<<
>>

§ 3. Доказательства и доказывание

Положения о доказательствах и доказывании занимают одно из центральных мест в любой системе гражданского процесса и оказывают решающее воздействие на все процессуальные формы, тем самым способствуя достижению главных целей юстиции[157].

Любая позиция сторон должна быть основана и подтверждена доказательствами, которые, в свою очередь, необходимо представить с соблюдением процессуальных норм. Так, в законах монархий Арабского Востока закреплены нормы о том, что ко всем заявлениям в суд должны быть приложены подтверждающие документы. В связи с чем, без рассмотрения аспектов правового регулирования доказательств и доказывания невозможно в полной мере получить представление о гражданском судопроизводстве указанных государств.

Доказывание можно определить как процесс представления доказательств в суде способами, определенными законом, а, соответственно, доказательства - как полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах[158]. В арабской доктрине встречается сходное определение. Суть доказывания заключается в том, чтобы представить доказательства в обоснование фактической стороны своей позиции. Доказательства по сути являются источником, на котором базируется право стороны, и полученными в предусмотренном законом порядке сведениями о фактах. При этом специально акцентируется, что доказывание включает в себя не только представление доказательств, но и обоснование того, что оно подтверждает, какое отношение имеет к делу[159].

Как было отмечено в предыдущей главе, институт доказательства и доказывания урегулирован законодателями Катара, Саудовской Аравии и Бахрейна гражданскими процессуальными кодексами, что характерно для стран, воспринявших континентальную систему права. Однако Иордания,

Объединенные Арабские Эмираты, Оман и Кувейт выделяют доказательства и доказывание в качестве самостоятельной отрасли права, что выражается в принятии по данному вопросу специальных законов: Закон Иордании о доказательствах 1952[160]; Декрет Омана о доказательствах 2008 года №68[161]; Закон Кувейта о доказательствах 1980 года[162]; Федеральный закон Объединенных Арабских Эмиратов о доказательствах 1992 года[163].

Такое положение является результатом исторического влияния английского права.

Во всех ГПК и законах монархий Арабского Востока закреплены нормы о том, что ко всем заявлениям в суд должны быть приложены подтверждающие документы и список свидетелей (с указанием сведений в отношении каждого свидетеля). При этом специально установлено, что все доказательства необходимо сопроводить описанием и обоснованием их предоставления (ст. 1 Декрета Омана о доказательствах 2008 года, ст. 57 Закона Иордании о доказательствах 1952 года). Кроме того, все стороны должны быть заранее осведомлены о документах до судебного заседания, что говорит о закреплении правила раскрытия доказательств (аналог английского правила discovery[164]). Такое положение подтверждено и нормами императивного характера, согласно которым в отсутствие другой стороны никакие дополнения (включая и доказательства) и уточнения не принимаются (например, ст. 50 ГТПА Бахрейна 1971 года). Более того, установлены сроки предоставления доказательств, последствием нарушений которых является отказ в их принятии, что подтверждают и высшие суды[165].

Учитывая изложенное, стороны обязаны своевременно готовить свои позиции и извещать о них оппонентов и суд, в случае нарушений установлены санкции в виде штрафа (например, ст. 99 ГТПЗ Омана 2002 года). Данное положение связано также и с тем, что заявления судом рассматриваются как отдельно, так и совместно с существом спора. Поэтому в случае поступления в суд заявления, которое подлежит рассмотрению отдельно, то есть не при принятии окончательного судебного акта, оппонент должен быть извещен о поданном заявлении заранее. В противном случае суд не вправе его рассмотреть до ознакомления с ним противоположной стороны. В связи с чем, нарушаются сроки вынесения судебного акта по конкретному заявлению, а также дело по вине стороны подлежит отложению исключительно по причине несоблюдения правила о том, что лица, участвующие в деле, должны быть заранее осведомлены о правовых позициях оппонента.

Кроме того, как было установлено в предыдущей главе, языком судопроизводства является арабский язык, поэтому все документы, составленные на иностранных языках, представляются в суд с легализованным переводом (например, ст. 27 ГТПЗ Омана 2002 года). Однако исключения из такого правила можно встретить в судебной практике. Так, Кассационный суд Дубаи вынес постановление №29/97, согласно которому суд может положить в основу решения доказательства, которые подтверждаются представленными на английском языке без перевода документами, при этом не

должно поступить соответствующих возражений от ответчи- 166 ка .

Обе стороны вправе представлять свои доказательства, а также отклонять и опровергать те, которые представлены оппонентом. В целях реализации гарантии права защищать себя всеми законными способами стороны вправе использовать все средства доказывания. ГПК и законами монархий Арабского Востока установлены следующие виды доказательств:

- письменные документы;

- показания (свидетеля, сторон, эксперта);

- признание;

- присяга;

- осмотр и освидетельствование.

В связи с таким делением доказательств, можно видеть как черты англосаксонской (например, стороны и эксперт относятся в разряд свидетелей), так и континентальной (например, осмотр на месте) систем права.

К компетенции судьи отнесено принятие (или отклонение) и исследование тех доказательств, которые предоставляются сторонами, а также их оценка исключительно по его внутреннему убеждению[166] [167]. В обязанности судьи не входит собирание новых доказательств, он не вправе руководствоваться не исследованными в судебном заседании доказательствами, а также доказательствами, которые были предметом рассмотрения другого дела и которые неизвестны другой стороне. Такое положение раскрывает закрепленный принцип состязательности. При этом законодатели монархий Арабского Востока специально закрепляют, что суд обязан соблюдать следующие принципы гражданского процессуального права: принцип независимости и беспристрастности, принцип состязательности, гарантии каждого на судебную защиту и принцип равенства всех перед законом и судом.

Судья должен соблюдать нейтралитет, то есть нельзя относиться к делу и использовать личные знания в отношении данного спора. Кроме того, судье следует игнорировать любые должностные положения или звания всех лиц, участвующих в деле, и быть справедливым (ст. 3 Закона Иордании о доказательствах 1952 года).

Суд наделен следующими полномочиями с целью установления обстоятельств дела:

- вызвать обозначенного стороной (или уже заслушанного свидетеля) для присутствия в судебном заседании и ответа на возможные вопросы (ст. 101 ГТПА Бахрейна 1971 года);

- по собственной инициативе, либо по заявлению стороны обязать любое лицо представить документ, которым он располагает (для осуществления такого полномочия по инициативе суда необходимо одно из следующих условий: закон называет этот документ существенным для разрешения данного спора; документ каким-либо образом связывает стороны или является их двусторонним документом; если одна из сторон ссылалась на такой документ на любой стадии процесса). Важно отметить, что последствием непредоставления документа лицом, на которого возложена судом такая обязанность, является признание истинным того, что должен был подтвердить запрашиваемый документ (в случаях, когда документ запрашивается по запросу стороны - ст. 22 Закона Иордании о доказательствах 1952 года);

- обязать одну из сторон принести присягу;

- назначить проведение экспертизы по собственной инициативе (при этом судья не связан заключением эксперта).

В связи с чем, можно сделать вывод о том, что суд обладает достаточно широкими полномочиями в области доказывания. Учитывая, что такое положение расценивается как отход от традиционного принципа состязательности, роль судьи можно определить как активную.

Оценка доказательств в монархиях Арабского Востока проводится для определения их значения и доказательственной силы. Его основой является умение судьи дать правильную оценку значению доказательства для подтверждения обстоятельства, определить необходимость принятия или отклонения того или иного доказательства.

Если доказательство имеет доказательственную силу, то судья должен его принять, проверить на предмет относимости и допустимости по своему внутреннему убеждению.

В случае если доказательство не имеет доказательственной силы, то возможны два варианта:

- оставить его как отдельное доказательство по иску, либо заменить его на доказательство, имеющее силу. В таком случае проводится оценка его допустимости;

- оставить его как спорное доказательство, которое может быть использовано как истцом, так и ответчиком, не придав ему необходимой доказательственной силы.

При наличии двух равнозначных и при этом противоречивых доказательств, можно сделать вывод о том, что одно из них ложно. Однако в таком случае судье не следует придавать доказательственную силу одному из указанных доказательств на основе своего внутреннего убеждения, так как оно станет обязательным для него и приведет к столкновению интересов и нарушению принципа независимости и беспристрастности судей. При этом сторонам необходимо представить дополнительные доказательства для установления обстоятельств дела.

Судье при оценке доказательств следует основываться на нормах закона, то есть на достоверном их знании, а не на простом раздумье, либо предположении (догадке). В связи с чем, суд ограничен закрепленными в законе нормами. Мнение судьи по конкретному делу не окончательно, что подтверждают и нормы о возможности обжаловать его решение. Он лишь владеет правильным источником, а также представленными сторонами доказательствами, на основании которого должен принять справедливое решение (ст. 1 ФЗ ОАЭ о доказательствах 1992 года). Суд должен основывать свое убеждение, в соответствии с которых им принимается решение по делу, только на тех доказательствах, которые являются неоспоримыми, четко устанавливают то или иное обстоятельство16 . В связи с чем, судья руководствуется понятиями относимости, допустимости (например, телефонные переговоры нельзя использовать в качестве доказательств[168] [169]) и достоверности доказательств (ст.

4 Закона Иордании о доказательствах 1952 года, ст. 97 ГПК Саудовской Аравии 2000 года).

В монархиях Арабского Востока отдельными нормами (ст. 100 ГТПА Бахрейна) или доктриной[170] оговорено, что все доказательства должны исходить из существа дела, быть связаны с рассматриваемым спором (круг обстоятельств, имеющих значение для дела определяет суд - ст. 81/4 ГПК Иордании 1976 года), а также быть достаточными, то есть привести судью к убеждению в истинности того, что сторона пытается установить, используя такое доказательство.

Более того, специально предусмотрено, что доказательства должны обладать свойством «возможности принятия». Такое положение может толковаться как указание закона на то, что он допускает доказательства определенных обстоятельств с помощью тех или иных способов, а также быть материально возможным, то есть не противоречить здравому смыслу (например, если истец заявляет, что он сын лица, которое младше его по возрасту). При этом, как уже указывалось, стороны при представлении доказательств обязаны дать обоснование к каждому из них.

Однако могут быть оговорены случаи недопустимости доказательства, то есть определено законодательное ограничение использования доказательства в целях установления какого-либо обстоятельства, в частности такого вида доказательства как показание свидетеля. Положения по вопросам возможности доказывания встречаются и в судебной практике. Например, коммерческие сделки, независимо от их цены, могут доказываться всеми способами, включая свидетельские показания[171].

Кроме того, ГПК и законы монархий Арабского Востока обязывают доказывать то или иное обстоятельство только при наличии конфликта, то есть в случае наличия возражений другой стороны. Указанное свидетельствует о том, что молчание стороны расценивается как отсутствие возражений против заявленного. Также обстоятельство, которое доказывает сторона, должно быть четко определено, то есть лишено неясностей, чтобы не затруднялось его доказывание, и судья не тратил времени на его установление. Для обозначения указанного в законодательстве монархий Арабского Востока используется термин «действительное явление», под которым понимается, например, совершение определенного действия или наличие определенной вещи.

Как правило, бремя доказывания возложено на истца. Однако все заявления должны быть подтверждены и доказаны стороной, которая делает такое заявление, поэтому бремя доказывания в процессе исследования доказательств переходит от одной стороны к другой. При этом присяга отнесена на того, кто отрицает заявленное оппонентом. По общему правилу пока не доказано иное действует принцип «уважения установившегося положения» (ст.ст. 73-77 Закона Иордании о доказательствах 1952 года). Такое положение особенно проявляется в вещных правах. Так, если заявлены права на имущество, находящееся у другого лица, то заявитель должен обосновать то доказательствами, а право владельца считается законным до тех пор, пока не доказано иное. В отношении личных прав и обязательств установлена презумпция невиновности.

Из указанных положений о том, что любое заявление должно быть подкреплено соответствующими доказательствами, молчание стороны может расцениваться как признание того, что заявлено другой стороной, а также исследованных правил в отношении распределения бремени доказывания, можно сделать вывод о том, что ГПК и законами монархий Арабского Востока регламентируется не только право на доказывание, выражающееся в праве представлять доказательства, но и возлагается обязанность на сторон по предоставлению доказательств, что говорит о жесткой регламентации принципа состязательности.

В законодательстве монархий Арабского Востока закреплены нормы о презумпциях, освобождении от доказывания. Презумпции можно разделить на два вида: законные и установленные судом. Законными презумпциями являются предположения, прямо или косвенно закрепленные в законе

172

и имеющие поэтому юридическое значение . К таким презумпциям может прибегнуть сторона в случае, когда затруднительно доказать то или иное обстоятельство, поэтому заявитель может ограничиться подтверждением необходимых условий для установления презумпции. Презумпции делятся также на опровержимые и неопровержимые. Последняя освобождает того, в чью пользу она установлена, от доказательства обстоятельства, в отношении которого она установлена. Примером опровержимой презумпции может служить договор, согласно которому на одну из сторон возложено обязательство. При этом кредитору недостаточно просто представить такой договор, ему следует еще и доказать тот факт, что должник не исполнил своих обязательств по нему.

Суд вправе, исходя из обстоятельств дела, установить презумпцию и по собственной инициативе (ст. 123 ГТПА Бахрейна 1971 года). Установленная судом презумпция может быть при наличии двух оснований:

- имеется исследованное и обоснованное обстоятельство по делу;

- устанавливаемое судом обстоятельство в качестве презумпции вытекает из другого обстоятельства, которое исследовалось в рамках дела (ст. 43 Закона Иордании о доказательствах 1952 года).

Следует отметить, что в монархиях Арабского Востока, как правило, к таким средствам доказывания, как признание и присяга, прибегают в случае невозможности предоставления других доказательств. В зависимости от доказательственной силы все доказательства делятся на обязательные для судьи (признание, присяга, письменные документы публично-правового характера) и необязательные (показания свидетелей, презумпции, осмотр и освидетельствование). С точки зрения «уникальности», то есть возможности использования для подтверждения любых обстоятельств, выделяют [172] абсолютные (письменные документы, признание и присяга) и относительные. Последние принимаются для подтверждения только некоторых обстоятельств.

Рассмотрим каждый вид доказательства в отдельности.

Письменные документы в зависимости от исполнителя подразделяются на официальные ^ЬЗ^\') и про

стые (4jjUJI іі"ѴІ) (ст. 7 ФЗ ОАЭ о доказательствах 1992 года, ст. 6 Закона Иордании о доказательствах 1952 года, ст. 129 ГТПА Бахрейна 1971 года, ст. 138 ГПК Саудовской Аравии 2000 года). Следует отметить, что исходя из определения указанных видов письменных документов можно провести параллель с признанной другими странами классификацией документов на публично-правовые и частноправовые[173].

Официальными документами являются документы, составленные или удостоверенные уполномоченным сотрудником государственной службы. При этом надлежащие копии таких документов приравниваются к оригиналам. Все остальные документы являются простыми. Законом установлено верховенство и презумпция достоверности официальных документов. Однако такие нормы не лишают права на заявление о том, что такой документ был фальсифицирован.

Простые документы в свою очередь подразделяются на те, у которых есть доказательственная сила (подписанные заинтересованными лицами, при этом к подписи приравнивается собственноручное написание текста документа), и те, которые являются сопутствующими документами (письма и телеграммы, торговые тетради, домовые книги, односторонние акты). Простые документы, имеющие доказательственную силу, являются доказательствами ввиду наличия в них трех элементов: подписи сторон, содержание документа, дата его составления. Если не оспариваются подписи и содержание документа, то такой документ приобретает доказательственную силу официального (ст.ст. 216-219 ТГПК Катара 1990 года).

В случае если сторона заявляет о том, что представленный документ фальсифицирован, суд при наличии сомнений и необходимости (наличие признака существенности данного документа для дела), обязывает заявившую о том сторону, внести на депозит суда сумму в качестве гарантии компенсации потерь и убытков его оппоненту, если его заявление о фальсификации не подтвердится (ст. 132 ГТПА Бахрейна 1971 года). В Иордании обязанности по внесению денежных средств на депозит не предусмотрено, однако закреплены нормы о том, что в случае неподтверждения факта фальсификации на заявителя накладывается штраф (ст. 87/2 Закона Иордании о доказательствах 1952 года). По-разному определяются лица, которые осуществляют проверку факта фальсификации: такая обязанность может быть возложена на государственное обвинение, на самих судей, либо на экспертов. Важно отметить, что любое лицо, имея письменный документ, вправе оспаривать факт того, что на нем выполнен его почерк, подпись или печать/штамп, даже если содержащееся в нем обязательство не должно быть исполнено.

Показание свидетеля определяется ГПК и законами монархий Арабского Востока как сообщение лицом, который не является стороной спора, перед судом об известных ему обстоятельствах, имеющие значение для дела. Важно, чтобы такое показание было непосредственным, то есть свидетель сообщает то, что ему известно как очевидец происшествия или заключения сделки. При этом необходимо отметить, что, как было рассмотрено в предыдущих параграфах, суд вправе подвергнуть допросу явившихся сторон. Такой допрос производится по правилам заслушивания свидетелей, показания сторон также являются доказательствами по делу (ст. 100 ГПК Саудовской Аравии 2000 года).

При этом в монархиях Арабского Востока принимаются в качестве доказательств показания, основанные на слухах (полученные с чужих слов). Обладая меньшей доказательственной силой наряду с другими доказательствами такие показания возможны в следующих случаях:

- смерть;

- необходимости установления родственных связей;

- для подтверждения факта передачи имущества в религиозный фонд (вакуф);

- зафиксированного в протоколе судебного заседания согласия сторон принять его в качестве доказательства для разрешения данного дела (ст. 120 ГТПА Бахрейна 1971 года, ст. 39 Закона Иордании о доказательствах 1952 года, ст. 269 ТГПК Катара 1990 года).

В случае необходимости обеспечения явки свидетеля ему направляется судебная повестка по общим правилам судебных извещений. В случае неявки свидетеля, чьи показания явились бы существенными для разрешения дела, суд вправе вынести распоряжение о его обязательной явке, включая отпуск его полицией под залог. В случае необоснованной неявки суд вправе оштрафовать его. Если оштрафованный не погашает установленную сумму, суд может приговорить его к задержанию на семь суток. Такое судебное постановление является окончательным и оспариванию не подлежит (ст.ст. 108-109 ГТПА Бахрейна 1971 года).

Заслушивание показаний свидетеля перед судом осуществляется на судебном заседании в присутствии сторон. В случае необходимости избежать явки свидетеля в суд по уважительным причинам, к нему может быть направлен судья для снятия показаний (ст. 273 ТГПК Катара 1990 года, ст. 106 ГТПА Бахрейна 1971 года). Такое положение видится архаичным, так как современные технические средства позволяют допросить лицо без осуществления выезда судьи (например, с помощью видеоконференц-связи).

Свидетельские показания не должны противоречить обстоятельствам, установленным письменными документами, а также сами по себе не могут являться достаточными доказательствами, если другая сторона выдвигает возражения против того (ст. 34 Закона Иордании 1952 года, ст. 128 ГТПА Бахрейна 1971 года). Установленный законом запрет на доказывание определенных обстоятельств с помощью показаний свидетеля можно преодолеть в следующих случаях:

- имеется любой представленный ответчиком письменный документ, который склоняет к установлению заявляемых им обстоятельств, может являться письменным подтверждением показания свидетеля;

- когда невозможно представить письменное подтверждение в форме материального или иного объекта и когда обычай и правила делового оборота не требуют предоставления письменного документа в подтверждение показаний свидетеля;

- когда кредитор утратил письменный документ в подтверждение оснований его требований по причине, которую он не мог предотвратить.

Свидетель должен быть дееспособен (Оман - по достижению пятнадцатилетнего возраста, Бахрейн - четырнадцатилетнего возраста), однако недееспособные могут быть допрошены в виде неформальной беседы без принесения присяги. При этом нельзя свидетельствовать против себя, супруга (исключением является спор между супругами). Однако не вправе быть свидетелями лица, являющиеся чиновниками или замещающие выборные должности на государственной службе, юристы, адвокаты, врачи, которые не вправе давать показания даже после прекращения их службы в отношении любой информации, ставшей им известной в связи с осуществлением своих профессиональных обязанностей. Однако по запросу судьи или стороны таким органом может быть выдано разрешение на дачу показаний указанным лицам, например, с целью предотвращения совершения преступления (например, ст.ст. 112-114 ГТПА Бахрейна, ст. 35-47 ФЗ ОАЭ о доказательствах 1992 года).

В ГПК и законах монархий Арабского Востока специально оговорено, что свидетели не вправе представлять доказательства. Как указывалось в прошлой главе, разделы об участниках процесса не нашли свое отражение в законах рассматриваемых государств. При этом определение прав и обязанностей, например, сторон судебного процесса, позволило бы избежать закрепления подобных норм о запрете для иных лиц.

Признание - это заявление показания против себя самого, сообщение о факте, который должен был быть доказан противоположной стороной. Оно должно быть дано в соответствии с законом и по собственному волеизъявлению лица. Так, чтобы признание считалось действительным лицо должно быть дееспособным и действовать добровольно. При этом выражение стороной желания урегулировать конфликт мирным путем не является признанием. Важно, что оно не может быть взято обратно. Если признание осуществляется представителем по делу, то такое полномочие должно быть специально оговорено в его доверенности. По общему правилу признание должно быть сделано перед судом, во время судебного процесса, в связи с обстоятельствами дела. Также признание должно быть принято целиком, а не в той части, которая выгодна (ст. 90 ГТПА Бахрейна 1971 года).

Присяга представляет собой, как правило, устное удостоверение в том, что он говорит правду, с указанием на религию, в которую верит. Правила о лице, которое приносит присягу, во многом являются сходными с признанием, однако присягу можно принести только лично. Учитывая, что присяга является религиозным действием, то приносящее присягу лицо в этом должно руководствоваться положениями религии, в которую он верит. Присягу можно разделить по субъектам на основную и дополнительную. Так, основная присяга является прерогативой сторон процесса, ее приносят в отношении существа спора и она влияет на результат рассмотрения спора. Дополнительная присяга является мерой судьи для установления истины, ее доказательственная сила меньше, чем у основной присяги, поэтому обстоятельства должны быть подтверждены и иными доказательствами. Закон разрешает оспаривать основную присягу, а дополнительную нет. При этом присяга должна быть связана с лицом, которое ее приносит. Если она совершена в отношении иного лица, то она имеет силу получения сведений о том лице. Ограничениями для принятия присяги являются:

- запрет закона;

- противоречие публичному порядку и морали.

В ГПК и законах монархий Арабского Востока выделяют два вида признания и присяги по месту их совершения: судебные и внесудебные. Первые осуществляются перед судом в ходе судебного заседания, во всех остальных случаях присяга и признание являются внесудебными. При этом закреплены нормы о том, что для получения таких видов доказательств суд вправе осуществить выезд к лицу, который намерен принести присягу или сделать признание. Такие нормы являются архаичными, в связи с тем, что в современном мире возможно использование, например, средств видеоконференц-связи.

Осмотр и освидетельствование проводятся судьей в судебном заседании, а если такое невозможно, то может осуществляться выезд на место. Если для установления тех или иных обстоятельств по делу требуются специальные знания, то суд может привлечь специалиста для проведения экспертизы (но не по вопросам права), для чего судом назначается экспертное учреждение (эксперт), которое может быть предложено сторонами процесса. Для проведения исследования в экспертное учреждение могут передаваться необходимые материалы дела, которые подлежат возвращению по его окончании. По результатам исследования эксперт представляет в суд заключение, которое должно содержать ответы на вопросы, поставленные судом. С таким заключением в обязательном порядке подлежат ознакомлению стороны процесса. Суд может обязать явкой эксперта для дачи пояснений по его заключению, что будет также признаваться доказательством по делу (эксперт относится в разряд свидетелей). Кроме того, суду предоставлено полномочие по назначению повторной экспертизы. При этом обязанность по оплате экспертизы в любом случае будет возложена на стороны (ст. 333, 350 ТГПК Катара 1990 года).

В Кувейте и Саудовской Аравии экспертиза проводится, как правило, специальным экспертным департаментом, который сформирован при министерстве юстиции[174]. Такие вопросы, как квалификация экспертов, конфиденциальность, независимость экспертизы и другие могут быть установлены специальными законами (например, Федеральный закон ОАЭ 2012 года №7, содержащий правила производства

судебной экспертизы)[175].

Необходимо отметить, что суд не обязан руководствоваться заключением эксперта, то есть не связан им при принятии решения по делу. Оно является лишь простым доказательством, которое оценивается судом наряду с другими.

Как отмечено в предыдущей главе, структура частей ГПК и законов, регулирующих доказательства и доказывание, построена в основном исходя из видов доказательств. Вместе с тем, интересен тот факт, что в ГПК и законах большинства монархий Арабского Востока (Кувейт, Катара, Объединенные Арабские Эмираты, Иордания) правовое регулирование таких видов доказательств, как осмотр и освидетельствование дополняются экспертизой. При этом экспертиза определена в разделе указанных доказательств. В связи с чем, можно сделать вывод о том, что экспертиза обозначена в качестве подвида таких доказательств, как осмотр и освидетельствование. Однако Саудовская Аравия, Оман и Бахрейн выделяют экспертизу в качестве отдельного вида доказательства, что следует из того, что нормы об экспертизе закреплены в отдельном разделе ГПК и законов.

В монархиях Арабского Востока признаются современные способы доказывания, которые включают в себя электронный документооборот между сторонами (с помощью электронной почты, факсов, телекса)1 . Учитывая, что в качестве доказательств, подтверждающих заключение того или иного соглашения, признаются сообщения по электронной почте, сторонам следует внимательно следить за содержанием их электронных писем, которые впоследствии могут свидетельствовать о наличии соответствующего обязательства. Кроме того, законы об электронных сделках устанавливают ограничения по оформлению отдельных документов в электронном виде (например, завещания), то есть электронная форма таких документов не может приниматься в качестве доказательства и, более того, не влечет правовых последствий (например, п. 1 ст. 6, п. 3 ст. 13 Закона Иордании об электронных сделках 2001 года).

В отношении доказывания электронных сделок высказались и высшие суды. Так, факсовая копия документа признается в качестве доказательства[176] [177]; переданные по факсу сообщения признаются и не могут оспариваться, кроме как по основанию того, что факсовый документ был выполнен и подписан не тем лицом, кому приписывается подпись на документе, а также по основанию несоответствия его оригина-

178

лу .

В связи с изложенным, вопросам доказательств и доказывания выделено особое место среди норм гражданского процессуального права монархий Арабского Востока: определены понятия некоторых видов доказательств, правила их представления и значения для разрешения рассматриваемого спора. Из закрепленных в ГПК и законах норм можно вывести оценку доказательств и предмет доказывания, включая освобождение от доказывания отдельных категорий фактов и распределение бремени доказывания.

Несмотря на то, что некоторые страны (Иордания, Кувейт, ОАЭ и Оман) выделяют в качестве самостоятельной отрасли доказательственное право, правовое регулирование рассмотренного вопроса гражданского судопроизводства сходно во всех монархиях Арабского Востока. При этом прослеживается влияние как англосаксонской, так и континентальной систем права, что наглядно видно на примере видов доказательств и их доказательственной силы.

***

Таким образом, процедура рассмотрения гражданских дел в монархиях Арабского Востока регламентирована как гражданскими процессуальными кодексами, так и специальными законами. По общему правилу указанная процедура в рассматриваемых государствах является унифицированной, то есть применяется судами всех видов и уровней. Вместе с тем, специальное регулирование законодателем Бахрейна процедур в судах Шариата не противоречит установленным общими нормами регулированию данных общественных отношений. Поэтому Бахрейн в данном случае нельзя назвать [178] исключением из общего правила «уникальности» процедуры рассмотрения гражданских дел.

Исследовав гражданское судопроизводство в монархиях Арабского Востока, можно провести параллели регулирования таких общественных отношений с другими странами. Например, стадии гражданского процесса являются типичными для большинства государств. Наличие кодифицированного законодательства в области гражданского судопроизводства типично для стран континентальной правовой семьи. Выделение вопросов доказательств и доказывания в отдельную отрасль права свойственно странам, воспринявшим англосаксонскую правовую систему, что также отразилось и на действующих нормах (например, отнесение сторон и эксперта в разряд свидетелей).

Однако прослеживается и ряд особенностей, которые характерны для монархий Арабского Востока. Среди них отдельно следует выделить следующие.

На истца возложена обязанность сопровождать дело. Ответчик лишается права на представление отзыва на исковое заявление в случае пропуска установленных сроков, его молчание приравнивается к признанию долга. Опоздание стороны к открытию судебного заседания приравнивается к отсутствию.

Процедура заключения мирового соглашения форма- лизирована - суд обязан до перехода к рассмотрению дела по существу предложить сторонам урегулировать спор мирным путем, а стороны в случае начала ведения переговоров о заключении мирового соглашения не вправе их прерывать, то есть на стороны возложена обязанность по рассмотрению поступающих предложений о заключении мирового соглашения, нарушение которой влечет неблагоприятные последствия для такой стороны.

Установлена адвокатская монополия в высших судах монархий Арабского Востока. Кроме того, представительство в судах могут осуществлять только местные адвокаты.

Ввиду действия религиозных норм в законодательстве монархий Арабского Востока закреплены специфические положения. Так, в случае если ответчик трижды не отвечает на вопросы суда, то к нему применяются санкции в виде замечания и удаления из зала. Свидетельские показания, основанные на слухах, принимаются судом в случае отсутствия возражений обеих сторон, а также при доказывании родственной связи и факта передачи имущества в религиозный фонд (вакуф).

Закреплена активная роль судьи в процедуре доказывания. Так, судья вправе по собственной инициативе вызвать уже допрошенного свидетеля, обязать представить документы и принести присягу, назначить экспертизу, что свидетельствует об отступлении от принципа состязательности гражданского судопроизводства в его классическом понимании.

Такие основания как противоречие публичному порядку и конкуренция юрисдикции, либо отсутствие двустороннего соглашения или ратифицированной обоими государствами конвенции являются безусловными основаниями для отказа в исполнении иностранного решения.

Таким образом, несмотря на то, что многие положения законодательства монархий Арабского Востока, касающиеся правового регулирования процедуры рассмотрения гражданских дел, заимствованы из континентальной и англосаксонской правовых семей, сохраняются и нормы, сформировавшиеся под влиянием мусульманского права.

<< | >>
Источник: Ковыршина, Н. А.. Гражданское судопроизводство в монархиях Арабского Востока [Текст] : монография / Н. А. Ковыршина. - М. : РУДН,2013. - 171 с.. 2013

Еще по теме § 3. Доказательства и доказывание:

  1. Понятие судебных доказательств.
  2. Классификация доказательств и правила пользования отдельными видами доказательств.
  3. §1. Понятие и достоверность судебного доказательства в российском законодательстве и доктрине
  4. § 3. Доказательства и доказывание
  5. § 1. СУДЕБНЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ИХ ОЦЕНКА
  6. § 2. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТА КАК СУДЕБНОЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО И ЕГО ОЦЕНКА
  7. § 1. О судебных доказательствах
  8. Гл. 1. Основные положения теории доказательств и доказывания: методологические предпосылки исследования.
  9. 1.1. Ключевые понятия и категории теории доказательств и доказывания.
  10. §3. Проблемы доказывания и доказательств при разрешении административно-правовых споров
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -