<<
>>

Восточная Римская империя: организация власти и управления

Судьба Восточной Римской империи со столицей Константи­нополь (бывший Византии), возникшей после раздела 395 г., еще при императоре Феодосии I, оказалась совсем иной, нежели судьба Западной империи. Здесь свободные земледельцы долгое время сосуществовали с зависимыми и порабощенными слоями населения Малой Азии, Сирии, Египта и Балкан. Волны варварских наше­ствий не смогли разрушить или перестроить сложившийся поря­док, и многие из пришельцев предпочли остаться на пустующих землях рядом с местными земледельцами. Правители империи су­мели позаботиться также о том, чтобы оборону от варваров осу­ществлять руками самих варваров и с помощью союзных племен. Успешная совместная оборона и успехи собственных военных пред­приятий сплотили многочисленные народы империи, которые име­новали себя ромеями (римлянами), но могли говорить по-гречески, а также на египетском, арабском, армянском, грузинском, болгар­ском и других языках. Православие вплоть до VIII в. мало чем

Тема 10. Европа и Восток в начале средних веков

225

отличалось от католицизма. Государственные учреждения и зако­нодательство долго время сохраняли черты преемственности с учреждениями и законами древних римлян.

Византийскую державу, простиравшуюся от Армении до Ис­пании и Галлии, неоднократно тревожили внешние вторжения — гуннов, которых остановили у стен Константинополя, аваров и славян (558 г.), персов и аваров (626 г.), арабов (672 и 717 гг.). Са­мый удачливый и самый известный из ранних правителей империи Юстиниан, человек незнатного происхождения, одержал много побед над варваризованным населением Италии, Иберии, Север­ной Африки и Балкан. Но после его смерти арабы довольно быс­тро отвоевали Сирию, Египет, Северную Африку и Иберию, За­кавказье, и власть во многих отдаленных провинциях перешла фактически в руки местных военачальников. Власть самого импе­ратора не была наследственной, с чем было связано множество драматических смен верховного правителя под воздействием при­дворных интриг или бескомпромиссной борьбы соперничавших группировок.

После Юстиниана наступил период перехода к феодально-со­словному строю с уменьшением наполовину общей территории дер­жавы. В VIII—IX вв. возникает сильная централизованная власть, в особенности в эпоху иконоборчества (против почитания икон и мощей), когда феодальное закабаление крестьян сопровождалось конфискацией богатства церкви и монастырей. С этого периода выбор патриарха и некоторых епископов стал зависеть от усмот­рения императора. После восстановления иконопочитания в 843 г. вплоть до XII в. происходит возвышение централизованного бюрок­ратического аппарата государственной власти, контролировавшей многие сферы жизни подданных. На этот же период приходится правление Македонской династии, отмеченное своеобразным "воз­рождением" античной грекоязычной культуры, в основе которого лежало строго систематизированное богословие и церковное изоб­разительное искусство (иконопись, фрески, книжные миниатюры). Античное наследие изучалось в высшей Мангаврской школе, где преподавал патриарх Фотий (середина IX в.) и где учились сла­вянские просветители Кирилл и Мефодий. В IX в. было восстанов­лено преподавание юриспруденции и философии.

В XIII в. Византия переживает период децентрализации и упадка, особенно после 1204 г., когда она распадается на несколь­ко государств. В 1261 г., после изгнания крестоносцев-агрессоров из Константинополя, империя восстанавливается, но уже не об­ретает прежнего величия и могущества. Централизованному управ­лению вновь препятствует феодальная раздробленность.

Управление империей. В центре все управление сосредото­чивалось вокруг императора — верховного военачальника, зако-

226 Часть I. История права и государства в древности и в средние века

I

Тема 10. Европа и Восток в начале средних веков

227В

подателя, судьи, к тому же раздающего титулы и должности. Функциональные полномочия чиновников, должности которых, подобно императорской, тоже не являлись наследственными, были типичными для самодержавно-бюрократического строя. Так, пра­витель столицы эпарх осуществлял высшую судебную власть в го­роде, ведал его снабжением и надзирал за деятельностью ремес­ленных и торговых коллегий. Замещение высших должностей сде­лалось привилегией сенаторской знати. Император, которого вы­бирала знать вместе с войском и наместниками провинций, управ­лял, как и римские императоры первых веков «империи, с помощью Сената (совещательного органа по вопросам мира и войны под председательством эпарха — градоначальника столицы) и Государ­ственного совета, работавшего под председательством квестора, ведавшего текущими административными вопросами и осуществ­лявшего судебные функции.

Высшими должностными лицами помимо императора (васи-левса — по-греч. царя) были префект (эпарх) столицы, началь­ник дворца, квестор, две магистратуры армии, два префекта .^ преториев (Малой Азии и Иллирийского претория на Балканах). * [ Имелись также знатоки законов (логофеты). Канцелярии имено- "| вались секретами. Местное управление организовывалось соот­ветственно в префектурах, диоцезах, провинциях и общинах. Имелись также наместники (экзархи,) в Италии (Равенна) и Африке (Карфаген).

Все должности подразделялись на несколько разрядов. Пере­ход в более высокий разряд давал право на более высокий пост. Иерархия чинов и титулов была приведена в систему в конце IX в. Почетные титулы, не передававшиеся по наследству, делились на четыре разряда, а затем каждый из них еще на строго определен­ное число рангов. Всего таких рангов было 18. Система рангов напоминала некоторые древние лестницы чинов, например в цинь-ском Китае и отчасти в Египте и Шумере. Однако взаимоотноше­ния властвующих и подвластных было несколько иным, чем в древности или в средневековой Европе.

Ряд должностных лиц (евнухи, спалъничие) находились как бы наверху иерархии, нередко получали от монарха чрезвычайные полномочия и становились временщиками (правителями с диктатор­скими полномочиями). Власть самодержца не была беспредельной, а равно и столь уж устойчивой для ее обладателей. Обожествлялся трон, место василевса, его ранг, а не сама личность или динас­тия правителей.

Византийская официальная доктрина изображала василевса земным божеством, божественным венценосцем. К нему постоянно прилагался торжественный эпитет "солнце" (как намек на его связь с космическим порядком): его одежда, жилище и даже чернила,

которыми он подписывал документы, имели символический свя­щенный смысл, образуя составные части государственной культо-| вой обрядности.

Традиционная и ритуально закрепляемая униженность под-1 данных (коленопреклонение и лобызание земли у ног самодержца! совершали и сенаторы) сопровождалась показной униженностью! самого императора, который наряду с державой — символом зем-1 ного могущества — держал еще акакию (мешочек) с землей, на-| поминавшей о бренности всего сущего.

В этих условиях установился обычай соправительства: правя-! щий василевс еще при жизни спешил короновать своего наслед-1 ника, нередко ребенка, чтобы повысить его шансы в занятии тро-1 на. Ему присваивали титул цезаря. Эту традицию расстраивало за-1 силье временщиков, которое причиняло значительный ущерб уп-1 равлению в центре империи —умаляло значение центральных! ведомств (военного, финансового, внешнеполитического) и админи­страции на местах. Временщики везде расставляли своих людей. Все это дискредитировало власть монарха и провоцировало мяте­жи. За тысячелетнюю историю империи две трети самодержцев были лишены престола не по своей воле: с помощью яда, заточе­ния в монастырь, утопления, ослепления или оказавшись жертва­ми тайных заговоров.

В провинциях власть подразделялась на две — гражданскую \\ и военную. Сходное управление имело место в древнеассирийской и римской державах. Военачальник осуществлял власть над воен­ными, гражданский правитель провинции — над всеми остальными. В первые века под воздействием почти ежегодных вторжений ара­бов армия была разделена на элитную экспедиционную гвардию и остальные корпуса, именуемые фемами. В этом случае каждый | корпус возглавлял стратег (генерал), который обладал одновре­менно военной и гражданской властью над армейским округом. Фемные войска быстро превратились в территориальные армей­ские подразделения, и солдаты этих войск стали сборщиками на­логов. Обеспечение армии устойчивым жалованьем-наживой при­вело к быстрому истощению ресурсов в районах ее размещения. Городская жизнь и торговля пришли в упадок. Положение было восстановлено только во времена правления Македонской дина­стии в IX—XII вв.

Налоги с населения составляли основную статью пополнения государственной казны помимо военной добычи и торговых сборов. Они исчислялись в зависимости от размеров пахотной земли, ее качества, а также количества рабочих рук. Крупные собственни­ки обязывали выплачивать свой налог посаженных на пекулий (уча­сток с инвентарем и рабочим скотом) рабов, колонов и арендато­ров. Привилегированная часть знати сама добивалась освобождения

228 Часть I История права и государства в древности и в средние века

от налогов. Землю беглого колона или свободного земледельца на­сильно присоединяли к участкам соседей.

Регулярно каждые 15 лет устраивали проверки имуществен­ного положения налогоплательщиков и соответственно меняли размеры налогов Крупные землевладельцы и военная знать (ди-наты — сильные) со временем добиваются прикрепления крестьян к земле и превращения их в разновидность феодально зависимых людей (париков).

В городах дети ремесленников обязываются продолжать заня­тия отца. В войсках солдатская служба также превращалась в на­следуемую профессию. Это поддерживалось раздачей земельных участков за службу. Более крупные владельцы таких участков (прониары) добились превращения служебных поместий в неотчуж­даемую вотчину, где они стали осуществлять не только админи­стративную, но и судебную власть.

Повинности зависимых слоев были многочисленными и изощ­ренными: доставка продуктов в крупные города, содержание чи­новников и воинов, предоставление им тяглового скота, фуража, участие в строительстве дорог, мостов, крупных корабельных су­дов. Рыночные пошлины достигали иногда 1/18 стоимости ввозимых товаров. Церковь со временем превратилась в состоятельного зем­левладельца: ей принадлежало около десятой части всех полезных земель.

В то же время она пребывала в сильной зависимости от им­ператоров, которые нередко ставили патриархами своих людей. Отсюда возникало множество ересей, которые жестоко карались светскими и церковными иерархами. Ариане были подавлены в IV в., несториане — в V в. и монофизиты — в VI в. Многие из них были вынуждены бежать к варварам и делать попытки обра­тить тех в христианство. Так, готы были обращены в арианство, армяне и эфиопы — в монофизитство, а многие кочевые племе­на — в несториан. В начале VIII в. император Лев III Исавр зап­ретил поклонение иконам, отнеся его к ереси идолопоклонства. После этого началась смута, сопровождавшаяся разграблением храмов и монастырей. Так длилось свыше столетия, и только в середине IX в. установилось продолжительное господство право­славного вероисповедания, хотя и не все осталось по-старому. Вернулись в церкви образа, но исчезли большие статуи Христа, Богоматери и святых. Имущество, захваченное у монастырей, не было возвращено. Новые светские правители стали самовластно смещать и назначать церковных иерархов. На определенном эта­пе вошло в обыкновение назначать патриарха из светских лиц, в результате чего патриарх превращался в одного из сановников при царе по духовным делам. И все же церковь не превратилась в придаток государственного аппарата.

Тема 10 Европа и Восток в начале средних веков

229

Верховная власть все время признавалась за императором. Его исключительные полномочия находили подкрепление в формуле, возникшей еще в III в.: "То, что угодно императору, имеет силу закона". Император считался помазанником Божьим, его власть именовалась единодержавной (автократической, самодержавной), но не была наследственной. Его избирал синклит (совет) из круп­ных сановников (членов сената) и войска, а также представителей! знати административных округов (димое).

Выборный характер власти императора сильно подрывал ус-| тойчивость верховной власти, однако на протяжении столетий Византия оставалась страной устойчивых традиций и политической культуры. Различают три основных периода в социально-политичес­кой эволюции империи. Первый охватывает промежуток от середи­ны IV до середины VII в. и отмечен переходом к стабильным уч­реждениям власти и единому законодательному регулированию! лично-статусных, имущественных и деликтных отношений. Затем! с VII в. вплоть до XIII в. наблюдается интенсивное развитие фео-1 дальных отношений и институтов.

В границах этого периода (в 1054 г.) произошел официальный! раскол (схизма) христианской церкви на восточную и западную.! Окончательное разделение осуществилось после 1204 г., когда! империя была завоевана крестоносцами, в результате чего нахо-1 дилась частично под их владычеством вплоть до воссоздания им-[ перии династией Палеологов в 1261 г. Третий период (1204-1453 гг.) отмечен усилением феодальной раздробленности, упадком! роли центральной власти, постоянной борьбой с иноземными заво­евателями, из которых наибольший урон тысячелетней империи) нанесли турки.

Таким образом, хронология социальной и политической исто-1 рии империи предстает в следующем виде: 1) переход к стабиль­ному управлению (IV—VII вв.), 2) интенсивное развитие феодаль­ных институтов (VII—XIII вв.); 3) усиление феодальной раздроб­ленности (XIII—XV вв.), 4) падение Константинополя (1453 г.).

Византийское законодательство после Юстиниана

Византия усваивала римское правовое наследие, а также1 многие политические учреждения и идеи в тот период, когда там действовало так называемое постклассическое римское право. Пос­леднее стало изменяться несколько иначе, чем реципированное римское право в странах Западной Европы. В слабороманизирован­ных районах обширной империи, простиравшейся от Северной Африки до Закавказья и от Балкан до Сирии и Месопотамии, большая часть населения говорила не на латинском, а на грече-

230

Часть I. История права и государства в древности и в средние века

Тема 10. Европа и Восток в начале средних веков

231

ском языке, а кроме того, на арабском, армянском и других язы­ках. Поскольку в этих районах действовали давние традиции ме­стного обычного права, то реальное функционирование последних не могло оказывать заметного воздействия на усвоение римского правового наследия в рамках так\'называемого византийского права.

Византийское право, считает историк Е.Э. Липшиц, состави­ло одну из сильных сторон византийской культуры, и по силе воз­действия на культуры других народов средневекового мира оно мо­жет сравниваться с византийской архитектурой и искусством. В самом деле, некоторые правовые конструкции, воспринятые ви­зантийцами из наследия римлян, достойны такого же восхищения, как, например, конструкции крестово-купольных храмов или ико­нописные жития святых угодников и молитвенников. Разумеется, такое сравнение может производиться не по многим, а главным образом по одному элементу или параметру. В частности, по той функции познания, объяснения мира и раскрытия сущности миро­порядка, которую несут в себе и в своих внешних проявлениях ис­ходные начала (принципы) правовой культуры в сопоставлении с исходными началами архитектурного мастерства, храмовой служ­бы, религиозного искусства.

Античность вплоть до III—-IV вв. не знала кодификаций зако­нов, опыт римлян в этой области был подхвачен в Византии.

Первым и самым значительным собранием законов стал Свод Юстиниана, основополагающее значение которого сохранялось на всем протяжении истории византийского государства. Целью коди­фикации Юстиниана было составление свода действующих зако­нов. На практике это привело к созданию кодифицированного со­брания конституций (императорских установлений) предшествую­щего периода (в двух редакциях, соответственно 529 и 534 гг.), затем сборника "права юристов" (Дигесты) и учебной книги Инсти­туции, положениям и разъяснениям которой специальным указом была придана сила законодательного установления. Четвертую часть свода составили Новеллы (565 г.) — императорские установ­ления самого Юстиниана.

Сильной стороной Дигест, или Пандект (букв, "говорящее обо всем"), стал мастерский анализ всевозможных реальных и приду­манных казусов. Именно эти образцы юридического анализа ста­ли предметом почтительного изучения и комментирования запад­ноевропейскими университетскими законоведами в период позднего средневековья и в Новое время и даже сейчас признаются хоро­шей школой профессиональной юридической подготовки. Единствен­ным направлением анализа, не получившим достаточно полного развития в Дигестах, стало обсуждение тем проблемного харак­тера (questtions disputationes), которые римлянами были заимство-

I

ваны из наследия греков, а в юридической литературе Византии распространения не получили.

Высокие моральные сентенции обычно вмонтировались в тек­стуру официального законодательства, хотя на практике они не­редко служили лишь украшением, а не правилом, подлежащим безусловному выполнению. В них, в частности, признавалось, что "по естественному праву все люди равны, что рабство установле­но только правом народов и, наконец, что подчинение чужому господству противоречит природе" (Е.Э. Липшиц).

Эклога (726 г.) В послеюстиниановский период наибольший подъем законодательной активности приходится на правление Македонской династии, но первой дополняющей кодификацией стал сборник под названием "Эклога" (букв, "избранные законы"), подготовленный и изданный в 726 г., в правление императоров-ико­ноборцев. По отзыву Василия I Македонянина, вступившего на престол вскоре после восстановления иконопочитания, Эклога была не столько "избранием", сколько "извращением" законов, но эта оценка не лишена тенденциозных преувеличений.

Корпус (свод) законов под названием "Эклога" был задуман как сокращенная выборка из законодательства времен Юстиниана, однако с внесением в него "исправления в духе большего челове­колюбия". Реформаторская нацеленность сборника ориентирована на область процессуального права: был провозглашен принцип равенства перед судом вне зависимости от имущественной обеспе­ченности, было введено жалованье всему судебному персоналу из казны и установлена безвозмездность суда для лиц, привлеченных к участию в судебных тяжбах.

Наиболее оригинальным стал титул (раздел) Эклоги о нака­заниях. Он занимал пятую часть всего объема и треть всего коли­чества глав, вошедших в 18 титулов. Здесь были введены такие со­ставы преступлений, как нарушение святости алтаря и права цер­ковного убежища, клятвопреступление и вероотступничество, разграбление и осквернение могил, а также прелюбодеяние и другие преступления против нравственности и семейного уклада жизни.

Включен также уточненный перечень телесных и членовреди-тельных наказаний: битье палками и плетью, отрезание носа, вырывание языка, отсечение руки, ослепление, бритье головы, выжигание волос. И хотя здесь было не много новаций по срав­нению со 134-й новеллой Юстиниана, которая предусматривала, например, отсечение всех четырех конечностей, вышеупомянутое исправление в духе большего человеколюбия состояло, видимо, в том, что все перечисляемые разновидности увечья воспринима­лись современниками как способы замены более сурового наказа­ния в виде смертной казни. Другим направлением смягчения судеб-

232 Часть I История права и государства в древности и в средние века

ных кар стало введение менее жестоких способов и процедур казни — с отказом от распятия, сожжения и т.п. В этом следует видеть благотворное влияние христианской трактовки соотношения божественных и человеческих установлений и восприятие сораз­мерности преступлений и наказаний в делах человеческих.

Смертная казнь сохранялась за кровосмесительную связь с близкими родственниками или мужеложство, за умышленный под­жог, за отравление с летальным исходом, колдовство, убийство, разбой, а также за некоторые ереси. В целом система наказаний Эклоги была нацелена на обеспечение справедливого возмездия и искупления вины, а также на предупреждение преступлений в будущем (наказание как средство устрашения). Дети до 7 лет не считались субъектами преступлений. Состояние аффекта освобож­дало от наказания.

Штраф предусматривался за укрытие раба, связь с рабыней, растление малолетних и изнасилование.

Кроме того, сборник включал нормы семейного и брачного права, наследственного права^ опеки и дарений наряду с регулиро­ванием договоров купли-продажи, найма или займа. Особые статьи регулировали статус рабов, крестьян-ополченцев (стратиотов), институт эмфитевсиса (земельных держаний). Впервые тщательно регулировались вопросы военного права, в том числе местного уп­равления на базе военных округов (фемов) во главе со стратига-ми (генералами), сочетавшими военную власть с гражданской.

Процесс был инквизиционный: допрос проводился отдельно для обвиняемых и свидетелей, применялись пытки. Представитель­ство сторон исключалось. Свидетели отбирались по тщательно продуманной системе: не допускались несовершеннолетние, жены, наемные работники, слуги, бедные, сыновья за отцов. Все стадии оформлялись письменно, в том числе исковые заявления, свиде­тельские показания, приговор.

Помимо Эклоги в VIII—IX вв. действовали следующие зако­ны. Земледельческий закон (принят примерно в то же время, что и Эклога) регулировал поземельные отношения в крестьянской общине: споры о границах земельных участков, последствия само­вольной распашки чужой земли, споры о жеребьевке, подати и экстраординарные налоги. Кража или порча имущества влекла имущественную ответственность, но предусматривалась также мера устрашения — у вора или поджигателя чужого сарая отсе­кали руку, за поджог чужого гумна из чувства мести предавали смертной казни.

Морской закон представлял собой запись морских правовых обычаев. В Европе он стал известен как Родосский закон, которым многие европейские страны пользовались с VII вплоть до XV в. Действовали также Военный закон, который регулировал наказа-

Тема 10. Европа и Восток в начале средних веков

ния для состоявших на военной службе лиц, и Моисеев закон (под­линное название — "Выборка из данного Богом израильтянам через Моисея закона").

Моисеев закон включал собрание выдержек из Пятикнижия, относящихся к морально-религиозным предписаниям и нормам со­циального поведения, в том числе и знаменитые 10 заповедей, сообщенных Моисею на горе Синай. Все эти отрывки были пере­группированы и перефразированы и составили 50 глав, каждая из которых снабжалась рубрикацией, информирующей о ее содержа­нии. Компиляторы рассматривали эти заповеди и нормы как име­ющие юридический характер и сам Закон Моисея как юридичес­кий памятник.

Василики. Прохирон. Исагога. После отмены Эклоги и в ходе создания Василик (Базилик) — свода законов Македонской дина­стии, составленного из 60 книг (начат при Василии I Македоняни­не в 886 г., окончен в 889 г.), была продолжена работа по приспо­соблению формулировок и терминов законодательства времен Юс­тиниана к меняющимся социальным условиям. Однако при всей об­ширности материала, помещенного в Василиках, в нем обнаружи­лись значительные пропуски, а также сокращения или искажения первоначального текста. Такое обращение с наследием Юстиниано-вой кодификации дало основание некоторым историкам (Рудольф Зом и др.) считать всю последующую историю византийского пра­ва не творческой, а чисто подражательной и комментаторской. Этот вывод не вполне справедлив, поскольку законодательство империи изменялось и обновлялось не только в ходе перетолкований зако­нов времен Юстиниана, но также с помощью текущих законода­тельных установлений императорской власти — новелл, хрисовул (императорских грамот) и др. Так, новеллами Льва VI Мудрого (886—912) государственным чиновникам было разрешено приобре­тать земли в подведомственных им округах. Вновь был снят запрет на взимание процентов, отменен конкубинат (длительное внебрач­ное сожительство с незамужней женщиной, допускавшееся древ-) неримским правом). Осуждены все браки, не получившие одобре] ния церкви.

Текст Василик в его первоначальном виде до нас не flo Более удачно сложилась судьба Прохирона (879 г.) — своеобразно] го введения в изучение законов. Прохирон оказал значительное воз-1 действие на позднейшее законодательство и правоведение. Исклю-1 чительная простота и сжатость изложения Прохирона сделала воз-| можным заучивание его положений наизусть для воспроизведет-на экзаменах. Компилятивный характер этого краткого свода! вобравшего и изложившего на греческом языке выдержки из Ин-ституций, Дигест, Кодекса и Новелл Юстиниана, из Эклоги (эта часть Прохирона получила суммарное название "старые законы"!

234 Часть I. История права и государства в древности и в средние века

и из новых законоположений Василия I Македонянина (867—886), которые были названы "новыми законами", позволил его состави­телям проявить избирательность по отношению ко многим суще­ствовавшим источникам права и внести в них коррективы, связан1-ные с учетом новых законоположений, а также изменившихся тре­бований жизни и установившихся обыкновений. Так, Прохирон от­менил установленные Эклогой выплаты жалованья судейским ра­ботникам, отменил также завещания (это новшество уже прямо противоречило 115-й новелле Юстиниана 542 г.), установил новое регулирование размера предбрачного дара (дополнительного к приданому) и санкционировал превращение опеки и попечительства в такую разновидность обязанностей, которая возлагается властью на определенное лицо, находящееся под контролем этой власти.

В изданной в X в. Книге эпарха (градоначальника столицы) содержались сведения о том, что служащие нотариата, входящие в корпорацию табулляриев и нотариев, обязаны были сдавать эк­замен, в процессе которого они должны были показать твердое знание 40 титулов Прохирона и 60 книг Василик. Кроме того, кан­дидат в корпорацию должен был пройти непременно курс энцик­лопедического образования, и все это ради того, чтобы "не делать ошибок при составлении документов" и "не допускать при состав­лении речей непринятых выражений". Кандидат должен пребывать в достаточно зрелом возрасте, быть развитым и умственно, и физически.

Не менее примечательно сложилась судьба краткого руковод­ства, известного в рукописной традиции под названием Эпанаго-ги законов (Переработанное повторение законов), датируемого 884—886 гг. Как было обнаружено исследователями совсем недав­но, под этим названием фигурировал сборник, подготовленный в 885—886 гг. комиссией под руководством константинопольского патриарха Фотия и названный Исагога (Введение в историю науки). Сборник состоял из 40 титулов и имел следующий порядок изло­жения: учение об императоре, патриархе и высших чинах адми­нистративной иерархии; о судах, свидетелях и документах; о помолвке и браке; о приданом и дарениях между мужем и женой; о классификации юридических сделок; о завещании; о строени­ях и соседском праве; о преступлениях и наказаниях (см.: Медве­дев И.П. Развитие правовой науки. 1985. С. 231).

В предисловии к сборнику указывалось, что закон от самого Бога, который и есть его истинный василевс, т.е. стоящий выше всех земных василевсов, ибо последние весьма почитаемы и вос­певаемы из-за их верности православию и справедливости. Одна­ко в титуле I содержательная сторона законов обсуждается в тер­минах и в традиции античной политической философии, т.е. язы­ком Дигест и древних греков (Демосфена и др.). "Закон — это

Тема 10. Европа и Восток в начале средних веков

235

общезначимое распоряжение, плод размышления мудрых мужей, общее соглашение граждан государства". В этом сжатом определе­нии тесно переплетены те два начала, которые впоследствии бу­дут названы позитивистским (эмпирически-прикладным) и фило­софским (естественноправовым) подходом к изучению природы и назначения права в обществе и государстве.

Обилие законов и относительно гибкая регламентация эволю­ции феодализирующего византийского общества дают основание считать правовую культуру империи глубоко укоренившейся. Рус­ский византинист акад. Ф.И. Успенский утверждал: "Как бы ни изо­биловала история Византии вопиющими нарушениями права, как бы часто ни встречались мы с проступками против собственности, с хищничеством и взяточничеством, с нарушениями служебного долга, изменой и т.п., никак не можем упускать из внимания, что правовое сознание было глубоко внедрено в умы общества. Об этом не только свидетельствуют законодательные памятники, но это также подтверждается общим мнением, сохраненным в ли­тературных памятниках". Действительно, все законодательные памятники от Свода Юстиниана до Прохирона, а также византий­ская публицистика содержат аргументы и суждения о важном ин­струментальном назначении законов в делах управления и дости­жении общей пользы, в обеспечении правосудия и в качестве об­разца, который могут использовать другие народы.

<< | >>
Источник: Графский В.Г.. Всеобщая история права и государства: Учебник для вузов. — М.,2003. —744 с.. 2003

Еще по теме Восточная Римская империя: организация власти и управления:

  1. Лекция 11. Римское государство
  2. Лекция 20. Каноническое право римской католической церкви.
  3. Б. ФЕОДАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО И ПРАВО В СТРАНАХ ЦЕНТРАЛЬНОЙ И ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ
  4. Содержание
  5. Восточная Римская империя: организация власти и управления
  6. Арабский халифат: история организации власти и управления
  7. Оглавление
  8. Восточная Римская империя: организация власти и управления
  9. Арабский халифат: история организации власти и управления
  10. Юридическая дифференциация сельских обывателей Российской империи в 1830-1850-e гг.
  11. Римский доминат. Реформы императоров Диоклетиана и Константина. Государственный строй при доминате.
  12. Тема 1. Понятие и предмет римского частного права
  13. РЕСПУБЛИКАНСКИЕ ОРГАНЫ ПРИ ИМПЕРИИ
  14. § 4. Генезис обычая как формы англосаксонского права в правовых системах основных доминионов и бывших колоний Британской империи
  15. ПРЕДКЛАССИЧЕСКОЕ РИМСКОЕ ПРАВО. ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО (Продолжение)
- Авторское право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -