<<
>>

§ 5.1. Использование результатов идентификационной судебно-баллистический экспертизы в процессе раскрытия и расследования преступлений

Последнее десятилетие прошлого века в нашей стране ознаменовалось устойчивым ростом преступности, причем по всем направлениям. Благодаря эффективным действиям правоохранительных органов и улучшению экономической обстановки в стране к началу XXI века ситуацию удалось стабилизировать и переломить.

На протяжении последних десяти лет отмечается снижение общего числа преступлений, в том числе совершенных с применением огнестрельного оружия и в сфере его незаконного оборота (рис. 52 и 53).

Рис. 52. Количество зарегистрированных преступлений, совершенных с применением огнестрельного оружия, взрывчатых материалов и взрывных

устройств в 2003-2014 гг.

Рис. 53. Количество зарегистрированных преступлений, связанных с незаконным оборотом огнестрельного оружия в 2008-2014 гг.

Ежегодно экспертно-криминалистическими подразделениями органов внутренних дел выполняется около 45 тыс. судебно-баллистических исследований и около 35 тыс. экспертиз (рис. 54). На относительно высоком уровне находится эффективность баллистических экспертиз и исследований: способствуют раскрытию и расследованию преступлений порядка 80 % от числа выполненных, однако выводы только 26% идентификационных судебно-баллистических экспертиз способствуют раскрытию преступлений, а именно установлению причастности оружия к событию преступления (рис. 55).

Рис. 54. Количество баллистических экспертиз и исследований, выполненных

ЭКП ОВД в 2003-2014 гг.

Рис. 55. Количество баллистических экспертиз и исследований, способствовавших установлению причастности лиц к совершению

преступлений в 2008-2014 гг.

Несмотря на определенные успехи в борьбе с преступностью, число преступлений, совершаемых с применением оружия, а также связанных с его незаконным оборотом, остается достаточно большим. Наибольшую опасность из них представляют убийства, совершаемые с использованием огнестрельного оружия. Борьба с преступлениями этой категории требует привлечения для участия в оперативно-розыскных мероприятиях и следственных действиях высококвалифицированных специалистов, а также значительных материальных средств.

В сложившейся обстановке одной из важных и доступных форм реализации научно-технического потенциала в процессе предупреждения, раскрытия и расследования преступлений, совершаемых с применением огнестрельного оружия, является судебно-баллистическая экспертиза, которая, используя достижения науки и техники, обеспечивает создание объективной доказательственной базы по расследуемым уголовным делам.

В процессе раскрытия и расследования преступлений, совершенных с использованием огнестрельного оружия, первостепенное значение уделяется заключению эксперта, связанного с идентификацией оружия по выстреленным снарядам (пуле, картечи, дроби) и стреляным гильзам.

В связи с этим актуален вопрос о заключении эксперта как доказательства и его значении для установления фактов, необходимых для всестороннего и полного изучения обстоятельств уголовного дела, относящихся к предмету доказывания.

В соответствии со статьей 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию:

1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);

2) виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы;

3) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;

4) характер и размер вреда, причиненного преступлением;

5) обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния;

6) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание;

7) обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания.

Подлежат выявлению также обстоятельства, способствовавшие совершению преступления.

Все перечисленные обстоятельства составляют главный факт. Каждое из них обычно выражается не в одном конкретном факте, а в некоторой их совокупности. Поэтому при расследовании преступлений приходится устанавливать большое число различных фактов. С другой стороны, отсутствие главного факта делает бесцельным доказывание всех других1.

В процессе доказывания используются любые факты, служащие установлению истины по делу. В свое время М.С. Строгович высказывал мнение, «что как обстоятельства, перечисленные в статье 68 УПК РСФСР, так и обстоятельства, посредством которых они доказываются, входят в предмет доказывания. При этом обстоятельства, названные в статье 68 УПК РСФСР,

образуют главный факт, а обстоятельства, указывающие на него, признаются доказательственными фактами»[262]. Все сказанное вполне можно

экстраполировать на обстоятельства, перечисленные в статье 73 УПК РФ. Существует и другая точка зрения, в соответствии с которой доказательственные факты не следует включать в предмет доказывания, так как они выполняют лишь посредствующую роль, в связи с чем их целесообразно называть побочными или вспомогательными[263].

В.П. Божьев выделяет промежуточные факты, с помощью которых устанавливаются обстоятельства подлежащие доказыванию (например, высказанная угроза убийством по делу об убийстве) и вспомогательные факты - обстоятельства, установление которых необходимо для правильной оценки доказательств (характер взаимоотношений свидетеля с обвиняемым и потерпевшим, наличие у свидетеля физических или психических недостатков

и т.п.) . На наш взгляд, именно его позиция является наиболее логичной и соответствующей целям доказывания.

Факты, устанавливаемые при производстве судебно-баллистической экспертизы в одних случаях могут относиться к предмету доказывания, в других они имеют лишь промежуточный характер, способствуя установлению обстоятельств, входящих в предмет доказывания.

Например, вывод эксперта о том, что представленный на исследование пистолет является нарезным огнестрельным оружием по делу о незаконном ношении, хранении, изготовлении или сбыте огнестрельного оружия (ст. 222 УК РФ) относится к обстоятельствам, входящим в предмет доказывания. Выводы идентификационного исследования огнестрельного оружия по выстреленной пуле или стреляной гильзе в одних случаях могут быть доказательством, содержащим факты, относящиеся к предмету доказывания, в других - промежуточным фактом, посредством которых могут быть доказаны другие

обстоятельства, не относящиеся к предмету доказывания. Например, с использованием массива пуль и гильз служебного оружия ЭКЦ МВД России, может быть установлен конкретный экземпляр оружия, ранее похищенный и впоследствии использованный при совершении преступления, то есть установлено орудие преступления, а это является обстоятельством, относящимся к предмету доказывания.

Из многообразия фактов следует вывод о том, что факты, подлежащие доказыванию по статье 73 УПК РФ, и факты, посредством которых это достигается, следует разграничивать.

С понятием обстоятельств, отражающих объективную действительность, закон связывает понятие доказательства. Назначение доказательств определяется необходимостью познать все фактические обстоятельства совершенного преступления.

Согласно статье 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном УПК, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Эти сведения устанавливаются показаниями подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, эксперта, заключением эксперта, вещественными доказательствами, протоколами следственных и судебных действий и иными документами. Все это является источниками, в которых отражаются промежуточные факты, необходимые для установления фактов, непосредственно относящихся к предмету доказывания по уголовному делу.

Очевидно, что посредствующая роль промежуточных фактов не одинакова. Различие в функциях, которые они выполняют, позволяет делить доказательства на прямые и косвенные. Прямое доказательство сразу приводит к искомому факту и не является промежуточным этапом. Например, вывод экспертизы о том, что пуля, извлеченная из тела потерпевшего, была выстрелена из представленного на исследование пистолета, прямо указывает на пистолет как на орудие преступления. Но данный факт не является прямым доказательством причастности лица, владевшего пистолетом к совершенному преступлению, поскольку оружие могло быть приобретено им при обстоятельствах, не связанных с преступлением. Другой пример: гильза, обнаруженная на месте преступления при отсутствии пули, причинившей смерть, не может прямо указывать на использование оружия при совершении убийства, так как может оказаться на месте происшествия случайно или быть умышленно подброшенной преступником. Поэтому необходимо предпринять поиск дополнительных фактов, позволяющих подтвердить или исключить выдвигаемую версию.

Таким образом, косвенные доказательства не свидетельствуют о характере искомого факта. Причины и условия их возникновения могут быть объяснены различным образом: владелец пистолета мог быть участником преступления, а мог и не быть - выброшенный преступником после совершения преступления пистолет он мог подобрать.

Основное назначение судебно-баллистической идентификационной экспертизы - это решение вопроса о том, не выстрелена ли пуля, извлеченная из тела потерпевшего или обнаруженная на месте происшествия гильза из оружия, имеющегося в распоряжении следствия, то есть выяснение того, являлось ли оно орудием преступления. Ответ на этот вопрос позволяет установить связь оружия с расследуемым событием преступления. При этих же условиях связь лица, владевшего оружием, с совершенным преступлением остается предположительной, в то время как заключение эксперта, успешно осуществившего идентификацию оружия, является доказательством не предполагаемого, а действительного существования этой связи.

И это свидетельствует о необходимости поиска фактов, связывающих оружие с субъектом преступления[264].

Из этого следует, что в соответствии со статьей 74 УПК РФ, заключение эксперта, идентифицировавшего оружие по выстреленной пуле, является доказательством, которое, с одной стороны, прямо указывает на то, что оружие является орудием преступления, то есть обстоятельством, относящимся к предмету доказывания (п.1 ст. 73 УПК РФ), а с другой - косвенно указывает на причастность лица, владевшего этим оружием к расследуемому преступлению.

Заключение идентификационной экспертизы оружия по стреляным гильзам также может указывать на оружие как на орудие преступления и соответственно являться доказательством, хотя связь оружия с событием преступления следует подтверждать другими фактами.

При заключительной оценке всех обстоятельств уголовного дела на предварительном следствии и при постановлении приговора (ст. 299 УПК РФ) отраженные в выводах эксперта фактические данные, также как факты, установленные из других источников, имеют одинаковое доказательственное значение. Это следует из статьи 88 УПК РФ, где определяется, что каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела. Смысл этого положения в том, что заключение эксперта как вид доказательства не обуславливает его большей достоверности по сравнению с любым другим видом - показаниями свидетеля, подозреваемого, потерпевшего и т.д. То, что выводы эксперта основаны на исследовании, проведенном с применением специальных

методик, приборов и оборудования, совсем не исключает возможности и необходимости их оценки следователем и судом в полном объеме, чтобы установить допустимо ли заключение эксперта, обосновано ли оно, достоверны ли установленные экспертом факты1.

Расследование преступлений, совершенных с применением огнестрельного оружия, в том числе и убийств, начинается с изучения объективной стороны преступления - его последствий (смерти человека, в результате огнестрельных повреждений, или реальной возможности ее наступления). На основе фактов, установленных при осмотре места происшествия, трупа или освидетельствования потерпевшего, а также при изучении обнаруженных вещественных доказательств, создается возможность сделать достаточно обоснованный вывод о том, что последствия происшедших событий связаны с действием огнестрельного оружия.

Даже вполне очевидный вывод, вытекающий из результатов осмотра, должен быть обоснован соответствующими доказательствами, предусмотренными законом. По этой причине следователь на основании статьи 196 УПК РФ назначает сначала судебно-медицинскую экспертизу, а затем судебно-баллистическую. Подобная последовательность должна соблюдаться и в тех случаях, когда потерпевший получил слепые огнестрельные повреждения, так как только после извлечения пуль из тела потерпевшего может быть назначена судебно-баллистическая экспертиза. В некоторых случаях судебно-баллистическая экспертиза может быть назначена одновременно с судебно-медицинской.

Судебно-медицинская экспертиза решает вопросы, связанные с характером повреждений и причиной смерти, судебно-баллистическая - о виде патронов, частями которых являлись пули или гильзы, о виде и модели огнестрельного оружия, из которого они были выстрелены и др.

Проведение указанных экспертиз следует отнести к весьма важным и необходимым процессуальным действиям. Выводы эксперта важны, поскольку содержащаяся в них информация указывает на способ совершения преступления, то есть на обстоятельство, подлежащее доказыванию. Кроме этого, в заключении судебно-баллистической экспертизы содержатся сведения о виде, модели, конструкции оружия и боеприпасов, использовавшихся для совершения преступления. Эти данные являются исходными доказательствами, имея которые следователь может перейти к построению версий об источнике приобретения оружия и круге лиц, у которых следует искать оружие установленного вида. Следует отметить, что сведения, используемые для поиска виновных, приобретают особое значение в случаях, когда следствию не ясны действительные цели и мотивы преступления.

Выводы эксперта, содержащие фактические сведения о боеприпасах, виде и модели оружия, применявшихся для совершения преступления, могут служить логической основой для построения версий об источнике получения боеприпасов и оружия, а так же о круге лиц, их имеющих. Построение версий в этих направлениях придает следствию целенаправленный характер и создает основу для планирования расследования. В следственной и экспертной практике нередки случаи, когда сведения об оружии и боеприпасах, использованных для совершения преступления, помогли построить версию об источнике их приобретения, в процессе ее проверки собрать новые доказательства и установить виновных в совершении преступления.

В ходе расследования оружие, с использованием которого было совершено преступление, может быть обнаружено и идентифицировано. Определение конкретного экземпляра оружия важно не только потому, что это уточняет обстоятельства объективной стороны преступления, но и потому, что решение этого вопроса преследует одну из основных целей расследования - установление лица, совершившего преступление, хотя выводы эксперта, идентифицировавшего конкретный экземпляр оружия по пулям или гильзам, прямо не указывают на это лицо.

При расследовании тяжких и особо тяжких преступлений, совершенных с применением огнестрельного оружия, установление виновных осуществляется посредством доказательств (как правило, показаний свидетелей), прямо уличающих определенное лицо в совершении преступления, и косвенных доказательств, одним из которых является факт обнаружения оружия той же модели, что и примененное на месте происшествия. При этом установление виновных посредством прямых доказательств имеет бесспорное преимущество перед их установлением с помощью косвенных. В первом случае, показания свидетелей устанавливают прямую, ничем не обусловленную связь между действием конкретного лица и наступившими преступными последствиями, во втором, вначале необходимо установить, явилось ли обнаруженное оружие орудием преступления, и только потом выяснить отношение лица, у которого оно было изъято, к совершенному преступлению.

В обоих случаях для решения вопроса о том, не была ли пуля, извлеченная из тела пострадавшего, или обнаруженная на месте происшествия гильза выстрелены из оружия, изъятого у подозреваемого, назначается идентификационная судебно-баллистическая экспертиза. Отрицательный или положительный вывод эксперта подразумевает отсутствие или наличия тождества и для рассматриваемых ситуаций имеет различное значение. Так, если объект преступления установлен прямыми показаниями свидетелей, то заключение эксперта о наличии тождества между оружием и пулями (гильзами) усиливает их значение. Отсутствие тождества может вызвать необходимость проверки показаний свидетелей, в результате которой может быть принято решение о назначении дополнительной или повторной экспертизы (ст. 207 УПК РФ).

В случае, если оружие обнаруживают у подозреваемого лица, экспертное заключение о том, что пуля, извлеченная из тела пострадавшего, была выстрелена из изъятого оружия, прямо свидетельствует о том, что именно это оружие является орудием престепления, опосредствуя тем самым обязательное существование фактов, объективно связывающих это оружие с субъектом преступления.

Мнение о том, что заключение эксперта в этом случае является прямым доказательством можно логически обосновать. Так, если доказываемый тезис - пуля, извлеченная из тела пострадавшего, выстрелена из обнаруженного оружия, вытекает из доказательства (выводы эксперта) или доказываемый тезис тождествен содержанию самого сообщения, то такое сообщение (вывод эксперта) будет прямым доказательством данного тезиса.

Источниками фактов, связывающих орудие преступления с субъектом, могут быть свидетели преступления, заключения трасологической, дактилоскопической экспертиз или экспертизы запаховых следов человека, установивших по следам обуви, рук или запаховым следам факт пребывания определенного лица на месте происшествия и т.д.

Заключение эксперта о тождестве подводит следствие к поискам и установлению фактов, которые прямо или косвенно связывали бы обнаруженное оружие с субъектом преступления. Установить эти факты - значит восполнить недостающее доказательственное звено между последствиями преступных действий, с одной стороны, и субъектом преступления - с другой.

Из вывода об отсутствии тождества следует, что оружие не является орудием преступления, а следовательно, не находится в связи с расследуемым событием.

Для решения вопроса о дальнейшем использовании заключения эксперта, содержащего выводы о наличии или отсутствии тождества, дознаватель, следователь, судья должны оценить его как доказательство. Без этого действия невозможно определить направление дальнейшего расследования.

Оценка заключения эксперта - многоплановый процесс: заключение должно быть оценено в процессуальном отношении с позиций достоверности и доказательственной силы. Оценить заключение в процессуальном отношении - значит проверить, соблюдены ли при проведении экспертизы процессуальные условия, установленные законом, как самим экспертом, так и следователем, лицом, производящим дознание, назначившим экспертизу. Нарушение этих условий поставит под сомнение правильность экспертных выводов.

Для проверки достоверности заключения необходима осведомленность лица, назначившего экспертизу, о возможностях данного вида экспертизы. Только в этом случае можно выяснить, насколько полно и качественно исследованы представленные объекты, насколько компетентен эксперт в решении поставленных вопросов, и располагает ли он необходимым оборудованием и техническими средствами.

В основе вывода эксперта о наличии или отсутствии тождества лежат принципы криминалистической идентификации. В этой связи следователь, оценивая достоверность экспертного заключения, должен выяснить следующие положения:

- руководствовался ли эксперт при формулировании выводов принципами криминалистической идентификации и какими фактическими данными, установленными в ходе исследования, это подтверждается?

- придерживался ли эксперт рекомендуемой (научно-обоснованной, апробированной и внедренной) методики исследования?

- учтены ли условия хранения и эксплуатации оружия, предшествовавшие исследованию?

- достаточен ли в качественном и количественном отношении комплекс совпадающих признаков для вывода о тождестве?

- существенны ли различия признаков и чем это объективно объясняется?

В случае положительного ответа на эти вопросы следователю необходимо

оценить доказательственную силу заключения, то есть определить связь между фактами, указанными в выводах эксперта, и другими доказательствами по делу, их отношение к предмету доказывания, а также возможность установленной экспертом информации служить средством поиска других доказательств.

Раннее уже отмечалось, что с помощью заключения эксперта, содержащего данные о наличии или отсутствии тождества, определяется относимость обнаруженного оружия к расследуемому делу. На основе этого делается заключение о существовании или отсутствии фактов, связывающих оружие с субъектом преступления и другими обстоятельствами события преступления. Поэтому в ходе предварительного расследования заключение эксперта может служить средством:

- поиска прямых и косвенных доказательств и проверки их достоверности;

- проверки показаний подозреваемого, его признания, а также показаний потерпевшего, свидетелей и других данных, относящихся к предмету доказывания;

- воссоздания полной картины расследуемого преступления, так как единственное прямое доказательство, являясь основанием для выводов об обстоятельствах события преступления, не всегда отражает фактическую картину деяния.

<< | >>
Источник: Кокин Андрей Васильевич. КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ НАРЕЗНОГО ОГНЕСТРЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ ПО СЛЕДАМ НА ПУЛЯХ. 2015

Еще по теме § 5.1. Использование результатов идентификационной судебно-баллистический экспертизы в процессе раскрытия и расследования преступлений:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -