<<
>>

Незаконное собирание персональных данных

Одним из альтернативных признаков, входящих в объективную сторону преступных посягательств в отношении персональных данных, является незаконное собирание сведений.

Содержание данного действия зависит от соответствующего вида преступного посягательства.

Однако незаконное собирание сведений имеет черты, общие для всех составов исследуемых преступлений. Так, некоторые исследователи под незаконным собиранием сведений подразумевают «похищение или покупку информации, составляющей личную или семейную тайну другого лица (применительно к составу ст. 137 УК РФ) и похищение документов, приобретение сведений путём подкупа, угрозы любого рода (в том числе, с применением насилия), а также иным незаконным способом (прослушивание телефонных переговоров, неправомерный доступ к компьютерной информации) - применительно к преступлениям,

предусмотренным ст. 183 УК РФ»[247]. В комментарии к Уголовному кодексу РФ под редакцией В.М. Лебедева указывается, что «понятие «собирание» как альтернативный признак объективной стороны преступлений толкуется достаточно широко. Так, собирание сведений может осуществляться любым способом: тайно, открыто, с применением обмана, насилия и т.д. Оно может выражаться в похищении, приобретении, копировании документов или других материальных носителей конфиденциальной информации, в подслушивании, подсматривании, проведении фото- и видеосъёмок, в опросе осведомлённых лиц и т.д.»[248]. Соглашаясь с указанной позицией, отметим, что это не полный перечень действий, подпадающих под понятие «собирание». Под «собиранием», на наш взгляд, следует понимать также систематизацию и накопление полученной информации для использования её в каких-либо целях или без таковых. Таким образом, общим в собирании сведений, безусловно, является совершение активных действий, направленных на достижение преступного результата, и эти действия направлены на получение информации, ограниченной в свободном доступе.

В рассматриваемом нами случае речь идёт о действиях, направленных на получение персональных данных, которые не могут свободно распространяться в информационном обороте.

Спорным моментом в правовых исследованиях является вопрос о том, относить ли поиск информации к понятию «собирание» применительно к преступным посягательствам в отношении персональных данных. Мнения различаются не только по содержанию, но и по форме.

Так, Н.А. Лопашенко, рассматривая характеристику объективной стороны преступлений, предусмотренных ст. 183 УК РФ, под собиранием сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну,

понимает, в том числе, «процесс их поиска, обнаружения или накапливания у лица, не допущенного к обладанию соответствующей тайной»[249].

А.А. Каунова, описывая признаки объективной стороны преступлений, предусмотренных ст. 137 УК РФ, указывает, что «под собиранием сведений, составляющих личную или семейную тайну, следует понимать любые действия, направленные на их поиск»[250]. Подобного мнения придерживается и О.А. Пальчиковская, указывая, также, что «собирание сведений о частной жизни лица может приводить к получению информации, а может и не привести к такому результату. Последний случай, по её мнению, необходимо квалифицировать как неоконченное собирание сведений, а именно как покушение на нарушение неприкосновенности частной жизни»[251] [252].

Обратного мнения придерживается М.А. Ершов, указывая, что, «безусловно, собирание сведений представляет собой действия, направленные на получение информации, в том числе и поиск. Но преступление будет считаться оконченным только тогда, когда информация получена. Поэтому поиск имеет лишь промежуточное значение для квалификации объективной стороны рассматриваемого посягательства»238.

И.А. Шевченко также не соглашается с позицией, в соответствии с которой «поиск сведений является разновидностью незаконного собирания, указывая, что поиск всегда предваряет собирание информации, представляет собой подготовительные действия по поиску источника или носителя информации, сбор которой планируется»[253].

По нашему мнению, для целей уголовно-правовой охраны и квалификации преступных посягательств на конфиденциальную информацию, в том числе на персональные данные, подпадающие под соответствующий правовой режим безопасности, общественно опасным в процессе незаконного собирания сведений, составляющих личную и семейную тайну, является именно результат такого собирания.

Представим себе понятие «собирание» как длящийся во времени процесс. Мы придём к выводу, что он неоднороден по своему составу, для него характерна определённая этапность, и на каждом этапе рассматриваемого процесса могут совершаться совершенно различные задачи. Так, поиск действительно можно рассматривать как первоначальный этап информационного процесса. Но сам процесс поиска является лишь своеобразной отправной точкой, которая может привести либо к получению определённой информации либо к её неполучению в силу множества причин и факторов. Если субъект, осуществлявший поиск информации, в конечном итоге не смог её получить либо он получил информацию, не соответствующую критериям его информационного запроса, цель информационного процесса не достигнута - субъект всё равно не обладает сведениями и данными, которые ему были необходимы. Но если субъекту удалось найти интересующую его информацию, то цель информационного процесса, безусловно, достигнута, и он становится обладателем сведений, которые может использовать для определённых нужд.

На наш взгляд, уголовно-правовое значение для целей привлечения виновного лица к уголовной ответственности имеет лишь такой поиск информации, который завершился получением искомых сведений, и именно это следует включать в понятие «собирание». В случае неполучения информации субъект лишён возможности незаконно использовать полученную персональную информацию по своему усмотрению, так как ею не обладает, а потому не способен её ни распространить, ни продать, ни разгласить в средствах массовой информации, публично

демонстрирующемся произведении и т.д. Сам по себе поиск персональной информации, не приведший к результату в виде получения искомой информации, не может иметь уголовно-правового значения, так как отсутствует критерий общественной опасности подобного деяния - отсутствие информации никаким образом не может причинить вред тому лицу, о ком информация и собиралась.

Например, лицо, имея умысел на незаконное собирание сведений о частной жизни другого лица, устанавливает видеозаписывающее устройство в том месте, где обычно интересующее лицо появляется и проводит место.

Однако в течение длительного периода времени интересующее лицо там не появляется, информация и сведения о частной жизни интересующего лица не получены. Следовательно, реального морального вреда потерпевшему лицу причинено не было, а общественная опасность отсутствует, как и состав преступления, так как наблюдающий не получил интересующие сведения, которыми он мог бы воспользоваться в личных целях, в том числе корыстных. В то же время, лицо, устанавливая видеозаписывающее устройство, создаёт угрозу нарушения права на неприкосновенность персональных данных о лице, для наблюдения за которым было установлено указанное устройство. Представляется, что создание условий оконченного преступления в этом случае не образует, хотя это и создаёт опасность совершения преступного посягательства в отношении персональных данных лица, потенциально потерпевшего от преступления.

В литературе также употребляется термин «сбор персональных данных». Так, А. В. Мнацаканян полагает, что в отношении сбора информации в социальных сетях нецелесообразно говорить о целенаправленном сборе данной информации со стороны операторов социальных сетей, поскольку такая информация предоставляется пользователями добровольно. В этой связи следует говорить не о сборе информации, а о доступе к персональным данным, добровольно предоставляемыми пользователями социальных сетей, что не является 11

преступлением 26θ . По нашему мнению, персональные данные, как разновидность информации, могут подпадать под различные правовые режимы безопасности, связанные с ограничением доступа к ним, а информация в социальных сетях может размещаться и неправомерно (без согласия субъекта персональных данных). Поэтому операторы социальных сетей всегда осуществляет сбор информации, являющейся персональными данными, но характер доступа к персональным данным с их стороны может быть и ограничен. Отсюда следует, что замена понятия «сбора» («собирание») на понятие «доступ» не во всех подобных случаях является оправданным.

В некоторых случаях персональные данные могут быть получены также путём незаконного прослушивания телефонных переговоров либо путём незаконного проникновения в жилище. В данной ситуации нарушается комплекс конституционных прав. Однако, как справедливо указывает Я.М. Плошкина, «в таком случае проникновение в жилище не является целью преступления, а, скорее, способом его совершения, так как основная цель заключается в получении персональной информации. Поэтому квалификация должна производиться по ст. 137 УК РФ как незаконное собирание информации, составляющей личную или семейную тайну»[254] [255].

В судебной практике случаи, связанные с незаконным собиранием персональных данных без их распространения, встречаются довольно редко. Как правило, незаконное собирание связано с их последующим распространением либо иным неправомерным использованием. Возможно, это как раз и связано с тем, что виновного мало интересует только поиск информации, для него важным является возможность не только получить эту информацию, но и распространить её либо использовать в своих личных целях, например, корыстных или иных.

Так, приговором Менделеевского районного суда Республики Татарстан П. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 137 УК РФ. В период с января по апрель 2010 года, в неустановленное следствием время, ГТ, находясь у себя дома, обладая познаниями в области информационных технологий, с использованием программного обеспечения «IP Scanner», находясь в глобальной сети Интернет, являющейся средством массовой информации, произвел несанкционированный вход в персональный компьютер своей знакомой и, обнаружив два графических файла с изображением обнаженной потерпевшей, осознавая, что совершает незаконное собирание сведений о её частной жизни, составляющие её личную тайну, без её согласия, нарушая её

конституционное право на неприкосновенность частной жизни, произвёл их

„ ~ 262

копирование в свои персональный компьютер .

Другой случай, встретившийся автору в судебной практике, имеет более развёрнутый характер по масштабности действий виновных лиц. Приговором Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края Ш. и Л. Признаны виновными в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 183, ч. 2 ст. 137, ч. 1 ст. 285 УК РФ. Судом установлено, что Ш, будучи должностным лицом - старшим следователем следственного отдела УФСКН России по Камчатскому краю, осуществляла сбор сведений из банков и учреждений, в которых зарегистрировано имущество нескольких физических лиц, а полученные сведения передавала другом участнику данных деяний - Л. При этом, указанные лица якобы являлись фигурантами уголовных дел, которые находились в производстве непосредственно у Ш. Ш. направляла запросы на указанных лиц в банки и учреждения с целью установления сведений о наличии счетов, банковских пластиковых карт, о движении средств по счетам и спецкартам, об оформленных ценных бумагах, имуществе и транспортных средствах. В [256]

последующем было установлено, что указанные лица отношений к уголовным делам, находившимся в производстве у Ш., не имели[257].

2.2.2.

<< | >>
Источник: ГУТНИК СЕРГЕЙ ИОСИФОВИЧ. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПНЫХ ПОСЯГАТЕЛЬСТВ В ОТНОШЕНИИ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ. ДИССЕРТАЦИЯна соискание ученой степени кандидата юридических наук. Красноярск - 2017. 2017

Еще по теме Незаконное собирание персональных данных:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -