<<
>>

Введение

Актуальность темы исследования. Современное российское общество, по оценкам обществоведов и политологов, находится на этапе переходного периода. С точки зрения исторического опыта такие периоды во всех смыслах чрезвычайно сложны и противоречивы.

Право, пронизывая современное общество во всеобъемлющем масштабе, во-первых, зеркально отражает эти сложности и противоречия и, во-вторых, будучи относительно обособленным явлением, воздействует на общественные отношения, в том числе в направлении сглаживания этих противоречий и решения проблем. Право общества и государства переходного периода всегда подвижно, реформируемо, нестабильно. Одной из отличительных черт современного развития права является чрезвычайно важная роль правовой процедуры в целом и судебного процесса – в частности. Это – убедительное свидетельство достигнутого обществом понимания значимости процедурных форм осуществления охранительного свойства права.

Регулирование судебных, а равно несудебных процедур за последнюю сотню лет не привлекало еще столько внимания и усилий в доктрине и в законодательстве, сколь наблюдается это в последние два десятилетия. Множественность существующих сейчас процедур неоднородна, поэтому очень остро стоит проблема их разграничения, расчленения, т.е. дифференциации, а равно достижения возможного единообразия, т.е. унификации.

Дифференциация и унификация как тенденции в развитии права в целом, и гражданского процессуального права, в частности, относятся к числу доминирующих и потому весьма значимых тенденций. Вместе с тем, в каждой отрасли права эти тенденции проявляются специфически, т.е. с учетом особенностей предмета данной отрасли. Исследования такой направленности были проведены и проводятся в ряде отраслевых наук. Не менее важно рассмотреть проявления дифференциации, ее границы, взаимодействие с унификацией, а также соотношение с целями гражданского судопроизводства и в сфере гражданского процессуального права и гражданского судопроизводства.

Все это определяет актуальность темы настоящего диссертационного исследования.

Степень разработанности темы исследования. Вопросы дифференциации были предметом исследования во многих отраслевых науках, особенно в области трудового права (С.Л. Рабинович-Захарин, В.Н. Толкунова, В.И. Никитинский, Ю.П. Орловский, Г.С. Скачкова и др.), уголовного права (Л.Л. Кругликов, А.В. Василевский, Т.Г. Понятовская и др.), уголовного судопроизводства (М.Л. Якуб, М.С. Строгович, С.С. Цыганенко и др.). Обратили свое внимание на дифференциацию как тенденцию развития в праве и в общей теории права (С.В. Поленина, Е.Г. Лукьянова).

В науке гражданского процессуального права также есть исследования, касающиеся дифференциации, хотя сам термин «дифференциация» в них и не употреблен. Наиболее общие вопросы применительно к системе гражданского процессуального права и системе ГПК рассматривали М.Х. Хутыз и В.М. Шерстюк. Более узкие вопросы – деления гражданского процесса на виды производств анализировали: М.Г. Авдюков, Т.Е. Абова, А.Т. Боннер, А.А. Добровольский, С.К. Загайнова, Р.Ф. Каллистратова, А.А. Мельников, С.В. Никитин, Е.И. Носырева, Г.Л. Осокина, Ю.А. Попова, И.А. Приходько, Т.В. Сахнова, Л.В. Туманова, М.К. Треушников, В.Ф. Тараненко, Д.М. Чечот, М.С. Шакарян, В.В. Ярков и многие другие ученые процессуалисты. Свой вклад в исследование дифференциации применительно к гражданскому судопроизводству вольно или невольно внесли все те ученые, которые определяли место арбитражного процесса и норм, его регулирующих, в системе права: Д.А. Фурсов, В.М. Жуйков, М.И. Клеандров, М.З. Шварц и другие.

Вне всякого сомнения, имеют непосредственное отношение к исследованию проблем дифференциации в сфере гражданского судопроизводства все те современные исследования, что посвящены специализации (Н.А. Рассахатская, Ю.В. Ефимова), профессионализации (Л.А. Прокудина), оптимизации (Е.А. Царегородцева) гражданского судопроизводства.

Однако специальных целостных теоретических монографических исследований вопросов дифференциации и унификации в гражданском судопроизводстве не проводилось.

Цели и задачи исследования. Проведенное исследование имеет своей целью установление конкретных форм многообразного проявления тенденции дифференциации в развитии гражданского судопроизводства. Это, в свою очередь, нацелено на теоретическое обоснование решения таких вопросов как: соотношение гражданского и административного судопроизводств, гражданского и арбитражного процессов, и рассмотрение в этой связи тенденции унификации, а также разработку предложений по структуре цивилистических процессуальных кодексов – ГПК РФ и АПК РФ.

Для достижения указанных целей поставлены следующие задачи:

- определение содержания дифференциации как тенденции развития в гражданском процессуальном праве и гражданском судопроизводстве, установление ее соотношения с унификацией и упрощением;

- поиск критериев для отграничения судебных процессуальных процедур от материально-правовых и от несудебных процессуальных процедур;

- выявление правовой природы и сущности двух цивилистических процессов: гражданского и арбитражного;

- установление доминирующей тенденции в деятельности законодателя по внесению изменений и дополнений в действующие АПК РФ и ГПК РФ (дифференциации или унификации);

- критический анализ теоретических конструкций видов гражданского судопроизводства, особенно предлагаемых критериев деления на указанные виды;

- выявление потребности во внутренней дифференциации производств в гражданском и арбитражном процессах и поиск ориентиров для такой дифференциации.

Предмет исследования составляют правовые нормы, регулирующие гражданское судопроизводство и рассматриваемые в динамике, т.е. действовавшие ранее, действующие в настоящее время и предлагаемые в законопроектах, а равно нормы в их реальной «жизни», т.е. судебная практика.

Методологической основой исследования явились: материалистическая диалектика как всеобщая методология с использованием диалектического метода познания, общие философские методы, формально-логические приемы, а также частно-научные методы: историко-правой, сравнительно-правовой, системно-структурный, формально-юридический и другие.

Теоретическая основа исследования. Для достижения целей исследования в диссертации использованы разработанные и обоснованные в общей теории права идеи о соотношении материального и процессуального в праве, об охранительных правоотношениях и их типах, о юридических процедурах и различиях материально-правовых и процессуальных процедур (А.М. Васильев, С.С. Алексеев, В.Н. Протасов, Е.Г. Лукьянова и другие).

Другие доктринальные источники, содержащие теоретические конструкции и научные взгляды, являющиеся теоретической базой настоящего диссертационного исследования, можно подразделить на две группы. Одну группу составляют работы процессуалистов – цивилистов (Т.Е. Абовой, А.Т. Боннера, О.В. Баулина, Е.В. Васьковского, А.П. Вершинина, М.А. Гурвича, Р.Е. Гукасяна, Л.А. Грось, С.Л. Дегтярева, А.А. Добровольского, И.А. Жеруолиса, Г.А. Жилина, В.М. Жуйкова, С.К. Загайновой, Н.Б. Зейдера, С.А. Ивановой, О.В. Исаенковой, М.И. Клеандрова, Р.Ф. Каллистратовой, Н.М. Костровой, Е.В. Кудрявцевой, А.Ф. Клейнмана, К.И. Малышева, А.А. Мельникова, Э.М. Мурадьян, Е.А. Нефедьева, Е.И. Носыревой, С.В. Никитина, Г.Л. Осокиной, Ю.А. Поповой, И.А. Приходько, В.А. Рязановского, И.В. Решетниковой, Н.А. Рассахатской, Т.В. Сахновой, А.К. Сергун, В.Ф. Тараненко, М.К. Треушникова, Л.В. Тумановой, П.Я. Трубникова, Д.А. Фурсова, М.Х. Хутыза, А.В. Цихоцкого, Н.А. Чечиной, Д.М. Чечота, И.И. Черных, М.Г. Черемина, М.С. Шакарян, М.З. Шварца, В.М. Шерстюка, А.В. Юдина, М.К. Юкова, В.В. Яркова и других), вторую – представителей других отраслевых правовых наук (Е.Б. Абросимовой, В.Н. Баландина, Л.А. Воскобитовой, Н.А. Колоколова, М.Н. Малеиной, С.Н. Махиной, М.Я. Масленникова, Т.Г. Морщаковой, В.И. Миронова, И.Л. Петрухина, А.П. Павлушиной, И.В. Пановой, Ю.Н. Старилова и других).

Научная новизна диссертационной работы заключается в том, что впервые в науке российского гражданского процессуального права проведено монографическое исследование проявления в гражданском судопроизводстве доминирующих в настоящее время тенденций развития права – дифференциации и унификации.

В результате проведенного исследования на защиту выносятся следующие положения.

1. Оценка гражданского судопроизводства с точки зрения дифференциации позволяет:

- определять его границы, т.е. отделять от него, во-первых, иные однопорядковые явления (административное, конституционное, уголовное судопроизводства), во-вторых, процедуры, не относящиеся к процессуально-правовой сфере, и, в-третьих, несудебные процессуальные процедуры;

- выявлять внутреннюю структурную организацию гражданского судопроизводства как системы, включая выделение элементов, т.е. производств, и их взаимосвязи.

2. Определение внешних границ дифференциации гражданского судопроизводства должно основываться, в частности, на разграничении материально-правовых и процессуальных процедур, учение о которых разработано в общей теории права[1].

Использование этой идеи позволяет:

- прийти к выводу о том, что любой традиционный процесс (следовательно, гражданский и арбитражный процессы) по своей природе суть процессуальные процедуры, т.к. служат реализации материального охранительного отношения. Иными словами, родовым понятием для гражданского и арбитражного процессов является понятие процессуальной процедуры;

- отграничивать и отсекать от процесса (гражданского, арбитражного, административного) материальные процедуры и, соответственно, рекомендовать законодателю учитывать принципиальные различия материальных и процессуальных процедур, в частности, при создании Административного процессуального кодекса не следует включать в него нормы, регламентирующие материально-правовые процедуры. В свою очередь, следует исключать при разработке нормативных актов, определяющих материальные процедуры, слепое копирование нормативных актов, регулирующих судебные процессуальные процедуры.

3. В зависимости от природы органа, осуществляющего процессуальную процедуру, и дополнительных (кроме правореализационных) целей, стоящих перед этим органом, процессуальные процедуры подразделяются на судебные, (т.е. процесс) и несудебные процессуальные процедуры. Процесс (юридический) есть там, где соединяются три основополагающих признака: реализация охранительного правоотношения; наличие и функционирование специального государственного органа – суда; осуществление судом судебной власти и правосудия в рамках процессуальной формы.

4. В ряду предусмотренных Конституцией РФ судопроизводств наиболее остро стоит проблема разграничения административного и гражданского судопроизводств.

Для такого разграничения предлагается использовать в качестве критерия тип охранительного материального правоотношения (уголовно-правовой, и цивилистический), реализации которого служит процесс.

В делах о наложении административных взысканий и их обжаловании реализуется уголовно-правовой тип охранительных отношений, поэтому правильно не соединять в рамках одного процесса деятельность суда по рассмотрению дел о наложении административных взысканий и дел по оспариванию действий, актов, решений государственных органов и должностных лиц, где реализуется цивилистический тип охранительных отношений. Различия типов охранительных правоотношений требуют принципиально по–разному построенных процессов.

Следовательно, включение в АПК РФ норм, регламентирующих рассмотрение арбитражными судами дел о привлечении к административной ответственности, - это неверное решение законодателя. Правильно высказываемое в доктрине предложение, что привлечение к административной ответственности должно осуществляться по правилам законодательства об административных правонарушениях на основании административно-процессуальных норм в форме административного судопроизводства, как это и предусмотрено ст. 118 Конституции РФ.

5. Единство гражданского судопроизводства, включающего в себя гражданский и арбитражный процессы, определяется тем, что посредством обоих процессов обеспечивается реализация охранительных правоотношений цивилистического типа, и оба процесса имеют одну и ту же главную цель – защиту прав и охраняемых законом интересов.

6. В полном соответствии со ст. 118 Конституции РФ в российской правовой реальности нет арбитражного судопроизводства, а имеет место гражданское судопроизводство, представленное двумя процессами, гражданским и арбитражным, имеющими единую цивилистическую сущность. Состоявшаяся дифференциация, т.е. появление двух процессуальных кодексов и относительно самостоятельных процессов – результат действия преимущественно субъективных факторов, а не объективных предпосылок. Это подтверждается и явно выраженной тенденцией постоянного и неуклонного сближения процессов, т.е. их унификации.

Предложения о едином и одном процессуальном цивилистическом кодексе правильны по сути, но не соответствуют реалиям и обстановке современного периода. Надо извлекать пользу из существования «дублирующих» кодексов, чтобы выявлять наиболее приемлемый вариант правового регулирования с целью использования его в качестве образца для унификации.

Пока остаются в силе и действуют оба кодекса, не следует форсировать тенденцию их унификации, а также стремиться к полной унификации. Арбитражный процесс «имеет право» на своеобразие в корреляции со своеобразными целями (задачами), закрепленными в АПК РФ, и каждый из цивилистических процессов может быть уникальным в части действия специальных процессуальных норм, которые определяют особенности рассмотрения дел, отнесенных только к компетенции судов одной подсистемы.

7. Внутренняя дифференциация гражданского судопроизводства представлена не только его членением на гражданский и арбитражный процессы, но и внутренней структурной организацией элементов процесса как системы, т.е. очевидным делением процессов «по вертикали и горизонтали».

8. Функции судебной власти не могут выступать критерием для деления гражданского судопроизводства (гражданского и арбитражного процессов) на виды, поскольку у судебной власти не одна, и не две функции, а много разных, что вполне отвечает назначению и той роли, которую эта ветвь власти призвана играть в социуме.

9. Применительно к пониманию правосудия, разделяя позицию, что правосудие – целостная категория, т.е. вся судебная деятельность по защите, протекающая в гражданской процессуальной форме, диссертант дополняет эту характеристику указанием на то, что правосудие – также и многофункциональная должная деятельность органов судебной власти.

10. Из предлагаемого понимания правосудия следует несколько выводов.

Постановка вопросов о том, является ли какой-то этап производства в суде первой инстанции, например, подготовка дела к судебному разбирательству, правосудием или нет – некорректна.

Актами правосудия будут лишь те из числа принимаемых судом постановлений, которые являют собою реализацию целей правосудия. Правосудие в сфере гражданского судопроизводства по своей идеальной модели нацелено на разрешение спора о праве (правового спора) или ликвидацию возникшей правовой аномалии. Все признаки правосудия «соединяются» только в одном акте, - в том, который разрешает дело по существу, т.е. в судебном решении. Определения суда первой инстанции – это акты, принимаемые в ходе осуществления правосудия, но актами правосудия они не являются.

К осуществлению правосудия относится деятельность суда по рассмотрению и разрешению не только исковых дел и дел из публичных правоотношений, что общепризнано, но и дел особого производства, дел, рассмотренных в заочном производстве, а также дел, предусмотренных главами 45, 46, 47 ГПК РФ, 30, 31 АПК РФ. Итоговые акты по этим категориям дел (гл. 45, 46, 47 ГПК РФ, 30, 31 АПК РФ) хотя и называются определениями, но, по сути, являются решениями, поскольку разрешают дело по существу.

Не относится к осуществлению правосудия деятельность мирового судьи по вынесению судебного приказа, равно как судебный приказ не является актом правосудия, поскольку при его вынесении отсутствует главный атрибут деятельности по осуществлению правосудия – гражданская процессуальная форма.

Деятельность суда на стадиях проверки судебных актов также относится к правосудию.

11. Наличие или отсутствие правоприменения нельзя использовать в качестве критерия деления производств на виды, поскольку правоприменительная деятельность суда присутствует при рассмотрении и разрешении дел практически всех предусмотренных ГПК РФ и АПК РФ производств.

12. Критерий для деления производств на виды в гражданском судопроизводстве, соответствующий законам формальной логики и праву, уже многие десятилетия в доктрине найти не удается, и поиск такого критерия не имеет существенного значения и практического смысла. Автор приходит к выводу, что в рамках структуры ГПК РФ и АПК РФ присутствуют дифференцированные процедуры (порядки) рассмотрения определенных групп, категорий дел, закрепленные путем определения общих правил и фиксации изъятий и дополнений.

13. Итогом рассмотрения особенностей дифференцированных в ГПК РФ и АПК РФ производств по делам из публичных правоотношений стал вывод, что нет ни одной особенности, присущей процедуре рассмотрения дел из публичных правоотношений, (кроме дел об оспаривании нормативных правовых актов) которая была бы исключительной, чуждой и неприемлемой для искового производства. Причины такого положения дел в сущностном единстве той деятельности, которую осуществляет суд, как в исковом производстве, так и производстве из публичных правоотношений. А именно, правоприменение при рассмотрении дел, возникших из публичных правоотношений, по своему существу, назначению, виду, стадиям не отличается от правоприменения, характерного для искового производства, поэтому обеспечивающая это правоприменение судебная процедура должна быть единая, но с обозначением в специальных нормах немногочисленных особенностей для каждой категории таких дел.

14. Относительно дел о признании недействующими нормативных правовых актов сделаны иные выводы.

Дела об оспаривании нормативных правовых актов существенно отличаются от исковых дел тем, что в них нет применения норм материального права в целях их реализации, и поэтому они должны иметь свою специфическую процедуру, отграниченную от искового производства.

Нормы, регламентирующие рассмотрение дел об оспаривании нормативных правовых актов, не должны быть расположены в одном подразделе с другими делами из публичных правоотношений и, что очень важно, для них не может быть применима глава 23 ГПК РФ «Общие положения».

15. Для дел особого производства также свойственна правоприменительная деятельность, причем речь идет именно о применении норм материального права. Однако в каждой из категорий правоприменение отличается от того, что присуще исковому производству или производству по делам из публичных правоотношений. Отличия различны, но само их наличие предопределяет как необходимость особого производства, так и потребность в регламентации особенностей процедур разных категорий дел в рамках особого производства.

Вместе с тем, «Особое производство» было бы точнее именовать «Особые производства», а также исключить из общих положений особого производства норму об оставлении заявления без рассмотрения при наличии спора о праве, включив это положение только в те главы, где это на самом деле уместно.

16. Упрощение есть вариант дифференциации в гражданском судопроизводстве. Границы возможных изменений процедуры рассмотрения гражданских дел, в частности границы упрощения, позволяет определить гражданская процессуальная форма, и в этом ее важнейшее значение, как для законодателя, так и для научных исследований.

17. Гражданская процессуальная форма представляет собою исторически сложившуюся, атрибутивную, закрепленную законом структурированную систему базовых правил осуществления правосудия в гражданском судопроизводстве в целях защиты прав и законных интересов.

Эта система правил предполагает разрешение дела на основе установления юридических фактов в судебном заседании при разбирательстве дела с соблюдением принципов судопроизводства и других гарантий, обеспечивающих заинтересованным лицам право участия в разбирательстве дела, а также вынесение законного и обоснованного решения, которое может быть по жалобе заинтересованных лиц проверено судом вышестоящей инстанции.

18. Сущностной подход к оценкам упрощения в ГПК РФ и АПК РФ позволяет сделать вывод, что приказное и упрощенное производства, будучи проявлением одной тенденции – упрощения, представляют собой разный результат упрощения: вне рамок правосудия и в рамках правосудия. Поэтому дальнейшее упрощение, в котором имеется настоятельная потребность, а равно унификация гражданского и арбитражного процессов, могут проходить не за счет замены приказного производства упрощенным, либо наоборот, а путем добавления в каждый процессуальный кодекс недостающего института. А именно: при сохранении приказного производства с непременным устранением имеющихся в нем изъянов, ввести в ГПК РФ упрощенное судебное производство по аналогии с АПК РФ. В свою очередь, при сохранении и совершенствовании упрощенного производства ввести в АПК РФ процедуру, похожую по сути на приказное производство, устранив все свойственные ей сегодня недостатки.

Практическая значимость результатов исследования. Поскольку исследование посвящено дифференциации и унификации как тенденциям развития гражданского процессуального права и гражданского судопроизводства, постольку содержащиеся в нем выводы могут быть использованы в нормотворческой деятельности. В частности, эти выводы могут быть приняты во внимание при разработке Административного процессуального кодекса, решении законодателем вопросов нормативной регламентации специализированных процессов, а также дальнейшего совершенствования АПК РФ и ГПК РФ.

Ряд выводов и положений диссертационного исследования, особенно применительно к тенденции упрощения в гражданском судопроизводстве, может быть использован в правоприменительной деятельности.

Сформулированные в настоящей работе теоретические конструкции и предложенные границы и основания дифференциации гражданского процессуального права и гражданского судопроизводства могут послужить основой для дальнейших научных исследований.

Идеи, предложения и выводы могут быть использованы в преподавании основных курсов – «Гражданское процессуальное право» и «Арбитражный процесс», спецкурсов – «Неисковые производства», «Процессуальные особенности рассмотрения отдельных категорий гражданских дел», а также при разработке программ и преподавании дисциплин магистерской подготовки, например, по курсу «Упрощенные производства».

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре гражданского процесса Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина, где проведено ее рецензирование и обсуждение. Основные теоретические положения, выводы и предложения изложены автором в опубликованных работах, а также в докладах и сообщениях на научных международных и всероссийских конференциях, таких как: «Актуальные проблемы гражданского права, гражданского и арбитражного процесса» (Воронеж, 2002); «АПК и ГПК 2002 г.: сравнительный анализ и актуальные вопросы правоприменения» (Москва, 2003); «Иск в гражданском и арбитражном процессах» (Москва, 2005); «Тенденции развития гражданского процессуального права России», посвященной памяти профессора Н.А. Чечиной (Санкт-Петербург, 2007); «Право человека на жизнь и гарантии его реализации в сфере труда и социального обеспечения» (Москва, 2007); «Развитие процессуального законодательства: к пятилетию действия АПК РФ, ГПК РФ и Федерального Закона РФ «О третейских судах в Российской Федерации», посвященной юбилею профессора Т.Е. Абовой (Воронеж, 2008); «Судебная защита прав и охраняемых законом интересов граждан и организаций», посвященной памяти профессора Р.Е. Гукасяна (Москва, 2008) и других.

Многие выводы и положения диссертации нашли свое отражение в главах учебников и учебных пособий по курсам «Гражданский процесс», «Арбитражный процесс», и при разработке программ магистерской подготовки, а также использовались и продолжают использоваться автором в многолетней практике преподавания дисциплин кафедры гражданского процесса МГЮА имени О.Е. Кутафина.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, разделенных в общей сложности на пятнадцать параграфов, заключения и библиографии.

<< | >>
Источник: Громошина Наталья Андреевна. Дифференциация и унификация в гражданском судопроизводстве. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва-2010. 2010

Еще по теме Введение:

  1. Введение точки привязки
  2. Нововведение
  3. Основы Европейской валютной системы до введении евро
  4. 2.ВВЕДЕНИЕ ТЕНГЕ
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. Введение
  8. Введение
  9. Введение
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. Введение
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. ВВЕДЕНИЕ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -