<<
>>

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Государственная власть обеспечива­ет внутренний и внешний суверенитет народа. Без сильной государственности нельзя говорить о гарантированности прав человека, о правопорядке и соблю­дении законности, о сохранении независимости территорий.

В XXI в. вопрос о защите государственной власти стоит чрезвычайно актуально, поскольку угроза терроризма, «цветных» революций привели к переосмыслению ценностей. По­этому теперь, наряду с обеспечением прав и свобод личности, не менее важно обеспечить защиту государственной власти от противоправных посягательств, в том числе, совершаемых лицами, непосредственно ее представляющими и подрывающими ее систему изнутри.

Халатность не типичное преступление в ряду должностных посяга­тельств. Вместе с тем это деяние является неотъемлемым звеном в единой цепи должностных преступлений, противодействие которым обеспечивает в целом внутренний суверенитет публичной власти, защиту человека и иных ценностей от недобросовестной деятельности ее представителей.

Актуальность уголовно-правового исследования состава халатности обу­словлена рядом причин:

- во-первых, в УК РФ состав халатности приобрел новое, нетипичное для отечественного законодательства содержание в части определения формы вины и преступных последствий, равно как и формулировки квалифицирующего и особо квалифицирующего признаков. Неоднократные корректировки, которым он подвергался в течение действия УК РФ 1996 г. (2003 г., 2008 г., 2015 г.), привнесшие в его регламентацию существенные новеллы, требуют дополни­тельного теоретического осмысления;

- во-вторых, трудностями, возникающими в следственной и судебной практике при квалификации халатности, что обусловлено коллизионным со­держанием диспозиции ч. 1 ст. 293 УК РФ;

- в-третьих, нетипичной динамикой данного преступления, отраженной в официальной статистике (в абсолютном выражении данные о количестве осуж­денных за халатность таковы: 2009 г.

- 240; в 2010 г. - 237; в 2011 г. - 246; в 2012 г. - 146, в 2013 г. - 182 чел.; в 2014 г. - 141; в 2015 г. - 102 чел.; за 6 мес. 2016 г. - 72 чел. (некоторое увеличение по сравнению с аналогичным периодом

2015 г. - на 11 чел.)[1]), показывающей в целом снижение уровня судимости по ст. 293 УК РФ, что может свидетельствовать либо о повышении латентности халатности, либо о снижении качества предварительного следствия по данной категории дел, либо об успехах в ее профилактике, либо об упущениях в норма­тивной регламентации ответственности за это деяние.

Анализ опубликованной судебной практики, монографических источни­ков свидетельствует об отсутствии унифицированных подходов к пониманию содержания как объективной, так и субъективной стороны этого состава пре­ступления, что также формирует необходимость дальнейшего изучения и си­стематизации как правоприменительного опыта, так и доктринальных воззре­ний на данную проблематику.

Изложенные выше обстоятельства определили выбор темы настоящего исследования и, как представляется, могут свидетельствовать об её актуально­сти и важном теоретическом и практическом значении.

Степень научной разработанности темы диссертационного исследо­вания. Уголовно-правовое исследование должностных преступлений традици­онно находится в центре внимания отечественных авторов. Основы теории должностных (служебных) преступлений были заложены и развиты в трудах таких отечественных ученых, как А.Я. Аснис, Т.Б. Басова, В.Н. Борков, Б.В. Волженкин, Л.Д. Гаухман, А.В. Грошев, В.И. Динека, Н.А. Егорова, Б.В. Здравомыслов, И.Н. Клюковская, М.Д. Лысов, Ю.И. Ляпунов, С.В. Макси­мов, П.В. Никонов, М.В. Феоктистов, В.Н. Шиханов, П.С. Яни, и ряда иных.

Теоретические основы противодействия должностной халатности нашли непосредственное отражение в работах В.А. Владимирова, Л.Д. Гаухмана, О.М. Гук, П.С. Дагеля, А.А. Жижиленко, А.Э. Жалинского, Б.В. Здравомысло- ва, В.Ф. Кириченко, М.Д. Лысова, Ю.И. Ляпунова, А.Н. Трайнина, Б.С. Утев- ского и др.

Серьезное внимание в современной уголовно-правовой доктрине уделя­ется проблеме противодействия должностным преступлениям, что нашло отра­жение в диссертационных исследования С.В. Авдеева, Т.Б. Басовой, Н.В. Буга- евской, В.А. Волколуповой, Д.Н. Гавриленко, В.Н. Григорьева, С.К. Илие, Н.М. Ковалевой, Д.Ю. Колосовского, М.П. Кузнецова, В.А. Лобырева, С.П. Слав и др.

В последние годы защищен ряд диссертаций, посвященных проблеме уголовной ответственности за халатность (И.Г. Минакова, С.Ю. Мелихов, Ю.Ю. Тищенко, М.А. Тыняная, Е.В. Царев). Однако все они были подготовле­ны до изменений, внесенных в ст. 293 УК РФ в 2015 г. Кроме того, в них не проводился комплексный компаративистский теоретико-прикладной анализ со­става халатности, и они не разрешили ряда весьма дискуссионных аспектов со­ответствующей проблемы. Приведенные аргументы обусловливают необходи­мость осуществления ее дополнительного исследования.

Объектом диссертационного исследования выступает отраженный в уголовном законе подход к формированию состава халатности, а также обще­ственные отношения, складывающиеся в сфере противодействия ей уголовно­правовыми средствами.

Предметом исследования являются:

- памятники отечественного права, регламентирующие уголовную ответ­ственность за халатность;

- объективные и субъективные признаки состава халатности, закреплен­ные нормами действующего уголовного закона;

- корреспондирующие нормы уголовного законодательства стран Даль­него и Ближнего зарубежья;

- положения уголовно-правовой доктрины относительно толкования ка­тегории «халатность», понимания юридических признаков состава преступле­ния, криминализованного в ст. 293 УК РФ, и вопросов его квалификации;

- материалы судебно-следственной практики рассмотрения и разрешения уголовных дел о халатности;

- статистические данные МВД РФ и Судебного департамента при Вер­ховном Суде РФ, касающиеся должностных преступлений в целом и халатно­сти в частности;

- обобщенные результаты проведенного автором социологического ис­следования.

Цель исследования - формирование совокупности новых теоретических положений, дополняющих доктринальное учение о составе халатности, и раз­работка на этой основе, а также на базе системного компаративистского анали­за нормативного материала и обобщения правоприменительной практики пред­ложений по совершенствованию уголовно-правовой регламентации и диффе­ренциации уголовной ответственности за названное преступление, а также по оптимизации правоприменительной практики по ее реализации.

Задачи исследования. Достижение поставленной цели предполагает ре­шение следующих задач:

а) осуществить историко-правовой анализ закрепления юридических при­знаков состава халатности в российском уголовном законодательстве;

б) определить семантическое и уголовно-правовое содержание термина «халатность»;

в) установить специфику криминологических показателей халатности в России;

г) рассмотреть вопрос о социальной обусловленности криминализации халатности в современном российском уголовном праве;

д) изучить юридические признаки состава халатности, закрепленные в ст. 293 УК РФ:

д) определить критерии отграничения состава халатности от сходных со­ставов преступлений;

е) обобщить опыт уголовно-правовой регламентации ответственности за халатность в законодательстве стран Дальнего и Ближнего зарубежья;

ж) изучить судебную практику по делам указанной категории и выявить ее потребности в совершенствовании уголовно-правовых норм и теоретической разработке рекомендаций по квалификации халатности.

Методологической основой исследования выступил универсальный диалектический метод познания, а также совокупность как общенаучных, так и частно-научных методов исследования. Прежде всего, в диссертации нашли применение такие общенаучные методы, как формально-логический, системный, структурно-функциональный. Широко использовались в исследовании и частно-научные методы: историко-правовой,

компаративистский, статистический, социологический опрос, изучение документов, контент-анализ.

Научная новизна исследования обусловлена комплексным характером исследования и его акцентом на изучение положительного опыта криминализа­ции халатности в памятниках российского уголовного права различных перио­дов и в зарубежных государствах. После изменений, внесенных в ст. 293 УК РФ в 2015 г., это первое монографическое исследование халатности, содержащее их критический анализ. В диссертации последовательно осуществлено изуче­ние юридических признаков халатности в процессе их исторического развития, становления и нынешнего содержания с формулированием соответствующих выводов. Его результаты, а также итоги проведенного системного анализа кри­минологической обоснованности криминализации халатности, сопоставитель­ного изучения юридических признаков халатности в УК зарубежных госу­дарств позволили определить перспективы оптимизации содержания ст. 293 УК РФ. Осуществленный системный анализ отечественного законодательства, ре­гламентирующего статус должностного лица, явился основной для разработки авторской дефиниции этой категории.

Полученные результаты исследования позволили автору обосновать це­лый ряд предложений по оптимизации закрепления признаков состава халатно­сти в УК РФ и выработать унифицированные подходы к толкованию системы категорий, с ними связанных.

В диссертации впервые или в авторском ракурсе решены следующие во­просы, имеющие доктринальное либо прикладное значение:

- выявлены тенденции исторического развития юридических признаков состава халатности в отечественном уголовном законодательстве;

- обоснован унифицированный подход и дано авторское толкование кате­горий «халатность», «должностное лицо», «ненадлежащее исполнение»;

- определены криминологические показатели халатности в РФ;

- уточнено содержание субъективной стороны халатности и сформулиро­ваны рекомендации о законодательном закреплении ее исключительно неосто­рожного характера;

- обоснована необходимость изменения структуры ст. 293 УК РФ с отка­зом от выделения части Iі и оптимизации подходов к дифференциации осно­вания уголовной ответственности за названное преступление;

- установлены критерии отграничения состава халатности от смежных составов преступлений;

- предложены направления совершенствования редакции примечания 1 к ст.

285 УК РФ, содержащего дефиницию должностного лица;

- предложена скорректированная редакция ст. 293 УК РФ и примечания к

ней.

Положения, выносимые на защиту:

1. Авторская систематизация исторического процесса закрепления в российском уголовном законодательстве юридических признаков состава ха­латности: а) криминализация халатности как специальной разновидности не­умышленного недолжного осуществления профессиональной деятельности «вследствие добросовестного заблуждения, ошибки или неопытности судьи» (ст. 2 Судебника 1550 г.); б) криминализация в общей и специальных нормах

служебной и должностной халатности (Указ «О воспрещении взяток и посулов и о наказании за оное» от 24 декабря 1714 г.; ст. 441 и 442 Уложения о наказа­ниях уголовных и исправительных 1845 г.); в) криминализация служебной ха­латности в советский период и закрепление в законе термина «халатность» вме­сто категории «нерадивое отношение к служебным обязанностям» (ст. 110 УК РСФСР 1922 г.); г) формирование халатности как неосторожного материально­го состава преступления по службе (ст. 111 УК РСФСР 1926 г.); д) признание халатности должностным преступлением (ст. 172 УК РСФСР 1960 г.); крими­нализация должностной халатности с осуществлением дифференциации ответ­ственности за нее (ст. 293 УК РФ).

2. Специфическими криминологическими показателями халатности выступают: высокая степень общественной опасности, проявляющаяся в по­следствиях этого преступления; высокий уровень латентности; стабильное по­ложение в структуре должностных преступлений (3%); циклическая динамика халатности; необоснованный (примерно 10-ти кратный) разрыв между количе­ством выявленных лиц, совершивших халатность, и количеством осужденных за это деяние; выраженная криминологически необоснованная политика «осо­бой гуманности» судов к субъектам халатности, проявляющаяся в назначении, как правило, наказаний, не связанных с лишением свободы, либо активном применении к ним амнистии.

3. Социальная обоснованность криминализации халатности предопре­делена следующими факторами: криминологическими характеристиками дан­ного преступления; необходимостью наличия в отечественном уголовном зако­нодательстве комплексного, целостного института уголовной ответственности должностных лиц и обеспечения суверенитета публичной власти; важностью создания уголовно-правовых основ защиты личности, общества, государства от ее негативных последствий (существенное нарушение прав и законных интере­сов граждан или организаций, причинение крупного ущерба, тяжкого вреда здоровью, смерти); правовым статусом субъекта, который предопределяет

необходимость установления высокой планки юридической (в том числе уго­ловной) ответственности за его противоправное поведение.

4. Специфика криминализации халатности и подобных ей деяний в законодательстве стран Дальнего зарубежья сводится к следующему: а) их кри­минализация осуществлена лишь в некоторых государствах (Аргентина, Ав­стрия, Великобритания, Голландия, Дания, Китай, Израиль, Испания, Польша, Турция, Швеция, Швейцария) и реализуется посредством трех подходов: 1) вы­деление халатности в рамках общего состава должностного преступления (Ан­глия); 2) криминализация халатности в одной норме со злоупотреблением слу­жебными полномочиями (ст. 397 УК Китая); 3) непосредственное выделение составов халатности (УК Австрии, УК Голландии, УК Дании, УК Испании, УК Турции, УК Польши, УК Швеции); б) по правовой конструкции состав халат­ности, как правило, формальный; в) в большинстве уголовных законов халат­ность представлена как неосторожное преступление, однако уголовные законы Польши, Франции, Швеции допускают совершение этого деяния как умышлен­но, так и по неосторожности; г) закрепление специального субъекта преступле­ния: должностные лица, чиновники, работники государственного органа либо другие лица, наделенные властными полномочиями или выполняющие значи­мые функции, как правило, в органах государственной власти и местного само­управления, реже - в частных структурах; г) криминализация халатности руко­водителей коммерческих структур (УК Польши).

5. К позитивным аспектам криминализации халатности в странах Ближ­него зарубежья следует отнести: опыт УК Республики Беларусь в части прямо­го указания для состава служебной халатности только на одну форму вины - неосторожность; подход к формализации последствий халатности в УК Арме­нии, определенных в ч. 1 ст. 315 как существенный вред правам и законным ин­тересам лиц или организаций либо законным интересам общества или государ­ства, охватывающий, в том числе, причинение имущественного ущерба; модель дифференциации уголовной ответственности, осуществленной в УК Узбеки­стана, где причинение смерти, в отличие от УК РФ, отнесено к особо тяжким

последствиям халатности и предусмотрено в ч. 3 ст. 207; криминализацию управленческой халатности (УК Казахстана, УК Латвии).

6. Действующая редакция ст. 293 УК РФ являет собой коллизию между буквой закона и его духом, ибо сформулирована без учета объективного содер­жания халатности как специфического преступления по службе и без учета ис­торических традиций ее криминализации в отечественном законодательстве как исключительно неосторожного должностного преступления.

7. Установлено несоответствие содержания субъективной стороны халат­ности de facto и de jure: сама суть халатности предполагает, что данное пре­ступление может быть совершено только по неосторожности. Что касается небрежного отношения к своим обязанностям, то вопрос о содержании вины решен законодателем. Однако употребление в диспозиции ч. 1 ст. 293 УК РФ термина «недобросовестное» дает возможность признавать халатность умыш­ленным преступлением. Оптимизация рассматриваемой нормы должна идти по пути четкого закрепления в законе халатности в качестве неосторожного пре­ступления, что, в конечном итоге, снимет все спорные вопросы, возникающие в правоприменительной практике.

8. Понятие должностного лица, закрепленное в примечании 1 к ст. 285 УК РФ, требует дальнейшей оптимизации, поскольку содержащиеся в нем положе­ния порождают сложности в правоприменительной деятельности и дискуссии в уголовно-правовой доктрине. Направления его совершенствования видятся в следующем: а) в «привязке» понятия должностного лица к Сводному перечню государственных должностей Российской Федерации; Реестру должностей Фе­деральной государственной гражданской службы; Реестру должностей госу­дарственной гражданской службы субъекта Российской Федерации; Реестру должностей муниципальной службы в субъекте Российской Федерации, утвер­ждаемому законом субъекта Российской Федерации; б) в выделении такой са­мостоятельной разновидности должностных лиц, как лица, наделенные правом на совершение юридически значимых действий (это, в частности, государ­ственные нотариусы, преподаватели - члены приемной, государственной экза­

менационной комиссии и т.п.); в) в исключении из примечания 1 к ст. 285 УК РФ такой категории, как лица, выполняющие организационно­распорядительные, административно-хозяйственные функции в государствен­ных или муниципальных унитарных предприятиях, акционерных обществах, контрольный пакет акций которых принадлежит Российской Федерации, субъ­ектам Российской Федерации или муниципальным образованиям, поскольку их служебная управленческая деятельность не может быть отождествлена с дея­тельностью по осуществлению публичной власти, имея в большей степени эко­номическое содержание.

9. Обоснована криминализация служебной халатности в ст. 20Iі «Слу­жебная халатность» и разработан проект этой статьи:

«1. Служебная халатность, то есть неисполнение или ненадлежащее ис­полнение частным нотариусом, аккредитованным экспертом, частным ауди­тором, руководителем государственного или муниципального унитарного предприятия, акционерного общества своих обязанностей по осуществлению предоставленных им полномочий вследствие легкомысленного или небрежного к ним отношения, если это повлекло по неосторожности существенное нару­шение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства,

-наказывается ...

2. Те же деяния, повлекшие по неосторожности причинение особо круп­ного ущерба,

- наказываются... ».

10. Установлены коллизии и требующие корректировки положения в со­держании квалифицированного и особо квалифицированного составов халатно­сти: а) в ч. 2 и ч. 3 ст. 293 УК РФ допущена неточность, поскольку в них содер­жится фраза: «то же деяние...», несмотря на то, что в ч. 1 указаны действие (ненадлежащее исполнение) и бездействие (неисполнение); б) законом нивели­руются такие неравнозначные последствия, как причинение смерти и тяжкого вреда здоровью; в) не вполне корректной выглядит фраза «смерть двух или бо-

лее лиц», поскольку, говоря о жизни многих людей, непозволительно прибегать к формальному перечислению; г) не вполне обоснованной является градация стоимостных границ крупного и особо крупного ущерба, между которыми установлена широкая «вилка» в 6 млн. рублей.

11. Предложена скорректированная редакция ст. 293 УК РФ:

«Статья 293. Халатность

1. Халатность, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей по осуществлению публичной власти вследствие легкомысленного или небрежного к ним отношения, если это по­влекло по неосторожности существенное нарушение прав и законных интере­сов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, -

наказывается...

2. Те же деяния, повлекшие по неосторожности причинение особо круп­ного ущерба, -

наказываются...

3. Неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом сво­их обязанностей по осуществлению публичной власти вследствие легкомыс­ленного или небрежного к ним отношения, повлекшие по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью, -

наказывается ....

4. Те же деяния, повлекшие по неосторожности смерть человека, - наказываются....

5. Те же деяния, повлекшие по неосторожности смерть нескольких лиц,

- наказываются....

Примечание. 1. Под существенным нарушением прав и законных интере­сов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства следует понимать, в том числе, причинение крупного ущерба. В настоящей статье таковым признается ущерб, сумма которого превышает

один миллион пятьсот тысяч рублей. Особо крупным признается ущерб, сумма которого превышает пять миллионов рублей.

2. Под ущербом в настоящей статье следует понимать как прямые убытки, наступившие в результате неисполнения или ненадлежащего исполне­ния должностным лицом своих обязанностей по осуществлению публичной власти, так и упущенную выгоду».

Теоретическая и практическая значимость диссертационного иссле­дования состоит в том, что содержащиеся в нем положения и выводы способ­ствуют дальнейшему развитию отечественной уголовно-правовой доктрины в соответствующей ее части.

Предложенные в диссертации направления корректирования содержания ст. 293 УК РФ могут быть использованы в процессе дальнейшего совершен­ствования уголовного законодательства, предусматривающего ответственность

за халатность.

Сформулированные в диссертации выводы и рекомендации могут быть учтены Верховным Судом РФ при подготовке разъяснений по вопросам при­менения ст. 293 УК РФ, в деятельности судебно-следственных органов в про­цессе квалификации халатности.

Положения диссертации могут быть использованы в учебном процессе при преподавании Особенной части уголовного права, отдельных спецкурсов, в системе повышения квалификации работников следственного аппарата и судов. Результаты проведенного исследования могут быть положены в основу даль­нейших научных изысканий, осуществляемых в рамках означенной проблема­тики.

Степень достоверности и апробация результатов исследования. До­стоверность результатов диссертационного исследования обеспечена, во- первых, использованием совокупности общенаучных и частно-научных методов познания. Во-вторых, анализом широкого круга нормативных правовых актов (Конституция Российской Федерации; Уголовный кодекс Российской Федера­ции; Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях;

ряд Федеральных законов; уголовное законодательство 23 зарубежных госу­дарств (Азербайджана, Болгарии, Великобритании, Голландии, Дании, Израиля, Италии, Испании, Латвии, Литвы, Молдовы, Польши, Республики Армения, Республики Беларусь, Республики Казахстан, Республики Узбекистан, Турции, Украины, Швейцарии, Швеции, Франции, ФРГ, США). В-третьих, изучением значительного числа научных трудов в области уголовного права, социологии и некоторых иных наук. Теоретической основой исследования стали как труды авторов, указанных при определении степени научной разработанности темы диссертации, так и ряда других специалистов. В-четвертых, эмпирической ба­зой диссертации, которую составили статистические данные о халатности за период 2002 г. - 6 мес. 2016 г.; результаты изучения опубликованной судебной практики Верховного Суда РФ и федеральных судов целого ряда регионов Рос­сии - Кировской области, Краснодарского края, Красноярского края, Пермско­го края, Московской области, Республики Крым, Сахалинской области, Улья­новской области (всего изучено 130 уголовных дел) и проведенного соискате­лем анкетирования 60 мировых и федеральных судей и 40 следователей.

Апробация результатов исследования. Основные теоретические положе­ния, выводы, предложения по совершенствованию содержания ст. 293 УК РФ, по оптимизации процесса ее применения, содержащиеся в работе, изложены в 9 научных статьях автора (в том числе в 3, опубликованных в изданиях, вклю­ченных в перечень ВАК).

Они обсуждались на кафедре уголовного права и криминологии Кубан­ского государственного университета, на которой подготовлена диссертация, а также на 4 международных научно-практических конференциях (II Междуна­родная научно-практическая конференция «Уголовная политика в сфере обес­печения безопасности здоровья населения, общественной нравственности и иных социально-значимых интересов» (г. Краснодар, 25 мая 2013 г.).; IV Международная научно-практическая конференция «Современные проблемы уголовной политики» (г. Краснодар, 27 сентября 2013 г.); V Международная научно-практическая конференция «Современные проблемы уголовной поли­

тики» (г. Краснодар, 3 октября 2014 г.); V Международная научно-практическая конференция «Уголовная политика в сфере обеспечения безопасности здоровья населения, общественной нравственности и иных социально-значимых интере­сов» (г. Краснодар 15 апреля 2016 г.)).

Результаты проведенного исследования внедрены в учебный процесс в ходе преподавания Особенной части уголовного права РФ в Кубанском госу­дарственном университете и в Кубанском социально-экономическом институте (г. Краснодар), а также в правоприменительную деятельность.

Структура диссертации предопределена целями и задачами исследова­ния и включает введение, три главы, объединяющие 9 параграфов, заключение, список использованных источников и приложения.

<< | >>
Источник: Кочерга Виталий Александрович. ХАЛАТНОСТЬ: СОДЕРЖАТЕЛЬНЫЕ, КОМПАРАТИВИСТСКИЕ, ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Краснодар, 2017. 2017

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -