<<
>>

§ 2.2. Правовые основы взаимодействия гражданского общества и органов местного самоуправления

Исследование предыдущего параграфа позволило выявить институты гражданского общества, действующие на муниципальном уровне: общественные объединения, политические партии, некоммерческие организации, религиозные организации.

Элементами гражданского общества на местном уровне являются добровольные дружины по охране общественного порядка, добровольные пожарные дружины, общественные палаты муниципальных образований, молодежные парламенты, общественные комиссии, палаты при органах местного самоуправления.

Также следует отметить, что гражданское общество может воздействовать на органы местного самоуправления, используя правовые средства, закрепленные главой 5 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» «формы непосредственного осуществления населением местного самоуправления и участия населения в осуществлении местного самоуправления».

Однако вышеуказанных форм недостаточно для полноценного функционирования институтов и элементов гражданского общества на муниципальном уровне. Как отмечает в своем ежегодном докладе Общероссийская общественная организация «Всероссийский Совет местного самоуправления»[237], гражданскую инициативу в российских муниципалитетах нельзя назвать развитой. Среди причин ситуативного, несистемного характера участия граждан в осуществлении местного самоуправления данной организацией отмечаются следующие:

- сложившаяся система управления, где местные власти больше зависят от вышестоящих органов государственной власти, нежели от граждан;

- отсутствие прочной финансовой базы для гражданской активности, экономическая слабость муниципальных образований;

- несовершенство правовых механизмов, регулирующих участие граждан в решении вопросов местного значения.

В числе наиболее значимых проблем в сфере функционирования местного самоуправления Т.И.

Барсукова выделяет следующие: закрытость деятельности органов местного самоуправления от населения; недостаточный уровень информированности населения о функциях и задачах института местного самоуправления, что, в свою очередь, обусловливает низкий уровень доверия к местному самоуправлению[238]. Низкий уровень доверия влечет за собой слабость общественного контроля на местах и правонарушения в сфере вопросов местного значения. Так, М.М. Курманов и В.Б. Сагадеева в числе «общероссийских» болезней особо выделяют интенсивное строительство многоквартирных жилых домов в зоне индивидуальной жилой застройки, указывая при этом обход застройщиками-нарушителями процедуры проведения публичных слушаний[239].

Как правильно отмечает Д.С. Михеев, «на практике почти не используются такие формы прямого участия граждан в решении вопросов местного значения, как местные референдумы, голосования по отзыву депутатов и выборных должностных лиц местного самоуправления. Население не проявляет интереса к названным муниципальным проблемам»[240]. Аналогичная проблематика выделяется К.А. Антипьевым[241]. В свою очередь С.Г. Дырда указывает, что «жители ожидают от муниципальных органов более энергичного участия в регулировании цен (снижении) в отношении жилищно-коммунальных услуг, в организации спортивной работы по месту жительства населения, благоустройстве территорий, освещении улиц, прилегающих к спальным районам территорий и т.д.»[242]. А.А. Уваровым в качестве одного из негативных факторов развития гражданского общества выделяется снижение роли действующих в рамках законодательства формализованных общественных структур гражданского общества и повышение роли стихийных, хаотичных проявлений неформальных структур гражданского общества[243]. Н.А. Колесниковой в числе характерных черт гражданского общества в современной России выделяется низкая информированность большинства населения о деятельности общественных организаций, невысокий уровень межличностного доверия между гражданами.

Кроме того, ей же указывается тот факт, что процессы институционализации новых форм и механизмов деятельности гражданского общества в России на современном этапе развития осуществляются в основном «сверху» по инициативе государства[244].

В своем докладе Общественная палата России отмечает следующие проблемы развития местного самоуправления, препятствующие диалогу с гражданским обществом: «прошедшая реформа местного самоуправления искусственно усложнила систему, породила глобальное недофинансирование муниципальных функций, формально сняла ответственность за их исполнение с государства, поро­дила дублирование и смешение компетенций субъектов местного самоуправле­ния различного уровня и органов государственной власти субъектов Федерации»[245]. В вышеуказанном докладе также приведены данные социологического опроса Института социологии РАН: на вопрос об оценке возможности граждан влиять на решения местной власти по поводу важных для них проблем из 100 % опрошенных 2% ответили «безусловно да», 19% – «скорее да», 53 % – «скорее нет», 26 % – «безусловно нет»[246].

Кроме того, в ежегодном докладе за 2013 год указывается, что в последние годы мониторинг Общественной палаты Российской Федерации фиксирует нарастающие противоречия между всё большей активностью граждан и готовностью местных властей организовать с ними партнёрское взаимодействие[247]. И.В. Бабичев и Б.В. Смирнов выделяют следующие факторы, сдерживающие активное участие населения в решении вопросов местного значения: привычка надеяться на готовое; недостаток компетентности в области управления; неверие в возможность оказывать влияние на принимаемые решения; недостаток времени и чрезмерная занятость[248]. Однако Э.Ю. Майкова и Е.В. Симонова отмечают, что «при реализации права на управление муниципальным образованием граждане чаще всего используют такие формы, как участие в выборах местного уровня и организованных мероприятиях по благоустройству территории, сходы и собрания граждан, объединение жильцов в домовые и уличные комитеты.

К остальным формам гражданского участия население проявляет незначительный интерес»[249]. Однако следует отметить мнение В.В. Гриба, анализирующего прогнозы Общественной палаты России, что «в ближайшие несколько лет государство будет укреплять свое влияние и расширять контроль за развитием гражданского общества и отдельных его институтов»[250]. Им же указывается на факт слабости общественных объединений на местном, локальном уровне[251].

Исходя из рассмотренных аналитических материалов, можно сделать вывод, что на сегодняшний день работа по развитию институтов гражданского общества, проводимая органами местного самоуправления, не систематизирована и имеет дискретный характер. По мнению С.М. Воробьева, «построение гражданского общества в России только на основе развития социальной активности населения без государственного участия будет малоэффективно, и не будет иметь серьезных перспектив развития в силу патерналистских основ в сознании россиян»[252]. В качестве одного из направлений развития гражданского общества С.С. Тахоева, выделяет законодательное оформление его отношений с органами власти[253]. Таким образом, необходимо законодательное оформление деятельности институтов гражданского общества на всех уровнях власти, в том числе на муниципальном, путем закрепления определенного перечня форм и полномочий активности общества и населения. Считаем, что необходимо развивать такие формы гражданской активности на местном уровне, которые бы охватывали все население муниципального образования и закреплять их статус, перечень полномочий и ответственность в муниципальных правовых актах.

В этой связи заслуживает внимания рассмотрение проблем осуществления общественного контроля на местном уровне. В статье 70 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» указывается, что органы местного самоуправления и должностные лица местного самоуправления несут ответственность в первую очередь перед населением муниципального образования.

Формулировка «ответственность перед населением муниципального образования» дает возможность населению осуществлять непосредственный контроль за деятельностью органов местного самоуправления, данный вид контроля именуется общественным.

2 августа 2014 года вступил в силу Федеральный закон от 21.07.2014 № 212-ФЗ «Об основах общественного контроля в Российской Федерации»[254], установивший правовые основы организации и осуществления общественного контроля за деятельностью органов государственной власти, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных организаций, иных органов и организаций, осуществляющих в соответствии с федеральными законами отдельные публичные полномочия. Следует согласиться с мнением Р.Э. Арутюнян, указывающей, что «общественный контроль в современной России является воплощением важнейшей формы конструктивной социальной активности, которая находит свое выражение через специальный публично-властный механизм, характеризующийся самоорганизацией населения (особой формой деятельности гражданского общества) и государственной политикой по реализации контрольной функции управления, на основе сочетания интересов общества и государства»[255].

В статье 3 вышеуказанного закона закрепляется право граждан Российской Федерации участвовать в осуществлении общественного контроля как лично, так и в составе общественных объединений и иных негосударственных некоммерческих организаций, при этом гражданин приобретает специальный статус, имеющий собственный перечень прав и обязанностей, – общественного инспектора или общественного эксперта. Часть 1 статьи 4 закона дает определение общественного контроля, под которым понимается деятельность субъектов общественного контроля, осуществляемая в целях наблюдения за деятельностью органов государственной власти, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных организаций, иных органов и организаций, осуществляющих в соответствии с федеральными законами отдельные публичные полномочия, а также в целях общественной проверки, анализа и общественной оценки издаваемых ими актов и принимаемых решений.

Законом предусматривается возможность создания специальных сайтов субъектами общественного контроля в целях информационного обеспечения деятельности (ст. 8).

Субъектами общественного контроля, согласно федерального закона, являются 3 вида общественных палат: Общественная палата Российской Федерации, общественные палаты субъектов Российской Федерации, общественные палаты (советы) муниципальных образований, общественные советы при федеральных органах исполнительной власти, общественные советы при законодательных (представительных) и исполнительных органах государственной власти субъектов Российской Федерации. Также в ч. 2 ст. 9 указывается, что для осуществления общественного контроля могут создаваться общественные наблюдательные комиссии, общественные инспекции, группы общественного контроля, иные организационные структуры общественного контроля.

Статьей 10 Закона закрепляются права и обязанности субъектов общественного контроля, к примеру, указывается, что субъекты уполномочены выступать в качестве инициаторов, организаторов мероприятий, проводимых при осуществлении общественного контроля, а также участвовать в проводимых мероприятиях, подготавливать по результатам осуществления общественного контроля итоговый документ и направлять его на рассмотрение в органы государственной власти, органы местного самоуправления, государственные и муниципальные организации, иные органы и организации (пп. 2, 5 ч. 1 ст. 10).

Интересно то, что в Федеральном законе «Об основах общественного контроля в Российской Федерации» предусматривается право субъектов общественного контроля на создание ассоциаций и союзов в целях координации своей деятельности, объединения усилий и средств для повышения эффективности общественного контроля (ст. 17).

Вместе с тем, считаем, что вышеуказанный Федеральный закон нуждается в дополнении главой, определяющей статус общественного контролера, его права, обязанности и ответственность. Также в целях наделения институтов и элементов гражданского общества инициативой разработки муниципальных правовых актов, всем муниципальным образованиям Российской Федерации в качестве инициаторов подготовки муниципальных правовых актов необходимо предусматривать в Уставах общественные палаты (советы) муниципального образования, общественные наблюдательные комиссии, общественные инспекции, группы общественного контроля, иные организационные структуры общественного контроля муниципального образования.

Что касается местного уровня, то здесь система общественного контроля должна охватывать деятельность представительного органа, исполнительно-распорядительного органа муниципального образования, деятельность муниципальных предприятий, учреждений, а также деятельность организаций жилищно-коммунального комплекса.

По нашему мнению, эффективность общественного контроля на местном уровне зависит от прозрачности деятельности органов местного самоуправления, включенности населения в деятельность местных органов и наличия реальных возможностей обжаловать действия и решения данных органов.

По нашему мнению, принципами общественного контроля на местном уровне должны быть:

– обязательность ответа на запросы общественного контролера;

– выборность должности общественного контролера, причем выбран общественный контролер может быть только при наличии рекомендации определенного количества граждан или института гражданского общества. При этом должна приниматься во внимание общественная деятельность лица, инициативность, авторитет в коллективе, возможный опыт работы в общественных объединениях;

– установление льгот для общественного контролера на основном месте работы в связи с исполнением общественных поручений, по возможности, за счет работодателя (к примеру, предоставление дополнительных дней отдыха в году, временное освобождение от служебных обязанностей в связи с исполнением общественных поручений без сокращения размера заработной платы).

Рассуждая о реализации принципа гласности в местном самоуправлении Д.С. Михеев задается следующим вопросом: «А почему бы не расширить субъектный состав общественного контроля, включив в него местные общественные объединения?», указывая при этом следующее: «Ведь, по большому счету, члены этих объединений являются представителями населения муниципального образования, местного сообщества. Они аккумулируют в своих рядах наиболее активных граждан, не остающихся равнодушными к решению вопросов местного значения, в том числе заинтересованных в принятии недостающих, по их мнению, муниципальных правовых актов»[256]. Следует согласиться с вышеуказанной точкой зрения, поскольку выразителями интересов граждан муниципалитета являются все институты гражданского общества, функционирующие на муниципальном уровне.

По-нашему мнению, к мероприятиям муниципального контроля необходимо привлекать население и институты гражданского общества, что в значительной мере повысит легитимность контрольных мероприятий со стороны органов местного самоуправления. Ю.С. Яичникова указывает на то, что «население, граждане, общественные организации, СМИ – субъекты общественного контроля, будучи по правовой природе элементами гражданского общества, не входят в структуру муниципальных органов, выступающих субъектами муниципального контроля»[257]. Однако предлагается не наделять данных субъектов конкретными полномочиями, а только привлекать к участию в качестве наблюдателей с целью повышения гласности в осуществляемых мероприятиях. В этих целях предлагаем дополнить часть 1 ст. 17.1 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» «муниципальный контроль» следующим положением: «В необходимых случаях органами местного самоуправления к осуществлению муниципального контроля привлекаются население муниципального образования и/или общественная палата (совет) муниципального образования, общественные инспекции, группы общественного контроля или иные организационные структуры общественного контроля муниципального образования».

Для обеспечения законности при проведении общественного контроля, необходимо введение в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ[258] следующего состава административного правонарушения:

«Статья 19.4.3. Воспрепятствование деятельности лица, осуществляющего общественный контроль

1. Неповиновение заявлению, требованию лица или группы лиц, осуществляющих в установленном законодательством Российской Федерации порядке общественный контроль, –

влечет предупреждение или наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей; на должностных лиц – от двух тысяч до четырех тысяч рублей; на юридических лиц – от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей».

Интересен тот факт, что в некоторых муниципальных образованиях Российской Федерации уже создан институт общественных контролеров. Так, в городском поселении «Лесной городок» Одинцовского муниципального района Московской области создан подобный институт[259]. Суть его заключается в том, что в отношениях с органами местного самоуправления выступает не население, а избранный группой граждан общественный контролер, уполномоченный представлять интересы выбравших его граждан, соответственно конкретную территорию муниципального образования, присутствовать на всех заседаниях представительного органа, исполнительного органа местного самоуправления. Данному гражданину выдается удостоверение общественного контролера за подписью главы муниципального образования, дающее ему право беспрепятственного прохождения на территорию муниципальных предприятий, учреждений и органов местного самоуправления.

Процессы общественного контроля тесно связаны с общественным представительством населения на местном уровне. Ярким примером данного представительства является институт сельского старосты. Рассмотрим его более подробно. Регулирование деятельности сельских старост, в основном, осуществляется на муниципальном уровне, однако на уровне субъектов Российской Федерации также приняты нормативные акты, регулирующие их деятельность: так, в соответствии с законом Алтайского края от 07.06.2012 № 45-ЗС «О старосте сельского населенного пункта Алтайского края»[260], староста сельского населенного пункта, входящего в состав поселения и не являющегося административным центром, представляет интересы населения соответствующего населенного пункта (населенных пунктов) при взаимодействии с органами местного самоуправления поселения, на территории которого он (они) расположен (расположены). В соответствии с данным законом, в компетенцию старосты входит информирование населения о принятых муниципальных правовых актах и содействие их исполнению, доведение до органов местного самоуправления поселения проблемы населения, принятие мер по их решению, осуществление иных полномочий в соответствии с законодательством Российской Федерации и Алтайского края.

В соответствии с законом Ульяновской области «О сельских старостах»[261] должность сельского старосты учреждается для оказания в границах отдельных сельских населенных пунктов Ульяновской области содействия Губернатору Ульяновской области в реализации его полномочий в сфере организации местного самоуправления. В данном случае видна скрытая государственная природа сельского старосты, реализующего свои полномочия в целях оказания содействия главе субъекта Российской Федерации, фактически не представляющего интересы местного населения. Среди полномочий сельского старосты, закрепленных вышеуказанным законом, можно выделить следующие: 1) представление Губернатору Ульяновской области докладов о положении на территории соответствующего сельского населенного пункта; 2) взаимодействие с органами местного самоуправления поселения или городского округа Ульяновской области при решении на его территории вопросов местного значения; 3) доведение до жителей соответствующего населенного пункта информации о законах и иных нормативных правовых актах по вопросам осуществления на его территории местного самоуправления.

В основном, регулирование деятельности сельских старост осуществляется посредством принятия муниципальных правовых актов. В соответствии с решением Совета депутатов городского поселения Калининец Наро-Фоминского муниципального района Московской области от 28.08.2007 № 6/25 «Об утверждении Положения о старостах сельских населенных пунктов городского поселения Калининец»[262] общественное самоуправление осуществляется собранием жителей и выборными представителями этого населения – старостами. Статья 2 положения закрепляет перечень обязанностей старосты:

– оказывать содействие в решении вопросов местного значения села, деревни городского поселения Калининец;

– организовать на добровольных началах трудовое участие населения в работах по строительству, ремонту, благоустройству и озеленению общественных мест;

– ставить в известность администрацию городского поселения Калининец о случаях самовольного строительства и проведения земляных работ в сельских населенных пунктах;

– оказывать содействие администрации поселения и коммунальным службам в организации сбора мусора, содержании водопроводных сетей в сельских населенных пунктах;

– следить за состоянием прудов, водоемов, колодцев и подъездами к ним и своевременно сообщать в администрацию городского поселения Калининец об их состоянии;

– ставить в известность администрацию городского поселения Калининец о случаях самовольного захвата и нарушения границ земель муниципальной и другой собственности, а также нецелевого использования земель частной собственности.

Проанализировав полномочия сельского старосты, считаем, что институт сельского старосты является эффективным механизмом взаимодействия местных органов и гражданского общества, а также одним из возможных направлений повышения активности населения муниципального образования. Данный институт является элементом гражданского общества на местном уровне, своеобразным связующим звеном населения муниципального образования, общественности и органов местного самоуправления. Поэтому в целях усиления двустороннего диалога всем муниципальным образованиям Российской Федерации целесообразно развивать деятельность данного института на местном уровне.

Важной составляющей эффективного функционирования институтов гражданского общества на муниципальном уровне, а также осуществления населением местного самоуправления является обеспечение «прозрачности», гласности деятельности органов местного самоуправления. Как отмечает Д.С. Михеев, «гласность предполагает открытость и публичность деятельности органов местного самоуправления, широкую информированность населения об этой деятельности, отчеты муниципальных органов власти перед населением, возможность общественного контроля со стороны населения за функционированием органов местного самоуправления, выявление и учет мнения населения при принятии наиболее важных решений по вопросам местного значения, а также возможность граждан влиять на выработку решений властных органов на местном уровне»[263]. Им же указывается, что «гласность выполняет стержневую роль при осуществлении населением своих правомочий по отзыву депутатов, иных выборных лиц местного самоуправления» [264]. По мнению А.В. Лагуткина и Л.Ю. Грудцыной, в настоящее время наиболее важными в системе отношений гражданского общества являются такие процессы, как передача, обработка, переработка, восприятие информации[265]. В силу того, что развитость гражданского общества и инициативность населения зависит напрямую от степени гласности органов местного самоуправления, считаем целесообразным рассмотреть механизмы обеспечения доступа населения к информации о деятельности органов местного самоуправления.

9 февраля 2009 года вступил в силу Федеральный закон «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления»[266], установивший основы правового регулирования отношений, связанных с обеспечением доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления. Одним из способов обеспечения доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления является размещение государственными органами и органами местного самоуправления информации о своей деятельности в сети «Интернет». Перечни же информации о деятельности органов местного самоуправления утверждаются в порядке, определяемом органами местного самоуправления.

Распоряжением Правительства Республики Марий Эл от 13 сентября 2011 года № 563-р утвержден план мероприятий по развитию информационного общества и формированию электронного правительства в Республике Марий Эл на 2011 – 2013 годы[267], который одним из направлений деятельности закрепляет обеспечение доступа к информации о деятельности органов государственной власти и местного самоуправления Республики Марий Эл с помощью интернет-сайтов, кроме того, приоритетным направлением деятельности Правительства Республики является обеспечение перехода органов исполнительной власти Республики Марий Эл и органов местного самоуправления на оказание государственных (муниципальных) услуг в электронном виде в рамках регионального интернет-портала. Однако нами был найден лишь один муниципальный правовой акт, регулирующий вопросы создания электронного муниципалитета – постановление мэра г. Йошкар-Олы Республики Марий Эл от 29 ноября 2004 г. № 3369 «О разработке целевой муниципальной программы «Электронная Йошкар-Ола» на 2005 – 2010 гг.»[268]. Все это свидетельствует о необходимости скорейшей законодательной регламентации вопросов информационной прозрачности органов местного самоуправления.

Муниципальными правовыми актами также регулируются вопросы обеспечения доступа населения к информации. Так, к примеру, решением Собрания депутатов муниципального образования «Волжский муниципальный район» утверждено Положение об обеспечении доступа к информации о деятельности органов местного самоуправления муниципального образования «Волжский муниципальный район»[269], в соответствии с которым каждый орган местного самоуправления обязан обеспечивать доступ к информации о своей деятельности. К такой информации относится информация (в том числе документированная), созданная в пределах своих полномочий органами местного самоуправления или организациями, подведомственными органам местного самоуправления, либо поступившая в указанные органы или организации. В соответствии с вышеуказанным положением, к информации о деятельности органов местного самоуправления относятся также законы и иные нормативные правовые акты, в том числе муниципальные правовые акты, устанавливающие структуру, полномочия, порядок формирования и деятельности указанных органов и организаций, иная информация, касающаяся их деятельности.

Положения, регулирующие механизмы обеспечения доступа к информации о деятельности органов местного самоуправления приняты в следующих муниципальных образованиях Республики Марий Эл: городской округ «Город Волжск», городской округ «Город Йошкар-Ола», городской округ «Город Козьмодемьянск», Волжский, Мари-Турекский, Оршанский, Килемарский, Медведевский, Звениговский, Моркинский, Горномарийский, Новоторъяльский, Куженерский муниципальные районы.

Однако некоторые положения, принятые в муниципальных образованиях, отличаются особой детализированностью. Так, в решении Собрания депутатов муниципального образования «Оршанский муниципальный район»[270] помимо порядка включен еще и перечень информации о деятельности органа местного самоуправления, включающий в себя категории информации и периодичность размещения информации и сроки ее обновления.

Информационная прозрачность органов местного самоуправления может быть обеспечена посредством интернет-технологий. Как отмечают И.А. Мухачев и Б.Б. Адамоков, «первоочередной задачей органов местного самоуправления должно стать обеспечение условий, при которых каждый человек будет иметь реальную возможность влиять на процесс выработки и принятия решений органами и должностными лицами местного самоуправления»[271]. Следует согласиться с мнением Т.Н. Михеевой, указывающей, что «электронная демократия уравновешивает возможности всех граждан – пользователей сети Интернет независимо от места жительства, социальной и профессиональной принадлежности и других критериев, оставляя поле для самореализации наиболее активным и инициативным»[272]. Термин «электронный муниципалитет» еще не нашел широкого распространения в государственных органах и органах местного самоуправления, однако детальное его изучение поможет более глубоко понять механизмы непосредственной демократии на местном уровне.

Смысловое содержание словосочетания «электронный муниципалитет» не получило широкого распространения, так как начало складываться совсем недавно. Учитывая темпы информатизации и проникновения интернет-технологий в сферу государственного и муниципального регулирования, электронный муниципалитет – это будущее состояние муниципальной деятельности, а также качественно новый этап в развитии муниципальных образований, обеспечивающий гласность в деятельности органов местного самоуправления. По нашему мнению, термин «электронный муниципалитет» должен подразумевать создание социально ориентированных проектов на базе информационно-коммуникационных технологий на территории муниципалитета с целью достижения открытого диалога местных властей с населением, местными сообществами, а также с целью оказания населению различного рода услуг.

Электронный муниципалитет – это не только официальный сайт муниципального образования, под ним необходимо понимать механизм информационного взаимодействия органов местного самоуправления с населением, институтами гражданского общества, различными организациями по решению вопросов местного значения. Так, О.Н. Ванеев под электронным муниципалитетом понимает информационное взаимодействие органов местного самоуправления с населением и организациями с использованием информационно-коммуникационных технологий, основанное на принципах открытости, доступности и достоверности информации о деятельности органов местного самоуправления, свободы поиска, получения, передачи и распространения информации о деятельности органов местного самоуправления законным способом, соблюдения прав граждан на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту их чести и деловой репутации, прав организаций на защиту их деловой репутации при предоставлении информации о деятельности органов местного самоуправления[273]. Кроме того, следует согласиться с Д. Сивоволовым, который указывает, что «участвуя в создании «электронного государства», местное самоуправление создает «электронное местное сообщество». И для создания более эффективного местного сообщества на основе современных средств телекоммуникации у муниципальной власти сегодня есть объективные возможности»[274].

Действительно, использование интернет-технологий в осуществлении местного самоуправления предоставляет ряд преимуществ: 1. Повышение качества отношений муниципальных органов с населением муниципального образования, институтами гражданского общества, коммерческими структурами; 2. Сокращение времени на получение необходимой информации; обеспечение круглосуточного доступа к информационным ресурсам; 3. Наличие выбора наиболее оптимального способа обращения к органам местного самоуправления (реального или электронного) – то есть создание альтернативы; 4. Персонализация предоставляемых услуг.

28 января 2002 года было принято постановление Правительства № 65 «О федеральной целевой программе «Электронная Россия (2002 – 2010 годы)»[275], которое положило начало формированию электронного пространства для деятельности органов государственной власти и местного самоуправления в Российской Федерации. Одной из целей вышеуказанной программы является повышение качества взаимоотношений государства и общества путем расширения возможности доступа граждан к информации о деятельности органов государственной власти, повышения оперативности предоставления государственных и муниципальных услуг, внедрения единых стандартов обслуживания населения. Принятие данного нормативного акта и стало отправной точкой для введения таких сравнительно новых понятий, как электронное правительство, электронный муниципалитет, электронная услуга, цифровая подпись и т.д. В финансировании данной федеральной целевой программы планировалось и участие местных бюджетов, однако подобное реальное участие муниципальных бюджетов можно назвать пока экспериментами.

Следует особо отметить, что на сегодняшний день использование Интернета в интересах органов государственной власти и местного самоуправления проявляет собой яркий образ информационного неравенства. Причем различия в использовании интернет-технологий зависят не только от технических возможностей доступа к Интернету в разных регионах России, но и от финансовых возможностей муниципалитетов. Для большинства муниципалитетов России не только на уровне городских и сельских поселений, но и муниципальных районов создание и поддержка сайта, хотя бы только для обозначения своего существования в Интернете, весьма проблематичны в силу жесточайшего дефицита бюджетных средств и отсутствия специалистов по созданию и сопровождению сайтов. Общественная палата России отмечает в ежегодном докладе, что «дотационность муниципальных образований делает глав зависимыми от вышестоящих уровней власти, чем от населения собственного муниципалитета»[276]. В то же время некоторая часть органов государственной власти субъектов Российской Федерации чуть ли не ежегодно модернизирует до неузнаваемости свои сайты и порталы, демонстрируя все более современные и дорогие решения. Кроме того, как отмечает О.С. Соколова, «федеральное законодательство в информационной сфере никоим образом не соотнесено с Законом о местном самоуправлении. Регулирование в данном Законе вопросов деятельности органов местного самоуправления в сфере информатизации не отражает задач, стоящих перед муниципальными образованиями в сфере, не стимулирует муниципалитеты к системной деятельности по формированию основ «электронного муниципального управления»[277]. Следует также согласиться с мнением С.С. Зенина, который рассматривает возможность применения новых механизмов в реализации форм непосредственного народовластия, в частности публичных слушаний и опроса граждан – электронные публичные слушания[278].

Если говорить о Республике Марий Эл, то проблема создания интернет-сайтов для всех муниципалитетов, находящихся на территории Республики до сих пор не решена. Собственные официальные сайты имеют следующие муниципальные образования: городской округ «Город Йошкар-Ола» (http://www.i-ola.ru), Медведевский (http://www.medvedevo12.ru), Параньгинский (http://www.paranga.ru), Новоторъяльский (http://www.toryal.ru), Моркинский (http://www.adm-morki.ru), Горномарийский (http://www.gornomari.ru), Звениговский (http://www.admzven.ru) муниципальные районы. На сайтах данных муниципальных образований пользователь может ознакомиться с историей создания муниципального образования, структурой органов местного самоуправления, федеральными нормативными правовыми актами, регулирующими организацию и деятельность органов местного самоуправления и касающихся вопросов местного значения, муниципальными правовыми актами, касающимися организации деятельности муниципального образования, графиком приема должностных лиц. Также через сайт муниципалитета пользователь может перейти на официальный портал предоставления государственных и муниципальных услуг, а также написать органам местного самоуправления обращение в электронном виде.

Городской округ «Город Волжск», Куженерский, Мари-Турекский, Волжский, Килемарский, Оршанский, Сернурский, Советский, Юринский муниципальные районы собственных официальных сайтов не имеют. Информацию о структуре и деятельности органов местного самоуправления вышеуказанных муниципальных районов можно найти на официальном интернет-портале Республики Марий Эл (http://portal.mari.ru) во вкладке «местное самоуправление». Информация, которую может найти пользователь о данных муниципальных образованиях, сводится лишь к структуре органов местного самоуправления, порядке приема и рассмотрения обращений граждан. Следует согласиться с Е.А. Незнамовой, отмечающей необходимость размещения на официальном Интернет-сайте муниципального образования информации об органах местного самоуправления, возможностях населения по участию в управлении, организацию работы населения с депутатами и представителями органов местного самоуправления в режиме «вопрос – ответ»[279].

Подводя итог вышесказанному, необходимо отметить, что приоритетным направлением в деятельности электронных муниципалитетов наряду с качественным и оперативным предоставлением муниципальных услуг должна быть информационная связь местных властей с населением и гражданским обществом. Подобная обратная связь даст возможность местному населению не только почувствовать влияние на их жизнь, но и предоставит возможность населению участвовать в формировании муниципальной политики. Кроме того, на федеральном уровне необходимо установить конкретные требования к официальным сайтам муниципальных образований, а именно к объему информации, находящейся на сайте, возможности отправления обращений граждан в электронном виде муниципальным органам. Для успешного внедрения интернет-технологий в деятельность органов местного самоуправления всем муниципальным образованиям Российской Федерации необходимо рассмотреть вопрос о трансляции заседаний представительных органов местного самоуправления и проводимых публичных слушаний в сети Интернет.

В этих целях необходимо дополнить ч. 1 ст. 15 Федерального закона от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления», закрепляющую вопросы местного значения муниципального района, пунктом 38 «информационное освещение деятельности местной администрации в сети «Интернет», аналогичные изменения целесообразно внести в часть 1 статьи 14 «вопросы местного значения поселения», дополнив пунктом 41; в часть 1 статьи 16 «вопросы местного значения городского округа», дополнив пунктом 45. Также для повышения «прозрачности» в деятельности представительного органа муниципального образования в статью 35 «представительный орган муниципального образования» Федерального закона от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» необходимо ввести часть 11.2, изложив ее в следующей редакции: «11.2. Представительный орган муниципального образования обязан публиковать ежегодный отчет о проделанной работе в сети «Интернет».

Таким образом, на сегодняшний день необходимо развивать такие формы гражданской активности населения на местном уровне, которые бы охватывали все население муниципального образования - нуждаются в дальнейшем правовом регулировании на муниципальном уровне институты общественного контроля, сельского старосты, электронного муниципалитета.

В целях организации исполнения Федерального закона от 21.07.2014 № 212-ФЗ «Об основах общественного контроля в Российской Федерации» в муниципальный контроль необходимо включить всех субъектов общественного контроля, а также ввести в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ состав правонарушения «Воспрепятствование деятельности лица, осуществляющего общественный контроль». Вышеуказанный федеральный закон целесообразно дополнить главой, определяющей статус общественного контролера, его права, обязанности и ответственность, а также гарантии осуществления общественного контроля. Перечень вопросов местного значения целесообразно дополнить информационным освещением деятельности органов местного самоуправления в сети «Интернет».

<< | >>
Источник: Вавилов Никита Сергеевич. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА НА МУНИЦИПАЛЬНОМ УРОВНЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Казань 2016. 2016

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2.2. Правовые основы взаимодействия гражданского общества и органов местного самоуправления:

  1. Билет №34 1. Участие в гражданском процессе государственных органов, органов местного самоуправления, организаций и граждан, защищающих права, свободы и законные интересы других лиц (цель, основания, формы участия, их процессуальные права и обязанности).
  2. ГЛАВА 18. ОСНОВЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ СЛЕДОВАТЕЛЯ И ОПЕРАТИВНОРОЗЫСКНЫХ ОРГАНОВ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
  3. 2.2.19. Правовое государство и гражданское общество
  4. Правовое государство и гражданское общество
  5. ТЕМА 5 ГОСУДАРСТВО И ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО
  6. 28. Правовое государство и гражданское общество: понятие, признаки и взаимодействие.
  7. ГЛАВА XXIII ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО И ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО
  8. СОДЕРЖАНИЕ
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. § 1.2. Зарубежный опыт правового регулирования институтов гражданского общества в муниципалитетах
  11. § 2.1. Структура гражданского общества и ее правовая регламентация
  12. § 2.2. Правовые основы взаимодействия гражданского общества и органов местного самоуправления
  13. § 3.1. Правовые основы взаимодействия между Российской Федерацией и Европейским Союзом в области исследования и использования космического пространства
  14. § 1. Конституционно-правовая модель взаимодействия объединений граждан, гражданского общества и государства.
  15. Аржанов Владимир Владимирович. АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВЫЕ СПОСОБЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЗАКОННОСТИ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Саратов 2017, 2017
  16. Глава I. Сущность административно-правовых способов обеспечения законности в деятельности органов местного самоуправления
  17. Правовые основы взаимодействия судебных органов государств - членов Совета Европы
  18. Правовые основы взаимодействия судебных органов государств - членов Европейского Союза и судебных органов Европейского Союза
  19. Правовые основы взаимодействия судов государств - членов Совета Европы и Европейского суда по правам человека
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -