<<
>>

Незаконное использование персональных данных

Незаконное использование данных как разновидность преступного посягательства в отношении охраняемых законом персональных данных указано в качестве альтернативного признака объективной стороны только применительно к статье 183 УК РФ.

Часть 2 указанной статьи наряду с разглашением сведений, составляющих коммерческую и иную охраняемую законом тайну (под которую и подпадают те или иные персональные данные), предусматривает также ответственность и за незаконное использование таких сведений. Не вызывает сомнений, что под использованием какого-либо объекта или предмета обычно понимается извлечение из объекта или предмета определённых полезных свойств, исходя из его изначального целевого назначения.

В научной литературе высказываются различные позиции относительно понятия незаконного использования сведений. В частности, Н.А. Лопашенко полагает, что «под использованием сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, следует понимать распоряжение ими любым способом: продажа, обмен указанной информации на различные виды материальных ценностей, применение сведений по прямому назначению - для производства товаров, услуг, корректировки своих действий при заключении договора с субъектом конфиденциальных сведений и т.д.»[270]

По мнению Б.В. Волженкина, «незаконное использование сведений, являющихся чужой тайной, будет иметь место, в частности, при применении этих сведений в экономической (предпринимательской) деятельности без разрешения владельца всеми, кому эта тайна стала известна в связи с профессиональной или служебной деятельностью»[271].

В.И. Гладких и П.Н. Сбирунов указывают, что «использование добытой информации, составляющей коммерческую, налоговую или банковскую тайну, позволяет злоумышленнику, например, повлиять на выбор клиентов, переманить их, усовершенствовать производство или узнать новые для него технологии.

И именно в этом заключается общественная опасность незаконного использования данной информации»[272].

А.В. Козлов вообще проблематизирует вопрос, связанный с рассматриваемым альтернативным признаком объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 183 УК РФ, указывая, что «незаконное использование сведений, составляющих коммерческую, банковскую или налоговую тайну, для целей дифференциации уголовной ответственности должен рассматриваться отдельно от другого альтернативного признака - разглашения, пока как в настоящий момент оба этих признака содержатся в

ч. 2 исследуемой нормы УК РФ. Кроме того, он указывает, что общественная опасность незаконного разглашения и незаконного использования значительно различается, так как незаконное разглашение может нанести больший ущерб нежели незаконное использование»[273].

В свою очередь, С.М. Крянин пишет о том, что «не любое незаконное использование коммерческой тайны достигает степени общественной опасности, свойственной преступлению. Он полагает, что уголовная ответственность за незаконное использование соответствующей информации должна наступать только при наличии такого криминообразующего признака объективной стороны преступления, как причинение крупного ущерба»[274].

В.Н. Зайцев, рассматривая альтернативный признак незаконного использования применительно к ст. 183 УК РФ, разделяет мнение С.М. Крянина о меньшей общественной опасности использования, в отличие от разглашения, а также полагает, что «уголовная ответственность за незаконное использование информации, составляющей коммерческую, налоговую или банковскую тайну должна наступать только в том случае, если указанное деяние совершено из корыстной заинтересованности или повлекло по неосторожности разглашение сведений, составляющих соответствующий вид тайны»281.

Применительно к такому специфичному предмету совершения подобных преступлений, как персональные данные, относительно их незаконного использования в рамках охраны коммерческой, налоговой или банковской тайны какие-либо мнения в литературе отсутствуют.

Полагаем, что это связано, по большей части, с тем, что персональные данные всего лишь подпадают под правовой режим соответствующего вида тайн, и именно

поэтому все признаки объективной стороны подобных преступных посягательств рассматриваются вне отрыва от соответствующих составов преступлений. Между тем, как уже отмечалось выше, признак «незаконное использование» характерен только для тех преступных посягательств в отношении персональных данных, которые охраняются в рамках коммерческой, налоговой или банковской тайны.

Применительно к персональным данным, охраняемым правовым режим неприкосновенности частной жизни (личной и семейной тайны) такой альтернативный признак объективной стороны законодателем не выделяется и не используется. На наш взгляд, это можно объяснить характером преступных посягательств, а также охраняемыми правоотношениями, входящими в понятие объектов соответствующих преступлений. Так, анализ практики показывает, что незаконное распространение персональных данных, подпадающих под правовой режим личной и семейной тайны, по существу, является частным случаем использования такой информации в личных целях. Между тем, незаконное использование персональных данных, подпадающих под режим коммерческой, налоговой или банковской тайны, посягает совершенно на другие охраняемые законом интересы и правоотношения, в которых, по большей части, могут пострадать финансовые интересы потерпевших субъектов. Именно поэтому законодатель не выделяет альтернативный признак «незаконное использование» применительно к персональным данным, охраняемым правовым режимом неприкосновенности частной жизни (личной и семейной тайны).

Судебная практика показывает, что альтернативный признак «незаконное использование сведений» во многих уголовных делах о преступлениях, предусмотренных ч. 2 ст. 183 УК РФ, имеет самостоятельное значение, не связанное с незаконным разглашением соответствующего вида конфиденциальной информации. И при этом если обобщить случаи, которые квалифицируются судами как незаконное использование информации,

составляющей коммерческую, налоговую или банковскую тайну, то можно прийти к выводу о том, что большинство осуждённых за незаконное использование сведений действительно совершали это деяние исключительно из корыстной заинтересованности.

Данное обстоятельство, на наш взгляд, является вполне объяснимым с позиций криминологии, так как ответственность по ч. 2 или 3 ст. 183 УК РФ за незаконное использование информации, составляющей коммерческую, налоговую или банковскую тайну, наступает лишь в том случае, если оно было совершено лицом, которому эта информация была доверена или стала известна по работе. Лицо, обладая соответствующими сведениями, может полностью осознавать, что сведения, составляющие тайну и находящиеся в его распоряжении могут негативно повлиять на субъекта-обладателя этого вида тайны, но, в то же время, обогатить это лицо. Поэтому виновному не нужно каким-либо образом устранять препятствия в получении конфиденциальной информации, достаточно эту информацию применить для достижения преступной цели.

Так, приговором Сосновоборского городского суда Ленинградской области от 12.12.2014 г. По делу №1-155/2014 Н. был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 и 4 ст. 158 и ч. 3 ст. 183 УК РФ. Судом установлено, что Н., являясь сотрудником Северо-Западного Банка, назначенным на должность клиентского менеджера операционного офиса Сосновоборского отделения, согласно должностной инструкции являясь лицом, допущенным к конфиденциальной информации об операциях, счетах и вкладах клиентов банка и обязанным обеспечивать сохранность банковской тайны, коммерческой тайны и сведений, содержащих персональные данные, связанных как с деятельностью Банка, так и с его клиентами, незаконно использовал сведения, ставшие ему известными в связи с выполнением трудовых обязанностей. А именно в дневное рабочее время, обладая информацией, составляющей банковскую тайну, о наличии счёта, открытого на имя физического лица, и наличии на нём денежных средств в сумме более 1 200 000 рублей, собственноручно

выполнил подпись от имени клиента банка в расходном кассовом ордере и совершил операцию выдачи части вклада наличными деньгами, из которых часть перечислил на обезличенный металлический счёт, открытый им от имени клиента банка, а остальные средства перечислил на свой личный счёт, открытый в том же банке.

Действия виновного были квалифицированы как незаконное использование сведений, составляющих банковскую тайну[275].

Как видим, целью незаконного использования сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, по большей части является получение выгод имущественного характера для виновного. Но при этом существенное значение для квалификации соответствующих деяний имеет то обстоятельство, что норма части 2 ст. 183 УК РФ сконструирована как формальный состав, то есть для наличия в действиях виновного оконченного состава преступления не требуется наступления каких-либо последствий, а достаточно совершить действие, связанное с незаконным использованием. Между тем, ч. 3 ст. 183 УК РФ, с одной стороны, предусматривает ответственность за незаконное использование, повлекшее за собой причинение ущерба, либо же если незаконное использование было совершено из корыстной заинтересованности. На наш взгляд, законодатель сконструировал нормы подобным образом, исходя из принципа нормативной экономии. Но здесь, скорее, следует согласиться с мнением А.В. Козлова о том, что данный способ криминализации не обеспечивает дифференциацию уголовной ответственности за совершение подобных деяний. Возможно, поэтому не совсем понятна логика законодателя при формулировании нормы части 3 ст. 183 УК РФ, которая, по сути, приравнивает друг к другу два совершенно разных по общественной опасности деяния - использование сведений, повлекшее причинение крупного ущерба, и использование сведений из корыстной заинтересованности. При этом последнее вовсе не означает, что корыстная

заинтересованность всегда должна приводить к преступному результату в виде хищения. Это подтверждается и судебной практикой.

Так, приговором Нижневартовского городского суда Ханты- Мансийского автономного округа - Югры от 21.10.2014 по делу №1-991/2014 К. был признан виновным в совершении преступлений по ч. 3 ст. 30, п. «в» ч. 3 ст. 158 и ч. 3 ст. 183 УК РФ. Как было установлено судом, К., работая консультантом по банковским продуктам ОАО «Сбербанк России», выполнял должностные обязанности по оказанию помощи клиентам в поиске информации, проведению транзакций и пользованию банкоматами, информационно-платёжными терминалами, а также автоматизированной системой «Сбербанк Онл@йн».

В день совершения преступления, находясь на своём рабочем месте, К., исполняя свои служебные обязанности, при обслуживании клиента П. получил его идентификатор пользователя и пароли, которыми впоследствии незаконно воспользовался и пытался похитить сумму 311 232 руб. 79 коп., находящуюся на лицевом счёте П. Имея идентификатор пользователя П. и его пароли доступа к управлению счётом сервиса «Сбербанк Онл@йн», К. совершил перевод суммы с этого счёта в размере 1 232 руб. на карту Maestro социальная на имя П., а впоследствии сумму 1 547 руб. на виртуальный лицевой счёт в Yandex Money (Яндекс деньги), принадлежащий К. В дальнейшем К. совершил ещё хищения на сумму более 19 ООО, но не довёл свой преступный умысел на хищение всей суммы по не зависящим от него причинам, так как о незаконном переводе денежных средств стало известно руководству подразделения ОАО «Сбербанк России»[276].

Таким образом, мы видим, что альтернативный признак объективной стороны «незаконное использование» применяется законодателем только по отношению к тем персональным данным, которые охраняются в рамках правового режима коммерческой, налоговой или банковской тайны.

2.2.4.

<< | >>
Источник: ГУТНИК СЕРГЕЙ ИОСИФОВИЧ. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПНЫХ ПОСЯГАТЕЛЬСТВ В ОТНОШЕНИИ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ. ДИССЕРТАЦИЯна соискание ученой степени кандидата юридических наук. Красноярск - 2017. 2017

Еще по теме Незаконное использование персональных данных:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -