<<
>>

Теоретическое понимание гражданского судопроизводства

Отношение к гражданскому процессу как учебной дисциплине в американской юридической теории, в отличие от теории российской и советской, по большей части является скорее прикладным, нежели теоретическим.

Но постепенно в США стали отходить от восприятия гражданского процесса как сугубо прикладной дисциплины последнего года обучения по специальности «юриспруденция» при подготовке специалистов для определенной юридической работы в сторону преподавания гражданского процесса как систематизированной юридической дисциплины с основными разделами, правовыми механизмами и принципами1.

Гражданский процесс понимается здесь как совокупность общих принципов рассмотрения гражданских споров в судах и различных процессуальных средств, используемых адвокатами для предъявления гражданского иска или, соответственно, для защиты от предъявленного гражданского иска2.

См.: FriedenthalJ.U., Капе М.К.. Miller A.R. Op. cit. Р. 1. 2 См.: Ibid.

«Гражданский» понимается в значении «неуголовный», не связанный с рассмотрением судебных дел, предполагающих вынесение судом приговоров о привлечении к уголовной ответственности за преступление.

«Процесс» означает в юридической теории США формализованное состязание сторон, осуществляемое перед уполномоченным органом юрисдикции, в большинстве случаев судом, с целью обеспечения реализации права, предоставленного законом.

Гражданский процесс в понимании американских юристов означает также совокупность правил рассмотрения гражданского иска, составляющих отрасль права, регулирующего порядок судебного рассмотрения неуголовных дел1.

Существо предмета гражданского процессуального права, отличающего его от отраслей права материального, заключается в том, что данная отрасль права занимается поиском вариантов наилучшего представления адвокатами гражданских дел в целях защиты интересов их клиентов в судебных инстанциях.

Отношение к гражданскому процессу в российской юридической теории основано на качественно ином статусе гражданского процесса, который в России играет роль отраслевой юридической науки.

В России более сложная трактовка юридических терминов гражданского процессуального права и более внимательное к ним отношение.

Основы такого восприятия гражданского процесса были заложены еще в дореволюционный период развития российской юридической науки и во многом являются следствием восприятия теоретических исследований юриспруденции Германии.

Сегодня в российской науке гражданского процессуального права терминологии также придается большое значение. Например, разделяют понятия «гражданский процесс» и «гражданское судопроизводство», которые нередко рассматривают в качестве синонимов. Часть 2 ст. 118 Конституции РФ определяет следующие формы (виды) судопроизводства: конституционное, гражданское, административное и уголовное судопроизводство (ч. 2 ст. 118). Под

См.: Stephen N. Suhrin, Margaret Y.K. Woo. Litigating in America: Civil Procedure in context. 2006. P. 2.

гражданским судопроизводством понимают рассмотрение и разрешение дел как в судах общей юрисдикции, так и в арбитражных судах, в связи с этим высказывается мнение, что понятие «гражданское судопроизводство» шире понятия «гражданский процесс», так как оно объединяет в себе и гражданский, и арбитражный процессы1.

О тождественности понятий гражданского процесса и гражданского судопроизводства говорят другие определения, закрепленные в российской теории права, согласно которым гражданский процесс (гражданское судопроизводство) — урегулированный нормами гражданского процессуального права порядок рассмотрения и разрешения отнесенных к ведению судов гражданских дел.

Гражданский процесс универсален как форма защиты субъективных прав, возникающих из гражданских, семейных, трудовых, социальных, жилищных, земельных, экологических и даже публичных правоотношений2.

Определяя гражданский процесс, российские ученые указывают3, что им является порядок осуществления правосудия по гражданским делам4; урегулированная гражданско-процессуальным правом деятельность суда и других субъектов гражданского процесса, а также исполнительное производство5; одно сложное правоотношение6; совокупность правоотношений, возникающих при рассмотрении и разрешении гражданских дел7; деятельность и связанные с ней правовые отношения суда и других участников процесса8; единство трех

См.: Гражданский процесс: учебник (автор гл.

I — И.В. Решетникова). М., 2004.

См.: Гражданский процесс: учебник / под ред. М.К. Треушникова. М., 2007.

См.: Гражданский процесс: учебник (автор гл. I — И.В. Решетникова).

См.: Юдельсон К.С. Вопросы советского гражданского процесса военного времени. Свердловск, 1943. С. 3.

5 См.: Советский гражданский процесс / под ред. М.С. Шакаряи. С. 7.

6 См.: Мозолин В.П. О гражданско-процессуальном правоотношении // Советское государство и право. 1955. № 6. С. 56.

7 См.: Авдеенко Н.И. Механизм и пределы регулирующего воздействия гражданского процессуального права. Л., 1969. С. 46.

8 См.: Советский гражданский процесс / под ред. К.И. Комиссарова, В.М. Семенова. М., 1988. С. 11-12.

составляющих: процессуальной деятельности, процессуальных отношений и процессуальной формы1.

Кроме того, гражданский процесс именуют установленной законом формой защиты права в судах общей юрисдикции, существенной чертой которой является система требований, закрепленных нормами гражданского процессуального права. Эта система предполагает наличие в своем составе правил, которые определяют круг и порядок деятельности всех без исключения лиц, участвующих в процессе, последовательность, содержание и характер всех их действий, а также ответственность за невыполнение этих действий.

Гражданский процесс определяют как упорядоченное нормами процессуального права движение гражданского дела от одной стадии к другой, направленное на достижение конечной цели — восстановление права или защиты охраняемого законом интереса2.

Несмотря на прикладное восприятие гражданского процесса как учебной дисциплины, в американской юридической теории также выработаны основные принципы, подходы и термины, используемые при рассмотрении гражданских дел. Нельзя не оценить ту огромную роль, которую в данном процессе играет судебная практика, особенно, выводы решений высших судебных инстанций.

Разъясняя содержание терминов, основных принципов рассмотрения гражданских дел, высшие судебные инстанции США играют в развитии теории гражданского процесса США роль, во многом схожую с той задачей, которую в России выполняет юридическая наука.

Американская юридическая теория определяет, что общими целями принятия правил гражданского судопроизводства в любой стране и любой правовой системе является, прежде всего, обеспечение справедливого, эффективного и экономичного разрешения гражданских споров3. Понимание целей и задач гражданского процесса во многом схоже с тем, которое существует в России.

Федеральные правила гражданского процесса США, являющиеся одним из основных нормативных правовых актов, регулирующих рассмотрение гражданских дел в США федеральными судами, в ка

ем.: Гагарннов А.В. Понятие гражданского процесса // Правоведение. 1988. № 4. С. 96-99.

2 См.: Гражданский процесс: учебник / под ред. М.К. Треушникова.

3 См.: FriedenthalJ.H.. Капе М.К.. Miller A.R. Op. cit. Р. 2.

честве задачи гражданского судопроизводства также устанавливают обеспечение справедливого, скорого, экономичного рассмотрения каждого гражданского спора (правило 1 ФПГП США).

Гражданский процессуальный кодекс РФ, являющийся основ- ным нормативным правовым актом по вопросам гражданского судопроизводства, устанавливает, что задачами и целями гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений. Гражданское судопроизводство должно способствовать укреплению законности и правопорядка, предупреждению правонарушений, формированию уважительного отношения к закону и суду» (ст. 2 ГПК РФ).

Как видно из содержания основных нормативных правовых актов, регулирующих порядок осуществления гражданского судопроизводства, общим для обеих систем гражданского процесса Америки и России является признание в качестве его задач справедливого или правильного, а также скорого или своевременного рассмотрения гражданских дел.

Российское процессуальное право не упоминает в качестве цели или задачи экономичное рассмотрение данных дел, а американское, в свою очередь, ничего не говорит о необходимости обеспечения судебной защиты прав граждан и организаций.

Советское гражданское процессуальное право определялось научной теорией того времени в качестве совокупности и системы юридических норм, выражающих волю советского народа, установленных советским общенародным государством и охраняемых им от нарушений, норм, регламентирующих деятельность суда по осуществлению правосудия по гражданским делам, деятельность лиц, участвующих в рассмотрении дела судом и в исполнении судебного решения, т.е. норм, регламентирующих отношения между судом и другими участниками гражданского процесса1.

См.: Советское гражданское процессуальное право. С. 43 (автор гл. 4 - П.П. Гуре- ев).

Гражданское процессуальное право современной России — это система правовых норм, регулирующих гражданско-процессуальные действия и правоотношения, складывающиеся между судом и другими участниками процесса при осуществлении правосудия по гражданским делам1.

Для советской науки в большей степени характерно описание гражданского права как одной из отраслей права, регулирующей правоотношения между судом и другими их участниками по поводу рассмотрения гражданских дел.

Современная российская гражданско-процессуальная теория, устанавливая в качестве одной из задач гражданского судопроизводства защиту прав и законных интересов граждан и организаций, возвращается к истокам дореволюционной гражданско- процессуальной мысли. Дореволюционные российские юристы видели в гражданском судопроизводстве форму осуществления норм материального гражданского права с целью защиты таких же интересов, которые имеются в виду материальным правом, но недостаточно им обеспечиваются, поскольку цель процесса в том, чтобы право не только существовало, но и действовало.

И гражданский процесс понимался как порядок принудительного осуществления гражданского права2.

В США порядок рассмотрения гражданских дел основан на использовании состязательной модели, характерной для англо- американской судебной системы. Главное ее отличие от состязательности в российском гражданском процессе заключается в том, что осуществление сторонами контроля рассмотрения гражданского дела и определение самого хода его разрешения является общим правилом, а повышение активности суда на определенных этапах данного рассмотрения либо при рассмотрении отдельных категорий гражданских дел представляет собой исключение из данного правила5.

Одна из теорий, характеризующих происхождение данной імоде- ли, называется «теорией поединка», согласно которой состязательный процесс произошел от разбирательств, заменивших собой частные внесудебные поединки тяжущихся сторон.

1 См.: Гражданский процесс: учебник (автор гл. I — И.В. Решетникова).

См.: Гамбаров Ю.С. Гражданский процесс: курс лекций. 1894-1995.

3 См.: Friedenthal J.H., Капе М.К., Miller A.R. Op. cit. Р. 1.

Традиция проведения судебных поединков была одним из основных видов доказательства при спорах между свободными людьми и особенно между феодалами в средневековой Франции1.

Вызов на судебный поединок происходил в строго определенной форме. Обвинитель произносил определенную формулу вызова. Одновременно обвинитель бросал перчатку в лицо обвиняемому. Если последний поднимал ее, значит, принимал вызов на поединок.

Дворяне дрались верхом и в полном вооружении, а простые люди — палками. В случае столкновения на суде лиц разного социального положения действовало следующее правило: рыцарь, унизившийся до вызова на поединок простолюдина, дрался пешим, без шлема и палкой, а если простолюдин обвинял рыцаря, последний дрался верхом и со своим оружием.

Духовные люди, женщины, дети, мужчины старше 60 лет и калеки могли выставлять вместо себя специальных бойцов, и в этом случае побежденному бойцу отрубали кисть правой руки.

Судебный поединок происходил в присутствии судей и в определенном ими месте. Побежденный признавался неправым и либо приговаривался к соответствующему наказанию, либо принуждался к удовлетворению предъявленного ему иска.

На судебный поединок можно было вызвать свидетелей, с показаниями которых та или иная сторона была не согласна2.

В Англию данная традиция была привнесена норманскими завоевателями, пришедшими из Франции, но со временем она была заменена новым элементом, неизвестным континентальному феодальному праву, — судом присяжных3.

Данные поединки для выявления победителя на суде были также обычным делом для нашей российской истории в Древней Руси, которые именовались «испытание полем»4.

См.: История государства и права зарубежных стран. М., 1980. С. 303-305 (автор гл. VIII — Б.С. Громаков).

2 См.: Там же. С. 303-305.

См.: История государства и права зарубежных стран. М., 1980. С. 354-355 (авторы — П.Н. Гланза.Д.Н Селезнев).

См.: Саушкин С.А. Исторические и правовые основы формирования экспертизы в таможенном деле российского государства (XI- XIX вв.). М., 2007. С. 2.

Теория происхождения американской состязательной модели правосудия из английского частного судебного поединка, в котором каждая из сторон использует любые средства для того, чтобы победить, характеризует американскую модель судебного производства как препятствующую рассмотрению жизненно важных доказательств или способствующую представлению необходимых показаний в искаженном виде1.

Характерной чертой советского гражданского процессуального права являлось предоставление суду активной роли в процессе судебного исследования доказательств.

Суд обязан был направлять деятельность лиц, участвующих в деле, на установление объективной истины, соблюдать социалистическую законность, правильно применять нормы материального права, обеспечивать законность процессуальных действий лиц, участвующих в деле, точное и неуклонное соблюдение норм гражданского процессуального права.

Советское гражданское процессуальное право руководствовалось идеей о целесообразности активного вмешательства государства в гражданские правоотношения, напротив, закрепляло активную роль суда, прокуратуры и советской общественности в гражданском процессе в целях помощи сторонам в правильном в соответствии с их действительными интересами использовании предоставленной шм свободы распоряжения материальными и процессуальными правами2.

Современный российский суд, в отличие от суда советского, совершил некоторый поворот процесса в сторону усиления состязательности сторон, отказавшись от активности в процессе собирания доказательств, стороны современного гражданского разбирательства получили возможность, а заодно и обязанность самостоятельно собирать доказательства и предъявлять их, хотя возможность по представлению доказательств была у них и в советское время.

Основное новшество в понимании роли суда в гражданском процессе произошло в части отказа от любой инициативы суда в рас-

См.: Jerome Frank. Courts on Trial: Myth and Reality, in American Justice 80-90 (1949).

См.: Советское гражданское процессуальное право (автор гл. 4 - П.П. Гуреев). С. 52.

смотрении гражданского дела, освобождении суда от обязанности по обеспечению правильного рассмотрения дела за счет проведения самостоятельного активного судебного расследования с целью установления объективной истины по делу.

В советском гражданском процессе под объективной истиной по делу понималось соответствие выводов суда действительным об- стоятельстваім дела. Обращенное к суду требование об установлении объективной истины и обязательность его выполнения следует рассматривать как принцип советского гражданского процессуального права. Согласно советской юридической теории объективная истина составляет не только содержание принципа, но является и целью процесса. Однако в первом случае это требование (правило), а во втором — сама истина непосредственно[8].

В советской литературе ставился вопрос о характере истины, устанавливаемой судом, — абсолютна она или относительна. Необоснованность такой постановки вопроса очевидна, ибо «человеческое мышление по природе своей способно давать и дает нам абсолютную истину, которая складывается из суммы относительных истин»[9].

Марксистско-ленинская философия отвергает непреодолимую грань между относительной и абсолютной истиной, поскольку в каждой относительной истине заключена частица абсолютной, вследствие чего было принято считать, что относительная истина также объективна и соответствует реальной действительности[10].

Как советский суд с его судебным следствием и намерением разобраться в действительном характере частных правоотношений сторон, руководствуясь общественным благом и намерением обеспечить охрану социалистической законности в любых областях частной жизни, так и российский суд с его индифферентностью к фактическому истинному положению вещей в каждом конкретном гражданском деле и стремлением к соблюдению формального соответствия между представленными доказательствами и сделанными на их основании выводами, по методу ведения судопроизводства приблизившись по данному показателю к суду американскому, тем не менее, относятся американской юридической теорией, как, впро-

чем, и гражданский процесс любых других стран континентальной правовой семьи, к одной и той же модели «инквизиционного» или «следственного» рассмотрения гражданских дел.

Следственный процессуальный порядок предполагает активное и независимое судебное следствие по каждому делу, когда суд приглашает необходимых для полного и всестороннего рассмотрения дела свидетелей и указывает сторонам, какие доказательства по делу должны быть представлены.

Конечно, «состязательная» и «следственная» модели гражданского судопроизводства в чистом виде встречаются крайне редко, тем не менее нельзя не отметить, что американское судопроизводство именуется состязательным, российское — преимущественно следственным.

Если мы, например, попробуем представить себе, как выглядит следственная модель в чистом виде, то можно предположить, что отношения между судом и сторонами по гражданскому делу должны сильно напоминать действия следователя (роль которого у нас будет выполнять суд), проводящего очную ставку по уголовному делу.

Например, в соответствии со ст. 192 УПК РФ если в показаниях ранее допрошенных лиц имеются существенные противоречия, то следователь вправе провести очную ставку. При проведении очной ставки следователь выясняет у лиц, между которыми проводится очная ставка, знают ли они друг друга и в каких отношениях находятся между собой. Допрашиваемым лицам поочередно предлагается дать показания по тем обстоятельствам, для выяснения которых проводится очная ставка. После дачи показаний следователь может задавать вопросы каждому из допрашиваемых лиц. Лица, между которыми проводится очная ставка, могут с разрешения следователя задавать вопросы друг другу.

В ходе очной ставки следователь вправе предъявить вещественные доказательства и документы. В протоколе очной ставки показания допрашиваемых лиц записываются в той очередности, в какой они давались. Каждое из допрашиваемых лиц подписывает свои показания, каждую страницу протокола и протокол в целом.

Если свидетель явился на очную ставку с адвокатом, приглашенным для оказания им юридической помощи, то адвокат участвует в очной ставке и пользуется своими правами.

Таким образом, согласно следственной модели гражданского судопроизводства, судья, так же как и следователь в вышеприведенном случае, должен являться полным «хозяином положения», самостоятельно определять меру свободы действий в рамках законодательства в отношении каждой из сторон в ее праве на состязательность, власть судьи при определении порядка рассмотрения дела практически безгранична.

В чистом виде состязательная модель гражданского судопроизводства достигается за счет отстранения суда от той безграничной власти, которая у него имеется в следственной модели судопроизводства, и переход всего судопроизводства в русло разбирательства, всецело основанного на обоюдной заинтересованности его сторон, которое во многом по духу сродни третейскому судопроизводству, но в еще большей степени является подконтрольным СаМИхМ сторонам, а не судьям.

Характеризуя различия между американским и российским типами судопроизводства, можно отметить, что американский суд сосредоточен на осуществлении контроля за соблюдением сторонами процессуальных правил инициируемого, контролируемого и осуществляемого ими же судопроизводства — активные стороны, беспристрастный суд, контролирующий соблюдение процессуальных правил.

Советское судопроизводство характеризовалось более активным судом, при этом стороны обязаны были содействовать ему в установлении объективной истины по делу и соответствующем правильном применении закона.

Российское судопроизводство — безучастный суд, заинтересованный в соблюдении одной процедуры формального рассмотрения дела, как правило, недостаточно активные стороны, цель судебного рассмотрения для суда — принятие по делу решения, формально соответствующего представленным доказательствам и определенным нормам права, как правило, без особого учета их соотношения с другими положениями законодательства. Российский суд обязан обоснованно прекратить производство по гражданскому делу любым судебным постановлением в силу действия гражданско- процессуальных норм.

Как американское, так и российское судопроизводство по гражданским делам являются состязательными, равно как и гражданские судопроизводства, например, в Германии или во Франции, по-

скольку каждая из названных систем гражданского процесса предполагает наличие определенного простора для приведения доводов и представления доказательств каждой из сторон, содержит требования о соблюдении судом равных процессуальных прав сторон и объективности при принятии решения. Различия лишь в подходах и особенностях построения состязательного правосудия1.

Российским судьям сегодня предоставлена практически полная, ничем не ограниченная свобода судебного усмотрения, любой вариант рассмотрения гражданского дела судом в России всецело отнесен на усмотрение каждого конкретного судьи, потому что он находится в плоскости его прав, но не обязанностей.

Российский судья обладает независимостью в осуществлении правосудия, набором коллизионных, декларативных (принятых в отсутствие правовых механизмов их реализации) норм, а также общих по содержанию, отрывочных, предоставляющих права, но мало к чему обязывающих норм процессуальных. Российские суды находятся в исторически уникальном положении, не известно, конечно, как долго продлится этот беспрецедентный «праздник полномочий».

Восприятие судебной власти как самостоятельной ветви государственной власти в соответствии с теорией правового государства иногда создает представление о судьях как независимых арбитрах, обладающих особым статусом в иерархии власти.

Отношение к суду как к обычному государственному органу, а к судьям как к рядовым чиновникам единой системы государственной власти объединяет подходы гражданского процесса США и советского права.

В СССР считалось, что для того, чтобы суд мог успешно осуществлять правосудие по гражданским делам, закон не только предоставляет ему широкие процессуальные права, но и возлагает на него определенные процессуальные обязанности. Правильное осуществление судом предоставленных ему прав и возложенных на него обязанностей — должностная обязанность суда перед Советским государством.

См.: Kotz Hein. Civil Justice Systems in Europe and the United States // Duke Law School 2003. P. 67.

В США судьи, как и любые другие государственные служащие, воспринимаются в качестве лиц, ответственных перед американским народом за правильное осуществление правосудия. Право и суды воспринимаются в правовой семье общего права как то, что принадлежит американскому народу и требует к себе соответствующего ответственного перед народом отношения.

Ключевые различия в понимании существа государственной службы и закона сокрыты в истории России и Америки.

В американской юридической теории существует мнение о наличии существенных различий между гражданским судопроизводством в США и во всех других странах континентальной Европы, к числу которых причисляют и Россию.

Согласно данному мнению, различия берут начало из самой философии теории государства и права.

В России, так же как в Германии, или, например, во Франции, закон рассматривается в качестве некого императивного предписания, исходящего от государства.

В США, равно как и в Англии, Канаде или Австралии право — это определенное выражение общего понимания, существующего на уровне политической власти.

Иными словами, право в России принято рассматривать как предписание государственной власти, подкрепленное силой государственного принуждения, исходящее сверху вниз от государства в лице органов его высшей власти к народу (формально провозглашенного высшей властью, но тем не менее фактически являющегося основным адресатом высших государственных властных постановлений) их исполнителем.

В США право принято рассматривать как некое всенародное понимание по вопросу о необходимом регулировании определенных правоотношений, исходящее снизу вверх от народа до единых с ним органов власти, являющихся избранными им же представителями, уполномоченными на реализацию этого понимания на практике, укрепление его и защиту.

Здесь же кроются и принципиальные различия в теоретическом понимании и освещении роли и существа судебной власти.

Согласно общей континентальной, в том числе и российской традиции рассмотрения права в качестве императивной воли государства, легитимность права обусловливается легитимностью государ-

ственного аппарата, неотъемлемой частью которого является и судебная система как его неотъемлемая составляющая.

Государство в России всегда существует в понимании как простых людей, так и высокопоставленных юристов, отдельно от народа. Это некое самостоятельно живущее коллективное гражданское предприятие, могучая полузакрытая и таинственная организация, выражением и основными «жрецами» которой выступают государственные чиновники, избранные, наиболее талантливые и способные, действующие от имени государства и беззаветно служащие ему. На этом понимании основана веками существовавшая в России вера «в доброго царя», которая затем стала фундаментом идеологического обожествления первых руководителей советского государства — В.И. Ленина, затем И.В. Сталина. Такое отделившееся от своего народа государство обладает исключительной монополией на правоприменение, и правосудие в нем, как справедливо отмечают американские специалисты, строится, соответственно, по тому же самому принципу.

Судьи, применяющие право здесь как беззаветные государственные служащие, ответственны прежде всего перед государством. Эта обязанность судьи побуждает его искать намерение и государственный интерес в каждой норме применяемого им права, которое выражено преимущественно в форме законодательства. Таким образом, голос судьи при принятии решения в России — то же самое, что и голос государства и общества.

Ответственность судьи за принимаемое им решение в Советском союзе и в России несколько смягчалась за счет участия в рассмотрении гражданских дел народных заседателей, затем коллегии из трех судей. В Америке признают, что без осуществления подобного разделения ответственности за принимаемое решение ноша ответственности для судьи континентальной системы права может оказаться попросту неподъемной.

С точки зрения американской юридической доктрины, судебное решение — это больше чем просто провозглашение определенного решения, принятого судом на основании норм действующего права. Право здесь рассматривается как выражение мнения общества, его власти или, другими словами, власти народа в целом. Тому есть практическое обоснование: в США государство трудно рассматривать как нечто целостное, принимая во внимание, что территория страны разделена на 50 автономных территориально-государственных образований, подчиненных федеральной системе власти. Судебная власть,

63

напротив, здесь является связующим звеном между правительством, народом и правом. Правительство представляет собой совокупность должностных лиц, обладающих специфическими и ограниченными полномочиями согласно законам, принятым на основании волеизъявления народа и в соответствии с порядком, установленным Конституцией США и конституциями штатов.

Право состоит из негласно связующих норм права, принятых народом, посредством участия в отправлении власти через своих представителей. Таким образом, в Америке в соответствии с доктриной отсутствует принцип отчужденности государства, и народ США не может сказать, что государство представляет собой нечто от него обособленное, принято считать, что государство — это и есть народ.

Поэтому здесь право воспринимается как данность, существующая самостоятельно от любой власти, понятная и известная каждому гражданину, в связи с тем что граждане США являются авторами своего права.

По данной причине судьи США не вправе иметь какого-либо особого доступа к праву и искать в нем нечто соответствующее государственному интересу, их задача заключается в применении права в соответствии с его содержанием, и неисполнение данной обязанности является основанием для отставки судьи, который по своему статусу ничем не отличается от любого другого государственного чиновника1.

Таким образом, подводя итог, можно отметить, что американский судья обязан применять право правильно и отвечает за законность его применения перед американским народом; советский судья также обязан был правильно осуществлять предоставленные ему права и возложенные на него обязанности, но обязанность советского судьи была должностной обязанностью перед Советским государством.

Российский судья в соответствии со ст. 11 ГПК РФ обязан разрешать гражданские дела на основании Конституции Российской Федерации, международных договоров Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов и иных правовых актов и в соответствии со ст. 12 ГПК РФ обязан создать условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установ-

См.: HazardJ.C.. Taruffo М. Op. cit. Р. 75. 64

rial com direitos autorais

ления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

Согласно ст. 2 ГПК РФ правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций и тому подобное, вообще не является обязанностью российского суда, а задачей гражданского судопроизводства.

В ГПК РФ сегодня, к сожалению, нет ни слова об обязанности суда выполнять данную поставленную задачу. Из содержания вышеприведенных норм можно сделать неутешительный вывод о том, что современному российскому суду можно и не рассматривать правильно гражданские дела в соответствии с законом, поскольку такое рассмотрение является либо задачей судопроизводства как совокупности действий по делу, либо задачей норм гражданского процессуального права. В последнем случае ситуация приобретает почти анекдотический характер, когда ответственность за правильное применение норм права переложена в России на сами нормы права, регулирующие гражданское судопроизводство.

Также понятно, что создавать условия для правильного разрешения дел совсем не означает обязанность суда по правильному их разрешению.

В Америке и в России существуют различные подходы не только к пониманию государства и права, а также роли и обязанностей суда по рассмотрению дел. Существуют еще два значительно отличающихся друг от друга вида отношений к нормам гражданского процессуального права.

В России гражданское процессуальное право всегда рассматривается в качестве отрасли второстепенной по своему значению, призванной обслуживать хматериальное в основном гражданское право, которому придается первостепенное значение.

В США, как и в любых других странах общего права, гражданское процессуальное право является основой правового применения, смыслом судебной защиты. Существует определенное понимание того, что процессуальный механизм применения права судом, его формирования и практической реализации имеет большее значение, чем просто закрепление отдельных положений в нормах іма- териального права.

Соблюдение процедуры очень важно в связи с тем, что нарушения норм процессуального права являются основаниехМ для отмены

65

принятого судебного решения, независимо от того, насколько правильно оно было принято с учетом норм материального права.

Например, решение, принятое судом первой инстанции, может быть полностью отменено Верховным судом США в связи с тем, что при принятии его судохм штата были нарушены правила подсудности или подведомственности при принятии дела к рассмотрению.

Основным отличием судебной системы США от судебных систем других стран мира является использование при разрешении гражданских дел присяжных заседателей. Происходит это потому, что в странах общего права нет деления права на частное и публичное, нет дел, которые можно было бы отнести к вопросам, не допускающим общественного участия в их рассмотрения, поскольку все право здесь является только публичным. Публичным, а значит всенарод- ным, общедоступным, понятным всем. В связи с этим при его применении нет никаких законных препятствий к привлечению для участия в этом процессе людей, не имеющих специального юридического образования, — присяжных заседателей.

Наличие в гражданском процессе суда присяжных полностью преобразует всю картину судебного рассмотрения, оно становится публичным, доказательным, в большей степени состязательным и требует приведения его в форму, доступную для понимания присяжных заседателей, которыми, как правило, являются простые обыватели.

По этой причине нормы права в США должны быть понятны не только адвокатам сторон процессуального разбирательства, но и присяжным заседателям. В связи с этим в обязанности судей входит предоставление соответствующих инструкций по применению законодательства присяжным заседателяхМ, адвокаты обязаны предоставить соответствующие консультации сторонам.

Схожие особенности можно было отчасти наблюдать в СССР, где право также являлось публичным и при рассмотрении гражданских дел всерьез ставился вопрос о необходимости осуществления судом при рассмотрении каждого гражданского дела защиты социалистической законности, т.е. советский суд обязан был отдавать себе отчет в том, что неправильное рассмотрение любого гражданского дела наносит непоправимый урон не только советскому правосудию, но и советской законности в целом.

Кроме того, общественность принимала непосредственное участие в рассмотрении гражданских дел посредством присутствия на

заседаниях двух народных заседателей, рассматривавших гражданские дела вместе с судьей. С одной стороны, язык судопроизводства становился более доступным для людей, не обладающих профессиональной юридической подготовкой. С другой стороны, «приглядывали» за действиями судьи, налагая на него ответственность за разъяснение им существа гражданского дела, в замен они предоставляли судье возможность разделить с ними груз ответственности за принимаемое судебное решение.

Участие в рассмотрении гражданских дел присяжных заседателей, людей из числа обычных граждан, не имеющих специального юридического образования, налагает на американский суд обязанность по разъяснению существа правовых положений, действующих применительно к установленным по делу фактам и особенностям правового регулирования процедуры принятия решения по делу присяжными заседателями.

Особое значение в этих условиях приобретает умение представить фактическую сторону дела таким образом, чтобы посредством представления доказательств подтвердить выдвинутые ими доводы по делу и добиться принятия присяжными решения по фактической стороне дела в свою пользу.

Такой подход в организации процессуального рассмотрения гражданского дела, с одной стороны, упрощает процесс представления интересов сторон по делу, поскольку присяжные, будучи людьми неискушенными в вопросах правоприменения, могут поддаться чувствам и эмоциям, которые умелому адвокату иногда удается у них вызвать, что в некоторой степени ставит под угрозу беспристрастность такого суда.

Но с другой стороны, участие в гражданском процессе суда присяжных делает процессуальное рассмотрение дела по настоящему публичным, оно позволяет в большей степени исключить риск формального рассмотрения или «закрытия» дела судом без должного анализа представленных по делу доказательств, существенно препятствует превращению правосудия «в частную лавочку» отдельных коррумпированных судей, принимающих решения без должного уведомления сторон или в присутствии данных сторон, но в очевидно пристрастном порядке, хотя и с внешним соблюдением весьма пространно описанной гражданской процедуры, как это нередко бывает у нас в России.

Несмотря на то что федеральные процессуальные правила гражданского процесса США и процессуальные правила штатов допускают самостоятельное представление сторонами своих интересов в гражданском процессе, большинство сторон предпочитает прибегать к услугам адвокатов.

В гражданском процессе с участием коллегии присяжных заседателей большое значение приобретает участие в рассмотрении дела профессиональных адвокатов, готовых не только сослаться на нормы права, но и преподнести присяжным фактические данные по делу такихМ образом, чтобы у них не осталось никаких сомнений в отношении того, что именно доказательства, представленные определенной стороной, являются наиболее достоверными и могут быть положены в основу вердикта присяжных.

Не секрет, что в таком типе гражданского процессуального разбирательства встречаются манипуляции сознанием присяжных, использование различных способов введения их в заблуждение в отношении фактической стороны дела. Считается, что предотвратить данные злоупотребления можно за счет участия в процессе другой стороны, которая также вынуждена не менее искусно представлять свои доказательства по делу, чтобы склонить присяжных заседателей на свою сторону, кроме того, считается, что держать адвокатов сторон в определенных рамках разумного, законного и целесообразного поведения могут этические кодексы адвокатов.

Судебная власть в соответствии с американской юридической теорией обладает исключительными полномочиями, которые не ограничиваются центральной ролью в осуществлении правосудия, большое значение в процессе осуществления правосудия по гражданским делам играют адвокаты сторон и присяжные заседатели. Фактически, основная задача суда в США — предоставление ответа сторонам на поставленный вопрос о реальном значении определенных норм права и постановка конкретных вопросов по фактическим обстоятельствам дела перед присяжными заседателями.

Американская доктрина считает, что в тех случаях, когда судья все же рассматривает гражданское дело единолично, он выполняет роль суда присяжных, являясь его заменителем, формулирует определенные юридические принципы, аналогичные тем, которые разрабатываются им для суда присяжных, а затем исследует фактические обстоятельства дела с учетом определенных им юридических принципов.

Роль судьи не выходит за рамки норм материального права. Американские ученые отмечают, что различия в способах осуществления правосудия по гражданским делам являются отражением системы права.

Процесс судебного правоприменения или применения норм права к конкретным обстоятельствам дела именуется в Америке юридическим обоснованием {legal reasoning) восприятия и поддержки судом доводов той или иной стороны по делу. Больше всего юридическое обоснование при принятии решений имеет место в том случае, если вопрос права применительно к обстоятельствам конкретного дела является спорным. Споры, права сторон по которым очевидны, обычно даже не доходят до стадии судебного разбирательства. Они оканчиваются хмировьш соглашением сторон либо разрешаются посредством переговоров без обращения одной из этих сторон с иском в суд.

Интересно, как американская теория характеризует процесс юридического обоснования, выделяя в нем отдельные элементы рассудительной деятельности судьи и его коммуникативного взаимодействия с участниками процессуального разбирательства1.

Необходимо отметить, что при принятии коллегиального решения по гражданскому делу судьи общаются друг с другом, обсуждают обстоятельства дела и вырабатывают определенную взвешенную позицию, приходят к единому решению по делу. Обсуждение решения в прессе или сообщение результатов рассмотрения дела широкой общественности допустимо, после того как решение по делу уже принято.

В странах континентального права, или гражданского права, как их именует ахмериканская юридическая теория, решение представляет собой письменное изложение фактов и обоснование применяемых к ним норм материального права.

Аналогичное исследование фактов и обстоятельств имеет место и в США при рассмотрении гражданского дела судьей единолично без участия суда присяжных. При рассмотрении дела судом присяжных обсуждение обстоятельств конкретного дела имеет место на стадии предоставления судьей инструкций жюри присяжных. Жюри присяжных также исследует обстоятельства дела, но не может отра-

зить в решении по делу подробности, касающиеся обсуждения дела в совещательной комнате.

Необходимо отметить, что обоснование того или иного решения осуществляется в Америке и в России различными способами, что объясняется различиями в праве и законодательстве, различными системами права, принципами и положениями.

Американская теория привыкла рассматривать российское и любое другое континентальное право в качестве монолитной совокупности кодифицированных норм — кодексов тех или иных отраслей права, в то время как право в понимании американской юриспруденции рассматривается как развивающийся исторический феномен.

В США принято полагать, что применение права судом в России и других странах континентального права означает поиск установленных законодательством категорий, определений, норм и применение их положений к обстоятельствам конкретного гражданского дела. При этом американскими исследователями часто делается неоправданный вывод о том, что толкование права российским или любым другим континентальным судом не является буквальным, даже если положения закона и сформулированы определенным образом, они воспринимаются судом с учетом их исторического развития, а не с учетом буквального значения определенной нормы права.

Основное различие между российским как континентальным и американским способами судебного применения права, по мнению американского судьи Оливера Венделла Холмса, заключается в том, что «жизнь права никогда не была логичной, она была опытной», в то время как в континентальной системе права юридические нормы формируются в соответствии с принципами логики и порядка, хаотичная, стихийно сформированная на основании опыта правоприменения (судебной практики) система общего права руководствуется принципахми консерватизма, историзма и следования принципам применения конкретных норхМ к конкретным обстоятельствам, отсюда — отсутствие общих логически выверенных норм и одновременная казуистика сродни судебным решениям в текстах статутов, выполняющих роль федерального законодательства США1.

Таким образом, американская юридическая теория исходит из того, что кодифицированный, логический характер упорядочива

ем.: HazardJ.C.. Taruffo М. Op. cit. Р. 77-78. 70

ния или систематизации юридических норм, характерный для стран романо-германской правовой семьи, является самостоятельным подходом к праву как явлению историческому, логическому по своей природе, в то время как американская юридическая теория, исходя из того, что право является развивающимся историческим феноменом, считает рассмотрение права с точки зрения логики ошибочным, полагает более правильнььм рассматривать право как исторически хаотично опытным путем развивающееся бессистемное явление.

Отсюда свойственное юриспруденции правовой семьи общего права недоверие к нормам писаного права и ожидание положений судебной практики по вопросам применения данных норм права к конкретным обстоятельствам.

Если романо-германская юриспруденция руководствуется логически выверенными универсальными правовыми конструкциями и стремится к систематизации и всевозможному упорядочению своих правовых норм, юриспруденция обще-правовая не ставит перед собой таких задач, рассматривая правовые нормы в качестве совокупности средств, при помощи которых суд обязан осуществлять поиск наиболее справедливого с общественной точки зрения решения по определеннохму делу в целях придания очередного импульса опытному развитию права.

Американские исследователи отмечают, что американская концепция отличается сильным индивидуализмом и морализмом. С точки зрения официальной ахмериканской юридической доктрины, закон — это совокупность прав, которые предоставляются индивиду обществом и обеспечиваются принуждением в большей мере, чем совокупность обязанностей индивида (личности) перед обществом.

Большое значение в осуществлении американского правосудия имеет концепция доказательств. Теория представления доказательств в суде, правил их принятия или отклонения и рассмотрения судом имеет здесь огромное теоретическое и практическое значение. Это вполне понятно, если принять во внимание значение, которое имеет судебное представление доказательств при принятии решения по делу присяжными заседателями, которые ставятся в известность о каждом доказательстве по делу и судят на основании предоставляемых сторонами доказательств о фактической стороне дела.

Важность процедуры представления исследования и оценки доказательств для юриспруденции США подтверждается существованием даже специального нормативного правового акта — ФПД

71

США, действующих самостоятельно наряду с ФПГП США. Кроме того, во многих штатах США наряду с правилами гражданского процесса действуют правила представления доказательств.

Вопрос об установлении истины в гражданском процессе также занимает в юридической теории США важное место.

Американские специалисты признают, что в процессе рассмотрения гражданского дела никогда нельзя исключить гипотетическую возможность принятия судом неправильного или несправедливого решения по гражданскому делу, принятому на основании подложных доказательств, показаний сторон, не соответствующих действительности, подложных письменных или вещественных доказательств.

Для того чтобы минимизировать данный риск, американская теория гражданского процессуального права предлагает ряд способов. Одним из них считается представление заслуживающих доверия доказательств, тех из них, которые являются наиболее достоверными. Например, суд отдает предпочтение письменному соглашению вместо устных показаний свидетелей о том, что такое соглашение действительно состоялось. Другой способ — принятие судом решения о представлении стороной максимально возможного числа доказательств. Третьим способом является отказ от принятия отдельных видов доказательств, которые исходят из непроверенных источников либо были получены незаконным путем.

Данные положения принятия судом к рассмотрению доказательств существуют в различных системах права и используются в той или иной степени повсеместно. Например, как в Америке, так и в России несоблюдение письменной формы сделки в тех случаях, когда такая форма является обязательной в соответствии с законом, влечет невозможность разрешения из нее любых гражданских споров.

Американская научная доктрина определяет, что любое судебное разбирательство всегда связано не только с намерением сторон добиться справедливого разрешения спора, но нередко включает в себя и желание участников судебного разбирательства ввести суд в заблуждение, заявить неосновательный иск с целью причинения вреда ответчику, и т.д.

Американская доктрина утверждает, что одним из наиболее важных фактов, подлежащих исследованию в процессе судебного разбирательства, является вопрос о намерении правонарушителя, которое в соответствии с американскими процессуальными правилами

оказывает влияние на судебное решение по каждому гражданскому делу.

В связи с необходимостью установления судом намерения ответчика в совершении того или иного правонарушения суд вынужден исследовать множество доказательств, позволяющих судить о намерении ответчика. Так, например, при рассмотрении спора из предпринимательской деятельности — изучать сотни и сотни ящиков с перепиской КОіМПаНИЙ в целях получения сведений о том, что могли знать работники данных компаний, чем они руководствовались при совершении сделки, каковы были их намерения1.

Американская система гражданского процессуального права предполагает активное участие в деле представителей сторон — адвокатов, являющихся профессиональными юристами и специализирующихся на представлении в суде тех или иных категорий судебных дел. Исторически сформировавшаяся сложность и видимая бессистемность положений общего права Англии, во многом воспринятая затем в США, привела к тому, что обычный гражданин или предприниматель, не обладающий специальной юридической квалификацией, не занимающийся судебной практикой, часто не в состоянии разобраться в перипетиях положений общего права и освоить содержание судебных прецедентов.

Кроме того, английская правовая традиция предполагает общение судьи со сторонами, осуществляемое исключительно через посредников — барристеров, материалы для которых на основании непосредственного общения со СТОрОНЭіМИ готовят солиситоры.

Таким образом, в соответствии с традициями английского права адвокаты всегда не только играли роль представителей, но и выполняли функции своеобразных следователей и помощников судьи. Под страхом отстранения от адвокатской практики они не вправе дезинформировать суд об обстоятельствах дела, пребывая в личном знакомстве с судьей, адвокаты своей репутацией гарантируют достоверность представляемой ими информации по делу и отсутствие злого умысла, направленного на злоупотребление полномочиями суда.

Такое положение вещей для юристов правовой семьи континентального права не только кажется сомнительным с учетом возможности возникновения злоупотреблений со стороны адвокатов (прини-

мая во внимание их «близость» к судьям и возможность быть «вхожими» в различные высокие судебные инстанции), но и позволяет оперативно решать некоторые вопросы эффективного и правильного разрешения гражданских дел. Так, например, английскому адвокату (барристеру) достаточно сделать один телефонный звонок для того, чтобы судья наложил арест на имущество ответчика, что значительно повышает шансы истца на возмещение причиненных ему убытков.

Отличительной чертой американской системы состязательного правосудия является процессуальное положение судьи, который занимается исследованием лишь тех доказательств, которые ему предоставляют стороны и он основывает свое решение по делу лишь на тех нормах права, которые были приведены сторонами в качестве обоснования исковых требований или, соответственно, аргументов защиты по гражданскому делу.

Российский суд формально не связан ограничением по исследованию лишь тех обстоятельств, которые приведены сторонами и подтверждены представленными ими доказательствами.

Судьи в России, так же как и во многих других странах континентального права, не ограничиваются при принятии решения по делу лишь теми нормами права, которые были приведены сторонами. Они вправе давать собственную правовую квалификацию обстоятельств дела, независимо от доводов сторон, и принимать на ее основании решение. Кроме того, во многих странах континентального права судьи вправе при принятии решений выходить за пределы заявленных сторонами исковых требований.

Например, в России согласно п. 3 ст. 196 ГПК РФ суд вправе выходить за пределы исковых требований в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Американская юридическая теория отмечает, что различия между двумя правовыми семьями в настоящее время во многом условны. В системе гражданского или континентального процессуального права судья обладает исключительными полномочиями по определению того, какие именно положения права могут применяться к конкретным обстоятельствам гражданского дела, но крайне зависим от доказательств, представляемых сторонами для подтверждения тех или иных сделанных ими заявлений.

Судьи общего права обладают полномочиями по исследованию доказательств, но редко ими пользуются. В связи с этим американ-

ские ученые приходят к выводу, что обе модели правосудия одинаково связаны процессуальной состязательностью сторон, от которой всецело зависит правильное и быстрое рассмотрение гражданского дела по существу.

В американском гражданском процессе по всем делам, за исключением мелких споров, представление интересов сторон в судебном заседании осуществляется профессиональными юристами адвокатами.

В Англии представление интересов сторон в судебных разбирательствах не допускалось. Стороны сами представляли свое дело в суде. Но даже в то время они не упускали возможности обратиться за разъяснениями к судебным помощникам для того, чтобы, по возможности, избежать неудачного исхода процессуального разбирательства1.

Участие адвокатов в процессуальном разбирательстве по делу основывается на их знании норм права и порядка осуществления процессуального разбирательства гражданских дел судом.

Стороны, желающие представлять в суде свое дело, не прибегая к услугам адвоката, часто сталкиваются с серьезными сложностями. Адвокаты в США обладают свободой усмотрения в плане вызова тех или иных свидетелей по делу, а также представления доказательств.

2.

<< | >>
Источник: Аболонин Г.О.. Гражданское процессуальное право США : монография / Г.О. Аболонин. — М.,2010. — 432 с.. 2010

Еще по теме Теоретическое понимание гражданского судопроизводства:

  1. § 1. Проблема разграничения лиц, участвующих в деле, от лиц, участвующих в гражданском судопроизводстве
  2. 3. Понятие, предмет и метод гражданского процессуального права
  3. 1. Понятие и система источников гражданского процессуального права
  4. Параграф 1. О предмете гражданского процессуального права и гражданском и арбитражном процессах
  5. Параграф 2. Специализированный процесс или процессуальные особенности рассмотрения отдельных категорий гражданских дел?
  6. Параграф 1. Судебная власть и правосудие в гражданском судопроизводстве
  7. Параграф 2. Признаки, содержание правосудия и виды гражданского судопроизводства
  8. Параграф 1. Упрощение гражданского судопроизводства: общая характеристика
  9. I. Юридическая природа обязанностей суда как субъекта гражданских процессуальных отношений. Понятие активных полномочий суда как процессуальных обязанностей ex officio
  10. § 1. Предпосылки становления гражданского судопроизводства
  11. Содержание
  12. Теоретическое понимание гражданского судопроизводства
  13. § 1. Сущность требований неимущественного характера и место их правовой регламентации в системе гражданского исполнительного права
  14. 16.1. Теоретические основы криминалистики стран Восточной и Центральной Европы
  15. §1. Общая характеристика гражданских процессуальных средств
  16. § 2. Эффективность действия норм, регулирующих правовой институт преюдиции в гражданском процессуальном праве Российской Федерации
  17. § 1. Особое производство в гражданском и арбитражном процессе: сравнительный анализ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -