<<
>>

3.1. Приказное производство

На сегодняшний день никто не отрицает того очевидного[557] положения, что приказное производство востребовано, актуально и значимо с точки зрения практики.

Столь же общепризнанной является и оценка приказного производства как упрощенного производства.

Пожалуй, на этом единодушие в оценках закачивается. Прочие вопросы – о понятии, сущности, месте, качестве и эффективности норм, составляют уже несколько лет предмет неумолкающей дискуссии.

В рамках настоящего исследования вопрос также чрезвычайно интересен и важен, поскольку его рассмотрение позволяет оценить одно из направлений дифференциации – упрощение судопроизводства.

Нормы о судебном приказе были включены в ГПК в 1995 году. За прошедшее с того момента время появилось немало исследований по проблемам судебного приказа и приказного производства[558]. В итоге, в отношении понятия и сущности приказного производства сформировалось несколько точек зрения.

В соответствии с первой позицией, приказное производство – это самостоятельный вид гражданского судопроизводства (В.И. Решетняк[559], И.Н. Поляков[560]). Исследователи, придерживающиеся второй точки зрения, развивая и уточняя взгляд на приказное производство как на самостоятельный вид гражданского судопроизводства, делают акцент на упрощенности судопроизводства. Иными словами, это не просто самостоятельный вид гражданского судопроизводства, а пример упрощенного судопроизводства (М.А. Черемин[561], Н.А. Чечина[562]). Близкую к первым двум, но при этом отличающуюся оригинальностью позицию высказывал В.Н. Аргунов. Приказное производство, по его мнению, это упрощенная правовая процедура, которую можно определить как специфическую форму защиты прав и интересов кредитора, как лица, опирающегося на бесспорные документы, это – документарное производство[563]. Наконец, существует взгляд на приказное производство, как на деятельность, осуществляемую вне рамок процессуальных производств[564], вне рамок процессуальной формы[565].

Главе «Судебный приказ» в ГПК 2002 года отведено такое место, которое любого исследователя приведет к выводу, что приказное производство – это действительно самостоятельный вид гражданского судопроизводства, наряду с исковым, особым и производством из публичных правоотношений. Вместе с тем, нельзя не учитывать, что содержание законов, особенно новых, несет на себе зримый отпечаток субъективного подхода законодателя. И в данном случае сущность судебного приказа надлежит выявлять, опираясь не столько на место, которое занимает соответствующая глава в ГПК, сколько на содержательные характеристики судебного приказа, его правовое назначение.

От понимания сущности приказного производства, уяснения места норм, его регулирующих, в системе гражданского процессуального законодательства зависит решение ряда важнейших вопросов, находящихся в плоскости соотношения процедуры приказного упрощенного производства и обычной развернутой процедуры гражданского судопроизводства. В частности, это такие вопросы, как:

-вступает ли судебный приказ в законную силу;

-является ли наличие судебного приказа препятствием для искового производства по тождественному делу;

-как соотносится сила судебного приказа и решения суда и другие.

Обратимся к анализу одной из точек зрения, ставшей в настоящее время доминирующей, в свое время высказанной и обоснованной Н.А. Чечиной[566].

По мнению этого автора, институт судебного приказа установил возможность упрощенного судопроизводства в судах общей юрисдикции. Упрощенное производство – вид гражданского судопроизводства, осуществляемое в процессуальной форме, выполняющее общие задачи правосудия. Любое судопроизводство, полное или упрощенное совершается в рамках процессуальной формы, по соответствующим процессуальным правилам, на основе общих принципов, закрепленных процессуальным законодательством. Процессуальная форма – обязательная неотъемлемая часть любого вида судопроизводства. Судебная деятельность вне процессуальной формы ничтожна. При осуществлении судебной деятельности в порядке упрощенного производства, по мнению Н.

А. Чечиной, соблюдаются все правила, определяющие процессуальную форму, за исключением тех, которые в соответствии с законом исключены из этих правил[567].

В приведенных аргументах следует выделить два ключевых момента. Во-первых, приказное производство – это судопроизводство, во-вторых, приказное производство осуществляется при строгом соблюдении гражданской процессуальной формы (в ее упрощенном варианте).

Общепризнанно, что в рамках судопроизводства суд осуществляет правосудие, а последнее немыслимо вне рамок процессуальной формы. Следовательно, если при осуществлении судебной деятельности будет обнаружено отсутствие процессуальной формы, такую деятельность нельзя отнести к правосудию и судопроизводству.

Сопоставим процедуру приказного производства и требования гражданской процессуальной формы. Действительно ли соблюдаются все правила, ее определяющие.

Отсылая к первому параграфу настоящей главы, напомним выделяемые в доктрине и практически неоспариваемые черты гражданской процессуальной формы.

Это система правил, предполагающая разрешение дела на основе установления юридических фактов в судебном заседании при разбирательстве дела с соблюдением принципов судопроизводства и других гарантий, обеспечивающих заинтересованным лицам право участия в разбирательстве дела, а также вынесение законного и обоснованного решения, которое может быть по жалобе заинтересованных лиц проверено судом вышестоящей инстанции.

В силу правил формальной логики при отсутствии даже нескольких базовых признаков (или характерных черт) явления надо констатировать отсутствие и самого явления.

Очевидно, что часть из названных признаков в приказном производстве отсутствует. Так, у заинтересованных лиц нет возможности участвовать в судебном заседании и отстаивать в нем свои права, так как нет самого судебного заседания. Более того, по действующему ГПК судебный приказ выносится в течение пяти дней со дня поступления заявления без вызова сторон и без извещения должника. Последнему будет направлен уже сам судебный приказ (копия), а не извещение о поданном заявлении.

Нельзя говорить и об обоснованности судебного постановления (приказа) фактами, установленными в судебном заседании.

Что же касается принципов, то, конечно, некоторые из них действуют в приказном производстве, например, язык производства, равноправие граждан и организаций, законность, элементы диспозитивности и состязательности. Но процессуальная форма характеризуется именно системой принципов, а не случайным набором вырванных из нее элементов.

Таким образом, той гражданской процессуальной формы, о которой десятилетия писали в литературе, как о неотъемлемой составляющей правосудия, при вынесении судебного приказа нет, следовательно, нет и правосудия и гражданского судопроизводства.

А что же есть?

В поисках ответа на этот вопрос следует еще раз упомянуть позицию В.Н. Аргунова, который отнес приказное производство к сокращенным производствам и поставил его в один ряд с несудебными производствами. Справедливости ради надо заметить, что в продолжение того ряда им упоминается и производство в мировых судах, торговых, а также заочное и особое производство. Отвергая последнее, считаю важным выделить рациональное зерно, т.е. акцент на несудебном производстве. Приказное производство является «несудебным» не в том смысле, что его осуществляет не судья, а кто-то другой, а в том, что производство за рамками правосудия, за рамками гражданского процесса. Приказное производство – это несудебная процессуальная процедура[568], поскольку посредством такой процедуры также реализуется материальное охранительное отношение, которая служит, во-первых, ускоренной защите прав кредитора, во-вторых, установлению спорности или бесспорности требования. Но это не процесс и не судопроизводство.

Нелишним будет вспомнить, что некий процедурный аналог приказа появился не в 1996 году, а гораздо раньше, когда был принят и начал действовать Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 20 февраля 1985 г. «О некотором изменении порядка взыскания алиментов на несовершеннолетних детей»[569]. Этим Указом было установлено, что заявление о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей при отсутствии спора рассматривается народным судьей единолично без возбуждения гражданского дела.

Постановление выносится судьей при наличии согласия обязанного лица или неполучении судьей в установленный срок возражений на основании свидетельства о заключении брака и записи о родителях в свидетельстве о рождении ребенка, и является основанием исполнения. Народный судья отменял свое постановление, если обязанное лицо заявляло о своем несогласии платить алименты, тогда дело рассматривалось в исковом порядке.

Во времена действия этого Указа названную процедуру вынесения судьей постановления никто не рассматривал как часть, производство или элемент гражданского процесса. Это и понятно: нет гражданского дела, нет коллегиального суда, нет соответствующего раздела в ГПК РСФСР. С включением в 1996 году в ГПК РСФСР главы о «Судебном приказе» изменилось название постановления и перечень требований, по которым оно может быть выдано, но не изменилась суть правового явления. Включение норм о судебном приказе в ГПК – это вопрос законодательной техники, не более того.

Уместно здесь процитировать Кронида Малышева, который в своем Курсе гражданского судопроизводства очень подробно описал условные и безусловные приказы, опираясь на опыт Западной Европы. «Условные приказы платежа служат именно средством удостовериться в бесспорности долга и обойти затем напрасные хлопоты, расходы и обряды спорного судопроизводства. …….Условный приказ имеет близкое сходство с простою исковою повесткой о вызове ответчика в суд, потому что и такая повестка напоминает должнику об его обязанности удовлетворить кредитора; различие их проявляется частью в самом их содержании и форме, частью в том производстве, которое за ними следует»[570].

По-моему, это очень примечательно и тонко – сравнение приказа с судебной повесткой!

Продолжая аргументацию своей позиции, воспользуемся логическим правилом доказательства от противного.

Так, если рассматривать судебный приказ как акт правосудия, которым дело разрешено по существу, то закономерен вопрос: препятствует ли наличие вступившего в «законную силу» приказа рассмотрению того же дела в порядке искового производства?

В соответствии с частью 1 статьи 13 ГПК РФ суды принимают постановления в форме судебных приказов, решений суда, определений суда, постановлений президиума суда надзорной инстанции.

Анализ второй части этой статьи приводит к выводу, что все судебные постановления, в том числе и судебный приказ, вступают в законную силу. С этим выводом согласуется и содержание п. 1 ч. 2 ст. 377 ГПК, где идет речь об обжаловании в порядке надзора вступивших в законную силу судебных приказов.

Именно в таком ключе толкует закон и дает соответствующее разъяснение Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении от 19 декабря 2003 г. «О судебном решении». Так, в пункте 9 названного постановления Пленума записано, что «согласно ч. 2 ст. 61 ГПК обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному гражданскому делу, обязательны для суда. Они не доказываются и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица. При этом под судебным постановлением, указанным в ч. 2 ст. 61 ГПК, понимается любое судебное постановление (судебный приказ, решение суда, определение суда)».

Представляется однако, что вопрос о законной силе судебного приказа не настолько очевиден, как это кажется на первый взгляд. Отметим хотя бы то обстоятельство, что в большинстве учебников по гражданскому процессуальному праву в главах, посвященных приказному производству, о вступлении судебного приказа в законную силу (моменте, свойствах, последствиях) не упоминается[571]. В комментариях к ГПК также либо не упоминается законная сила судебного приказа, либо присутствуют высказывания только о его обязательности[572].

Обсуждение этой проблемы, отраженное в публикациях, обнаруживает две противоположные точки зрения.

Одна группа исследователей полагает, что «с момента выдачи судебного приказа он вступает в законную силу, что исключает возможность его оспаривания в апелляционном порядке»[573]. К числу таких авторов, вероятно, следует отнести и тех, кто прямо не заявляет о законной силе судебного приказа, но утверждает, что поскольку «судебный приказ по своей правовой природе является судебным решением (курсив мой - Н.Г.), не имеет от последнего принципиальных отличий, то правильнее определить судебный приказ «постановлением» по форме и «решением» по существу»[574].

Сторонники противоположной точки зрения считают, что вообще некорректно применять к судебному приказу свойства законной силы[575].

Попытаемся «примерить» понятие законной силы к судебному приказу.

Поскольку судебный приказ действительно имеет некоторые черты, свойственные решению, а именно: судебный приказ, как и решение суда, акт применения норм материального и процессуального права и постановление судьи, разрешающее дело по существу, постольку будет корректным обращение к законной силе именно решения суда, а не определения.

В своей монографии «Норма права и судебное решение» Н.А. Чечина писала: «Решение суда наделяется при определенных условиях некоторыми свойствами, характерными для закона: исключительностью, неопровержимостью и обязательностью. Эти три свойства и составляют само понятие законной силы решения как единого качества решения»[576]. «Обязательность решения по отношению к субъектам спорного правоотношения выступает именно как исполнимость»[577]. «После вступления в законную силу решение суда, помимо свойств, составляющих понятие самой законной силы, приобретает свойство преюдициальности. Преюдиция является своеобразным следствием всех трех свойств судебного решения – неопровержимости, исключительности, обязательности. Решение, не обладающее хотя бы одним из перечисленных свойств, не может быть наделено свойством преюдициальности»[578].

Не вдаваясь в дискуссию о числе свойств законной силы и их соподчинении, в качестве отправной точки возьмем приведенную Н.А. Чечиной характеристику этих свойств и сопоставим их с судебным приказом.

1. Исключительность судебного решения проявляется в том, что «суд не может дважды исследовать отношения между одними и теми же субъектами, о том же предмете и по тем же основаниям. Спорные отношения регулируются судом путем принудительного применения к ним права однажды и окончательно. Если решение не отменено в порядке надзора, исследованные в нем правоотношения не могут стать предметом вторичного анализа со стороны любого суда безотносительно ко времени вынесения решения»[579].

Исключает ли наличие судебного приказа возможность вторичного исследования правоотношения, отраженного в названном постановлении суда?

В одном из Комментариев к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации на этот вопрос дан однозначный ответ: «Судебный приказ, разрешающий дело по существу, является аналогом судебного решения по делам приказного производства, в связи с чем он обладает таким свойством судебного решения, как исключительность. Исключительность судебного приказа означает, что если он не отменен по основанию, указанному в ст. 129 ГПК, то исключается возможность рассмотрения в судебном порядке требования, тождественного требованию, по которому выдан судебный приказ. В таком случае в принятии тождественного требования должно быть отказано или производство по тождественному требованию должно быть прекращено. В связи с этим вызывает обоснованные возражения отсутствие в ст. 134 и 220 ГПК такого основания для отказа в принятии искового заявления и прекращения производства по делу, как выдача судебного приказа по тем же требованиям в отношении тех же сторон»[580].

Цепочка построенных умозаключений, внешне воспринимаемая как логичная, на самом деле ошибочна, так как в основе построения лежит абсолютно недоказанное утверждение о том, что судебный приказ – это аналог судебного решения.

Н. А. Чечина отмечала, - «Судебным решением суммируется комплекс применения судом материальных и процессуальных норм, причем последние регламентируют деятельность суда и обеспечивают тем самым правильность применения норм материального права»[581].

Можно ли утверждать, что процедура вынесения судебного приказа обеспечивает правильность применения судьей норм материального права? С абсолютной убежденностью можно ответить, что не обеспечивает, иначе не была бы столь проста процедура его отмены – путем обычного, в том числе голословного, возражения относительно его исполнения со стороны должника. Даже не вступившее в законную силу решение, будучи объявленным, приобретает свойство неизменяемости: суд, его принявший, не вправе отменить или изменить его (ч. 1 ст. 200 ГПК). Чего никак нельзя сказать о судебном приказе.

Следовательно, уравнивать, отождествлять судебный приказ и решение, означает не замечать абсолютно очевидных и принципиальных различий между этими судебными актами. Поэтому отсутствие в статье 134 ГПК упоминания о судебном приказе отнюдь не упущение законодателя, а правильное его решение. Судебный приказ по тождественному делу не может иметь значения предпосылки права на предъявление иска[582].

Приказное производство в том виде, в котором оно предусмотрено в ГПК, не может выступать альтернативой, исключающей исковое производство, даже если первое состоялось в полном объеме. Это существенно отличает приказное производство от упрощенного производства по АПК. Наличие судебного приказа исключает только повторное приказное производство по тождественному спору.

Показателен в этой связи случай из судебной практики. Истец Ч. подал исковое заявление с требованием признать отсутствие у него обязанности возместить учебному заведению стоимость 5 учебников в сумме 1248 руб. при том, что эта обязанность была установлена судебным приказом, выданным мировым судьей 22 участка Краснофлотского района города Хабаровска по заявлению учебного заведения. Иск Ч. основан на том, что не он должен возвращать книги учебному заведению, а его однофамилец. Своевременно возразить против вынесения судебного приказа Ч. не мог, поскольку после окончания института уехал в другой город. Мировой судья принял исковой заявление и, рассмотрев дело по существу, основываясь в том числе и на признании иска ответчиком – учебным заведением, вынес решение об удовлетворении иска[583].

Итак, толкование ст. 134, ст. 220 и ст. 129 ГПК приводит к выводу, что наличие неотмененного судебного приказа не препятствует обращению в суд с иском по тождественному спору. Попутно заметим, что В.Н. Аргунов правильно отмечал, что за кредитором же в любом положении дела сохраняется право предъявить иск с требованием о рассмотрении дела в исковом порядке[584].

Итак, получится «два правосудия» по одному делу! Но это противоречит сути, устоям гражданского процесса. И поэтому как при доказательстве от противного – судебный приказ – не акт правосудия, а приказное производство – не судопроизводство. У судебного приказа гораздо больше общего с решением КТС, чем с судебным решением. Так, и приказ и решение КТС разрешают вопрос по существу с применением установленной законом процедуры, могут быть принудительно исполнены судебным приставом-исполнителем, не исключают возможность рассмотрения тождественного дела в порядке искового производства, однако если таковое никем не инициируется, выступают в качестве альтернативы ему. Суд общей юрисдикции, разрешая трудовой спор при наличии решения КТС, не отменяет его, а выносит собственное решение, которое и будет исполняться, а решение КТС теряет свою силу. Аналогично можно оценить и ситуацию, возникающую при исковом рассмотрении дела, по которому ранее был вынесен и не отменен по правилам ст. 129 ГПК судебный приказ.

Вместе с тем, вынося решение по тождественному делу при неотмененном судебном приказе, во избежание возможных злоупотреблений сторон, следует в описательной части решения указывать на наличие такого приказа.

Таким образом, свойство исключительности не может быть отнесено к судебному приказу.

2. Неопровержимость судебного решения означает, что «оно не может быть ни отменено, ни изменено как судом, его постановившим, так и вышестоящими судебными инстанциями. Пересмотр решений в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам не колеблет общего правила о неопровержимости решения, так как происходит в экстраординарном порядке»[585].

На первый взгляд напрашивается вывод, что выданный взыскателю судебный приказ обладает свойством неопровержимости, поскольку он не может быть отменен в апелляционном порядке. Такая трактовка уже приводилась выше[586]. Вместе с тем здесь воспринята лишь внешняя сторона явления – невозможность апелляционного пересмотра. Однако сущность неопровержимости в том, что при вступлении решения в законную силу погашается, исчерпывается право на апелляционный пересмотр. Применительно к судебному приказу этого права (непременного с точки зрения процессуальной формы и принципов судопроизводства) вовсе нет. Если скрупулезно сопоставлять с точки зрения неопровержимости судебный приказ и решение, получатся следующие принципиальные различия: не вступившее в законную силу решение не может быть отменено судом, его вынесшим, но может быть отменено вышестоящим судом; не вступивший в законную силу судебный приказ может быть отменен по заявлению должника судом, вынесшим судебный приказ, но не может быть отменен вышестоящим судом. Следовательно, это уже совсем другая неопровержимость.

В указанной связи представляет интерес дело, рассмотренное федеральным арбитражным судом Восточно-Сибирского округа. Обстоятельства его таковы. ООО "Гранит" обратилось 17 ноября 2004 года в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением конкурсного кредитора о признании несостоятельным ООО "Акваресурс".

Заявитель со ссылкой на п. 2 ст. 121 ГПК РФ обосновал требование наличием долга ООО "Акваресурс" перед ООО "Гранит" в размере 967702 рублей 50 копеек, возникшим из обязательств по простым векселям, подтвержденным вступившим в законную силу судебном приказом мирового судьи. Определением суда от 21 декабря 2004 года требование ООО "Гранит" в сумме 967702 рублей признано обоснованным и включено в реестр требований кредиторов ООО "Акваресурс. Суд первой инстанции исходил из наличия просроченной свыше 3 месяцев задолженности должника перед кредитором, подтвержденной судебным приказом, вынесенным 31 мая 2004 г.

В кассационной жалобе на определение арбитражного суда ООО «Акваресурс» указало, что определением того же мирового судьи, вынесенным 13 октября 2004 года, судебный приказ от 31 мая 2004 года отменен.

Рассматривая дело, арбитражный суд кассационной инстанции установил, что суд первой инстанции при проверке обоснованности требования заявителя сослался лишь на факт вынесения мировым судьей судебного приказа от 31 мая 2004 года, копия которого, заверенная ООО "Гранит", не имеющая отметки о его вступлении в законную силу, была приобщена к материалам дела.

По мнению кассационной инстанции, арбитражный суд Красноярского края не указал в определении от 21 декабря 2004 года доказательства, которые бы свидетельствовали о вступлении в законную силу судебного акта, которым ООО "Гранит" подтвердило свое требование, и не установил этого обстоятельства, от которого зависит вывод об обоснованности (или необоснованности) требования заявителя. С учетом изложенного обжалуемый акт арбитражного суда был отменен[587].

В приведенном деле обращает на себя внимание, во-первых, то обстоятельство, что судебный приказ был отменен судьей по заявлению должника через четыре с половиной месяца после его выдачи взыскателю, при том, что взыскатель ничего не знал о такой отмене. Это могло произойти, если мировой судья восстановил должнику срок на представление возражений относительно исполнения судебного приказа. Можно предположить, что исходя из упрощенной процедуры приказного производства, мировой судья также упрощенно решил вопрос о восстановлении срока. Вместе с тем возможны и изъяны в отношении извещения взыскателя о судебном заседании, в котором на основании ч. 2 ст. 112 ГПК должен был решаться вопрос о восстановлении пропущенного срока, а копия определения об отмене судебного приказа до взыскателя по почте не дошла.

Во-вторых, мы видим, что суду потребовались доказательства вступления приказа в законную силу. Однако в силу закона само наличие у взыскателя второго экземпляра судебного приказа, заверенного гербовой печатью суда, свидетельствует о том, что приказ вступил в силу. Надо ли полагать, что арбитражному суду всякий раз следует запрашивать у мирового судьи сведения о том, не отменял ли он выданный судебный приказ?

Этот пример наглядно и убедительно демонстрирует всю неполноценность неопровержимости судебного приказа, которой на самом деле нет.

3. «Свойство решения быть приведенным в исполнение принудительно, носит название исполнимости»[588].

Это свойство у судебного приказа, несомненно, имеется.

4. «Преюдиция решения означает истинность отношений и фактов, установленных судом и зафиксированных в решении, которое вступило в законную силу»[589].

Прежде всего, стоит напомнить, что по утверждению Н. А. Чечиной, преюдиция является своеобразным следствием всех трех свойств судебного решения – неопровержимости, исключительности, обязательности. Решение, не обладающее хотя бы одним из перечисленных свойств, не может быть наделено свойством преюдициальности[590]. А поскольку из трех названных свойств у судебного приказа есть только исполнимость, уже можно сделать вывод об отсутствии преюдициальности этого судебного акта.

Но и в том случае, если рассматривать преюдицию как самостоятельное свойство законной силы, она не может присутствовать у судебного приказа уже хотя бы потому, что преюдиция распространяется на факты и правоотношения, установленные судом и отраженные в решении суда (ст. 209 ГПК). Однако в приказе отсутствует фактическое обоснование, т.е. мотивировочная часть. Правильно оценивает ситуацию Л.А. Грось. Она утверждает, что, «выдавая судебный приказ, мировой судья на основании представленных документов (их нельзя назвать доказательствами, так как они не исследуются заинтересованными лицами) делает лишь мысленный вывод о фактах, имеющих юридическое значение: нотариально удостоверенной сделке; письменной сделке; протесте векселя в неплатеже, неакцепте и недатировании; отцовстве (материнстве); недоимке по налогам, сборам и другим обязательным платежам; невыплате начисленной заработной платы; розыске ответчика, должника или его имущества. Однако факты эти не отвечают требованиям преюдициальности по ГПК РФ. Ст. 127 ГПК РФ, посвященная содержанию судебного приказа, не требует указания в нем фактов, установленных судом, и доказательств этих фактов. Практически в судебном приказе не указываются даже документы, обосновывающие требование взыскателя, нет их анализа, указания на конкретные обстоятельства, установленные с помощью представленных документов»[591].

Но не только отсутствие полноценной мотивировочной части судебного приказа приводит к выводу о неприемлемости преюдициальности. Так, Д.А. Туманов правильно замечает, что «отсутствие четкой мотивировочной части не обусловливает обязательного отсутствия преюдиции, это связано с тем, что о фактах и правоотношениях может идти речь и в резолютивной части постановления»[592]. Не менее важно и другое - не могут и не должны иметь предрешающего для других процессов значения те факты и правоотношения, которые были установлены в рамках «ущербной» процедуры без соблюдения процессуальной формы, т.е. гарантий вынесения законного и обоснованного постановления. То есть вполне можно поддержать Н.А. Чечину в том, что преюдициальность – это своеобразное следствие других свойств законной силы[593]. Но этих–то предваряющих преюдициальность свойств у судебного приказа нет.

Таким образом, проведенный анализ наглядно демонстрирует неприемлемость для судебного приказа законной силы в разработанном теорией и принятом практикой смысле и содержании этого правового явления.

Продолжая дискуссию относительно сущности приказного производства, проанализируем точку зрения С.К. Загайновой. По ее мнению следует критически отнестись к предложениям ученых (Н.А. Громошина, Т.В. Сахнова, Т.П. Шишмарева, Э.М. Мурадьян, Н.И. Масленникова), которые выводят судебный приказ за рамки правосудия. Вычленим и оценим доводы, приводимые С.К. Загайновой в пользу своей позиции[594].

Довод первый – приказное производство это тоже осуществление правосудия, поскольку правосудие «следует определять не по объему совершаемых процессуальных действий, не по развернутости процедуры, а в зависимости от того, достигаются ли в рамках этой процедуры задачи, которые сегодня стоят перед судебной властью в гражданском процессе. Путем выдачи судебного приказа обеспечивается реализация прав взыскателя, в связи с чем можно сделать утверждение, что в данном случае взыскатель получает судебную защиту. Введение приказного производства является одной из форм реализации конституционного права на судебную защиту, которая заключается в оперативном и реальном восстановлении нарушенных прав, свобод и законных интересов»[595].

Если рассматривать приведенные здесь соображения как контрдовод против позиции названных С.К. Загайновой авторов, то он, по меньшей мере, странный. Никто из указанных оппонентов С.К. Загайновой не базирует свои выводы на количестве или объеме совершаемых процессуальных действий, а во всех случаях опирается на суть гражданского судопроизводства и правосудия. Например, автор настоящего исследования в своих публикациях неоднократно проводил сравнение приказного производства (ГПК РФ) и упрощенного производства (АПК РФ). Как известно, в обоих вариантах упрощения присутствует значительное сокращение объема совершаемых процессуальных действий, но оценки правовых институтов диаметрально противоположны![596].

Не менее странно выглядит и утверждение С.К. Загайновой о том, что поскольку путем выдачи судебного приказа обеспечивается реализация прав взыскателя, то значит, взыскатель получает судебную защиту[597]. При таком подходе и при получении исполнительной надписи у взыскателя в итоге будет получение судебной защиты, ведь так тоже обеспечивается реализация прав взыскателя!

Также категорически нельзя согласиться с аргументом С.К. Загайновой, что «как в обычном исковом порядке, так и в рамках приказного производства суд осуществляет свои властные полномочия, свое мнение по итогам рассмотрения дела формулирует в судебном акте, который является обязательным для сторон»[598]. О какой обязательности судебного приказа может идти речь, если голословное возражение должника приводит к безоговорочной отмене судебного приказа?

Второй важный довод С.К. Загайновой в дискуссии о сущности судебного приказа состоит в том, что с подачей заявления о выдаче судебного приказа, так же как и в связи с подачей иска, связаны определенные правовые последствия – в частности, прерывание срока исковой давности[599].

Но если вспомнить, что в соответствии со ст. 203 ГК РФ течение срока исковой давности прерывается также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга, то становится совершенно неясным, как приведенное С.К. Загайновой соображение может подтверждать, что приказное производство – это правосудие.

Наконец, последний важный довод С.К. Загайновой – это востребованность и эффективность на практике приказного производства.

Его убедительно опроверг Д.А. Туманов, верно заметивший, что «частота применения того или иного института не является основным показателем его качества, которое в первую очередь должно определяться действительной законностью и обоснованностью соответствующих судебных постановлений, зависящих от совершенства процессуальной формы вынесения таких актов»[600].

В довершении еще раз обратимся к историческому опыту. Неоднократно отмечалось сходство приказного производства с понудительным исполнением по актам. Вот как описывает такое производство Е.А. Нефедьев в своем Учебнике русского гражданского судопроизводства, изданном в 1900 г.[601]. «Дела о понудительном исполнении по актам рассматриваются без вызова ответчика. Вместе с тем, по этим делам не постановляются решения, а делаются распоряжения. Если земский начальник или городской судья признает просьбу подлежащей удовлетворению, то на самом акте налагает резолюцию, в которой выражается его распоряжение о понудительном исполнении по нему. Если просителю отказано в просьбе об обращении акта к понудительному исполнению, то он не может снова подать о том же вторично прошение, а может предъявить свои требования к ответчику лишь в исковом порядке. Исполнительный лист в этом производстве не выдается, так как роль исполнительного листа играет сам акт с положенной на нем резолюцией»[602]. Этот акт возвращался взыскателю, от которого зависело обращение его к исполнению по тем правилам, которые установлены для исполнения решений.

При всем совпадении в регулировании нельзя не заметить и определенных различий, причем сравнение явно не в пользу современного приказного производства. Для понудительного исполнения были прописаны различные варианты поведения заинтересованных лиц, не согласных с принятым распоряжением. Так, взыскатель был вправе просить об отмене неблагоприятного для него распоряжения, обжаловав его в Уездный Съезд. Взыскатель мог такую жалобу предъявить по всем предметам, по которым его требования о понудительном исполнении оставлены в резолюции без удовлетворения. Ответчик же мог обжаловать распоряжение о допущении понудительного исполнения только по ряду оснований, например, если оно допущено по требованию лица, не имеющего на того права, если оно обращено на него вместо другого лица. Кроме того, достаточно определенно был решен вопрос о возможности предъявления иска после вынесения распоряжения. «Если кредитор, вместо обращения акта к принудительному исполнению, предъявит свое требование в исковом порядке, то, хотя ему и будет присуждено, в этом случае, вознаграждение за ведение дела, но лишь с той суммы, которая не была признана ответчиком, так как лишь в этой сумме для истца представлялось несомненное основание для заявления своего притязания судебным порядком (курсив мой - Н.Г.). Ответчик может защищаться против представления акта к понудительному исполнению, предъявив в суде к истцу иск о признании требований его, основанных на этом акте, неправильными. Такой иск он может предъявить в течение шести месяцев со времени получения копии акта, обращенного к понудительному исполнению»[603]. Таким образом, наличие распоряжения земского начальника или городского судьи, принятого в порядке понудительного исполнения, отнюдь не препятствовало обращению с тем же требованием (его оспариванием) в исковом порядке. И еще один показательный момент присутствует в приведенной цитате. Е. А. Нефедьев очевидно противопоставляет понудительное исполнение по актам и судебный порядок.

Такое противопоставление (судебного порядка и приказного производства) еще более справедливо для сегодняшней действительности, а изучение истории наглядно демонстрирует уже в 21 веке ошибки правового регулирования.

Представляется, что утверждение о наличии у судебного приказа законной силы означает явное неуважение правосудия: акту, вынесенному вне судебного разбирательства на основании документов, представленных одной стороной, не подлежащему проверке вышестоящим судом, придается сила ЗАКОНА!??

Приказное производство крайне неудачно встроено в систему ГПК. Оно воспринимается как инородный, чуждый элемент. Нельзя ставить в один ряд и придавать одинаковое значение судебному решению и судебному приказу, при том, что в судебном приказе отсутствует какая-либо мотивировка (кроме указания на норму материального права), нет указания на установленные факты и правоотношения, нет права на апелляционный пересмотр судебного приказа, крайне затруднительно четко определить момент вступления приказа в «законную силу», поскольку в значительной мере процедура извещения должника, отмены судебного приказа или выдачи судебного приказа взыскателю основана на предположениях и фикциях.

Очевидно, что нормы приказного производства нуждаются в совершенствовании[604]. При этом есть два пути. Первый - урегулировать процедуру вынесения судебного приказа по образцу упрощенного производства в АПК. Второй – довести до логического конца и однозначного закрепления в законе той роли приказного производства, которая ему была придана изначально – альтернативного и допроцессуального производства. В этом случае наличие судебного приказа не может расцениваться как предпосылка права на предъявление иска, нельзя говорить о законной силе судебного приказа, преюдициальности фактов и других свойствах законной силы. Напротив, надо закрепить в законе по образцу понудительного исполнения возможность предъявления как взыскателем, так и должником соответствующих исков. Именно второй путь представляется предпочтительным[605].

Не только уяснение сути приказного производства представляет собой проблему, но и установление соотношения, согласования между нормами приказного производства и остальными нормами ГПК. Нельзя считать приемлемым утверждение о том, что дела о выдаче судебного приказа рассматриваются по общим правилам гражданского судопроизводства за теми изъятиями и дополнениями, которые установлены главой «Судебный приказ». Во-первых, закон не содержит такого положения, а, во-вторых, это противоречит сути приказного производства. Следовательно, применение в приказном производстве норм иных глав ГПК возможно тогда, когда к ним есть специальная отсылка, либо для устранения пробелов в правовом регулировании при условии непротиворечия этих правил сути приказного производства. Во втором случае объективные критерии и рамки отсутствуют как из-за спорности сущности приказного производства, так и из-за субъективизма любого правоприменителя. И поэтому совершенно по-разному могут решаться вопросы об обеспечении требования, о прекращении приказного производства, об обжаловании определений, об участии прокурора, о законной силе и в этой связи о преюдициальности, исключительности судебного приказа.

<< | >>
Источник: Громошина Наталья Андреевна. Дифференциация и унификация в гражданском судопроизводстве. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва-2010. 2010

Еще по теме 3.1. Приказное производство:

  1. 4.4. Приказное (упрощенное) и исковое производство: коротко об известном
  2. Глава 11. Производство в суде первой инстанции
  3. 3. Производства и стадии гражданского процесса
  4. Понятие и характерные черты приказного производства; основания для выдачи судебного приказа; понятие и сущность судебного приказа; стадии приказного производства
  5. 1. Понятие и характерные черты приказного производства
  6. 4. Стадии приказного производства
  7. Основания для выдачи судебного приказа. Порядок приказного производства.
  8. 83.Понятие и сущность судебного приказа и приказного судопроизводства.
  9. 65.Приказное производство.
  10. 2. Возбуждение приказного производства
  11. Понятие и сущность искового производства
  12. Параграф 3. Исковое производство и производство по делам, возникающим из публичных правоотношений, с позиций правоприменения
  13. Параграф 2. Частичное упрощение на отдельных этапах производства
  14. 3.1. Приказное производство
  15. ТЕМА 18. ПРИКАЗНОЕ ПРОИЗВОДСТВО
  16. 1. Понятие приказного производства и судебного приказа
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -