<<
>>

ГЛАВА III. ФУНКЦИЯ СРЕДСТВА ОБРАЩЕНИЯ И БУМАЖНЫЕ ДЕНЬГИ.

§1. Процесс обмена.—§2. Необходимость депег для товарного хозяйства.—§ 3. Связь между мерилом стоимости и средством обращения. — §4. Деньги как средство обращения, или денежное обращение.

— §5. Отличие непосредственного обмена продуктами от товарного обращения. — § 6. Основные ошибки металдистической теории. — § 7. Ошибка экономистов в теории кризисов в связи с ложной трактовкой товарного обращения. — § 8. Особенность функции средства обращения. — § 9. Монета — знак стоимости. Превращение денег в знаки стоимости. — § 10. Определение денег и деньги-знаки. — §11. Бумажные деньги не имеют стоимости. — §12. Ошибка Гиль- фердинга в теории денег! •—§13. Виды денег и денежных знаков. — §14. Выводы: противоположность функций мерила стоимости и средства обращения.

§ 1. Мы уже знаем, что для самих производителей товары не имеют потребительской стоимости. Фабрикант, производящий в день 10 тыс. пуговиц, не хочет и не может потребить эти пуговицы. Они представляют для него меновую стоимость и только меновую стоимость. Но это возможно только потому, что для невладельцев этого\' товара последний как раз имеет потребительскую стоимость — иначе товар не будет продан, хотя в него и был вложен труд. Итак реализация (продажа) товаров как стоимости возможна только в том случае, •если на них затрачен труд в форме, полезной для других. «Но лишь обмен может фактически показать, оказывается ли труд действительно* полезным для других, удовлетворяет ли его продукт какой-либо чужой потребности» (Маркс).

Обмен может быть совершон двояким путем — непосредственно, когда 1 метр сукна обменивается на 4 топора, и посредственно, когда тот же процесс совершается через посредство третьего товара- денег, всеобщего эквивалента. Только когда все основные потребности удовлетворяются собственным трудом данной семьи, рода, племени или коммуны, возможен непосредственный обмен продукта на продукт.

Когда же с развитием меновых связей труд диференцируется, т. е. распадается на отдельные узкие специальности, и каждый человек занимается лишь определенной работой в системе общественного труда, тогда уже оказывается невозможным непосредственный обмен продукта на продукт. В самом деле лишь случайно может так оказаться, что производителю сукна нужны будут как раз топоры, а производителю топоров — сукно. Общественная же система не может базироваться на такой случайности.

§ 2. Деньги как раз и служат всеобщим средством обмена, т. е. при посредстве денег владелец сукна может получить не только топоры, но и любой иной товар, имеющийся в обществе. Тем самым деньги являются необходимой и единственно возможной формой (при отсутствии плановой организации общества) соединения диференцированного- в обществе труда. Вы можете производить изо дня в день только одни фуражки потому, что, продавая эти фуражки за деньги, имеете возможность получить от общества все необходимое вам для жизни. Следовательно, если бы денег не было, то в этих условиях невозможна была бы и общественная диференциация труда.

§ 3. Деньги могут служить всеобщим средством обмена или средством обращения товаров потому, что стоимость всех товаров уже выражена в деньгах, следовательно, потому, Ито деньги являются мерилом стоимости. Однако верно и обратное: деньги могут выражать стоимость всех прочих товаров и служить мерилом стоимости, потому, что на деньги фактически уже совершается обмен, и только благодаря этому последнему люди вообще могут пользоваться золотом-деньгами в качестве мерила стоимости. Итак эти две функции — мерила стоимости и средства обращения взаимно связаны и друг друга обусловливают. По Mtpe того, как развитие обмена превращало один определенный товар в деньги—всеобщий эквивалент, этот товар становился одновременно и мерилом стоимости и средством обращения. Это еще раз подтверждает правильность определения денег Марксом, как «соединения мерила стоимости и средства обращения».

§ 4.

Современный обмен является денежным обменом, представляя собой противоположное движение товара и денег или переплетение товарного и денежного обращения. Вы изготовили ботинки и хотите получить за них 2 фун. чая. Для этого вы продаете ботинки, например, за 5 руб. и покупаете на них 2 фун. чая. Фактически здесь только произошло перемещение товаров из одних рук в другие, а. деньги явились лишь средством, при посредстве которого совершился этот процесс. Следовательно эта денежная форма обмена представляет собой не что иное, как превращение товара в деньги и денег в товару т. е. движение Товар-Деньги-Товар, или обозначим это еще корочек

Т — Д—Т

Так как и деньги и товар суть стоимости, и так как все эти три стоимости — эквивалентны (т. е. равноценны), то следовательно, в этом движении не происходит изменения величины стоимости, но лишь, меняется форма существования стоимости, а именно товарная форма превращается в денежную и1 наоборот. Очевидно, что весь этот процесс распадается на 2 части: Т — Д (продажа) и Д — Т (покупка) - Т — Д есть продажа только для владельцев данного товара, в нашем примере для владельца ботинок. Но эта же сделка является в то же- время покупкой для владельца денег. Но почему этот последний имеет\' деньги? Потому что он раньше уже продал свой товар, например\' хлеб, третьему лицу, который в свою очередь получил деньги от продажи сукна и т.д. Таким образом «первый метаморфоз (метаморфоз — это смена формы) товара, его превращение из товарной формы в деньги всегда является в то же время противоположным метаморфозом какого-либо другого товара, обратным превращением последнего из денежной формы в товар» (Маркс).

Второй метаморфоз товара есть Д—Т или купля. Опять-таки: купля для бывшего владельца ботинок, ныне владельца денег, есть в то же время продажа для владельца, скажем, чая. Сапожник или. капиталист — обувной фабрикант обычно продает сразу партиями, свой товар — обувь. Допустим, что он продал обуви на 1 тыс. руб- На эти 1 тыс. руб.

он покупает не какой-либо определенный товар,, но массу разнообразных товаров как средств производства, так и средств потребления. Но покупка им этих товаров означает ведь, в то же время продажу этих товаров разнообразными производителями,, т. е. для них — это первый метаморфоз или Т—Д. Следовательно этот заключительный метаморфоз ботинок, т. е. Д — Т, есть сумма первых метаморфоз других товаров. В тот момент, когда один товар, открывает ряд своих метаморфоз, другие товары заканчивают свои метаморфозы. «Таким образом, — говорит Маркс, — описываемый ряд метаморфоз каждого данного товара неразрывно сплетается с кругооборотом других товаров. Процесс в целом представляет обращение товаров». Но обращение товаров есть в то же время обращение денег, всегда движущихся в противоположном направлении.

§ 5. «Товарное обращение не только формально, но и по существу отлично от непосредственного обмена продуктами» (Маркс). Это отличие сводится к двум моментам. Во-первых, при товарно-денежном обращении разрываются узкие границы непосредственного обмена и возникает возможность обмена данного товара на бесконечное множество других товаров. Во-вторых, благодаря такой всеобщности обмена развивается сложный клубок общественных связей: один меновой акт переплетается со множеством других. Продажа какой-либо пары ботинок оказывается связанной со множеством покупок и продаж, других товаров. Но мы ведь уже знаем, что в каждом товаре кристаллизован общественный труд. Следовательно в этой всеобщей денежной.

форме обмана осуществляется не частная и случайная, но постоянная и всеобщая связь производителей друг с другом. Из этих различий вытекает одно очень важное следствие. В денежной форме обмена лежит возможность кризиса. В самом деле ведь каждый может продать товар и, не покупая другого товара, оставить деньги в кармане. Тем самым другие, товаропроизводители будут лишены возможности продать свои товары, получить деньги, а на них — другие товары. Но этого положения не может быть при непосредственном обмене продуктами, ибо там продукты одновременно меняются своими местами.

При денежной же форме обмена этой одновременности нет, ибо между Т—Теще вклиниваются Д, которые и нарушают эту одновременность, и тем самым заключают в себе возможность кризиса. Отсюда ясно, что хотя товарно- денежное обращение и имеет своим конечным результатом Т — Т, т. е. -замещение одного товара другим, но смешивать обращение с непосредственным обменом продуктов ни в коем случае нельзя.

§ 6. Эту ошибку как раз совершают буржуазные экономисты ме- таллистической школы (см. гл. VIII). Рассматривая деньги как простой товар, такой же, как и хлеб, ситец или ботинки, они тем самым игнорируют особое общественное положение . этого товара, которое делает его противоположным всем другим товарам. В результате буржуазные теоретики-металлисты не вскрывают сущности денег, проходят мимо самого главного — тех социальных отношений, которые за ними екрыты, и, наконец, беспомощно разводят руками, когда в функции денег как средств обращения фигурирует не товар, но простые знаки. Между тем возможность существования этих последних и притом вполне закономерного (нормального) существования, как будет показано в дальнейшем, легко объясняется марксовой теорией денег, которая построена на строгом разграничении товара и денег, а вместе с тем разграничении непосредственного обмена продуктами, с одіюй стороны, и товарно-денежного обращения, с другой.

§ 7. Следует также заметить, что отсутствие этого разграничения привело целый ряд буржуазных теоретиков (Рикардо, Сэй, Джемс Милль) к совершенно нелепому выводу о* невозможности кризисов при капитализме, поскольку, с их точки зрения, товар всегда обменивается на товар, а деньги в этом процессе не играют существенной роли. Между тем мы показали, что уже в самом превращении формы Т—Т в Т — Д — Т и распадении последней на самостоятельные акты Т — Д и Д — Т, заложена возможность товарных избытков или кризисов сбыта. На практике как раз полностью подтверждается марксова теория и опровергается буржуазная теория денег — обмена — кризисов, ибо иризисы есть факт, а с фактами не спорят.

§ 8. Если товар вступает в обращение, т. е. продается, то ясно, что он ведь не вечно будет находиться в обращении. Он может быть как раз куплен тем лицом, которому этот товар нужен для потребления — тогда тут же вслед за продажей, т. е. вступлением в обращение, он выпадет из этого последнего, поскольку покупатель его потребит. Если же товар продается не действительному потребителю, но посреднику— торговцу, то это мало меняет дело по существу. Удлиняется лишь срок жизни этого товара как товара, его нахождения в обра-

щении. Товар может перейти в процессе обращения несколько раз из рук в руки, например от фабриканта к оптовику, от оптовика к по- луоптовику, от последнего — к розничнику, но в конце концов товар должен быть бродан потребителю. Следовательно само рождение товара предполагает его смерть как товара.

Не то с деньгами. Деньги, раз родившись, продолжают вечную свою жизнь в качестве средств обращения. И этим они существенно отличаются от товаров/ Для последних — обращение это только мимолетный процесс, так сказать, вынужденная необходимость для обратного превращения в продукт. Наоборот для денег — это вечный процесс. Обращение для них служит и началом и концом одновременно. Деньги не потребляются, но постоянно функционируют как средства обращения. Правда в обращении бывает денег то больше, то меньше, но известная их масса постоянно должна находиться в обращении.

Попробуем теперь подойти к деньгам как средствам обращения (в дальнейшем мы будем деньги в качестве средств обращения называть монетой), с точки зрения товаровладельцев. Для чего последние так настойчиво домогаются превращения своего товара в деньги? Для того, чтобы потребить последние? Ничего подобного: никто деньги как деньги не потребляет, ибо если вы, например, из золотой десятки сделаете зуб, то эта десятка уже не будет деньгами. Но если вы сохраните эту десятку как деньги, то это обязательно требует, так сказать, «неприкосновенности их личности». Кто хочет сохранить деньги как деньги, тот во всяком случае не может их потребить, уничтожить.

Деньги для товаровладельца служат средством получения других товаров, которые нужны как предметы потребления или производства. Следовательно товаровладельцев не интересует потребительская стоимость денег как товара или их внутренняя товарная стоимость. Отсюда ясно, что от изменения материала самих денег ровным счетом ничего не изменяется в нашей формуле Т — Д—Т.

§ 9. Этот наш вывод очень важен, ибо отрюда вытекает возможность замещения действительных денді неполноценными металлическими деньгами, сделанными из другого материала, например серебра или меди, или даже чистыми знаками стоимости, — бумажными деньгами.

История этого превращения денег в функции средств обращения из действительного товара-стоимости в простые знаки будет нами рассмотрена в X главе. Сейчас мы только скажем, что к этому результату общество пришло не сразу, но в итоге длительного исторического развития. Непосредственным толчком для введения в обращение неполноценных металлических денег послужил тот факт, что металлические деньги, находясь в обращении, постоянно стираются и, следовательно, уменьшаются в своей внутренней стоимости. Между тем эти деньги продолжают функционировать по прежней своей стоимости, ибо ведь продавец, как мы знаем, не интересуется деньгами как вещью, как предметом потребления. Еще феодальные государи из этого факта сделали выгодный для себя вывод: они стали пускать в обращение деньги с уменьшенным металлическим содержанием по сравнению с тем, которое на них значилось. Так металлическое\'со*

^              3. Атлас Деньги и кредит держание монет все уменьшалось, пока не дошло до нуля — монета заменилась простыми знаками — бумажными деньгами. «Как меновая стоимость кристаллизуется при обмене в золотые деньги, точно так же- золотые деньги в процессе обращения поднимаются4 до своего собственного символа — сначала в виде изношенной золотой монеты, потом в форме вспомогательной металлической монеты, наконец в форме не имеющих стоимости марок, бумаги, просто знака стоимости» (Маркс).

§ 10. В I главе мы определили деньги как товар, хотя и особенной природы. Между тем теперь мы пришли к признанию возможности; существования денег — не товара, но простых бумажек.* Нет ли здесь противоречия? Ни в коем случае, ибо определяя деньги как «соединение мерила стоимости и средства обращения», мы этим отнюдь не- утверждали, что в своей монетной форме, т. е. как средство обращения, деньги должны фигурировать непосредственно в своей «материальной телесности», т. е. как товар определенного качества и формы- Бумажные деньги — это знаки действительных денег — золота, их заместители или представители в функции средств обращениях Нам необходимо лишь внести поправку в данную выше общую характеристику денег по их функциям. Эта поправка заключается в указании на то, что деньги в качестве средств обращения могут фигурировать, не непосредственно, как реальный товар, но также в форме простых\' знаков — заместителей. Эту поправку как-раз вносит Маркс, уточняя определение-основных функций денег: «Товар, — говорит Маркс, — который функционирует как мера стоимости, а поэтому непосредственно своим телом или через посредсшо своих заместителей так же,, как средство обращения, есть деньги».

§ П Но если бумажные деньги — это только знаки денег, то* ясно, что они по существу лишь как бы представительствуют от имени стоимости золота в процессе товарного обращения. Так всем известно, что луна сама по себе неспособна излучать свет, но в то же время таковой излучает; она отражает на землю чужой источник света, а именно — свет солнца. Так и бумажные, деньги «светят» на товары не своей собственной стоимостью, но отраженной стоимостью золота. Так и чек, который вы получаете из кассы магазина, не имеет собственной стоимости, не являетсц ни деньгами, ни товаром, но представляет собой знак стоимости в одно и то же время как уплаченных в кассу денег, так и получаемых у приказчика товаров. Конечно бумажные деньги — это не кассовый чек, ибо последний выполняет подсобную, техническую и частную функцию, а бумажные- деньги важнейшую общественную функцию. Говоря о кассовом чеке, мы хотим только показать возможность существования знака стоимости, обособленного от самой стоимости. Бумажные деньги и являются как- раз формой такого обособленного существования знака\' стоимости.

Таким образом бумажные деньги не являются ни деньгами, ни товаром, но непосредственно только знаком стоимости денег. А так как сами деньги являются выражением стоимости всех товаров, то тем самым и бумажные деньги косвенно, через посредство золота, являются также и знаком стоимости всего бесконечною разнообразия товаров, находящихся в обществе.

§ 12. Мы уже знаем из главы I, что стоимость одного товара может быть выражена или приравнена только к стоимости другого товара. Бумажные же деньги не могут быть эквивалентом стоимости товаров, ибо сами они не имеют стоимости и, следовательно, не являются мерилом стоимости. Лишь после того как все товары соизмерены в единицах стоимости золота, следовательно, выражены в деньгах и получили цену, оказывается возможным совершать меновые сделки при посредстве знаков денег — простых бумажек. Таким образом бумажные деньги ни в коем случае не устраняют, но, наоборот, обязательно предполагают наличие действительных денег в качестве мерила стоимости. Это как-раз упускает из виду Гилъфердинг, который, утверждая, что бумажные деньги непосредственно являются знаками стоимости товаров, а не золота, и поэтому совершенно независимы от стоимости действительных денег, тем самым подрывает в самой основе марксову теорию денег. Спрашивается, если при наличии бумажных денег устраняется необходимость в существовании действительных денег, то каким образом может быть измерена стоимость всех товаров? Очевидно, что в бумажках товары не могут, измерять свою стоимость. А если стоимость товаров не измерена в стоимости всеобщего эквивалента, то, следовательно, товары не имеют цены. Таким образом по Гилъфердиту товары вступают в обращение без цены, а деньги без стоимости (ибо бумажные деньги не имеют стоимости). Но ведь это полнейшая нелепица, ибо на самом деле и при бумажных дейьгах все товары имеют цену, а деньги имеют стоимость, которая только обозначена в бумажных знаках. Иначе ведь вообще не могут совершаться ни продажа, ни купля. Мы видим таким образом сколь неудачной оказалась и эта попытка ревизовать учение Маркса.

§ 13. Мы выяснили таким образом функцию денег как средств обращения или вскрыли сущность монеты. В качестве монеты могут фигурировать как действительные деньги-золото, так и золото или какой-либо иной металл, номинальная стоимость которого (т. е. стоимость, обозначенная на нем) выше его реальной стоимости как металла, так, наконец, и бумажные деньги, лишенные всякой реальной стоимости.

Таким образом необходимо различать деньги и знаки денег. Действительными деньгами являются только так называемые полноценные металлические деньги, т. е. такие деньги, в которых заключено как раз столько металла, сколько на них обозначено. Такова довоенная русская золотая пятерка, содержащая 87,12 долей золота, не только по названию, но и по действительному весу. В отношении полноценных металлических денег, поскольку они \' фигурируют не только как мерило стоимости и сокровище, но также и /непосредственно как орудие обращения, существуют определенные, более или менее однообразные в разных странах нормы их обращения:

  1. Свобода чеканки. За принесенное на монетный двор золото выдается в соответственном весе золото в монете с удержанием ничтожной суммы за издержки по чекану (в довоенной России взималось 42 руб. 31 у2 коп. с пуда золота, что составляло 1/5°/0)-
  2. Предел отклонения или ремедиум. Если золотая монета теряет в весе или пробе, то она лишается своей платежной силы. Так в России допускалось обращение только таких пятирублевых монет, вес которых ‘был не ниже 1 золотника; предел отклонения был равен Viai-
  3. Свобода переплавки монет в слитки хотя и запрещалась по закону, но фактически всегда и всюду практиковалась, ибо контроль установить невозможно., и поэтому запрещение переплавки монет всегда оставалось не больше, чем «буквой закона».
  4. Законную платежную силу имеет в пределах страны только металлическая валюта данной страны.
  5. Монетная регалия, т. е. право чеканки принадлежит только государству.

В качестве заместителей денег в функциях средства обращения и платежного средства фигурируют: 1) билонная или разменная монета,

  1. бумажные деньги, 3) кредитные деньги.
  1. Вполне естественно, что условия выпуска и обращения билонной, т. е. разменной монеты должны значительно отличаться от условий обращения действительных денег, т. е. полноценных металлических денег. Здесь конечно отсутствуют такие условия, как свобода чеканки и ремедиум. Но зато эти деньги свободно размениваются правительством на полноценные металлические деньги и имеют законную платежную силу в частном обороте. Однако при каждом частном платеже в интересах получателей денег государство освобождает последних от обязательства принимать билонную монету в неограниченной сумме, но зато берет на себя это обязательство. Так в Германии до войны можно было платить серебряными деньгами до 20 мар. при каждом платеже и медными до 1 марки; во Франции серебром — до 50 фр., бронзовой монетой — до 5 фр.; в Англии серебром до 40 шилл., бронзовыми монетами— до 1 шилл.; в России — высокопробной серебряной монетой (1 руб., 50 коп. и 25 коп.) до 25 руб., низкопробной серебряной и медной монетой — до 3 руб. Вместе с тем государство обычно ограничивает выпуск билонной монеты таким количеством, которое необходимо для мелкого оборота — в противном случае билонные монеты, затрудняя частный платежный оборот, возвращаются государству ввиду свободного их размена на полноценную металлическую монету или на бумажные деньги.

Если же государство отменяет свободу чеканки полноценных металлических денег, то и последние аналогично билонной монете из действительных денег превращаются в знаки денег.

  1. Бумажные деньги выпускаются государством и имеют законную платежную силу. Обычно бумажные деньги выпускаются в целях покрытия государственных расходов и этим они отличаются от кредитных денег, которые также могут выпускаться государственным органом, например Государственным банком, но в иных целях и иным порядком, о чем будет речь в V главе. Бумажные деньги могут быть либо а) разменными на металл, либо б) неразменными. Обычно они неразменны. В этом случае и билонная монета разменивается не на металл, но на бумажные деньги.
  2. Кредитные деньги будут рассмотрены в V главе.

Какова бы ни была форма средств обращения — будь то золотые или медные, или бумажные деньги — природа всех этих форм остается одной и той же, поскольку все они выполняют одну и ту же функцию —¦ средств обращения. Однако все же для сохранения равновесия товарного обращения далеко не безразлично, являются ли преимущественными средствами обращения полноценные золотые деньги, или таковых совсем нет в обращении и последнее целиком обслуживается бумажками. Это не безразлично потому, что количество денег в обращении по-разному регулируется при металлической и бумажно-денежной системах. Чтобы понять это различие и вскрыть причины неоднократно имевших место в истории фактов резкого падения покупательской силы бумажных денег, мы должны предварительно познакомиться с третьей функцией денег—.сокровища или орудия накопления.

Сейчас же в качестве вывода из всего сказанного в первых трех главах и в целях более отчетливого понимания функции средства обращения мы попробуем противопоставить эту функцию другой основ-* ной функции денег — мерила стоимости.

Первая противоположность этих функций заключается в следующем.

Как мерило стоимости деньги фигурируют не реально, но лишь в идее, ибо при самой оценке стоимости товара в деньгах (т. е. при установлении цены) золото не должно находиться в наличии.

Иначе обстоит дело с функцией средств обращения. Здесь, наоборот, деньги выступают не как идеальные деньги, но как конкретные деньгу. Для того чтобы, купить товар, вы должны уплатить наличные деньги в соответствии с той ценой, о которой вы договорились с продавцом.

Вторая же противоположность заключается в, том, что если в качестве мерила стоимости должны выступать действительные деньги — товар-золото, то в функции средств обращения эта внутренняя товарная стоимость денег не играет роли, и действительные деньги, как мы знаем, могут быть заменены простыми знаками денег — бумажками. Но освобождаются ли полностью эти деньги-знаки от действительных денег? Ни в коем случае, ибо деньги могут быть заменены бумажными знаками лишь в таком объеме стоимости, в каком необходимо было бы функционирование действительных денег в процессе товарного обращения.

Эту дво,якую противоположность функций мерила стоимости и средства обращения установил Маркс.

«В качестве мерила стоимости, — говорит Маркс, — деньги служат только как счетные деньги, а золото — только как воображаемое золото, между тем все сводится к природному материалу. Выраженные в серебре меновые стоимости представляются совершенно иначе, чем выраженные в золоте. Обратное происходит с функцией орудия обращения: здесь деньги не только выступают в представлении, но должны существовать как вещественный предмет рядом с другими товарами; между тем материал их при этом не имеет значения и все зависит от их количества. Для единицы меры является решающим моментом, представляет ли она фунт серебра, золота илй меди; но монета, каков бы ни был ее собственный материал, в зависимости только от ее количества, делается соответственным овеществлением каждой из этих единиц» (Маркс).

Таким образом мы видим, что хотя в функции мерила стоимости конкретно не фигурируют золотые деньги, и хотя в функции средства обращения деньги, фигурируя реально, могут быть заменены простыми бумажками, однако обе эти функции обязательно предполагают наличие действительных денег, например золота, если не в форме монет, то в форме слитков.

Литература к главе ІЦ.

  1. К. Маркс, Капитал, т. I, гл. II и III, § 2.
  2. К. Маркс, К критике политической экономии, гл. II, § 2.
  3. И. А Трахтенберг, Бумажные деньги, гл. II.
  4. Ж. Шанин, Денежная система- СССР в марксистском освещении, гл. III.
  5. Б. Берковский, Очерки по марксистской теории денег, М. 1930.
  6. Гильфердииг, Финансовый капитал, гл. И.
  7. Сборник -«Деньги и денежное обращение в освещении марксизма», статья Гильфердита, «Деньги и товар» и Каутского, «Золото, бумажные деньги и товар».
  8. Н. Block, Die Marxsche Geldtheorie.

t 9) К. Diehl, Theoretische Nationalokonomie, Bd. Ill, Buch II, Ivap. 2, Ієна 1927.

Вопросы для повторения.

  1. В чем необходимость денег для товарного общества?
  2. В чем заключается функция денег как средства обращения, и в чем связь этой функции g функцией мерила стоимости?
  3. В чем отличие непосредственного обмена продуктами от товарного обращения?
  4. Почему возможна замена в обращении действительных денег неполноценными металлическими деньгами или бумажными знаками?
  5. Какое уточнение вносит Маркс в определение денег в связи с функционированием заместителей денег?
  6. Дайте определение бумажным деньгам.
  7. В чем ошибка Гильфердинга в теории денег?
  8. Назовите виды денег и денежных знаков и нормы, регулирующие их обращение.
  9. Подведите итог анализу функций мерила стоимости и средства обращения и ответьте на вопрос: в чем противоположность проявления денег в этих функциях?

<< | >>
Источник: 3.В. АТЛАС. ДЕНЬГИ И КРЕДИТ (ПРИ КАПИТАЛИЗМЕ И В СССР) ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКВА- 1933. 1933

Еще по теме ГЛАВА III. ФУНКЦИЯ СРЕДСТВА ОБРАЩЕНИЯ И БУМАЖНЫЕ ДЕНЬГИ.:

  1. БУМАЖНЫЕ ДЕНЬГИ И ИХ ЦЕННОСТЬ
  2. ДЕНЬГИ ИЛИ«БЕЗДЕНЕЖНЫЕ ОТНОШЕНИЯ»!
  3. Когда и почему в России родились бумажные деньги?
  4. Кредитные и бумажные деньги
  5. ГЛАВА III БУМАЖНЫЕ ДЕНЬГИ И КОЛИЧЕСТВЕННАЯ ТЕОРИЯ
  6. ГЛАВА XVI ПЕРЕЧЕКАНКА СЕРЕБРА В АНГЛИИ
  7. ГЛАВА II. ДЕНЬГИ КАК МЕРИЛО СТОИМОСТИ И МАСШТАБ ЦЕН.
  8. ГЛАВА III. ФУНКЦИЯ СРЕДСТВА ОБРАЩЕНИЯ И БУМАЖНЫЕ ДЕНЬГИ.
  9. ГЛАВА IV. ФУНКЦИЯ СОКРОВИЩА И МЕХАНИЗМ РЕГУЛИРОВАНИЯ КОЛИЧЕСТВА ДЕНЕГ В ОБРАЩЕНИИ.
  10. ГЛАВА V. ФУНКЦИЯ ПЛАТЕЖНОГО СРЕДСТВА. КРЕДИТНЫЙ БАЛАНС ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ. КРЕДИТНЫЕ ДЕНЬГИ.
  11. ГЛАВА VII. БУМАЖНО-ДЕНЕЖНАЯ ИНФЛЯЦИЯ.
  12. ГЛАВА VIII. КРИТИКА ТЕОРИЙ ДЕНЕГ. ПРОБЛЕМА СУЩНОСТИ ДЕНЕГ.
  13. ГЛАВА IX. КРИТИКА ТЕОРИЙ ДЕНЕГ. ПРОБЛЕМА СТОИМОСТИ И КОЛИЧЕСТВА ДЕНЕГ.
  14. ГЛАВА XII. ОСНОВНЫЕ МОМЕНТЫ ИЗ ИСТОРИИ ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ И ДЕНЕЖНЫХ ТЕОРИЙ.
  15. ГЛАВА XIV. КРИЗИС ДЕНЕЖНЫХ СИСТЕМ И ПОСЛЕВОЕННЫЕ ДЕНЕЖНЫЕ РЕФОРМЫ В ГЛАВНЕЙШИХ СТРАНАХ ЕВРОПЫ.
  16. ГЛАВА XVIII. ПРИРОДА ДЕНЕГ В ПЕРЕХОДНУЮ ЭПОХУ.
  17. ГЛАВА XX. ФУНКЦИИ И ФОРМЫ КРЕДИТА.
  18. ГЛАВА XXIII. ПАССИВНЫЕ ОПЕРАЦИИ БАНКОВ.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -