<<
>>

§ 2. Особенности процессуального статуса представителя и лиц, содействующих осуществлению правосудия в гражданском судопроизводстве

Не менее важную роль в процессе играют лица, содействующие осуществлению правосудия: эксперты, свидетели, переводчики, судебные представители, секретарь судебного заседания, помощник судьи.

Более конкретизированный подход к определению статуса таких участников судопроизводства, на наш взгляд, имеет АПК РФ, гл. 5 которого имеет название «Лица, участвующие в деле, и иные участники арбитражного процесса». Роли каждого из лиц, содействующих осуществлению правосудия, посвящена отдельная статья указанной главы, за исключением ст. 58 АПК РФ, в норме которой объединены статус помощника судьи и статус секретаря судебного заседания. ГПК РФ, в свою очередь, не содержит упоминания о такой категории участников процесса, как лица, содействующие осуществлению правосудия. Глава 5 ГПК РФ называется «Лица, участвующие в деле», а о лицах, содействующих осуществлению правосудия, говорится в главе 6, посвященной доказательствам и доказыванию. ГПК РФ не уделяет должного внимания определению статуса указанных лиц, не содержит отдельных статей, им посвященных. О лицах, содействующих осуществлению правосудия, говорится в большей степени в контексте сведений, которые могут являться доказательствами по делу, и способов их получения. О.В. Исаенкова, например, предлагает внести изменения в ст. 55 ГПК РФ и закрепить консультацию специалиста в качестве возможного источника доказательств[65]. Статус помощника судьи в ГПК РФ не определен вовсе, а о секретаре судебного заседания говорится в нескольких статьях Кодекса в различных контекстах. Таким образом, АПК РФ, на наш взгляд, характеризуется более правильным подходом к определению статуса лиц, содействующих осуществлению правосудия, посвящая им отдельные нормы, содержащиеся в главе об участниках судебного процесса.

Лица, содействующие осуществлению правосудия, в отличие от лиц, участвующих в деле, не имеют юридической заинтересованности в исходе дела.

Принятое по делу решение не будет влиять на их права и законные интересы. Эксперт, переводчик, специалист, помощник судьи и секретарь судебного заседания подлежат отводу, если имеются основания сомневаться в их беспристрастности.

Переводчик, специалист, эксперт характеризуются полным отсутствием юридической заинтересованности в исходе конкретного дела. Их роль в деле заключается в выполнении своих профессиональных обязанностей в рамках конкретного судебного дела. Ни материально-правовой, ни процессуальной заинтересованности у них нет. Лица, содействующие осуществлению правосудия, лишь помогают в установлении истины и способствуют разрешению дел путем предоставления доказательственной информации или иным способом.

Преобразование процессуального статуса при определенных обстоятельствах может происходить и у данной категории участвующих в деле субъектов, однако, вопрос трансформации процессуального статуса лиц, содействующих осуществлению правосудия, выходит за рамки обозначенной темы диссертационного исследования и в связи с этим в работе не затрагивается.

Отдельного внимания требует представитель, которому в ГПК РФ и АПК РФ посвящены самостоятельные главы, так как в зависимости от вида представительства судам необходимо обращать внимание на наличие или отсутствие юридической заинтересованности.

Представитель по своим характеристикам относится к иным лицам, участвующим в деле (как прокурор, лица, обращающиеся в суд для защиты интересов других лиц). Предпосылкой для процессуальных отношений между представителем и представляемым служат материально-правовые отношения между ними. Представитель участвует в деле с целью удовлетворения не своих потребностей, а представляемого на основании закона или заключенного договора (оказания услуг, трудового или договора поручения). Если речь идет о договоре поручения, то, как только доверитель отказывается от услуг представительства в суде, интерес поверенного к данному судебному разбирательству пропадает. Таким образом, можно сделать вывод о том, что юридический интерес судебного представителя, как и прокурора, носит только процессуальный характер.

Все они преследуют цель - восстановление нарушенного права путем вынесения решения определенного содержания.

Несколько иначе проявляется юридический интерес у законных представителей. Если законным представителем совершается юридически значимое действие в интересах несовершеннолетнего, когда происходит непосредственная реализация того или иного материального или процессуального права несовершеннолетнего в конкретном правоотношении, то действия совершаются от имени несовершеннолетнего и в его интересах. Если же действия законного представителя имеют самостоятельное правовое значение (например, по делам о причинении вреда несовершеннолетними в возрасте до четырнадцати лет), то они должны осуществляться законным представителем от собственного имени как носителем специального правового статуса[66]. В первом случае у законного представителя имеется только процессуальная заинтересованность, во втором присутствует и материально-правовая.

Правовое положение представителя в гражданском процессе закреплено в гл. 5 ГПК РФ и гл. 6 АПК РФ, в соответствии с которыми граждане вправе вести свои судебные дела лично, а от имени организаций в суде выступают их органы, но и те и другие могу предоставить такие полномочия иным лицам. Институт представительства был создан в целях оказания правовой поддержки в защите прав и охраняемых законом интересов участников гражданского судопроизводства, а также для оказания им квалифицированной юридической помощи[67]. По общему правилу, представитель совершает процессуальные действия от имени представляемого и не имеет самостоятельного юридического интереса в разрешении правового конфликта, поэтому современным цивилистическим законодательством так же, как и ГПК РСФСР 1964 г., он не отнесен к лицам, участвующим в деле. По данному вопросу в процессуальных науках постоянно разворачиваются дискуссии: представитель - это лицо, содействующее осуществлению правосудия, или это лицо, участвующее в деле. Неопределенность эта берет свое начало еще с момента возникновения представительства как явления и существует по сей день.

Правовой статус судебных представителей формировался в России на протяжении долгого времени. Старейший правовой памятник Древней Руси - Русская Правда не упоминает о судебном представительстве. В то время в судебном процессе господствовал принцип личной явки сторон, поэтому некоторыми учеными высказывалось мнение, что данный институт отсутствовал вовсе[68] [69]. Однако можно предположить, что судебное представительство, хотя и не было закреплено в нормах права, существовало в форме обычая. Первое нормативное закрепление судебного представительства на Руси

встречается в Псковской судной грамоте (1397—1467 г.г.). Первой известной

формой судебного представительства было родственное представительство, являвшееся прообразом современного законного представительства. Одновременно с этим судебное представительство могло носить наемный характер, который имел широкое распространение. В поздних правовых памятниках, таких как Судебники и Уложение царя Алексея Михайловича, достаточно часто упоминается о наемных поверенных . Свод законов Российской империи в Х томе содержит Свод законов гражданских, который закрепил право любых лиц передавать свои полномочия другому лицу посредствам доверенности, в которой он обговаривал, что «во всем, что его поверенный сделает по доверенности он верит, спорить и прекословить не будет»[70] [71]. Если поверенный без просьбы на то доверителя давал в суде лживые показания, то ответственность ложилась лично на него2.

Таким образом, представитель по дореформенному законодательству обладал в процессе значительной свободой действий. Представитель являлся относительно самостоятельным участником процесса, так как за свои ложные показания он нес личную ответственность. Правовой статус представителей в результате судебной реформы 1864 г. получил детальную регламентацию. В дальнейшем ГПК РСФСР и современный ГПК РФ, в своих нормах о представительстве сохранили основы, закрепленные в законодательстве XIX в.

Современное процессуальное законодательство от предшествующего ГПК РСФСР 1964 г.

отличается незначительно. Наиболее заметные изменения произошли в институте доверенности на представление интересов в суде. По сравнению с предыдущим кодексом ГПК РФ 2002 г. добавил к числу полномочий, которые должны быть специально обозначены в доверенности, право представителя на подписание и предъявление в суд искового заявления, предъявление встречного иска, уменьшение размера исковых требований, изменение основания иска, а также его признание. Разработчики Концепции единого гражданского процессуального кодекса, напротив, предлагают исключить упоминание о таких полномочиях представителя, как право на подписание искового заявления и отзыва на исковое заявление (ч. 2 ст. 62 АПК РФ, ст. 54 ГПК РФ), как о специально определяемых доверенностью правах, так как, по их мнению, указанными правами представитель должен располагать ex officio, как это следовало из ст. 46 ГПК РСФСР 1964 г.

Таким образом, становление института представительства происходило на протяжении нескольких веков, однако, с момента кодификации гражданского процессуального законодательства основные положения оставались неизменными. С течением времени менялись требования, предъявляемые к лицам, имеющим право быть представителями, условия их участия в процессе, объем их прав и ответственность.

В последнее время в законодательстве прослеживается тенденция усиления зависимости объема прав представителей от волеизъявления доверителя, что существенно сокращает их свободу процессуальных действий. Однако такая тенденция не распространяется на все виды представительства. Федеральным законом от 5 мая 2014 г. № 93-ФЗ «О внесении изменения в статью 50 Гражданского процессуального кодекса РФ» регламентируется, что адвокат, назначенный судом в качестве представителя ответчика, вправе обжаловать судебные постановления по делу[72]. Согласно ст. 54 ГПК РФ право представителя на обжалование судебного постановления должно быть специально оговорено в доверенности, выданной представляемым лицом, но поскольку в данном случае представитель назначается в силу закона, а не договора, у него отсутствует возможность получить от представляемого лица подтверждение о наличии права обжаловать судебные постановления, вынесенные по делу.

Судебное представительство является самостоятельным институтом гражданского процессуального права и отличается по ряду критериев от представительства в гражданском праве: по характеру отношений между представителем и представляемым, по целям, по основаниям возникновения и возможным правовым последствиям[73].

В зависимости от волеизъявления представляемого лица можно выделить добровольное (может появиться только при наличии волеизъявления представляемого) и обязательное (волеизъявление не требуется) представительство. В свою очередь, добровольное представительство подразделяется на договорное и общественное (основанием возникновения которого является членство представляемых лиц в общественных объединениях).

Договорное представительство возможно на основании гражданскоправового договора оказания услуг или договора поручения (ст. 971 ГК РФ), по которому одна сторона (поверенный) обязуется совершить от имени и за счет другой стороны (доверителя) определенные юридические действия. Другим основанием может служить трудовой договор, по которому постоянному сотруднику, например юрисконсульту, поручено представительство интересов организации в суде. Представитель, участвующий в деле по таким основаниям, имеет только процессуальный интерес в исходе конкретного процесса, материальный компонент юридического интереса в данном случае отсутствует. Поверенный в деле будет являться лицом, содействующим осуществлению правосудия.

Иначе дело обстоит с общественным представительством, под которым понимается деятельность, осуществляемая в гражданском процессе уполномоченными общественных объединений по делам своих членов, а также других граждан, права и интересы которых защищают эти организации. В соответствии со ст. 39 Федерального закона от 19 мая 1995 г. № 82-ФЗ «Об общественных объединениях» общественные объединения и граждане, чьи права оказались нарушенными, могут обратиться с исковым заявлением в судебные органы и с заявлением или жалобой в административные органы о привлечении виновных к ответственности[74].

Основанием возникновения данного вида представительства является факт членства гражданина в общественном объединении, в уставе которого предусмотрена обязанность оказывать правовую помощь своим членам. В случае, когда уполномоченный на представление интересов общественного объединения в суде сам является его членом и выступает в защиту именно интересов общественного объединения, а не других граждан, у представителя присутствуют обе составляющие юридического интереса (как процессуальный, так и материальный). В этом случае представитель должен являться лицом, участвующим в деле.

Схожая ситуация прослеживается и при анализе юридического интереса некоторых законных представителей. Например, как упоминалось выше, родитель, выступающий в суде в интересах своего несовершеннолетнего (в возрасте до четырнадцати лет) ребенка по делам о причинении вреда (ст. 1073 ГК РФ), совершает действия от собственного имени, так как является носителем специального правового статуса[75]. В соответствии с нормами Семейного кодекса РФ родители являются законными представителями своих детей и выступают в защиту их прав и интересов в отношениях с любыми физическими и юридическими лицами, в том числе в судах, без специальных полномочий, а в соответствии с нормами гражданского законодательства, в данном случае, отвечают от своего имени за причиненный вред. Следовательно, при таких обстоятельствах у родителя несовершеннолетнего в судебном процессе имеется не только процессуальная составляющая юридического интереса, но и материальная. Он отвечает всем критериям, необходимым для определения лица, участвующего в деле.

Подобная ситуация складывается и с процессуальным положением законных представителей несовершеннолетних в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет и ограниченно дееспособных граждан. Закон обязывает привлекать к участию в деле самих несовершеннолетних, а также граждан, ограниченных в дееспособности (ч. 3 ст. 37 ГПК РФ), однако, неясно, для каких целей это необходимо, если они не наделены никакими процессуальными полномочиями[76].

М.С. Шакарян придерживалась мнения о том, что такие лица вправе совершать все процессуальные действия, поскольку каких-либо ограничений процессуальной дееспособности закон не допускает. В частности, отказываться от иска, признавать иск, заключать мировое соглашение несовершеннолетние и ограниченно дееспособные вправе только с согласия законных представителей[77]. Законный представитель вправе без согласия своего подопечного отказаться от иска, признать иск, заключить мировое соглашение. Следовательно, законный представитель в случаях, предусмотренных ч. 3 ст. 37 ГПК РФ, будет являться истцом. Ограниченно дееспособные совершеннолетние или несовершеннолетние субъекты в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет не могут в таком случае распоряжаться предметом спора.

Органы опеки и попечительства в соответствии со ст. 7 и 8 Федерального закона от 24 апреля 2008 г. № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве», ст. 123 Семейного кодекса РФ являются законными представителями детей, оставшихся без попечения родителей, до передачи в семью на воспитание (усыновление), под опеку или попечительство, в приемную семью. В ситуации с причинением вреда малолетним ребенком органы опеки и попечительства обладают такими же свойствами (которые перечислены ранее), что и родители.

В соответствии со ст. 71 Кодекса торгового мореплавания РФ от 30 апреля 1999 г. № 81-ФЗ капитан судна в силу своего служебного положения признается представителем судовладельца и грузовладельца в отношении сделок, необходимых в связи с нуждами судна, груза или плавания, а также исков, касающихся вверенного капитану судна имущества, если на месте нет иных представителей судовладельца или грузовладельца[78]. Судовладельцем в соответствии с Кодексом внутреннего водного транспорта РФ от 7 марта 2001 г. № 24-ФЗ является юридическое или физическое лицо, эксплуатирующее судно от своего имени, независимо от того, является оно собственником судна или использует его на ином законном основании[79] [80] [81]. Однако закон не исключает случаи, когда судовладелец (физическое лицо) может быть одновременно и капитаном данного судна. В этом случае при представлении интересов в суде капитан судна, являющийся одновременно судовладельцем, становится фактически стороной в судебном процессе.

Если говорить о представительстве юридических лиц в судах, то и здесь можно найти случаи, когда интерес представителя максимально схож с интересом лиц, участвующих в деле.

Общество с ограниченной ответственностью в соответствии с Федеральным законом от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» может быть создано одним лицом, которое может являться его единоличным исполнительным органом (генеральным директо-

Л

ром, директором) . Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» для образования закрытого типа такого юридического лица устанавливает только верхний порог (число акционеров закрыто-

-5

го общества не должно превышать пятидесяти) , следовательно, закрытое акционерное общество может быть также образовано одним акционером. В этих случаях при представлении интересов общества в суде генеральный директор (директор), являющийся единоличным исполнительным органом юридического лица, фактически является и стороной в судебном процессе, а значит - лицом, участвующим в деле. В качестве примера можно привести Постановление Верховного Суда РФ от 25 марта 2013 г. № 3-АД 13-2 С, которое было вынесено по делу о привлечении лица, являющегося единственным участником ООО Управляющая компания «Невада-сервис», к административной ответственности за неправомерные действия, совершенные от имени общества[82] [83].

Помимо дефиниции понятия «лица, участвующие в деле», в действующем ГПК РФ отсутствуют также дефиниции понятий «сторона» и «истец» в связи с чем могут возникнуть ситуации неверного употребления терминологии. Так, органы, выступающие в защиту чужих интересов (например, органы местного самоуправления), нередко именуются в гражданском процессе истцами, хотя таковыми по закону не являются.

В рассмотренных выше случаях представители фактически обладают всеми свойствами сторон, иногда даже совершают действия от своего имени, имеют самостоятельный юридический интерес (материальный и процессуальный) и принятый судом акт имеет непосредственное влияние на изменение правового положения данных лиц. Кроме того, статус законного представителя так же, как и статус лиц, участвующих в деле, может трансформироваться в процессе рассмотрения. В Апелляционном определении Орловского областного суда от 18 марта 2015 г. по делу № 33-709 указывается, что определением суда И.А., И.С., И.Т.В. исключены из числа третьих лиц и привлечены к участию в деле в качестве соответчиков. Интересы несовершеннолетней И.Т.В. на стороне ответчика представляла ее законный представитель И.В.В. Данный пример из практики показывает, что статус законного представителя преобразовывался из третьих лиц в соответчики, тем самым менялись предоставляемые ему права и обязанности с учетом изменившегося юридического интереса.

Таким образом, исключение представителя цивилистическим законодательством из числа лиц, участвующих в деле, не во всех случаях является обоснованным.

Недобросовестное поведение лиц в процессе может оказать влияние на весь ход судебного доказывания, особенно это касается достоверности свидетельских показаний, в связи с этим статус свидетеля в гражданском судопроизводстве также вызывает научный интерес. В гражданском судопроизводстве свидетелями нередко являются лица, находящиеся со сторонами в определенных отношениях, например родственных или служебных. Свидетели представляются сторонами с целью обоснования своих требований и возражений. Поэтому часто свидетель находится в ситуации внутреннего конфликта: какой сделать выбор - поддержать, исходя из субъективных нравственных представлений о межличностных отношениях, позицию стороны, основанную на ее недостоверных объяснениях по обстоятельствам дела, либо, соблюдая закон, дать правдивые показания даже тогда, когда это не согласуется с интересами стороны? Далеко не всегда выбор будет сделан в пользу закона[84].

Указанный внутренний конфликт иногда все-таки проявляется в ходе рассмотрения дела. Так, в Апелляционном определении Хабаровского краевого суда от 20 августа 2014 г. по делу № 33-4516/2014 отражено, что по делу

0 признании членом семьи собственника жилого помещения, о признании права на получение мер социальной поддержки в форме предоставления жилого помещения определяющее значение для вынесения положительного решения имело подтверждение факта проживания истца с собственником жилого помещения в момент чрезвычайной ситуации (затопления дома). Собственником являлась Б. - бабушка истца, которая изначально приняла участие в процессе в качестве свидетеля, а затем была привлечена в деле соответчиком. В указанном определении Хабаровского краевого суда сказано, что доводы ответчика Б., данные в суде апелляционной инстанции о том, что она совместно со внуком проживала на момент затопления в доме, который вследствие этой чрезвычайной ситуации был признан непригодным для проживания, опровергаются показаниями Б., данными в ходе рассмотрения дела по существу в качестве свидетеля, до момента привлечения ее к участию в деле в качестве ответчика, в которых Б. будучи предупрежденной об уголовной ответственности, показала, что в доме проживал только ее внук[85].

Кроме того, из представленного примера судебной практики обнаруживается, что в процессе рассмотрения дела трансформироваться может не только статус лиц, участвующих в деле, но и лиц, содействующих осуществлению правосудия, в лица, участвующие в деле (свидетель - в соответчика).

При применении норм материального права в процессе рассмотрения дела и ошибочном их толковании может возникнуть путаница в разграничении таких участников судопроизводства, как представитель стороны и свидетель. Толкование права - необходимый и важный элемент правореализационного процесса, в частности правоприменения[86]. Судьи в своей деятельности должны уметь правильно истолковать норму права. При анализе судебной практики были выявлены подобные случаи, которые часто были вызваны неправильным восприятием статуса лица в процессе, дававшего пояснения. Например, в основу жалобы лицом был положен довод о нарушении судом норм процессуального права, выразившееся в неправильном, по мнению заявителя жалобы, определении места представителя ответчика в процессе. Заявитель считает, что С. на самом деле является свидетелем, а суд в нарушение требований закона не предупредил ее об уголовной ответственности. Ивановским областным судом указанные доводы заявителя жалобы признаны несостоятельными, опровергаемыми протоколом судебного заседания, в котором указывается на процессуальное положение С. как «представителя ответчика», в связи с чем суд не должен предупреждать ее об уголовной ответственности[87]. Случаи неправильного определения участниками судебного процесса статуса иных участвующих в деле лиц далеко не редки[88].

Таким образом, видим, что перечисленные в ст. 34 ГПК РФ и 40 АПК РФ субъекты не все относятся к категории лиц, участвующих в деле. Исходя из наличия юридической заинтересованности, к лицам, участвующим в деле, относятся: стороны, третьи лица, заявители и заинтересованные лица, а также некоторые виды представителей, обладающие всеми признаками лиц, участвующих в деле. В процессе рассмотрения, исходя из характера юридического интереса таких лиц, суд должен наделять их теми же правами, предусмотренными ст. 35 ГПК РФ и ст. 41 АПК РФ, как и права лиц, участвующих в деле. Прокурор, судебный представитель (адвокат), а также государственные органы, органы местного самоуправления, иные органы и организации, граждане, обратившиеся в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц или вступающие в процесс в целях дачи заключения, к лицам, участвующим в деле, не относятся.

По причине большого многообразия материально-правовых отношений у суда могут возникать трудности при определении статуса лиц в судебном процессе. Критерием, на который необходимо обратить внимание и который, без сомнения, способен помочь суду при присвоении лицу того или иного процессуального положения, является юридический интерес, понятие которого необходимо закрепить в тексте процессуального закона. Представляется наиболее удачной дефиниция, данная М.А. Викут: юридический интерес - это не только определенное правовое положение, но также и определенная субъективная направленность, мотив, заставляющий лицо возбуждать деятельность суда по правосудию, добиваться вынесения решения в свою пользу[89]. Терминология должна быть понятна, текст закона необходимо излагать лаконичным, строгим и логичным языком. В связи с этим предлагается следующее определение юридического интереса как основного признака лиц, участвующих в деле: это субъективная направленность на совершение действий, способствующих принятию судом решения в свою пользу, обусловленная непосредственным влиянием предполагаемого судебного акта на права и обязанности лица, участвующего в деле. Толкование судами норм становится необходимым в связи с несовершенством законодательной техники и неадекватным ее использованием, отсутствием ясного, точного, понятного языка нормативного акта, в связи расплывчатыми, а иногда и двусмысленными формулировками[90]. Нельзя допускать ситуации, при которых у правоприменителя будут возникать сложности в толковании закона, так как это может породить нарушение принципа единства судебной практики.

Как же быть, если в процессе рассмотрения дела суд устанавливает, что лица, участвующие в деле, выступают в неправильном статусе? В сложившейся ситуации возникает потребность преобразовать процессуальное положение таких лиц. Необходимым условием для правильной трансформации процессуального статуса является точный анализ сложившихся материальных правоотношений между субъектами процесса. Таким образом, становится очевидным тесное взаимодействие норм материального и процессуального права, а также влияние первого на второе при осуществлении преобразования процессуального положения лиц, участвующих в деле.

<< | >>
Источник: ФОМИНА ОЛЬГА ЮРЬЕВНА. ПРЕОБРАЗОВАНИЕ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПОЛОЖЕНИЯ ЛИЦ, УЧАСТВУЮЩИХ В ДЕЛЕ, В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ. 2016

Еще по теме § 2. Особенности процессуального статуса представителя и лиц, содействующих осуществлению правосудия в гражданском судопроизводстве:

  1. § 1. Проблема разграничения лиц, участвующих в деле, от лиц, участвующих в гражданском судопроизводстве
  2. § 2. Особенности процессуального статуса представителя и лиц, содействующих осуществлению правосудия в гражданском судопроизводстве
  3. Параграф 1. О предмете гражданского процессуального права и гражданском и арбитражном процессах
  4. Параграф 1. Судебная власть и правосудие в гражданском судопроизводстве
  5. Теоретическое понимание гражданского судопроизводства
  6. § 1.2. Исторические аспекты появления и развития правового статуса арбитра за рубежом и в России
  7. Значение и место судебного контроля в системе правосудия по уголовным делам в Республике Казахстан
  8. § 3. Особенности уголовно-процессуальной формы стадии подготовки судебного разбирательства с участием несовершеннолетних
  9. 1.2 Реализация гражданской процессуальной правосубъектности
  10. 3.1. Гражданская процессуальная правосубъектность сторон и третьих лиц
  11. Гражданская процессуальная правосубъектность лиц, содействующих осуществлению правосудия
  12. § 3. Особенности оказания юридической помощи осужденным на стадии исполнения наказания
  13. §3. Особенности реализации принципов уголовно-процессуального права в производстве по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей
  14. §1 Место и роль института народных заседателей в гражданском судопроизводстве
  15. 1.2 Реализация гражданской процессуальной правосубъектности
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -