебные действия могут быть осуществлены в ходе судебного следствия: допросы подсудимого, потерпевшего, свидетелей, эксперта, производство судебной экспертизы, осмотр местности и помещения, следственный эксперимент, предъявление для опознания и освидетельствование.

Какой смысл включает в себя понятие «судебное следствие», задают вопрос различные авторы. Профессор М.С. Строгович считал, «что судебное следствие - это тот период окончательного производства, в течение которого суд знакомится с доказательствами по делу и подвергает их проверке при участии сторон» .

По мнению профессора Р.С. Белкина, под судебным следствием нужно понимать «совокупную деятельность органов дознания, следствия, суда, экспертных учреждений по установлению истины по делу» .

С.А. Насонов считает, что «важнейшим свойством судебного следствия является то, что на данном этапе судебного разбирательства доказывание осуществляется во всех его аспектах (собирание, проверка, оценка) и в наиболее полном

объеме» .

Можно с полной уверенностью констатировать, что решение, принятое судом по уголовному делу, напрямую зависит от того, как проведено судебное следствие, поскольку формирование итогового акта и является целью проведения всего уголовного судопроизводства. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. № 1 «О судебном приговоре» указывается, что «в приговоре необходимо привести всесторонний анализ доказательств, на которых суд основал выводы, при этом должны получить оценку все доказательства, как уличающие, так и оправдывающие подсудимого, и обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены» . Из этого следует, что непосредственная задача судебного следствия - исследование всех имеющихся доказательств по уголовному делу.

Высказываясь по вопросам теории и практики судебного следствия, В.М. Бозров и В.М. Кобяков отмечали, что «значение судебного разбирательства для постановления приговора, являющегося значительным этапом данного процесса, трудно переоценить, поскольку в соответствии с законом приговор может быть основан лишь на исследованных в ходе судебного следствия доказательствах» .

«Судебное следствие, - считает Т.В.

Козина, - должно служить исследованию доказательств как собранных при предварительном следствии и дознании, так и полученных в ходе судебного следствия» .

В современном российском уголовном процессе судебное следствие не сводится лишь к проверке и оценке тех доказательств, которые были собраны дознавателем или следователем, т.е. уже «готовых» доказательств. Судебное следствие представляет собой полноценный процесс собирания доказательств, как из материальных носителей, представленных сторонами, а также носителей, обнаруженных непосредственно судом путем проведения следственных действий, характерных для судебного следствия, когда суд должен проявить активность для «установления истины» по рассматриваемому уголовному делу.

В отличие от предварительного следствия, в судебном следствии собирание доказательств производится всем составом суда, т.е. судьей и всеми участниками судебного разбирательства, и не так, как на предварительном расследовании с элементами тайного розыскного процесса, а открыто и гласно, при соблюдении всех демократических процедур судопроизводства, в основном из физических (материальных) носителей, представленных сторонами.

Судебное доказывание не ограничивается лишь принятием судом доказательств от сторон. Его следует рассматривать как собирание доказательств судом из представленных предметов и документов. Стороны представляют суду, а суд соответственно принимает не сами доказательства, а лишь носители материальные либо физические, и уже в ходе судебного следствия суд извлекает доказательственную информацию из этих носителей. Чтобы предметы и документы приобрели значение вещественных доказательств, суд должен выполнить процедуру приобщения их к материалам дела: произвести выемку у лица, представившего предмет, осмотреть его, приобщить в качестве вещественного доказательства к материалам уголовного дела, т.е. осуществить их процессуальное закрепление в протоколе судебного заседания.

В ст. 86 УПК РФ формулировка, касающаяся понятия судебного действия как способа собирания доказательств, отсутствует.

Но тогда какими способами собираются доказательства на стадиях судебного производства?

На сегодняшний день в науке уголовного процесса большинство ученых считают, что способами собирания доказательств являются процессуальные действия. В п. 32 ст. 5 УПК РФ, предусматривающей основные понятия, используемые в УПК РФ, сказано, что «процессуальное действие - следственное, судебное и иное действие, предусмотренное настоящим Кодексом».

Законодатель, выделив в отдельную группу судебные действия, разделил процессуальные действия, однако отсутствие нормативного толкования этих понятий, по моему мнению, является недостатком уголовно-процессуального закона.

В научных кругах после принятия в 2001 г. УПК РФ развернулась дискуссия о том, как правильно именовать действия, производимые судом в процессе судебного разбирательства: следственными или судебными? Также рассматривался вопрос о проведении аналогии между следственными действиями, производимыми на стадии предварительного расследования, и действиями, производимыми судом на стадии судебного разбирательства.

Анализ норм УПК РФ, регламентирующих этот процесс, позволяет сделать вывод о том, что все действия, осуществляемые в суде, именуются судебными действиями, а все действия, осуществляемые на предварительном следствии, закон определяет как следственные действия или иные процессуальные действия. Это в законе четко оговорено, хотя все же различными учеными они трактуются по-разному. Так, В.С. Балакшин выделяет три группы, разделяя их на «следственные, иные процессуальные действия и судебно-следственные» . К последней группе В.С. Балакшин относит такие процессуальные действия, проведение которых возможно в ходе судебного разбирательства. По мнению Р.В. Костенко, к способам собирания доказательств относятся «следственные, судебные и иные процессуальные действия» .

Выделение судебных действий в отдельную группу способов собирания доказательств продиктовано значением судебного производства в уголовном процессе. Такая позиция соответствует п.

32 ст. 5 УПК РФ, предусматривающему разграничение процессуальных действий на следственные, судебные и иные процессуальные действия. Однако в ст. 5 УПК РФ отсутствуют определения понятий следственных, судебных, а также иных процессуальных действий. С.А. Шейфер отмечает в своей работе, что «все познавательные судебные действия, осуществляемые в ходе судебного следствия, надо считать следственными» . Позволим себе не согласиться с данным тезисом.

Действительно, законодатель в ч. 1 ст. 86 УПК РФ определил, что производство следственных и иных процессуальных действий как способов собирания доказательств осуществляется дознавателем, следователем, прокурором и судом в ходе уголовного судопроизводства. Формулировка, касающаяся понятия судебного действия, в указанной статье отсутствует. Однако п. 5 ч. 2 ст. 74 УПК РФ определяет протоколы следственных и судебных действий в качестве доказательств по уголовному делу. Также ч. 2 ст. 291 УПК РФ, регламентирующая окончание судебного следствия, поясняет, что после разрешения ходатайств и выполнения связанных с этим необходимых судебный действий председательствующий объявляет судебное следствие оконченным. На этом не заканчивается переплетение судебных и следственных категорий. Так, при производстве именно судебных действий практически во всех статьях идет ссылка на соответствующие нормы, предусматривающие порядок производства следственных действий. Например, ч. 3 ст. 283 УПК РФ, определяющая производство судебной экспертизы, отсылает к гл. 27 УПК РФ («Производство судебной экспертизы»), а также ст. 289 УПК отсылает к ст. 193 УПК, ст. 290 УПК отсылает к ст. 179 УПК РФ, практически отождествляя эти действия друг с другом. Однако отказываться от термина «судебное действие», на мой взгляд, не стоит, даже если он не совсем точно отражает существо дела, поскольку при употреблении термина «судебное действие» сразу понятно, что речь идет о действии в рамках судебного производства. Полагаем, что судебные действия подобны соответствующим следственным действиям, но не все.

Часть судебных действий подпадает под понятие иных процессуальных действий. Собирание доказательств в ходе судебного разбирательства осуществляется не только путем производства следственных действий, но и путем иных процессуальных действий, например, когда сторонами в ходе судебного следствия представляются предметы и документы, когда суд по собственной инициативе или по ходатайству сторон истребует физические (материальные) носители информации.

Судебные действия можно представить как симбиоз следственных и иных процессуальных действий. Законодатель, используя неоднократно в различных вариантах термин «судебные действия», не раскрывает его понятия.

Мы относим себя к сторонникам разграничения способов собирания доказательств на следственные, судебные и иные процессуальные действия и полагаем, что имеется основание дифференцировать способы собирания доказательств в досудебном и судебном производствах. В досудебном производстве в качестве способов собирания вещественных доказательств выступают преимущественно следственные действия, а в судебном производстве, безусловно, выделяются судебные действия, имеющие свою специфику в порядке их производства, в субъектах, процессуальном их оформлении, тем более что в соответствии с изменениями, внесенными в УПК РФ от 29 декабря 2010 г. № 433-ФЗ, возможно утверждать, что судебные действия, направленные на собирание вещественных доказательств, осуществляется не только судом первой инстанции, но и в рамках судебного заседания апелляционной инстанции.

Изложенное позволяет сделать следующий вывод. С учетом специфики деятельности суда, направленной на собирание доказательств, заключающейся в ином процессуальном порядке и иных условиях при производстве судебных действий, а также их закрепление, необходимо дифференцировать способы собирания доказательств в уголовном судопроизводстве. В досудебном производстве основными способами собирания доказательств являются следственные действия, а в судебном - судебные действия.

Для определения круга действий, которые следует именовать судебными, необходимо обратить внимание на то, что именно суд законодатель наделил исключительными полномочиями, закрепленными в ст. 29 УПК РФ. Судебные органы представляют собой самостоятельную ветвь власти, суд является участником уголовного судопроизводства с исключительным процессуальным статусом, на суд возложена особая ответственность в уголовном процессе по осуществле- нию правосудия, для чего законодательно закреплены полномочия суда как в ходе судебного разбирательства, так и в досудебном производстве. Реализация этих полномочий обеспечена процессуальными гарантиями справедливости и беспристрастности судебной деятельности.

Поскольку суд в современном процессе призван создавать условия для реализации сторонами своих процессуальных прав и исполнения ими процессуальных обязанностей, то действия суда не являются исключительно единоличными, они складываются в результате деятельности лиц, участвующих в судебном заседании. Эти действия не всегда производятся лично представителями судебной власти, иногда и другими участниками уголовного процесса, но всегда под четким организационным руководством судьи.

Судебные действия производятся только в рамках судебного разбирательства, результат судебного действия закрепляется процессуальным документом: протоколом судебного заседания и (или) судебным решением.

Из содержания ст. 29 УПК РФ, предусматривающей полномочия суда, следует, что система судебных действий включает: судебные действия как способы собирания доказательств, судебно-контрольные действия, организационнообеспечительные судебные действия.

Подводя итог, считаем возможным сформулировать определение понятия «судебные действия» и дополнить им п. 51.1 ст. 5 УПК РФ. «Судебные действия - это проводимые в рамках судебного следствия под организационным руководством суда процессуальные совместные действия суда и других участников уголовного судопроизводства, имеющие своим назначением собирание, проверку и оценку доказательств, ход и результаты которых фиксируются в протоколе судебного заседания».

Способами собирания вещественных доказательств в судебном производстве являются судебные действия, состоящие из следственных действий, регламентированных гл. 37 УПК РФ, и иных процессуальных действий познавательного характера, направленные на обнаружение новых вещественных доказательств, имеющих значение для уголовного дела, осуществляемые судом, лицами, участвующими в деле, и их представителями.

Р.В. Костенко к судебным действиям относит: «допрос подсудимого, оглашение показаний подсудимого, допрос потерпевшего, допрос свидетеля, приобщение к материалам уголовного дела письменных заметок и документов, относящихся к показаниям потерпевшего и свидетеля, оглашение показаний потерпевшего и свидетеля, допрос эксперта, производство судебной экспертизы, осмотр вещественных доказательств, оглашение протоколов следственных действий, заключения эксперта и иных документов, приобщение к материалам уголовного дела документов, представленных суду, осмотр местности и помещения, следствен-

~ 271

ный эксперимент, предъявление для опознания, освидетельствование» , что соответствует уголовно-процессуальному закону. Также этот перечень необходимо

272

дополнить допросом специалиста , как мы ранее указывали, что вытекает из буквального толкования ч. 4 ст. 271 УПК РФ.

Указанные действия можно отнести к судебным действиям, используемым в качестве способов собирания доказательств, поскольку в УПК РФ они содержатся в гл. 37, которая регламентирует судебное следствие, и они имеют цель получения доказательственной информации. Однако отнести полный указанный перечень судебных действий к способам собирания вещественных доказательств в судебном производстве нельзя. Но в контексте темы настоящего исследования интерес представляют три вида судебных действий, а именно приобщение документов, представленных суду, осмотр местности и помещения, освидетельствование как способы собирания вещественных доказательств.

Представление и истребование документов в ходе судебного следствия прямо предусмотрены в ст. 286 УПК РФ, где указано, что документы, представленные в судебное заседание или истребованные судом, могут быть на основании определения или постановления суда исследованы и приобщены к материалам уголовного дела. Однако в этой статье ничего не говорится о возможности представить предметы. В то же время по смыслу ч. 2 ст. 86 УК РФ в ходе судебного заседания участники уголовного процесса вправе собирать и представлять не только документы, но и предметы для их приобщения к уголовному делу. Кроме того, в соответствии с ч. 1 ст. 271 УПК РФ председательствующий в подготовительной части судебного заседания опрашивает стороны и выясняет, имеются ли у них ходатайства о вызове новых свидетелей, экспертов, специалистов, об истребовании вещественных доказательств и документов. Анализ указанной нормы дает основание утверждать, что истребование предметов также возможно в ходе судебного разбирательства. Оно осуществляется самим судом либо путем выдачи лицам, ходатайствующим об истребовании письменных или вещественных доказательств, запросов на право получить и представить суду запрашиваемый объект. Указанное истребование следует рассматривать как способ собирания вещественных доказательств в ходе судебного разбирательства.

Изложенное позволяет предположить, что, хотя ст. 286 УПК РФ не имеет прямого предписания относительно истребования предметов и документов как способов собирания доказательств, данные действия возможны в ходе судебного заседания как способы собирания вещественных доказательств, что вытекает из анализа указанных ранее норм уголовно-процессуального кодекса РФ. Для восполнения этого пробела, приведения анализируемой нормы уголовного процессуального закона в соответствие со сложившейся практикой предлагаем ст. 286 УПК РФ дополнить: после слова «документы» указать «и предметы», далее по тексту.

Представление доказательств осуществляется участниками судебного разбирательства, а суд принимает решение о приобщении материальных носителей информации к материалам уголовного дела в качестве вещественного доказательства. Истребование как способ собирания вещественных доказательств осуществляется судом по ходатайству сторон или по собственной инициативе. Представление и истребование носителей информации в ходе судебного следствия - явления довольно частые, а представление и истребование материальных носителей - по-

тенциальных вещественных доказательств в ходе судебного разбирательства встречается значительно реже, что подтверждается анализом изученных уголовных дел.

В данном контексте мною был изучен следующий вопрос: «Какие объекты приобщались к уголовному делу в ходе судебного разбирательства путем представления и истребования?». В результате обобщения 300 уголовных дел (100 %) установлено, что в ходе судебного производства по уголовным делам путем представления и истребования приобщались объекты в качестве доказательств в 281 (100 %) случае, в частности: предметы - 27 (9,6 %), письменные доказательства - 234 (83,3 %) (из них в качестве вещественных доказательств приобщено к материалам дела 12), иные материалы - 20 (7,1 %). При этом вещественные доказательства были представлены и истребованы только в 39 случаях, что составляет 13,9 % от общего числа доказательств, приобщенных к делу в ходе судебного разбирательства путем представления и истребования273.

В результате исследования было выявлено незначительное число случаев представления и истребования в ходе судебного разбирательства предметов - потенциальных вещественных доказательств. Суд, однако, использует указанные способы собирания вещественных доказательств, о чем свидетельствует приведенный далее пример.

Н. работала медсестрой в хирургическом отделении больницы, получала для больных наркотикосодержащие лекарства, однако вместо них больным делала уколы обыкновенных обезболивающих лекарств. Сэкономленные ампулы с наркотиками продавала. В материалах уголовного дела имелся протокол обыска, в ходе которого дома у Н. были обнаружены наркотикосодержащие лекарства. В ходе судебного разбирательства суд истребовал из больницы истории болезни, в которых Н. делала своей рукой фиктивные записи о сделанных ею уколах и ста-

вила свою подпись. Данные истории болезни были приобщены к материалам уголовного дела в качестве вещественных доказательств .

Согласно ст. 284 УПК РФ, регламентирующей осмотр вещественных доказательств в ходе судебного следствия, лица, которым предъявлены вещественные доказательства, вправе обращать внимание суда на обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела. Полагаем, что будет справедливо в такой ситуации предоставить право и стороне, которая представляет вещественные доказательства, обращать внимание суда на обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела. Это важное дополнение, которое фиксируется в протоколе судебного заседания, акцентирует внимание суда на конкретные особенности представляемого предмета, изложенные обеими сторонами уголовного процесса, соответствует принципам уголовного судопроизводства.

Исходя из сказанного, представляется уместным предложить дополнить ст. 284 УПК РФ новой ч. 1.1 следующего содержания: «сторона, которая представляет вещественные доказательства, вправе обращать внимание суда на обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела».

Второе судебное действие, которое интересует нас в рамках диссертационного исследования, - это осмотр местности и помещения, предусмотренный ст. 287 УПК РФ. Заметим, что, предусмотрев возможность производства указанного судебного действия, законодатель не конкретизировал, какая местность и какое помещение могут быть осмотрены, не обозначил смысл его проведения. В этой связи на практике возникают правомерные вопросы: с какой целью возможно проведение осмотра местности и помещения, может ли быть произведен осмотр места происшествия, имеет ли право суд проводить осмотр жилища? Данный вывод сделан на основании проведенного мною исследования. В частности, были анкетированы 235 практических работников. На вопрос «Можете Вы, анализируя нормы уголовно-процессуального закона, сформулировать ответ на вопрос, с какой целью возможно проведение осмотра местности и помещения в ходе

судебного разбирательства?» лишь 36 человек (15,3 %) ответили положительно, отрицательный ответ дали 170 респондентов (72,4 %), затруднились ответить 29 человек (12,3 %) . Также 235 практическим работникам был задан следующий вопрос: «Может ли, по Вашему мнению, производиться осмотр места происшествия в ходе судебного следствия?». Отрицательный ответ дали 159 респондентов (67,7 %), положительный - 41 (17,4 %), затруднились ответить 35 практических работников (14,9 %) . На вопрос «Вправе ли суд, по Вашему мнению, производить осмотр жилища?» положительно ответили только 62 респондента (26,4 %), отрицательно - 138 (58,7 %), затруднились ответить 35 респондентов (14,9 %) .

Итак, в законе предусмотрен осмотр местности. Для того чтобы понять, какой объект может быть осмотрен судом в данном случае, необходимо обратиться к семантике термина «местность». Термин «местность» имеет следующие дефиниции: 1) какое-нибудь определенное место, пространство, участок земной поверхности; гористая, степная местность; открытая местность; 2) край, округ; дачная местность; сельская местность . Исходя из указанного толкования, можно сделать вывод, что речь идет об открытой части земной поверхности. Поэтому представляется, что осмотреть суд может и место происшествия, и другую местность, когда, например, осмотр не был проведен во время предварительного расследования либо в протоколе осмотра не полностью отражены результаты проведенного ранее осмотра, а также когда участники процесса дают различные толкования обстоятельствам и фактам.

В законе говорится об осмотре помещения, но местом совершения преступления может оказаться жилище. Полагаем, суд вправе проводить осмотр жилища. Это не противоречит закону, «жилище» охватывается понятием «помещение». Решение о проведении осмотра жилища суд может принять в ходе судебного разбирательства, выслушав мнение участников процесса.

Проведенным анализом судебной и следственной практики, к сожалению, не установлено ни одного уголовного дела, где судом было бы добыто потенциальное вещественное доказательство при осмотре помещения или жилища. Так, было изучено 300 уголовных дел на вопрос «Имеются ли в материалах уголовных дел сведения о производстве судом осмотров помещения или жилища?». Мною не обнаружено ни одного свидетельства о производстве судом указанного судебного действия279. Однако это не значит, что данное судебное действие не может рассматриваться как способ собирания вещественных доказательств в ходе судебного следствия.

В подтверждение сказанного смоделируем ситуацию. В ходе судебного разбирательства по уголовному делу об изнасиловании по ходатайству потерпевшей судом было принято решение осмотреть помещение - квартиру потерпевшей, где было совершено преступление. В ходе осмотра одним из участников судебного разбирательства за тумбочкой в одной из комнат квартиры была обнаружена пуговица с остатками ткани. Проведенной судебной экспертизой установлено, что пуговица с остатками ткани когда-то составляли единое целое с пиджаком подсудимого, изъятого у него в ходе обыска на предварительном следствии. С учетом введенного в процессе судебного разбирательства нового предмета (пуговица с остатками ниток) в качестве вещественного доказательства суд смог принять правильное решение по уголовному делу.

Полагаем, что основной смысл проведения осмотра местности и помещения заключается в том, чтобы проверить на месте, например, показания подсудимого, потерпевшего, свидетеля, сопоставить их показания с обстановкой на месте происшествия, получить свое визуальное представление о месте происшествия, и, наконец, проверить выводы органов предварительного расследования. Осмотр места происшествия непосредственно не направлен на обнаружение и изъятие потенциальных вещественных доказательств, поскольку к моменту рассмотрения дела в суде проходит достаточно много времени. Тем не менее считаем, что при проведении этого действия могут быть обнаружены новые предметы с признаками вещественных доказательств. Здесь следует заметить, что сбором новых доказательств суд не может усугубить положение подсудимого.

Практика показывает, что суды в ходе судебного заседания нередко производят осмотр местности, в частности, по делам, связанным с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, выезжая на место происшествия, например, чтобы реально представить дорожную ситуацию в момент совершения ДТП, проверить доводы органов предварительного расследования, сопоставить показания участников судебного разбирательства с обстановкой на месте совершения преступления. Также суды практикуют выезды с целью осмотра места совершения преступления по уголовным делам о кражах. Исходя из материалов изученных мною в ходе диссертационного исследования 300 уголовных дел, при исследовании вопроса «При разбирательстве каких преступлений суды выезжали на место совершения преступления?» установлено, что суды выезжали на место совершения преступления. Всего таких действий произведено 31 (100 %), при этом выезжали по ДТП в 17 случаях (54,8 %), по кражам, грабежам и разбоям - в 12 случаях (38,7 %), по иным преступлениям - в 2 случаях (6,5 %)280.

Однако обнаружение новых вещественных доказательств при производстве данного судебного действия - явление крайне редкое. Мы зафиксировали лишь один подобный случай в ходе нашего исследования, который приведем в качестве примера.

Судом рассматривалось уголовное дело о краже дамской сумки с деньгами, которая стояла на столе в рабочем кабинете начальника цеха хлебозавода. Подсудимый, находясь на улице, похитил сумку через форточку с помощью палки, которой подцепил сумку, вытащил ее через форточку, достал из сумки деньги, а сумку выбросил в кусты недалеко от здания. Суд, чтобы убедиться в возможности совершения подобной кражи (способ совершения кражи), выехал на место совершения преступления. Была осмотрена местность, прилегающая к зданию, из которого была совершена кража. Во время осмотра суд убедился в возможности совершения кражи сумки, при этом недалеко от места совершения преступления в

зарослях травы была обнаружена пустая дамская сумка, которую опознала потерпевшая . Подчеркнем, что такое в судебной практике бывает не часто.

Анализ изученных уголовных дел позволил выявить еще одно судебное действие, которое не предусмотрено УПК РФ, но фактически проводится в ходе судебного разбирательства. Это проверка показаний подсудимого, потерпевшего свидетелей.

Например, суды с участием эксперта, специалиста проверяют доводы подсудимого о невозможности нанесения потерпевшему установленных экспертизой телесных повреждений. Для этого прямо в зале судебного заседания подсудимый с участием потерпевшего и специалиста показывает, как он, по его мнению, наносил удар, затем выслушивается заключение эксперта, специалиста по результатам состоявшейся проверки показаний подсудимого о возможности или невозможности причинения потерпевшему установленных телесных повреждений. В описываемой ситуации осуществляется проверка показаний без выезда на место.

Однако при проверке показаний на месте в ходе судебного разбирательства одновременно суд может осмотреть местность и помещение, несмотря на то, что основная цель осмотра местности и помещения, как ранее уже отмечалось, заключается в том, чтобы проверить на месте, например, показания подсудимого, потерпевшего, свидетеля, сопоставить их показания с обстановкой на месте происшествия, получить свое визуальное представление о месте происшествия, в конце концов, проверить выводы органов предварительного расследования. Но все эти действия в данном случае, по нашему мнению, должны охватываться только одним судебным действием - проверкой показаний на месте. Безусловно, данное судебное действие не направлено на получение новых вещественных доказательств. Но представляется, что дополнение УПК РФ этим судебным действием необходимо, поскольку оно будет способствовать эффективному судебному разбирательству и принятию правильного судебного решения по уголовному делу.

Для устранения пробела в законодательстве, на мой взгляд, следует дополнить гл. 37 УПК РФ новой отдельной ст. 288.1, регламентирующей производство проверки показаний подсудимого, потерпевшего, свидетелей, следующего содержания.

«Статья 288.1. Проверка показаний

По ходатайству сторон или по собственной инициативе суд вправе провести проверку показаний подсудимого, потерпевшего, свидетелей с участием сторон, а при необходимости свидетелей, эксперта, специалиста в соответствии с требованиями статьи 194 настоящего Кодекса. Проверка показаний производится на основании определения или постановления суда в зале судебного заседания либо в другом месте».

Поскольку мы пришли к выводу о том, что при производстве судебного осмотра местности и помещения возможно обнаружение новых доказательств, в том числе потенциальных вещественных доказательств, то, чтобы обнаруженные предметы приобрели значение вещественных доказательств, суд должен выполнить процедуру их приобщения к материалам уголовного дела. Для этого суду необходимо произвести выемку этого предмета, осмотреть, вынести постановление о приобщении к делу в качестве вещественного доказательства. Потребность в проведении выемки в ходе судебного заседания обусловливается и содержанием ч. 2 ст. 86 УПК РФ, из которой следует, что представленные участниками процесса документы и предметы тогда приобретут статус вещественных доказательств, когда суд выполнит соответствующую процедуру, куда входит и выемка. Однако УПК РФ в судебном производстве выемки не предусматривает.

В связи с изложенным для устранения указанного пробела представляется обоснованным предложение дополнить УПК РФ новой статьей, предусматривающей проведение судом выемки предметов и документов.

Продолжающееся реформирование уголовно-процессуального законодательства предусматривает оптимизацию нормативной регламентации процесса собирания доказательств, расширения перечня способов собирания доказательств. В этой связи нетрудно предположить возможность в перспективе введения в судебное уголовное производство обыска как способа собирания вещественных доказательств. Отсутствие возможности производства судом обыска, по моему мне-

нию, не способствует выяснению всех обстоятельств, необходимых для постановления законного и обоснованного приговора. Если обыск будет способствовать обеспечению всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела в судебном заседании, то он должен быть предусмотрен законодательством.

Изложенное позволяет высказать мнение о том, что основными способами собирания вещественных доказательств в судебном производстве являются: 1) представление их сторонами, другими участвующими в деле лицами и их представителями; 2) истребование их судом от лиц и организаций, у которых они находятся; 3) выдача лицам, ходатайствующим об истребовании вещественных доказательств, запросов на право их получить и представить в суд.

Нельзя согласиться с мнением некоторых авторов о том, что способы собирания доказательств в досудебных стадиях и стадиях судебного разбирательства одинаковы . В таком случае пришлось бы признать, что производство следственных действий по собиранию вещественных доказательств возможно на всех стадиях судебного производства. Кроме того, по смыслу ст. 274 и 291 УПК РФ основным содержанием судебного следствия все-таки следует признать не собирание доказательств, а их исследование. Перечень способов, с помощью которых суд собирает вещественные доказательства, значительно уже, чем в досудебном производстве.

Из содержания ст. 86 УПК РФ следует, что собирание вещественных доказательств возможно в ходе всего уголовного судопроизводства. Содержание ст. 86 УПК РФ вполне может ввести в заблуждение, по моему мнению, относительно того, что собирание вещественных доказательств возможно и в стадии подготовки к судебному разбирательству.

О возможности собирания доказательств в стадии подготовки к судебному заседанию ученые высказывают различные, порой прямо противоположные мнения. Так, например, В.Д. Арсеньев считал «собиранием доказательств удовлетворение ходатайств об их истребовании и вызове в судебное заседание дополнительных свидетелей и экспертов» . В то же время С.А. Шейфер определяет такую трактовку собирания доказательств чрезмерно широкой, поскольку в указанных случаях «не осуществляется деятельность по получению и закреплению фактических данных» .

В период действия УПК РСФСР правомерным было мнение В.З. Лукашевича, утверждающего, что «на данном этапе уголовного процесса собирание доказательств вообще не имеет места» .

Анализ норм уголовно-процессуального закона, регламентирующего общий порядок подготовки к судебному заседанию (гл. 33 УПК РФ), свидетельствует о том, что основное содержание указанной стадии уголовного процесса заключается в выявлении наличия процессуальных условий для рассмотрения уголовного дела судом первой инстанции, определении порядка проведения судебного разбирательства, обеспечении создания необходимых условий его проведения.

Рассматривая вопрос о возможности собирания доказательств в стадии подготовки к судебному заседанию, важно отметить, что она состоит из двух частей: обязательной, которая осуществляется по всем уголовным делам, и факультативной, заключающейся в предварительном слушании, проводимом после общей части подготовки к судебному заседанию, когда возникают сомнения относительно возможности рассмотрения уголовного дела судом первой инстанции.

Нельзя не отметить, что полномочия судьи в рамках общего порядка подготовки к судебному заседанию ограничены и согласно ст. 227, 228 УПК РФ сводятся лишь к проверке следующих обстоятельств: соблюдение органами предварительного расследования и прокурором уголовно-процессуальных процедур предварительного следствия и дознания, направления уголовного дела в суд; обеспечение в ходе досудебного производства прав и законных интересов участников уголовного процесса; отсутствие обстоятельств, препятствующих рассмотрению уголовного дела, а также влекущих приостановление или прекращение

уголовного дела. То есть в стадии подготовки к судебному заседанию в общем порядке судья проверяет качество предварительного расследования путем изучения материалов. Основное содержание доказывания в этой стадии - это логическая проверка и оценка доказательств. УПК РФ не предусмотрено разрешение вопросов, касающихся полноты доказательственной базы, обоснованности предъявленного гражданину обвинения, не рассматривается вопрос о квалификации деяний обвиняемого.

Такое утверждение следует из разъяснений Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2009 г. № 28 «О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству», где отмечается, что при подготовке дела к судебному разбирательству судье надлежит, изучив материалы дела, выяснить, соблюдены ли органами дознания и предварительного следствия требования уголовно-процессуального закона, регулирующие досудебное производство, нет ли обстоятельств, препятствующих либо исключающих его рассмотрение судом, не имеется ли подлежащих разрешению ходатайств и жалоб сторон, оснований для проведения предварительного слушания, есть ли необходимость принятия по данным вопросам предусмотренных законом процессуальных решений и выполнения процессуальных действий в целях обеспечения беспрепятственного, правильного разрешения уголовного дела судом первой инстанции .

Закон не дает возможности собирать вещественные доказательства при подготовке уголовного дела к судебному заседанию в общем порядке , вместе с тем, данная возможность предоставляется в рамках предварительного слушания частями 7-8 ст. 234 УПК РФ, где сказано, что при поступлении ходатайства со стороны защиты об истребовании дополнительных доказательств, или предметов подлежит удовлетворению, если данные доказательства и предметы имеют значения для уголовного дела, а также по ходатайству сторон, в качестве свидетелей могут быть допрошены любые лица, которым что-либо известно об обстоятельствах производства следственных действий, или изъятия и приобщения к уголовному делу документов, за исключением лиц, обладающих свидетельским иммунитетом. Например, понятые, которые участвовали в производстве следственного действия, но не были допрошены в качестве свидетелей на предварительном следствии, однако на взгляд сторон по делу необходимо их представить в качестве свидетелей.

В соответствии со ст. 228 УПК РФ судья в ходе подготовки к судебному заседанию рассматривает заявленные ходатайства участников уголовного судопроизводства, поступившие в соответствии со ст. 229 УПК РФ. Осуществляются эти действия в ходе предварительного слушания, которое, по мнению некоторых авторов, является аналогом судебного разбирательства с соблюдением всех принципов правосудия, только с иным предметом разбирательства .

В этом еще раз можно убедиться, анализируя положения ст. 229 УПК РФ, регламентирующей проведение предварительного слушания, являющегося частью подготовки к судебному заседанию, по смыслу которой в предварительном слушании вопрос об исключении доказательств подлежит рассмотрению, в случаях, когда стороной указывается на допущенные при получении и исследовании этого доказательства нарушения закона, влекущие его недопустимость. В рамках предварительного слушания возможно рассмотрение ходатайств об исключении недопустимых доказательств.

Таким образом, проведенный анализ позволяет мне высказать мнение о том, что в рамках предварительного слушания следует обязательно исследовать обстоятельства нарушения способов собирания вещественных доказательств в досудебном производстве с целью принятия решения о возвращении уголовного дела прокурору для устранения выявленных недостатков либо признания доказательств, полученных с нарушениями закона, недопустимыми.

Данное положение соответствует разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ, который в Постановлении от 31 октября 1995 г. (в ред. от 03 марта 2015 г.) № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» указал, что следует обратить внимание судов на необходимость выполнения конституционного положения о том, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением Федерального закона (ч. 2 ст. 50 Конституции Российской Федерации), а также выполнения требований ст. 75 УПК РФ, в силу которой доказательства, полученные с нарушением уголовно-процессуального законодательства, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения . Суд должен мотивировать свое решение об исключении такого доказательства, полученного с нарушением закона, из совокупности доказательств по делу, указав, в чем выразилось нарушение закона.

Таким образом, на стадии подготовки уголовного дела к судебному разбирательству суд может собирать доказательства, удовлетворяя ходатайства сторон о представлении предметов и документов, об истребовании предметов и документов для приобщения их к уголовному делу. Все действия суда в этой части находят отражение в протоколе судебного заседания.

При изучении 300 уголовных дел выяснялся вопрос «Имеются ли в материалах дела представления предметов и документов в стадии подготовки к судебному заседанию?». Случаев представления предметов и документов с признаками вещественных доказательств в стадии подготовки дела к судебному разбирательству вообще не было отмечено. Также исследовался вопрос «Имеются ли в материалах дела ходатайства об истребовании предметов и документов в стадии подготовки к судебному заседанию?». Было установлено в уголовных делах 29 ходатайств об истребовании объектов (9,7 %). Таким образом, имели место единичные случаи истребования документов, все истребования были произведены по ходатайству участников процесса. По инициативе самого судьи случаев истребования доказательств не установлено . Личный опыт работы соискателя помощником судьи также подтверждает нежелание судей использовать предоставленные частями 7-8 ст. 234 УПК РФ возможности по расширению познавательного потенциала стадии подготовки к судебному заседанию.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что регионах, охваченных нашим эмпирическим исследованием, в стадии подготовки к судебному заседанию оказывается невостребованным собирание доказательств, в частности, предметов и документов, которые могут быть вещественными доказательствами.

В соответствии с гл. 35 УПК РФ, регламентирующей общие условия судебного разбирательства, в ходе стадии судебного разбирательства суд должен исследовать все доказательства, необходимые и достаточные для принятия правильного решения по уголовному делу (за исключением случаев, предусмотренных разд. Х настоящего Кодекса). Доказывание в стадии судебного разбирательства происходит в условиях наиболее полной реализации принципов уголовного судопроизводства. Статья 286 УПК РФ предоставляет суду право исследовать и приобщать к материалам уголовного дела документы, представленные в судебное заседание сторонами или истребованные судом. На этой стадии принимают участие все лица, заинтересованные в исходе дела, их представители, которые в состязательном процессе реализуют свои права по участию в доказывании путем представления предметов и документов, заявлений ходатайств перед судом об истребовании предметов и документов, имеющих значение для уголовного дела. При этом суд также собирает, исследует и оценивает доказательства.

По сравнению с УПК РСФСР 1960 г., гл. 37 УПК РФ существенно расширила перечень судебных действий по собиранию доказательств в стадии судебного разбирательства. Так, в судебном следствии может быть допрошен подсудимый при условии его согласия давать показания (ст. 275); произведены допрос потерпевшего (ст. 277), допрос свидетеля (ст. 278), эксперта (ст. 282). Суд по своей инициативе или по ходатайству сторон может назначить экспертизу (ст. 283), осмотреть вещественные доказательства (ст. 284), приобщить к материалам уголовного дела представленные сторонами документы, истребовать их по собственной инициативе (ст. 286), осмотреть местность, помещение (ст. 287) провести следственный эксперимент (ст. 288), предъявить лицо или предмет для опознания (ст. 289), провести освидетельствование (ст. 290). Учитывая изложенное, нельзя не признать, что задача суда в поиске новых источников информации менее актуальна, чем задача следователя. П.С. Элькинд, ссылаясь на несовпадение характера и объема действий по собиранию доказательств в стадиях предварительного расследования и судебного разбирательства, справедливо отмечала, что «нельзя говорить о единстве процессуальных средств установления истины следователем и судом» .

Тем не менее в арсенале суда первой инстанции имеются различные способы собирания доказательств, в том числе и вещественных. Именно в суде первой инстанции осуществляется основная и главная часть судебного разбирательства - судебное следствие, задачами которого являются исследование представленных сторонами доказательств непосредственно в судебное заседание об обстоятельствах, подлежащих доказыванию; решение вопросов об относимости, допустимости, достаточности доказательств по находящемуся на рассмотрении уголовному делу. Изложенное позволяет мне сделать вывод о том, что в судебном уголовном производстве собирание вещественных доказательств осуществляется, прежде всего, в суде первой инстанции в ходе судебного разбирательства, в основном собираются предметы и документы, в которых содержатся сведения, имеющие значение для данного уголовного дела, зафиксированные как в письменном, так и в ином виде.

В то же время уголовное дело может быть рассмотрено не в общем порядке, а в особом порядке судебного разбирательства, регламентированного разд. Х УПК РФ, при котором судебное заседание и постановление приговора осуществляются без проведения судебного разбирательства. Согласно ст. 316 УПК РФ судья не проводит в общем порядке исследование и оценку доказательств, собранных по уголовному делу. По смыслу указанной статьи судебное следствие как таковое не проводится, в связи с чем в таком суде собирание доказательств не осуществляется, поскольку отсутствует судебное следствие. Полагаем, что полностью с этими доводами согласиться нельзя, поскольку при рассмотрении уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства присутствует судебное следствие, хотя и в «усеченном виде».

Такое утверждение следует не только из положения ст. 316 УПК РФ, но и из разъяснений Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 декабря 2006 г. № 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел», где в п. 10 указано, что по делу, рассматриваемому в особом порядке, в ходе судебного заседания могут быть исследованы обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание (из этого следует, что все же на этом этапе присутствуют элементы судебного следствия, так как происходит представление различных документов, связанных с личностью подсудимого, либо с обстоятельствами, смягчающими и отягчающими наказание).

Из этого следует, что подсудимый и его защитник и при таком порядке рассмотрения уголовного дела могут представлять доказательства, характеризующие личность подсудимого, и обстоятельства, позволяющие смягчить или отягчить наказание (характеристики, справки о состоянии здоровья, составе семьи, свидетельства о рождении малолетних и несовершеннолетних детей и т.д.). Однако собирание вещественных доказательств при рассмотрении уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства невозможно, поскольку суд согласно ст. 316 УПК РФ не проводит исследование и оценку доказательств по существу совершенного преступления.

С 1 января 2013 г. вступил в действие в полном объеме Федеральный закон № 433-ФЗ о введении апелляционного порядка пересмотра приговоров и других решений судов первой инстанции по всем уголовным делам. Данные изменения в УПК РФ направлены на совершенствование процессуальных правил проверки законности, обоснованности, мотивированности и справедливости не вступивших в законную силу судебных решений по уголовным делам с целью дальнейшего повышения гарантированного Конституцией РФ уровня судебной защиты прав и законных интересов граждан и организаций, вовлеченных в уголовное судопроизводство.

Системный анализ норм УПК РФ, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции, позволил сделать вывод о том, что производство в суде апелляционной инстанции осуществляется в порядке, установленном гл. 35-39 УПК РФ, т.е. так же, как для суда первой инстанции, с изъятиями, предусмотренными законом.

Отсюда логично сделать следующий вывод: собирание доказательств, в том числе и вещественных, осуществляется в суде апелляционной инстанции в таком объеме, как и в суде первой инстанции, поскольку предполагает возможность пересмотра судебных актов (как итоговых, так и промежуточных) суда первой инстанции, располагает набором средств для пересмотра приговора по правилам рассмотрения дел в суде первой инстанции.

В контексте исследования способов собирания вещественных доказательств на всех стадиях уголовного судопроизводства, изучения этого вопроса в рамках различных стадий судебного уголовного производства нас заинтересовал вопрос о возможности собирания доказательств на стадии исполнения приговора. Полагаем, можно сделать поспешный вывод о том, что стадия исполнения приговора свободна от собирания доказательств. Однако анализ норм УПК РФ, регламентирующих исполнение приговора, позволяет утверждать ошибочность указанных предположений, поскольку УПК РФ предусматривает ст. 397, включающую значительное количество вопросов, подлежащих рассмотрению судом при исполнении приговора. Осужденный имеет право на обращение в суд с ходатайствами об изменении вида исправительного учреждения, назначенного приговором суда, о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания, об отмене условного осуждения и снятии судимости, об условно-досрочном освобождении от наказания. В связи с рассмотрением указанных вопросов судом с участием лиц, интересы которых затрагивает уголовный процесс, защитника, уполномоченных государственных органов и должностных лиц осуществляется собирание доказательств. Так, например, осужденный и его защитник вправе обратиться в суд об условно-досрочном освобождении от наказания. Для рассмотрения указанного ходатайства суд может истребовать личное дело осужденного, а осужденный может представить суду справку о состоянии здоровья. Такие утверждения следуют из разъяснений Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 2011 г. № 21 «О практике применения судами законодательства об

292

исполнении приговора» .

Однако изложенное также позволяет заключить, что на стадии исполнения приговора собирание вещественных доказательств не осуществляется, поскольку в порядке исполнения приговора не может пересматриваться приговор по существу, т.е. на законность, обоснованность и справедливость, а принятие решения по вопросам, указанным в ст. 397 УПК РФ осуществляется на основе изучения представленных суду документов.

Согласно ст. 401.1 УПК РФ суд кассационной инстанции проверяет по кассационной жалобе, представлению законность приговора, определения и постановления суда, вступивших в законную силу. Исходя из правовой природы кассационного производства и его назначения, предметом кассации является проверка по кассационным жалобам, представлению законности вступившего в законную силу судебного акта. В отличие от производства в суде апелляционной инстанции, где не вступившие в законную силу приговор, определение, постановление суда проверяются на предмет законности, обоснованности, справедливости, т.е. и по «вопросам права», и по «вопросам факта» (по правилам производства в суде первой инстанции), кассационная инстанция проверяет только вступившие в законную силу судебные акты и лишь на предмет их законности. При этом не касается фактических обстоятельств преступления, виновности или невиновности лица, доказанности либо недоказанности обвинения. Кассационная инстанция призвана не подменять суды первой и апелляционной инстанций, не переоценивать фактические обстоятельства дела, установленные этими судебными инстанциями, а выступать в качестве дополнительной гарантии правосудности судебного решения, справедливости правосудия путем проверки исключительно правовых вопросов - о правильности применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального закона и соблюдения норм уголовно-процессуального закона. Однако кассационная инстанция все же наделена правом разрешения уголовного дела по существу, например, в случаях изменения судебного решения либо его отмены с прекращением производства по уголовному делу.

Эти утверждения следуют из Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 января 2014 г. № 2 «О применении норм главы 47.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции», который в п. 9 разъяснил, что в силу ст. 401.1 УПК РФ при рассмотрении кассационных жалобы и представления суд (судья) кассационной инстанции проверяет только законность судебных решений, т.е. правильность применения норм уголовного и уголовно-процессуального права (вопросы права). С учетом данного ограничения доводы кассационных жалобы и представления, в которых оспаривается только правильность установления судом фактических обстоятельств дела (вопросы факта), проверке не подлежат.

Вместе с тем, если в кассационных жалобе и представлении содержится указание на допущенные судом нарушения уголовно-процессуального права при исследовании или оценке доказательств (например, обоснование приговора недопустимыми доказательствами), которые повлияли на правильность установления судом фактических обстоятельств дела и привели к судебной ошибке, то такие выводы не должны быть оставлены судьей без проверки. Жалобы, представления на несправедливость приговора, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, либо по которому судом назначено несправедливое наказание вследствие его чрезмерной мягкости либо чрезмерной суровости (ч. 2 ст. 389.18 УПК), подлежат проверке судом кассационной инстанции, в случае если такое решение суда явилось следствием неправильного применения норм Общей части УК (например, положения ст. 60). Если кассационные жалоба и представление наряду с другими содержат доводы, которые в силу закона не относятся к предмету проверки суда кассационной инстанции, то в этой части суд (судья) оставляет их без проверки, на что указывает в судебном решении .

Изложенное позволяет сделать следующий вывод: собирание доказательств на указанной стадии возможно, но в виде представления сторонами справок, характеристик и т.п. документов , но собирание вещественных доказательств на этой стадии производиться не может.

Нормами гл. 48.1 УПК РФ регламентирован процессуальный порядок пересмотра вступивших в законную силу судебных решений по уголовным делам в Президиуме Верховного Суда РФ, который выступает единственной судебно-надзорной инстанцией и высшей судебной инстанцией по уголовным делам. Производство в суде надзорной инстанции в основном осуществляется по тем же правилам, что и производство в суде кассационной инстанции, поскольку оба данных производства имеют единые предмет, цели и задачи, а также общие основания пересмотра. Последнее положение позволяет допустить, что собирание доказательств на указанной стадии уголовного судопроизводства возможно, но это не касается собирания вещественных доказательств.

В надзорную инстанцию, полагаем, участниками уголовного процесса могут быть представлены справки, характеристики, свидетельства о рождении детей и другие документы . Вещественные доказательства не могут интересовать надзорную инстанцию, поскольку ее задачей является проверка исключительно законности приговора, определения, постановления суда, т.е. проверяется правильность применения норм уголовного и уголовно-процессуального права (вопросы права).

Что касается стадии возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, то следует отметить, что она представляет собой самостоятельную стадию уголовного процесса, имеющую своим назначением пересмотр вышестоящим судом вступивших в законную силу приговоров, определений, постановлений суда в связи с обстоятельствами, не известными суду при их вынесении. Эта стадия сложная, так как включает два этапа: 1) досудебное производство по проверке вновь открывшихся обстоятельств или расследованию новых обстоятельств; 2) собственно производство в суде, правомочном осуществлять пересмотр судебного акта на основании заключения прокурора либо Председателя Верховного Суда РФ.

Согласно ст. 415 УПК РФ поводами для возбуждения производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств могут быть сообщения граждан, должностных лиц, а также данные, полученные в ходе предварительного расследования и судебного рассмотрения других уголовных дел. Перечисленные поводы для возбуждения производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств должны быть оформлены процессуально в соответствии с требованиями ст. 141 УПК РФ - письменное сообщение должно быть подписано заявителем, устное - занесено в протокол, который подписывается заявителем и лицом, принявшим данное сообщение, протокол должен содержать данные о заявителе, а также о документах, удостоверяющих личность заявителя. Если устное сообщение о неправосудности вступившего в законную силу судебного решения сделано при производстве следственного действия или в ходе судебного расследования, то оно заносится соответственно в протокол следственного действия или в протокол судебного заседания.

При таких обстоятельствах, я полагаю, можно признать, что на этом этапе рассматриваемой стадии уголовного судопроизводства возможно собирание доказательств, в том числе и вещественных. Подобный вывод следует из ч. 4 ст. 415 УПК РФ, где указано, что при расследовании новых обстоятельств могут производиться следственные и иные процессуальные действия в порядке, установленном УПК РФ, а поэтому, по моему мнению, при производстве таких процессуальных действий, которые являются способами собирания вещественных доказательств, могут быть собраны новые вещественные доказательства.

На втором этапе после проведенной досудебной проверки суд, правомочный осуществлять пересмотр судебного акта, с учетом результатов проверки в условиях состязательного процесса рассматривает жалобу заинтересованного лица и делает выводы относительно того, было ли установлено вновь открывшееся обстоятельство (новое обстоятельство) и необходимо ли новое рассмотрение дела. На этом этапе мне представляется возможным собирание доказательств, но не вещественных.

Таким образом, на основании изложенного можно сделать следующие выводы.

Собирание вещественных доказательств осуществляется в ходе судебного следствия в судах первой и апелляционной инстанций путем производства судебных действий.

Судебные действия - это проводимые в рамках судебного следствия под организационным руководством суда процессуальные совместные действия суда и других участников уголовного процесса, имеющие своим назначением собирание, проверку и оценку доказательств, ход и результаты которых фиксируются в едином источнике доказательств - протоколе судебного заседания. Выделение из всех процессуальных действий судебных действий как способов собирания вещественных доказательств в судебных стадиях уголовного судопроизводства с определением протокола судебного заседания как единого источника доказательств обозначит особенности указанных способов собирания доказательств и будет способствовать получению вещественных доказательств, отвечающих требованиям закона, а следовательно, совершенствованию уголовно-процессуального законодательства.

Собирание вещественных доказательств возможно в рамках предварительного слушания в стадии подготовки к судебному заседанию и на первом этапе стадии возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств при расследовании новых обстоятельств путем производства следственных и иных процессуальных действий в порядке, установленном настоящим Кодексом.

Способами собирания вещественных доказательств в судебном производстве являются судебные действия, состоящие из следственных действий, регламентированных гл. 37 УПК РФ, и иных процессуальных действий познавательного характера, направленные на собирание вещественных доказательств, имеющих значение для уголовного дела, осуществляемые судом, лицами, участвующими в деле, и их представителями.

К основным способам собирания вещественных доказательств в судебном производстве относятся: 1) представление их сторонами, другими участвующими в деле лицами и их представителями; 2) истребование их судом от лиц и организаций, у которых они находятся; 3) выдача лицам, ходатайствующим об истребовании вещественных доказательств, запросов на право их получить и представить в суд.

Для совершенствования действующего законодательства в части, регламентирующей собирание вещественных доказательств в судебном следствии, предлагается дополнить УПК РФ статьей, предусматривающей проведение судом выемки предметов и документов, в следующей редакции.

«Статья 289.1. Выемка предметов и документов

По ходатайству сторон или по собственной инициативе суд вправе производить выемку определенных предметов и документов, имеющих значение для уголовного дела, с участием сторон, а при необходимости с участием свидетелей, эксперта и специалиста в соответствии с требованиями статьи 183 настоящего Кодекса. Выемка проводится на основании определения или постановления суда».

В целях оптимизации уголовного судопроизводства в рамках предварительного слушания необходимо обязательно исследовать обстоятельства нарушения способов собирания вещественных доказательств в досудебном производстве с целью принятия решения о возвращении уголовного дела прокурору для устранения выявленных недостатков либо признания доказательств, полученных с нарушениями, недопустимыми.

Хотя такое судебное действие, как проверка показаний подсудимого, потерпевшего, свидетелей, и не направлено на получение новых вещественных доказательств, но способствует эффективному судебному разбирательству и принятию правильного судебного решения по уголовному делу. В данном контексте предлагается дополнить гл. 37 УПК РФ отдельной статьей, регламентирующей производство проверки показаний подсудимого, потерпевшего, свидетелей, следующего содержания.

«Статья 281.1. Проверка показаний

По ходатайству сторон или по собственной инициативе суд вправе производить проверку показаний подсудимого, потерпевшего, свидетелей которая производится судом с участием сторон, а при необходимости свидетелей, эксперта, специалиста в соответствии с требованиями статьи 194 настоящего Кодекса. Проверка показаний производится на основании определения или постановления суда».

Статья 286 УПК РФ не предусматривает право сторон представлять, а право суда истребовать предметы, имеющие признаки вещественных доказательств. Данные действия как способы собирания вещественных доказательств возможны в ходе судебного заседания, что следует из анализа приведенных ранее норм уголовно-процессуального кодекса РФ, а также подтверждается практикой. Для законодательного закрепления данного положения следует внести дополнение, позволяющее сторонам в судебном заседании представлять предметы, а суду истребовать предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве вещественных доказательств.

Предлагается ст. 286 УПК РФ дополнить: после слова «документы» указать «и предметы», далее по тексту.

Согласно ст. 284 УПК РФ, регламентирующей осмотр вещественных доказательств в ходе судебного следствия, лица, которым предъявлены вещественные доказательства, вправе обращать внимание суда на обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела. В такой ситуации следует предоставить право и стороне, которая представляет вещественные доказательства, обращать внимание суда на обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела. Полагаем, это важное дополнение, которое фиксируется в протоколе судебного заседания, акцентирует внимание суда на конкретные особенности представляемого предмета, уравнивает стороны в уголовном процессе, соответствует принципам уголовного судопроизводства.

Для этого предлагается дополнить в ст. 284 УПК РФ включить ч. 1.1 следующего содержания: «сторона, которая представляет вещественные доказательства, вправе обращать внимание суда на обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела».

<< | >>
Источник: МАМЕДОВ РАМИЛ ЯГУБОВИЧ. СПОСОБЫ СОБИРАНИЯ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Краснодар - 2016. 2016

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 3.2. СПОСОБЫ СОБИРАНИЯ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В СУДЕБНОМ УГОЛОВНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ:

  1. Собирание вещественных доказательств
  2. 1.1. Вещественные доказательства биологического происхождения: понятие, особенности обнаружения, изъятия и исследования
  3. § 2. Технико-криминалистические средства и методы, применяемые при собирании вещественных доказательств
  4. МАМЕДОВ РАМИЛ ЯГУБОВИЧ. СПОСОБЫ СОБИРАНИЯ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Краснодар - 2016, 2016
  5. ОГЛАВЛЕНИЕ
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. Глава 1 ПОНЯТИЕ И СПОСОБЫ СОБИРАНИЯ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РОССИИ
  8. § 1.1. ПОНЯТИЕ СОБИРАНИЯ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ
  9. § 1.2. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СПОСОБОВ СОБИРАНИЯ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ
  10. Глава 2 СЛЕДСТВЕННЫЕ И ИНЫЕ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ДЕЙСТВИЯ КАК СПОСОБЫ СОБИРАНИЯ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -