<<
>>

1. Конкретизация показаний допрашиваемого в связи с обстоятельствами дела, связанными с предъявляемы­ми доказательствами

Специфика деятельности следователя при допросе заклю­чается в том, что ему приходится ставить перед допрашивае­мым вопросы, ориентирующие последнего на дачу показа­ний, относящихся к расследуемому делу, в пределах осве­домленности этого лица.

Как известно, следователь вначале должен сформулировать перед допрашиваемым в общем ви­де вопрос, определяющий предмет допроса конкретного ли­ца. В ходе следственного действия перед ним ставятся раз­личные по своему характеру вопросы, направленные на по­лучение полных, всесторонних и объективных показаний.

Для установления истины по делу необходимо достиже­ние адекватного взаимопонимания между допрашивающим и допрашиваемым, которое не только обеспечивается одно­значным пониманием содержания устной речи, но и требует строгой ориентации допрашиваемого на дачу показаний об индивидуально-определенных событиях, фактах, обстоя-

81

тельствах, объектах и лицах. Легко себе представить ту пута­ницу и дезорганизацию, которая будет внесена в ведение рас­следования, если, скажем, два свидетеля на один и тот же во­прос следователя о действиях подозреваемого в определенное время и в конкретном месте дадут показания о различных ли­цах. Поэтому, чтобы быть уверенным в том, что допрашивае­мый дает показания о лице, объекте или обстоятельстве, инте­ресующем следствие, при допросе целесообразно использо­вать доказательства, позволяющие конкретизировать показа­ния применительно к обстоятельствам расследуемого дела, связанным с предъявленным доказательством.

Предъявление доказательств - наиболее надежный спо­соб конкретизации показаний в связи с определенными об­стоятельствами расследуемого дела. Напротив, нерацио­нальным и менее надежным способом может явиться опи­сание следователем в вопросе к допрашиваемому наиболее существенных признаков и примет определенного лица или объекта, о котором предстоит получить показания от доп­рашиваемого.

Однако словесное описание по своей яркости и полноте значительно уступает ознакомлению с объектом в натуре (равно как и с фотографией, рисунком, схемой и т.д.) . Другой распространенный недостаток описания при­знаков объекта в вопросе относится, к сложности нейтрали-;зации внушающего воздействия со стороны следователя на допрашиваемого, когда полностью не удается избежать на­водящего характера вопросов. В силу указанных причин предъявление доказательств как эффективное средство кон-

\' В рассматриваемых ситуациях такое свойство предъявляемых доказа­тельств, как их наглядность, не преследует целей активизации ассоциаций и припоминания забытого. Используемые доказательства хорошо известны допрашиваемому. Однако он нередко затрудняется выделить из известных ему объектов тот, в связи с которым он допрашивается. Поскольку предъяв­ление доказательств для конкретизации показаний не ориентирует допра­шиваемого на дачу определенных показаний и не подсказывает их содержа­ния, рассматриваемый тактический прием не заключает в себе элемента внушения, присущего запрещенным УПК наводящим вопросам.

82

кретизации показаний получило значительное распростра­нение в следственной практике.

Наиболее часто для конкретизации показаний предъяв­ляются вещественные доказательства и особенно докумен­ты. Закон (ст. 69 УПК) упоминает протоколы следственных и судебных действий, а также иные документы. Приложе­ниями к протоколам, входящими в качестве составных час­тей, могут быть: фотоснимки, киноленты, фонограммы, планы и схемы. В качестве приложений к протоколам закон (ст. 141 УПК) рассматривает также оттиски и слепки сле­дов. Однако эти объекты не могут рассматриваться как раз­новидность документов, поскольку они имеют иную приро­ду отображения доказательственной информации1.

Иные документы составляются: а) по требованию или поручению органов расследования или суда и содержат данные об обстоятельствах, имеющих значение для дела (характеристики, акты ревизий, справки и т.п.); б) в связи с совершенным правонарушением представителями админи­страции, контрольно-ревизионных органов, общественности (например, акт контрольной закупки); в) вне связи с уголов­ным делом (приказы, инструкции, письма, дневники, инвен­таризационные ведомости, различные записи и т.д.), однако по своему содержанию они также могут иметь доказатель­ственное значение.

Причем под иными документами пони­маются как письменные документы, так и графические -схемы, планы, рисунки, фотографии и т.д.2

Доказательственное значение имеют документы, обла­дающие совокупностью следующих признаков:

а) они содержат сведения, носитель которых известен и которые могут быть проверены;

б) сведения удостоверяются или излагаются органами

См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. С. 668. 2 См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. М., 1976, С. 143.

83

или лицами, от которых документ исходит, в пределах их должностной компетенции или, если документ исходит от гражданина, в пределах его фактической осведомленности;

в) соблюден установленный законом порядок приобще­- ния документа к делу;

г) фиксируемые в документе сведения о фактах и обстоя­ тельствах имеют значение для данного дела .

Характер профессиональной деятельности, например бухгалтеров, водителей транспортных средств, контролеров ОТК, слесарей, фрезеровщиков и т.д., обычно бывает связан с выполнением однородных или схожих трудовых опера­ций, в частности с оформлением однотипных бухгалтерских документов, с движением по одному маршруту, с изготов­лением одинаковых деталей. При выполнении однородной работы бывает сложно ориентировать допрашиваемого на дачу показаний, относящихся к событиям определенного трудового дня. Причем трудность заключается не в том, что допрашиваемый забыл определенные обстоятельства. На­против, эти собышя содержатся в его памяти. Просто при вы­полнении однородной работы допрашиваемый иногда затруд­няется связать конкретную дату с происходившими в этот день событиями, представляющими интерес для следствия.

Индивидуализировать события определенного дня помо­гает предъявление допрашиваемому различных документов и вещественных доказательств, ориентирующих на дачу по­казаний, относящихся к работе допрашиваемого в опреде­ленное время. В этом отношении характерен допрос в каче­стве свидетеля шофера Кульпицкого, который давал пока­зания о событиях, имевших место несколько месяцев тому назад в районе следования маршрутного автобуса Смоленск - Кардымово.

Первоначально свидетель не мог сказать ни­чего определенного об интересующих следствие обстоя­тельствах, поскольку не мог уяснить, события какого кон-

См. Теория доказательств в советском уголовном процессе. С. 667.

84

кретного рабочего, дня интересуют следователя. Положение существенно изменилось, когда следователь предъявил допрашиваемому путевой лист № 4732 за 10 декабря.

Ознакомившись с путевым листом, Кульпицкий пояснил, что 10 декабря он работал на автобусе № 14-68 на маршруте Кардымово - Смоленск, хорошо помнит, что это было в воскресенье, так как в автобусе ехали знакомые охотники, которые обычно возвращались в этот день с охоты. Автобус выехал из поселка Кардымово в 16 час. Метели еще не бы­ло. Она началась приблизительно через 20-30 мин. По доро­ге на остановках пассажиров садилось мало. Гражданин, одетый в кирзовые сапоги, военный бушлат защитного цве­та и военную зимнюю шапку-ушанку, в автобус не садился. Проезжая между деревней Синьково и пос. Гидеоновка, об­ратил внимание на то, что граждан, идущих по дороге, нет. Хотя внимательно следил за дорогой, ни пьяного на дороге, ни темной телогрейки на снегу не видел. Автобус был но­вый, технически исправный, снегоочистители работали хо­рошо. Фары даже в метель давали видимость до 150 м. Ско­рость в метель была небольшая - 25-30 км. В Смоленск к автовокзалу из-за метели прибыл с опозданием в 17 час. 30 мин. Поскольку метель усилилась, в Кардымово в этот день больше не ездил. Автобус был переведен диспетчером на обслуживание внутригородских линий.

Обращает на себя внимание, что Кульпицкий допраши­вался не по реквизитам и обстоятельствам оформления пу­тевого листа, хотя некоторые данные были использованы им в процессе дачи показаний (время убытия автобуса из Кардымово и прибытия в Смоленск, прекращение работы на линии из-за сильной пурги). Главные же сведения, интере­сующие следствие о том, что свидетель наблюдал на дороге при следовании из Кардымово в Смоленск, были лишь сопут­ствующими обстоятельствами по отношению к содержанию предъявленного документа, который помог конкретизировать показания.

Поскольку путевой лист имел доказательственное

85

значение, он был приобщен к уголовному делу.

Как уже отмечалось, особую группу среди документов занимают протоколы следственных действий. Изучение практики показало, что наиболее часто из них для конкрети­зации показаний применительно к определенным обстоя­тельствам дела используются протоколы допросов, осмот­ров места происшествия и приложения к ним.

С целью конкретизации показаний при допросе могут быть предъявлены прежние показания как самого допраши­ваемого, так и других проходящих по делу лиц. Обычно это делается в тех случаях, когда какие-то обстоятельства дела не получили полного и всестороннего освещения в показа­ниях и когда предполагается, что они должны быть извест­ны допрашиваемому. В частности, если подозреваемый со­общил следователю на предыдущем допросе, что непосред­ственно после совершения преступления неподалеку от места происшествия он встретил своего знакомого и разго­варивал с ним, но ничего не сказал о содержании разговора, то целесообразно, сославшись на эти показания, предло­жить подозреваемому дополнить их, пояснив, где произош­ла эта встреча, как долго и о чем они разговаривали, не за­дал ли последний ему вопросов, связанных с необычным видом подозреваемого (порванной одеждой, наличием си­няков и ссадин на лице), и т.д.

Круг обстоятельств, необходимость конкретизации кото­рых может возникнуть при производстве допросов, весьма разнообразен. Прежде всего это те из них, которые относят­ся к предмету доказывания по уголовному делу. В ряде слу­чаев бывает целесообразно конкретизировать в показаниях промежуточные и вспомогательные факты, способствую­щие установлению обстоятельств, составляющих предмет доказывания .

1 О промежуточных и вспомогательных фактах см. подробнее: Теория доказательств в советском уголовном процессе, С. 140-144.

86

При предъявлении протоколов осмотра места происше­ствия и приложений к ним (прежде всего, планов, схем, фо­тографий) преследуется цель конкретизации показаний применительно к определенным обстоятельствам рассле­дуемого преступления, а также обстановке места происше­ствия, следам преступления и вещественным доказательст­вам, а равно иным обстоятельствам, имеющим значение для дела (ст.

178 УПК).

Показательны в этом отношении действия следователя по делу об изнасиловании и убийстве несовершеннолетней Д. Преступление было совершено на заболоченном пустыре размером 800x1500 кв. м. На нем находилось более 100 зем­ляных бугров различных размеров и формы, между кото­рыми местность была покрыта водой глубиной до 25-30 см. На буграх и между ними росли молодые деревья и кустар­ник. При осмотре места происшествия для удобства ориен­тации была изготовлена фотопанорама пустыря с видом на него сверху, на которой было показано место нахождения трупа и следы преступления.

По делу возникла необходимость допросить ряд свидете­лей, находившихся вечером 30 апреля, когда было соверше­но преступление, на пустыре, с целью установления лица, виновного в изнасиловании и убийстве Д. В связи с особен­ностями пустыря (значительная протяженность, однообра­зие рельефа) дача показаний свидетелями и протоколирова­ние этих показаний представляли известную сложность. По­этому бьши изготовлены дубликаты фотопанорамы, которые предъявлялись свидетелям для указания пути их следования по пустырю и обозначения мест, где они видели кого-либо из граждан. Затем фотопанорамы приобщались в качестве при­ложений к соответствующим протоколам допроса.

Указанные действия следователя привели к успеху. Не­совершеннолетний свидетель Прохоров сообщил, что 30 апреля, около 21 час., находясь на пустыре со своим ровес­ником Матвеевым, видел, как из кустов вышел незнакомый

87

ему парень 20-22 лет в закатанных до колен брюках. Место, где он видел парня, и направление его движения были обо­значены на фотопанораме и описаны в протоколе его до­проса. Аналогичным образом был допрошен и Матвеев.

В дальнейшем, когда Сорокин был задержан и сознался в совершении расследуемого преступления, ему в ходе до­проса было предложено обозначить на фотопанораме пус­тыря стрелками путь его следования, а места, где он напал на девочку, изнасиловал и убил, а также видел играющих на пустыре двух подростков, обозначить цифрами. Отмеченное им место изнасилования и убийства потерпевшей совпало с местом обнаружения трупа Д., а место, с которого он видел игравших на пустыре мальчиков, совпало с тем местом, где несовершеннолетние Прохоров и Матвеев видели выхо­дившего из кустов парня в закатанных до колен брюках. В данном случае конкретизация показаний с помощью предъ­явления фотопанорамы привела к получению дополнитель­ных доказательств виновности Сорокина.

В целях ориентации допрашиваемого в отношении фак­тов, интересующих следствие, и конкретизации его показа­ний в связи с определенными обстоятельствами расследуе­мого дела нередко успешно используются также и вещест­венные доказательства. Так, при расследовании одного из дел об умышленном убийстве, сопровождавшегося расчле­нением, в реке был выловлен чемодан, в котором находи­лась часть трупа. На внутренней стороне крышки чемодана хорошо сохранился рисунок окуня, выполненный на листе плотной бумаги, за который была выставлена оценка четы­ре. Рисунок имел индивидуальные особенности. Можно предположить, что он выполнен учащимся школы или чле­ном изокружка. Следователь решил установить автора ри­сунка, чтобы выяснить, как этот рисунок попал на крышку чемодана, и выявить преступника. С этой целью в ходе до­просов ряда свидетелей - учащихся, членов и руководителей кружков изобразительного творчества, преподавателей ри-

88

сования и т. д. - им предъявлялся указанный рисунок и ста­вился вопрос, видели ли они его раньше и кем он выполнен. Проведенная работа помогла установить автора рисунка1.

<< | >>
Источник: Соловьев А.Б.. Использование доказательств при допросе на предварительном следствии. Методическое пособие. М.: ООО Издательство «Юрлитинформ», 2001- 136 с.. 2001

Еще по теме 1. Конкретизация показаний допрашиваемого в связи с обстоятельствами дела, связанными с предъявляемы­ми доказательствами:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -