<<
>>

§ 1. Первичная легитимация лиц, участвующих в деле. Ненадлежащая сторона

В странах континентального права материальное право является первичным, в то время как в государствах общего права, наоборот, - процессуальное. Образно данная ситуация выражена в китайской доктрине: материальное право выступает как машина, а процессуальное - как колесо.

Без материального права процессуальное право теряет значение существования; без процессуального права материальное не может нормально действовать[91]. Процесс согласно трактовке в континентальной системе является формой существования гражданского права. Как самостоятельная отрасль права гражданский процесс сформировался только в XIX в.

В.А. Краснокутский отмечал, что несмотря на то, что процессуальные действия были «колыбелью», в которой возросло и воспиталось материальное гражданское право, наука гражданского процесса развилась очень позд- но[92] [93]. Изначально и на протяжении длительного времени, под влиянием римского права, гражданское право и процесс являлись составными частями одной отрасли. В Риме гражданского процесса как отдельной науки не сущест-

3

вовало, он составлял единое целое с материальным правом .

В настоящее время в государствах романо-германской системы права гражданский процесс индивидуален, но в то же время материальное право является первичным по отношению к нему[94]. В государствах общего права доминирующим, наоборот, является процессуальное право, которое играет значительную роль, а по мнению В.К. Пучинского, занимает «непропорционально большое место» в системе общего права[95] [96] [97]. Таким образом, в государствах общего права приоритет отдается процессуальному праву, в то время

как в странах континентального права — материальным отраслям.

В Российской Федерации воспринят привычный для романогерманской правовой семьи принцип самостоятельности отрасли граждан-5

ского процессуального права , обладающей всеми признаками самостоятельной отрасли права, являющейся «системно-цельным правовым образовани-

4

ем» со сложным многоуровневым строением .

Несмотря на то, что по общему правилу материальное право является частным, а процессуальное - публичным, взаимное влияние их велико. Даже многие известные ученые-цивилисты одновременно являются не менее популярными процессуалистами[98], а в некоторых вузах преподавание учебных дисциплин гражданского права и процесса осуществляется силами одной и той же кафедры.

Кроме того, некоторые нормы материального права напрямую связаны с процессуальными, например ст. 462 ГК РФ. Указанная материальная норма обязывает покупателя, в случае предъявления к нему иска третьим лицом (не участвующим в обязательстве в качестве его стороны) об изъятии товара по основанию, возникшему до исполнения договора купли-продажи, привлечь продавца к участию в деле, а продавец обязан вступить в это дело на стороне покупателя. Например, лицо, предъявившее иск об изъятии товара, заявило, что оно является собственником товара и товар у него был похищен. При этом продавец привлекается к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора. Участвуя в таком деле, продавец заинтересован представить возражения на исковые требования, предъявленные к покупателю, поскольку в случае отчуждения товара покупатель может предъявить к нему требование (регрессный иск) о возврате уплаченных за товар сумм и о возмещении убытков. Если же покупатель не привлечет к участию в деле продавца, то продавец освобождается от обязанности возместить покупателю причиненные убытки, если докажет, что, участвуя в деле на стороне покупателя, он смог бы предотвратить изъятие проданного товара у покупателя[99]. Таким образом, материальной нормой предопределяются действия, которые необходимо совершить стороне в процессе рассмотрения дела в суде.

Значительное число процессуальных элементов каким-либо образом связано с существующими материально-правовыми конструкциями, в связи с этим в рамках исследования преобразования процессуального положения лиц, участвующих в деле, необходимо обратиться к обусловливающим его материальным причинам.

Некоторые процессуальные конструкции основаны исключительно на материальных правоотношениях, например, процессуальное правопреемство и институт ненадлежащего ответчика. Судебное представительство в части определения полномочий, оснований возникновения отношений судебного представительства, допустимости одновременного участия в судебном заседании представителя и его доверителя во многом дублирует нормы, характеризующие общегражданское представительство.

Что касается оснований наделения определенных субъектов статусом лиц, участвующих в деле, то наблюдается непосредственное влияние материального права на цивилистический процесс, что является значимым моментом, так как законность и обоснованность принятого судом решения по делу зависят, в числе прочего, от правильности присвоения лицу, участвующему в деле, процессуального статуса.

Влияние материальных норм на цивилистический процесс не редко становилось предметом исследований ученых-процессуалистов. К данному вопросу обращались М. А. Гурвич, Р.Е. Гукасян, Д.Б. Абушенко, А.В. Юдин и др. В частности, Р.Е. Г укасян говорил, что состав участвующих в деле лиц, имеющих материально-правовой интерес в деле, формируется по модели материальных правоотношений[100] [101] [102], а еще, как и М.К. Юков, утверждал о наличии генетических и функциональных связей между гражданским и гражданским

Л

процессуальным правом . Д.Б. Абушенко, в свою очередь, отмечает, что не все лица, участвующие в деле, наделяются определенным процессуальным статусом, исходя из существующих материально-правовых связей . А.В. Юдин рассматривает в своих научных трудах изменение статусов участников гражданского процесса в динамике судопроизводства, обусловленной материально-правовыми факторами[103]. М. А. Гурвич в одной из работ отмечал как неправильное заключение других авторов о том, что гражданское процессуальное право полностью определяется охраняемым им материальным правом[104].

Взаимодействие материального и процессуального права в отечественной юриспруденции интересно сформулировано А.Ф.

Клейнманом. Он говорил, что гражданское право без гражданского процесса превратилось бы в «ничто», оказалось бы лишенным реальности, гражданский процесс, в свою очередь, немыслим без гражданского права, на признание и охрану которого направлена судебная деятельность[105] [106]. Кроме того, именно материальная норма определяет содержание искового заявления и впоследствии решения по делу . По словам А.Т. Боннера, материальное и процессуальное право взаимно влияют и обусловливают друг друга, находясь в диалектическом единстве[107]. Процессуальная норма предназначена, как заключает В.Ф. Ковин, для принудительной реализации предписания материального[108]. По выражению К.И. Малышева, вопросы гражданского права возникают в процессе рассмотрения дела на каждом шагу и обыкновенно на них именно сосредоточивается весь спор между заинтересованными сторонами[109].

При создании новых процессуальных конструкций необходимо учитывать, что они должны не только взаимодействовать с уже существующими процессуальными моделями, но также учитывать возможное влияние на установленное или спорное материальное правоотношение. При анализе влияния материального права на цивилистический процесс можно выделить два направления: системное и частное (или, как его называет Д.Б. Абушенко, «частные вкрапления»[110]).

Явление, при котором материальные нормы оказывают основополагающее влияние на нормы процессуальные, воздействуя на базовые элементы цивилистического процесса, называется системным влиянием. Данному виду воздействия подверглись такие основные процессуальные конструкции, как предмет и основание иска, виды производств, относимость доказательств, предмет доказывания. «Частные вкрапления», в свою очередь, характеризуются тем, что являются неким отголоском конструкций, уже существующих в материальном праве. К данной категории можно отнести: институт судебных расходов, институт поворота исполнения, институт изменения способа исполнения судебного акта. Все эти конструкции являются полностью жизнеспособными и без их воплощения в процессуальных нормах, они не порождают необходимость создания процессуально-правовых моделей, корреспондирующих им.

В то же время построение такого взаимодействия, при котором в цивилистическом законодательстве создаются корреспондирующие материальному праву нормы, позволяет оптимизировать использование процессуальных механизмов, что приводит к созданию условий для процессуальной экономии.

Системное влияние материального права задает определенное направление - вектор, который пронизывает базовые начала и многие основные институты гражданского процессуального права. Гражданско-правовые нормы обусловили формирование видов производств.

Современное гражданское и арбитражное процессуальное законодательство структурировано по видам производств, среди которых выделяются исковое, особое и существовавшее ранее в гражданском процессе производство из административных и иных публично-правовых отношений (исключенное Федеральным законом от 8 марта 2015 г. № 23-ФЗ в связи с введением в действие Кодекса административного судопроизводства РФ)[111]. Все данные виды производств имеют свою материально-правовую основу: на равенстве правового положения сторон основано исковое производство; производство из административных и публичных правоотношений, напротив, характеризуется отношением власти и подчинения; отсутствием спора о праве отличается особое производство. Еще более очевидным является влияние материальных норм на правила рассмотрения определенных категорий дел, например, в арбитражном судопроизводстве особенности рассмотрения корпоративных споров предопределяются различными видами этих споров, перечень которых закреплен в ст. 225.1 АПК РФ.

Основной цивилистической системообразующей конструкцией является иск, на который материальные нормы оказывают самое непосредственное влияние. Составляющими элементами иска являются предмет и основание. Предмет не может быть отделим от таких материально-правовых категорий, как объекты гражданских прав, юридический факт. Основание иска определяется способом правовой защиты, который содержится в нормах материального права. Со спорным материальным правоотношением связано выделение в процессуальной науке различных видов исков (о признании, о присуждении, преобразовательных, групповых исков).

Во многом от правильно сформулированного основания иска зависит правильность правового положения. Вопросу значения основания иска посвятил одну из своих работ В.М. Гордон, который отмечал, что «основание иска производит для истца право на удовлетворение того требования, в котором выражается умозаключение»[112]. Для того чтобы удовлетворять своему назначению, как говорил В.М. Гордон, основание иска должно включать в себя только факты, которые «по своему вне процессуальному значению могут быть как правопроизводящие, так и всякие иные юридические факты. Но по отношению же к иску каждый факт, составляющий в отдельности основание иска, является правопроизводящим. Совокупность фактов, составляющих основание иска, всегда является правопроизводящею»[113] [114] [115]. Европейский Суд по правам человека также отмечает в своем постановлении, что предъявленная материально-правовая жалоба обя-

Л

зательно должна быть небезосновательной . В то же время изменение основания иска не обязательно связано с изменением легитимации. При изменении основания иска имеет место изменение лишь в объективном отношении, личный состав процесса не изменяется, и наоборот, когда изменяется факт легитимации, происходит изменение лишь в личном составе процесса, имеет место субъективное изменение процесса. Основание же иска может остаться

-5

тем же, какое было и до изменения факта легитимации .

Кроме того, учитывая специфичный характер неисковых видов производств, отличающихся другой формой обращения для возбуждения производства по делу, которая, в свою очередь, также имеет свой предмет (материально-правовое требование) и основание (юридические факты материального права), также можно утверждать о сходном с исковым производством влиянии норм материального права.

Подведомственность гражданских дел судам, закрепленная в ст. 22 ГПК РФ, полностью основана на материальных правоотношениях (гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных). То же можно сказать и о подсудности, определенной в ст. 23 - 27 ГПК РФ. В основу разграничения дел, подлежащих рассмотрению мировым судьей, районным судом, военным или иным специализированным судом, верховным судом республики, краевым, областным судом, судом города федерального значения, судом автономной области и судом автономного округа или Верховным Судом РФ, положены конкретные категории дел (например, мировому судье подсудны дела о расторжении брака, если между супругами отсутствует спор о детях).

Кроме того, в гражданском судопроизводстве непосредственное влияние материальные нормы оказывают на институт доказывания. Определение предмета доказывания, например, прежде всего основано на подлежащих применению нормах материального права. На связи доказательств с материально-правовыми фактами основана относимость доказательств. Относительно бремени доказывания (ст. 56 ГПК РФ) также можно говорить о связи с материальными правоотношениями. Так, например, по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации бремя доказывания соответствия действительности порочащих сведений лежит на лице, их распространившем (ч. 1 ст. 152 ГК РФ), а при неисполнении/исполнении ненадлежащим образом обязательства отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим его (ч. 2 ст. 401 ГК РФ).

Институт судебного представительства содержательно воспроизводит положения общегражданского представительства - одно лицо (доверитель) поручает другому лицу (представителю) совершать от его имени и в его интересах юридически значимые действия, вследствие чего у доверителя возникают определенные права и обязанности.

Наиболее ярко, на наш взгляд, связь материального и процессуального аспектов прослеживается в таком институте гражданского процессуального права, как мировое соглашение. С одной стороны, мировое соглашение является одним из процессуальных способов завершения рассмотрения спора в суде, с другой стороны, очевидна материально-правовая природа данного института.

Кроме того, в одной из своих научных работ Д.Б. Абушенко отмечает, что процессуально-правовое регулирование института судебного решения также продиктовано материально-правовой составляющей касаемо его внутренней структуры, а также особенностей резолютивной части[116]. Материальное право в то же время определяет основания для отмены и изменения судебного акта в вышестоящих инстанциях (ст. 330, 387, 391.11 ГПК РФ): нарушения норм материального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом интересов, могут стать основанием для отмены принятого по делу решения.

Поскольку предметом настоящей работы является исследование трансформации процессуального положения лиц, участвующих в деле, а в ГПК РФ и АПК РФ отсутствует дефиниция понятия «лица, участвующие в деле», данное понятие слилось с понятием «лица, участвующие в гражданском процессе»[117], то возникает необходимость обратиться к материальному интересу как составной части юридического интереса, являющегося определяющим признаком лиц, участвующих в деле.

Только лица, участвующие в деле, обладают, помимо процессуального интереса к исходу процесса (ожидание определенных процедурных действий: принятие судом решения определенного содержания), еще и материальным интересом (ожидание фактического предоставления судебной защиты нарушенного или оспоренного права). Судье при подготовке дела к судебному разбирательству и определении процессуального статуса участвующих в деле лиц следует внимательно изучать материальную составляющую правоотношений (гражданско-правовых, трудовых и др.), сложившихся между субъектами. Так, в качестве истца в гражданском процессе могут выступать физические или юридические лица, имеющие материальный интерес к разрешению возникшего спора[118] [119] [120].

Гражданское судопроизводство характеризуется рассмотрением спора, возникшего между действительными или мнимыми участниками материальных отношений, с наделением их определенным объемом прав и обязанностей на основании норм материального права.

В юридической науке право на иск рассматривается в двух аспектах: процессуальном - право на предъявление иска и материально-правовом - право на удовлетворение иска. Право на иск и в третьем значении рассматривал В.В. Карпека, а в последующем и М.А. Гурвич. В их видении право на

Л

иск представляет собой активную легитимацию к делу . Речь идет об обладании истцом субъективным материальным правом, за защитой которого он и обращается в судебные органы. В.М. Гордон отмечал, что «право на иск есть не что иное, как право на предъявление иска», и имеет право на иск только тот, «у кого есть интерес в существовании или несуществовании того права,

0 котором может быть начато дело по данному иску», «отсутствие права на иск означает и отсутствие юридического интереса к иску» . Г.Л. Осокина, в свою очередь, утверждает, что нет оснований выделять активную легитимацию как отдельную сторону права на иск, так как легитимация есть не что иное, как право на удовлетворение иска[121]. По нашему мнению, с таким утверждением трудно согласиться. Наличие у лица права на удовлетворение иска свидетельствует о вынесении положительного для истца решения, обладание спорным материальным правом такой связи не имеет. Активная легитимация совершенно не свидетельствует о безусловном удовлетворении требований заявителя и реализации истцом права на удовлетворение иска, а является лишь одной из необходимых составляющих такой возможности. Активная легитимация означает, что истец является субъектом тех или иных правоотношений, действительным обладателем того или иного субъективного материального права.

В момент обращения в суд заинтересованное лицо само себя легитимирует, а затем, в ходе судопроизводства, исходная легитимация подвергается уточнению под воздействием комплекса норм материального права или коррекции под влиянием субъективных поведенческих юридически значимых причин.

В.В. Карпека отмечал, что под legitimation ad causam (лат. легитимация для участия в деле) подразумевается «способность одной стороны быть истцом, другой - ответчиком в данном конкретном иске. Лица, выступающие в процессе в качестве истца и ответчика, должны быть легитимированы к делу, которое суду предстоит разрешить»[122].

Итак, при возбуждении дела в суде на основании обращения заинтересованного лица предполагается, что истец (истцы) и ответчик (ответчики) являются субъектами спора, который должен быть разрешен судом. Истец должен доказать наличие спорного правоотношения, а также легитимировать себя - указать на принадлежность спорного права именно ему («активная легитимация») и ответчика - что ответственность за нарушение несет именно он («пассивная легитимация»). Активная и пассивная легитимация по делу связана с субъектным составом спорного материального правоотношения, «устанавливает субъективную связь осуществляемого в процессе права с личностью истца и ответчика»[123]. На основании материально-правовых норм, регулирующих правоотношение, из которого вытекает иск, разрешаются вопросы о праве истца на предъявленный иск и обязанности ответчика отвечать по этому иску. Согласимся с В.В. Карпека в том, что вопросы активной и пассивной легитимации являются прежде всего вопросами материального права, но также входят в область права процессуального[124]. В.М. Гордон рассматривал активную и пассивную легитимацию как элементы, относящиеся к основанию иска, из которых усматривается право истца требовать для себя судебной защиты именно против данного ответчика[125].

Надлежащим истцом является предполагаемый субъект права требования, а надлежащим ответчиком будет предполагаемый субъект ответственности. На основании этого можно сформулировать дефиницию надлежащей стороны: это предполагаемый субъект спорного правоотношения или охраняемого законом интереса. В ходе рассмотрения дела может быть исключено предположение о том, что какая-либо из сторон (или даже обе) является субъектом подлежащего рассмотрению спора. В такой ситуации сторона может быть признана ненадлежащей.

Окончательно решить, является сторона надлежащей или нет, можно только в ходе рассмотрения дела на основе применения норм материального права, которые определяют субъектный состав правоотношений исходя из реально сложившихся отношений между спорящими лицами. Для выяснения надлежащего характера лица, участвующего в деле, необходимо установить юридические связи между субъектами права. Только определив, кто является субъектом материального права или охраняемого законом интереса, можно установить надлежащую сторону.

Исходя из текста некоторых материальных норм можно с достаточной легкостью установить субъектов спорного материального правоотношения. Так, например, в соответствии со ст. 152 ГК РФ надлежащими сторонами по делу будут, во-первых, гражданин, чью честь, достоинство или деловую репутацию порочат распространенные сведения, во-вторых, лицо, которое такую порочащую информацию распространил. Указанная статья четко определяет, кто может быть истцом и ответчиком в спорах о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Не всякая лаконично и четко построенная материальная норма может сразу подсказать суду, кто является надлежащей стороной в рассматриваемом деле, а кто нет. Так, ст. 301 ГК РФ закрепляет, что собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения. Истец, обращаясь в суд с такими требованиями, обозначает в своем заявлении то лицо, в незаконном владении которого находится принадлежащее ему имущество. Однако заявление истцом лица в качестве ответчика еще не свидетельствует

0 надлежащем характере последнего. Ответчик к моменту предъявления искового заявления в суд мог лишиться владения спорной вещью и, как следствие, должен быть признан судом ненадлежащим. Так, Апелляционным определением от 28 октября 2015 г. по делу № 33-4010/2015 Верховный Суд Удмуртской республики оставил без изменения решение суда первой инстанции, указав, что ответчик, к которому предъявлены требования о передаче автомобиля, не является владельцем спорного автомобиля, следовательно, выводы суда первой инстанции о том, что иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения заявлен к ненадлежащему ответчику, являются обоснованными[126]. В соответствии с п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 2010 г. № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»[127], применяя ст. 301 ГК РФ, суды должны учитывать то, что собственник вправе истребовать свое имущество только от лица, у которого фактически оно находится в незаконном владении.

Таким образом, становится очевидной возможность возникновения ошибок двоякого рода: заявитель либо неверно определяет свою юридическую заинтересованность, то есть неправильно легитимирует (определяет) себя как истца, либо неточно определяет лицо, которое должно быть ответчиком по его требованию. Такие ошибки в определении сторон искового производства могут быть объяснены незнанием или неправильным толкованием соответствующих норм права либо незнанием действительных обстоятельств конфликта (иск предъявляется лицу, которое на момент рассмотрения дела не является носителем спорной обязанности или никогда не являлось ее обладателем). Ошибочность легитимации может выражаться не только в отношении сторон, но и в отношении, в особенности, третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора (в связи с рассмотренным ранее сходством в характере юридического интереса), а также прокурора при ошибочности в делегированных законом полномочиях (например, при предъявлении прокурором иска к лицу в отношении предполагаемого государственного имущества, которое de facto, в силу установленных законом оснований, уже перешло в частную собственность).

При установлении ненадлежащего характера одной или обеих сторон, суд должен принять меры по замене ненадлежащей стороны на надлежащую. Возможность участия в деле ненадлежащей стороны, а также закрепленные процессуальными нормами условия ее замены, подтверждают вывод о том, что стороны в процессе являются институтом именно процессуального права. Определение сторон как субъектов спорного правоотношения охватывает понятие лишь надлежащей стороны[128].

В соответствии с ГПК РФ при подготовке дела или во время его разбирательства в суде первой инстанции суд допускает замену ненадлежащего ответчика надлежащим по ходатайству или с согласия истца (не редко это происходит посредством преобразования (изменения) имеющегося у стороны процессуального статуса на иной). Однако, если истец не согласен на замену ненадлежащего ответчика другим лицом, суд рассматривает дело по предъявленному иску. По нашему мнению, такая норма может препятствовать оперативному и правильному разрешению возникшего спора. Более удобной представляется позиция, закрепленная в ст. 47 АПК РФ, разрешающая судье в случае несогласия истца на замену ответчика другим лицом привлечь его в качестве второго ответчика. Аналогичная норма содержится в Концепции единого Г ражданского процессуального кодекса РФ, которая была одобрена решением Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству ГД ФС РФ от 8 декабря 2014 г. № 124(1).

Таким образом, норма АПК РФ о замене ненадлежащего ответчика, предусматривающая возможность привлечения надлежащего лица в качестве второго ответчика, является более эффективной с точки зрения правоприменения. Она не нарушает принцип диспозитивности, так как в случае несогласия истца на привлечение второго ответчика суд рассматривает дело по предъявленному иску. В то же время при согласии истца, который в первую очередь заинтересован в защите своего права, одновременное участие в деле заявленного им ответчика и ответчика, привлеченного судом, позволяет более всесторонне исследовать обстоятельства дела, что способствует скорейшему разрешению спора. Кроме того, в случае установления в процессе рассмотрения дела действительной ответственности второго ответчика за нарушение прав истца, ответчик, заявленный истцом, должен быть переведен в статус третьего лица. Такое действие станет возможным с легализацией права суда преобразовывать процессуальное положение лиц, участвующих в деле, что будет способствовать вынесению законного и обоснованного решения за счет корректирования статуса участников процесса с неправильного на соответствующий их действительному юридическому интересу.

Институт ненадлежащего ответчика отличается от процессуального соучастия на стороне ответчика тем, что в отношении ненадлежащего ответчика исключается предположение, что он обладает спорными материальными обязанностями. В отношении процессуального соучастия на стороне ответчика каждый из соответчиков является носителем материальных обязанно-

стей в спорном правоотношении. Говоря о юридическом интересе соучастников, Е.А. Трещева отмечает, что у соучастников на одной стороне интересы противоположны интересам соучастников на другой стороне[129].

В гражданско-процессуальном законодательстве в настоящее время отсутствует дефиниция ненадлежащей стороны, поэтому в теории встречаются различные определения данного понятия. Так, М.А. Гурвич под ненадлежащим ответчиком понимал лицо, подлежащее, в случае согласия на то истца, замене другим лицом, в связи с обнаружившимся в процессе отсутствием материально-правовой пассивной легитимации его к делу[130] [131]. В то же время автор подчеркивает, что сам процесс с участием ненадлежащей стороны является правомерно возникшим, не подлежащим прекращению. Согласимся с С.В.

-5

Аносовой в том, что в определении М.А. Гурвича (в части наличия согласия истца на замену как одного из признаков ненадлежащего ответчика) смешиваются признаки ненадлежащего ответчика и те последствия, которые влечет за собой участие в процессе ненадлежащего ответчика.

М.С. Шакарян также выводила определение понятия ненадлежащей стороны, основываясь на материальных нормах: лица, в отношении которых по обстоятельствам рассматриваемого дела исключается предположение о том, то они являются субъектами спорного правоотношения[132]. Отсутствие в действующем гражданском процессуальном законодательстве определения ненадлежащей стороны может стать причиной судебных ошибок при установлении процессуального положения лиц, участвующих в деле, в конкретных гражданских делах.

Ненадлежащим ответчиком, по мнению С.В Аносовой, является такой ответчик, в отношении которого существовавшее в момент возбуждения дела

предположение о его материально-правовой ответственности по предъявленному иску исключается, в то время как предположение о реальном существовании нарушения права или интереса истца сохраняется[133]. Позднее С.В. Аносова отказывается от включения второго признака в определение ненадлежащего ответчика, говоря о том, что исключение существовавшего в момент возбуждения дела предположения о материально-правовой ответственности ответчика по предъявленным требованиям само по себе является самостоятельным основанием для признания последнего ненадлежащим[134] [135].

В свою очередь, А.Ф. Козлов в своей интерпретации ненадлежащей стороны подчеркивает, что ответ на вопрос о надлежащем или ненадлежащем характере относится к области материального, а не процессуального права. Ненадлежащие стороны, по мнению А.Ф. Козлова, это те граждане и организации, в отношении которых судом во время разбирательства по делу установлено, что им право требования не принадлежит, спорные обязанности

3

на них не возложены .

Анализ существующих в теории определений понятий надлежащей и ненадлежащей стороны позволяют выделить характерные признаки этих сторон:

- надлежащей стороной может быть гражданин или юридическое лицо, который обладает юридической заинтересованностью в разрешение гражданско-правового спора. Истец и ответчик предполагаются надлежащими сторонами с момента возбуждения дела и до разбирательства дела по существу;

- признание стороны надлежащей носит субъективный характер. Истец, сообщая в своем заявлении о нарушенном праве, приводит факты, на основании которых судья предположительно может сделать вывод о принадлежности заявленному ответчику соответствующей обязанности. Кроме того, заменить ненадлежащего ответчика можно только с согласия истца, в чем также проявляется субъективный характер;

- ненадлежащая сторона является действительной стороной процесса. Процесс нельзя считать возникшим неправомерно, если в нем принимает участие ненадлежащая сторона - это не основание для прекращения производства по делу;

- во время разбирательства по делу должно сохраняться предположение о стороне как о субъекте спорного материального правоотношения, которое существовало в момент возбуждения производства по делу. При исключении такого предположения возникает основание для признания стороны ненадлежащей, причем это признание не должно ставиться в зависимость от сохранения предположения о надлежащем характере другой стороны.

Действующим ГПК РФ урегулирован вопрос только замены ненадлежащего ответчика в ст. 41, о замене ненадлежащего истца речь не идет, в то время как в ГПК РСФСР 1964 г. была ст. 36, содержащая нормы о замене ненадлежащей стороны. В ст. 36 говорилось о том, что если суд во время разбирательства установит, что иск предъявлен не тем лицом, которому принадлежит право требования, или не к тому лицу, которое должно отвечать по иску, то он может при условии согласия истца, не прекращая производство по делу, допустить замену первоначальных истца или ответчика надлежащими. Если истец не дает своего согласия на замену его другим лицом, это лицо может вступить в дело в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора. Суд должен был известить такое лицо о праве вступить в процесс в качестве третьего лица. Если истец не давал согласие на замену ненадлежащего ответчика, суд мог привлечь это лицо в качестве второго ответчика.

С.В. Аносова проводила различия между надлежащим и ненадлежащим истцами и выделяла два характерных признака ненадлежащего истца: должно быть исключено предположение, существовавшее в момент возбуждения дела, о том, что лицо, участвующее в деле в качестве истца, является субъектом спорного права или охраняемого законом интереса, в то же время должно быть сохранено предположение о том, что приписываемое ранее первоначальному истцу право или охраняемый законом интерес принадлежит другому лицо, но нарушено оно ответчиком[136].

На наш взгляд, закрепление в ГПК РСФСР нормы о замене ненадлежащего истца было направлено на достижение конечной цели судопроизводства - восстановление нарушенного или оспариваемого права - в большей мере, чем в действующем ГПК РФ. Так, если бы в процессе рассмотрения дела обнаружились обстоятельства, свидетельствующие о ненадлежащем характере истца, а также было установлено лицо, которому фактически принадлежит оспариваемое право, суд уведомил бы такое лицо о его праве вступить в процесс, что не предусмотрено действующим процессуальным законодательством, и надлежащий истец мог бы вступить в уже начатый процесс и осуществить защиту своего нарушенного права в более короткий срок.

Таким образом, закрепление в ГПК РФ норм только о ненадлежащем ответчике, на наш взгляд, является недостаточным для отражения возможных ситуаций ненадлежащего характера сторон, в частности истца.

В судебной практике, несмотря на отсутствие в ГПК РФ и АПК РФ закрепления статуса ненадлежащего истца, такое понятие все-таки встречается. Так, Верховный Суд Республики Крым в своем определении от 16 сентября 2015 г. по делу № 33-6908/15 указал, что суд первой инстанции, отказывая в иске о признании недействительным договора пожизненного содержания, руководствуясь законом, правильно исходил из того, что истец является ненадлежащим истцом по таким требованиям. Истец утверждал, что его умершую мать ввели в заблуждение относительно природы сделки, поскольку она считала, что заключала договор безвозмездного найма. Суд заключил, что согласно п. 2 ст. 179 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана недействительной по заявлению потерпевшего. При этом согласно ст. 44 ГПК РФ в случае смерти истца допускается процессуальное правопреемство. В то же время, если при жизни отчуждатель не оспорил сделку по основаниям, связанным с пороками воли, его потенциальные наследники не вправе обращаться в суд по данному вопросу, поскольку неправильное восприятие стороной в сделке существа и условий сделки неразрывно связано с личностью стороны и ее субъективным восприятием юридически значимых действий.

Таким образом, обращаясь в суд, истец положил в основу собственное субъективное мнение о том, что его мать была обманута. Однако оно не имеет правового значения, так как при жизни мать истца в суд не обращалась и не оспаривала договор более 10 лет[137].

Верховный Суд РФ в своем определении от 9 июня 2015 г. № 308- ЭС15-5624 в качестве основания отказа в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ также указал на ненадлежащий характер истца, который был установлен судами нижестоящих инстанций[138].

Ненадлежащая и надлежащая стороны материально-правовыми отношениями между собой не связаны, поэтому при вступлении в дело надлежащей стороны действия, совершенные ненадлежащей стороной в процессе, независимо от того, выбыла она из процесса или нет (в соответствии со ст. 47 АПК РФ суд может с согласия истца привлечь надлежащего ответчика в дело в качестве соответчика, если истец отказывается от замены ненадлежащего ответчика), значения не имеют, никаких прав и обязанностей не порождают. Процесс начинается заново, независимо от стадии, на которой была произведена замена ненадлежащей стороны.

Правило о том, что при произведенной замене ненадлежащего ответчика надлежащим (или при вступлении надлежащего ответчика в процесс в качестве соответчика) рассмотрение дела производится с самого начала, объясняется тем, что со вступлением в процесс надлежащей стороны возникает самостоятельное процессуальное правоотношение, в связи с этим при необходимости судебное заседание может быть отложено для подготовки дела к судебному разбирательству.

Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа были даны рекомендации научно-консультативного совета о практике применения процессуального законодательства, в которых было указано, что после замены судьи, привлечения к участию в деле другого ответчика, замены ненадлежащего ответчика или вступления в дело второго ответчика, привлечения к участию в деле третьих лиц повторного прохождения стадии подготовки дела не требуется. После перечисленных выше действий рассмотрение дела начинается сначала, но при этом речь идет только о возобновлении рассмотрения дела, а не о проведении новой подготовки дела. Научно-консультативный совет приходит к выводу, что под рассмотрением дела понимается судебное разбирательство, а не стадия подготовки к судебному разбирательству, но в то же время суд и участники процесса в целях обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела вправе ставить вопрос об исследовании на стадии судебного разбирательства обстоятельств, охватываемых стадией подготовки дела к судебному разбирательству[139].

Назначение института замены ненадлежащего ответчика в процессе позволяет исправить допущенную истцом ошибку без особых формальностей, что существенно упрощает процесс, а также способствует экономии процессуального времени и средств. Институт замены ненадлежащего ответчика обеспечивает правильное и быстрое разрешение дела, соответствующее объективной истине. При замене ненадлежащего ответчика истец освобождается от дополнительных судебных расходов.

В норме о замене ненадлежащего ответчика проявляется принцип диспозитивности гражданского процессуального права, в соответствии с которым замена ненадлежащего ответчика так же как и первоначальное возбуждение процесса, зависит от волеизъявления истца. В АПК РФ, в отличие от ГПК РФ, принцип диспозитивности при замене ненадлежащего ответчика сочетается с инициативой и активностью суда (ч. 2 ст. 47 АПК РФ).

Таким образом, в момент обращения в суд заинтересованное лицо легитимирует себя само, а затем, в процессе рассмотрения дела, исходная легитимация подвергается уточнению под воздействием комплекса норм материального права или коррекции под влиянием субъективных поведенческих юридически значимых причин. Истец изначально должен доказать наличие спорного правоотношения и кроме собственной легитимации (утверждения о принадлежности спорного права именно ему) указать на наличие ее у ответчика, аргументировать, что ответственность за нарушение несет именно он («пассивная легитимация»). По причине того, что нередко подобная легитимация является ошибочной или становится таковой в ходе судопроизводства, сторона судебного дела может становиться ненадлежащей, и возникает необходимость ее замены. Инструментом такой замены в ряде случаев может послужить преобразование процессуального статуса.

<< | >>
Источник: ФОМИНА ОЛЬГА ЮРЬЕВНА. ПРЕОБРАЗОВАНИЕ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПОЛОЖЕНИЯ ЛИЦ, УЧАСТВУЮЩИХ В ДЕЛЕ, В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ. 2016

Еще по теме § 1. Первичная легитимация лиц, участвующих в деле. Ненадлежащая сторона:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. § 1. Первичная легитимация лиц, участвующих в деле. Ненадлежащая сторона
  3. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  4. § 2 Проявление заинтересованности и аффилированности в отдельных институтах гражданского права
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -