<<
>>

§ 1.2. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СПОСОБОВ СОБИРАНИЯ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Поскольку в ранее действовавшем УПК РСФСР предусматривалась ст. 70 УПК, где были регламентированы порядок, условия и возможность истребования, представления предметов и документов, которые могут быть необходимы по делу, с указанием конкретных способов их собирания в качестве доказательств, то некоторые авторы считали, что «способами собирания доказательств могли быть лишь указанные в законе следственные действия» , что отражало довольно узкое толкование рассматриваемого понятия.

Но были такие ученые, которые, на мой взгляд, слишком широко определяли круг допустимых способов собирания доказательств, поскольку предлагали, опираясь на ст. 118 УПК РСФСР, предусматривающую обязанности органов дознания, использовать непроцессуальную деятельность органов дознания в целях обнаружения преступлений и лиц, их совершивших, в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий. Например, В.С. Морозов считал, что способом собирания доказательств может служить и «непроцессуальная деятельность органа дознания» .

На сегодняшний день нет единства мнений и по вопросу признания способом собирания доказательств требования о проведении ревизий и документальных, аудиторских и иных проверок в силу того, что процессуальным законодательством «не регламентировано процессуальное положение ревизора» .

Так, А.М. Ларин считал, что «требование о проведении документальных проверок и ревизий не является самостоятельным способом собирания доказательств, поскольку осуществляется в рамках следственного действия, а не за его пределами» . То же самое, по его мнению, относится «и к представлению доказательств участниками процесса, гражданами и организациями, и к истребованию предметов и документов» . А.М. Ларина поддерживали Г.Ф. Горский, Л.Д. Кокорев, П.С. Элькинд. Они полагали, что, «несмотря на особенности каждого приема, представление предмета и документа взаимосвязаны с выемкой, либо с осмотром, либо с допросом» .

Анализируя ст. 70 УПК РСФСР, некоторые ученые (Ю.К. Орлов) утверждали, что «данная статья предусматривала три способа собирания доказательств: производство следственных действий; истребование предметов и документов без производства следственных действий (включая производство ревизий и проведение документальных проверок); представление доказательств гражданами и участниками процесса» .

«Производство следственных действий; истребование предметов и документов; требование о производстве ревизии; принятие доказательств, представленных участниками уголовного процесса, гражданами и должностными лицами»

С.А. Шейфер и Н.М. Кипнис считают способами собирания доказательств . Именно данная позиция для того времени являлась наиболее актуальной.

Такого же мнения по данному вопросу придерживался и Ф.Н. Фаткуллин, который считал, что в советском уголовном процессе к способам получения и использования доказательств следует относить: «истребование значимых по делу предметов и документов от физических и юридических лиц, в распоряжении которых они находятся; поручение о производстве ревизии; представление доказательств участниками судопроизводства; представление материалов любыми гражданами, учреждениями, предприятиями, организациями; истребование объяснений от определенных лиц» . При этом, как отмечает М.Т. Аширбекова, важное значение имеет соблюдение конституционных «прав и свобод человека и гражданина» .

Благодаря исследованиям ученых, занимавшихся указанной темой в советское время, материалам следственной и судебной практики законодатель в некоторой степени урегулировал вопросы собирания доказательств. И впервые в ст. 86 УПК РФ законодатель прямо указал, что собирание доказательств осуществляется путем производства следственных и иных процессуальных действий. К сожалению, закон не дает четкого определения этих понятий и не приводит их перечня, что привело к возникновению различных трактовок способов собирания доказа- тельств в науке уголовного процесса, наличие которых обусловливает и возникновение самостоятельной, нередко основанной на неправильном толковании уголовно-процессуального закона, практики определения правоприменителем надлежащих способов собирания вещественных доказательств.

За необходимость процессуальной регламентации способов собирания вещественных доказательств высказалось большинство опрошенных правоприменителей. По результатам проведенного анкетирования практических работников на вопрос «Следует ли, по Вашему мнению, включить в УПК РФ отдельные нормы, посвященные способам собирания вещественных доказательств по уголовным делам?» из 235 опрошенных положительно ответили 189 человек (80,4 %), отрицательно - 44 респондента (18,7 %), затруднились ответить 2 следователя (0,9 %) .

В последнее время понимание способов собирания вещественных доказательств осуществляется через категорию «процессуальные действия», которые в п. 32 ст. 5 УПК РФ определяются как следственные, судебные и иные действия. При этом анализ научной литературы показывает, что ученые по-разному трактуют эту процессуальную категорию.

Так, к примеру, А.В. Смирнов и К.Б. Калиновский к способам собирания доказательств относят «следственные и иные процессуальные действия; истребование и представление доказательств, получение защитником предметов, документов и иных сведений; опрос лиц с их согласия» . В своем научнопрактическом пособии Т.Т. Алиев, Н.А. Громов, Л.В. Макаров отмечают, что «доказательства можно собирать посредством истребования их от предприятий, должностных лиц, граждан, представления участниками уголовного процесса, путем производства следственных действий» .

А.Н. Кузнецов способами собирания доказательств называет «следственные и иные процессуальные действия» .

В науке уголовного процесса высказываются мнения о том, что к способам собирания доказательств можно отнести оперативно-розыскные мероприятия. Например, Н.А. Попова предлагает законодателю признать возможность собирания доказательств путем производства «оперативно-розыскной деятельности» .

Конечно, с таким предложением согласиться нельзя, поскольку оперативнорозыскная деятельность находится за пределами уголовного процесса, кроме того, лица, ведущие уголовный процесс, не могут осуществлять оперативно-розыскные мероприятия.

По моему мнению, не изменит ситуации в данном вопросе и возможное введение в уголовный процесс следственных судей.

Представляется наиболее взвешенной позиция В.С. Балакшина, который процессуальные действия классифицирует на «следственные, иные процессуальные и судебно-следственные» . Но, на мой взгляд, последнюю группу действий

В.С. Балакшин определил не совсем точно. Можно предположить, что судебные и следственные действия как способ собирания доказательств - это следственные действия, осуществляемые в суде. Однако в судебном производстве представление предметов и документов, их истребование, как правило, осуществляются путем производства иных процессуальных действий. Отсюда можно сделать вывод о том, что и следственные, и иные процессуальные действия, совершаемые в суде в качестве способов собирания доказательств, следует считать судебными действиями.

Р.В. Костенко, например, руководствуясь п. 32 ст. 5 УПК РФ, определяет «следственные, судебные и иные процессуальные действия» как способы собирания вещественных доказательств.

На стадии предварительного следствия основными способами собирания сведений (информации), предметов, документов являются следственные действия, а в судебном разбирательстве - судебные действия.

В науке уголовного процесса существуют различные определения следственных действий. В юридической литературе освещается в основном точка зрения, согласно которой следственные действия - это процессуальные действия, направленные на собирание (обнаружение, изъятие и фиксацию), исследование (закрепление) и проверку доказательств .

По моему мнению, именно указанные действия (собирание, исследование и проверка) отличают их, например, от мер принуждения. Вместе с тем данного определения следственных действий недостаточно для полного отражения их сущности. К примеру, не только следственное действие имеет своей целью собирание вещественных доказательств, но и иные процессуальные действия также можно рассматривать как способы собирания вещественных доказательств.

На это обращает внимание А.Н. Кузнецов и отмечает, что получение, т.е. собирание доказательств возможно путем производства «не только следственных, но и иных процессуальных действий» .

Анализ научной литературы позволяет констатировать, что следственные действия и их результаты, в отличие от иных процессуальных действий, имеют четкую уголовно-процессуальную регламентацию. Иные процессуальные действия, которые являются способами собирания вещественных доказательств, такой детальной регламентации не имеют.

Следственные действия С.А. Шейфер определяет, как «комплекс регламентированных уголовно-процессуальным законом и осуществляемых следователем (судом) поисковых, познавательных и удостоверительных операций, соответствующих особенностям следов определенного вида и приспособленных к эффективному отысканию, восприятию и закреплению содержащейся в них доказательственной информации» . В основном такого же мнения придерживаются О.Я. Баев и Д.А. Солодов .

По мнению А.Б. Соловьева, под следственными действиями следует понимать детально регламентированные уголовно-процессуальным законом «действия, обладающие познавательными и удостоверительными аспектами, направленные на собирание и проверку доказательств с целью решения задач уголовного судопроизводства» .

Как видим, ученые в своих суждениях следственные действия связывают с наличием в их основе познавательных и удостоверительных аспектов. Вопрос возможности отнесения всех процессуальных действий, указанных в гл. 24-27 УПК РФ, к следственным действиям является важным для правоприменителя и наиболее обсуждаемым в научном сообществе.

«Освидетельствование, контроль и запись переговоров, очную ставку, предъявление для опознания, проверку показаний на месте» С.А. Шейфер считает неправомерно отнесенными в перечень следственных действий. Такое следственное действие, как «получение образцов для сравнительного исследования»

С.А. Шейфер рассматривает как часть судебной экспертизы .

Эксгумацию трупа и получение образцов для сравнительного исследования

А.Б.

Соловьев и В.Г. Глебов считают не связанными непосредственно с собиранием доказательств, поскольку, по их мнению, данные действия создают условия и возможность для проведения других следственных действий (например, экспертизы, осмотра трупа) . Похожую позицию занимают О.Я. Баев и Д.А. Со-

лодов .

Причина критического отношения ученых к названным следственным действиям, по моему мнению, заключается в сложившемся у них традиционном представлении о следственных действиях. Отдельные следственные действия (осмотр, обыск, выемка) бесспорно признаются следственными, поскольку, будучи закрепленными еще в УПК РСФСР 1960 г., просуществовали практически в неизменном виде несколько десятков лет. Но с учетом современных реалий и трансформаций в обществе трудно не согласиться с Ю.К. Орловым в том, что с течением времени меняется «процесс формирования системы следственных действий» .

Некоторые ученые, например, В.М. Быков, Е.С. Жмурова, считают следственными действиями «задержание подозреваемого и наложение ареста на иму- щество» . Такое широкое толкование следственных действий, на мой взгляд, ошибочно. Именно подобный неоднозначный вывод о возможности производства наложения ареста на имущество одновременно с производством обыска или выемкой либо производство только наложения ареста на имущество без совершения других действий побуждал ученых относить наложение ареста на имущество к способам собирания вещественных доказательств.

Некоторые ученые считают, что наложение ареста на имущество не только является процессуальным действием, направленным на собирание доказательств, но и в результате этого действия появляется «документ-доказательство (протокол наложения ареста на имущество) и даже вещественное доказательство - изъятое имущество» . С этой позицией согласиться нельзя. Если в ходе производства наложения ареста на имущество возникает необходимость изъятия предмета или документа, то это изъятие следует осуществить путем обыска или выемки (в зависимости от обстоятельств). Безусловно, при такой ситуации способом собирания полученного имущества, предметов и документов являются выемка или обыск, а не наложение ареста на имущество.

Возникает вопрос, что делать, если в ходе наложения ареста на имущество появляется необходимость в немедленном изъятии предметов и документов, которые могут иметь значение для дела или могут быть вещественными доказательствами? Как мне представляется, для решения этого вопроса необходимо ст. 115 УПК РФ дополнить ч. 6.1 следующего содержания: «в соответствии со статьями 182 и 183 настоящего Кодекса имущество, подлежащее аресту, может быть изъято для приобщения к материалам уголовного дела».

Также представляется, что задержание не имеет своей целью собирание доказательств, а является мерой принуждения, нацеленной на обеспечение явки к следователю , в связи с чем задержание нельзя признать способом собирания вещественных доказательств. Тем не менее, некоторые ученые-процессуалисты данное процессуальное действие рассматривают как следственное действие и, соответственно, как способ собирания доказательств .

Однако с задержанием не все так просто, поскольку одновременно с задержанием закон разрешает проводить личный обыск задержанного (ст. 184 УПК РФ), результаты которого заносятся в протокол задержания. В этих случаях личный обыск производится без соответствующего судебного решения. Само задержание не является способом собирания вещественных доказательств, а следующий за ним личный обыск является способом собирания вещественных доказательств. Считаем нецелесообразным эти разные по своей сущности процессуальные действия фиксировать в одном процессуальном документе - протоколе задержания, это создает проблемы для правоприменителя, разрешение которых видится в составлении отдельного процессуального документа о проведении личного обыска задержанного, так как в соответствии со ст. 184 УПК РФ «Личный обыск» является самостоятельным следственным действием.

Итак, проанализировав следственные действия в контексте проблематики настоящего диссертационного исследования, для формулирования наиболее полного определения понятия следственного действия как способа собирания вещественных доказательств следует выделить основные признаки следственных действий:

1) направлены на собирание вещественных доказательств;

2) процессуальный порядок их проведения четко регламентирован нормами УПК РФ;

3) производятся надлежащими субъектами уголовного процесса;

4) осуществляются в ходе предварительной проверки сообщения о преступлении, а также предварительного следствия и дознания;

5) представляют собой специально разработанные приемы и средства познавательно-удостоверительного характера;

6) могут содержать в себе элементы принуждения .

Перечисленные признаки позволяют сформулировать определение понятия следственных действий как способа собирания вещественных доказательств, которое предлагается закрепить в ст. 5 УПК РФ: «Следственные действия как способы собирания вещественных доказательств - это действия, предусмотренные настоящим Кодексом, осуществляемые в досудебном производстве управомоченными лицами, направленные на обнаружение, процессуальное оформление обнаруженных предметов, документов в качестве вещественных доказательств, их изъятие и закрепление, проверку и оценку с точки зрения относимости, допустимости, достоверности и достаточности для разрешения уголовного дела».

Следующий способ собирания вещественных доказательств - судебные действия, которые, как и следственные действия, имеют познавательно - удостоверительный характер и детальную регламентацию в УПК РФ.

«Допрос подсудимого; оглашение показаний подсудимого; допрос потерпевшего; допрос свидетеля; приобщение к материалам уголовного дела письменных заметок и документов, относящихся к показаниям потерпевшего и свидетеля; оглашение показаний потерпевшего и свидетелей; допрос эксперта; производство экспертизы; осмотр вещественных доказательств; оглашение протоколов следственных действий, заключения эксперта и иных документов; приобщение к материалам уголовного дела документов, представленных суду; осмотр местности и помещения; следственный эксперимент; предъявление для опознания; освидетельствование» относятся, по мнению Р.В. Костенко, к судебным действиям, что прямо вытекает из содержания закона. Однако, представляется, этот список должен быть дополнен допросом специалиста, который не нашел должной регламентации в УПК РФ, хотя и предусмотрен ч. 4 ст. 271.

Из всех перечисленных и содержащихся в гл. 37 УПК РФ способов собирания вещественных доказательств нас интересуют такие, как осмотр местности и помещения; освидетельствование. Кроме перечисленных действий, я полагаю, что судебные действия включают в свое понятие и иные процессуальные действия: истребование и представление предметов и документов, которые могут быть потенциальными вещественными доказательствами. Судебные действия могут быть использованы в качестве способов собирания вещественных доказательств также и при рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции, в том числе с использованием систем видеоконференц-связи, что вытекает из ч. 1 и 8 ст. 389.13 УПК РФ.

Исходя из изложенного, целесообразно предложить авторское определения понятия «судебные действия как способы собирания вещественных доказательств»:

Судебные действия, используемые в качестве способа собирания вещественных доказательств, - это уголовно-процессуальные действия судьи (суда) при непрерывном и неизменном составе, осуществляемые в ходе судебного разбирательства по уголовному делу в целях восполнения доказательственной базы, сформированной в досудебном производстве, полученными в судебном производстве предметами и документами как потенциальными вещественными доказательствами.

В настоящее время иные процессуальные действия признаются большинством ученых способами собирания вещественных доказательств.

Так, С.А. Шейфер считает, что кроме следственных действий, процессуальным способом собирания доказательств является «представление предметов и документов подозреваемым, обвиняемым, защитником, потерпевшим, его представителем и другими участниками, а также органами и лицами» .

А.В. Смирнов и К.Б. Калиновский приходят к выводу, что к способам собирания доказательств относятся «следственные действия и иные процессуальные действия; истребование и представление доказательств; получение защитником предметов, документов и иных сведений, опрос лиц с их согласия» . Мы солидарны с В.А. Лазаревой в том, что «представления и истребования доказательств, требования о проведении документальной проверки и ревизии следует относить к способам собирания доказательств» .

Впервые в уголовно-процессуальном законодательстве России, в ст. 86 УПК РФ, предусмотрено положение о том, что собирание доказательств может осуществляться путем проведения иных процессуальных действий. Вторая часть этой же статьи предписывает, что подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к делу в качестве доказательств. Надо сказать, что процессуальное закрепление данного способа собирания вещественных доказательств несовершенно и требует законодательной доработки, поскольку в законе не предусмотрены порядок и условия представления доказательств, точно не определен круг лиц, обладающих этим правом, хотя эта норма не является новой для российского уголовного процесса.

И.А. Насонова делает вывод, что «подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, а также их представители не могут собирать доказательства. Представленный ими материал может быть сформирован в доказательства только компетентными лицами» . И.А. Насонова совершенно права, и с учетом ее мнения мы констатируем, что лидирующими субъектами собирания потенциальных вещественных доказательств (в нашем случае предметы, документы и иные носители информации, которые могут быть вещественными доказательствами) являются следователь и дознаватель .

В ч. 3 ст. 86 УПК РФ предусмотрено право защитника по истребованию справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций. В данном случае речь идет об «ином процессуальном действии» - истребовании доказательств, но в этом случае оно находится за рамками нашего исследовательского интереса, поскольку предусмотренное законом право защитника по истребованию справок и характеристик не является способом собирания вещественных доказательств.

И.А. Насонова справедливо отмечает, что «нельзя ставить знак равенства между лицами, ведущими процесс, и защитником в вопросе собирания доказа-

72

тельств» .

Истребовать предмет - потенциальное вещественное доказательство может также и лицо, непосредственно осуществляющее уголовное судопроизводство. Данное положение находит свое подтверждение в новой редакции ч. 1 ст. 144 УПК РФ, из которой следует, что представление и истребование предметов и документов как способы собирания объектов - потенциальных вещественных доказательств имеют место быть, поскольку в указанной норме сказано, что при проверке сообщения о преступлении дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа вправе истребовать документы и предметы, изымать их в порядке, установленном настоящим Кодексом.

Анализ УПК РФ позволяет сделать вывод о том, что в ходе предварительного расследования, в суде первой инстанции, в суде апелляционной инстанции, на стадии возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств имеют место процессуальные действия, которые можно отнести к иным процессуальным действиям, используемым в качестве способов собирания вещественных доказательств. К примеру, предметы и документы могут быть введены в уголовный процесс подозреваемым, обвиняемым, защитником, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком, их представителями и иными лицами таким способом собирания доказательств, как представление, но становятся они вещественными доказательствами только после их проверки, оценки и процессуального удостоверения лидирующими субъектами доказывания.

Итак, на основе проведенного исследования системы способов собирания вещественных доказательств предлагаем следующую дефиницию:

Способы собирания вещественных доказательств - это урегулированная законом система специально разработанных приемов и средств познавательно - удостоверительного характера, могущих содержать в себе элементы принуж- дения, реализуемых посредством предусмотренных уголовно-процессуальным законом действий следователя, прокурора (государственного обвинителя), суда и других уполномоченных на то лиц и органов с привлечением иных участников уголовного процесса и других лиц, направленных на получение (путем обнаружения, представления, истребования), а также процессуальное закрепление любых сведений, содержащихся в предметах, документах и иных объектах материального мира, которые служили средствами, оборудованием или орудием преступления или сохранили на себе следы преступлений, были получены в результате преступных действий либо нажиты преступным путем, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела и относящиеся к расследуемому преступлению.

С учетом вышеизложенного можно констатировать, что отсутствие законодательного определения понятия, «способы собирания вещественных доказательств», создает правовую неопределенность в данном вопросе и приводит к необходимости более тщательной проработки этого вопроса. Для единообразного толкования понятия способов собирания вещественных доказательств ввиду отсутствия в уголовно-процессуальном законодательстве соответствующей дефиниции предлагаем сформулировать новую ст. 86.2 УПК РФ, посвященную способам собирания вещественных доказательств.

«Статья 86.2. Способы собирания вещественных доказательств

Способы собирания вещественных доказательств - это урегулированная настоящим Кодексом система специально разработанных приемов и средств познавательноудостоверительного характера, могущих содержать в себе элементы принуждения, реализуемых посредством процессуальных действий следователя, прокурора (государственного обвинителя), суда и других уполномоченных на то лиц и органов с привлечением иных участников уголовного процесса и других лиц, направленных на получение путем обнаружения, выявления, представления, истребования, а также на процессуальное закрепление и использование любых сведений, содержащихся в предметах и документах, обладающих признаками, указанными в статье 81 настоящего Кодекса».

Предметы и документы, представленные подозреваемым, обвиняемым, защитником, гражданским истцом, гражданским ответчиком, их представителями и иными лицами становятся вещественными доказательствами только после из проверки, оценки и надлежащего процессуального удостоверения. Соблюдение надлежащих способов собирания вещественных доказательств гарантирует их законность и достоверность. Опираясь именно на такие доказательства, следователь, дознаватель, прокурор, суд примут единственно правильное, обоснованное и законное решение, в конечном результате установят истину. Значимость надлежащего способа собирания вещественных доказательств трудно переоценить, от этого зависит законность и обоснованность последующих действий с обнаруженными предметами и документами - проверка и их оценка.

Анализ судебной практики, наш личный опыт работы адвокатом и помощником судьи показывает, что на практике, к сожалению, лишь существенные нарушения требований уголовно-процессуального законодательства при определении, производстве, процессуальном оформлении хода и результатов собирания вещественных доказательств влекут за собой недопустимость их использования при установлении и доказывании обстоятельств совершенного преступления. При этом необходимо отметить, что собирание вещественных доказательств ненадлежащим способом к существенным нарушениям уголовно-процессуального законодательства не относится. Этот вывод подтверждается результатами изучения 300 рассмотренных уголовных дел. Выяснялся вопрос «Содержит ли приговор суда обоснование допустимости вещественного доказательства относительно способа его собирания?». Было установлено, что ни в одном приговоре не было данного обоснования. Суд, как правило, ограничивается одним общим выводом следующего содержания: «Вина подсудимого подтверждается исследованными в судебном заседании допустимыми доказательствами». Некоторая часть приговоров вообще не содержала вывода о допустимости исследованных в судебном заседании доказательств .

Очевиден вывод, полученный в результате анкетирования практических работников. На вопрос «Считаете ли Вы существенным нарушением УПК использование ненадлежащего способа собирания вещественных доказательств в уголовном судопроизводстве?» из 235 респондентов 142 (60,4 %) ответили отрицательно . Это свидетельствует о низком уровне отношения субъектов собирания доказательств к вопросу законности способа, в результате которого добыто вещественное доказательство. В действительности, для них должно быть невозможным даже незначительное отступление от требований закона при определении способа собирания вещественных доказательств, каким бы «привлекательным» не виделся им другой, более удобный способ собирания вещественных доказательств. Любое нарушение требований уголовно-процессуального закона в этой части ведет к безусловному признанию собранного вещественного доказательства недопустимым.

Однако вселяют надежду на изменение отношения практических работников к способам собирания вещественных доказательств результаты проведенного анкетирования практических работников. Задавался тот же вопрос: «Считаете ли Вы существенным нарушением УПК использование ненадлежащего способа собирания вещественных доказательств в уголовном судопроизводстве?». В итоге 74 респондента (31,5 %) считают невозможным использование в принятии решения по уголовному делу вещественных доказательств, добытых ненадлежащим способом .

На основании изложенного можно сделать следующие выводы.

Круг допустимых способов собирания доказательств законодателем соотнесен с конкретными задачами каждой стадии уголовного судопроизводства, при этом всякий раз существуют как необходимые и достаточные возможности для решения этих задач, так и барьеры, препятствующие выходу за их пределы.

Способы собирания предметов и документов, как потенциальных вещественных доказательств, каждого вида предназначены и приспособлены для того, чтобы обеспечить необходимую надежность полученной информации в конкретной форме. Вещественные доказательства должны быть получены надлежащим способом.

Следственные действия как способы собирания предметов и документов, которые могут стать вещественными доказательствами - это процессуальные действия, предусмотренные в действующем уголовно-процессуальном законодательстве, осуществляемые в досудебном уголовном судопроизводстве управомоченными лицами в целях обнаружения предметов и документов в качестве вещественных доказательств, их изъятия, закрепления, проверки и оценки с точки зрения относимости, допустимости, достоверности и достаточности для разрешения уголовного дела.

Судебные действия как способы собирания вещественных доказательств - это процессуальные действия суда (судьи) при непрерывном и неизменном составе, осуществляемые по восполнению представленной суду доказательственной базы и собиранию предметов и документов как потенциальных вещественных доказательств в ходе судебного разбирательства судами первой и апелляционной инстанций, а также в стадии возобновления производства по уголовному делу ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств.

В качестве иных процессуальных действий как самостоятельных способов собирания вещественных доказательств выступают представление и истребование предметов и документов. Кроме того, в качестве способа собирания вещественных доказательств возможно рассмотрение требования о производстве документальных проверок и ревизий.

<< | >>
Источник: МАМЕДОВ РАМИЛ ЯГУБОВИЧ. СПОСОБЫ СОБИРАНИЯ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Краснодар - 2016. 2016

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1.2. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СПОСОБОВ СОБИРАНИЯ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -