<<
>>

§ 8. Экономическая сущность эмиссий. — Эмиссия не—накопление капитала.

§ 8. Мы могли бы закончить на этом рассмотрение вопроса о кредитных документах и о значении их в народном хозяйстве, если бы перед нами не стояла задача рассеять здесь одно из многих заблуждений, связанных с явлениями кредита.

Мы тем более имеем основание заняться сейчас этим заблуждением, что после всего того, что нами было высказано в предыдущих главах о кредите и денежном рынке, после того, как мы выяснили природу кредитных документов, оно как-будто без труда может быть устранено.

Речь идет о следующем.

В публике и в известной части экономической литературы очень распространен взгляд, будто рост эмиссий ценных бумаг есть рост национального богатства. Писатели, придерживающиеся этого взгляда, рассуждают так. В какой-либо стране, допустим в Германии, за последние годы до войны выпускалось на 2—3 миллиарда марок в год ценных бумаг. Ежегодно 2—3 миллиарда марок „помеща-

3. С. Канцеаеленбаум, ч. II 12

лось" в ценных бумагах. Значит в стране были люди, кото рые могли купить ежегодно на такую сумму новых ценностей. Значит, эти люди ежегодно „сберегали11 2—3 миллиарда марок. Эти „сбережения11 есть новый капитал, накопленный страной в течение года. Рост выпусков, поглощаемых рынком, есть рост „сбережений11, а рост „сбережений11 есть рост национального капитала. На основании этих рассуждений статистика эмиссий кладется в основу всякого рода подсчетов о росте капитала и богатства. Такой ход мыслей мы встречаем нередко у писателей, которые считаются специалистами в вопросах кредита и финансов. Этот взгляд лежит, например, в основе рассуждений автора известных статистических работ о выпусках ценных бумаг A. Heymarck’a \').

Нетрудно, однако, видеть, что все это рассуждение основано на весьма некритическом подходе к вопросу. Авторы этого взгляда не замечают, что выпуски ценных бумаг есть не что иное, как передача заемщиками кредиторам различного рода кредитных документов.

Эти выпуски — обратная сторона движения ссудных капиталов. Ссудные капиталы идут от кредиторов к заемщикам. Ценные бумаги идут в обратном направлении, от заемщиков к кредиторам. Размер выпусков есть размер ссудных капиталов, перешедших от кредиторов к заемщикам. Сумма выпусков, сделанных в данной стране в течение года, есть сумма кредита, сумма ссудных капиталов, перешедших за это время в чужие предприятия; при том—не вся сумма ссудных капиталов, а только та их часть, которая пошла против так наз. „ценных бумаг11. Но сумма кредита, сумма ссудных капиталов, перешедших из рук в руки в течение года, не есть накопленный в течение этого года капитал. Ссудный капитал, притекающий на денежный рынок, может составляться как из старого капитала, так и из капитала вновь созданного. Новый капитал может оставаться в тех предприятиях, где он создан, и может искать помещения в чужих предприятиях. Словом, процесс накопления капи- гала и процесе движения ссудных капиталов совпадать не должны. Денежный рынок питается не одними „сбережениями", и „сбережения" не всегда идут на денежный рынок. В виду этого движение эмиссий нельзя смешивать с накоплением и ростом богатства.

Само собой разумеется, что этому не противоречит возможный параллелизм обоих процессов. Рост национального богатства может сопровождаться ростом и развитием кредита. В этом случае рост эмиссий, действительно, будет итти параллельно с ростом накопления. Мы могли бы тогда смотреть на рост эмиссии, как на известный признак роста богатства. Но и в такой мере этот параллелизм необязателен, ибо всегда возможны и обратные положения. Рост богатства может не Сопровождаться ростом кредита, упадок богатства может игРи рядом с ростом кредита. Последнюю картину мы могли наблюдать во время войны во всех воюющих государствах. Мы повсюду видели невероятный рост эмиссий, но повсюду же шел хозяйственный развал и обнищание. Говорить об эмиссиях, как о накоплении капитала, значит называть капиталом то, что на самом деле не есть капитал.

Мы указывали, однако, выше, что некоторая часть акций не может быть отнесена к разряду кредитных документов. Это —те акции, которые остаются в руках членов одной семьи или вообще тесно связанной между собою группы лиц в акционерных обществах средних размеров, акции, которые не вступают в оборот, и владельцы которых принимают непосредственное участие в ведении предприятия. Быть может, эти акции, как не принадлежащие к кредитным документам, составляют исключение У Быть может, выпуски этих акций представляют собою накопление капитала? На этот вопрос приходится ответить отрицательно, ибо выпуск этих акций еще меньше связан с накоплением капиталов, чем эмиссия прочих ценностей. Дело в том, что рост- выпусков акций вызывается во всех странах не только тем, что существующие акционерные предприятия стараются привлечь к себе новые капиталы, но и тем, что целый ряд единоличных фирм, торговых домов и т. д. переходит

в последние десятилетия к акционерной форме. Предприятие продолжает вестись так же, как оно велось и раньше, но оно переходит к вновь учрежденному акционерному обществу, передает ему „весь актив и пассив". Но поскольку акции остаются в руках прежнего владельца, эта перемена имеет лишь чисто юридическое значение. А между тем\' статистика эмиссий должна учесть этот новый выпуск акций. Происхождение эмиссий от этой причины, от перехода единоличных предприятий и торговых домов в акционерные общества чаще всего имеет место в средних предприятиях. Эти акции, как мы сказали, не подходят к типу кредитных документов, выпуск их не есть движение ссудных капиталов, но он еще менее представляет собою накопление богатства.

Отличительной чертой кредитных документов является их постоянное движение, их постоянный переход из рук в руки. Этим свойством отличаются не все имущественные документы. Документы, удостоверяющие право собственности, напр., купчие крепости дореволюционного времени, редко служат предметом оборота. Только документы о праве собственности на товары, как складочные свидетельства (варранты) товарных складов, дубликаты железнодорожных накладных, коносаменты пароходных обществ составляют в этом отношении исключение.

Кредитные же документы все служат постоянно предметом самого оживленного оборота. Обращение кредитных документов как будто связано с самой сущностью этих бумаг.

В общем, можно различить три наиболее характерные для денежного рынка формы перехода кредитных документов из рук в руки. Это—учет, продажа и залог. Учет есть форма перехода, которая чаще всего имеет место по отношению к векселям. Особенностью вексельного кредита является то, что проценты за деньги уплачиваются заемщиком вперед, в момент заключения займа и выдачи вексельного обязательства. Если по истечении некоторого времени кредитор желает уступить свое право требования по векселю другому лицу, получив от нового кредитора авансированную сумму, то очевидно, этот новый кредитор не может упла-

тить всю сумму, обозначенную на векселе. Он должен вычесть те проценты, которые ему причитаются за время до наступления срока, т.-е. произвести операцию, называемую дисконтом или учетом. Владелец ценной бумаги, акции, облигации, закладного листа получает, как мы видели, проценты (или дивиденд) не в момент заключения займа, а позднее, в определенное время. Если владелец облигации желает передать свое право другому лицу, то он должен передать новому кредитору лишь самую облигацию с текущим купоном. Кроме того, ценные бумаги, как мы увидим позже, переходят из рук в руки не по номинальной их цене, а по рыночной, называемой их курсом. Переход ценных бумаг принимает, таким образом, форму обычной продажи. Впрочем, различие между учетом и продажей не всегда проводится достаточно строго. Часто говорят о покупке и продаже векселей, в особенности в сфере обращения международных векселей. Иногда можно говорить и об учете облигаций, как, напр., в том случае, когда облигация продается без текущего купона.

Третьей формой обращения кредитных документов, как было сказано, является залог. Залог применяется, как по отношению к документам индивидуального типа, векселям, так и по отношению к документам родовым, акциям, облигациям, закладным листам.

Во всех трех случаях перехода кредитных документов от одних лиц к другим этот переход совершается так как если бы объектом его служила подлинная реальная ценность. Способы перехода чрезвычайно упрощены. Вексель, как мы видели, переходит из рук в руки путем индоссамента, снабжения его на обороте переуступочной надписью. Облигация и акция покупаются и продаются так, как продается всякий другой товар, фунт сахара, кусок мыла. Лишь в тех случаях, когда эти документы являются именными, а не предъявительскими, их переход связан с некоторыми формальностями. Наконец, залог векселей и ценных бумаг и получение ссуды под них мало чем отличается от залога товаров и других движимых вещей. В то же время залог кредитных документов сливается в обороте с залогом доку

ментов, которые не могут быть относимы к разряду кредитных. Так, коммерческие банки сплошл и рядом проводят по одной статье и на одинаковых основаниях выдачу ссуд под обеспечение векселями, бесспорно кредитными документами и под обеспечение складочными товарными свидетельствами или коносаментами, т.-е. документами, которые кредитными не являются. Все это придает кредитным документам характер пещи, ценности самой по себе.

Такое представление о кредитных документах, как о вещи с самостоятельной ценностью, представление, отчасти культивируемое теми юридическими нормами, которыми обставлено в капиталистическом хозяйстве гж обращение, неприемлемо, однако, для экономиста. Те экономические теории, которые рассматривают эти кредитные документы, как самостоятельную ценность (этим грешит в особенности теория Маклеода), должны быть признаны ошибочными. Это представление скрывает истинную экономическую природу кредитных документов, как обязательств, сопровождающих переход ссудных капиталов в чужие предприятия. Оно скрывает кредитную природу этих документов и истинное значение перехода их из рук в руки. А значение этого перехода заключается в том, что оно производит дальнейшее движение ссудных капиталов из предприятия в предприятие.

Если А дал Б 10.000 рублей в ссуду на 6 месяцев и получил от него вексель на этот срок, если затем спустя 2 месяца А переучел этот вексель у В, то это означает, что сначала в течение 2-х месяцев в предприятии Б обрвчца-лся капитал А, а затем А взял свой капитал обратно из чужого для него предприятия Б, в которое взамен этого вступил для обращения капитал В. Если А вместо того, чтобы дать свои деньги в ссуду против векселя, приобрел у государства его долгосрочные обязательства на те же, 10.000 рублей, а затем спустя 2 месяца продал эти облигации В, то это означает, что в течение 2 месяцев в предприятиях государства обращался капитал А, а затем спустя 2 месяца А взял свой капитал обратно, а вместо того в предприятие государства вступил капитал, принадлежащий В. Если, наконец, А, учтя вексель Б на р. или купив облигаций государства на ту же сумму,

через 2 месяца пожелал бы взять из чужого предприятия не весь свой капитал, а только половину, если бы он явился в банк и взял бы ссуду под вексель Б или облигации государства в 5.000 рублей, то это означало бы, что с этого момента в предприятии Б или предприятиях государства станет обращаться капитал на 5.000 рублей, принадлежащий А, и капитал на 5.000 рублей принадлежащий банку. Словом, обращение кредитных документов есть обратная сторона обращения ссудных капиталов. Переход кредитных документов из рук в руки означает изъятие из чужих предприятий ссудных капиталов, принадлежащих одним лицам, и вступление туда ссудных капиталов, принадлежащих другим. Обращение кредитных документов, с экономической точки зрения, должно поэтому рассматриваться, как явление кредита, хотя бы оно формально и выступало, как купля — продажа, или залог самостоятельных ценностей.

Литература к главе VI. Р. Гильфердинг. Финансовый капитал. Гл. 7, 8 и 14. Н. Ленин. Империализм, как новейший этап капитализма. 2-е зд. М. 1919. R. Liefmann. Beteiligungs und Finanzierungsgesellschaften. 2-te Aufl. Jena. 1913. O. Jeidels. Das Verhaitniss der deutschen Grossbanken zur Industrie. 2-te Aufl. 1913. H. Ванаг. Финансовый капитал в России накануне мировой войны. М. 1925. Г. Д. Маклеод. Основания политической экономии. П. 1865. Гл. III, отд. 1.

<< | >>
Источник: 3.С. КАЦЕНЕЛЕНБАУМ. УЧЕНИЕ О ДЕНЬЕАХ И КРЕДИТЕ. ЧАСТЬ II. КРЕДИТ И КРЕДИТНЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ. ЧЕТВЕРТОЕ СТЕРЕОТИПНОЕ ИЗДАНИЕ. ИЗДАТЕЛЬСТВО „ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ“ МОСКВА—1928. 1928

Еще по теме § 8. Экономическая сущность эмиссий. — Эмиссия не—накопление капитала.:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -