<<
>>

Тема 7. Обязательственное право

Перечень рассматриваемых вопросов:

7.1. Понятие обязательства.

7.2. Содержание и виды обязательств.

7.3. Субъекты обязательств. Множественность лиц в обязательстве.

7.4.

Исполнение и прекращение обязательств.

7.5. Способы обеспечения обязательств.

7.6. Основания возникновения обязательств.

7.7. Понятие и виды контрактов.

7.8. Понятие и виды пактов.

7.9. Деликтные обязательства.

7.10. Ответственность за неисполнение обязательства.

7.1. Понятие обязательства.

В Институциях Юстиниана приводится следующее определение этой важ­нейшей категории: «Обязательство (obligatio) есть оковы права, мы по необходи­мости должны выполнить известное действие согласно закону нашего государ­ства». Юристу Павлу принадлежит высказывание, в котором конкретизируется

это определение: «Сущность обязательства в том, чтобы связать перед нами другого так, чтобы он дал, сделал, предоставил».

Ценность последнего фрагмента в том, что в нем раскрывается содержа­ние обязательства, то есть называются те действия, обязанность совершения ко­торых составляет обязательство, это: обязанность дать, сделать, предоставить (dare, facere, praestare).

По современным представлениям содержание обязательства составляют обязанности должника и соответствующие (корреспондирующие им) права кре­дитора требовать исполнения этих обязанностей. Обязанности должника (орог- tere) могут быть чрезвычайно разнообразны, потому — весьма разнообразным может быть и содержание обязательств. Так, это может быть обязанность пере­дать вещь в собственность по договору купли-продажи; может быть обязанность что-то делать, или обязанность воздержаться от каких-то действий (построить дом, не мешать арендатору пользоваться имуществом); наконец, это может быть обязанность уплатить стоимость поврежденной вещи. Вообще всякие действия, не запрещенные законом, могут быть предметом обязанностей должника.

Но любое содержание обязательства исчерпывающе описывается приведенной вы­ше формулой Павла: дать, сделать, предоставить.

Обязательство в римском праве как правовые оковы, в силу которых чело­век понуждается что-либо исполнять по законам государства.

Предметом обязательства может быть все, что возможно и что не против­но закону.

В обязательстве можно различить «право требовать» и «обязанность исполнить требование» («долг»). Сторона в обязательстве, имеющая пра­

во требовать, называется кредитором. Сторона, обязанная исполнить требова­ние — должником.

В римском классическом праве обязательства делились на цивильные и натуральные. Те обязательства, которые пользовались исковой защитой, называ­лись цивильными. Те обязательства, которые не пользовались исковой защитой, но все же имели правовые последствия, назывались натуральными (например, денежный заем, совершенный подвластным сыном без согласия домовладыки).

Римские юристы делили обязательства на две или на четыре группы. Согласно классификации Гая, обязательства делились на две группы: обяза­тельства, вытекавшие из договора (ex contractu) и обязательства, вытекавшие из правонарушения (ex delictu). Но к этим двум группам Гай (а следом за ним и кодекс Юстиниана) добавляет еще две группы: обязательства, вытекающие как бы из договора и обязательства, вытекающие как бы из деликта. Это по­нятие «как бы» (guasi) относится к таким соглашениям, которые напоминают договор, или к действиям, напоминающим правонарушение (деликт), но ни до­говором, ни деликтом не являются.

Содержание и виды обязательств

Обязательство — сложный юридический состав, правоотношение, сторона­ми которого являются кредитор и должник, а содержанием — права и обязанности сторон. Сторона, имеющая право требовать, называется кредитором (creditor), а сторона, обязанная выполнить требование кредитора, — должник (debitor).

Содержанием требования кредитора является его право на определенное пове­дение должника, которое может выражаться в каком-либо положи тельном или отрицательном действии.

Следовательно, предметом обязательства всегда явля­ется действие, имеющее юридическое значение и порождающее правовые по­следствия. Если действие не носит правового характера, то оно не порождает юридически значимого обязательства. Огромное многообразие хозяйственно­экономических действий римляне сгруппировали в три группы: dare — дать, praestare — предоставить и facere — сделать, которыми и определяется содер­жание обязательств.

В римском праве все обязательства делились на следующие виды:

1) по основанию возникновения:

- из договоров (квазидоговоров);

- из деликтов (квазиделиктов);

2) по праву, регулирующему обязательство:

- цивильные;

- преторские;

3) по предмету обязательства:

- делимые и неделимые;

- альтернативные и факультативные;

- разовые и постоянные.

Цивильные обязательства противопоставлялись натуральным. Данные обязательства возникали из сделок, признаваемых цивильным правом, и заклю­чались в том, что только в них усматривалось «oportere» (в переводе «следует» т.е. ius civile признавался сам факт, что обязательство следует выполнить).

Если в сделках не признавалось «oportere», то лицо могло быть вызвано в суд посредством преторского иска. В толковании преторских обязательств в су­де большое значение имел принцип справедливости и доброй воли.

Обязательства считаются делимыми, когда предмет их поддается делению без ущерба для его ценности. Так, например, обязательство уплатить 10 тыс. се­стерций делимо; обязательство предоставить сервитут, например, право проез­да, или право прохода, или право прогона скота, — неделимо. В случае смерти должника требование об исполнении неделимого обязательства могло быть предъявлено в полном объеме к любому из наследников должника; равным об­разом каждый из наследников кредитора по неделимому обязательству мог тре­бовать исполнения в целом впредь до исполнения обязательства.

Другими словами, если в одном и том же обязательстве оказались участ­вующими несколько кредиторов или несколько должников, то при неделимости предмета обязательства должники признавались солидарными должниками, а кредиторы — солидарными кредиторами, из которых каждый вправе предъ­явить требование в полном объеме.

Альтернативное — это обязательство, в котором должник обязан совер­шить одно из двух (или нескольких) действий, например, дать раба Стиха или раба Памфила. Оба раба, хотя и альтернативно, являются предметом обязатель­ства, но исполнению, передаче подлежит лишь один из них.

Если в сделке не предусмотрено, кому предоставляется право выбора, то право выбрать тот или иной предмет для исполнения принадлежит обязанному лицу Если при самом возникновении обязательства (ab initio) предоставление одного из предметов было невозможно, например, вследствие его гибели, то с самого начала обязательство считается простым, а не альтернативным. Если не­возможность исполнения одного предмета наступила впоследствии, притом без вины, то обязательство сосредоточивается на втором предмете.

Факультативное обязательство — это возможность уплаты другого предмета вместо обусловленного. В данном случае предмет обязательства толь­ко один, но должнику предоставляется льгота: вместо основного предмета, со­держащегося «в обязательстве» («in obligatione»), предложить другой, обуслов­ленный в договоре. Это, с одной стороны, ведет к тому, что при невозможности исполнения основного и единственного предмета обязательство не сосредото­чивается на втором, факультативном предмете. С другой стороны, право вос­пользоваться льготой по замене исполнения принадлежит лицу, обязанному произвести исполнение.

Допустим, что залогодержатель потерял предмет залога, который попал в руки третьего лица. Залогодержатель предъявляет к третьему лицу (владельцу) иск об истребовании предмета залога. Основное обязательство третьего лица — это возвратить предмет залога, но Еіавел предоставляет ему льготу — уплатить залоговому кредитору долг, обеспеченный залогом, вместо того, чтобы возвра­тить вещь.

Разовыми были обязательства, в которых исполнение по сделке выполня­лось один раз (одно действие, одна передача вещи).

Постоянные — это обязательства, по которым должник обязывался к по­стоянному исполнению (неисполнению) оговоренных действий.

7.3. Субъекты обязательств. Множественность лиц в обязательстве

Субъектами в обязательственном праве были кредитор и должник.

Обязательство, в понимании римских юристов, представлялось строго личным отношением между двумя или несколькими определенными лицами несмотря на имущественный характер содержания обязательства. Из этого принципиального взгляда было в практике сделано несколько выводов. Нельзя было вступать в обязательство через представителя. Не получали юридической силы договоры, по которым кредитор выговаривал нечто от должника в пользу третьего лица, не участвовавшего в заключении договора.

С развитием хозяйственных отношений эти строгости были смягчены, до­пускалась иногда замена лица, участвовавшего в обязательстве, другим лицом.

Замена лиц в обязательствах могла иметь ввиду как замену кредитора

(передача права требования), так и замену должника (перевод долга).

Передача права требования, т.е. замена кредитора в древнейшие времена осуществлялась посредством такой формы как новация. Новация заключалась в том, что с общего согласия кредитора, должника и того лица, которому кредитор желал передать свое право требования, это последнее заключало с должником договор того же содержания, которое было в первоначальном обязательстве.

Однако эта процедура новации, требовавшая согласия должника на заме­ну кредитора, не всегда была удобной кредиторам: должник мог не согласиться на замену кредитора. Поэтому возникла новая процедура передачи права требо­вания, которая получила название «цессия».

Цессия предполагала прямую уступку права требования без согласия должника. Должник лишь уведомлялся о происшедшей цессии и после этого был обязан платить долг новому кредитору. Это абстрактный договор.

Перевод долга (замена должника) происходил всегда лишь с участием кредитора и с его согласия, поскольку для кредитора было крайне важно, насколько новый должник кредитоспособен, внушает ли он доверие и т.д.

Перевод долга осуществлялся поэтому в форме новации, т.е.

заключения между кредитором и новым должником договора, имевшего целью прекращение обязательственных отношений между этим кредитором и старым должником.

В обязательстве имеется две стороны: кредитор и должник. Но они не обязательно должны быть представлены единственными лицами. Могло в од­ном обязательстве иметь место несколько кредиторов и несколько должников.

Несколько кредиторов или несколько должников могли занимать в обяза­тельстве не равное положение: один кредитор (или должник) был главным, а остальные кредиторы (или должники) были добавочными.

Несколько кредиторов или несколько должников в одном обязательстве могли иметь долевое право или долевую обязанность.

Но иногда обязательство с несколькими кредиторами или несколькими должниками могло строится на солидарной основе. Каждый из кредиторов имел право требовать исполнения всего обязательства, но уплатив одному кредитору, должники освобождались от обязательств в отношении других кредиторов. И наоборот, уплата долга одним из должников, в случае солидарного обязатель­ства, освобождала остальных должников от уплаты долга.

Разумеется, солидарные обязательства предполагали наличие ряда усло­вий солидарного участия, обусловленных договором, завещанием и т.д.

7.4. Исполнение и прекращение обязательств

Всякое обязательство — это временное правовое отношение. Нормальный способ его прекращения — исполнение (платеж). До исполнения должник определенным образом связан обязательством, в определенной мере ограничен в своей правовой свободе. Ограниченность, связанность должника прекращает­ся исполнением обязательства, освобождающим его от обязательства. Для этого необходимо соблюдение ряда требований.

1. Обязательство должно быть исполнено в интересах кредитора. Оно признается исполненным при условии, что исполнение принял сам кредитор. Для этого он должен быть способным к принятию исполнения, т.е. быть дее­способным. Исполнение обязательства в пользу других лиц без согласия на то кредитора не допускалось и не признавалось со всеми вытекающими из этого последствиями. Из общего правила существовал ряд исключений. Кредитор мог уступить свое право требования другим лицам по цессии. Если он был не­дееспособным или стал таковым, то исполнение принимал его законный

представитель (опекун, поверенный). Но и при добром здравии кредитор мог поручить третьему лицу принять исполнение по обязательству Наконец, после смерти кредитора исполнение обязательства вправе были принять его наслед­ники.

2. Исполняет обязательство должник. Для кредитора не всегда имела зна­чение его личность; обязательство могло быть использовано любым третьим лицом по поручению должника. При этом во всех случаях должно соблюдаться правило — должник должен быть способен к исполнению, распоряжению сво­им имуществом, т. е. дееспособным. В случае его недееспособности исполне­ние обязательства должен осуществлять законный представитель.

3. Место исполнения обязательства имеет важное практическое значение, так как обусловливает момент перехода права собственности на купленный то­вар, несение риска его случайной гибели во время транспортировки. В связи с этим место исполнения обязательства оговаривалось в договоре, в ином случае действовали общие правила. Если предметом обязательства была недвижи­мость, то местом его исполнения было место нахождения имущества. Если ме­сто исполнения определялось альтернативно, то право выбора места исполне­ния принадлежало должнику. В других случаях место исполнения определялось местом возможного предъявления иска из данного обязательства. Таким местом по общему правилу считались место жительства должника или Рим по принци­пу: «Roma commbnis nostra patria est» — «Рим наше общее Отечество».

4. Время исполнения обязательств, как правило, устанавливалось сторона­ми в договоре. Во внедоговорных обязательствах оно в большинстве случаев определялось законом. Когда срок платежа (исполнения) не указывался ни в до­говоре, ни в законе, действовало правило: «Во всех обязательствах, в которых срок не предусмотрен, долг возникает немедленно», а также «ubi pure quis stipulatus fuerit, et cessit et venit dies» — «если договор заключен без срока и усло­вия, то момент возникновения обязательства и срок исполнения совпадают».

Неисполнением обязательства признавалась просрочка исполнения обя­зательства.

Элементы просрочки:

1) наступление срока исполнения, ранее оговоренного сторонами;

2) напоминание со стороны кредитора (interpellation). Если в обязатель­стве указывался точный срок исполнения, то считалось, что он напоминал должнику об исполнении обязательства. В обязательствах, возникших в силу правонарушения, предполагалось, что должник всегда является просрочившим;

3) неисполнение обязательства, причем момент просрочки начинался от­считываться с момента неисполнения должником обязательства в надлежащее время без уважительных для этого причин, либо отказ от исполнения обязатель­ства без признанных законообоснованных причин. Просрочка могла наступить и со стороны кредитора, когда должник выражал готовность исполнить обяза­тельство, но кредитор отказывался или был неспособен принять это исполне­ние. В этом случае по ряду специальных договоров вина должника уменьша­лась, но он не освобождался от исполнения обязательства.

В римском праве ответственность за неисполнение обязательств имела две стороны:

1) личную ответственность, когда должник отдавал себя в зависимость (долговую кабалу);

2) материально-имущественную ответственность, когда должник за неис­полнение обязательства отдавал все свое личное имущество. При этом под дол­говое исполнение не подпадало отделенное или обособленное имущество чле­нов его семьи.

Прекращение обязательства помимо исполнения. Совершенно очевид­но, что в деловой жизни встречались случаи, когда обязательство могло прекра­тить свое действие помимо исполнения.

Новация — это договор, отменяющий действие ранее существовавшего обязательства и рождающий новое. Новация погашала действие ранее суще­ствовавшего обязательства при условии, что: а) новация заключалась именно с этой целью — погасить предыдущее обязательство; б) в нем имеется новый элемент в сравнении с первоначальным обязательством. Этот новый элемент мог выражаться в изменении основания (например, долг из займа превращался в долг из купли-продажи), содержания (вместо передачи вещи в наем она счи­талась переданной в ссуду) т.д. Если же менялись стороны в обязательстве, то это была уже уступка требования или перевод долга.

Зачет (compensatio). В хозяйственной жизни иногда складывалось так, что между одними и теми же субъектами возникало несколько обязательств и притом некоторые из них были встречными. При окончательных расчетах по таким обязательствам применялся взаимный зачет. Для применения зачета необходимо соблюдение установленных правил: а) требования встречные; б) действительные; в) однородные; г) «зрелые», т.е. по обоим наступал срок платежа; д) бесспорные.

По общему правилу смерть одной из сторон не прекращает обязатель­ства, поскольку на наследников переходят как права, так и долги. Однако в слу­чаях, где личность должника имеет особое значение (например, алиментные обязательства), смерть алиментообязанного или алиментоуполномоченного ли­ца прекращает обязательство. Долги, вытекающие из деликтов, также не пере­ходили по наследству. Однако, если в результате деликта наследники обогати­лись, обогащение подлежит изъятию, в состав наследства оно входить не должно, хотя за сам деликт наследники ответственности не несли.

Совпадение (confusio) должника и кредитора в одном лице. Такое ос­нование прекращения обязательства возникает чаще всего тогда, когда кредитор становится наследником должника или наоборот, то есть при правопреемстве.

Освобождение от долга (remissio debiti) (прощение долга). В Риме такой способ прекращения обязательств носил характер ритуальных действий, охва­тываемых понятием воображаемый платеж; один из них описывается Титом Ливием: по случаю священной весны верховный жрец освобождал народ от прегрешений вольных и невольных, завершая ритуал словами пусть народ будет отвязан и свободен.

Невозможность исполнения. Невозможность физическая и юридиче­ская. Физическая невозможность исполнения означает, как правило, случайную гибель предмета обязательства, являющегося индивидуальной вещью. Случай (casus) или непреодолимая сила — эго те независимые от воли субъектов обсто­ятельства, которые погашают обязательства. Невозможность юридическая, в римском праве означала, как правило, прекращение обязательства, когда произ­ведена передача вещи без необходимых на то юридических оснований.

7.5. Способы обеспечения обязательств

Обеспечение обязательств — это действия должника, направленные на обеспечение исполнения обязательства и установление гарантий удовлетворе­ния требований кредитора. В Древнем Риме в качестве гарантии выполнения обязательств служили залог, поручительство, личность должника.

Способы обеспечения обязательств:

1) задаток (агга) (залог) — денежная сумма или иная ценность, переда­ваемые одной стороной другой в момент заключения договора и обеспечиваю­щие надлежащее исполнение обязательства. В классическую эпоху задаток использовался в качестве подтверждения факта заключения договора (агга comfirmatoria). Задаток мог иметь и штрафной характер. Так, если договор нарушался лицом, давшим задаток, он оставался у получившего его лица, а если лицом, получившим задаток, то лицо было обязано вернуть двойную сумму за­датка;

2) неустойка (stipulatio роепае) — обязательство должника уплатить определенную денежную сумму или иную ценность в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства. Неустойка являлась дополнитель­ным и присоединяемым к главному обязательством. Если неустойка назнача­лась за неисполнение главного обязательства, кредитору предоставлялось право требовать или исполнения обязательства, или неустойку. Если же неустойка бы­ла назначена для обеспечения своевременного и надлежащего исполнения обя­зательства, то кредитор мог требовать одновременно и неустойку, и исполнение основного обязательства;

3) поручительство — обеспечение обязательства, когда третье лицо по­ручалось за должника и гарантировало надлежащее исполнение обязательства, принимая на себя его ответственность. Еіоручительство осуществлялось в фор­ме стипуляции. Личные гарантии обязательства устанавливались в форме adpromissio, т.е. дополнительной стипуляции третьего лица, заключаемой одно­временно с установлением основного обязательства. Еіредмет ответственности поручителя не мог превышать объем основного обязательства, а ответствен­ность наступала только по тому же (in eadem) или по более легкому основанию (in leviorem causam), но не по более обременительному (in duriorem) как в от­ношении размера предоставления, так и в отношении сроков и условий;

4) залог — вещное обеспечение требований кредитора, которое относи­лось к правам на чужие вещи. Залог совершался путем соглашения, когда кто- либо договаривался, чтобы его вещь была связана залогом в обеспечение како­го-либо обязательства.

В основании залога лежала ответственность должника по обязательству (obligatio), которая скреплялась вещным обеспечением и «ответственностью вещи» (res obligata). В залоге требования кредитора удовлетворялись независи­мо от того, продолжала ли заложенная вещь оставаться в имуществе должника или была отчуждена им.

7.6. Основания возникновения обязательств

Выделяются два основания возникновения обязательств:

1) договорные обязательства возникали из договора (контракта), т.е. зако­нодательно признанного и одобренного соглашения между сторонами, заклю­ченного по доброй воле (bonafidae);

2) деликтные обязательства возникали вследствие деликта (правонаруше­ния), т.е. незаконного акта, повлекшего за собой возникновение обязательства.

С течением времени было замечено, что существуют и защищаются как обязательства соглашения и деликты по основаниям, которые не были ранее юридически закреплены. В Дигестах появляется следующая фраза: «Обязатель­ства возникают либо из договора, либо из правонарушения, либо своеобразным образом из различных видов оснований» (D. 44. 7. 1). Так возникли еще две ка­тегории:

1) как бы договорные обязательства (quasi ex contractu из квазидоговоров) возникали в случае заключения контракта, который не существовал ранее и не подпадал по содержанию ни под один известный договор. В этом случае при­меняли договор, который был наиболее похожим на заключенный, и обязатель­ство считалось «как бы договорным»;

2) как бы деликтные обязательства (quasi ex delicto — из квазиделиктов) были аналогичны как бы договорным обязательствам и возникали вследствие непредусмотренных и не подпадавших ни под один вид деликтов (правонару­шений).

Как бы договорные обязательства и как бы деликтные обязательства названы так впервые в Институциях Юстиниана, окончательно утвердив деле­ние обязательств на четыре вида: «возникают из договора или как бы из догово­ра, из деликта или как бы из деликта».

7.7. Понятие и виды контрактов (договоров)

Под договором (contractus — контракт) понимается наиболее важный ис­точник обязательства и наиболее распространенный. Слово «договор» происхо­дит от глагола contra-here или con-traho, что означает буквально «стягивать». Существуют и синонимы: obligare, adstringere. Договор есть обязательство, воз­никающее в силу соглашения сторон и пользующееся исковой защитой. От кон­тракта следует отличать так называемый пакт (pactum) — соглашение, лишен­ное исковой защиты. Иногда оба эти понятия объединялись более общим термином «соглашение». Вначале сила римского договора основывалась на его торжественной обрядности. Позднее Цицерон сказал о силе договора: «Основа права — это верность, т.е. твердое и правдивое соблюдение слова и договора».

Договоры бывают односторонними, двусторонними и многосторонними. К односторонним относится договор займа. Здесь обязанной стороной является заемщик, а права находятся на стороне заимодателя. При двусторонних догово­рах, каждая из сторон имеет и право требовать и обязана исполнить, т. е. каждая из них является одновременно и кредитором и должником. Пример — договор купли-продажи. Такие договоры именуют синаллагматическими (от гр. — об­мен, меновое соглашение). Помимо купли-продажи сюда можно отнести и наем вещи. Встречаются и трехсторонние договоры, например, договор морской пе­ревозки, в котором участвуют три стороны: грузоотправитель, перевозчик и гру­зополучатель. К многосторонним договорам относится товарищество.

Для того чтобы договор считался действительным, он должен отвечать ряду условий. Во-первых, должно быть наличие соглашения договаривающихся сторон о содержании договора. Такое соглашение не может противоречить так называемым добрым нравам (boni mores). И во-вторых, содержание договора должно быть физически возможным. Римские юристы приводили такие приме­ры невозможности исполнения: некто обязался тронуть небо пальцем, некто обязался продать гиппоцентавра (фантастическое существо с лицом человека и туловищем лошади).

В римском праве существовало понятие договоров строгого права — negotia strictiiuris. В древнереспубликанском праве были проникнуты форма­лизмом не только процедура заключения договора, но также толкование его со­держания и его применения. Многие ученые пишут о культе буквы закона или договора. С течением времени с древним культом слова «quod dictum est» («что сказано») было покончено. Стали вникать в смысл закона, исходить из того, «что было сделано» — «quod actum est». С этого времени стали считать самым важным истинные намерения действовавших лиц. Начинают отходить от фор­мального толкования содержания договора по его буквальному содержанию. Стали говорить, что договор истолковывается «по доброй совести». Поэтому договоры, допускавшие такое толкование, стали именовать negotia bonae fidei, а вытекавшие из них иски — actiones bonae fidei. К последним стали относить более новые категории договоров, кроме займа (mutuum), реальные и консенсу­альные договоры.

Виды договоров. Договоры в римском праве делились на контракты и пакты.

Контракты — договоры, признанные цивильным правом и снабженные исковой защитой.

Контракты делились на четыре группы (вида): вербальные, реальные, литтеральные и консенсуальные.

Вербальные контракты — договоры, приобретающие юридическую си­лу с произнесением определенных слов. Вопросы и ответы на них должны бы­ли совпадать. В присутствии 5 свидетелей 1 спрашивал другого «даешь 1000 систерциев?», ответ «Даю» — тот же глагол. Эти договоры пришли на смену формальным договорам (например, манципации) с развитием в Риме товарно- денежных отношений. От прежних формальных договоров эта форма сохранила лишь ритуальные выражения.

Реальные контракты появились с активизацией деятельности хозяй­ственных предприятий, когда словесные договоры исчерпали себя. Для своей действительности реальные контракты требовали простой передачи вещи и ис­ключали ритуальные выражения.

Литеральные контракты возникли вслед за реальными договорами. Обязывающая сила этих договоров состояла в составлении письменного доку­мента по достигнутому соглашению между сторонами.

Консенсуальные контракты — последний вид контрактов. Они были основаны на достижении волеизъявления сторон. То есть заключенными счита­лись с момента достижения соглашения между сторонами.

Число контрактов, входящих в каждую из перечисленных групп, было по­стоянным и не могло быть расширено. Ввиду этого новые контракты, появив­шиеся после того, как сложилась система из вышеназванных видов, образовали группу так называемых безыменных контрактов (contractus innominati).

Кроме формальных сделок общественные отношения в Риме регулирова­лись с помощью неформальных соглашений — так называемых пактов. Пакты (pacta) — неформальные соглашения, по общему правилу не пользовавшиеся исковой защитой. Со временем некоторые из пактов получили исковую защиту.

Договоры являлись двусторонними сделками. Вместе с тем в зависимости от того, на кого они накладывали обязанности: на одну или две стороны, они делились на односторонние и двусторонние. Например, договор займа являлся односторонним, так как обязанности по нему нес лишь заемщик. В отличие от него договор найма двухсторонний, ибо обязанности возлагаются не только на нанимателя, но и на наймодателя. Наниматель должен своевременно вносить наемную плату и по окончании договора вернуть вещь, а наймодатель обязан предоставить вещь нанимателю.

Двухсторонние договоры, в свою очередь, отличались друг от друга. Это отличие касалось равноценности обязанностей для сторон. В одних договорах участники несли равноценные обязанности. Так, по договору купли-продажи обязанности продавца передать вещь соответствовала обязанность покупателя уплатить покупную цену. Эти обязанности равнозначны. Такие договоры, где имели место равнозначные, встречные обязанности, назывались синаллагмати­ческими. В других договорах основной обязанности одной из сторон соответ­ствовала второстепенная обязанность другой стороны (второстепенная в том смысле, что она могла возникнуть не всегда).

Например, в договоре ссуды ссудополучатель несет обязанность вернуть взятую в ссуду вещь. Ссудодатель несет обязанность лишь тогда, когда пере­данная вещь по его вине причиняет вред имуществу ссудополучателя. Напри­мер, ссудополучателю передано больное животное, которое заражает животных ссудополучателя. Последний вынужден нести затраты, связанные с лечением больных животных. Ввиду этого ссудодатель вынужден возместить все затраты, связанные с лечением животных.

В римском праве различали также договоры строгого права и договоры, основанные на доброй совести. Договоры строго права — те, в которых отда­вался приоритет внешнему выражению договора, т.е. буквальному тексту.

Отсюда, сторона не могла вложить в договор содержание, отличающееся от буквального текста закона.

Условия договора

Для возникновения обязательства при заключении договора требовалось наличие нескольких условий, без которых договор не мог существовать. Эти условия назывались существенными или необходимыми. К таким условиям от­носились:

1) согласие сторон и выражение воли;

2) наличие предмета договора;

3) основание (цель) договора;

4) способность субъектов заключить договор.

Волеизъявление сторон договора. Договор должен был основываться на согласованном волеизъявлении сторон. В древнем праве (ius civile) считалось, что согласие лица на сделку, если такое согласие выражено официальным мето­дом, является подтверждением действительной воли лица заключить соглаше­ние. Для гражданского права не было важно, что подразумевает лицо, соглаша­ясь на сделку, и действительно ли согласно на нее. Если волеизъявление было осуществлено, этого было достаточно для того, чтобы считать, что заключение соглашения есть настоящее желание стороны.

Противоречие между словами и намерением сторон возникло в период развития преторского права и договоров «доброй воли». Для того чтобы договор был правомочен, было необходимо, чтобы стороны знали, для чего и о чем он заключается. Однако теория воли хотя и признавалась, но была второстепенной вплоть до постклассического периода. Заинтересованность в выяснении вопро­са, что же на самом деле имела в виду сторона, заключая договор, возникала, только когда волеизъявление было неясным.

Значимость воли окончательно утвердилась в эпоху Юстиниана. В этот период стало приниматься во внимание не столько то, что было заявлено сторо­нами, сколько то, что ими подразумевалось.

Обман (dolus). Обман при заключении контракта состоял в том, что одна сторона намеренно склоняла вторую к заключению договора, который был для нее убыточным. При обмане речь шла не о расхождении между выражением во­ли и действительной волей лица. В приведенном определении обмана следует обратить внимание на слово «намеренный». Лицо, провоцировавшее контраген­та заключить невыгодный контракт, не ошибалось в выражении своей воли, по­скольку именно обман и был волей этой стороны.

Термин «dolus» обозначал как обман, недобросовестность, так и умысел. Злой умысел назывался dolus malus.

В период строгого права (stricti iuris) правильная ритуальная форма воле­изъявления признавалась более важной, чем действительные намерения сторон. В связи с этим не было важно, что одна из сторон обманывает другую. Догово­ры, заключенные под влиянием обмана, все же признавались устанавливающи­ми обязательство. Противоречие dolus договорам «доброй воли» вызвало введе­ние преторами эдиктов, защищающих обманутые стороны.

Иск, предъявляемый к стороне, склонившей к заключению договора пу­тем обмана, был введен преторским эдиктом во времена правления Цицерона. Этот иск применялся лицами, подвергшимися обману (истец) со стороны контрагента по сделке (ответчик), в следующих случаях:

- если не могло быть применено иное средство защиты;

- иск применялся в течение одного года со дня заключения сделки под воздействием обмана;

- до предоставления иска требовалась оценка обстоятельств каждого кон­кретного дела.

По результатам рассмотрения дела и в случае определения вины ответчи­ка он присуждался к восстановлению первоначального положения (арбитраж­ный иск).

В противном случае ответчик призывался к возмещению ущерба обману­того лица и объявлялся обесчещенным (infamnia).

Интересно заметить, что если обманутым оказывалось лицо, принадле­жавшее к низшему классу римского общества, а обманщиком являлось высоко­поставленное лицо, то благородное лицо не осуждалось по общим принципам. Против такого лица предъявляялся особый иск, хотя и основанный на обстоя­тельствах дела, но защищавший привилегированное положение знати хотя бы уже тем, что соответствующие выражения (обман, недобросовестность и др.) специально смягчались в процессе судебной тяжбы.

Заблуждение, ошибка. Заблуждение (error) — это ошибочное представле­ние о каком-либо факте при заключении контракта независимо от воли контр­агента. Заблуждение (ошибка) отличается от обмана тем, что вторая сторона не воздействует на заблуждающуюся с целью склонить к невыгодной сделке. Обя­зательство, возникшее из контракта, совершенного с заблуждением, считалось недействительным.

Заблуждение не могло происходить из крайней небрежности одной из сторон, связанной с тем, что она по своей вине не вникла в сделку, несмотря на то, что все факты были ей сообщены. Заблуждение могло происходить только из незнания фактов (error facti), существенных для заключения контракта.

Так же, как и заблуждение вследствие крайней небрежности, не признава­лась ошибка вследствие незнания правового предписания (error iuris). Счита­лось, что римские граждане не могли ошибаться относительно предписаний права, априори полагалось, что все граждане юридически подкованы: «Iuris quidem ignorantiam cuique посеге» — «любому вредит незнание права». Со­слаться на error iuris могли только женщины, воины, несовершеннолетние лица и некоторые неграмотные лица, но только в виде исключения.

При заключении сделки могли возникнуть следующие заблуждения:

- ошибка в сущности и характере сделки (error in negotio). Если одна сто­рона думала, что продает вещь, а другая полагала, что ее дарят, то возникало за­блуждение в характере сделки. Воля сторон по поводу характера сделки должна быть одинаковой, следовательно, в таком случае воля заключить договор была мнимой, и сделка признавалась недействительной;

- ошибка в предмете сделки (error in re, error in corpore) ведет к ее недей­ствительности: «Когда есть разногласие в отношении самого предмета, то про­дажа, очевидно, недействительна». Как и при ошибке в сущности сделки, проблема заключается в необходимости согласованной воли сторон заключить сделку, и если нет соглашения о таком существенном условии, как объект, то сделка не может создавать обязательство. Если же, например, ошиблись в названии предмета, но не в самом предмете, сделка признавалась действитель­ной: «Ошибочное описание предмета не вредит»;

- ошибка о сущности предмета (error substantial) — это заблуждение о ма­териале, из которого сделан предмет. Например, сторона считала, что куплено золотое украшение, а оказалось, что оно только позолочено. По поводу таких ошибок существовали различные мнения. Некоторые римские юристы полага­ли, что покупается вещь, а не материал ее. Другие возражали, что материал имеет большое значение при покупке, поэтому материал предмета является су­щественным условием договора и ошибка по поводу сущности предмета долж­на приводить к недействительности сделки. Известны прямо противоположные высказывания таких римских юристов, как Марцелл и Ульпиан, первый из ко­торых подчеркивал незначительность материала, а второй, напротив, говорил о значении его. Постепенно мнение о значимости материала возобладало и error substantia стали признаваться правом;

- ошибка в личности контрагента (error in persona) Ошибка в личности стороны, с которой заключалась сделка, чаще всего происходила в актах наслед­ственного и брачного права, а также сделках, в которых возникновение обяза­тельства связывалось с конкретным лицом (например, договор товарищества).

Симуляция. Симуляция (simulatio) — это согласное утверждение сторон о заключении сделки, в то время как в действительности стороны не заинтересо­ваны в исполнении сделки, а хотят достигнуть какой-либо другой правовой или неправовой цели. Симуляция могла быть:

- абсолютная, при которой стороны не хотели заключать договор, но им было необходимо, чтобы у третьего лица возникло впечатление, что договор за­ключен. Если третья сторона понесла убытки вследствие такой симуляции, то она считалась правонарушающей и признавалась деликтом. В связи с этим при абсолютной симуляции у сторон могла возникнуть солидарная ответственность по возмещению ущерба третьей стороне;

- относительная, при которой стороны заключали один договор, хотя же­лали заключить совсем другой. Правовые отношения между сторонами все же возникали, если договор был формально заключен правильно.

Особым видом симуляции было знание, которое стороны не могли или не хотели применять при заключении сделки (reservatio mentalis). Стороны созна­тельно заключали договор по согласованному волеизъявлению, хотя желания заключить его у них не было, но они не могли заявить об этом, потому что обя­заны были хранить профессиональную тайну.

Насилие и угрозы. Насилие (vis) — это противоправное действие одной стороны сделки по отношению ко второй стороне с целью принудить ее к

заключению договора. Такой договор не был выгоден контрагенту и заключался только из-за применения насилия.

Первоначально под насилием понималось применение грубой физической силы по отношению к лицу. Лицо, которое хотели заставить заключить договор, контрагент мог запереть в доме (in domo inclusit), связать цепями (ferro vinxit), посадить в темницу (in carcerem deduxit).

С течением времени под насилием стал пониматься «mentis trepidatio, metus instantis velfuturipericuli causa» — «душевный трепет из-за страха перед настоящей или будущей опасностью». Насилие могло быть:

- публичным (vis publica);

- частным (vis privata);

- абсолютным (vis absoluta), если принуждаемая сторона могла опасаться за свою жизнь в случае, если бы отказалась от сделки.

Если выяснялось, что сделка заключена с применением насилия, то она не считалась правоустанавливающей, а сторона, применившая его, подвергалась наказанию. Однако, как ни странно, насилие не считалось приводящим к бесчес тию по отношению к римским магистратам, даже если становилось известно, что насилием и запугиванием они вымогали у населения деньги.

Угроза (metus) — это противоправное устрашение с целью склонить лицо к заключению сделки, на которую оно не хочет соглашаться. Термин «metus» в буквальном переводе означает «страх, устрашение».

Угроза не была расхождением между выражением волеизъявления лица и внутренней его волей, потому что лицо действительно хотело заключить сделку, дабы избежать действия, которым ему угрожают. Угроза признавалась противо­законной, если действия, которыми эта угроза осуществлялась, или действия, которыми угрожали, являлись противоправными: «Propter trepidationem mentis causa instantis velfuturi periculi» — «Ввиду обеспокоенности по поводу настоя­щих или предстоящих опасностей» (D. 4. 2. 1).

Сделка, совершенная под воздействием угрозы, не становилась недей­ствительной автоматически, но претор предоставлял «восстановление в перво­начальном положении» (restitutio in integrum), а также иск actio metus causa. С помощью этого иска лицо, заключившее сделку под угрозой, могло требовать возмещения ущерба в четырехкратном размере в течение одного года с момента заключения договора, если восстановления в первоначальном положении не произошло. В течение последующего года возмещение давалось только в одно­кратном размере. Возможно было и возражение со стороны ответчика истцу в случае, если ответчик оказывался потерпевшей стороной: exceptio metus.

Предмет договора. Предмет договора — это тот объект, по поводу кото­рого он заключен. В связи с тем, что договоры являлись одним из видов обяза­тельств, их предметом могли быть любые вещи, которые могли быть предметом обязательства: вещи родовые и индивидуально-определенные, материальные и нематериальные; а также особый объект обязательства — деньги и проценты.

Действие, составляющее предмет договора, должно быть определенным (например, предоставить деньги в такой-то сумме). Содержание обязанности должно быть определено в договоре. Однако в договоре могло иметь место

альтернативное обязательство, те. связанное с выбором (например, должник должен предоставить или вещь, или определенную сумму денег).

Действие должно быть возможным. Римские юристы считали, что нет до­говора и нет обязательства, если предмет невозможен. Невозможность могла быть физической (продажа несуществующей вещи); юридической (продажа ве­щи, изъятой из оборота); моральной, т.е. противоречащей требованиям морали или религии (обязательство продать похищенное).

Могло иметь место, когда невозможность действия наступала после за­ключения договора (например, вещь уничтожалась в результате последовавшего после заключения договора пожара). В данном случае действительность обяза­тельства зависела от того, нес ли должник ответственность за наступление об­стоятельства, которое привело к невозможности исполнения. Это определялось либо законом, либо договором.

Действие должно быть законным. Договор не должен иметь своим пред­метом действия, нарушающие нормы права. Так, недействительно соглашение о ростовщических процентах.

Цель договора. Основанием (целью) договора является субъективный мотив или материальный интерес, побуждающий стороны брать на себя те или иные обязанности. Римляне, имея в виду это условие, говорили о ближайшей цели (cause). Цель должна быть законной, т.е. не противоречить закону. Если causa противоправна, то она не порождала договора. Равным образом, цель не должна быть аморальной. Римское право исходило из того, что соглашение, ос­нованное на такой цели, не должно соблюдаться.

В римском праве имели место договоры, в которых не просматривалась лежащая в основе кауза. Это, однако, не делало такие договоры ничтожными. Такие договоры назывались абстрактными. Их примером служит стипуляция, цессия.

Способность субъектов заключить договор. Способность субъектов всту­пать в договорные отношения определялась правоспособностью и дееспособ­ностью субъектов обязательственных отношений.

Заключение договора. Как было сказано выше, договор (contratus) про­исходит от латинского глагола contrahere, буквально означающего стягивать, т.е. сводить в одну волю сторон. Это совмещение воли сторон приводит к заключе­нию договора. Процесс такого совмещения воли сторон или, другими словами, заключение договора представляет собой довольно сложный набор определен­ных юридических действий. Начинается он с объявления стороны, желающей заключить определенный договор, о своем намерении вступить в обязатель­ственно-правовые отношения с другим лицом для достижения какой-то цели. Такое предложение называлось оферта (propositio).

Оферта могла быть выражена в любой форме и любым способом, лишь бы она была доведена до определенного или неопределенного круга лиц и пра­вильно ими воспринята. Каждый договор или группа договоров имели свою оферту. Сама по себе оферта договора не порождала.

Для возникновения договора требовалось, чтобы оферта была принята за­интересованной стороной (акцептирована). Принятие предложения заключить

договор называлось акцептом. В консенсуальных договорах акцептирование оферты и было достижением соглашения, те. заключением договора. В осталь­ных видах договоров кроме акцептирования оферты для заключения требова­лось выполнение определенных формальностей (соблюдение формы, передача вещи и т.п.). По моменту их выполнения определялось время перехода права собственности на вещь от отчуждателя к приобретателю, переход риска случай­ной гибели вещи, наступления других юридических последствий.

Для заключения договора требовалось личное присутствие сторон, по­скольку обязательство трактовалось как строго личное отношение между опре­деленными лицами. Юридические последствия, вытекающие из обязательства, распространялись только на лиц, принимавших участие в его установлении. Поэтому первоначально не допускалось установление обязательства через представителя.

Такое ограниченное представление о характере обязательства соответ­ствовало натуральному хозяйству, когда меновые отношения были в зачаточном состоянии. С развитием оборота постепенно появляется практика заключения договоров через представителя.

7.8. Понятие и виды пактов

Пакт (как и contractus) есть соглашение, притом соглашение неформаль­ное. Однако в отличие от контракта пакт, как правило, есть соглашение, не пользующееся исковой защитой. В преторском эдикте, правда, было сказано: «pacia conventa servabo», т.е. я буду признавать, сохранять заключенные пакты (откуда ведет происхождение афоризм: pacta sunt servanda — соглашения надо соблюдать, не нарушать, D. 2.14.7.7). Однако признание пактов со стороны пре­тора выражалось, как правило, не в предоставлении иска, а только в обеспече­нии возможности сослаться на pactum в порядке возражения (так называемая exceptio pacti).

С течением времени все же некоторые категории пактов в виде исключе­ния получили и исковую защиту. Признание пактов было вызвано тем, что по мере развития торговли и промышленности в рабовладельческом обществе в повседневную практику вошло множество неформальных соглашений, не под­ходящих ни под один из установленных типов контрактов. Оставить новые ви­ды неформальных соглашений без исковой защиты в некоторых случаях было нельзя, так как это не соответствовало бы требованиям развивавшегося оборота и подрывало бы устойчивость деловых связей.

Так возникли две категории пактов: 1) pacta nuda, «голые» пакты, т.е. не снабженные («не одетые») иском, и 2) Pacta vestita, пакты «одетые», снабжен­ные иском. Последние в свою очередь делятся на: a) pacta adiecta — пакты, при­соединение к договору, защищаемому иском; б) pacta praetoria — акты, полу­чившие защиту от претора, и в) pacta legitima — акты, получившие исковую защиту от императоров, в императорском законодательстве.

7.9. Деликтные обязательства

Деликтные обязательства — обязательства, которые возникали из право­нарушения (деликта), а не из договора.

Деликт (delictum) в римском праве — причинение вреда вследствие пря­мого или косвенного нарушения прав с возникновением обязанности возме­стить вред.

В отличие от договорных в деликтных обязательствах правопреемство в отношении должника не допускалось, ответственность возлагалась также и на недееспособных, причем на каждого должника в полном объеме.

В римском праве различали:

1) публичные деликты, которые влекли за собой нарушение интересов государства в целом;

2) частные деликты, которые влекли за собой нарушение прав и интересов частных лиц, а также содержали следующие обязательные элементы деликта:

а) причинение незаконным действием одного лица другому объективного

вреда;

б) наличие у совершившего деликт лица вины;

в) наличие формального признака, т.е. признание законом совершенного правонарушения деликтом и установление правовых последствий за его совер­шение.

Виды частных деликтов:

1) личная обида (iniuria), т.е. умышленное и противоправное нанесение одним лицом другому обиды, которая могла быть выражена либо в форме физи­ческого действия, либо словом. Личной обидой причинялся не имущественный, а либо физический, либо моральный вред. Ответственность за нанесение обиды первоначально устанавливалась в виде строго фиксированной суммы штрафа, которую судья не мог изменить, а позднее — в виде штрафа, который судья при назначении наказания мог определять сам;

2) корыстное посягательство на чужую вещь (furtum) — кража, под кото­рой понималось любое умышленное действие, направленное на присвоение чу­жого имущества. В римском праве к краже относили собственно саму кражу, присвоение, растрату, противоправное владение или пользование чужим иму­ществом. Ответственность за кражу могла наступить в случае предъявления ли­бо виндикационного иска, либо иска о возврате похищенного;

3) повреждение или уничтожение чужого имущества (damnum iniuria datum), ответственность за которые устанавливалась законом Аквилия (III в. до н.э.).

Так, согласно этому закону в случае убийства чужого раба или животного виновный должен был уплатить за него высшую цену, какую они имели на про­тяжении предшествующего года, а в случае повреждения раба, животного или иной вещи — высшую цену, какую они имели на протяжении последнего месяца.

Ответственность за повреждение или уничтожение чужого имущества наступала за любую вину как в случае физического причинения вреда, так и в

иных случаях.

При совершении этого деликта несколькими лицами наступала солидар­ная ответственность.

Уже в XII таблицах названы следующие виды деликтов:

- посягательство на личность;

- воровство;

- повреждение или уничтожение чужих вещей.

7.10. Ответственность за неисполнение обязательств

В древнейшее время неисполнение договора каралось жестокими мерами, направленными против личности должника: продажа в рабство, удержание в темнице, убийство (Табл. III, 6. «В третий базарный день пусть разрубят долж­ника на части. Если отсекут больше или меньше, то пусть это не будет вменено в вину»). Равным образом и в случае правонарушения предусматривается право мести либо твердо установленный штраф (Табл. VIII. 2. «Если причинит члено­вредительство и не помирится с потерпевшим, то пусть и ему самому будет причинено то же самое. 3. Если рукой или палкой переломит кость свободному человеку, пусть заплатит штраф в 300 ассов, если рабу — 150 ассов»). Таким образом, вряд ли есть основания говорить об институте гражданско-правовой ответственности в архаический период римского права.

В классическую эпоху складывается представление об ответственности в виде возмещения убытков, то есть стоимости того, что кредитор потерял из-за неисправности должника: «Если окажется, что А.А. отдал на сохранение Н.Н. серебряный стол, который злоумышленно Н.Н. не возвратил А.А., то ты, судья, присуди Н.Н. к уплате в пользу А.А. столько денег, сколько эта вещь стоит».

Возмещение убытков постепенно заменяет уплату штрафа (тем более месть) и тогда, когда вред причиняется правонарушением. Следовательно, воз­никают черты имущественной ответственности, то есть направленной на иму­щество должника и выражающейся в обязанности возместить причиненные убытки.

При определении объема такой ответственности, то есть размера подле­жащего выплате убытка, классическое право уже исходило не только из номи­нальной стоимости утраченной вещи (стоимости предмета обязательства, во­обще), а из той суммарной потери, которую нес кредитор ввиду неисполнения должником обязательства; иными словами, учитывался не только реальный ущерб, но упущенная выгода.

Таким образом, объем подлежащего выплате убытка складывался из ре­ального ущерба и упущенной выгоды. Реальный ущерб определялся как утрата либо порча того, что существовало на момент возникновения обязательства; упущенная выгода — потеря прибыли, интереса ввиду неисполнения обязатель­ства. Это положение иллюстрирует следующий фрагмент из Институций Гая: «Да и притом не только тело убитого оценивается..., но если, например, кто убь­ет раба и собственник понесет убыток, превышающий стоимость самого раба, то и это берется во внимание; убили, например, моего раба, назначенного кем- то наследником, прежде чем он по моему приказанию вступил торжественно во владение наследством. В этом случае берется во внимание не только стоимость его самого, но и потерянного наследства».

Ответственность возлагалась на должника только тогда, когда его поведе­ние (при исполнении договора, в случае причинения вреда) содержало признаки вины: «Незаконно убивающим (чужого раба) считается тот, по умыслу или по вине которого совершено убийство, и нет никакого другого закона, по которому можно бы взыскать: штраф за убыток, причиненный не противозаконным обра­зом; вследствие этого не подвергается наказанию тот, кто причинил вред как- нибудь; случайно, без всякой вины и умысла».

Признавалось, что нет вины (culpa), когда «лицо соблюдало все, что нуж­но»; следовательно, под виной в римском праве понималось несоблюдение чело­веком такого поведения, которое требуется правом при данных обстоятельствах.

Вина в общем значении распадалась на умысел (dolus malus) и неосто­рожность, небрежность (culpa). Умысел характеризует такое поведение лица, когда он осознает отрицательные последствия своих действий и желает наступ­ления именно таких последствий. Небрежность (или вина в узком значении) имеет место тогда, когда лицо не предвидит наступления неблагоприятных по­следствий своих действий, но как разумный человек должен был бы их предви­деть: «Если садовник уронит с дерева сук или работающий на подмостках убьет проходящего человека, уронив что-либо, то он отвечает, если уронит в обще­ственное место, не крикнув предварительно, чтобы проходящий мог избегнуть несчастного случая. Но Муций говорит даже, что если это случилось в частном месте, то можно предъявить иск на основании вины: вина имеет место тогда, когда не было предусмотрено то, что могло быть предусмотрено заботливым человеком, или когда что-либо, было объявлено лишь тогда, когда уже нельзя было избегнуть опасности».

Право различало степени вины в узком значении (то есть небрежности), рассматривая в качестве оснований ответственности грубую небрежность (culpa lata) и легкую небрежность (culpa levis). Грубая небрежность проявлялась в не­понимании того, что понятно всем и каждому, иными словами, в непринятии тех мер предосторожности, которые очевидны для всякого нормального челове­ка. Легкая небрежность характеризовалась несоблюдением повышенной меры заботливости. Абстрактным критерием такой меры служило поведение в подоб­ной ситуации доброго, рачительного хозяина, заботливого домовладыки. Кон­кретным критерием этой меры служила та степень заботливости, которую ви­новный проявляет в своих собственных делах.

Контрольные вопросы:

1. Что такое контракт?

2. Раскройте понятие пакт.

3. Раскройте сущность вербальных, литеральных, реальных контрактов.

4. Охарактеризуйте виды реальных контрактов: заем, ссуда, поклажа, заклад.

5. Что такое безыменные контракты?

6. Дайте определение консенсуальный контракт?

7. Охарактеризуйте договоры купли-продажи, найма, поручения, товари­щества.

8. Охарактеризуйте обязательства из деликтов.

<< | >>
Источник: Долотова Е.А.. право: учебно-методический комплекс для студентов юридического факультета/ Долотова Е.А. — 2-е изд.. пересмотр. — Казань: Юниверсум,2014. — 136 с.. 2014

Еще по теме Тема 7. Обязательственное право:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -