<<
>>

§ 1. Модели ювенальной юстиции за рубежом

Соединенные Штаты Америки.

Эволюция ювенальной юстиции в США в области организации ее деятельности происходило и происходит путем совершенствования взаимодействия судебной и попечительской деятельности, вовлечения в эту систему взаимоотношений все большего количества государственных органов и учреждений, а также различных институтов гражданского общества, занимающихся проблемами детей.

Современная ситуация в США в сфере ювенальной юстиции свидетельствует о многообразии подходов в разных штатах. В некоторых из них ювенальная юстиция работает самостоятельно, управляется социальной службой (Агентством социальной службы, службой по работе с семьей и детьми), действуют службы пробации. В случае совершения правонарушения подростки попадают в сферу ювенального суда или к ним применяют неформальное рассмотрение обстоятельств, связанных с конкретным правонарушением, используются реабилитационные программы, предусматривающие работу с подростками по месту жительства с целью привить им интерес к какому-либо занятию или хобби. Кроме того, в нескольких штатах встречаются специальные суды с участием присяжных для несовершеннолетних, в которых также предусматривается разработка службой пробации и утверждение судьей индивидуального плана работы с подростком-правонарушителем !.

Но есть штаты, в которых законодательно закреплены положения о передаче дел несовершеннолетних в определенных случаях в обычный уголовный суд. Но и в такой ситуации, когда дело может быть передано в уголовный суд для взрослых, вначале, как правило, предусматривается неформальное рассмотрение обстоятельств дела, попытки примирения с жертвой, возмещение ущерба (в соответствии с концепцией восстановительного правосудия), а также и коррекционная работа, по результатам которых и принимается решение о возможной передаче такого дела в суд для взрослых. При этом срок пробации может быть «открытым», а подросток — может быть помещен в специальное учреждение по месту жительства закрытого или открытого типа, ему могут предписать посещение реабилитационных учреждений (центры дневного пребывания, центры по работе с наркозависимыми и др.), семинаров и тренингов [245] [246].

Практически все исследователи отмечают, что в США особый упор в работе с несовершеннолетними, находящимися в конфликте с законом, делается на специальные программы психосоциальной помощи для подростков.

Начиная с 1960-х годов, наблюдается тенденция к сближению ювенальной юстиции с общим уголовным правосудием. Есть точка зрения о полной включенности ювенальной юстиции США в общее уголовное правосудие [247]. Встраивание ювенальной юстиции в общее уголовное правосудие, происходившее под давлением общественности во второй половине ХХ века, шло двумя путями. В первом случае решили передавать дела, связанные с серьезными преступлениями, суд для взрослых; этим путем в 1992—1997 годах пошли 44 штата. В другом случае — ряд штатов пошел на снижение возраста, с которого наступает полная уголовная ответственность лиц; к примеру, в штате Индиана с 1997 года некоторые дела подростов с 10-летнего возраста могут рассматриваться уже в обычном суде штата. Как бы то ни было, указанная выше оценка соотношения ювенальной юстиции и общего уголовного правосудия во многом справедлива и отражает общую направленность в современном развитии ювенальной юстиции в США.

Как подчеркивают специалисты, механизмы передачи дел во «взрослые» суды отражают победу тенденции tough-on-crime (жесткое пресечение наказания) над гуманитарными установками: решение принимается в некоторых штатах исключительно волей прокурора (так, в штате Флорида прокурор имеет право выступить с инициативой о передаче дела в суд для взрослых) либо судьи. При этом просматривается тенденция ужесточения ювенальных судов: в большей степени принимаются во внимание критерии тяжести преступления, а не причин и обстоятельств его совершения, в связи с чем все чаще в решениях фигурируют длительные сроки наказания и даже смертная казнь, кроме того, все большее количество дел передается на рассмотрение в суды для взрослых (порядка 10 тыс. дел в год). Причем, по мнению специалистов, это вызвано не столько ростом числа тяжких преступлений среди подростков, сколько недоверием ювенальному суду.

В США примерно с конца 1980-х годов действует правило, в соответствии с которым значительная доля дел подростков могла быть передана под юрисдикцию обычных уголовных судов: решение этого вопроса принимается полицией и/или представителем офиса прокурора, минуя предварительное изучение специального жюри. Однако против такого изменения политики отправления правосудия в отношении несовершеннолетних выступил целый ряд специалистов (юристы, психологи, социологи, социальные работники), среди которых стоит упомянуть М. Юнга, написавшего пособие для адвокатов по ведению дел несовершеннолетних в судах для взрослых. Это книга стала опорой для тех адвокатов, которые пытались бороться с тенденцией принятия в отношении подростков жестоких решений путем более тщательной подготовки заключений по таким делам для суда.

Некоторые исследователи отмечают три основные тенденции, которые определят будущее ювенальной юстиции в США: 1) отмена ювенальной юстиции; 2) развитие служб микросообществ как альтернативы институтам уголовного правосудия; 3) применение в отношении несовершеннолетних приговоров смешанного типа (одновременное использование норм ювенальной юстиции и «взрослого» правосудия) [248]. Причем данные тенденции проявляются не только в дискуссиях специалистов и общественности, но и в разнообразных проектах, в частности, существует движение за отмену ювенальной юстиции — аболиционизм, представители которого утверждают, что под термином «коррекционное учреждение» скрывается обычное учреждение исполнения наказания, имеющее все ту же карательную суть, что ювенальная юстиция мало чем отличается от общего правосудия с точки зрения учета обстоятельств преступления, что индивидуализация процесса правосудия должна основываться на совокупности учета разных факторов, в том числе и возраста. Однако эти предложения встречают жесткую критику, и один из аргументов заключается в том, что предлагается дорогостоящая система правосудия с весьма низкими скоростями судопроизводства.

Кроме того, в ряде штатов все большее распространение получают программы правосудия, основанные на идее служб микросообщества.

Основным доводом в пользу такой работы становится необходимость ухода от возмездия, тем более что продолжительный период доминирования рестриктивного подхода не привел к улучшению ситуации с преступностью среди несовершеннолетних. В рамках этого подхода преступление, совершенное подростком, рассматривается как реакция на недовольство средой, поэтому и работа должна вестись с учетом влияния такой среды. Сторонники данной позиции предлагают организовать работу микросообщества по аналогии с интенсивной пробацией (консультирование семей, самих подростков; создание центров досуга; активизация школьных сообществ). Правда, и здесь идут споры относительно оценки стоимости подобных программ, также отмечается европейское влияние, которое, по мнению оппонентов этого подхода, не учитывает специфики поведения американской молодежи, тогда как ювенальная юстиция не может быть только реабилитацией и должна сохранять функцию наказания [249].

Еще одной тенденцией становится введение практики вынесения смешанного приговора, которая действовала в конце 1990-х годов уже в 18 штатах и означает применение санкций, действующих и в рамках ювенальной юстиции, и в общей системе правосудия. Причем исследователи различают три типа смешанного приговора:

• ювенальный суд, исключающий смешение (осуждение в соответствии только с одной из регуляций — либо взрослый, либо несовершеннолетний);

• ювенальный суд, включающий смешение (возможность применения санкций обоих типов в рамках одного дела);

• ювенальный суд, применяющий последовательное смешение (вначале применение санкций как для подростка, а в случае рецидива — «взрослых» санкций).

В 2000 году Национальный центр для государственных судов провел оценку эффективности практики смешанных приговоров, включавшую анализ частоты применения разных типов смешанного приговора, факторов, влияющих на выбор в пользу смешанного приговора, и типов наказания в рамках разных моделей смешанного приговора, которая показала в целом неплохие результаты.

И все же многие специалисты считают, что скорее всего развитие ювенальной юстиции в США пойдет по пути сочетания практики смешанных приговоров и передачи дел в суд для взрослых. Именно такую схему действия ювенальной юстиции представляет, например, штат Массачусетс [250].

Англия и Уэльс.

Как уже говорилось выше (в главе 4), в Шотландии в настоящее время ювенальных судов нет, и проблемами несовершеннолетних правонарушителей занимаются, фактически, административные органы, хотя имеются различного рода процедуры, при применении которых учитываются возрастные особенности, и накоплен немалый и весьма интересный опыт. Однако в данной главе рассматриваются в основном проблемы отправления правосудия в отношении несовершеннолетних в различных странах, поэтому и здесь уделяется внимание состоянию дел в Англии и Уэльсе, где имеются специализированные суды, а не в Великобритании в целом.

Основным постулатом ювенальной юстиции в Англии и Уэльсе является предупреждение делин- кветного поведения, что означает решение вопросов, связанных с недостатком образования, проблемами неблагополучных семей и др. По данным британских экспертов, раннее вмешательство в этой сфере позволяет сэкономить для страны до 80 млн. фунтов стерлингов в год [251]. Для молодежи группы риска предусмотрены следующие программы профилактической направленности.

Во-первых, можно назвать программу инклюзии, или включения в социум молодежи 8—17 лет, действующую в 110 районах с наиболее высоким уровнем преступности (обучение, профессиональная ориентация).

Во-вторых, имеются программы на местном уровне для родителей трудных детей, нацеленные на помощь таким родителям по предотвращению совершения преступления их ребенком.

В-третьих, существуют так называемые партнерства школьной безопасности, в состав которых входят офицеры полиции.

Ювенальная юстиция в Англии и Уэльсе длительное время была встроена в общее уголовное правосудие и правовое обеспечение защиты детства.

Первый Закон о детях, принятый в 1933 году (был существенно переработан с принятием поправок 1969 и 1989 годов, последние правки были внесены в 2004 году) предусматривал защиту прав ребенка посредством изъятия его из семьи и помещения его в закрытые учреждения. Новый Закон о детях, нацеленный на декриминализацию системы ювенальной юстиции, строился на новом понимании источников асоциального поведения и предполагал усиление социальных служб, снижение роли полиции, суда и системы исполнения наказания, но так и не был претворен в жизнь.

К 1980-м годам, времени либерализации социальной сферы и ужесточения системы уголовного правосудия, темнее менее, удалось рестриктивную концепцию правосудия в отношении несовершеннолетних компенсировать активизацией участия социальных работников. В частности, в Акте о детях (1989 год) зафиксированы: право социальных работников посещать любые институты, связанные с принятием решений относительно подростков в конфликте с законом; право присутствовать на дознаниях и допросах в качестве представителей ребенка и его окружения (с 1998 года данная функция в рекомендательном порядке передана представителям локальных центров правовой помощи гражданам).

Однако в 1990-е годы роль закрытых институтов для несовершеннолетних из-за роста преступности усилилась. Так, в 1994 году Закон об уголовном правосудии предусмотрел учреждение центров временного пребывания для детей до 14 лет, совершивших средние и тяжкие преступления. Критика затягивания судебных процедур, недостатка профилактики, плохой межведомственной кооперации послужила толчком для принятия новых поправок, принятых правительством в 1997 году. В частности, для усиления контроля и профилактики преступности среди детей и молодежи в соответствии с межведомственным подходом на местном уровне были созданы группы для работы с молодыми правонарушителями (по-английски — Youth Offenders Teams, или сокращенно — YOT), включавшие сотрудников полиции, социальных служб, офицеров служб пробации, представителей департаментов образования и здравоохранения. В случае лишения несовершеннолетнего свободы приоритет с принятием указанных поправок отдается одиночному заключению, возможности применения более строгих процедур по реабилитации для подростков 10—17 лет, и др.

Поворотным моментом развития ювенальной юстиции в Великобритании, как признают исследователи, стало принятие Закона о правах человека (1998 год), предписавшего судам активно применять нормы Европейской конвенции о правах человека [252]. Новый закон содействовал существенному обновлению социальных служб. Не менее важным было принятие Акта о правосудии в отношении молодежи и свидетельства в уголовном судопроизводстве (1999 год), когда в систему служб были введены элементы восстановительного правосудия. Немалую роль играют и уже упоминавшиеся группы для работы с молодыми правонарушителями, работающие на местном уровне с подростками на всех этапах — от профилактического до исполнения наказания и работы после выхода из мест заключения.

В случае совершения правонарушения лицом моложе 18 лет, признающим свою вину и раскаивающемся в своих действиях, его дело не передается в суд; им занимается полиция и местные службы, использующие в работе с подростком предписания, систему соглашений и пр. Если совершено серьезное преступление либо оно является повторным, дело поступает в ювенальный суд, который является особым отделением магистратских судов (слушания закрытые, выступают прокурор и адвокат) и который выносит решение либо о лишении свободы, либо об иных ограничениях прав, передаче под надзор, штрафе, занятиях в специальных центрах и пр.

Франция.

Система ювенальной юстиции в этой стране в настоящее время базируется, прежде всего, на Законе от 2 февраля 1945 года № 45—174 о нарушениях несовершеннолетних, и включает все стадии правосудия от следствия до исполнения воспитательной меры и контроля за исполнением мер, принятых в отношении несовершеннолетнего. Система ювенальных судов включает ювенального судью (магистрата), ювенальный трибунал, ювенальный суд присяжных [253]. Вместе с тем система защиты прав ребенка включает два направления, поскольку и преследуются сразу две цели:

работа по профилактике в рамках «организационной защиты» (осознавшие возникшие у себя проблемы семьи сами обращаются за помощью в их решении или соглашаются на стороннее вмешательство в ситуацию);

защита прав ребенка в рамках «правовой защиты», если есть свидетельства опасного характера условий и факторов, способных нанести вред ребенку (суд требует от семьи выполнения определенных мер по их преодолению), либо если в отношении ребенка совершено уголовное преступление [254] [255].

Система довольно сложная. Например, организацией защиты прав ребенка занимается Председатель Генерального совета, в подчинении которого работают такие институты, как Служба социальной помощи детям, Служба по охране материнства и детства, Местная социальная служба, Служба пропаганды здорового образа жизни среди учащихся и школьная социальная служба, Служба психиатрической помощи детям и подросткам 11.

В случае задержания подростка, т. е. возникновения конфликта подростка с законом или возможности такового, информация об этом сразу передается специальному органу: либо ювенальному прокурору, имеющемуся при больших ювенальных судах, либо обычному прокурору в небольших судах, которые встречаются с ним и связываются с ювенальным судьей, чтобы решить, изъять ли несовершеннолетнего из семьи, поместить под воспитательный надзор или во временное заключение. При этом обязательны вызов и присутствие адвоката, а также видеосъемка допросов. Предусмотрено также обязательное составление «социального исследования» подростка-правонарушителя, в котором содержится специальное досье на него, отражающее личностные характеристики и которое ведет либо судья, либо сотрудники службы надзора, психологи, педагоги и др. Возможно в ряде случаев помещение подростка в так называемые центры наблюдения для углубленного изучения его личности, а материалы, составленные в результате этого, затем передаются судье для дальнейшего решения дела.

При этом параллельно подробно выясняют условия жизни подростка в семье, для чего обязательно посещают место его проживания, после чего судьей выносится решение о передаче дела детскому трибуналу. Последний включает в качестве председателя ювенального судью и «асессоров» из числа лиц, занимающихся проблемами детства [256]. Таким образом, ювенальный судья сразу же включается в изучение личности ребенка и обстоятельств, приведших его к правонарушению. Ювенальные судьи назначаются сроком на 3 года с правом продления срока нахождения в данной должности.

Наибольший упор делается на профилактику правонарушений, поэтому ювенальные судьи занимаются не только с оступившимися подростками, но и с попавшими в социально опасные ситуации, до нарушения ими закона. Меры, применяемые к несовершеннолетним правонарушителям, могут применяться и в отношении молодежи группы риска. Ювенальный судья предписывает либо кураторство за подростком в семье, либо помещение в учреждение для несовершеннолетних или тюрьму. Никаких возрастных ограничений нет для того, чтобы ребенок предстал перед ювенальным судьей, но вот получить наказание или альтернативную меру он может только по достижении 13 лет.

Однако в 2002 году вступил в силу закон, в соответствии с которым для несовершеннолетних правонарушителей в возрастной группе 10—13 лет предусмотрено наказание, или воспитательные санкции, среди которых — возмещение убытков и/или оказание помощи пострадавшим, запрет на общение с отдельными лицами или посещение определенных мест и пр. До принятия этого закона судья мог назначить только воспитательные меры (выговор, возвращение к родителям, воспитательная опека или кураторство, помещение в учреждение и др.). Если подросток старше 13 лет, его можно по суду лишить свободы с отсрочкой или без, наложить на него уплату штрафа, а для подростков от 16 лет могут быть назначены и общественные работы. Средний срок лишения свободы для несовершеннолетних составляет во Франции 1 месяц.

Ключевой фигурой в отправлении правосудия в отношении несовершеннолетних является судебный орган (в его рамках действует и прокурор Республики [257]), который может осуществлять контроль над ситуацией в семье, ограничивать или лишать родительских прав, привлекать жестоко обращающихся к детям родителей и лиц, их заменяющих, к уголовной ответственности, что называют во Франции «мерами по защите неблагополучных детей» (статья 375 Гражданского кодекса). Собрав информацию от социальных работников, полиции, частных лиц, прокурор Республики соответствующего судебного округа передает для исполнения материалы судье по делам несовершеннолетних.

В отдельных случаях прокурор может незамедлительно нуждающегося в защите ребенка направить в другую семью, для чего выносится постановление о временном устройстве такого ребенка сроком на неделю. Если после этого срока решено не возвращать его в родную семью (в противном случае с ней будет работать специалист), ювенальный судья принимает дело к производству, и ребенок может быть направлен в другую семью, школьный интернат, приют и т. п. Ювенальный судья располагает штатом сотрудников, находящихся в прямом подчинении Министерства юстиции, а осуществляют заботу над неблагополучными детьми Управление правовой защиты молодежи, в которых работают, в том числе, и специалисты из общественных организаций, которые финансируются и контролируются Министерством юстиции [258].

К исключительному ведению полиции и жандармерии относятся вопросы по расследованию уголовно наказуемых деяний в отношении несовершеннолетних, в составе их отделов работают специальные Бригады по делам несовершеннолетних. Одновременно используются меры защиты, например, после обращения к прокурору ребенок может быть передан в приемную семью.

В 2009 году во Франции развернулись разработка и обсуждение нескольких реформ, связанных с отправлением правосудия в целом, что может затронуть и ювенальную юстицию. В частности, в рамках реформы уголовного процесса (инициатива Президента Н. Саркози на основе Доклада Леже) предлагается упразднить следственных судей и все расследование целиком передать прокуратуре [259]. В то же время в рамках пенитенциарной реформы обсуждаются возможности расширения использования наказаний, альтернативных лишению свободы. При этом принимают во внимание существование так называемого электронного браслета, который позволяет контролировать местонахождение осужденного, освобожденного из-под стражи. В настоящее время во Франции из 67494 приговоренных к лишению свободы носителями электронных браслетов являются 4522 человек [260]. Расширение применения мер, альтернативных заключению под стражу, а также «полусвободного» содержания заключенных, в том числе благодаря электронным браслетам, позволило бы, как полагает ряд французских экспертов и политиков [261], усилить воспитательную роль семьи в отношении осужденных. Безусловно, для социальной реабилитации любого правонарушителя семья может сыграть важную роль, но в том, что касается социализации несовершеннолетних (в том числе и несовершеннолетних правонарушителей), значение семьи вообще переоценить невозможно.

Нидерланды.

После введения Закона об уголовном наказании детей еще в начале ХХ века в данной стране, как уже говорилось выше (в главе 4) были даны рекомендации судьям относительно применения различных видов наказания в отношении несовершеннолетних (до 18 лет), в том числе не связанных с лишением свободы, начали действовать специальные социальные программы для несовершеннолетних правонарушителей, приобрел официальный статус Совет по опеке детей. В систему ювенальной юстиции Нидерландов входят прокурор, осуществляющий, в том числе, консультативные функции, судья, которому принадлежат полномочия по ведению дел, принятию решений как в случае нарушения прав ребенка, так и в случае несовершеннолетним противоправных действий самого несовершеннолетнего [262].

В условиях проходившей с середины прошлого века общей гуманизации уголовного правосудия в Нидерландах (сроки лишения свободы были небольшими, в среднем менее года, заключенные автоматически освобождались после отбывания двух третей срока без введения особых процедур, связанных с условностью освобождения), полномочия судей были еще больше расширены. Судья мог определять и меру наказания, и санкции в отношении окружения ребенка. В этот период ювенальная юстиция полностью соотносилась с общим уголовным правосудием. Однако ситуация начала меняться с 80-х годов XX столетия как в сфере социальной политики, так и ювенальной юстиции, следствием чего стало увеличение в эти годы сроков отбывания наказания, освобождение в зависимости от поведения в заключении не только для взрослых, но и для несовершеннолетних.

Вместе с ужесточением уголовного правосудия, как отмечает В. Р. Шмидт, усилилась тенденция следования рестриктивной стратегии и в ювенальной юстиции, в том числе в связи с рекомендацией Совета Европы (R (87)20), устанавливающей, что на совершивших правонарушение детей до 12 лет также стали распространяться санкций [263]. Полиция получила больше полномочий, в том числе включать ребенка в список группы риска. Прежний закон предполагал трехсторонние переговоры в принятии решения о судьбе ребенка (между судьей, прокурором и службой помощи семье), с принятием новых нормативных актов такое решение могло приниматься единолично полиции.

Комиссия Ван Монтфранса в 1994 году обнародовала новую концепцию ювенальной юстиции, базирующуюся на трех принципах: раннее вмешательство (как только становится известно о делинквентном поведении); немедленный ответ на делинквентное поведение; адекватность наказания (реакция на каждое правонарушение должна быть соизмеримой содеянному). Затем эти рекомендации были включены во все документы системы исполнения наказания на общегосударственном и региональном уровнях. В 1995 году был принят новый Уголовный кодекс в отношении несовершеннолетних, во многом созвучный общему УК, что объяснялось разработчиками реагированием на рост правонарушений несовершеннолетних, включая тяжкие преступления против личности [264].

Новации в законодательстве привели к усилению применения более строгих мер наказания, сокращению программ реабилитации и укреплению взаимодействия прокурора и судьи. В целом же для Нидерландов характерна многоступенчатая система ювенальной юстиции. Первоначально на правонарушения подростка реагирует полиция, если приводы подростка в полицию участились, а семья не принимает меры, то подключаются Комитет по защите детей, прокуратура, ювенальный суд и т. д. Если преступление совершается впервые и не относится к особо тяжким (мелкая кража, употребление легких наркотиков), то полиция направляет подростка в службы, осуществляющие специальные реабилитационные программы, нацеленные на создание альтернативы помещению ребенка в закрытое исправительное учреждение. Если подросток совершает серию правонарушений или преступление средней тяжести, решение принимается прокурором, и кроме социальных программ в отношении подростка может быть применена мера ограничения свободы (помещение в центр дневного или ночного пребывания). Если же подросток до 16 лет совершает преступление после прохождения реабилитационных программ либо совершает серьезное преступление, то решение выносит ювенальный суд, а в отношении подсудимых старше 16 лет — суд для взрослых, но при участии ювенального судьи.

Вместе с тем, благодаря усилиям общественности в полиции появились специалисты по работе с молодежью, более внимательно стали относиться к личности правонарушителя. Несмотря на разрешение передавать дела особо опасных преступников в возрасте от 16 до 18 лет во «взрослые» суды, прокуратура и ювенальные суды нечасто применяют эту норму. На рубеже XX и XXI веков были приняты новые законы в отношении несовершеннолетних (по тюремному заключению несовершеннолетних и по содержанию их в закрытых учреждениях), которые учитывали возможности реабилитации. Оба закона содействовали распространению смешанного типа отбывания наказания, когда пребывание в закрытом учреждении комбинировалось с временным пребыванием на свободе и пр., что увязано с посещением специальных терапевтических программ (за год до освобождения заключенные получают смягченный вариант пребывания в соответствующем учреждении и разрешение посещать семью).

Германия.

Ювенальная юстиция в этой стране зиждется на гуманном отношении к ребенку в конфликте с законом, на приоритете мер воспитательного характера над изоляцией его от общества и семьи, применение лишения свободы лишь в исключительных случаях. Новые законы 1953 [265] и 1990 годов не сменили общую направленность ювенальной юстиции, которая имеет «сильную социально-под- держивающую ориентацию» [266], которая была заложена законами 1922 и 1923 годов (соответственно Законом о благополучии несовершеннолетних и Законом о ювенальных судах). Уже тогда законодательство в отношении несовершеннолетних предусматривало особенности ювенального судопроизводства: закрытость слушаний с участием несовершеннолетних, учет обстоятельств жизни и особенностей личности подростка и пр. При этом возраст наступления ответственности за уголовное преступление был увеличен с 12 до 14 лет, были приняты поправки, касающиеся применения образовательной коррекции вместо лишения свободы.

Формирование концепции социального государства содействовало постепенному переходу ювенальной юстиции в Германии от государственного патернализма к социальной ответственности; определенным компромиссом между общественными устоями и гуманитарными новшествами, по мнению В. Р. Шмидт, стало смешение процедурной модели на стадии принятия решения (более жесткой) и образовательной (более мягкой) на стадии исполнения решения. Затем в работу с подростками вовлекаются представители полиции и социальные работники территориальных служб: специалисты посещали неблагополучные семьи, задача социального работника состояла в налаживании контакта с семьей и подростком, а полицейского — в осуществлении контроля [267].

Новый Закон о ювенальной юстиции 1990 года закрепил многолетнюю практику применения альтернативных форм наказания (переговоры между потерпевшей стороной и преступником, возмещение ущерба, сочетание различных коррекционных процедур). Важно отметить, что лишь судья или прокурор наделялись полномочиями по принятию решения о мерах пресечения в отношении подростков и молодых людей [268]. Минимальный срок лишения свободы составляет полгода, максимальный — 5 лет, а для подростков 14—17 лет и молодых людей моложе 21 лет, совершивших тяжкое преступление, — 10 лет.

Если правонарушение совершено подростком 14—17 лет, следует такая процедура: проводится полицейское расследование, материалы поступают к прокурору, который либо выносит обвинительное заключение, либо закрывает дело без специальных условий или с предписанием, например, надзора школы или родителей. В случае обвинения происходит уведомление помощника прокурора, специального социального работника, который приступает к составлению подробного досье для судьи и отчет об имеющихся материалах. В редких случаях может последовать предварительное заключение под стражу. Но часто применяется так называемая «практика выведения», когда действия прокурора направлены на выведение дел из системы уголовного правосудия [269].

Из реабилитационных практик можно упомянуть обращение к психосоциальной поддержке подростка, посредничество в рамках восстановительного правосудия, надзор социального работника, воспитательные меры в образовательных учреждениях, специальные тренинги и семинары, некоторые виды общественно-полезной деятельности, к которой привлекается правонарушитель. Судья также может назначить штраф, краткосрочное задержание, некоторые виды общественных работ (в ходе рассмотрения дела социальный работник обладает правом совещательного голоса). Причем, как подчеркивают специалисты, альтернативные виды наказания рассматриваются не в качестве смягчения наказания, а для оптимизации системы уголовного правосудия. Более того, если во многих европейских странах службы пробации работают как органы контроля за условно осужденными и освободившимися, то в Германии офицеры пробации остаются социальными работниками, решающими задачу обеспечения доступа правонарушителей к социальным правам 26. В целом же, хотя судебные процедуры и практика их применения в отношении несовершеннолетних приближаются к процедурам общего уголовного правосудия, ювенальная юстиция сохраняет свой реабилитационный потенциал.

Италия.

В этой стране ювенальная юстиция не была, как в Германии или Нидерландах, ориентирована на идею гуманизации правосудия в отношении несовершеннолетних. Исследователи отмечают преобладание карательной парадигмы и уголовного наказания несовершеннолетних правонарушителей, прослеживающейся в 1934—1956 годы, сменившуюся затем на преобладание вплоть до начала 80-х годов XX века административных мер воздействия в целях социальной реабилитации детей 27. Потом ювенальная юстиция вновь претерпела ряд изменений: на современном этапе ее развития произошла переакцентировка работы с молодежью группы риска, которая переместилась из «сферы судебных социальных служб в область социальной защиты и работы с семьей» 28.

Система ювенальной юстиции ныне опирается на новый Уголовный кодекс Италии 1988 года. В эту систему включены ювенальные суды, прокуратура, судебные социальные службы, пенитенциарные учреждения. В соответствии с законом процедура рассмотрения дел в системе ювенальных судов главным образом нацелена на ограничение соприкосновения несовершеннолетних с общей системой правосудия, в связи с чем помимо ювенальных судов действуют ювенальная полиция, ювенальная прокуратура, юридическая служба по делам несовершеннолетних, которые могут даже располагаться в одном здании. Они отвечают за гражданские, административные и уголовные дела с участием несовершеннолетних. Приемные центры для краткосрочного заключения (не более 4-х дней) и ювенальные тюрьмы находятся в ведении Министерства юстиции.

Ювенальные суды (всего их в Италии 29, как и остальных органов, образующих систему ювенальной юстиции) состоят из профессиональных судей и судебных заседателей, отбираемых каждые три года из числа специалистов по работе с детьми. Минимальный возраст, с которого лицо может нести уголовную ответственность, — 14 лет, поэтому ювенальные суды рассматривают уголовные дела подростков 14—18 лет при условии, если суд признал, что оступившийся осознавал свой поступок. Гражданские дела в основном решают вопросы изъятия подростка моложе 18 лет из семьи и направления его в приемную семью или интернат. Административные дела связаны с социальной дезадаптацией подростка, что влечет принятие решения о направлении его под надзор социальных реабилитационных служб, в коррекционное учреждение и пр.

Судебное расследование проводится по инициативе ювенального прокурора, а суд в ходе разбирательства вправе назначить 4 меры воздействия, три из которых — альтернативные лишению свободы. Упомянутые меры воздействия таковы: 1) признание правонарушения несовершеннолетнего незначительным по тяжести (от уголовной ответственности подросток освобождается, но воспитательные мероприятия с ним проводятся), 2) судебное прощение (правонарушение признается более серьезным, чем в первом случае, и потому воспитательная работа более основательное, но наказание не назначается, поскольку есть основания полагать, что рецидива не будет), 3) досудебная пробация, введенная в 1988 году (именуется досудебной, поскольку считается, что приговора, предусматривающего уголовное наказание, суд пока не вынес), 4) лишение свободы, если невозможно применить предыдущие меры. В Италии досудебная пробация означает приостановку разбира- [270] [271] [272] тельства на определенный срок, в течение которого (обычно 8 месяцев) правонарушитель обязан посещать реабилитационные и образовательные программы, в том числе организуемые церковью [273], что фактически равноценно, как считают некоторые исследователи, условному наказанию [274]. И здесь значительную работу проводят местные отделы социального обслуживания, которые взаимодействуют с прикрепленными к судам службам по делам несовершеннолетних.

Япония.

Ювенальные суды, как уже упоминалось в главе 4, появились в Японии еще в 1923 году. Современная ювенальная юстиция в данной стране опирается на законодательство, принятое после второй мировой войны. Конечно, в развитии ювенальной юстиции любого государства тесно переплетаются общие тенденции, формируемые мировым опытом, и национальные особенности. Но Япония примечательна тем, что действенность общемировых тенденций, в данном случае в ювенальной юстиции, в этой стране невозможно списать лишь на общность культуры и исторических судеб (существующих, например, у европейских, а также у европейских и американских государств), позволяющих заимствовать друг у друга социальные и правовые институты. Итак, остановимся на основных чертах ювенальной юстиции в Японии.

Юридические основы ювенальной юстиции в Японии зафиксированы, прежде всего, в Законе о благосостоянии детей (1947 год) и Законе о несовершеннолетних (1948 год) с последующими изменениями и дополнениями. Предусматривается функционирование специализированных семейных судов.

Первоначально возраст, с которого, по общему правилу, подросток мог нести уголовную ответственность, был установлен в 16 лет. И все же законодательство устанавливало приоритет мер воспитательного воздействия перед уголовными наказаниями для лиц в возрасте от 16 до 20 лет. Для правонарушителей, достигших 14 лет, предусматривались такие меры воспитательного воздействия, как защитный надзор, направление в исправительно-воспитательные учреждения, но в исключительных случаях за совершение особо тяжких преступлений возможно было и назначение уголовных наказаний. В 2007 году в Закон о несовершеннолетних были внесены поправки, ужесточающие отношение к подросткам-делинквентам: установлены более суровые виды наказания для совершивших тяжкие преступления, возраст наступления уголовной ответственности в исключительных случаях за особо тяжкие преступления понижен до 12 лет, в случае рецидива направление правонарушителя в исправительное учреждение, а не в специальное учебное заведение, как было ранее, полиции предоставлено право проведения обысков и изъятия вещественных улик при расследовании уголовных дел, в которых замешаны дети моложе 14 лет.

При этом базовые подходы к преодолению преступности несовершеннолетних сохраняются. Так, в Законе о несовершеннолетних говорится, что определенная поверхностность правосознания, возрастные особенности психики, неоконченная социализация несовершеннолетних предопределяют специфику ответственности за правонарушения. При применении мер воспитательного характера или при назначении наказания судом в обязательном порядке исследуется прошлое несовершеннолетнего делинквента, его личность и окружение, обстоятельства его деяния.

В уголовном законодательстве Японии находит отражение разрабатываемая правовой доктриной данной страны концепция «возрастной невменяемости». Считается, что уголовную ответственность может нести только то лицо, которое способно отличить добро от зла. А если лицо не способно отличить добро от зла, то оно не должно нести уголовной ответственности, если же указанная способность понижена, то должна быть ограничена и уголовная ответственность. А раз лицо не может нести уголовной ответственности, то оно и не наказуемо. Следовательно, в отношении такого лица не имеет силы норма, содержащая уголовную санкцию (можно даже добавить, что такая норма не имеет смысла). Именно этим объясняется в отношении несовершеннолетних отсутствие уголовной ответственности до определенного возраста, приоритет воспитательных мер перед уголовным наказанием, широкое применение условного осуждения, если предусмотрено наказание в виде лишения свободы.

К профилактике правонарушений и к содействию ресоциализации оступившихся в Японии широко привлекаются семьи, волонтеры, разнообразные общественные объединения. Они действуют самостоятельно или оказывают помощь сотрудникам службы пробации и различных социальных служб.

Польша.

Основные моменты истории ювенальной юстиции в Польше были показаны в главе 4. О современном состоянии дел в данной сфере можно говорить примерно с середины 90-х годов XX века, хотя многое в современной системе ювенальной юстиции Польши можно понять с учетом исторического опыта. Реформа ювенальной юстиции, начавшаяся в данной стране с 1995 года, привела к тому, что Закон о несовершеннолетних (1995 год) изменил порядок применения такой меры наказания, как лишение свободы (в частности, если раньше к подростку до 17 лет тюремное заключение применялось только после использования исправительных мер, то теперь стало возможным с самого начала приговорить к тюремному заключению). Кроме того, Уголовный кодекс 1997 года снизил возраст, с которого наступает уголовная ответственность за преступление, с 16 до 15 лет, несколько расширил круг преступлений, за которые к подросткам стало применяться тюремное заключение. В то же время сократились сроки лишения свободы: к несовершеннолетним стало можно применить не более двух третей максимального срока, который предписывался для наказания совершеннолетних преступников. Вместо пожизненного срока к несовершеннолетнему можно было применить срок лишения свободы до 25 лет.

В сентябре 2000 года в польский парламент были представлены последующие поправки к закону о несовершеннолетних, что было провозглашено стремлением приблизить национальное законодательство к международным стандартам и соотнести этот закон с другими правовыми нормами, закрепленными в Уголовном кодексе и Конституции (в частности, в области усиления защиты прав жертв и обеспечения законности всех процедур судопроизводства в отношении несовершеннолетних). В результате, в закон была добавлена поправка, предписывающая семейным судьям и судам, по просьбе или по обоюдному соглашению между пострадавшей и провинившейся сторонами, направлять дело третьей компетентной стороне для проведения переговоров. Также были усилены процедуры по обеспечению прав подростков, помещенных в исправительные учреждения. Поправки 2000 года имели целью ужесточить меры пресечения и наказания для тех несовершеннолетних, которые совершили особо тяжкие преступления (убийство, нанесение тяжких физических повреждений, грабеж, взятие в заложники). Подросток мог быть помещен в исправительное учреждение при наличии подозрений в совершении преступления.

Общие установки польского ювенального правосудия, как отмечают эксперты, остаются неясными: с одной стороны, снижение возраста наступления уголовной ответственности до 13 лет при сохранении жесткой схемы помещения большинства подростков в закрытые исправительные учреждения, с другой, — семейный судья, который рассматривает дело подростка, должен руководствоваться в первую очередь обстоятельствами совершения проступка и условиями жизни подростка при вынесении решения. Еще одной чертой ювенальной юстиции становятся весьма ограниченные возможности полиции и прокуратуры при принятии решений относительно подростка; полиция обязана незамедлительно информировать семейного судью о каждом вновь открытом случае в связи с правонарушением подростка. Расследование может производиться только по решению суда. Однако на практике полиция не во всех случаях информирует семейного судью, может представить материалы уже после проведения предварительного расследования. Прокуратура привлекается к рассмотрению дел, связанных с несовершеннолетними преступниками только в том случае, если преступление подростка так или иначе связано с преступлением взрослых. Прокурор принимает решение о том, в какой суд передать дело на рассмотрение — семейный или уголовный. Также прокурор рассматривает и те дела, которые связаны с длительными сроками лишения свободы, когда подросток 13—17-летнего возраста на свободу должен будет выйти, в случае вынесения судом соответствующего приговора, после достижения им 18 лет.

Реабилитация встроена в процесс судопроизводства, суд может применить предусмотренные законодательством меры воздействия для того, чтобы повлиять на изменение окружения ребенка (например, назначить опекуна), либо вообще изъять ребенка из неблагоприятной среды. Последний вариант может применяться только в случае подозрения на совершение довольно тяжкого преступления по достижении ребенком возраста 13 лет, причем если есть все основания полагать, что домашние условия составляют фактор риска рецидива, а помещение в исправительное учреждение — фактор реабилитации. Опека и специальное образование как варианты помощи определены Гражданским кодексом довольно-таки неформально с точки зрения процедуры. Направление в исправительное учреждение как возможный вариант судебного решения находится в ведении коллегиального суда (семейный судья и два юриста-ассистента). В случае рассмотрения дела о тяжком преступлении прокурор обязан посещать закрытые слушания.

С 90-х годов количество дел, рассматриваемых семейными судьями, растет. Имеется широкий круг мер помощи: выговор; особый надзор за ребенком со стороны родителей, опекунов, молодежных организаций, работников пробации и социальных служб; выполнение особых условий, например, возмещение ущерба, извинения перед пострадавшей стороной, контролируемое посещение учебного заведения и присутствие на рабочем месте; участие в тренингах и терапевтических группах; запрет на посещение определенных мест и др. Поворот к тому, чтобы реже применять меры, связанные с улучшением окружения подростка, произошел примерно в 1990-е годы. И только с 2001 года можно говорить о том, что «мягкая» реабилитационная стратегия вытесняет «жесткую». За последние годы заметно выросла роль служб пробации (чаще суд приписывает этим службам осуществлять надзор за подростками); сохраняется тенденция реже помещать подростка в закрытые учреждения; часто применяются различные процедуры ограничения свободы подростка. Такая динамика, по мнению аналитиков, свидетельствует о стремлении оптимизации функционирования системы ювенальной юстиции в Польше.

Важная роль в системе ювенальной юстиции Польши принадлежит службе кураторов. Их статус установлен Законом 1986 года о кураторах по семейным и уголовным делам. Всего насчитывается около 3600 кураторов, из них примерно 1600 — в семейных судах (в каждом семейном суде от 1 до 4 кураторов). Кураторы являются штатными сотрудниками суда и выполняют поручения судей по конкретным делам. Так, по поручению судьи куратор составляет отчет о личности подростка и ситуации в семье. В отчете содержится не только результаты его исследования, но и рекомендации о помощи семье и/или мерах воспитательного воздействия. Как правило, судьи следуют рекомендациям кураторов. Судья может поручить куратору контроль за поведением подростка на этапе следствия до суда. На кураторов возложена обязанность контролировать поведение несовершеннолетнего на этапе исполнения решения суда с периодическим представлением отчетов судье. Куратор посещает семью подростка, учебное заведение, организацию, в которой подросток трудится (если уже работает), может вызывать ребенка для бесед и в суд, если сочтет это полезным для дела. Куратор ведет переговоры с родственниками и иными заинтересованными лицами для совместного поиска путей решения проблем. На одного куратора обычно приходится порядка 15 дел, которые он ведет самостоятельно, а также 30—35 дел, при ведении которых он опирается на помощь волонтеров, и, кроме того, примерно 50 дел, требующих периодического контроля за положением детей, содержащихся в центрах для лечения психических заболеваний и в исправительных учреждениях. На должность куратора принимают лицо старше 24 лет, имеющее высшее педагогическое, юридическое, психологическое образование или высшее образование по специальности социальной работы. Кандидат на указанную должность проходит специальную подготовку, после чего год работает в суде на должности практиканта. После этого кандидат сдает экзамен, состоящий из теоретической части (право, педагогика, социальное воспитание), практических вопросов по делам, которые он вел в качестве практиканта и написания отчета по конкретному делу.

Казахстан.

История отправления правосудия в отношении несовершеннолетних в Казахстане и в России во многом совпадает, поскольку на протяжении длительного времени они входили в состав единого государства. Однако нынешнее состояние дел в сфере ювенальной юстиции в Казахстане и России существенно различаются.

С 2001 года проводится работа по инициированию пилотного проекта «Ювенальная юстиция в Казахстане». В 2003 году в рамках данного пилотного проекта в городе Алматы (Ауэзовский район) и Алматинской области (Карасайский район) в порядке эксперимента были образованы специализированные учреждения по сопровождению несовершеннолетних в процессе судопроизводства. Такой эксперимент стал возможным благодаря тому, что статья 3 Конституционного закона РК «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан» допускает создание специализированных судов по делам несовершеннолетних. В рамках указанного эксперимента постарались увязать в единую систему взаимодействия судей, специализирующихся на делах несовершеннолетних, с соответствующими подразделениями прокуратуры, полиции, с адвокатами, с представителями социальных и учебно-воспитательных служб, работающих с подростками. В качестве основной цели эксперимента рассматривалось создание механизма правосудия, который позволит не допустить дальнейшей криминализации личности оступившегося подростка, будет содействовать социальной реабилитации ребенка-делинквента, противодействуя отчуждению его от общества. Упомянутый пилотный проект финансировался как за счет бюджетных средств, так и за счет поступлений из неправительственных источников. Данный пилотный проект способствовал появлению специализированных социальных психологов нВ стороне защиты несовершеннолетних. В сентябре 2006 года, в том числе и принимая во внимание опыт реализации проекта «Ювенальная юстиция в Казахстане», Алматинская городская коллегия адвокатов приняла решение создать специализированную ювенальную юридическую консультацию.

На основе полученных весьма положительных результатов пилотного проекта и с учетом также выявленных недоработок и слабых мест было решено продолжить внедрение ювенальной юстиции в Казахстане. И 23 августа 2007 года был издан Указ Президента Республики Казахстан о создании в городах Астане и Алматы специализированных межрайонных судов по делам несовершеннолетних, в чью юрисдикцию передаются уголовные дела, дела об административных правонарушениях несовершеннолетних и в отношении несовершеннолетних и гражданские дела, затрагивающие их интересы. Это — весьма важный шаг в направлении внедрения ювенальной юстиции в Казахстане.

Следующий шаг состоял во внесении изменений и дополнений в процессуальное законодательство. Летом 2008 года вступил в силу Закон Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам специализированных межрайонных судов по делам несовершеннолетних». Этим Законом вносились изменения и дополнения Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан 1997 года, в Гражданский процессуальный кодекс Республики Казахстан 1999 года и в Кодекс Республики Казахстан об административных правонарушениях 2001 года. Обновленным уголовно-процессуальным законодательством Казахстана (статья 290—1 УПК) установлена подсудность межрайонных судов по делам несовершеннолетних, к которой отнесены дела о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, за исключением дел, отнесенных к подсудности областных и приравненных к ним судов; изнасилование заведомо несовершеннолетней либо потерпевшей, заведомо не достигшей 14-летнего возраста (пункт «д» части 2 и пункт «в» части 3 статьи 120 УК РК); насильственные действия сексуального характера в отношении заведомо несовершеннолетнего лица, либо в отношении лица, заведомо для виновного не достигшего 14-летнего возраста (пункт «д» части 2 и пункт «в» части 3 статьи 121 УК РК); половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 16-летнего возраста (статья 122 УК РК); развращение малолетних (статья 124 УК РК); вовлечение несовершеннолетнего в преступную деятельность (статья 131 УК РК); вовлечение несовершеннолетнего в антиобщественную деятельность (статья 132 УК РК); торговля несовершеннолетними (статья 133 УК РК); подмена ребенка (статья 134 УК РК); разглашение тайны усыновления (удочерения) (статья 135 УК РК); злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей (часть 1 статьи 136 УК РК); неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего (статья 137 УК РК); ненадлежащее исполнение обязанностей по обеспечению безопасности жизни и здоровья детей (статья 138 УК РК); злоупотребление правами опекуна или попечителя (статья 139 УК РК). При этом уголовные дела в отношении лиц (в том числе и военнослужащих), совершивших преступления в соучастии с несовершеннолетними, при невозможности выделения их в отдельное производства подсудны специализированным межрайонным судам по делам несовершеннолетних, за исключением дел, отнесенных к подсудности областного и приравненного к нему суда (части 3 и 4 статьи 295 УПК РК). Тем самым приоритет отдан интересам детей: если уж невозможно дела несовершеннолетних рассматривать отдельно от дел взрослых соучастников, то все дела поступают в специализированный суд, где лучше понимают особенности подросткового девиантного поведения, а не в суд для взрослых, где в указанных особенностях могут и не разобраться должным образом.

Согласно части 1—3 статьи 30 Гражданского процессуального кодекса РК, «специализированные межрайонные суды по делам несовершеннолетних рассматривают гражданские дела по спорам об определении места жительства ребенка; о лишении (ограничении) и восстановлении родительских прав; об усыновлении (удочерении) ребенка; по спорам, возникающим из опеки и попечительства (патроната) над несовершеннолетним в соответствии с брачно-семейным законодательством Республики Казахстан».

Довольно обширный перечень правонарушений самих несовершеннолетних, а также в отношении несовершеннолетних отнесен к подсудности специализированных межрайонных судов по делам несовершеннолетних обновленным Кодексом РК об административных правонарушениях.

19 августа 2008 года был подписан Указ Президента Республики Казахстан «О Концепции развития системы ювенальной юстиции в Республике Казахстан на 2009—2011 годы» (проект данной Концепции был одобрен Постановлением Правительства Республики Казахстан 27 июля 2008 года и представлен Президенту Республики). В данной Концепции вкратце проанализированы международные стандарты в сфере ювенальной юстиции, зарубежное законодательство, ситуацию с детской и подростковой преступностью в Казахстане, результаты предыдущих экспериментов и шагов по внедрению ювенальной юстиции в Республике. Концепция предусматривает вслед за введением специализированных межрайонных судов по делам несовершеннолетних в городах Астане и Алматы распространение таких судов по всей территории Казахстана. В Концепции также предполагается проработать «вопрос возможности создания в органах прокуратуры специализированных подразделений по организации надзора за применением законодательства о несовершеннолетних. Говорится также об укреплении специализированных (ювенальных) подразделений полиции. В настоящее время в Казахстане в полиции действуют подразделения по делам несовершеннолетних; центры временной изоляции, адаптации и реабилитации несовершеннолетних; оперативные уполномоченные криминальной полиции по делам несовершеннолетних; специальные следователи, закрепленные для расследования уголовных дел о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, инспекторы полиции по делам несовершеннолетних, закрепленные за организациями образования (данные инспекторы введены недавно). Концепция поддерживает идею распространения специализированных юридических ювенальных консультаций в рамках адвокатуры. Также в Концепции предлагается ввести должность специалисты-инспектора по делам несовершеннолетних, в чью компетенцию входило бы исполнение общественных и исправительных работ, контроль за поведением условно осужденных подростков (в том числе несовершеннолетних беременных), а также женщин, имеющих малолетних детей, которым судом отсрочено отбывания наказания, осуществление надзора за несовершеннолетними, осужденными к ограничению свободы по месту их проживания. Кроме того, Концепция нацелена на усиление работы уже существующих подразделений местных исполнительных органов, занимающихся проблемами детей и молодежи и защитой их прав. В Концепции уделено внимание социальному сопровождению несовершеннолетних, которое в разных ситуациях должно осуществляться разными службами (в том числе социальными работниками ювенальных судов). Таким образом, в соответствии с рассматриваемой Концепцией планируется комплексное поэтапное введение и развитие ювенальной юстиции в Казахстане.

Ювенальная юстиция рассматривается как составная часть правовой политики Казахстана. Так, в утвержденной Указом Президента РК от 24 августа 2009 года Концепции правовой политики Республики Казахстан с 2010 до 2020 года [275] в разделе «3.2. Судебная система» сказано: «Основным вектором ее развития является специализация судов и судей, в том числе развитие ювенальных судов.... При этом ювенальные суды должны стать центральным звеном создаваемой в стране системы ювенальной юстиции». Таким образом, совершенно справедливо ювенальные суды рассматриваются центральным, но отнюдь не единственным звеном ювенальной юстиции, и система ювенальной юстиции отнюдь не замыкается исключительно на специализированных судах. В предыдущей Концепции правовой политики Казахстана, которая была утверждена Указом Президента РК от 20 сентября 2002 года, предусматривалось создание ювенальных судов. Что и было реализовано.

<< | >>
Источник: Автономов А.С.. Ювенальная юстиция. Учебное пособие. М.: Российский благотворительный фонд «Нет алкоголизму и наркомании» (НАН),2009. — 186 с.. 2009

Еще по теме § 1. Модели ювенальной юстиции за рубежом:

  1. § 5. Российская ювенальная юстиция
  2. СОДЕРЖАНИЕ
  3. § 1. Краткая история ювенальной юстиции за рубежом
  4. § 1. Модели ювенальной юстиции за рубежом
  5. § 1. Исторические аспекты становления и развития ювенальной юстиции в России и за рубежом
  6. 1. Ребёнок как субъект ювенальной юриспруденции. Демографическая ситуация в России. Концепция ювенальной юриспруденции
  7. 1. Современное состояние ювенальной юриспруденции и ювенальной юстиции в России. Основные направлениясовершенствования профилактики правонарушений несовершеннолетних
  8. 3.4. Движение к ювенальной юстиции: первые практические шаги
  9. Библиографический список
  10. Приложение 3. Проект № 38948-3
  11. Современное правовое образование в контексте формирования новой системы образования
  12. Общественные гарантии обеспечения личной безопасности несовершеннолетних лиц
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -