<<
>>

ГЛАВА II. ДЕНЬГИ КАК МЕРИЛО СТОИМОСТИ И МАСШТАБ ЦЕН.

§ 1. Функции денег.—§ 2. Цена—§ 3. Мерило стоимости должно само обладать стоимостью—§ 4. Мерило стоимости—есть мерило общественного труда.—§ 5. Теория идеальной единицы денежной меры.

— § 6. хМасштаб цен.—§ 7. Причины изменения товарных цен.—§ 8. Повышение товарных цен перед мировой войной.—§ 9. Революция цен. — § 10. Деньги имеют стоимость, но не имеют цены. — § И. Индексы

цен. — § 12. Стоимость денег.

§ 1. Наша попытка определить деньги на основании поверхностных представлений о конкретных, т. е. в действительности обращающихся деньгах, как помнит читатель, привела к полнейшему тупику, а именно к двум взаимно, исключающим друг друга определениям (деньги—знаки и деньги—простой товар, такой же, как пшеница, ситец или гвозди). Затем отказавшись от этих поверхностных определений, мы вскрыли сущность денег на основе абстрактного (т. е. отвлеченного) анализа самой природы менового хозяйства и пришли к определению денег не как обычного, но как совершенно особенного товара. Теперь нamp;м необходимо ознакомиться с той сложной «работой», которую выполняет в общественном «механизме» этот особенный товар, и тогда нам станет ясно, почему деньги, во-первых, не могут не быть товаром, почему, во-вторых, деньги ни в коем случае нельзя отождествлять с другими товарами, и почему, в-третьих, оказывается возможным существование простых денег-знаков, лишенных товарного содержания. Это нам позволит убедиться, что существование денег- знаков, будучи вполне закономерным, т. е. согласующимся с природой денег, в то же время ни в коей мере не противоречит нашему определению денег, как товара особой природы, как всеобщего эквивалента.

Как всеобщий эквивалент деньги в экономической системе выполняют ряд конкретных функций. Очевидно, что эти функции целиком и полностью суть общественные функции, ибо сами деньги без остатка — явление общественное.

Две основные и важнейшие функции денег — это функции—мерила стоимости и орудия обращения или, как говорит Марксgt; «соединение- мерила стоимости и орудия обращения—есть деньги». Следовательно вне этих функций нет самих денег.

Рассмотрим сначала функцию мерила стоимости и связанную с нею функцию мабштаба цен.

§ 2. Прежде чем вы продаете или покупаете товар, вы должны договориться о той цене, по которой должна произойти покупка-продажа. Следовательно данной меновой сделке предшествует установление цены. Но что такое цена? Когда мы говорим: «пара ботинок стоит 5 рублей» или «эта книга стоит 3 рубля» и т. п., то что мы этим хотим сказать? Мы хотим сказать, что стоимость пары ботинок равна стоимости 5 рублей, а стоимость книги — стоимости 3 рублей. Но что такое 5 рублей? 5 рублей-это есть не что иное, как 87,12 долей чистою золота. Следовательно при этой системе золото функционирует в качестве денег. Конечно, деньгами, т. е. всеобщим эквивалентом может быть не только золото, но и какой-либо иной товар, ш чем мы как раз будем иметь случай убедиться при изучении истории денег. Но сейчас мы допускаем, что деньгами является только золото. Это предположение как раз соответствует современным условиям ка- литалистической действительности.

Итак, определив цену ботинок в 5 рублей, мы тем самым устанавливаем равенство:

1 пара ботинок = 87,12 долей чистого золота. Здесь мы имеем .дело не с простой формой стоимости, но со всеобщей или денежной формой стоимости, ибо золото является эквивалентом или равноценностью не только 1 пары ботинок, по также книги, пшеницы, ситца, гвоздей и т. д. Значит, деньги являются выражением стоимости всех товаров или их всеобщей формой стоимости. Путем установления цены товара последний может найти свое стоимостное отражение в •одном определенном товаре—золоте. Следовательно, когда мы говорим, •что 1 пара ботинок стоит 5 рублей, то мы тем самым выражаем стоимость ботинок в стоимости товара-денег, следовательно, в данном случае в стоимости 87,12 долей чистого золота.

Теперь для нас ясно, что цена—это есть не что иное, как денежное выражение стоимости товара, или, что то же самое, выражение стоимости данною товара в стоимости товара—всеобщею эквивалента. Стоимостью золота мы измеряем стоимость ботинок и других товаров, следовательно, золото- деньги являются мерилом стоимости.

§ 3. Уже из этого определения цены совершенно ясно, что действительные деньги, поскольку они выполняют функцию мерила стоимости, не могут быть простыми знаками, но должны сами обладать внутренней, товарной стоимостью, ибо иначе невозможно было бы это измерение. В самом деле, могли бы мы, например, измерить тяжесть головы сахара куском железа, если бы последний не обладал тем же свойством, что и сахар, следовательно, тяжестью? Очевидно, что если бы мы на чашу весов положили бы не 10-фунтовую гирю, но простой знак веса, например, ярлык на 10 фун. сахара, то тяжесть головы сахара мы не могли бы измерить. Лишь после того как мы действительным измерением установили вес 10 фунтов сахара, мы можем выдать чек на эти 10 фун. сахара; сам же ярлычок на 10 фун. не является измерителем веса.

Из этого сравнения ясно, что, например, бумажные деньги, на которых только написано 5 руб., следовательно, 87,12 долей чистого \' золота, но которые в действительности не заключают в себе ни одной доли золота, следовательно, не обладают внутренней стоимостью (т. е. тем именно качеством, которое мы измеряем, говоря о цене товара) не могут быть мерилом стоимости, точно так же, как ярлык на 10\'фун. сахара не может быть мерилом веса. А так как раньше мы установили, что только «соединение мерила стоимости и орудия обращения есть деньги», то ясно, что бумажные деньги на самом деле только знак денег или представитель денег, как ярлык на 10 фун. не есть мерило веса, но только знак уже измеренного веса. .Мерилом стоимости могут быть только действительные деньги, обладаюгцие внутренней товарной стоимостью.

§ 4. На этом и заканчивается наше сравнение: железной гири как мерила веса, и денег как мерила стоимости.

Если свойство тяжести от природы присуще всем вещам, то свойство быть стоимостью не есть природное свойство вещи, но лишь ее общественное свойствог которым вещи обладают лишь при определенных исторических условиях, а именно при рыночной форме соединения частного труда в систему общественного труда.

Хлеб при всех условиях есть продукт труда и средство потребления. Это его естественные свойства. Но к этим свойствам не принадлежит свойство хлеба быть меновой стоимостью и обладать ценой. На самой пшенице не написано, что она стоит 5 рублей. Пшеница приобретает это новое свойство лишь в определенных исторических условиях, а именно, когда\' рыночный обмен является необходимой формой связи частных производителей. Благодаря существованию этого особого товара — денег — все товары оказываются соизмеренными друг, с другом и притом в количественно-точных пропорциях. 1 пара сапог, 5 пудов пшеницы, 2 фун. чаю, 3 арш. сукна оказываются равными друг другу, и это равенство выражается в том, что они имеют одну и ту же установленную в обществе цену—5 рублей, т. е. все эти товары равны 87,12 долям золота.

Отсюда можно было бы сделать вывод, что именно деньги делают товары соизмеримыми. Но сказать так—это значит опять-таки остаться на поверхности явлений и не проникнуть в сущность вещей, ибо мы знаем, что в действительности равенство стоимостей товаров определяется равенством вложенного в них человеческого труда. Отсюда читателю ясно, что «не деньги делают товары соизмеримыми. Наоборот, потому, что товары как стоимости представляют овеществленный человеческий труд, и следовательно, сами по себе соизмеримы: именно поэтому и все они могут соизмерять свои стоимости одним и тем же специфическим (особенным), товаром, превращая таким образом этот последний в общую меру своих стоимостей, т. е. в деньги. Деньги как мера стоимости — лишь необходимая форма проявления имманентной (присущей) товарам меры стоимости, рабочего времени» (Маркс).

Итак, устанавливая цены товаров, т. е. сравнивая их стоимости со стоимостью золота, мы тем самым приравниваем друг к другу человеческий труд, овеществленный в товарах.

Это приравнивание является чисто общественным актом. Для того, чтобы сравнить по весу, т. е. но естественному (а не общественному) качеству (свойству) голову бахара и ящик чая, мы должны поочередно взвесить на весах и то и другое, и только путем такого конкретного взвешивания, т. е. приравнивания их . веса к тяжести третьего тела — железа, мы можем установить, что эта голова сахара весит, скажем, вдвое больше, чем ящик чая.

Но совершенно иначе происходит измерение стоимости той же головы сахара и ящика чая. Правда и в этом случае для того, чтобы сравнить их стоимости, мы должны установить их цену, т. е. сравнить стоимость каждого из них со стоимостью третьего товара — золота. Но такое приравнивание в отличие от физического взвешивания мы производим мысленно, т. е. для того, чтобы установить, что голова еахара стоит 5 рублей, для этого отнюдь не надо положить рядом с головой сахара 87,12 долей золота, как это мы делали при измерении веса сахара железной гирей. «Следовательно,—говорит Маркс,—свою функцию меры стоимости деньги выполняют, как мысленно представляемые или идеальные деньги».

Оценка стоимости товаров в деньгах производится лишь мысленно, в идее, и эта мысль выражается в словах, когда, например, люди торгуются о цене товара. Однако эти идеальные представления и словесные названия «три с полтиной», «один червонец» и т. п. могли возникнуть только потому, что в действительности конкретно существует та стоимость, к которой все приравнивают товары, т. е. золото. Если бы золота, как товара с вполне определенной стоимостью не существовало, то не могло бы возникнуть и представление о том, что «голова сахара стоит 5 рублей», т. е. равна стоимости 87,12 долей чистого золота. Между тем, каждый раз торгуясь о цене товара, мы забываем об этом обстоятельстве, и нам кажется, что «копейки» и «рубль» — это чисто условные и отвлеченные обозначения, которым в действительности не соответствует никакая определенная стоимость. Конечно это чисто субъективное (т. е. личное) представление, которое возникает только потому, что мы не задумываемся о содержании денежных единиц, как напр, «доллара», «рубля», «копейки» и т.

д.

§ б. Такие субъективные представления -о деньгах как чисто условной и мыслительной мере стоимости лежат в основе так называемой номиналистической теории денег, которую Маркс назвал теорией «идеальной единицы денежной меры».

Идеи вообще не падают с неба. «Вначале было дело», а лишь потом мысль, идея, т. е. представление об этом деле. Сначала должны были существовать деньги, как товар с определенной стоимостью,* и лишь на этой основе могут возникнуть идеальные представления о «рублях» и «копейках», как - единицах этой стоимости. В новейшее время самым главным представителем этой теории идеальной единицы денежной меры или абстрактно-номиналистической теории является немецкий ученый Роберпі¦ Лифманн, который даже считает своим достоинством чисто субъективное (а не объективное, социальное) построение теории цены и денег. Хотя Лифманн писал через 50 лет после Маркса, но, несмотря на это он повторяет все ошибки старых теоретиков, несостоятельность которых полностью была доказана Марксом.

Эти теории, как ясно из изложенного, не идут дальше поверхностных, субъективных рассуждений продавцов и покупателей.

§ 6. Когда мы говорим: эта вещь стоит 3 р. 73 к., а эта — 22 р. 86 к., то мы, очевидно, устанавливаем различные величины цен этих товаров, пользуясь при этом определенным масштабом для сравнения или масштабом цен. Но как мерило стоимости и масштаб цен деньги выполняют совершенно различные функции. Установление масштаба цен, если дана единица стоимости или единица для измерения цен, есть, очевидно, чисто технически-счетная операция, в то время как установление самой единицы измерения есть чисто общественный процесс. Для того чтобы это понять, воспользуемся сравнением с физическими мерилами и масштабами. Приняв, например, за единицу линию определенной длины и назвав ее метром, мы можем построить масштаб. длины с любым количеством делений. Тридцать тех отрезков, которые мы называем метром, во всех случаях будут тридцатью метрами; 1/10 часть такого отрезка мы называем дециметром; 1 тыс. таких отрезков — километром и т. д. Следовательно раз дана единица измерения, установление масштаба измерения есть чисто счетная операция. Раз мы принимаем за единицу измерения стоимостей рубль, содержащий 17,424 долей чистого золота, то тем самым мы можем построить масштаб денежного выражения величин стоимости, следовательно, масштаб цен с любым количеством делений —1000 руб., 100 тыс. руб., 1 млн. руб., 1 млрд. руб. и т. д., пока в нашем, запасе «еще есть цифровые названия. Это чисто счетно-техническая операция. При измерении длины мы берем за единицу измерения то свойство, которое от природы присуще всем вещам и не связано ни с какими общественными условиями. За единицу измерения общественного труда, заключенного в различных товарах, мы берем то количество этого труда, которое заключено в слитке или монете, содержащей 17,424 дол$й чистого золота (1 рубль). Если в этом слитке заключается, например, 2 часа абстрактно-общественного труда, то очевидно, что в 5 руб., или 87,12 долях чистого золота, будет заключаться 2X5 = 10 часов общественного труда и т. д. Масштаб весовых количеств золота есть таким образом масштаб общественною труда. Если дана единица этого последнего, овеществленная в 17,424 долях ‘ чистого золота, то тем самым может быть построен масштаб цен с бесконечным количеством делений, и как бы мы с вами ни были бедны, мы сможем при помощи этого масштаба установить цену любого богатства. Таким образом, например, экономисты вычисляют, что национальный годовой доход России до войны был равен 16 млрд. руб., а Северо-американских соединенных штатов — 34,4 млрд. долл., Англии—2,3 млрд. фун. ст. (свыше 20 млрд. руб.), Германии—42 млрд. марок и т. д. (см. диаграмму № 1). Конечно это отнюдь не значит, что Россия за год производила целую гору золота. Мы в течение, года получали совершенно ничтожное в сравнении с суммой национального дохода количество золота, но сколько имеется в налиции этого последнего и вообще какая масса денег находится в обращении—совершенно не играет никакой роли при установлении денежной стоимости национального богатства или национального дохода. Сказав, что национальный доход России был равен 16 млрд. зол. руб., мы тем самым хотели установить, что этот доход был равен массе товарных стоимостей, которая по количеству затраченного труда в 16 млрд. раз больше количества затраченного общественного труда на производство 17,424 долей чистого золота = 1 руб.

«Как мера стоимости, — говорит Маркс,—деньги служат для того, чтобы превращать стоимости бесконечно разнообразных товаров в цены, в мысленно представляемые количества золота; как масштаб цен они измеряют эти количества золота».

Следовательно только потому, что деньги выполняют чисто обще-

Диаграмма № 1.

Отношение массы наличных денег в обращении к национальному доходу равных стран в довоенное время

Н АЦИОНАЛЬНЫЙ              ДОХОД

ЯПОНИЯ              РОССИЯ              ГЕРМАНИЯ              АНГЛИЯ              СЕВАМ-С.ШТАТЫ

3.2 миллиарда иен 16 миллиардов руб. 42 миллиар. марок 2,3 миллиар. ф.ет. 34.4 миллиар-Два.

(Весь столбик—сумма национального дохода в туземной валюте; черной краской показано отношение массы денег к национальному доходу.)

ственную функцию — мерила стоимости—и обладают чисто общественной субстанцией (качеством) — абстрактно-общественным трудом, они могут выполнять функцию масштаба цен. Последний есть счетное отношение весовых количеств определенною товара — золота.

Допустим, что в силу изменения техники производства количеств абстрактно-обществеппого труда, заключенного в 1 рубле = 17,424 долей чистого золота упало на 50%, т. е. вместо 2 часов труда рубль будет равен 1 часу труда. Если же при этом стоимость сапог не? изменилась, то очевидно, что мы уже не будем иметь прежнего равенства:

1 пара сапог = 5 руб.,

ибо у нас теперь 5 руб. содержат в себе не 10, но только 5 часов труда, а 10 не может быть равно пяти. Чтобы 10 часов труда, заключенных в сапогах, выразить в золоте, мы должны теперь взять, удвоенное количество золота .10 часов = 10 часам труда, как раз при цене 10 руб. за 1 пару сацог, т. е. при равенстве:

1 пара сапог = 10 руб.

§ 7. Таким образом деньги как мерило стоимости в отличие or физических мерил не неизменная, но переменная величина. В то время как 1 метр остается всегда одним метром, 1 рубль как мерило стоимости может заключать в себе и 1, и 2, и 3 часа труда, и следовательно, все прочие товары будут выражать свою стоимость то в большем, то в меньшем количестве золота, т. е. будут стоить то больше, то меньше, «Следовательно, масштаб цен выполняет свою функцию тем лучше, чем неизменнее одно и то же количество золота служит единицей измерения» (Маркс). Если вы говорите, что в этой комнате 20 кв. метров, то это измерение остается неизменным. Не то при измерении товарных стоимостей в деньгах.

Если эти сапоги стоят сейчас 5 руб., то это отнюдь не исключает того, что те же самые сапоги будут стоить в будущем году 3 руб., а через 2 года 10 руб. Это нам прекрасно известно из практики. Но отсюда нельзя еще сделать вывод, что цены товаров изменяются только потому, что изменяется количество труда, заключенное в одной денежной единице — рубле. Это так только в том случае, если стоимость самого товара, в данном случае сапог, находящихся в относительной форме стоимости (см. I главу), не изменяется. Между тем при анализе простой формы стоимости мы выяснили, что относительная стоимость, т. е, выражение стоимости товара в другом товаре—эквиваленте (у нас в золоте — деньгах), может изменяться как в силу изменения стоимости товара, находящегося в относительной форме, так и в силу изменения стоимости товара-эквивалента. Так как у нас теперь всеобщим эквивалентом служит золото, и так как мы относительную стоимость товара в золоте—эквиваленте—называем ценой, то очевидно, что цены товаров могут изменяться в силу двух причт: как от изменения стоимости товаров, так и от изменения стоимости этого особенного и всеобщего товара-золота.

«Если меновая стоимость товаров остается без изменения, то общее возрастание товарных цен, выраженных в золоте, возможно только* в том случае, когда падает меновая стоимость золота. Если меновая стоимость золота остается без изменения, то общее возрастание ценг выраженных в золоте, возможно только тогда, когда меновая стоимость всех товаров понижается» (Маркс).

Если, например, сапоги сегодня стоят 5 руб., а через год они будут стоит 10 руб., то спрашивается — отчего же повысилась цена, сапог? Повидимому определенного ответа мы дать не можем, ибо эта цена могла повыситься либо от того, что трудовая стоимость сапог повысилась вдвое, либо от того, что трудовая стоимость золота понизилась вдвое. Таким образом мы как будто оказываемся совершенно* беспомощными при определении причин изменения товарных цен, ибо» можем только заниматься одними догадками. Но это не совсем так. Если, допустим, мы знаем, что повысилась только цена сапог, а цена ¦ситца, гвоздей, хлеба и пр. осталась неизменной, то очевидно, что в этом случае мы должны искать причину изменения цены сапог ие в золоте, а в самих сапогах. Почему это так? Дело в том, что если бы, например, трудовая стоимость золота упала вдвое, то очевидно, что не только сапоги, но и ситец, и гвозди, и хлеб должны были бы выражаться в удвоенном количестве золота, т. е. их цены должны были бы подняться вдвое. Если же не имеет места всеобщее повышение или падение цен, но лишь рост или падение цен определенных товаров, то очевидно, что само золото-деньги неповинно в этом изменении цен, причина которого заложена в нашем примере — в изменении трудовой стоимости сапог, но отнюдь не золота-эквивалента.

§ 8. Когда изменяются средние цены отдельных товаров, то причины этого изменения лежат только на стороне самих товаров, а не денег. Но когда происходит общее изменение уровня товарных цен, то в этом случае мы не можем определенно сказать, что причина этого обязательно заключается в изменении трудовой стоимости золота. Дело в том, что может произойти при неизменной трудовой стоимости золота более или менее равномерный подъем или падение трудовых стоимостей всех товаров. Вот почему когда перед мировой войной при наличии золотой валюты имело место общее повышение уровня товарных цен, то среди марксистов не было единодушия в оценке этого явления. Одни считали, что причину этого* следует искать в изменении-трудовой стоимости самих товаров, другие — в изменении трудовой стоимости золота-денег. Очевидно, что определенное решениб этого вопроса может быть дано только путем конкретного исследования изменения условий производства золота, с одной стороны, и всех прочих товаров, — с другой.

§ 9. В истории имели место случаи общего и бурного подъема товарных цен. Так в XYII в. после открытия Америки с ее богатейшими в тот период золотыми приисками, резко повысилась добыча золота, сократились издержки по производству золота, и следовательно упала его трудовая стоимость/ В связи с этим, естественно, должны были возрасти цены товаров. Так как в то время статистических исследований движения среднего уровня цен никем не производилось, то в оценке происшедшей «революции цен» мнения экономистов расходятся: одни считают, что средний уровень цен‘возрос в 4—5 раз, другие—’в 2 раза.

Другую «революцию цен», в связи с изменением стоимости денег — мерила стоимости (золота), хотя и менее бурную, Европа пережила в 50—60-х годах XIX в. За этот период имеются точные статистические исследования, согласно которым повышение среднего уровня цен за 15—20 лет после 1849 г. выражается в 25—50°/0. То, что и это повышение цен было непосредственно обусловлено падением трудовой стоимости золота, ясно из того, что и здесь «революция цен» была прямым следствием открытия богатейших источников золота в Калифорнии и Австралии. Ежегодная мировая добыча золота в 50-х годах прошлого века, по сравнению с 40-ми годами, возросла в 3—4 раза, и не подлежит никакому сомнению, что это было связано с значительным понижением трудовой стоимости золота, что и нашло свое отражение, с одной стороны, в росте товарных цен, а с другой — в росте количества золотых денег в обращении. Однако этот последний момент, а именно причины того, что при падении стоимости золота возрастает его количество в обращении, будет выяснен в III главе.

§ 10. Мы выяснили функцию денег как мерила стоимости, определили цену и вскрыли причины изменения цен. Но если все товары имеют определенные цены потому, что они выражают свою стоимость в стоимости определенного\'количества денег, то спрашивается, имеют ли цену сами деньги? Сами деньги ж имеют цены. Понять это не представит труда. Какова, например, цена 87,12 долей золота? Вы скажете — цена этого количества золота равна 5 руб. Но что такое 5 руб.? Это ведь

  1. долей золота. Следовательно, говоря, что 87,12 долей золота стоят 5 руб., вы тем самым говорите, что 87,12 долей золота=
  1. долей золота или 5 руб.=5 руб. Очевидно, что выражение «цена денег» или .«цена золота» есть чистейшая бессмыслица. Золото не может выражать свою стоимость в самом себе, ибо мы уже знаем, что стоимость вообще может быть измерена только через приравнивание ее к другой стоимости, находящейся \'В эквивалентной форме. Но золото само паходится в этой форме, и поэтому оно не может относиться к самому себе или иметь цену. Если все товары имеют единую и всеобщую форму своего выражения в одном товаре-зо- лоте, то зато золото, в отличие от всех прочих товаров и в силу этого своего особого положения, не имеет единообразного выражения своей стоимости в каком-либо определенном товаре, т. е. не имеет депежной формы стоимости, а следовательно, и цены. Если цена 1 пары сапог равна 5 руб., т. е. 87,12 долей золота, то можно ли сказать обратное, что цена 87,12 долей золота равна 1 паре сапог? Ни в коем случае, ибо сапоги не деньги, не всеобщий эквивалент; не имея цены, золото выражает свою относительную стоимость не в каком-либо определенном товаре, но во всем боскопечпом разнообразии товаров. Этой относительной стоимости денег можно дать какое-либо определенное название, Например, покупательской силы денег, но ни в коем случае последнюю нельзя назвать «ценой», ибо ценой обладают все товары, как раз за исключением одного товара — золота-денег.

«Золото там, где оно служит элементом определения цен, а потому счетными деньгами, не имеет не только постоянней, но вообще никакой цены. Для того, чтобы оно приобрело цену, т. е. чтобы оно могло выразиться в каком-нибудь специфическом товаре, как всеобщем эквиваленте, этот другой товар должен играть такую же исключительную роль в процессе обращения, как и золото» (Маркс).

§ 10. Изменение относительной стоимости денег или покупательской силы выясняется при помощи определенного статистического метода— индексных чисел или индексов. Индекс есть показатель изменения среднего уровня товарных цен. Едгшого индекса нет и не может быть: индексы будут всегда различаться; в зависимости от того, изменения цен каких именно товаров мы хотим исчислить, сколько единиц товаров мы берем, в какой пропорции каждый вид товаров входит в сумму цен взятых товаров, и наконец, в зависимости от того, какими математическими приемами мы будем исчислять среднюю изменения всех цен. Главные виды индексов: 1) оптовых цеп, 2) розничных цен и 3) бюджетный индекс, никогда не совпадают друг с другом и никогда одинаково не фиксируют изменения уровня цен» В бюджетный индекс входят цены только тех товаров, которые потребляются рабочими и служащими, и при том в пропорциях, соответствующих значению тех или иных товаров в потребительском бюджете. Поэтому, например, повышение цены какого-либо одного товара, на- пример, мяса, играющего большую роль в потребительском бюджете, может совсем не отразиться на оптовом или розничном индексах, ибо одновременно могло произойти понижение цен ряда других товаров, не входящих в бюджетный индекс. В общем каждый вид индекса имеет свое значение, но ни один из индексов не может дать точного представления об изменении относительной стоимости денег.

§ 11. Если стоимость каждого отдельного товара проявляется в процессе рыночного приравнивания стоимости данного товара к стоимости денег, т. е. путем установления цен, то как же может быть установлена величина стоимости самих денег, если последние не обладают ценой? Конечно стоимость действительных -денег-золота определяется общим законом трудовой стоимости, т. е. количеством абстрактнообщественного труда, кристаллизованного, например, в одной унции золота. Но ведь это количество, как мы выяснили, вне приравнивания к количеству труда, заключенного в товаре-эквиваленте, не может быть установлено. Для всех товаров само золото является таким всеобщим эквивалентом. Но другого всеобщего эквивалента, помимо золота- денег, нет. Что же является эквивалентом для золота и где устанавливается его стоимость? Эквивалентом для золота являются те товары, на которые оно обменивается у истоков добычи золота. Следовательно для золота существует не всеобщая, но только развернутая форма стоимости. Золотопроизводитель обменивает золото на нужные ему средства потребления и средства производства, и таким путем устанавливается относительная стоимость золота. «Его (золота) собственная стоимость определяется рабочим временем, требующимся для его производства и выражается в том количестве всякого иного товара, в каком кристаллизовалось столько же рабочего времени. Такое установление относительной величины стоимости золота фактически совершается на. месте его производства, в непосредственной меновой торговле» (Маркс). Получив у самых истоков производства определенную величину стоимости, золото поступает в обращение, где оно выступает не только в своих функциях мерила стоимости и масштаба цен, но также и в. функции средства обращения. «Золото функционирует лишь как идеальная мера стоимости только потому, что оно уже обращается как. денежный товар в меновом процессе. В идеальной мере стоимостей скрывается таким образом звонкая монета» (Маркс).

Итак, идеальная функция меры стоимости неразрывно связана с другой основной функцией денег — средства обращения, где деньги уже выступают не только в идее, но и реально как монета.

Мы теперь должны перейти к изучению этой второй функции денег, її которой наряду с мерилом стоимости раскрывается сущность денег ісак всеобщего эквивалента.

Литература.

  1. Маркс, Капитал, т. I. гл. II и гл. ІІГ, § I.
  2. Маркс, К критике политической экономии, гл. II, § I.
  3. И. А. Трахтенберг, Бумажные деньги, гл. II.
  4. Л. Шанин, Денежная система СССР в марксистском освещении, 1925, гл. II.
  5. Б. Берковский, Очерки по, марксистской теории денег, М. 1930.
  6. If. mock, Die Marxsche Geldtheorie.
  7. К. DieUl, Theoretische Nationalokonomie, Bd. Ill, Buch. II Кар. 2.

Вопросы для повторения.

  1. Назовите две основные функции денег.
  2. ЧтО такое цена?
  3. Могут ли. бумажные деньги выполнять функцию мерила стоимости?
  4. В чем сходство и в чем различие между гирей как мерилом веса и деньгами сак мерилом стоимости?
  5. Выполняют ли деньги функцию меры стоимости как реальные или как идеальные деньги, и были ли бы возможны идеальные представления о деньгах как мериле стоимости, если бы действительные деньги вообще не существовали?
  6. Что такое масштаб цен и в чем отличие этой функции от меры стоимости?
  7. Являются ли деньги, как мера стоимости неизменной величиной?
  8. В силу каких причин может изменяться уроцень цен товаров?
  9. Что такое индекс цен и каковы основные виды индексов?
  10. Почему деньги не имеют цены?
  11. Чем определяется стоимость денег?

<< | >>
Источник: 3.В. АТЛАС. ДЕНЬГИ И КРЕДИТ (ПРИ КАПИТАЛИЗМЕ И В СССР) ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКВА- 1933. 1933

Еще по теме ГЛАВА II. ДЕНЬГИ КАК МЕРИЛО СТОИМОСТИ И МАСШТАБ ЦЕН.:

  1. ГЛАВА II Предельная эффективность капитала
  2. ГЛАВА 21 Теория цен
  3. ГЛАВА 23 Заметки о меркантилизме, законах против ростовщичества, деньгах, оплаченных марочным сбором, и теориях недопотребления
  4. БУМАЖНЫЕ ДЕНЬГИ И ИХ ЦЕННОСТЬ
  5. § 1. Влияние внешней торговли на количество денег и тем самым на цены
  6. Глава 6ПРИХОД ПИРАТА
  7. 4. Деньги в мужском и женском роде
  8. Глава 8. Денежные системы: их возникновение и развитие
  9. Глава 10. Денежная реформа: сущность, методы, виды (историкоэкономический обзор)
  10. Глава 11. История денежных реформ в России
  11. ГЛАВА XII ДЕНЬГИ И ЧЕКАНКА
  12. ГЛАВА II. ДЕНЬГИ КАК МЕРИЛО СТОИМОСТИ И МАСШТАБ ЦЕН.
  13. ГЛАВА XIII. ЖРИЗИС ДЕНЕЖНЫХ СИСТЕМ И МИРОВАЯ ДЕНЕЖНАЯ ПРОБЛЕМА ВО ВРЕМЯ И ПОСЛЕ ВОЙНЫ.
  14. ГЛАВА XIV. КРИЗИС ДЕНЕЖНЫХ СИСТЕМ И ПОСЛЕВОЕННЫЕ ДЕНЕЖНЫЕ РЕФОРМЫ В ГЛАВНЕЙШИХ СТРАНАХ ЕВРОПЫ.
  15. ГЛАВА XV. ДЕНЕЖНОЕ ОБРАЩЕНИЕ В ПЕРИОД ВОЕННОГО КОММУНИЗМА
  16. ГЛАВА XVIII. ПРИРОДА ДЕНЕГ В ПЕРЕХОДНУЮ ЭПОХУ.
  17. Глава 4 РОССИЙСКИЕ ПРЕДПРИЯТИЯ В УСЛОВИЯХ РЫНОЧНОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ ШОКОВОГО ТИПА: НОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ И НОВЫЕ МОТИВАЦИИ
  18. Глава 6 ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС 1998 ГОДА КАК ПЕРЕЛОМНЫЙ МОМЕНТ РЫНОЧНОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ И РЕАКЦИЯ ПРЕДПРИЯТИЙ НА СИСТЕМНОЕ УЛУЧШЕНИЕ МАКРОЭКОНОМИЧЕСКИХ УСЛОВИЙ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -