<<
>>

§ 5.4. Участие эксперта-строителя в допросах

Участие эксперта в допросе свидетеля. При расследовании рассматриваемых в настоящей работе уголовных дел допрашиваются рабочие - участники и очевидцы выполнения производственных операций, в ходе которых произошел несчастный случай (авария); должностные лица, ответственные за обеспечение безопасных условий труда на том участке работ, где произошло расследуемое событие, и в организации в целом, а также иные лица, которые во время происшествия находились поблизости в силу выполняемых служебных обязанностей и по другим причинам.

Возможность свидетельствования определяется тем, что в памяти лица запечатлеваются какие-либо обстоятельства, воспринятые им лично или со слов других лиц, относящиеся к исследуемому по делу событию, и лицо способно воспроизвести эти данные в своих показаниях. Свидетели «создаются» происшедшим событием, ставшим предметом уголовного расследования и судебного разбирательства. Этим определяется такое свойство свидетеля, как его незаменимость. За отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний он несет ответственность в соответствии со ст.ст. 307 и 308 УК (ч. 8 ст. 56 УПК). Свидетелями являются процессуально не заинтересованные в исходе дела лица. Это означает, что на них не распространяется решение дела, в котором они выступают в названном качестве. Наличием этого признака свидетели отличаются от потерпевшего, обвиняемого и подозреваемого. Получение показаний свидетеля осуществляется путем особого процессуального действия, которое называется допросом свидетеля. Он производится с соблюдением ряда условий, предусмотренных законом (ст.ст. 187, 188, 189, 191, 278 УПК), и оформляется протоколом допроса (ст.ст. 166, 167, 190 УПК) - на стадии досудебного производства либо протоколом судебного заседания (ст. 259 УПК) - на стадии судебного производства.

Если уголовное дело возбуждается по материалам расследования инспекции труда или проверки, осуществлявшейся органами внутренних дел спустя некоторое время после происшествия, то расследование следует начинать с допросов очевидцев происшествия.

В тех случаях, когда происшествие было сокрыто и уголовное дело возбуждено по заявлению потерпевших или их родственников, а расследование начато через несколько месяцев после происшествия, то его целесообразно начинать с допроса потерпевшего [73, с. 1].

Инициируя свое участие в допросе свидетелей, эксперт, стремясь наиболее эффективно восполнить пробелы в объеме информации, необходимой для дачи заключения, должен не только подготовить вопросы к допрашиваемым, но и определить очередность выполнения этого следственного действия в отношении каждого их них, а затем предложить следователю порядок допроса, должным образом его обосновав. Начать следует с тех работников (и иных очевидцев), которые наблюдали исследуемое событие или находились вблизи места происшествия, и должностных лиц, ответственных за соблюдение требований правил, регламентирующих вопросы безопасности труда. Предпочтительность такого подхода заключается в том, что сведения, полученные от очевидцев, будут использованы экспертом для установления причин, обстоятельств и механизма аварии (несчастного случая). Принимая участие в допросах руководителей производства, эксперт стремится к тому, чтобы получить более полное представление об условиях, способствовавших происшедшему. Иными словами, эксперт сначала выясняет, что именно произошло, а затем то, что этому способствовало. Трудно дать ответ на второй вопрос, не получив ответа на первый.

Перед каждым из очевидцев происшедшего экспертом могут быть поставлены вопросы, перечень которых приведен в Приложении № 14.

Характерной чертой допроса свидетеля по делам рассматриваемой категории является то обстоятельство, что допрашиваемое лицо, как правило, знакомо с технологией строительного производства, особенностями процесса строительства либо тех производственных операций, в ходе которых произошел несчастный случай[38]. Иными словами, следователь (судья) имеет дело с так называемыми сведущими свидетелями. Следует оговориться, что в нашем законодательстве, в отличие от законодательства ряда других стран, такая категория свидетелей отсутствует.

«Тем не менее, - отмечает Ю.К. Орлов, - на практике сведущие свидетели встречаются достаточно часто, их показания имеют существенную специфику, а также и некоторые общие черты с другими формами использования специальных познаний» [342, с. 24]. Автор выделяет две разновидности таких свидетелей:

бывшие очевидцами расследуемого события;

дающие показания только на основе своих специальных знаний и предыдущего опыта (показания справочного характера) [342, с. 25].

Основное отличие сведущего свидетеля, по мнению указанного автора, заключается в том, что в его показаниях доказательственное значение имеют также его выводы, умозаключения, сделанные на основе специальных знаний. Очевидно, например, что строитель может сообщить намного больше ценного о деталях наблюдавшегося им обрушения здания, чем очевидец происшедшего, не обладающий соответствующими знаниями. Несколько иначе подходит к оценке доказательственного значения показаний сведущего свидетеля В.М. Галкин, который считает, что «факты в показаниях сведущих свидетелей освещаются, конечно, более квалифицированно, чем если бы они излагались неспециалистами, но они должны сохранять значение фактов непосредственно воспринятых, а не выведенных путем умозаключений, что было бы характерно уже не для свидетеля, а для эксперта» [237, с. 15]. Такой подход к рассмотрению данного вопроса представляется нам более предпочтительным.

Одной из задач эксперта при его участии в допросе свидетеля, таким образом, является разделение фактофиксирующего и оценочного моментов в показаниях допрашиваемого. При этом не следует ограничивать свидетеля в высказываниях

оценочного характера. Они наряду с предположениями догадками, могут играть ориентирующее значение как для следователя (лица, осуществляющего дознание), так и для суда; способствовать уточнению и корректировке следственных и экспертных версий происшедшего события.

Роль эксперта особенно важна при оценке достоверности свидетельских показаний, которая включает в себя два момента: установление правдивости свидетеля и определение объективной правильности его показаний.

«Если окажется, что свидетель говорил неправду, - замечает В.М. Галкин, - естественно, отпадает второй вопрос - вопрос об их соответствии действительности. Наоборот, добросовестность свидетеля еще не исключает ошибочности сообщаемых им данных» [237, с. 16]. Как уже отмечалось, работники той строительной организации, где произошел несчастный случай, склонны к сокрытию допущенных нарушений как технологии производства, так и правил безопасности труда. Руководители производства, а также инженерно-технические работники делают это, осознавая последствия допущенных нарушений, рабочие, как правило, - под давлением руководства. Специальные знания эксперта-строителя, реализованные им при изучении материалов дела и места происшествия, помогут выявить «ошибки» свидетеля, установить действительное положение вещей. Достоверность и полнота показаний при этом будет способствовать как успешному производству экспертизы, так и правильному разрешению дела.

Участие эксперта в допросе потерпевшего. Применительно к делам рассматриваемой категории потерпевшим может быть как работник строительной организации (либо лицо, не имеющее к ней отношения, но находившееся на территории строительства), так и владелец (владельцы) возводимого либо эксплуатируемого строительного объекта.

Наибольшее значение для эксперта имеет участие в допросе потерпевшего - непосредственного участника травматического события. Эксперт выясняет профессиональную квалификацию потерпевшего, стаж его работы по специальности, факт и давность прохождения инструктажа и его вид (виды), уровень знаний правил безопасности труда, содержание задания (вид работы, производственной операции), которое он выполнял в момент происшествия; личность того, кто (и в какой форме) выдал задание на выполнение тех работ, в ходе производства которых произошло расследуемое событие; имелись ли какие-либо производственные недос-

татки в момент сдачи-приемки смены; был ли ознакомлен потерпевший с нарядом- допуском и если да, то кто и когда его с ним ознакомил.

Задаваемые вопросы должны быть также направлены на получение информации об условиях труда, времени и механизме возникновения и развития расследуемого события, обстоятельствах производственной ситуации, в которой оно произошло, и наступивших последствиях.

Если у эксперта есть основания считать, что потерпевшим были допущены отступления от требований правил безопасности труда, следует выяснить, как он оценивает свои действия, отдавал ли он себе отчет в том, что указанные отступления имели место. Если эти действия были осознанными, надлежит выяснить обстоятельства, побудившие потерпевшего выполнить их [323, с. 61-62].

В отличие от свидетеля, потерпевший является лицом, заинтересованным в исходе дела, его показания - самостоятельные средства доказывания. Заинтересованность потерпевшего определяется, в частности, тем, что согласно ч. 3 ст. 42 УПК ему обеспечивается возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением, а также расходов, понесенных им в связи с участием в судопроизводстве (ст. 131 УПК).

В содержательном плане показания потерпевшего в качестве источника доказательственной информации мало чем отличаются от показаний свидетеля. Потерпевший, как и свидетель, незаменим и «как лицо, пострадавшее от преступления, и как лицо, осведомленное об обстоятельствах дела, поэтому дача полных и правдивых показаний составляют его правовую обязанность» [237, с. 18].

Оформляются показания так же, как и показания свидетеля. Как и свидетель, пострадавший склонен к фальсификации обстоятельств происшедшего события, и если о заинтересованности свидетеля в исходе дела следует говорить лишь как о возможности, то заинтересованность пострадавшего вытекает из его роли и процессуального положения в деле.

Так, владельцы пострадавшего от аварии строительного объекта будут акцентировать внимание на ошибках, допущенных при его строительстве, пострадавший рабочий - на недостатках в системе обеспечения безопасности труда на том производственном участке, где произошел несчастный случай.

Последний может и «согласовать» ситуацию, складывавшуюся до, во время и после происшествия, рассчитывая на компенсацию работодателя, которая может

значительно превышать предусмотренную законом. В любом случае эксперт,

Ъ55

дусмотренную законом. В любом случае эксперт, реализуя свое право задавать вопросы потерпевшим и комментируя полученные ответы, будет способствовать установлению истины по делу.

Участие эксперта в допросе обвиняемого. Показания обвиняемого - одно из важнейших средств его защиты как лица, процессуально заинтересованного в исходе дела. При этом они представляют собой один из источников информации об исследуемых обстоятельствах происшествия.

Обвиняемыми по делам рассматриваемой категории могут быть руководители того производственного участка, где произошел несчастный случай (авария), иные руководители производства, а также рабочие, если есть основания полагать, что их действия повлекли за собой травмирование либо гибель людей и (или) разрушение возводимых либо эксплуатируемых строительных объектов.

При допросе обвиняемых могут быть выяснены вопросы о том, как выполнялись ими обязанности по обеспечению безопасности работ, насколько хорошо они осведомлены о содержании нормативного материала, относящегося к вопросам безопасности труда, характере и содержании допущенных отступлений от требований соответствующих правил, обстоятельствах, им способствовавших, об общем состоянии организации и осуществления деятельности, направленной на обеспечение безопасности труда [323, с. 65], а также их отношение к результатам расследования несчастного случая государственным инспектором труда. При этом следует выяснить, есть ли у допрашиваемого те или иные возражения, и вызвавшие их причины.

В той части Уголовно-процессуального кодекса, где приводятся права обвиняемого (ч. 4 ст. 47 УПК), указано, что он вправе не только давать показания, но и объясняться. Таким образом, изложенное обвиняемым может включать как сведения, имеющие отношение к предмету расследования (судебного разбирательства), так и суждения о них. Такие суждения сводятся, как правило, к высказыванию обвиняемым своей точки зрения на причины происшедшего события, оценке роли тех или иных лиц, имеющих прямое или косвенное отношение к несчастному случаю (аварии). При том что доказательственное значение могут иметь только факты, а не суждения о них обвиняемого, отделить одно от другого на практике бывает непросто, так как объяснения зачастую содержат и сведения о фактах. Например, суждения обвиняемого о должном (необходимом, правильном) в производственных процессах могут иметь как

нормативистский характер, то єсть опираться на определенные положения действующих специальных правил, регламентирующих вопросы технологии строительного производства и безопасности труда, так и ненормативистский характер, то есть опираться на опыт, знание специфики производства, сложившиеся обыкновения, не нашедшие своего отражения в нормативных документах и инструкциях. Отмечается, что здесь роль эксперта-строителя весьма значительна. Только обладая специальными знаниями, можно определить, насколько точно обвиняемый толкует нормативные положения, действительно ли упомянутые им стороны производственного процесса не регламентированы нормой, были ли определенные действия обвиняемого адекватны сложившейся ситуации и т.д. C точки зрения В.М. Галкина, «в объяснениях обвиняемого часто рассказывается о причинах и мотивах его поступков, что чрезвычайно важно для характеристики его личности, учитываемой при решении вопроса о наказании и в профилактических целях. Из этого в конечном итоге следует, что процессуальное значение имеют как показания, так и объяснения обвиняемого» [237, с. 21].

На практике обвиняемый, как правило, стремится акцентировать внимание на отступлениях в действиях иных лиц, имеющих отношение к происшедшему событию. Если это рабочий, то он склонен к завышению негативной оценки как общего положения дел на строительной площадке (говорит о низком уровне дисциплины, формальном подходе руководства к проведению различного вида инструктажа рабочих, изношенности оборудования, отсутствии необходимого инструмента, инвентаря и пр.), так и конкретного участка, где он работал в момент происшедшего. Руководители производства стремятся ярче осветить ошибки рабочих, подчеркивая при этом эффективность принятых ими мер, направленных на исключение несчастных случаев и аварий. Данные статистических исследований (г. Москва, 1998 - 2002 гг.), проведенных по данному вопросу [493, с. 20], показывают, что обвиняемые по рассматриваемой категории дел относятся к совершенным ими деяниям следующим образом: признают свою вину - 6,5 %; частично признают свою вину - 28,3 %; отрицают свою вину-65,2%.

Эффективно выявить пределы такого самооправдательного уклона, установить в показаниях и объяснениях обвиняемого границу между явным вымыслом и объективно возможными обстоятельствами расследуемого события позволит участие в допросе эксперта-строителя. При этом следует учитывать, что обвиняемые, как правило, имеют техническое образование, хорошо знают особенности производства, в том числе

специфику работ, при выполнении которых произошел несчастный случай (авария), строительные нормы, правила и инструкции по охране труда и технике безопасности, нередко принимали участие в работе комиссий по расследованию травматических случаев, достаточно хорошо осведомлены об обстоятельствах и причинах произошедшего, выводах комиссии и инспекторов труда, доказательствах, которыми располагает следователь. В этих непростых условиях эксперт должен быть подготовлен к участию в допросе, что требует от него досконального изучения материалов дела, имеющих отношение к расследуемому событию.

Участие эксперта в допросе подозреваемого. По своему процессуальному положению подозреваемый близок к обвиняемому, и особенности действий эксперта- строителя при его участии в допросе аналогичны выполняемым им при допросе обвиняемого.

Инициатором участия в допросах лиц, процессуальное положение которых указано выше, выступает, как правило, эксперт. Это происходит в тех случаях, когда он испытывает потребность в дополнительных данных, необходимых ему для дачи заключения. Инициатива может принадлежать эксперту и при возбуждении ходатайства о представлении дополнительных материалов, необходимых для производства экспертизы, а также если он установит обстоятельства, способствовавшие несчастному случаю (аварии), по поводу которых ему не были заданы вопросы.

В ряде случаев без данных, полученных в ходе допроса, сама возможность производства экспертизы может быть весьма проблематичной. Это прежде всего касается ситуаций, при которых вещная обстановка произошедшего события претерпела такие изменения, что извлечь какую-либо доказательственную информацию при ее исследовании не представляется возможным.

Так, например, при расследовании несчастных случаев, связанных с обвалом грунта в ходе производства земляных работ, без показаний лиц, производивших эти работы в выемке, вообще невозможно установить, как она выглядела до обвала, так как многие существенные детали были уничтожены во время происшествия. Инициировав свое участие в таких допросах, эксперт в ходе его проведения может установить следующее:

какова глубина выемки, на какую глубину были установлены крепления, какова была последовательность установки и разборки креплений;

возлагалась ли на кого-то обязанность наблюдать в установленном порядке за состоянием выемки с откосами;

проводились ли ответственным лицом осмотры такой выемки, осуществлялась ли проверка состояния откосов, а также надежности их крепления;

принимались ли меры к обеспечению устойчивости откосов в особых условиях (например, в зимнее время);

были ли зафиксированы допрашиваемым признаки, свидетельствующие о начале и развитии процесса обвала, какие особенности происшедшего он запомнил и т.д.

<< | >>
Источник: Бутырин Андрей Юрьевич. СТРОИТЕЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА В СУДОПРОИЗВОДСТВЕ РОССИИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. России 2005. 2005

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 5.4. Участие эксперта-строителя в допросах:

  1. 3.2. АУДИТ НЕЗАВЕРШЕННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА
  2. Проработка материалов экспертом
  3. Допрос свидетелей, потерпевших, экспертов.
  4. Тактика иных видов допроса
  5. 1.12. Право адвоката на участие в допросе свидетеля
  6. Оглавление
  7. 1.2.2. Атрибутивные подзадачи ССТЭ
  8. § 2.2. Классификация объектов ССТЭ по их процессуальной природе
  9. § 4.1. Процессуальное положение эксперта и специалиста в уголовном, гражданском, арбитражном и административном судопроизводстве
  10. § 4.2. Специальные строительно-технические знания
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -