<<
>>

2.2. Специфика интеграционного процесса на постсоветском пространстве

І Іеобходимо, отметить, что процессам экономической интеграции в рамках СНГ предшествовали и сопутствуют дезинтеграционные процессы, обусловленные становлением независимых государств на постсоветском пространстве.

В этой связи значительное влияние на взаимоотношения государств оказали многие субъективные и объективные факторы. С одной стороны новые правовые реалии образовавшихся молодых государств, не позволяли использовать механизмы экономического взаимодействия республик, действовавшие до распада СССР181. Обстоятельства потребовали новых механизмов межгосударственного взаимодействия, закрепляемых в нормах международного права. Безусловно, значительное влияние на становление межгосударственного сотрудничества оказали и субъективные факторы: эйфория завоеваний независимости,

неприемлемость всего связанного с советским этапом истории и

стремление максимально дистанцироваться от всех элементов и символов советского государства. При создании Содружества Независимых Государств в 1991 г. межгосударственные связи были значительны и еще только начинали разрушаться, но за три года строительства независимых государств их удалось в значительной степени дезорганизовать.

Среди условий и особенностей, оказывавших значительное влияние на процессы постсоветского взаимодействия государств необходимо назвать следующие: системный социально-экономический кризис в условиях становления их государственного суверенитета и демократизации общественной жизни, перехода к рыночной экономике, трансформации социально-экономических отношений, существенные различия в уровне индустриального развития постсоветских государств, степени рыночного реформирования экономики[155]; привязка к одному государству — Российской Федерации, во многом определяющему ход интеграционных процессов на постсоветском пространстве; наличие более привлекательных центров притяжения вне рамок Содружества; неурегулированные межгосударственные и межнациональные конфликты внутри СНГ[156].

Фактор политической нестабильности, под час являлся определяющим в развитии интеграционных отношений государств. Немаловажным продолжает он оставаться и сегодня. Недавние события, произошедшие в Грузии, Украине, Кыргызстане, Узбекистане поставили много вопросов о перспективах деятельности, в частности, таких интеграционных образований как ЕврАзЭС, ЕЭП, ГУУАМ (ГУАМ). И не смотря на заявления нового руководства этих государств о неизменности

международно-правовых обязательств, - определенная корректировка позиции этих стран по отношению к их участию в различных интеграционных формированиях возможна.

При образовании основных интеграционных объединений на постсоветском пространстве, как «ранних» (СНГ, Экономический союз), так и «поздних» (ЕврАзЭС, ГУУАМ) не был должным образом проанализирован и учтен ни опыт СССР, ни опыт Европейского Союза - прежде всего в формировании органов и институтов, а также системы правовых актов . При этом, что касается европейского опыта, вопрос, о применимости которого будет рассмотрен ниже, то модели ЕС заимствовались многократно, однако это было скорее техническое копирование, чем попытка использовать чужой опыт с целью избежать ошибок и использовать достижения. Для Содружества Независимых Государств, равно как и для большинства других интеграционных объединений, это привело к отсутствию четкой системы правовых актов и институционального подхода к построению системы органов интеграции. Для сравнения с упомянутым выше Европейским Союзом, хотелось бы сослаться на три принципа, провозглашенных в «Декларации Р. Шумана, которая в 1950 г. стала толчком для развития Европейского сообщества»[157]. Первый декларировал, что единство не может быть обеспечено сразу, даже на основе некого генерального плана. Новую Европу предлагалось строить постепенно, выбирая конкретные приоритетные области сотрудничества. Второй принцип определял, что первоочередной является экономическая интеграция, которая в наибольшей степени отвечает потребностям участвующих в ней государств, способствует росту благосостояния народов и одновременно менее затрагивает такие сферы государственного

суверенитета, как национальная безопасность и внешняя политика.

Третий принцип условием успешного продвижения к единой Европе ставил формирование правовой базы интеграции и системы общих институтов, имеющих отчасти межгосударственный, отчасти наднациональный характер, т.е. наделенный правом принятия обязательных решений и правом контроля за их исполнением государствами и всеми другими участниками интеграционного процесса[158]. Таким образом, была обозначена поэтапность интеграционного процесса в Западной Европе от первоначальных ограничительных форм к более сложным, впоследствии нашедшая свое отражение в учредительных документах ЕС и характеризовавшаяся высокой степенью четкости и последовательности. В дополнение отметим, что при создании зоны свободной торговли, на основании Генерального соглашения о тарифах и торговле’[159] именно благодаря четкости и ясности процедур поэтапных торговых переговоров- раундов, во многом достигалась эффективность процессов по снижению тарифов и нетарифных барьеров[160].

Если же обратиться к Содружеству Независимых Государств, то можно сказать, что за минувшее десятилетие государства - участники этого объединения прошли аналогичный путь, но только в обратном направлении. Если в Европе начинали следующим образом: первый этап — таможенный союз и общий рынок; второй - единый внутренний рынок со свободным движением товаров, услуг, капиталов, физических и юридических лиц; третий - экономический и валютный союз и, наконец, четвертый - политический союз (в этот этап страны ЕС вступили с 2001 г.), то в СНГ шли от обратного. Правовые пробелы в международной жизни новых государств СНГ заполнялись с лихорадочной поспешностью

и подчас в ущерб качеству[161]. Таким образом, важной особенностью, негативно влиявшей на развитие и деятельность интеграционных образований на постсоветском пространстве была ев непоследовательность и отсутствие, нормативно закрепленной, поэтапности интеграции, с четкой регламентацией механизма контроля выполнения и перехода от одного этапа к другому.

Говоря о периоде с 1991 по 2005 г. надо отметить тот факт, что на интеграцию государств Содружества постоянно влияли разные по своей значимости и направленности процессы. Новые независимые государства преодолевали и преодолевают последствия политического распада единого государства и общесоюзного народнохозяйственного комплекса, разрыва устоявшихся производственно-технологических и хозяйственных связей предприятий, разрушения единой денежной и финансовой системы; становления государственных институтов власти и управления, реформирования экономических и общественных отношений[162] [163].

Наряду с центробежными тенденциями, препятствовавшими

интеграционным процессам, сам факт масштабного экономического

кризиса, причиной которого были проявления процесса суверенизации и

нарушения хозяйственных связей между государствами СНГ, охватившего 191

все государства и все отрасли их национальных экономик ; заставлял государства заниматься поиском форм восстановления и налаживания экономических связей внутри СНГ. Так в соответствии с данными межгосударственного статистического комитета СНГ, за семь лет (с 1992 по 1998 г.) в государствах содружества объем внутреннего валового продукта сократился в среднем на сорок шесть процентов, реальная

заработная плата составила в 1998 г. шестьдесят процентов от уровня 1992 г., численность безработных на территории бывшего СССР в 1998 г. превысила тринадцать миллионов человек (примерно десять процентов численности экономически активного населения), более сорока процентов населения Содружества оказались за чертой бедности, численность населения уменьшилась на один миллион четыреста пятьдесят тысяч человек’92. В то же время, несмотря на значительный спад взаимной экономической активности в первые годы после распада СССР, товарооборот между государствами СНГ оставался высоким[164] [165]. Так, например, для Беларуси удельный вес России в общем объеме импорта составлял на 1998 г.

пятьдесят четыре целых три десятых процента, а для Украины сорок восемь целых одна десятая процента, для Казахстана тридцать девять целых одна десятая процента, для Армении двадцать целых четыре десятых процента[166]. А для России на ту же дату на государства СНГ приходилось восемнадцать целых семь десятых процента в общем объеме экспорта и двадцать пять целых шесть десятых процента в общем объеме импорта[167]. Справедливым будет отметить, что в 1999 г. товарооборот России со странами СНГ снизился до двадцати шести процентов[168], а в последние годы стабилизировался и приобрел тенденцию постепенного роста[169]. В качестве итога краткого экскурса в экономические аспекты взаимоотношений государств-участников СНГ, хотелось бы выделить, что они продолжают играть друг для друга ключевую роль в экономике. А что касается Российской Федерации, то она

для многих является безальтернативным партнером государств - участников Содружества в сфере импорта энергоносителей, сырья и материалов, а так же единственным доступным емким внешним рынком для экспорта товаров народного потребления, сельскохозяйственной продукции[170].

Еще одним подтверждением жизненной важности и актуальности для государств СНГ взаимных экономических связей служит множество международных договоров, заключенных ими в первые годы существования Содружества. Члены СНГ активно пытались заполнить правовой вакуум, который образовался после распада СССР и методом проб и ошибок, а до восьмидесяти процентов соглашений не исполнялись’[171], искали пути юридического оформления новых механизмов взаимодействия. Так, только за первые три года существования Содружества, его членами было заключено более двадцати многосторонних договоров и соглашений по различным вопросам экономического сотрудничества[172], а количество соглашений более низкого уровня, а тем более двухсторонних соглашений превышает это число многократно. По мнению ряда авторов[173], большинство государств СНГ в экономическом плане, не могут существовать изолированно; специализация, участие в международном разделении труда и, следовательно, торговля с другими государствами - единственный путь для них к экономическому благополучию.

В то же время, как неоднократно отмечалось в литературе объективную сущность интеграционных тенденций неправильно сводить

только к экономическим вопросам, а также территориально­геополитическим факторам202. Нельзя забывать и о единой, в недавнем прошлом, общности советских людей, и о близком менталитете, общей истории, русском языке.

Другим фактором, оказывающим влияние на интеграционные процессы в СНГ, который нельзя оставить без внимания, является различие в уровнях индустриального и социально-экономического развития молодых государств. В связи с индустриальным развитием, важную роль играют наличие полезных ископаемых и развитость промышленного сектора203. Вполне закономерно, что в первые годы после распада СССР государства, обладающие значительным потенциалом экспорта сырья, способным заинтересовать развитые страны*04, оказались в более выгодном положении, чем государства, у которых таких ресурсов нет. Промышленный сектор также неравномерно был распределен по территории СССР, после распада которого, основные промышленные объекты достались нескольким республикам. Все это повлекло за собой разрыв в уровне социально-экономического развития новых государств и значительные различия в качестве жизни населения. Этот фактор остается одним из ключевых в развитии экономических отношений стран СНГ и сегодня.

Другая особенность интеграции на постсоветском пространстве, также как и отсутствие нормативного закрепление

101 См. например: Клендаров М.И. Какие международные суды нужны для СНГ7ЛМЖМП. 2000г. N» 4 С.21-34; Косилкин С.В. Правовой статус интеграционных объединений государств - участников СНГ. Автореферат диссертаини на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М., 2003 С.8.;Костян С.И. Статус институтов Евразийского экономического сообщества, их полномочия и взаимоотношения между собой и с органами государств-участников Сообщества.// Правовые акты Межпарламентской Ассамблеи Евразийского экономического сообщества как средство сближения и унификации систем национальных законодательств Материалы международного научно-практического семинара, 29 января 2002 года: Сборник статей. - СПб.: Секретариат Совета Межпарламентской Ассамблеи государств - участников СНГ, 2002. С. 20-24.

Воробьева И.В., Ефимова Е.Г. Торгово-экономические святи стран СНГ и стратегические интересы России// Интеграционные процессы в странах СНГ. Ученые записки кафедр общественных наук ВУЗов Санкт-Петербурга. Вып. 32,/Под ред. В.Т. Рязанова, СПб., 1996. С. 147.

этапности интеграционного процесса, негативно влиявшая на развитие и деятельность интеграционных формирований на территории СНГ, — разнородность задач интеграционного процесса. Накопившийся пласт проблем в СНГ и желание решить их одновременно, привели к тому, что на создаваемые организации возлагался слишком широкий и неопределенный круг задач. В СНГ всегда существовала проблема выделения из желаемого возможного[174] [175]. Отсутствовало понимание необходимости сосредоточить усилия государств на тех направлениях интеграции, где реально возможно получить наибольший положительный результат и устойчивый интерес для населения государств, а, следовательно, для укрепления и развития Содружества[176]. За 12 лет интеграции на постсоветском пространстве стало очевидно, что реальные возможности активного участия межгосударственных структур в реализации продекларированных задач Содружества весьма ограничены. Значительные различия можно констатировать и в том, какой смысл каждое из государств вкладывало в понятие СНГ, ЕврАзЭС, ЕЭП и т.д., на что рассчитывало, принимая участие в той или иной форме интеграции. Понимание недопустимости создания структур, которым передавалась бы часть государственного суверенитета или передачи, каким - либо органам интеграции наднациональных полномочий, довлевшее над большинством государств СНГ, по существу, превратило многие из структур интеграции в экспертно — консультативные просветительские организации. Любая попытка придания тем или иным органам интеграции прав принятия императивных норм в отношении государств, выливалась либо в усложнение этой процедуры до невыполнимости, либо заменой императивных норм на право давать рекомендации.

Этим в значительной мере и объясняется множественность организационных структур интеграции, о которой говорилось выше: широтой желаемого, как следствие огромным перечнем целей, большими надеждами на интеграцию и скромностью реальных возможностей на фоне нежелания передавать структурам интеграции на постсоветском пространстве часть государственного суверенитета и, как следствие, скромностью результатов.

Еще одним фактором, ставшим следствием процесса распада СССР и оказавшим весомое влияние на интеграцию государств СНГ, является различие в системах национального законодательства бывших советских республик. В первые годы своего становления новые государства СНГ были вынуждены в срочном порядке заполнять пробелы в национальном законодательстве. Процессы нормотворчества проходили зачастую хаотично и при отсутствии должной проработки, при подготовке ключевых нормативных актов не редко брались за основу аналогичные документы западных стран и производилась лишь их незначительная корректировка с учетом национальной и ситуационной специфики. Следствием этого стало то, что из единого правового пространства СССР к 1995 г. сформировалась крайне пестрая картина национальных правовых систем новых государств-членов СНГ. Этот фактор стал значительным препятствием на пути всех форм интеграционных образований на постсоветском пространстве и сделал вопрос унификации и гармонизации законодательства ключевым[177]. Пути и способы решения этой проблемы использовались различные: в рамках СНГ активное развитие получило создание модельных законов, в рамках ЕврАзЭС Интеграционным комитетом и Межпарламентским комитетом была разработана программа

гармонизации национальных законодательств стран - участниц, Межпарламентской Ассамблеей были разработаны Основы законодательства Евразийского Экономического Сообщества,

предлагались и значительные заимствования из опыта Европейского союза[178]. Однако ни в рамках СНГ и ЕврАзЭС, ни в рамках Союзного государства России и Беларуси решения, доказавшего свою высокую эффективность в деле унификации и гармонизации законодательства пока найдено не было.

Еще одной характерной чертой, особенностью интеграции на постсоветском пространстве является активное использование европейских моделей интеграции при формировании правовой базы структур экономического сотрудничества государств-членов СНГ. ,

Термин «интеграция» в его теперешнем значении, как определенного вида сотрудничества государств имеет свое происхождение в так называемом «плане Маршала», вступившем в силу в апреле 1948 г. и предусматривавшем восстановление экономики послевоенной Западной Европы, а также, до известной степени, ее объединение[179]. В этом контексте является естественным, что любое исследование процессов интеграции затрагивает европейский опыт, а построение и анализ новых моделей интеграции берет его в качестве отправной точки. Справедливость требует признать, что попытка применить опыт ЕС становится в современном мире чуть ли не «краеугольным камнем» в развитии региональной интеграции[180]. Европейский опыт выделяется большинством

авторов как наиболее успешный пример региональной экономической интеграции2".

Как уже отмечалось выше, при создании интеграционных образований на постсоветском пространстве активно использовался европейский опыт интеграции и в первую очередь опыт создания Европейского союза в его современной структуре: Европейского Союза и Европейских Сообществ. Успешный опыт европейской интеграции был крайне привлекателен как с точки зрения глав государств СНГ[181] [182], некоторые из которых прямо заявляли об отсутствии необходимости «изобретать велосипед» и возможности прямого копирования европейской моделей интеграции[183]; так и с точки зрения ученых и практиков[184] и стал методологической основой создания нормативных актов - международных договоров, регулирующих интеграционный процесс на постсоветском пространстве. Цель построения экономического взаимодействия в Содружестве Независимых Государств по аналогии с Европейским союзом

воспринималась как естественная и неоспоримая. В литературе неоднократно отмечалось, что «модели Европейских интеграционных организаций, а также нормы ГАТТ/ВТО были заимствованы при подготовке положений о создании большинства интеграционных структур СНГ»215; «политические решения, принятые в Вискулях и Алма-Ате постоянно ориентировались на идеи и опыт Европейского союза; многие органы Содружества создавались по подобию действующих институтов Содружества»216; «опыт СНГ оказался самым подходящим для постсоветской интеграции»217; «в качестве образца для ЕврАзЭС послужила успешная попытка интеграции Европейского экономического сообщества»218; «положения ряда разделов Союзного договора России и Беларуси во многом похожи на положения части 2 Договора о Европейском союзе 1992 г.»219; «при построении Экономического Суда СНГ было бы целесообразно учитывать нормы Суда Европейского Союза»220, «создание Евразийского Экономического Сообщества - это этапная эволюционная трансформация на пути к модели, близкой к Европейскому союзу»221, «в Договоре об Экономическом союзе закладывалась основанная, прежде всего на европейском опыте, теоретически оформленном, в частности Б. Балашшем222 и Ч. Делором223, модель интеграционного развития, предусматривающая прохождение [185] [186]

интеграционным объединением четырех стадий ассоциацию свободной торговли, таможенный союз, общий рынок, валютный союз»224.

Попробуем, не анализируя детально, выделить основные факторы, позитивно влиявшие на успех интеграционного процесса в Европе.

1. Осуществление стратегического планирования интеграции, осознание и правовое закрепление целей интеграционного развития и определение механизмов их достижения. Принятию любого значимого документа предшествовала длительная работа экспертов и ученых.

2. Поэтапность интеграции. Европейский союз развивался от «низших форм» интеграции к «высшим»: от зоны свободной торговли к таможенному союзу и единому внутреннему рынку, далее к экономическому, валютному и политическому союзу.

3. Принятие политических решений на основе экономических предпосылок и их четкое нормативное закрепление. Учет интересов хозяйствующих субъектов.

4. Усиление роли межгосударственных институтов при постепенной передаче им части суверенитета государств, в различных сферах экономической деятельности. Договоры о Сообществе и Европейском Союзе содержат нормы, регулирующие по преимуществу экономическую сферу в конкретных и четко между собой разграниченных секторах народного хозяйства. Также применяется принцип «приданных компетенций», согласно которому Сообщества и Союз могут действовать в тех секторах,

которые оговорены в договорах, и только на основании и в рамках компетенций, которыми их эти договоры наделили[187].

5. Приверженность общим целям интеграции меняющейся политической власти государств, представители которой обладали различной политической ориентацией. Политическая преемственность и четкое выполнение международно-правовых договоренностей.

6. Выработка коллективных решений на основе

, компромисса, взаимных уступок, согласования интересов

различных сторон. При этом компромисс не означал включения в основополагающие международные соглашения норм, требующих подписания дополнительных документов в течении неопределенного времени или широкого распространения института оговорок и частичного действия международных договоров.

7. Тесное взаимодействие права ЕС и национального права государств. Становясь внутренним правом государств — членов, право ЕС формирует единое правовое пространство. Физические и юридические лица, где бы на территории ЕС ни осуществлялась их деятельность в областях покрываемых правом ЕС сталкиваются с одинаковым правовым регулированием, то есть находятся в равном положении. Право ЕС и Суд ЕС имеют

приоритет в пределах своей компетенции при разрешении споров[188].

8. Тщательная научная и методическая подготовка нормативно-правовой базы интеграции, интеграционных документов и механизмов их реализации.

9. Опора на общественную поддержку. Разъяснение и пропаганда тех или иных целей и ожидаемых результатов гражданам.

Анализ названных факторов свидетельствует о том, что субъективные и объективные обстоятельства, сопутствующие интеграционным процессам на постсоветском пространстве в значительной мере отличаются и даже противоположны европейским. И еще одно очень важное обстоятельство: начало правового оформления Европейского Союза было положено в 1951 г. подписанием по инициативе Франции и Германии договора о Европейском сообществе угля и стали (ЕОУС), в 1957 г. были заключены договоры о Европейском экономическом сообществе и Европейском сообществе по атомной энергии; чтобы обеспечить свободное передвижение товаров участникам потребовалось 11 лет, координировать валютную политику они начали через 15 лет; единое экономическое пространство (общий рынок) начал создаваться в 1992 г., через 35 лет, а к созданию валютного союза страны ЕС приступили только в 1999 г. Интеграция в ЕС продолжается. Отметим, что история интеграционного процесса в СНГ начинается в 1993 г. и к настоящему моменту насчитывает 13 лет. Фактор растянутости интеграционного процесса в Европе во времени нельзя недооценивать и это еще одно отличие между постсоветской интеграцией и европейской.

Вопрос применимости опыта Европейского союза к условиям взаимодействия государств — участников СНГ, ЕврАзЭС и других форм интеграции на постсоветском пространстве является предметом постоянной дискуссии среди политиков, юристов, экономистов[189].

Поддерживается мнение, что «различия в объективных условиях интеграции государств в Западной Европе и на постсоветском пространстве означают, что нельзя механически копировать европейскую модель интеграции, институциональную структуру и механизмы интеграционных процессов»[190]. Как справедливо отмечал Ю.А. Тихомиров, «Европейский союз сейчас развивает теорию европейского права. Впечатление такое, что небольшая часть европейских государств в рамках Европейского союза считает, что есть универсальное европейское право. А куда относится правовая система России, Белоруссии, Украины и так далее? Что такое евразийское право? Или славянское право, или есть разновекторное тяготение в государствах СНГ к разным правовым системам? Что такое сегодня право СНГ, если есть хорошее европейское право. Мы ведь тоже живем в Европе, у нас ведь тоже есть фрагмент европейского права. Мне кажется, что право Европейского союза очень тщательно отработано, и, конечно, потребовалось для этого много десятилетий. Механизм его действия, безусловно, хорош и интересен, но сама структура и генезис этой организации не вполне совпадают с тем опытом и с той структурой, которую имеет СНГ»[191]. По мнению специалистов исполнительного комитета СНГ, при выработке

рекомендаций об использовании в СНГ опыта интеграции ЕС важно учитывать два обстоятельства: «Первое - ЕС изначально являлось достаточно симметричным объединением стран с сопоставимым потенциалом каждой из них, а СНГ - сильно ассиметричная структура, где России принадлежит восемьдесят процентов потенциала. Второе — входившие в ЕЭС, особенно в первоначальный период, государства, имели достаточно близкие и однородные хозяйственные механизмы взаимодействия, давние традиции их использования, что существенно отличает это объединение от СНГ»[192]

На наш взгляд, социально-экономический и политический контекст интеграции стран - бывших республик СССР обладает значительной спецификой и не позволяет напрямую заимствовать европейский и мировой опыт правового регулирования интеграции в сфере экономики, и, кроме того, ставит под серьезное сомнение саму идею существенных заимствований[193].

Это, однако, вовсе не означает отрицания необходимости изучения и учета европейского опыта интеграции, а лишь подчеркивает недопустимость прямого копирования моделей, переоценивания и догматизации этого опыта, рассмотрения его как универсального. Напротив, следует согласиться с мнениями, многократно высказывавшимися в литературе, о том, что «параллели справедливы лишь в определенной ограниченной степени, однако, имеет смысл обратиться к изучению Европейского опыта при подготовке документов ЕврАзЭС»[194]; «при рассмотрении функций судов подобных межгосударственных организаций (СНГ, ЕврАзЭС) представляется довольно интересным опыт Суда Европейского Союза»[195]; «говоря о применимости опыта ЕС в строительстве Евразийского Экономического Сообщества следует учесть всю совокупность факторов, которые сближали участников Сообщества, одним из важнейших среди них является принцип наднациональности деятельности институтов и осознанной передачи государствами части своего суверенитета органам европейской интеграции»[196]; «не следует слепо копировать содержание правовых актов и договоров стран сообщества в сфере международной экономической интеграции, речь должна идти об учете принципов и закономерностей интеграционного процесса, переосмыслении и использовании опыта Европейского союза: необходимо использовать только те элементы правового механизма

международной экономической интеграции, которые приемлемы в определенной мере к экономике постсоветских стран и, в частности, государств Евразийского Экономического Сообщества»[197].

Таким образом, опыт интеграции в Европе, наряду с опытом интеграции в ряде других регионов необходимо использовать лишь как аналитическую базу, для выявления успехов и ошибок данных моделей интеграции при построении собственной оригинальной модели интеграции на территории СИГ.

<< | >>
Источник: ТРОИЦКИЙ ВЛАДИМИР АЛЕКСАНДРОВИЧ. Правовые аспекты интеграции в рамках ЕврАзЭС и Единого Экономического Пространства Беларуси, Казахстана, России и Украины. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ - 2005. 2005

Скачать оригинал источника

Еще по теме 2.2. Специфика интеграционного процесса на постсоветском пространстве:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -