<<
>>

§ 6.1. Содержание и форма заключений эксперта-строителя и специалиста

Л.Е. Владимиров, характеризуя экспертные заключения дореволюционной России, отмечал: «судебная практика достаточно показала, что письменные заключения экспертов редко имеют научное достоинство, ...

они составляются рутинно, однообразно, небрежно, без достаточной мотивировки». Вместе с тем, автор считал, что «доказать основательность своего научного мнения эксперт может на перекрестном допросе сторон», поэтому «заключение должно быть краткое и содержать только сущность ответа без подробной научной аргументации» [232, с. 262].

Такой подход обрел свое реальное воплощение и используется на практике в настоящее время в судебных системах ряда европейских стран и США. В нашей стране, напротив, утверждение о предпочтении устных ответов эксперта письменному его заключению было отвергнуто еще советской процессуальной теорией и практикой, так как источник доказательств, согласно закону - это заключение эксперта и этот документ должен быть составлен так, чтобы его содержание и научная обоснованность были видны из текста заключения, а устные ответы на вопросы при допросе эксперта лишь дополняли и разъясняли отдельные, наиболее сложные положения заключения [359, с. 238; 481, с. 35]. Не смотря на то, что последняя редакцій Уголовно-процессуального кодекса определяет в качестве доказательства и показания эксперта (п. 3 ч. 2 ст. 74 УПК), доказательственное значение имеют показания указанного сведущего лица в гражданском, арбитражном и административном процессах, требования к заключению эксперта не изменяются.

Содержание и форма заключения судебного эксперта-строителя, так же как и заключения экспертов других специальностей, в общих чертах регламентируются процессуальным законом (ст. 204 УПК, ст. 86 ГПК, ст. 86 АПК, ст. 26.4 КоАП), ФЗ о ГСЭД (ст. 25) и конкретизируются в ведомственных инструкциях [48], методиче

ских рекомендациях [74], специальной литературе [237; 291; 342; 344; 349; 357; 472] и диссертационных работах [494; 497].

Рассматривая заключение судебного эксперта-строителя, мы стремились к максимально полному его описанию, которое, с одной стороны, опиралось бы на положения общего характера, а с другой - раскрывало отражаемые в заключении характерные черты экспертизы данного вида.

Заключение эксперта (комиссии экспертов) дается в письменном виде. Сведущее лицо дает заключение от своего имени, подписывает его и несет за него личную, в том числе уголовную (ст.ст. 57, 307, 310 УК, ст. 80 ГПК, ст. 55 АПК), либо административную (ст. 26.4 КоАП) ответственность.

Указанный документ состоит из вводной части, исследовательской и выводов; выделяется также предшествующая выводам его синтезирующая часть. Структуры заключения специалиста (ч. 3 ст. 80 УПК) и его письменной консультации (ч. 3 ст. 188 ГПК) в настоящее время еще не определены ни законодательно, ни в ведомственном порядке. Представляется, что этот документ так же должен состоять из трех частей: вводной, мотивировочной и заключительной (ответы на поставленные вопросы).

Заключениям экспертов, оформляемым в экспертных учреждениях, предшествует письменная отметка о том, что его сотруднику в соответствии с ч. 2 ст. 199 УПК, ч. 2 ст. 80 ГПК, ч. 4 ст. 82 АПК руководителем учреждения разъяснены его права, обязанности и ответственность за дачу заведомо ложного заключения (ст. 307 УК) и разглашение данных предварительного следствия (ст. 310 УК). Применительно к административному процессу - за отказ или за уклонение от выполнения своих обязанностей (ч. 6 ст. 25.9 КоАП). Здесь же должны быть подпись эксперта и дата получения приведенных разъяснений. Указанное может оформляться и отдельным документом (подпиской эксперта), прилагаемым к заключению.

То обстоятельство, что ч. 2 ст. 199 УПК не предусматривает эту процедуру для руководителя государственного судебно-экспертного учреждения, не означает, что соответствующие разъяснения и предупреждение вообще не делаются. Здесь имеется в виду тот общий порядок, который отражен в ст. 14 ФЗ о ГСЭД.

Кроме того, процедура разъяснения прав, обязанностей и предупреждение об ответственности эксперта осуществляются при приеме лица на должность эксперта [291, с. 116-118]. Буквально разъяснять эксперту его права и ответственность при поруче-

нии производства очередной экспертизы излишне. Государственные эксперты до получения права самостоятельного производства экспертизы проходят специальную подготовку, в том числе по процессуальным вопросам производства экспертизы, при аттестации от них отбирается соответствующая подписка. Свои права, обязанности и ответственность они знают, что называется, наизусть. Поэтому последующие чуть ли не еженедельные разъяснения им этих прав и ответственности превращается в пустую формальность [352]. Заключение специалиста и его письменная консультация каких-либо отметок по этому поводу содержать не должно, так как законом не предусмотрена ни уголовная, ни какая либо иная ответственность за отказ от дачи заключения (письменной консультации) либо за дачу заведомо ложного заключения и консультации.

Во вводной части заключения эксперта приводятся необходимые установочные данные, индивидуализирующие проведенные исследования и определяющие их направление.

Здесь указывается, в связи с каким делом назначена экспертиза (номер дела и его наименование), род (вид) экспертизы, номер и дата составления (подписания) заключения, дата поступления материалов на экспертизу, название органа, назначившего экспертизу (фамилия, инициалы судьи либо следователя; в отношении последнего - звание и классный чин), постановление (определение), на основании которого производится экспертиза, и дата его принятия, приводятся сведения об эксперте. Сведущее лицо сообщает о себе следующее: должность, фамилию, имя, отечество; приобретенную в вузе квалификацию (например, «инженер-строитель», «инженер-технолог» и пр.) и специальность (например, «Промышленное и гражданское строительство», «Сельскохозяйственное строительство» и пр.); ученую степень и звание, экспертную специальность (например, «Исследование строительных объектов и территории, функционально связанной с ними, в том числе с целью проведения их оценки»); стаж работы по указанной специальности (а не «экспертной работы», как это часто бывает, - такая формулировка весьма неопределенна).

Если эксперт считает это целесообразным, он может привести сведения об общем производственном стаже или стаже работы по специальности, приобретенной в вузе, либо по другой специальности, связанной с предметом исследований по делу. Иными словами, сведения об эксперте должны быть изложены настолько подробно, чтобы лицо, назначившее экспертизу, могло составить полное представление об

уровне его профессиональной подготовки: квалификации, специализации и опыте работы. Заключение специалиста и его письменная консультация в этой части ничем не отличается от заключения эксперта.

Здесь же излагаются обстоятельства дела, имеющие значение для дачи заключения. Их описание должно быть достаточно лаконичным, однако оно должно включать в себя описание всех процессов, действий, предметов, являющихся элементами события, ставшего предметом расследования либо судебного разбирательства; событий, происходивших между начальным и конечным звеньями причинной связи (при установлении последней); событий, предшествовавших несчастному случаю и (или) аварии (при установлении причины) или последовавших за ним (при установлении последствий). Такое описание должно складываться, во- первых, из данных, которые приведены в установочной части постановления (определения) о назначении экспертизы[40]; во-вторых, из сведений, установленных экспертом при изучении материалов дела, но не упомянутых в этом документе. Последние могут быть получены в результате самостоятельных действий следователя (суда) или в связи с заявленными экспертом ходатайствами.

В этой же части заключения перечисляются присланные на исследование материалы, отмечаются представленные эксперту объекты исследования с указанием способа доставки, состояния упаковки и всех имеющихся реквизитов (если объектами исследования являются здание, строение, сооружение, строительная площадка, территория ведения строительных работ, указывается их почтовый адрес, а при отсутствии такового дается описание местоположения объекта, его основные ориентиры). Следует отметить, что эксперты нередко указывают в заключении, что в их распоряжение кроме материалов дела поступил еще какой-либо документ (например, паспорт территориального бюро технической инвентаризации) на спорное домовладение), забывая, что исследованию подлежат только материалы дела.

Поскольку судья, следователь, участники расследования и судебного разбирательства в соответствии со ст.ст. 197, 198, 283 УПК, ч. 3 ст. 84 ГПК, ч. 2 ст. 83 АПК и ст. 24 ФЗ о ГСЭД вправе присутствовать при производстве экспертизы (в том числе при проведении натурных исследований), факт их присутствия с указанием необходимых сведений об этих лицах (фамилия, инициалы и процессуальное положение) должен быть отражен в заключении (ст.ст. 197, 283 УПК, ст. 24 ФЗ о ГСЭД). Указываются также дата и время проведения названных действий.

Если эксперт исследовал действующее строительное производство (строительную площадку), спорное домовладение, подлежащее реальному разделу между его собственниками и пр., то следует указать, кто обеспечил ему туда доступ (следователь, судебный пристав и пр.). Вопросы, как поставленные перед экспертом, так и решаемые им по собственной инициативе, должны быть приведены в этой части заключения. Вопросы, перечисленные в определении (постановлении) о назначении экспертизы, отражаются в заключении эксперта в той же формулировке. Однако, если, по мнению эксперта, вопрос сформулирован неверно по существу или но форме, он вправе, предварительно согласовав это с лицом, назначившим экспертизу, и воспроизведя первоначальную формулировку, изложить вопрос так, как он его понимает и как это будет, с его точки зрения, правильно. Например, если перед экспертом ставится вопрос «кто виноват в происшедшем несчастном случае и в чем конкретно заключались допущенные нарушения строительных норм и правил?», его следует переформулировать, представив в виде ряда вопросов, а именно: в чьи обязанности входило обеспечение безопасных условий ведения тех работ, в ходе которых произошел несчастный случай или авария;

были ли допущены отступления от требований специальных правил при ведении работ, в ходе которых произошел несчастный случай; если были, то в чем они выразились;

существовала ли причинная связь (указать вид связи) между указанными отступлениями (если они были допущены) и наступившими последствиями; если такая связь имелась, то в чем она заключалась;

чьи действия (бездействие) создали условия для происшедшего, послужили его прямой (непосредственной и пр.) причиной. Эксперт вправе, если это обеспечивает предпочтительные условия для проведения исследования, а также для описания его хода и результатов, изменить порядок поставленных перед ним вопросов либо объединить их соответствующим образом, мотивировав указанные действия.

В такой ситуации правильнее будет говорить об объединении (изменении последовательности) не вопросов, а даваемых экспертом ответов.

Во вводной части указывается характер экспертизы: дополнительная, повторная, комиссионная или комплексная. При оформлении дополнительной и повторной экспертиз следует указывать фамилию, инициалы лица, проводившего первичную экспертизу, и название организации (учреждения), сотрудником которого оно является (являлось); привести вопросы, поставленные перед ним, и выводы эксперта. В заключении также следует указывать основания, по которым экспертиза определенного вида была назначена. После изложения хода и результатов исследования, проведенного в рамках дополнительной экспертизы, необходимо отметить те установленные экспертом обстоятельства (факты), с помощью которых появилась возможность устранить неполноту (если она была) и (или) неясность первичной экспертизы, послужившие основанием для назначения дополнительной. Соответственно, при производстве повторной экспертизы в заключении должно быть указано, 1Ito сделанные экспертом выводы совпадают с выводами предыдущей экспертизы или что они противоречат друг другу (нужно назвать эти противоречия).

Как показывает практика, нередко при назначении судебной строительнотехнической экспертизы следователи и судьи называют ее дополнительной или повторной, не имея на то предусмотренных законом оснований. Как уже отмечалось, дополнительная экспертиза назначается при недостаточной ясности (полноте) заключения эксперта (ч. 1 ст. 207 УПК, ч. 1 ст. 87 ГПК, ч. 1 ст. 87 АПК, ст. 20 ФЗ о ГСЭД), а также при возникновении новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств дела (ч. 1 ст. 207 УПК, ч. 1 ст. 87 АПК), наличии противоречий в заключениях экспертов (ч. 4 ст. 283 УПК); повторная - при возникновении у лица (лиц), назначившего экспертизу, сомнений в правильности (ч. 2 ст. 87 ГПК, ст. 20 ФЗ о ГСЭД) или обоснованности (ч. 2 ст. 207 УПК, ч. 2 ст. 87 ГПК, ч. 2 ст. 87 АПК, ст. 20 ФЗ о ГСЭД) ранее данного заключения, а также при наличии противоречий в выводах эксперта или экспертов (ч. 2 ст. 207 УПК, ч. 4 ст. 283 УПК, ч. 2 ст. 87 ГПК, ч. 2 ст. 87 АПК).

Из сказанного видно, что одну часть оснований для назначения дополнительной и повторной экспертиз объединяет негативный оценочный момент по отношению к первоначально данному заключению: «недостаточная ясность и полнота», «сомнения в правильности и обоснованности», другую часть - нейтральные в своей

оценке и при этом четко определенные моменты: «возникновение новых вопросов», «наличие противоречий». Таким образом, если при назначении дополнительной экспертизы в соответствующем постановлении (определении) нет вопросов, новых по отношению к постановлению (определению) о назначении предшествующей экспертизы, и нет негативной оценки ранее данного заключения, то такая экспертиза оформляется по правилам первичной. Определенным исключением является в этой части ГПК, который не предполагает каких-либо привходящих (вменяемых по отношению к данному заключению эксперта) факторах - новых исходных данных, новых вопросах, объектах и пр.

Так же оформляется экспертиза, назначенная как повторная, при отсутствии указанных выше противоречий и оценок.

Ю.К. Орлов, говоря о допустимости выполнения таких действий, отмечает, что «против этого можно возразить, что указания следователя (а тем более суда) обязательны и для эксперта и для руководителя судебно-экспертного учреждения[41] Однако превыше всего все-таки закон, а не постановление (определение) о назначении экспертизы. И если данная экспертиза по закону является не дополнительной, а повторной, то она и должна проводиться по правилам повторной и под таким же названием» [352]. При этом в заключении нет необходимости объяснять, почему экспертиза, назначенная как дополнительная (повторная), выполняется по правилам первичной (новой), так как это дискредитировало бы орган (лицо), назначивший экспертизу, а такой цели эксперты перед собой никогда не ставят[42]. В крайнем случае эксперт может дать устное пояснение в ходе его допроса следователем (ст. 205 УПК) либо в процессе судебного заседания (ст. 282 УПК, ч. 1 ст. 85 ГПК, п. 10 ч. 2 ст. 155 АПК, п. 2 ч. 2 ст. 25.9 КоАП, ч. 2 ст. 29.7 КоАП) при постановке перед ним соответствующих вопросов.

Оформление заключений при производстве комиссионной и комплексной экспертиз применительно к судебным строительно-техническим экспертизам, проводимых по делам рассматриваемой категории, не имеет какой-либо специфики по сравнению с производством судебных экспертиз иных видов и осуществляется в соответствии с принятыми в законодательном порядке (ст.ст. 200, 201 УПК; ст.ст. 82, 83 ГПК, ст.ст. 84, 85 АПК, ст.ст. 22, 23 ФЗ о ГСЭД) и детализированными в ведомственных инструкциях [49, п.п. 20,21] и специальной литературе правилами.

Если экспертом были заявлены ходатайства в адрес следователя (суда) о представлении дополнительных материалов (п. 2 ч. 3 ст. 57 УПК, ч. 3 ст. 85 ГПК, ч. 3 ст. 55 АПК, и. 1 ч. 5 ст. 25.9 КоАП), обеспечении участия эксперта в следственном либо судебном осмотре (ст.ст. 176, 177, 284 УПК, ст.ст. 58, 184 ГПК, ст. 78 АПК, ст. 27.8 КоАП), следственном (судебном) эксперименте (ст.ст. 181, 288 УПК), создании условий для проведения осмотра экспертом самостоятельно, а также ходатайства об обеспечении участия в допросах фигурантов по делу (ст.ст. 173, 187, 188, 189, 190, 275, 277, 278 УПК) либо возможности задать вопросы сторонам по делу (п. 3 ч. 3 ст. 57 УПК, ч. 3 ст. 85 ГПК, ч. 3 ст. 55 АПК, п. 2 ч. 5 ст. 25.9 КоАП) и пр., это также должно найти отражение во вводной части заключения. Здесь же должны быть указаны даты направления ходатайств и отражена реакция адресата - органа (лица), которому они были направлены (удовлетворены полностью; если частично, то в какой части; не удовлетворены вовсе) и время (дата) получения ответов, если они поступали. Факт отсутствия ответа на ходатайство также должен быть отмечен во вводной части заключения эксперта. Так, заключение эксперта не будет отвечать такому критерию, как определенность, если в нем, например, будет отмечено лишь то, что «отсутствует проектная (исполнительная) документация на исследуемый строительный объект». При этом останется неясным, что эксперт имел в виду: документация отсутствует в материалах дела либо ее нет вообще. Если по какой-то причине документов не оказалось в материалах дела, их следует запросить в установленном порядке у органа (лица), назначившего экспертизу, и при неудовлетворении ходатайства отметить это обстоятельство в заключении, указав источник полученной информации.

В этой же части заключения следует привести перечень справочнонормативных материалов и литературных источников, использованных экспертом в ходе проведения исследований. В тексте заключения нужно делать соответст- вуюіцие ссылки (это может быть прямое цитирование либо краткое изложение того или иного научного, научно-методического либо нормативного положения в редакции эксперта) с указанием номера, под которым источник значится в списке использованной литературы, и соответствующей страницы (страниц) либо пункта (пунктов), параграфов, разделов и пр. Приводимые сведения об используемых источниках должны включать: фамилию и инициалы автора (авторов) работы (книги, статьи, монографии и т.д.), ее полное название, место и год опубликования, наименование издательства (издающей организации); для источников нормативного характера (ГОСТ, СНиП, BCH и пр.) или их части - дату и год введения в действие с указанием нормативного акта (постановление Госстроя РФ, приказ министра и пр.), на основании которого документ вступил в силу либо в него были внесены определенные изменения и (или) дополнения.

В рассматриваемой части заключения, как показывает практика, часто содержится излишняя информация. Например, указываются обстоятельства перепоруче- ния производства экспертизы другому лицу с указанием причин (отпуск, болезнь и пр.); сообщается о большой загруженности конкретного сотрудника экспертного учреждения как о причине длительного производства экспертизы; приводятся основания, в соответствии с которыми судебно-экспертное учреждение осуществляет свою деятельность; перечисляются соответствующие правоустанавливающие документы и т.д.

Здесь же может быть сообщено о том, что на часть вопросов, поставленных перед экспертом, ответы даны не будут, поскольку оплата расходов, связанных с производством экспертизы, была произведена не в полном объеме (это касается, в частности, экспертных учреждений, осуществляющих свою деятельность на основе полной или частичной самоокупаемости)[43].

Направляемые следователю (суду) соображения организационного характера должны излагаться в информационных письмах, запросах, иных документах, которые не предусмотрены процессуальным законодательством, но не в заключении эксперта.

В исследовательской части заключения эксперт излагает ход и результаты проведенного им исследования. При производстве дополнительной экспертизы, как

уже отмечалось, сведущим лицом даются пояснения того, чем (результатами каких выполненных действий) устранена неполнота или неясность первичной экспертизы, либо констатируется невозможность этого. При производстве повторной экспертизы проводится сопоставление полученных выводов с выводами первичной экспертизы, приводятся и конкретизируются результаты такого сопоставления.

Здесь описываются использованные экспертом методы исследования, технические средства и условия их применения, дается научное объяснение установленным фактам, а также характеризуются объекты исследования с указанием их состояния. Излагая общеизвестные научные и научно-технические положения, используя апробированные методы и методики исследования, их достаточно только упомянуть и перечислить. Специфические научные положения, малоизвестные, относительно недавно используемые на практике методы и средства должны быть изложены подробно, со ссылкой на литературные источники, справочники, технические паспорта и пр. Говоря об описании хода исследования, необходимо выделить следующие наиболее общие его стадии, изложение которых обязательно приводится в исследовательской части заключения (в этой части работы нами представлена обобщенная модель указанной части заключения эксперта-строителя, включающая в себя описание хода решения основных задач ССТЭ).

Экзистенциальная стадия оформления заключения составляется на основе результатов проведенных натурных исследований. При производстве ССТЭ по делам, связанным с авариями, разрушениями, несчастными случаями дается описание вещной обстановки происшедшего события; при участии эксперта в судебном разбирательстве гражданских споров о праве собственности на домовладения - констатируется наличие и приводятся основные технические характеристики его построек, инженерных коммуникаций и пр. Если предметом исследования является качество строительства - излагается описание выполненных работ и признаков конструкций, деталей, узлов, элементов внутренней и наружной отделки, которые в дальнейшем будут сопоставляться с требованиями специальных норм и правил, регламентирующих качественные характеристики продукции строительного производства.

Основные требования, предъявляемые к этой части заключения: ориентация содержательного аспекта описания на смысловую составляющую вопросов, поставленных перед экспертом и подробность (детализация) изложения материала,

позволяющая сведущему лицу на последующих этапах работы опираться на положения этой части заключения при построении своих умозаключений.

Характеризуя определенным образом наблюдаемые объекты, эксперт должен указывать основания, предпосылки таких характеристик. На практике часто из заключений нельзя понять, откуда (из каких источников) эксперт получил те или иные сведения об объектах натурного исследования, например: «дом, построенный до 1917 г.», «лаз на чердак, которым пользуются жильцы», перечисленные работы выполнены ответчиком», «система отопления жилого дома эксплуатируется свыше 30 лет без ремонта», «прорытая вручную в 1995 г. членами гаражного кооператива канава» [220], - из материалов дела, исходя из своих знании и опыта или при общении со сторонами по делу. Оперируя сведениями, взятыми из материалов дела, необходимо ссылаться на соответствующий лист дела; использовать данные (точнее, отражать их в тексте заключения),полученные «со слов» кого-либо - недопустимо. Иначе говоря, эксперт в процессе проведения исследований может использовать любую информацию при условии, что она содержится в источниках доказательственной информации, предусмотренных законом (ст. 74 УПК, ст. 55 ГПК, ст. 64 АПК, ст. 26.2 КоАП). Тем не менее в заключениях экспертов-строителей нередко можно прочитать следующее: «осмотр жилого дома не производился, его оценка осуществлялась со слов истца», «экспертиза проводилась с привлечением сторон для уточнения ряда вопросов», «из беседы с жилицей следует ...» [220] и пр.

Вынужденный в ходе натурных исследований общаться со сторонами по делу, эксперт получает от них какую-то информацию ориентирующего характера, что помогает ему в работе, однако ни сам факт «общения», ни полученные при этом сведения не должны отражаться в заключении эксперта.

Реконструкц ионная стадия45 включает в себя два этапа.

На первом этапе составления текста заключения приводятся результаты мысленной реконструкции материального объекта экспертизы (здания, строения, сооружения в целом или их отдельных фрагментов); признаков, характеризующих его состояние в момент, предшествующий началу и развитию длительных, растянутых во времени деструктивных процессов, которые привели к событию, ставше-

45Рассматриваются два типа исследуемых экспертом событий, которые отличаются друг от друга временными характеристиками (длительные и скоротечные процессы, приводящие к негативным последствиям). Исходные данные для их реконструкции содержатся в представленных эксперту материалах дела.

му предметом расследования или судебного разбирательства (разрушение здания, обрушение отдельных конструкций и пр.). В связи с тем, что дальнейшее исследование предполагает использование положений научно-прикладных дисциплин (механика грунтов, сопротивление материалов, строительная механика и пр.)[44], данная часть заключения должна включать в себя описание конструктивного решения строительного объекта; основных материалов, использованных при его возведении; характера воздействующих на несущие и ограждающие элементы нагрузок с указанием их величины; характеристику основания фундаментов, условий эксплуатации (с перечислением факторов негативного воздействия) и т.п. Каждый конкретный случай (его обстоятельства) обусловливает степень детализации при описании той или иной стороны исследуемого объекта.

На практике же эксперт может отразить в своем заключении суждение о том, что строительная конструкция находится в неудовлетворительном состоянии, но не указать, в чем конкретно оно проявляется, т.е. каковы его признаки и не подтвердить это ссылками на соответствующие нормативно-технические положения; тоже самое может касаться и суждения о том, что исследуемое строение нуждается в капитальном (ином другом) ремонте. При определении с помощью метода сравнительных продаж рыночной стоимости объектов жилищной и градостроительной сферы также практически никогда не обосновывается достаточность числа объектов-аналогов, информация о которых была положена в основу расчетов. Необоснованными следует считать, например, суждения о том. что «образование конденсата обусловлено длительным сроком эксплуатации системы отопления жилого здания», если не указаны и соответствующим образом не описаны и не оценены признаки, сопутствующие этому явлению.

Далее в заключении приводятся результаты мысленного воссоздания ситуации, предшествовавшей развитию скоротечных событий, которые привели к несчастному случаю (падение человека с высоты, травмирование его падающим предметом, механическое воздействие движущейся части работающего оборудования и пр.). Следует дать описание взаимного расположения предметов, сыгравших ту или

иную роль в процессе, приведшем к травматическому событию, и пострадавшего; указать вид (марку) использовавшихся машин и механизмов, их техническое состояние; перечислить и охарактеризовать явления (действия), предшествовавшие созданию такой ситуации и способствовавшие ее формированию; указать вид выполнявшихся работ, их специфические черты и описать их языком, доступным для понимания неспециалиста (это общее требование, предъявляемое к тексту заключения эксперта, однако его выполнение применительно к описанию производственных операций, установлению их роли в процессе строительного производства вызывает определенные трудности у экспертов, которые «сбиваются» на форму изложения, принятую в сфере производственных отношений).

На данном этапе изложения материала эксперт приводит модель пограничной ситуации, за которой следует расследуемое событие (она имеет условно статический характер по отношению ко второму этапу произошедшего, что также должно найти свое отражение в тексте заключения).

На втором этапе детальному описанию подлежит механизм происшедшего события в его развитии, передается его динамика. При наличии соответствующих данных (когда это имеет значение для дела) приводится его хронометраж; если такими сведениями эксперт не располагает, он в установленном порядке восполняет их. При обрушении зданий (строений) приводятся данные о направлении падения его фрагментов, выявляются и отражаются признаки повреждений строительных конструкций, образовавшихся до, во время и после расследуемого события (могут быть сделаны ссылки на результаты проведения лабораторных исследований, отраженных в заключении на последующих стадиях изложения, а также на фототаблицы, если применялась фотосъемка). Описываются сохранившиеся фрагменты строительного объекта (при наличии таковых), их состояние: признаки, свидетельствующие о прочности, устойчивости конструкций, их соединений. Перечисляются предметы, посторонние по отношению к обрушившемуся объекту, поврежденные в ходе аварии, приводятся признаки данного динамического воздействия.

В ситуациях, когда предметом расследования является несчастный случай, описанию подлежат действия пострадавшего, а также иных участников производственного процесса (технологической операции), в ходе которого произошло событие; траектория и характер движения травмирующих предметов; указываются наличие и местоположение средств коллективной заіщгтьі (ограждений, предупреди

тельных знаков), источников освещения (если событие произошло в темное время суток) и пр.; перечисляются элементы спецодежды пострадавшего (каска, пояс безопасности, защитные очки, резиновые перчатки и другие средства индивидуальной защиты); указывается характер полученных травм; приводятся другие сведения, имеющие значение для дачи ответов на поставленные перед экспертом вопросы.

На а н а л и т и к о-с интезирующей стадии в тексте заключения приводятся результаты мысленного и реального выделения и изучения признаков (свойств) каждого объекта экспертизы; определенных (существенных для дела) этапов процессов, действий, предшествовавших расследуемому событию; самого события и его последствий с дальнейшим синтезом, т.е. оценкой признаков объектов (характеристик события), объединенных по тем или иным основаниям. В заключении должны быть указаны основания и цель названного разделения, описан процесс раздельного изучения признаков исследуемых объектов (этапов происшедшего события), приведены основания для синтезирующих построений, результаты синтеза; при разрушении строительных конструкций - их параметры и технические характеристики, а также аналогичные сведения, определяющие процесс их объединения.

Данная стадия (в отличие от предшествующих, имеющих исключительно фактофиксирующий характер и не отражающих точку зрения эксперта на причины происшедшего и другие обстоятельства расследуемого события, установление которых является целью проведенных исследований) уже содержит в себе результаты выдвижения и проверки различных экспертных версий, признаки сформировавшейся позиции в решении поставленных вопросов. Это находит отражение в избирательности при описании признаков объектов экспертизы и (или) этапов (фрагментов) исследуемых процессов, действий, событий. Избирательность должна быть мотивированной: необходимо привести пояснения по поводу той роли, которую играет та или иная полученная и изученная сведущим лицом информация в процессе экспертного познания по конкретному делу.

На диагностической стадии отражаются результаты действий эксперта, направленных от выявления и систематизации признаков исследуемого объекта к установлению его состояния. Здесь, в частности, констатируется возможность использования элементов строительного производства по прямому на

значению (способность канатов подъемных устройств выдерживать проектную нагрузку, машин и механизмов - выполнять производственные операции, предусмотренные технической документацией, средств коллективной и индивидуальной защиты работающих - противостоять воздействию вредных и опасных производственных факторов и т.д.).

В тех случаях, когда экспертом были проведены исследования, направленные на установление возможности восстановления пострадавшего строительного объекта, в тексте заключения должно быть отражено следующее:

время строительства объекта, гидрогеологические данные, общая площадь здания (сооружения) и строительный объем, данные о проведенных ранее работах по его усилению или восстановлению;

фактические и проектные прочностные характеристики материалов конструкций;

суждения об общей устойчивости сооружения в целом и о частичной или полной потере устойчивости его отдельными конструкциями;

суждения об экономической целесообразности восстановительных работ либо сноса объекта;

рекомендации (в ряде случаев) о необходимости восстановления объекта, усиления его несущих элементов либо принятия специальных конструктивных решений (на основе проверочных расчетов);

суждения о возможности эксплуатации здания (сооружения) до начала проведения восстановительных работ.

Здесь же дается графический материал в виде поэтажных планов с указанием местоположения строительного объекта, характера и величины деформации конструктивных элементов здания или строения, а также мест отбора проб строительного материала; приводятся фотоснимки отдельных узлов и конструкций; материалы картирования деформаций на развертках стен и пр.

При этом в тексте заключения не следует использовать термины «ущерб» и «величина ущерба», если речь идет о величине затрат, необходимых для восстановления пострадавшего строительного объекта, так как они, включая правовую составляющую, предполагают виновное действие, повлекшее за собой нанесение вреда, что, безусловно, должно служить основанием для исключения их из экспертной лексики. То же самое можно сказать о пригодности к использованию по

своему функциональному назначению строительного объекта. Здесь также можно выделить две составляющие:

1) соответствие характеристик объекта исследования содержащимся в действующих нормах и правилах техническим и иным требованиям, предъявляемым к зданиям и строениям;

2) волевой акт, решение, принимаемое различного рода ведомственными комиссиями, основанное не только на оценке характеристик объекта, но и на субъективном представлении их членов о пригодности к использованию строительного объекта при наличии тех или иных отступлений от нормы (общеизвестно, что практически не существует идеальных с позиций СНиП, ТУ и других нормативных актов зданий и сооружений, однако решения по данному вопросу бывают как отрицательные, так и положительные). Наличием этой составляющей (волевого акта) и обусловливается исключение термина «ущерб» из экспертной лексики. Эксперт вправе лишь констатировать факт соответствия (несоответствия) исследуемого объекта норме, указать, в чем именно выражается несоответствие (если оно существует), дать характеристику выявленным несоответствиям (величина отклонения ОТ нормы, имеется ЛИ тенденция К увеличению ЭТОГО отклонения, есть ЛИ ВОЗхМОЖ- ность его ликвидации и т.д.).

Вариантом дистанцирования от правовой составляющей такого суждения может быть использование словосочетания «нормативно обусловленная» применительно, например, к возможности эксплуатации жилого дома.

На сопоставительной стадии приводится описание хода и результатов исследований, направленных на установление отступлений (на их качественное и количественное выражение) от требований специальных правил характеристик материальных и материализованных объектов экспертизы. Это же относится к различного рода процессам и действиям лиц. Что касается нерегламентированных процессов (действий), то устанавливается их соответствие должному, с точки зрения эксперта, развитию, течению (выполнению).

В тех случаях, когда речь идет о действии (бездействии) в уголовно-правовом смысле работника строительной организации, непосредственно участвовавшего в производстве строительных работ, либо должностного лица, в обязанности которого входило обеспечение безопасных и безаварийных условий труда, роль заключения эксперта-строителя особенно значительна. Если нарушение связано с невыпол- ненцем абстрактно сформулированной нормы специальных правил, то ее толкование доступно только специалисту. Эксперт «толкованием соответствующей нормы как бы наполняет конкретным содержанием признаки состава преступления, характеризующие действия субъекта» [423, с. 45-46].

Однако при этом эксперт не вправе решать вопрос о нарушении специальных правил, на что его нередко ориентируют вопросы следователя и суда. «Понятие “нарушение правил”, - отмечает В.К. Степутенкова, - содержится в диспозиции целого ряда статей УК. Оно означает наличие в действиях субъекта соответствующего состава преступления. Таким образом, понятие “нарушение правил” охватывает все стороны преступления... Естественно, что установление состава преступления ни при каких условиях не может входить в компетенцию эксперта» [423, с. 123]. «Указанный термин», - дополняет Ю.К. Орлов, - «включает в себя волевой момент, определение которого не входит в компетенцию эксперта» [342, с. 7].

Заметим, что решение данного вопроса было бы неполным без рассмотрения возможности использования термина «нарушение» применительно не только к действиям лиц, но и к состоянию материального объекта. Если эксперт использует этот термин, описывая процесс утраты какой-либо емкостью своей герметичности, несущей конструкцией - способности воспринимать проектные нагрузки, то в таком его понимании не отражается субъективный фактор события, не содержится волевой момент и тем более не предполагается чья-то виновность. Следовательно, нет и препятствий процессуального характера. Иначе говоря, используя данный термин в строго определенном техническом смысле, эксперт не выходит за пределы своей компетенции.

Для характеристики действий лиц наряду с термином «соответствие» допустимо использовать такие синонимичные по сути термины, как «правильность» и «обоснованность». Эксперт-строитель может применять их в тех случаях, когда речь идет о правильности ведения документации, отражающей ход строительства; проведения различных видов обучения работающих, их инструктажа; хранения строительных материалов; о технической обоснованности замены строительных конструкций, предусмотренных проектом, другими конструкциями и т.д. Понятие обоснованности подразумевает, включает в себя как правильность решения по существу, так и его мотивированность, аргументированность [349, с. 43]. Этот термин может быть использован не только как аналог «соответствия» по отношению к

определенным строительным нормам и правилам, но и при описании результатов экспертного исследования нерегламентированных процессов, при установлении того, насколько те или иные решения соответствовали фактическому положению вещей, вытекали из требований конкретной ситуации, т.е. соответствовали объективной действительности.

Иначе обстоит дело с использованием терминов «деяние» и «халатность». Их употребление допустимо для обозначения чисто юридических (т.е. «неэкспертных») понятий. «Деяние» в контексте материального права характеризует общественно опасное действие (бездействие) лица, а также причинение общественно опасного вреда или создание опасности его причинения. То же самое относится и к понятию «халатность», если речь идет, например, о каком-то должностном лице, в обязанности которого входило обеспечение безопасного и безаварийного ведения строительных работ. Эксперт не может сказать, что лицо халатно относилось к своим обязанностям, он вправе указать лишь на «невыполнение» или «ненадлежащее выполнение» (объяснив, в чем оно заключалось) обязанностей.

В этой же части заключения (если это имеет значение для дела) описывается ход и приводятся результаты сопоставления должных и фактических данных об уровне и характере профессиональной подготовки непосредственных участников события и лиц, которые опосредованно связаны с ним (руководители производства, инженерно-технические работники, лица, в чьи обязанности входило обеспечение охраны объекта от несанкционированного прохода на строительную площадку посторонних лиц, и пр.).

При производстве экспертиз по делам, связанным с разрушением строительных объектов[45], приводятся технические характеристики строительных конструкций (их узлов), установленные в ходе осмотра места происшествия, лабораторных исследований образцов-проб, отобранных от отдельных конструкций здания, строения или сооружения, а также расчетов, направленных на установление их прочностных характеристик. Установленные данные соотносятся с должными (предусмотренными проектом) показателями. В том случае, если у эксперта есть основания считать, что происшедшее обусловлено ошибками проекта, он излагает ход и результаты сопоставления проектных данных с данными собственного расчета либо соответствующими положениями из нормативно-технической литературы. Таким образом, проектные данные в процессе сопоставления в первом случае являются проверяющими, а во втором - проверяемыми.

На этом этапе подготовки заключения (расчетной его части) эксперт широко использует специальные символы, формулы, коэффициенты, а также иные условные обозначения. Последние, являясь своего рода абстракцией, трудно воспринимаются лицами, чья деятельность не связана с анализом прочностных характеристик твердого тела и расчетами иного рода. Учитывая то обстоятельство, что адресатами заключения являются, как правило, неспециалисты, здесь следует уделить особое внимание обеспечению доступности для понимания субъектами и участниками процесса указанных расчетов и их результатов: необходимо указать цель применения той или иной формулы, обосновать выбор и расшифровать ее составляющие; обязательны ссылки на нормативные и научно-технические источники используемых положений, приемов, подходов к решению поставленной задачи.

Каузальная стад и я. На этом этапе работы эксперта дается описание решения вопросов, связанных с установлением причины происшедшего события, ее вида, а также с определением условий и обстоятельств несчастного случая, ставшего предметом уголовного расследования.

В связи с тем, что в настоящее время ни среди лиц, назначающих экспертизу, ни среди самих экспертов не сложилось единого понимания содержания терминов, определяющих систему понятий, связанных с причинностью, данная часть заключения должна начинаться именно с толкования терминов, используемых экспертом. В первую очередь следует раскрыть такие из них, как «причина», «условия» и «обстоятельства» применительно к исследуемому событию, исходя из того, что причина - это активный процесс, явление или действие, а условие - пассивное начало, обстановка, в которой протекал процесс, явившийся причиной. К обстоятельствам следует относить внешние по отношению к собственно событию факторы (температура наружного воздуха, ветер, солнечные лучи, пыль, шум и пр.); иными словами, это то, что создает «фон» события, определенным образом влияет на характер и параметры его течения, но не является ни его причиной, ни условиями в том понимании этих терминов, которое отражено выше. C причиной обстоятельства «роднит» их динамический характер (сила ветра, температура воздуха, интен

сивность освещения и инсоляции изменчивы во времени). Отличие обусловлено той ролью, которую они играют в событии. Главная роль принадлежит причине (это, собственно, и есть событие); обстоятельства же либо не имеют никакого значения для возникновения и развития процесса, приводящего к исследуемому событию (например, степень освещения строительной площадки никак не влияет на траекторию движения падающих с высоты предметов), либо их влияние является весьма незначительным и не меняет природы события. Так, например, в металлических конструкциях, не защищенных от воздействия атмосферной влаги, неизбежно возникнет и будет развиваться процесс коррозии независимо от того обстоятельства, насколько дождливым будет весенне-летний период года (ряда лет); последнее может лишь незначительно повлиять на скорость протекания коррозии. Обстоятельство - это «явление, сопутствующее другому явлению» [340, с. 398]. Именно сопутствующее, но не определяющее.

Условия, способствовавшие травмированию и гибели работающих, целесообразно разделять на технические и организационные. К техническим относятся условия, характеризующие вещную обстановку события, к организационным - отсутствие предусмотренных специальными правилами планов производственных мероприятий и рабочих операций (например, планов производства строительномонтажных работ), их несоответствие предъявляемым требованиям, отсутствие необходимой подготовки у исполнителей работ, выполнение которых находится в причинной связи с несчастным случаем (аварией), невыполнение непосредственными руководителями работ (прорабами, мастерами) требований специальных правил о проведении обязательных инструктажей (вводный, первичный на рабочем месте, повторный, внеплановый, текущий и т.п. [109]) и др. Такое разделение условий способствует систематизированному выявлению, изучению и описанию в заключении комплекса пассивных факторов, предопределивших событие.

Как показывает практика, в подавляющем большинстве случаев ни орган (лицо), назначающий экспертизу, ни сами эксперты не разграничивают причины и условия, не разделяют причины на основные, непосредственные и др., в то время как это имеет большое практическое значение, в частности, для выявления всего комплекса причин и условий исследуемого события, в конечном счете - для дифференциации степени вины и ответственности лиц [349, с. 35], в обязанности которых

входило обеспечение безопасного и безаварийного процесса ведения строительных работ.

Следует отметить, что термин «причина» употребляется обычно в узком смысле, но в специальной литературе встречается и более широкая трактовка, в соответствии с которой причина - «сложное событие, совокупность ряда активных и пассивных условий» [472, с. 14]. Именно этот подход был использован нами при рассмотрении в настоящей работе вопросов, связанных с причинностью. Полагаем, что такое расширение понятия допустимо и при обобщении экспертной практики, систематизации исследований данного рода, так как позволяет в более лаконичной форме излагать те или иные положения теоретического характера. Однако указанный подход неприменим при проведении экспертных исследований и, соответственно, при подготовке текста заключения.

Раскрыв содержание терминов и понятий, использование которых предполагается далее по тексту заключения, эксперт приводит детализированное описание события, ставшего предметом уголовного расследования, а также (если это способствует более полному освещению вопросов, связанных с причинностью) событий (процессов, действий), предшествовавших расследуемому и произошедших после него. Степень детализации этого описания должна быть такой, чтобы каждый значимый фрагмент события и его обстановки был представлен с полнотой, которая позволяла бы определить их роль в происшедшем.

На данном этапе из перечня отступлений от требований специальных правил, отраженных экспертом на сопоставительной стадии составления заключения, выделяются отступления, оказавшие определенное влияние на возникновение и развитие процессов, приведших к несчастному случаю, аварии, разрушению строительного объекта. При описании того или иного фрагмента события (отдельного действия исполнителя работ, приказа или распоряжения руководителя и пр.) здесь приводится и краткая его характеристика с указанием отступлений от требований названных правил, например: «Опрокидывание бульдозера произошло в темное время суток. Зона его работы вопреки требованиям специальных правил (см. исследовательскую часть заключения, с. 5) не была освещена». В указанной части заключения (сопоставительная стадия его оформления) экспертом, соответственно, должно быть отмечено, например, следующее: «В соответствии с требованиями указанных правил рабочая зона машины в темное время суток должна быть освещена. Нормы освещенности должны соответствовать требованиям по проектированию электрического освещения строительных площадок [159, п. 2.6; 160], утвержденным Госстроем СССР». Содержание указанных норм [78] в рассматриваемом случае, когда не было никакого освещения, с нашей точки зрения, приводить не нужно. Иначе следует поступать при исследовании ситуации, когда осветительные приборы были и функционировали, но у эксперта есть основания полагать, что освещение было недостаточным (не соответствующим нормативно обусловленному его уровню в зоне ведения работ). В таких случаях этот аспект ситуации мысленно реконструируется, его характеристики сопоставляются с нормативными данными, приводятся результаты такого сопоставления. На каузальной стадии оформления заключения недостаточное освещение представляется экспертом как условие (одно из условий) аварии (несчастного случая).

На этой же стадии все составляющие исследуемого события структурируются, и в созданной экспертом системе они разделяются на причину (причины), условия и обстоятельства; устанавливается и отражается вид (виды) причинной связи.

Выделяющая стад и я. На этой стадии эксперт излагает ответы на такие вопросы, как: «Чьи действия (бездействие) обусловили несчастный случай?»; «Кто был обязан обеспечить безопасные условия труда на том производственном участке, где произошел несчастный случай?». Описание решения этой задачи, как правило, вызывает у эксперта определенные трудности: с одной стороны, он должен дать ответ на поставленный вопрос, с другой стороны, существует препятствие процессуального характера, не позволяющее сведущему лицу индивидуализировать обвиняемых, подозреваемых и потерпевших по делу, поскольку они «эксперту не известны или, во всяком случае, не им устанавливаются» [342, с. 7]. Под индивидуализацией в данном случае понимается указание их фамилии, имени и отчества (или инициалов). Такое ограничение в суждениях имеет практическое значение - нередко действия, причинно связанные с происшедшим несчастным случаем, были, как выясняется впоследствии, выполнены не тем лицом, которое указано в материалах дела.

Оптимальным решением этой проблемы представляется вариант, при котором эксперт указывает лишь должность либо профессию лица, в чьи обязанности входило выполнение определенных действий, соблюдение правил безопасности при выполнении тех или иных производственных операций. Так, например, если не-

давно поступивший на работу мастер строительного участка из-за недостаточного знания производственной обстановки допустил отступления от требований специальных правил, обусловившие несчастный случай, эксперт должен установить должность того лица, в обязанности которого входила соответствующая подготовка названного мастера. При этом эксперт должен руководствоваться следующим положением: «Вновь поступивший на работу руководитель или специалист, кроме вводного инструктажа, должен быть ознакомлен вышестоящим должностным лицом (выделено мной. — А.Б.) с состоянием условий труда и производственной обстановкой на вверенном ему объекте, участке...» [109, п. 5.2]. В отношении рабочих может сложиться ситуация, когда эксперт вынужден описывать и давать оценку действиям двух и более непосредственных исполнителей производственных операций одной специальности. В таких случаях, опять же не индивидуализируя рабочих, следует конкретизировать каждого (чтобы было понятно, о ком идет речь) путем указания на действия, выполняемые определенным лицом в момент или до (после) происшедшего события, либо на его местонахождение, например: «Маляр, осуществлявший покраску поверхности стены, стоя на металлическом бачке, потерял равновесие и, падая, задел маляра, стоявшего справа от него на деревянном ящике и наносившего шпаклевку на поверхность той же стены». Характеризуя эту ситуацию, эксперт должен отметить (в сопоставительной части заключения), что «для оборудования рабочего места на высоте необходимо применять инвентарные средства подмащивания (подмости сборно-разборные или передвижные с перемещаемым рабочим местом, столики и др.), оборудованные ограждениями. Запрещается применять в качестве средств подмащивания случайные предметы (ящики, бочки, ведра и т.п.)» [4, п. 5.14.11].

Другим допустимым приемом дистанцирования эксперта от индивидуализации лиц, чьи действия подлежат исследованию, представляется следующее: в заключении указываются их фамилии и инициалы, но при этом отмечается (например, в виде сноски к основному тексту), что фигуранты по делу установлены не экспертом и таковыми он называет их условно. Эта условность определяется достоверностью имеющихся в материалах дела данных.

Такой подход следует использовать при описании процесса и результатов решения вопроса о том, могло ли лицо, допустившее отступления от требований специальных правил, предвидеть и предотвратить расследуемое событие. В этой

части заключения, констатируя наличие (отсутствие) такой возможности,

337

заключения, констатируя наличие (отсутствие) такой возможности, необходимо подчеркнуть, что экспертом рассматривалась формальная сторона проблемы; устанавливался и соотносился с происшедшим только документально подтвержденный объем и характер знаний того или иного лица. В том случае, если невозможность предотвратить происшедшее имела объективный характер, т.е. не зависела от уровня подготовки обвиняемого (подозреваемого), это также должно найти свое отражение в заключении.

Стоимостная стадия - экспертом приводятся расчеты, связанные с определением стоимости строительного объекта, земельного участка, функционально связанного с ним, выполненных строительных (ремонтно-строительных) работ, отражается стоимостное выражение идеальной доли совладельца в праве собственности на недвижимость и стоимость части дома (домовладения), предлагаемое экспертом к выделу. Как и любые расчеты, они должны быть доступны для проверки. Это требует обязательной ссылки на сборники цен, иные источники соответствующих исходных данных с указанием конкретной позиции, которая является элементом стоимостного расчета.

При подготовке заключений экспертов по делам, связанным с определением рыночной стоимости объектов недвижимости жилищной и градостроительной сферы, сказывается влияние формального характера правил, принятых в сфере оценочной деятельности. Имеются в виду прежде всего излишняя насыщенность заключений выкладками чисто теоретического характера: дается подробное описание существующих в Европе и США подходов к определению стоимости объектов оценки, приводится анализ складывающихся тенденций в отечественной практике и пр., причем иногда описанию конкретного исследования отводится в несколько раз меньше места, чем «прелюдии» к нему. Такая информация неуместна в заключении эксперта, это не научная статья, не лекция, не монографическое исследование.

Иногда в результате исследования определяется и отражается в заключении «ориентировочная» либо «наиболее вероятная» цена объекта экспертизы. Такая форма суждения является разновидностью вероятного вывода, который не может быть положен в основу приговора, либо решения суда и для органа (лица), назначившего экспертизу, имеет лишь ориентировочное значение. Забывая о том, что экспертиза назначается прежде всего для получения категорических, однозначных ответов, эксперты в самом начале исследовательской части заключения ссылаются на одно из самых распространенных в специальной литературе определений рыночной стоимости объектов недвижимости как наиболее вероятной цены, при которой объект перешел бы из рук в руки (если был бы соблюден ряд определенных условий). Отметим, что подобным образом это понятие определяется в Федеральном законе «Об оценочной деятельности в Российской Федерации», в ст. 3 которого говорится: «под рыночной стоимостью объекта оценки понимается наиболее вероятная цена, по которой данный объект оценки может быть отчужден на открытом рынке в условиях конкуренции» [103, п.14]. Полагаем, что в таких случаях уместнее использовать определение, также распространенное в специальной литературе, в соответствии с которым рыночная стоимость определяется как расчетная денежная сумма, по которой продавец, имеющий полную информацию о стоимости имущества и не обязанный его продать, согласен был бы продать его, а покупатель, имеющий полную информацию о стоимости имущества и не обязанный его приобрести, согласился бы его приобрести.

Достаточно часто эксперты в тексте заключения называют его «отчетом» (это касается, прежде всего, заключений частнопрактикующих экспертов, занимающихся оценкой недвижимости во внесудебной сфере), забывая, что деятельность эксперта (производство экспертизы) в связи с конкретным уголовным, гражданским, арбитражным делом или делом об административных правонарушениях регламентируется законодательно и закон предусматривает составление по результатам исследования «заключения эксперта», но никак не «отчета».

Интегрирующая стадия. Назначение ее - оценка результатов исследования, формулирование основания для вывода эксперта по интересующему органа или лицо, назначившего экспертизу, вопросу.

При производстве экспертиз по делам, связанными с гражданскими спорами на недвижимость в жилищной сфере, далее следует преобразовательная с т а д и я. В этой части заключения эксперт излагает ход и результаты рассмотрения возможности преобразования (реального раздела, выдела доли, определения порядка пользования) объекта недвижимости в соответствии с заданными судом условиями. Если эксперт констатирует наличие такой возможности - отражаются разработанные варианты преобразования объекта (например, на плане спорного домовладения наносятся новые границы, разделяющие земельный участок между

совладельцами, дается их описание с необходимыми расчетами). Предлагая варианты реального раздела спорного домовладения между его собственниками, эксперт не должен в заключении (как это часто бывает на практике) высказывать свое предпочтение какому-либо из них. Такие суждения выносятся, как правило, исходя из удобств пользования недвижимостью этого рода, стоимости работ, связанных с преобразованием строений, уровня комфортности предлагаемых к выделу помещений, уровня затененности частей земельного участка, сложившихся привычек совладельцев в пользовании элементами домовладения и пр., но так как в составе этого оценочного комплекса имеются критерии, оценка которых выходит за пределы специальных знаний эксперта, он не вправе высказывать в этой части свое мнение по данному вопросу.

В том случае, если эксперт приходит к выводу о невозможности преобразования объекта недвижимости, он должен соответствующим образом аргументировать свое решение.

Результаты исследований излагаются экспертом в форме промежуточных (поэтапных) и окончательных. На основе последних эксперт делает выводы, являющимися ответами на вопросы, поставленные в постановлении (определении) о назначении экспертизы. Желательно, «чтобы число и нумерация ответов соответствовала вопросам, однако иногда один ответ дается на несколько вопросов, связанных между собой» [262, с. 311].

При производстве комиссионной экспертизы в случаях, когда эксперты приходят к общему мнению (отсутствуют разногласия по существу решаемых вопросов), они составляют единое заключение или сообщение о невозможности дачи такового. Если же указанные разногласия имеют место, каждый эксперт может дать отдельное заключение, либо отдельное заключение дает эксперт или группа экспертов, несогласные с другими. При производстве комплексной экспертизы в исследовательской части заключения отдельно излагается каждый вид исследования, проведенный отдельным экспертом (экспертами) определенной специальности (узкой специализации), и сформулированные по итогам этого исследования промежуточные выводы. Эта часть заключения подписывается тем экспертом (экспертами), который провел данные исследования и сформулировал эти выводы. После описания всех видов исследования, проведенных различными экспертами, следует син* • тезирующая часть. В ней дается общий анализ итогов исследования и обосновыва-

ются общие (конечные) выводы. Эта часть составляется и подписывается только теми экспертами, которые принимают участие в подготовке и окончательном формулировании общих выводов.

Своеобразным структурным аналогом исследовательской части заключения эксперта является мотивировочная часть заключения специалиста (в уголовном процессе) и его письменной консультации (в гражданском процессе). В этой части названных документов излагаются развернутые ответы на вопросы справочноконсультационного характера. «Такое суждение ... ни что иное, как консультация, высказывание сведущего лица по общим научным (техническим) вопросам, которые могут быть использованы в деле, либо по достаточно конкретным вопросам прикладного значения, опять же выполняющее консультативную роль» [262, с. 257].

В зависимости от содержания поставленных вопросов специалист излагает следующее.

По субъектам судопроизводства -о содержании научных и прикладных дисциплин, изучаемых в рамках той или иной специальности в высших учебных заведениях (в ситуациях, когда у следователя или суда возникли сомнения по поводу компетенции потенциального судебного эксперта, кандидатура которого предлагается истцом, ответчиком, обвиняемым, потерпевшим и др.); о производственных навыках, которыми должен владеть рабочий определенной профессии; о содержании и объеме знаний, необходимых для осуществления руководства конкретным производственным подразделением в системе организации и управления строительством (в ситуациях, когда у следователя или суда возникли вопросы по поводу соответствия профессиональной подготовки обвиняемого (подозреваемого, потерпевшего и др.) выполняемым обязанностям на том участке работ, где произошел несчастный случай, авария, разрушение строительного объекта.

По объектам экспертного исследования - о перечне обязательных и рекомендуемых составляющих, входящих в комплект проектносметной документации на строительство объекта определенного вида (в ситуациях, когда следователю или суду необходимо установить полноту предоставленных в их распоряжение документов, подлежащих приобщению к материалам дела; о принадлежности строительного объекта (его характеристики представляются в общем

виде) к тому или иному виду, группе, классу; нормативных сроках эксплуатации зданий и сооружений определенного вида и пр.;

По вопросам методического характера- одопустимости применения конкретных методов и методик при решении определенных экспертных задач; наличии (существовании) методических подходов, методов, необходимых для установления тех или иных фактов, обстоятельств по делу (иными словами, о возможностях ССТЭ); преимуществах и недостатках той или иной методической разработки; критериев решения определенных вопросов (например, связанных с возможностью реального раздела жилого дома); об уровне цен на ту или иную продукцию строительного производства, недвижимость жилищной и градостроительной сферы на определенный период времени, причинах и тенденциях изменения указанных цен и пр.;

По техническим средствам-о возможности применения конкретного оборудования, инструментов для выполнения определенных технических операций во обеспечение эффективности проведения следственных и судебных действий, производства экспертизы; преимуществах и недостатках, пределах возможности технических средств фиксации и исследования объектов, содержащих доказательственную информацию по делу; установленном порядке сертификации и поверке измерительного и иного инструмента или оборудования и пр.;

О сроках производства экспертиз определенного вида, величине расходов, связанных с проведением тех или иных экспертных исследований.

Приведенный перечень будет увеличиваться по мере развития консультационной деятельности специалиста-строителя в судопроизводства - на данный момент она находится в стадии своего становления, учитывая относительно недавнее включение в процессуальное законодательство таких понятий, как заключение специалиста и его письменная консультация.

Выводы - итоговая часть заключения эксперта и специалиста, где кратко формулируются ответы на поставленные перед ними вопросы. В заключении специалиста они резюмируют изложенное в мотивировочной части этого документа. В заключении эксперта выводы воспроизводят результаты исследования, изложенные в предыдущей части. Поэтому было бы ошибкой вместо ответов на вопросы ограничиваться простой ссылкой на исследовательскую часть, как это делают некоторые эксперты. Такое повторение не является излишним: оно облегчает органу

(лицу), назначившему экспертизу, и участникам процесса ознакомление с заключением эксперта и его оценку.

На каждый из вопросов должен быть дан ответ по существу либо указано с соответствующей мотивировкой на невозможность его решения. Вывод об обстоятельствах, по которым эксперту не были поставлены вопросы, но которые были им установлены в процессе исследования в порядке экспертной инициативы, излагаются в конце этой части заключения.

Если же можно обойтись без подробного описания результатов исследования, изложенного в исследовательской части, тогда допустима соответствующая ссылка. Это касается, например, перечисления отступлений от требований специальных правил, допущенных при производстве строительных работ, в ходе которых произошел несчастный случай, - список таких отступлений может быть весьма значительным. То же самое можно сказать и о лицах, в обязанности которых входило обеспечение безаварийных и безопасных условий труда на том производственном участке, где произошел несчастный случай, - круг этих лиц, как правило, достаточно широк.

В этой части выводы следуют формулировать следующим образом:

а) при производстве работ на строительном участке (адрес и дата) имел место ряд отступлений от требований специальных правил, регламентирующих вопросы безопасности труда в строительстве (см. исследовательскую часть, с. 7);

б) отступления от требований специальных правил были допущены широким кругом лиц (см. исследовательскую часть, с. 9).

Установленные экспертом обстоятельства, способствующие несчастным случаям в строительстве, авариям и разрушениям строительных объектов, а также рекомендации профилактического характера могут быть изложены как непосредственно в заключении эксперта (в конце его), так и в отдельном документе, который вместе с заключением направляется органу (лицу), назначившему экспертизу.

Специального рассмотрения заслуживает вопрос о характере экспертных выводов. Хотя, как отмечает В.М. Галкин, он «трактуется как вопрос о форме экспертных выводов паи заключения, на самом деле речь идет не только о форме, но и о содержании, а в конечном счете о существе экспертной деятельности в целом» [237, с. 70]. Вывод эксперта определяет доказательственную силу его \'исследования. Выделяются три основных принципа допустимости вывода эксперта как дока-

зательства - квалифицированность, определенность и доступность восприятия [342, с. 29-30].

Принцип квалифицированности означает, что эксперт вправе формулировать только те выводы, для построения которых необходима достаточно высокая профессиональная квалификация. Вопросы, для ответа на которые нет необходимости в специальных знаниях, должны решаться не экспертом; если они все же решены им, данные выводы не могут иметь доказательственного значения.

Принцип определенности - это однозначность выводов и недопустимость дачи экспертом-строителем столь широко распространенных выводов, как, например: «Признаков, свидетельствующих о начале и развитии процесса разрушения строительного объекта, не обнаружено». Это не является ответом на вопрос «имеет ли место процесс разрушения строительного объекта?». В результате проведенного исследования на этот вопрос могут быть даны следующие ответы:

признаки процесса разрушения строительного объекта имеют место; признаков процесса разрушения строительного объекта нет; установить, имеет ли место процесс разрушения строительного объекта, не представляется возможным (ответ необходимо должным образом обосновать).

Принцип доступности восприятия означает: для того чтобы выводы эксперта могли быть использованы в качестве доказательства, они должны быть понятны даже неспециалисту, доступны при логическом оперировании ими в качестве посылок при построении следователем (судом) выводов по делу. Чтобы реализовать этот принцип на практике, эксперт должен, в частности, избегать излишней наукообразности, не употреблять без необходимости специальные термины. «Не знаю, как у других» - говорит М. Монтень - «но когда я слышу, как наши архитекторы щеголяют пышными словами вроде: пилястр, архитрав, карниз, коринфский и дорический ордер, и тому подобными из их жаргона, моему воображению представляется дворец Аполидона; а на самом деле я вижу здесь только жалкие доски моей кухонной двери» [332, с. 470].

Рассмотрим основные формы выводов применительно к ССТЭ.

Если взять за основание классификации выводов эксперта-строителя их содержание, они могут быть разделены на следующие группы:

классификационные (о принадлежности, например, ограждения зоны действия опасных производственных факторов к виду защитных);

выделяющие (о результатах выделения из ряда иных одного или нескольких объектов, обладающих определенными свойствами, отвечающих конкретным требованиям);

о причинах, условиях, обстоятельствах и механизме происшедшего события (например, обрушения котлована);

о соответствии специальным правилам строительной продукции или действий пострадавшего от несчастного случая и пр.

Если обратиться к иным основаниям, можно предложить классификацию выводов, принятую в криминалистике [342; 349]: категорические и вероятные; однозначные и альтернативные; условные и безусловные; утвердительные и отрицательные;

выводы о возможности, действительности и необходимости (по модальности). В основе деления выводов на категорические и вероятные лежит степень их подтвержденное™. Категорический вывод - это вывод, полностью подтверждаемый результатами исследования, а вероятный - подтверждаемый частично. Категорический вывод свидетельствует о полной уверенности эксперта в его правильности, а вероятный - об отсутствии таковой, что обусловлено, прежде всего, неполнотой исходных данных, сомнениями эксперта в их достоверности. Обычно это бывает при изучении экспертом-строителем обстоятельств несчастного случая. При восстановлении картины события он использует сведения, содержащиеся в протоколах допросов очевидцев, объяснительных записках, рапортах руководителей различного ранга и иных документах. Основываясь на каком-либо одном из указанных источников информации, невозможно установить картану события во всей ее полноте. Но и в том случае, когда эксперт располагает всеми этами источниками информации и даже участвует в допросах указанных лиц, ему не всегда удается достаточно точно реконструировать механизм несчастного случая. В такой ситуации эксперт сталкивается с дилеммой: дать вероятные выводы или констатировать невозможность решения поставленного вопроса. Вероятный вывод может быть сформулирован лишь при довольно высокой степени вероятности существования устанавливаемого факта. При незначительном различии вероятностей исследуемых вариантов эксперт должен дать сообщение о невозможности решения вопроса.

Однозначные и альтернативные выводы различаются количеством вариантов решения вопроса. Однозначный вывод характеризуется наличием только одного варианта (например, причиной возникновения и развития деформации здания № 1 является неравномерная загрузка отдельных его элементов), альтернативный - нескольких вариантов (например, причиной деформации здания № 1 является либо неравномерная загрузка отдельных его элементов, либо сооружение строения № 2 в непосредственной близости от здания № 1). Альтернативный вывод должен предусматривать все возможные варианты. Недопустимы формулировки типа «событие произошло по этой или по какой-либо иной причине».

Условные и безусловные выводы различаются по наличию или отсутствию зависимости от какого-либо условия. Условным является вывод, истинность которого зависит от какого-либо условия (обычно это исходные данные, содержащиеся в материалах дела либо указанные в качестве исходных в постановлении (определении) о назначении экспертизы), если его установление не входит в компетенцию эксперта. Условный характер преимущественно имеют выводы в заключениях экспертов по делам о расследовании несчастных случаев в строительстве. Это обстоятельство обусловлено тем, что эксперт, восстанавливая картину происшедшего события, составляет ее на основе фрагментов, реконструированных иными лицами - его очевидцами и участниками, а в конечном итоге - следователем или судом. Таким образом, истинность выводов эксперта по данной категории дел напрямую зависит от того, насколько компоненты модели происшедшего соответствуют действительности. Например, эксперт, учитывая заданное следователем условие (отсутствие не только шквального, но и вообще достаточно сильного ветра в момент опрокидывания башенного крана), проводит соответствующие расчеты и констатирует причину происшедшего без учета действия ветровых нагрузок (например, «отрыв» примерзшего груза). В гражданском судопроизводстве эксперт, учитывая заданные судом условия (величины долей в праве собственности на жилой дом), констатирует возможность его реального раздела между совладельцами - участниками спора о праве собственности на недвижимость и разрабатывает соответствующие варианты раздела. От того, насколько достоверны эти сведения, зависит истинность выводов эксперта. От того, насколько достоверны эти сведения, зависит ис-

тинность выводов эксперта. Безусловный вывод определяет наличие факта без каких-то условий.

Утвердительные и отрицательные выводы. В утвердительном выводе констатируется наличие исследуемого факта, в отрицательном - его отсутствие. Примером утвердительного вывода может служить констатация наличия сварного шва на линии стыка металлических конструкций, а отрицательного - констатация отсутствия монтажных петель у железобетонного перекрытия.

Для отрицательного вывода не обязательно наличие отрицательной частицы («не», «нет»), грамматическая форма его может быть и утвердительной (например, вывод об отсутствии причинной связи между рытьем котлована в непосредственной близости от наружной стены строения и образованием трещин в его несущих конструкциях, если вопрос поставлен в отрицательной форме: «Нет ли причинной связи между двумя этими событиями?»).

От отрицательных выводов «необходимо отличать формулировки типа “не исключено”, “не означает” и т.п., употребление которых в выводах справедливо признается недопустимым» [342, с. 33]. Так, вывод типа «не исключено, что просадка фундамента произошла из-за отсутствия организованного отвода ливневых и талых вод» по существу равнозначен выводу о невозможности решения вопроса, поскольку при такой формулировке предполагаются иные причины и не исключается невозможность установления искомой причины. Такого рода отрицательные формулировки не несут никакой дополнительной информации, а лишь затрудняют понимание вывода. Вместе с тем они вполне допустимы не в самом выводе, а в пояснениях (комментариях) к нему, которые могут иметь большое значение для правильного понимания и оценки вывода.

Выводы о возможности, действительности и необходимости (по модальности). В выводах о возможности существования фактов констатируется объективная возможность какого-либо события в прошлом, утверждается возможность (при соответствующем техническом обосновании) проведения тех или иных действий (например, возможность усиления той или иной конструкции без ее демонтажа, возможность при разборке здания способом «валки» применять тросы либо канаты определенной длины). В выводах о возможности какого-либо события следует различать два аспекта: утверждение о наличии обстоятельств, создающих такую возможность, и само оценочное суждение эксперта о возможности, т.е. о том, что эти

обстоятельства могли привести к такому результату или способствовать его наступлению.

В экспертных выводах о действительности (ассерторических выводах) лишь утверждается факт, но не выражается его логическая необходимость (например, наличие следов жизнедеятельности жука-точильщика в деревянных конструкциях, прогибов и трещин в железобетонных плитах перекрытия строения).

Выводы о необходимости фактов (аподиктические) формулируются, когда достоверно известно, что при определенных условиях то или иное событие неизбежно. От выводов о действительности они отличаются тем, что эксперт не устанавливает, имело ли место исследуемое событие в действительности, а лишь констатирует: его неизбежность при определенных условиях, хотя фактическое наличие таких условий ему неизвестно. Примером может служить вывод типа «как только деформация данной; железобетонной конструкции; достигнет величины, превышающей предел ее пластичности, возникнет и будет развиваться процесс трещинообразования в теле бетона».

Таковы основные формы выводов в заключение эксперта-строителя. В выводах эксперта, как правило, отражаются и его ошибки, допущенные при проведении исследований. Под экспертными ошибками понимают существенные и типичные недостатки экспертного исследования непреднамеренного характера, которые повлекли дачу неправильного заключения [262, с. 249]. Их обнаружение может иметь место при:

проверке самим экспертом хода и результатов экспертного исследования на любой его стадии и особенно на стадии формулирования выводов;

анализе и обсуждении результатов исследования, осуществляемого комиссией экспертов;

анализе заключений предшествующих экспертиз;

проверке хода и результатов исследования руководителем экспертного учреждения, подразделения;

оценке заключения следователем или судом48;

обобщении экспертной практики в научных или практических целях.

Обнаружению ошибок эксперта на этой стадии, причинам их совершения и классификации нами будет уделено внимание в следующем параграфе данной работы.

Если заключение с ошибками, незамеченными следователем и судом легло в основу процессуального решения, определяющего судьбу дела, эксперт (а в судебно-экспертном учреждении - его руководитель) должен поставить об это в известность орган (лицо), назначившее экспертизу, или суд (судью), рассматривающий дело по существу, а после вынесения приговора (решения суда) - соответствующую судебную инстанцию или прокуратуру [202, с. 191].

Когда в текст заключения либо в приложения к нему включается иллюстративный материал, выполненный с использованием средств традиционной или цифровой фотографии, в исследовательской части рассматриваемого документа следует приводить краткую их характеристику (вид, модель, производитель), а применительно к средствам цифровой фотографии - характеристики программного обеспечения (вид, наименование, версия), режим получения и печати изображений. В подрисуночной подписи в обязательном порядке указывается имя файла, содержащего распечатанное изображение.

При использовании экспертом методов цифровой обработки изображений в этой же части заключения приводятся названия процедур обработки и их параметры. Получаемые при проведении исследований первичные (при фотосъемке или аналого-цифровом преобразовании) и все последующие (обработанные) цифровые изображения записываются в виде отдельных файлов на компакт-дисках однократной записи, которые используются в качестве архива и хранятся в наблюдательном деле учета судебных экспертиз. Каждому файлу присваивается индивидуальное имя, которое включает в себя:

номер экспертизы (для комплексной экспертизы указывается первый номер из числа приведенных в заключении экспертов);

номер архивного диска, где хранится изображение;

четырехзначного номера, первые две цифры которого являются номером рисунка (изображения), под которым он приведен в заключении эксперта, а последние две цифры - номером данного изображения по порядку, начиная с момента его первичного получения (01 - первичное изображение, 02 - изображение после первичной обработки, 03 - изображение после второй обработки и т.д.); далее через точку указывается формат файла (JPG, TIF и др.).

При наличии приложений (таблиц, чертежей, схем, и т.п.) они, как и само заключение, подписываются экспертом (экспертами) и заверяются печатью СЭУ, поскольку приложения - это иллюстрации к тексту заключения, его составная часть. Подпись эксперта должна венчать текст заключения (на практике зачастую после подписи следует перечень приложений, постскриптум и т.п.). Само заключение постранично визируется экспертом.

Документы, фиксирующие ход, условия и результаты исследований, а также сравнительные образцы (образцы-пробы), полученные экспертом в процессе исследования зданий, строений, сооружений, а также участков земли и объемов грунта, функционально связанных с ними, хранятся в наблюдательном деле учета судебных экспертиз вместе со вторым экземпляром заключения эксперта. По требованию органа (лица), назначившего экспертизу, указанные документы и образцы представляются для приобщения к уголовному, гражданскому, арбитражному или делу или делу об административном нарушении.

Если в силу каких-либо причин провести экспертизу невозможно (например, из-за отсутствия соответствующего оборудования, специалистов, методик), он оформляет документ, называемый «возвращение без исполнения определения (постановления) о назначении экспертизы и материалов дела»49 Делается это, естественно, до поручения производства экспертизы конкретному сведущему лицу; если же экспертиза в установленном порядке принята к производству и невозможность дачи ответов на поставленные перед экспертом вопросы (недостаточность исходных данных при невосполнимости их и пр.) установлена уже на этой стадии, оформляется «сообщение о невозможности дачи заключения». От заключения эксперта оно отличается тем, что вместо исследовательской части в нем содержится только мотивировочная часть, в которой описывается проделанная экспертом работа, направленная на решение поставленных вопросов, констатируется невозможность их решения и дается аргументированное объяснение этому. Процессуальное законодательство предусматривает в качестве оснований для отказа экспертом от дачи заключения недостаточность, представленных в его распоряжение материалов либо отсутствие у него знаний, необходимых для решения поставленных вопросов. Сюда же можно отнести вопросы, содержание которых выходит за рамки компе-

49

Поскольку такой документ не предусмотрен процессуальным законодательством, форма его может быть произвольной.

тенции эксперта-строителя (п. 6 ч. 3 ст. 57 УПК, ч. 1 ст. 85 ГПК, ч. 4 ст. 55 АПК, ч. 4 ст. 25.9 КоАП).

Результаты рецензирования заключений экспертов-строителей [220] показывают, что они не всегда четко представляют себе границы своей компетенции. Так, в заключениях можно встретить утверждения типа: «температура, влажность и скорость движения воздуха в жилом помещении не измерялись, так как это входит в компетенцию санитарно-эпидимиологической службы и, соответственно, находится вне компетенции судебного эксперта-строителя», свидетельствующие о необоснованном уменьшении пределом компетенции сведущего лица. То обстоятельство, что работа, которой занимается ряд учреждений, организаций и служб, по своему содержанию близка к работе эксперта-строителя, вовсе не оправдывает отказа эксперта от проведения им таких исследований, если его специальных знаний достаточно для этого. Сказанное справедливо и потому, что результаты деятельности любого ведомства могут стать объектом расследования и судебного разбирательства и любое сведущее лицо не зависимо от его ведомственной принадлежности может быть привлечено в качестве судебного эксперта.

Иногда эксперты, констатируя невозможность определения периода возведения (возраста) постройки мотивируют это также тем, что решение этого вопроса не входит в их компетенцию, в то время как проведение связанных с этим исследований не выходит за пределы его специальных знаний. Проблема заключается в том, что существующие методики позволяют с достаточной точностью установить возраст далеко не всех материалов, применяемых в строительстве (например, цементного известкового камня, резины для прокладок оконных стекол).

Иными словами, отказ от дачи заключения, так как и сообщение о невозможности дать ответ на один либо несколько вопросов из ряда, поставленных перед экспертом, должен быть обоснован и мотивирован.

<< | >>
Источник: Бутырин Андрей Юрьевич. СТРОИТЕЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА В СУДОПРОИЗВОДСТВЕ РОССИИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. России 2005. 2005

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 6.1. Содержание и форма заключений эксперта-строителя и специалиста:

  1. Заключение эксперта как доказательство.
  2. Заключение эксперта в гражданском судопроизводстве.
  3. Заключения экспертов. Процессуальные права и обязанности экспертов. Дополнительная и повторная экспертизы. Комиссионная и комплексная экспертизы.
  4. Процессуальные права и обязанности эксперта. Заключение эксперта, его содержание.
  5. 43. Заключение эксперта. Процессуальные права и обязанности эксперта.
  6. 35. Заключения экспертов. Процессуальные права и обязанностиэкспертов. Дополнительная и повторная экспертизы. Комиссионная и комплексная экспертизы.
  7. Глава 4 Содержание и структура процесса экспертного исследования и заключения эксперта
  8. Оценка заключения эксперта следователем (судом).
  9. §1. Общие правила оценки заключения эксперта-автотехника
  10. Оглавление
  11. § 4.3. Специфические черты деятельности эксперта-строителя
  12. § 4.5. Информационное обеспечение деятельности судебных экспертов-строителей и специалистов
  13. § 5.4. Участие эксперта-строителя в допросах
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -