ГЛАВА XIX ЗОЛОТАЯ ВАЛЮТА


Девятнадцатое столетие принесло с собою наиболее замечательное и глубочайшее из всех изменений валюты — почти всеобщее принятие золотой валюты. Это изменение происходило постепенно. Можно сказать, что начало ему положено английским монетным законом 1816 г.
Эти актом было дано законнее признание тому, что фактически существовало уже в течение долгого времени. С 1717 и до 1785 г. серебро практически не чеканилось, так как оно было недооценено в чеканном виде сравнительно с золотом.
Когда цена гинеи была зафиксирована в 21 шиллинг, то отношение ценности золота к ценности серебра установилось на уровне 15,21:1. Рыночное отношение в это время приближалось к 14,5 :1, и оно устанавливалось во Франции, ибо в восемнадцатом веке население и богатств* Франции было относительно более крупным в сравнении с остальной Европой. Вследствие этого, пока французское денежное обращение было действительно биметаллическим, с общим преобладанием серебра, британское денежное обращение, как и испанское и португальское, где отношение ценности золота к ценности серебра было более высоким, оставалось почти исключительно ЗОЛОТЫМ.
После семилетяей войны устойчивость этой системы начала испытывать некоторые угрозы вследствие изношенного состояния золотых монет. В 1695 г. денежная единица стала обесцененной вследствие того, что серебряные монеты были ниже законного веса; теперь стирание золотых монет производило то же самое действие. Казалось вероятным, что во втором случае, как и в первом, реальной причиной было развитие кредитных удобств, которое делало деньги относительно изобильными и прогоняло лучшие монеты за границу. Уже с 1750 г. начинается быстрый рост провинциальных банков. К 1774 г. зло становится достаточно серьезным, и необходимо было его устранить. При лорде Ливернуле, бывшем тогда управляющим монетным двором, вся золотая монета была перечеканена за общественный счет, а законом 1774 г. было постановлено регулярно перечеканивать легкое золото. Серебряные монеты, даже более изношенные, чем золотые, так как они чеканились большею частью в 1696—99 гг., были оставлены в неприкосновенности. Серебро однако было низведено со своего положения поминального равенства с золотом в качестве неограниченного законного платежного средства. Оно оставалось неограниченным законным платежным средством по весу, но по счету оно признавалось законным платежным средством только до 25 фунтов стерлингов. Так как в обращении не было серебра, которое не было бы значительно ниже законного веса, то постановление о платеже по весу оставалось мертвой буквой. Однако этот закон 1774 г. был издан только на определенный период времени, и хотя он дважды возобновлялся, все же был отменен в 1783 году.
В 1785 г. произошло новое событие, которое не было достаточно оцеиено в то время. При \'Министре Каление произошли изменения во французской чеканке. Из марки[69] золота стали чеканить 32 луидора вместо 30. Это повысило отношение между золотом и серебром с 14,1 до 15,5, и с этого момента стало невыгодным приносить серебро для чеканки. Можно опросить, почему золото, пока существовавшие серебряные монеты не быв изъяты из обращения, не стеклось немедленно на французский монетный двор со всех стран? Объяснением этому является существование в то время пошлин за чеканку, составлявших около 2%, а также то, что допускался столь значительный «ремедиум» пробы (и регулярно использовался)х, что монеты, которые должны были бы иметь пробу ”/12, обычно имели ТОЛЬКО 7ю. Торговец слиткаіми, который продал бы марку чистого золота по цене своего монетного двора за золотые монеты и обменял золотые монеты на серебряные, получил бы не 15% марок чистого серебра, а только 15.
Но четырьмя годами позднее пришла революция, а с революцией пришв ассигнаты. К 1794 г. большая часть французского запаса золота и серебра утекла за границу, и много, несомненно, было расплавлено. Недооцененное серебро наверное должно было итти первым и должно быв наводнять серебряный рынок и повышать относительную ценность золота. В Гамбурге рыночное отношение с 15:1 в 1793 г. поднялось до 15,37:1 в 1794 г.,—высший уровень за шестьдесят лет, — и до 15.55:1 в 1795 г., что дает наивысший уровень, который до тех пор был только известен. И этот рост был постоянным. В 1793—95 гг. цена серебра в Лондоне упала ниже чеканной цены в 62 пенса за унцию. С неблагоприятным движением курсов в 1795—96 гг. и золото и серебро лоднявсь выше чеканной цены, но после кризиса 1797 г. серебро опять упало, и в январе 1798 г. было ниже 60 пенсов за унцию. Создалась опасность, что серебро может начать вытеснять золото как стандард ценности, и скоро был издан закон, абсолютно прекращающий чеканку серебра я возобновляющий ограничение его законной платежной силы, которое было в действии с 1774 по 1783 год.
Действие этого закона 1798 года предполагалось временным, и была назначена исследовательская комиссия, с лордом Ливерпулем в качестве одного из ее членов, для обсуждения будущей системы чеканки. Но так как закон о банковской рестрикции был продлен и страна осталась при бумажноденежном обращении, то казалось излишним обсуждать вопрос ¦о чеканке, и исследование было приостановлено. Лорд Ливерпуль счел удобным запечатлеть рекомендуемые им собственные меры в своем знаменитом письме к Кингу, который признавался одним из крупнейших авторитетов по вопросам британской чеканки. В этом письме, написан- ном в 1805 г., почти на смертном ложе, он указывает, что золотая валюта практически уже утвердилась, и, разрабатывая мысль, высказанную Адамом Смитом [70], он защищает законное признание этого положения вещей путем превращения серебра в законное платежное средство только для мелких сумм и путем установления крупной пошлины за чеканку серебра. Пошлина за чеканку серебра препятствовала бы населению приносять серебро на монетный двор для перечеканки и сделала бы невозможным употребление серебра в качестве стандарда ценности.
Спустя несколько лет, когда лорд Ливерпуль был уже мертв, а его сын был премьер-министром, в виду приближения возобновления Банком платежей звонкой монетой опять была созвана исследовательская комиссия, которая выпустила отчет, «рекомендующий золотую валюту,— т. е. свободную чеканку золота, которое единственно должно стать неограниченным законным платежным средством, — и чеканку серебра., подлежащую пошлине, для снабжения \'разменными деньгами с ограниченной законной платежной силой. Серебро должно было покупаться по старой цене монетного двора в 62 шиллинга за тройский фунт «(что равно 62 пенсам за унцию), а пошлина за чеканку должна была быть равна 4 шиллингам, так что из фунта должно было чеканиться 66 шиллингов, из коих 4 шиллинга удерживалось монетным двором. Закон 1816 года осуществил все эти предложения. Он установил свободную чеканку золота по существовавшей тоща цене монетного двора, которая была равна 3 фунтам 17 шиллингам 10Vamp; пенсам за унцию[71]. Он отменил запрещение чеканки серебра, которое было в силе с 1798 г., и уполномочил управляющего монетным двором чеканить все серебро, приносимое на монетный двор, из нового расчета 66 шиллингов из фунта. Этот закон постановлял также, что со дня, указанного королевским указом, «будет «и может быть законным для всякого лица» приносить серебро для перечеканки, и «лицу, принесшему и сдавшему серебро, будет выдана та же сумма в серебряной монете... но расчету 62 шиллинга... за каждый тройский фунт стаидардной пробы и веса».
Тогда ’ это постановление принуждало монетный двор покупать серебро по 62 шиллинга за фунт и платить за пего серебряной монетой. В это время рынок руководился отношением золота к «серебру, как 15Уг : 1, которое было утверждено во Франции «Баллоном и пережило революцию, империю и реставрацию. При этом соотношении серебро- стойло 60 шиллингов 10 пенсов за фунт, и если бы в Англии была предложена более высокая цена, то все серебро из Франции могло бы быть увлечено через Ламати. Правда, серебро в монете обладало бы ограниченной законной платежной силой, но цена в 62 шиллинга за фунт не могла бы — пока изобилие серебра не стало бы столь значительным — довести серебряную монету до учета. Короче говоря, схема, рекомендованная комиссией, и закон 1816 г., как основанный на ней, былн бездейственными. Лорд Ливерпуль предвидел эти опасности, хотя он никоим образом не оценивал их важности, и он задним числом указал способ помощи. Простой сбор пошлины за чеканку не был достаточным при всяких обстоятельствах, чтобы ограничить чеканку серебра; чеканка серебра должна быть предоставлена в абсолютное распоряжение короны, и никакого права не может быть предоставлено частным лицам иметь отчеканенное серебро по любой установленной цене. По счастью, загон 1816 г. очень легко мог быть приспособлен к этому. Никогда не было издано никакого указа, устанавливающего день, после которого население могло бы настаивать на продаже серебра мопетному двору по 62 шиллинга за фунт[72]. Следовательно, право осуществить это оставалось номинальным, пока закон не был отменен и заменен монетным уставом 1870 г., который ничего не говорит относительно цены, по которой должно покупаться серебро.
Система в равной степени могла бы находиться под угрозой краха, если бы рыночная цена серебра поднялась выше 66 шиллингов за фунт (66 пенсов за унцию), так как в этом случае было бы выгодно расплавлять или экспортировать серебряные монеты. Но французская биметаллическая система была защитой против этой случайности. Ибо, поскольку Франция имела серебро для экспорта и была обязана покупать золото по соотношению 15% : 1, мировая цена серебра не могла повыситься до 66 пенсов за унцию, каковая цена соответствует отношению 14% : 1[73].
Поразительным доказательством испорченного состояния старой серебряной монеты является то, что значительное количество ее (около 2%млн. фунтов стерлингов), оставшееся в обращении в 1816 г., пережило банковскую рестрикцию, не будучи экспортировано, вопреки премии, которая достигала одно время почти 40% превышения над чеканной ценой в 62 пенса.
С 1717 г. британской золотой монетой была гинея в 21 шиллинг, которая отличалась от фунта стерлингов — единицы счета. Изданием монетного устава 1816 г. был совершен возврат к 20-шмлинговым золотым монетам (ценность, которая первоначально была предназначена гинее), и старое название «соверен», которое принадлежало монетам Тюдоров соответствующей ценности *, было восстановлено.
Таким образом было завершено установление золотой валюты в Англии, и так погибла чеканная цена серебра, зафиксированная в последние годы королевы Елизаветы и столь ревностно защищаемая Локком.
Во даже тогда золотая «валюта не была проведена так же хорошо практически, как юридически. Банковская рестрикция все еще оставалась в силе, и, хотя премия на золото временами почти пропадала, от мер, предпринятых к возобновлению платежей звонкой монетой, отступив в 1818 г. Премия на золото вновь появилась. За этим последовав парламентские комиссии 1819 года и закон Пиля, устанавливающий постепенное возобновление платежей звонкой монетой. Хотя не было никакого спора против резолюций, заключающих в себе принципы пилевского закона, но небольшой кружок инфляционистов нашел своего выразителя в вце лорда Фолькстона, который, подобно Лаундесу в 1695 г., требовал понижения стандарда. Он утверждал, что восстановление чеканной цены в 3 фунта 17 шиллингов 10% пенсов за унцию вызвало бы напрасные затруднения, и настаивал, что должна быть принята новая чеканная цена, приблизительно в 4 фунта 0 шиллингов 6 пенсов за унцию, соответствующая бывшей в то время рыночной цене золота. Пиль, следуя но стопам Локка, откровенно заявил, что отход от давно существующего законного стандарда «был предложением, которое не могло бы быть рассматриваемо иначе, как обман государственных кредиторов». Действительно, быв бы низким средством отказываться от столетнего стандарда ради такой ничтожной премии па золото,—премии, которая, как это случилось, была сглажена рынком несколькими месяцами прежде, чем какие-либо постановления закона 1819 года вступив в действие.
Следующей страной, принявшей золотую валюту, быв Соединенные штаты. Как и в случае с Ангвей, Соединенные штаты перешв от серебра к золоту не путем определенного акта политики, по благодаря случайной переоценке золота. Далее, как и в случае с Ангвей, история денежного обращения Соединенных штатов в течение переходного периода характеризовалась бумажными деньгами. Американцы были почти первым народом, употреблявшим бумажные деньги. Некоторые из колоний пускались на это еще до того, как Джон Ло осуществил принудительные деньги в своей «системе», и к 1763 г., к концу длительного конфликта между Ангвей и Францией за верховенство па Северо-американсжоаг континенте, злоупотребление банкнотами, обладавшими законной платежной силой, было так велико, что имперский парламент актом отеческого законодательства, в духе старой колониальной системы, запретил дальнейшие эмиссии. В это время единицей ценности в Америке практически было серебро, в форме главным образом испанского доллара. Громаднейшая часть мирового предложения серебра шла из рудников
Испанской Америки. Оно чеканилось на многочисленных местных монетных дворах, так как было удобно превращать драгоценные металлы в монету известного веса и пробы в первой же стадии после добычи, для того, чтобы даже в случае покупки, как товара, количество и ценность серебра могли быть легко и верно вычислены.
Снабжение благородными металлами естественно шло в Северную Америку прямо из производящих стран — Мексики или Перу, и так как золото было переоценено в Испании и Португалии сравнительно с серебром (соотношение в обеих странах было 16 :1), то серебро шло скорее, чем золото, и серебряный испанский доллар занял место мерила ценности и орудия обмена к 1775 г., когда разразилась «война за независимость. Мятежные «колонии были плохо снабжены, чтобы выдержать напряжение «военных финансов. Не было надлежащего механизма обложения, и такая, приводящая в отчаяние, причина не могла внушить доверия заимодавцам по крайней мере до битвы «при Саратоге. Колония прибегли к бумажным деньгам, с которыми они были уже знакомы. В качестве единого коллектива колонии были представлены собранием делегатов, названным Континентальным конгрессом, и этим собранием были утверждены выпуски бумажных денег в общей сумме до 200 млн. долл., соперничающих с плохой «славой французских ассигнатов, под наименованием «континентальные деньги». Обесценение началось в 1777 г. К 1780 г. бумажный доллар упал до у40 своей ценности в серебре. В этом же году эта система пришла к концу. Успехи американцев привлекли помощь и военную и финансовую со стороны Франции, Испании и Голландии. Конгресс использовал развитие своего кредита для выпуска пятилетних бон, приносящих 5%, причем подлиска на эти боны принималась в обесцененных бумажных деньгах, которые сохранили не более [74]/20 своей ценности и уничтожались при получении в уплату за боны. Крупная часть бумажных денег все еще оставалась неразменной, но «о 1781 г. они совершенно перестали употребляться в качестве средств платежа. Почти совершенно утратив ценность, большая часть их даже не заслуживала заботы о сохранении, и когда в 1790 г. оставшаяся в обращении доля стала приниматься в подписку на государственную ренту — из расчета 1/ю0 их ш)минальной ценности,’ то только 6 млн. долларов из 78 млн.. считавшихся существующими, были предъявлены. Вероятно, остаток в 72 млн. долларов был уничтожен, как не имеющий ценности1. Время от времени Конгресс выпускал внутренние займы, подписка на которые принималась в бумажных деньгах. Уплатить тысячу долларов серебром человеку, который подписался на тысячу долларов бумажными деньгами, когда эта сумма была эквивалентна только 25 долларам серебром, было бы настолько же нелепым, как было бы бесчестным уплатить тысячу долларов этими обесцененными бумажными деньгами кредитору, ссудившему тысячу долларов серебром. Обязательство в отношении последующих займов признавалось соответственно скале, измеряющей действительное обесценение бумажных денет на рынке к моменту выпуска каждого займа.
Законодательство отдельных штатов применяло ту же систему скалы обесценения к частным долгам и денежным контрактам, заключаемым в период обесценения, создавая таким образом прецедент для французского законодательства после крушения ассигнатов [75].
Таким образом новое общество пережило период развала своих бумажных денег и вернулось к доллару Испанской Америки. Когда дело дошло до национальной чеканки, она была основана на новом серебряном долларе, почти точно эквивалентном старому. Золото также должно было чеканиться по соотношению 15 :1, но так как ценность золота в Европе именно в это время повышалась и Франция перешла в соотношению 15%: 1, оно оказалось недооцененным и не могло циркулировать в Америке.
В 1834 г., когда денежное обращение после ©ведения новой чеканки состояло исключительно из серебра, было решено повысить соотношение между ЗОЛОТОМ И \'Серебром для того, чтобы привлечь золото. Очевидно, не имелось в виду совершенно вытолкнуть серебро, но в действительности принятое испанское соотношение 16 :1 было настолько же слишком высоко, как старое \'соотношение слишком низко. В результате золото твердо заняло место серебра, а серебро было низведено на подчиненное положение так же, как это было в Англии в XVIII веке. К 1853 г. потеря серебра стала вызывать неудобства, и были отчеканены вспомогательные серебряные монеты меньшей пробы, по образцу английской системы.
Период с 1848 по 1871 гг. был периодом борьбы и переворотов в Европе и Америке. Революция и войны оставили после себя обычное наследство в виде бумажных денег с принудительным курсом. 1871 год нашел Германию империей, Францию—республикой, Италию—объединенной, Соединенные штаты—освобожденными от раздоров и рабства, Австрию и Венгрию—объединенными в дуалистическую монархию. Франция, Италия, Австро-Венгрия, Россия и Соединенные штаты—все были вынуждены в силу крайности войны прибегать к выпускам неразменных бумажных денег. Во Франции банкноты Французского банка, хотя и неразменные, не были существенно обесценены. Во всех других поименованных странах бумажные деньги обращались с учетом. Англия имела золотую валюту, Франция и члены Латинского союза имели биметаллизм, основанный на соотношении 15% : 1 (хотя, несомненно, оба металла были изгнаны из Италии обесцененными бумажными деньгами), а Германия, Голландия, Скандинавия и практически вся Азия и большая часть Южной Америки имели серебряную валюту.
В период после золотых открытий, около 1850 г., в Калифорнии и
Австралии, Франция и ее биметаллические союзники но Латинскому союзу постоянно всасывали золото и экспортировали серебро, и в 1865 г., как было уже упомянуто[76], явилось необходимым установить чеканку вспомогательных серебряных монет ниже ставдардной «пробы. Казалось, что Франция станет скоро такой же золотой страной, как Англия и Соединенные штаты, и правительство вновь образованной Германской империи опасалось, что сохранение серебряной валюты поставит ее население в невыгодное положение в торговле и международных финансах. Было решено поэтому ввести монометаллическую золотую валюту в Германии. Уплата французской контрибуции «создала в Германии временно преимущества страны-кредитора, и представился удобный случай купить крупные количества золота на мировых рынках.
Вначале изменение валюты не оказало заметного «влияния на ценность германской денежной единицы. Между новой золотой и «старой серебряной монетой было принято то же соотношение 15% •\' 1, ‘которое преобладало во Франции, и до 1873 г. рыночное соотношение не отличалось «существенно от этого. Но в 1872 г. Норвегия, Швеция и Дания последовали примеру Германии и приняли золотую валюту, осуществленную Окандипавокой «конвенцией (18 декабря 1872 г.). 21 «мая 1873 г. Голландия приостановила свободную чеканку серебра. К этому времени возросший спрос на «золото начал влиять на «его цену в серебряном выражении. В 1873 г. соотношение приблизилось к 16:1, в 1874 г. оно превысило эту цифру. Биметаллические страны внезапно ограничили и в конце-концов совершенно прекратили «свободную чеканку серебра из-за опасения скоро лишиться своего золота и остаться с серебряной валютой. За этим последовало все увеличивающееся расхождение нового соотношения со старыми циф«рами 15^ : 1. Различные «страны, которые переходили от серебряной или биметаллической «валюты «к золотой, большею частью оставляли свои старые серебряные монеты в обращении как неограниченное законное платежное средство, хотя, за исключением субсидиарных монет, они не выпускали нового «серебра. «Пятифранковик н трехмарковик стали «монетами, внутренняя ценность которых была ниже и вскоре «много ниже их номинальной ценности. «Было очевидно, что эта очень значительная перемена валюты будет «действовать беспрерывно. Более того, в противоположность средневековому понижению веса монет, на этот раз был переход от низшей к высшей единице ценности. Когда разница в ценности сделалась ощутимой, произошли все последствия повышения ценности валюты: падение цен, депрессия торговли, низкие прибыли, безработица.
«Но «вопросы теории, вытекающие из переменк валюты, едва ли возникают в отношении «стран, которые «заменяли золотом серебро на металлической базе. Чтобы вскрыть вопросы, которые «смущали разум правительств, мы должны обратиться к странам, которые в 1871 г.
пользовались неразменными бумажными деньгами и которые встали лицом к лицу с проблемой возобновления платежей звонкой монетой.
Соединенные штаты выпустили неразменные банкноты (те называемые «гринбеви») в течение гражданской войны в сумме, приближающейся к разрешенному максимуму в 450 млн. долларов. В последний год войны эти бумажные деньги обесценились более чем на 50%\'. Заключение мира быстро повысило их ценность, но даже когда мир стал совершившимся фактом, скидка с номинальной ценности бумажных денег все еще составляла около 30%. Первой -мерой, предпринятой к исправлению этого обесценения, было снижение количества бумажных денег в обращении. Оно было снижено до 356 ме. долларов к февралю 1868 г., когда политическая оппозиция привела к концу эту политику сокращения. Тогда были применены различные способы, с целью сделать возможным возобновление платежей звонкой монетой, по ни один из них, за- исключением постепенного накопления золотого запаса, не был введен в действие. И пока количество бумажных денег в обращении не было понижено, даже накопление золота имело бы небольшую пользу. Чтобы довести бумажные деньги до паритета, золото должно быть использовано для размена того количества их, которое является излишним, т. е. для снижения суммы, находящейся в обращении. Следствием было то, что практически ни одного положительного шага не было сделано для облегчения восстановленная платежей звонкой монетой. Результат на первый вгляд казался удивительным. В первые месяцы мира золотая ценность 100 бумажных долларов составляла около 70 долларов. Средние величины за 1866, 1867 и 1868 годы «составляв соответственно 71, 72,4 и 71,6. Сокращение обращения за три года с 433,7 млн. долларов до 356 милионов, очевидно, не оказало видимого действия. Но в следующем 1869 г. улучшение сделалось ощутимым, и к концу года золотая ценность 100 бумажных долларов повысилась до 82,3, а средняя за 1870 г. была равна 87, а за 1871 г.—89,5. За этим «последовал другой период застоя, и средняя не повышалась значительно выше 90 до конца 1876 г., с какого времени бумажные деньги быстро поднялись до паритета, и платежи звонкой монетой быв действительно возобновлены с 1 января 1879 года.
Каково же объяснение этого? Почему «гринбеки» упорно оставались обесцененными, когда эмиссия была сокращена, и сделав два очевидно капризных скачка вверх (разделенные периодом реакции), когда никаких мер не предпринималось к их поддержке? Ответ на это должен находиться в «изменениях, которым подвергалась ценность золота вследствие -движений кредита в Евройе. «Гринбек» испытал весьма значительное развитие в 1866 г., достигнув 76,6 в мае и 78,6 в апреле, когда в мае в Лондоне разразился крупный кризис, вызванный банкротством фирмы Overend and Gurney. Веяние кризиса была едва заметно в мае, и «гринбек» все еще оставался в этом месяце на уровне 75,9, но упал до 67,2 в июне и до 66 в июле. Этот факт иллюстрирует влияние внешнего кризиса на курсы. Ценность золота в Лондоне в товарном выражении резко возросла, а ценность бумажных денег в Нью-Йорке в золотом выражении соответственно упала. За этим последовал период торговой депрессии и падения цен в Европе, и сокращение бумажноденежного обращения в Америке достигло только того, что удерживало «гринбек» приблизительно в постоянном соотношении с золотом. В 1869 и еще больше в 1870 г. началось оживление в Европе. Оно скорее стимулировалось, чем задерживалось Франко-германской войной, так как выпуски бумажных денег во Франции освободили значительные количества золота и серебра для экспорта. 1871—1873 гг. показали необычайно сильную экспансию торговли.
Как почти всегда случается, эта торговая экспансия была отмечена крупными движениями капитала, и капитал притекал особенно в Соединенные штаты, которые были тогда крутейшей из новых стран. За четыре года—с 1869 по 1872 гг.—железные дороги Соединенных штатов возросли не менее, чем на 25 тыс. миль. Со времени гражданской войны обороты внешней торговли показывали превышение импорта над экспортом, которое, ввпду тяжелых ежегодных обязательств страны по уплате процентов на капитал, ранее полученный от Старого Света, вынуждало к тому, что должны были импортироваться очень крупные суммы\'нового капитала. Это превышение импорта составило за четырехлетие с 1869 по 1872 гг.—458 млн. долларов, или в среднем 114,5 млн. долларов в год, тогда как после этого периода превышение экспорта стало почти неизменным правилом. Здесь мы имеем пример потока инвестиций от старых стран к новым, увеличивающегося в объеме с оживлением торговли, и вытекающей отсюда благоприятной тенденции вексельных курсов в новых странах. Повышение золотой ценности бумажного доллара с 74 в Конце 1868 г. до 82,3 к концу 1869 и до 90,3 к концу 1870 г. было обязано соединенному действию оживления кредита, которое понизило ценность золота в Европе, и прилива нового капитала в Соединенные штаты. С конца 1870 г. до кризиса 1873 г. ценность «гривбека» доела, но мало. Она достигала 91,5 в конце 1871 г., немного упала в 1872 г. и была не выше 85 в мае 1873 г. Объяснение заключается в том, что за кредитной экспансией в Европе последовала кредитная экспансия в Соединенных штатах, и действительная ценность «гринбеков» падала так же быстро, как н ценность золота.
Более того, хотя импорт капитала имеет тенденцию делать курсы благоприятными, но эта тенденция прекращается с превращением импорта. Приток европейского капитала мог быть достаточным для повышения ценности «гринбека» до 90 в 1870 г.; чтобы удержать эту ценность на уровне 90, прилив капитала должен был продолжаться не ослабевая; чтобы поднять ее выше 90, прилив должен существенно увеличиваться. В 1871 и 1872 гг., если импорт капитала сколько-нибудь увеличивался, то действие этого было компенсировано возрастающей инфляцией в самих Соединенных штатах, и ценность «гринбека» начала падать.
В 1873 г. проявились новые обстоятельства. В 1870 и 1871 гг. кредитная экспансия в Европе стимулировалась высвобождением золота во Франции. 1872 и 1873 гг. она начала задерживаться поглощением золота Германией. Германский закон о золотой валюте был издан в 1871 г., а чеканка золотой монеты началась в 1872 г. В 1872 г. было отчеканено 421% млн. марок, а в 1873 г. — 594 млн. марок. Извлечение около 50 млн. фунтов стерлингов золота из других стран неизбежно положило начало сокращения кредита. Даже в ноябре 1872 г. банковская учетная ставка в Лондоне повышалась временно до 7%. В начале 1873 г. Герма- • кия перестала покупать золото (крупная чеканка в этом году была произведена преимущественно из золота уже купленного). Однако зло уже успело пустить корни. Первый опасный симптом появился в Австро-Венгрии. Австро-Венгрия вышла в 1867 г. из злополучного периода в двенадцать лет, отмеченного жестокой гражданской войной и двумя неудачными внешними войнами. Итальянский и Венгерский вопросы получив наконец разрешение, и создалась перспектива спокойного экономического развития. Там создавеь заманчивые благоприятные обстоятельства для германских юпекувнтов -как-раз в то время, когда германский кредит ненормально стимулировался контрибуционными платежами. С точки зрения строительства железных дорог Австро-Венгрия была почти новой страной. В 1870 г. вся длина ее железных дорог составляла всего 5 875 миль. В 1873 г. она выросла до 11 060 мне. 5 185 миль было добавлено в течение трех лет. Подобно Соединенным штатам, Австро-Венгрия нормально экспортировала больше товаров, чем импортировала. Однако за пятилетие 1870 —1874 гг. имело место совокупное превышение импорта на 619 млн. флорнов, ие около 60 млн. фунтов стерлингов. В самой Германии спекуляция была задержана, и сокращение кредита имело место меньший эффект, чем можно быв бы ожидать, в Берлине, по наступил острый кризис в Вене. Веяние внешнего кризиса обнаружилось в падении «грин- бека» до 85 в апреле 1873 -г. После этого сокращение кредита действовало на самые Соединенные штаты. Падение ценностей (индекс Зауербека, измеряющий цепы в Англий, упал со 111 в 1873 г. до 102 в 1874 г.), соединенное с быстрым ослаблением потока капитала, который направлялся из Европы в Америку, привело к жестокому кризису в сентябре и октябре 1873 г. Произошли многочисленные банкротства и общая приостановка платежей, даже в бумажных деньгах, банками. Банкноты, обладавшие законной платежной сивй, временно получив премию над акцептованными чеками от % до 3%. В росте «гривбека» с 86,7 в августе до 91,8 в октябре мы имеем пример действия внутреннего кризиса на денежную единицу. Чтобы удовлетворить настоятельные нужды банков в законных платежных средствах, эмиссия «грпнбеков» была увевчена на 26 мв. долларов, т. е. до- 832 миллионов. Частью как результат этой меры, а частью как результат прогрессирующего сокращения кредита и падения золотых цен в Европе, «гринбек», после сохранения в 1874 г. уровня 90, упал опять -в 1875 г. (достигая 85,4 в июне). В 1876 и 1877 гг.

эмиссия «гринбеков» опять была понижена приблизительно до 350 млн. долларов, и естественная экономическая экспансия новой страны постоянно повышала ценность банкнот. В 1877 г. был хороший урожай, еще лучше в 1878 г., и очень крупный экспорт пшеницы помог постоянному \'движению в направлении возобновления платежей звонкой монетой. «Гринбеки» стоили в золоте 89,2 г-1 июня 1876 г., 93,46 — 1 января
  1. г., 94,5—1 июля 1877 г. и 97,2—в ганце 1877 г. В течение
  2. г. они достигли паритета.

История «гринбеков» дает интересную параллель в некоторых отношениях с историей банкнот Английского банка за период 1815—1825 гг. Крайняя трудность восстановления ценности обесцененных денет в одно время и легкость, с которой это могло быть сделано в другое время, объясняются изменениями в ценности золота. Периоды депрессии в 1815 и 1818—1819 гг., к 1866—1868 и 1874—1876 гг. были очень неблагоприятны, периоды экспансии в 1816—1818, 1819—1820 и 1869— 1873 гг. были очень благоприятны для бумажных денег. Рост «гринбеков» за 1877—1879 гг., когда Европа была еще в состоянии депрессии, требует некоторого объяснения. Но причины, указанные выше—сокращение кредита, естественный рост торговли в новой стране и исключительно богатые урожаи,—\'Вероятно, лают достаточное объяснение. Два периода—1869—1872 гг. и 1876—1879 гг.—оба были благоприятны для повышения ценности «гринбеков», несмотря на то, что первый был отмечен исключительным \'превышением импорта, а второй—исключительным превышением экспорта. С 1869 по 1872 гг. импорт в среднем «составлял 532 млн. долларов, а экспорт—417 млн. долларов; с 1876 по
  1. гг. импорт в среднем составлял 463 млн. долларов, а экспорт—• 678 млн. долларов. Нет более поразительного примера опасности делать заключения только на основе голого факта «благоприятного» или «неблагоприятного» торгового баланса. Если неблагоприятный баланс обязан притоку иностранного капитала, то он будет гаи ять «благоприятно» на вексельные курсы.

В одном отношении положение Соединенных штатов после гражданской войны разнится от положения Англии после наполеоновских войн. Британский долг был обозначен в стерлингах; обязательства могли быть оплачиваемы в каком бы то ни было средстве платежа, которое могло быть законно признано для уплаты долгов в Англии, будь то золото или бумажные деньги. Долг Соединенных штатов был долг золотой, и—хотя не без борьбы — это скоро было признано бесспорным. Следовательно, никакое изменение монетного\'стандарда не повлияло бы само по себе на добрую честь нации, как должника.
Возврат в платежам звонкой монетой в 1879 г. еще не утвердил окончательно валюты. В течение продолжительного господства неразменных бумажных денег американцы сделали очень опасное открытие, что расширяющееся денежное обращение выгодно для оживленной торговли, высоких прибылей и хороших заработков. Преобладанию инфляционист-
Деньги и кредит              19
ских воззрений было обязано то, что правительственная билетная эмиссия не была \'сокращена и что возобновление платежей звонкой монетой не было совершено, пока естественный рост торговли не поглотил излишних бумажных денег. И даже прежде, чем это фактически произошло, новый вопрос был возбужден инфляциопистской партией. Быстрое вытеснение серебра золотом в Германии в 1872 и 1873 гг. заставило все Европейские страны, где серебро находилось в \'обращении в качестве монометаллической валюты, либо в соединении с золотом, защищаться против потока серебра путем приостанови его свободной ‘чеканки. Эта всеобщая демонетизация серебра совершенно низвергла пользовавшееся признанием в течение многих лет соотношение 15% : 1. Это соотношение быстро (возрастало и в 1878 г. достигло 18:1. Американские ин- фляционисты открыли, что Соединенные штаты почти случайно участвовали в общем дЕиженин.В 1873 г. незаметный закон о Чеканке спокойно выбросил серебряный доллар Из списка валютных монет. Правда, переход—номинально от биметаллизма, а практически от золотой валюты—к законной золотой валюте совершился в Соединенных штатах, точно так ate, как и в Англии, в 1816 г., в то время, когда общее употребление бумажных денег временно делало монетное законодательство имеющим только академический интерес.
В Соединенных штатах инфляционно™, которые стояли за понижающееся мерило ценности, в своих требованиях скоро оказались в союзе с защитпиками интересов серебра, так как производство серебра является само по себе важной отраслью американской промышленности. Серебряный Доллар был восстановлен в его положении неограниченного законного платежного средства, но вместо свободной чеканки серебра по соотношению 16 :1 была установлена ежемесячная ограниченная чеканка серебра. Ежемесячно не больше 4 млн. долларов и не меньше 2 млн. должно было расходоваться на покупку серебра для перечеканки его в доллары. По существовавшей тогда еще цене, серебро, стоимостью в 2 млн. долларов, должно быть перечеканено приблизительно в 2,4 млн. стандартных долларов, и таким образом минимальная сумма установленной чеканки была около 29 млн. долларов в год. Это была очень значительная ежегодная добавка к денежному обращению. Все денежное обращение страны состояло из 350 млн. долларов «гринбеков» и 300 млн. долларов банкнот национальных банков, вместе со скромной суммой золота, которое осталось в обращении (вопреки закону Грешема) ва крайнем Западе. Ежегодная добавка 29 /лн. долларов к этой сумме могла легко создать угрозу золотой валюте. Однако, как оказалось, серебряная монета в течение нескольких лет всасывалась без затруднений. 1879 г. явился поворотным пунктом в торговле. В последней половине этого года наблюдался сильный рост цен, который продолжался п в 1880 г. Кредит \'расширялся, и Соединенные штаты—теперь на золотой базе — участвовали в мировом движении. Импорт иностранного капитала, вновь оживился, и, несмотря на продолжающиеся хорошие

урожая, превышение экспорта начало уменьшаться (хотя даже в наи- выспшЙ момент движения в 1882 г. не было действительного превышения импорта, подобного тому, каким был отмечен перод перед 1873 г.). Тенденция, которая в 1870 г. развивалась за счет увеличения ценности бумажных денег, теперь потребовала крупного увеличения количества металлических денег. Определенная законом серебряная чеканка была совершенно недостаточна, и явилась необходимость в крупном импорте золота, составившем за двухлетие 1879/80 и 1880/81 гг. 175 млн. долларов, хотя несомненно Соединенные штаты были одной из крупных золотонроизводящих стран мира.
В 1882 г., в связи с французским кризисом в январе, в Европе наступила реакция, и поток золота прекратился. Следующие пять лет были передом суровой депрессии. Ередит сокращался, цены падали и безработица была очень сильной. Денежное обращение Соединенных штатов однако было избавлено от крупного напряжения, которого можно было ожидать при этом состоянии дел, путем постоянного сокращения циркуляции банкнот национальных банков. Банкнотная эмиссия национальных банков была обеспечена обязательствами Соединенных штатов. Эти обязательства- подлежали постепенному выкупу за счет излишков доходов, и, пока этот процесс продолжался и цена обязательства росла, прибыли от эмиссии уменьшались, и банкнотная эмиссия постоянно сокращалась. В июле 1883 г. она достигала 356 млн. долларов (изменяясь, но мало в отдельные Годы). За 7 лет, до 1890 г., она уменьшилась до 186 млн. долларв. Общее уменьшение в 170 млн. долларов поровну распространилось на весь период. За то же семилетие чеканка серебряных долларов составила 222 млн., так что чистая прибавка к денежному обращению «за счет этих двух частей Составила очень скромную сумму в 52 !млн. долларов, причем такая же сумма была изъята из обращения путем накопления золотого резерва за счет излишков доходов казначейства. Действительно, за годы депрессии, с 1882 но 1886 гг., количество непокрытых серебряных и бумажных денег фактически уменьшилось, а денежные потребности растущего государства (несмотря на депрессию) требовали сохранения в стране почти всей добычи золота из рудников, поскольку чистый экспорт был ничтожен.
Оживление торговли началось около 1887 г. На этот раз дорогу оживлению показал Новый Свет. Еак и в 1869—1872 и 1879—1882 гг.. опять произошла большая вспышка железнодорожного строительства, но на этот раз она началась в 1886 г., прежде, чем началось торговое оживление в Европе. В 1887 году импорт в Соединенные штаты был практически равен экспорту, а в І888 г. импорт дал превышение на 33 млн. долларов, в 1889 и 1890 гг. опять было небольшое превышение экспорта. Но крупный импорт золота, которым были отмечены 1879-1882 гг., не повторился. Хотя импорт за 1886/87 и 1887/88 гг. достиг 59 млн. долларов, приблизительно такая же сумма была экспортирована в два следующие года. Эта потеря золота была верным признаком, что экспансия

кредита в Соединенных штатах обогнала экспансию во всем мире золотой валюты. Так как Соединенные штаты в широких размерах импортировали капитал, то мы можем заключить, что размеры экспансии были очень значительны.
Первое препятствие мировой экспансии возникло на другом конце Нового Света. Целая оргия спекулятивных инвестиций имела место в Аргентинской республике. И здесь тоже в качестве критерия может быть взят баланс внешней торговли. В течение нескольких лет до 1880 г. наблюдалось умеренное превышение экспорта над импортом. За пятилетие 1881—1885 гг., импорт составлял в среднем 77 аилн. долларов, а экспорт—71 млн. долларов. За пятилетие, 1886—1890 гг., средний импорт возрос до 130 млн. долларов, а средний экспорт—до 96 млн. Ежегодное превышение импорта, достигавшее не менее чем 34 млн. долларов, было ясным доказательством крупного импорта капитала, особенно если принять во внимание крупные обязательства страны по уплате процентов на существующий иностранный капитал, по корабельным фрахтам п т. д. В 1890 г. все здание аргентинских финансов рухнуло вследствие политического разложения и гражданских беспорядков. Катастрофа захватила крупный английский банкирский дом Бр. Беринг, который принял на себя крупные аргентинские эмиссии. В ноябре 1890 г. распространились сведения, что Бр. Беринг близки к прекращению платежей. Если бы все векселя, трассированные на Бр. Беринг, превратились в ничего не стоящую бумагу, то это грозило бы тем, что вся финансовая система Лондонского Сити была бы вовлечена в разорение. Главные лондонские банки согласились с Английским банком гарантировать оплату обязательств Бр. Беринг, и так как ни один банк не принял па себя большего бремени по счету этой гарантии, чей он несомненно мог вынести,[77] то всякая опасность папики была предотвращена. Но очарование торговой экспансии уже прошло. Несмотря на то, что золотой резерв Английского банка никогда не подвергался сколько-нибудь действительному напряжению (предусмотрительный импорт 3 млн. фунтов стерлингов из Французского банка оказался совершенно излишним), было ясно, что совершенно не было места для дальнейшей экспансии, и с этого момента на кредит была наложена тяжелая рука.
Но обуздание кредита не распространилось на Соединенные штаты. 1890 г. дал два мероприятия, которые способствовали продолжению экспансии в этой стране даже после прекращения ее повсюду. Таможенные тарифы были повышены п сделаны более покровительственными, а ежемесячные покупки серебра были увеличены с 2 млн. долларов (или около 2 300 тысяч унций по существовавшей тогда цене серебра) до 4,5 миллионов унций. Увеличенный покровительственный тариф сделал курсы благоприятными. Он задерживал импорт и требовал оплаты пз- лишка экспорта. Там, где существует золотая валюта, золото будет импортироваться до тех пор, шока уровень цен не повысится до такой точки, что будет привлечен достаточный добавочный импорт или товары будут отвлечены от экспорта, чтобы выправить неравенство.
В 1891 г.—год величайшего урожая пшеницы, который когда либо знали Соединенные штаты,—было собрано 612 млн. бушелей против наивысших урожаев в 513 млн. в 1884 г. и 504 млн. в 1882 г. Это совпало с годом недостатка и высоких цен на пшеницу в Европе, и в 1892 г., кончающемся 30 июня, было экспортировало зерна на сумму 299 млн. долларов, против среднего экспорта на 140 ме. долларов за пять предшествующих лет.
Но при всем том, «совпадение кредитной экспансии в Соединенных штатах, искусственно поддерживаемой увеличенными покупками серебра, с сокращением кредита в Европе вызвало растущий огив золота. Экспорт его за 1890/91 г. составил 68 млн. долларов. В 1891/92 г. в результате, быть может, урожая и покровительственного тарифа экспорт/ ©становился, но в следующем 1892/93 г. он был не меньше, чем 87 млн. долларов. Такое положение вещей не могв продолжаться долго. Добавочное предложение золота в Европе служило задержкой сокращения кредита, и товарные цены не обнаружили никакого снижения © 1891 г., так как, хотя цены сырых материалов начали падать, но большинство предметов питания возросло в цене. Но в 1892 г. произошло падение цен на 5% (измеряемое английскими ценами). Есе бы Соединенные «штаты державсь в отдалении и отказались от сокращения кредита, экспорт золота должен был бы делаться все больше, По мере расхождения американских и европейских цен.
Положение достигло высшей точки в июне 1893 г., когда разразился один из жесточайших финансовых кризисов в истории даже американского кредита. Еще в марте там имело место напряжение, и ставка процента на суточные деньги повысилась до 50%. К 29 июня она возросла до 73 %, а к 1 июля — до 140 %[78]. Как это случалось во время других кризисов в Соединенных штатах, национальные банки, обязанные по уставу держать резервы равными определенной доле их депозитов, отказывавсь выплачивать деньги, обладающие законной платежной силой. Им казалось менее опасным нарушить свои обязательства по отношению к вкладчикам, чем переступить это законное требование. Началась общая приостановка платежей по всей стране, за исключением одного Чикаго. Система расчетов между банками продолжала функционировать, и при остром недостатке законных платежных средств некоторые восточные фактории оплачивали своих рабочих чеками. Зло, подлежащее излечению, было двояко. Кредит должен был быть сокращен до европейского уровня; должна была быть прекращена постоянная инфляция законных платежных средств. Сокращение кредита было
осуществлено самим кризисом. Произошло банкротство большого числа банков и жестокое сжатие промышленности и всех отраслей торговли. Экспорт золота был временно приостановлен, и во второй половине 1893 г. было даже импортирование свыше 50 мли. долларов. Закон, требующий покупки серебра, был быстро отменен.
Тем не менее, золотая валюта все еще не была вне опасности. И политически и экономически она находилась под угрозой. Серебряная партия все еще была активна, более активна в действительности, чем когда-либо. Цена серебра в 1890 г. возросла (частью благодаря возросшим покупкам серебра, а частью благодаря общему росту золотых цен) о 42 пелеов до 50 и более пенсов за унцию. В 1892 г. она упала ниже 40 пенсов. Кризис 1893 г. и отмена серебряного закона уронили эту цену до 34 пенсов. В 1894 г. она упала до 28 пенсов. В то же время была сильная депрессия торговли и в Европе и в Америке. Как раз в то время, когда интересы производителей серебра подвергались таким тяжелым потерям, инфдяционисты могли указывать на ужасные последствия сократившегося денежного обращения.
В то же время испытавались величайшие затруднения в поддержании золотой валюты вообще. Покупки серебра были прекращены, не падение золотых цен в Европе продолжалось до 1896 г., и, вопреки влияниям кризиса, сокращение кредита в Соединенных штатах скоро оказалось недостаточным, чтобы итти нога в ногу с этим падением цен. Экспорт золота возобновился, и за ра года —1894 и 1895 — составил не менее 150 млн. долларов. Не существовало никакого центрального контроля над кредитом, и единственным способом, которым могло быть осуществлено более быстрое сокращение кредита, было ограничение предложения законных платежных средств. Правительство продолжало собирать золото путем займов, но золото улетучивалось тотчас же, как только заключался заем, и обращение бумажных денег не уменьшалось. В 1896 г. происходили выборы президента. Демократический канрдат Брайан поддерживал неограниченную свободную чеканку серебра. Цена серебра было тогда 30 пенсов за унцию, и ценность серебряного доллара была немного выше 50 центов. Если бы Брайан одержал победу на выборах и восстановил свободную чеканку серебра, то изменение мерила ценности было бы ужасным, даже оси бы были приняты во внимание соответственные изменения в ценности золота и серебра. Брайан п его партия были решительно разбиты, и золотая валюта была сохранена. Торговля уже оживилась. Огромные запасы золота, приобретенные крупными эмиссионными банками Европы После 1893 г., начали наконец оказывать влияние на новую экспансию кредита и на новое оживление хозяйственной деятельности. В 1896 г. экспорт золота прекратился, и, несмотря на значительно возросшую добычу в американских рудниках, импорт золота за трехлетие, с 1896/97 г. по 1898/99 г. составил не менее, чем 200 млн. долларов. В 1900 г. был утвержден закон, окончательно устанавливающий золотую валюту.
Правильно, что история серебряного вопроса так же, как и история lt; гринбеков», не может быть внолне нонята, если не принять во внимание изменений в международной ценности «золота. Серебряный закон 1878 г. был издан в начале периода торгового оживления, которое облегчало стране поглощение\'месячной квоты серебра без затруднений и требовало в дополнение к этой квоте крупного импорта золота. В течение периода депрессии, последовавшей затем, случайное сокращение банкнотного обращения национальных банков открыло некоторый простор для серебра. И только когда последовательное ухудшение товарной торговли достигло высшей точки в затянувшемся кризисе 1893 г., тоща только реально начало ощущаться давление избыточного серебра. В то самое время, когда потеря золота начала становиться серьезной, условия торговли испытали переворот.. В 1896 г. мировые цены начали •расти или, другими словами, золото стало дешевле, и золотая валюта, была спасена как-раз в тот момент, коща политическая оппозиция ей была решительно разбита.
Закон 1900 года возложил на секретаря казначейства обязанность поддержания всех форм денежных знаков в паритете с золотом, но необязательно их разменность на золото. «Существовала пестрая коллекция денежных знаков, причем только некоторые из них были легально разменны на золото. На ряду с золотыми монетами (которые никогда не были распространены) циркулировали золотые сертификаты, которые ] рассматривались не как бумажные деньги, но как металлические денежные знаки. «Гринбеки» были размеиены на «золото с 1879 г. Серебряные доллары однако были неограниченным законным платежным средством и неразменным на золото, а сербряные сертификаты были разметенным только на серебряные доллары. Банкноты национальных банков были разменны на деньги, но это не означало обязательно разменности на «золото. Законными платежными средствами являлись золотые монеты, серебряные доллары и «гринбеки».
Выпуск «гринбеков» и серебряных долларов производился в «фиксированной сумме. Количество банкнот национальных банков могло увеличиваться, если увеличивалось предложение государственных обязательств, соответствующих цели обеспечения этих банкнот (как например, выпуск бон Панамского канала). Кроме того, объем денежного обращения мог увеличиваться или уменьшаться только вследствие изменений в количестве золотых сертификатов и золотых монет.
Федеральным резервным законом 1913 г. были введены две новых форм денежных знаков. Одна из них — банкноты федеральных резервных банков—была предназначена для замещения банкнот национальных банков, но теперь должна быть признана вышедшей из употребления. Другая форма—федеральные резервные банкноты—стала главной формой денежных знаков страны. Они не являются законным платежным средством, но разменны на законные деньги эмиссионным банком или на золото казначейством. Эмиссия федеральных резервных банкнот обеспечена минимальным золотым резервом в 40%, который может быть понижен при определенных условиях, с согласия Федерального резервного- бюро.
Федеральные резервные банкноты быт добавлены ко всем другим формам денежных ’знаков, которые были попрежнему оставлены в обращении (с тем изменением, что золотым сертификатам было присвоено качество законного платежного средства). Количество золота, потребное для обеспечения данного денежного обращения, зависит от случайного разделения «циркуляции между золотыми сертификатами и федеральными резервными банкнотами. Никто не думает о том, какое средство преобладает в деньгах, которые он держит па руках. Вследствие замены в 1923-1925 гг. миллиарда золотых сертификатов федеральными резервными банкнотами федеральные резервные банки увеличили потребности страны в золоте для уставных запасов на 600 млн. долларов. Выпустив на миллиард федеральных резервных банкнот и представив золотые сертификаты, вытесненные из обращения, в казначейство, они могли обратно получить 600 млн. долларов золота, и никто не заметил бы разницы.
Эта абсурдность вошла в основу потому, что громадное накопление золота после 1921 г. сделало во всяком случае недействительными пропорции резерва.
чена \'минимальным золотым резервом в 40% , который может быть понижен при определенных условиях, с согласия Федерального резервного- бюро.
Федеральные резервные банкноты были добавлены ко всем другим формам денежных ’знаков, которые были попревшему оставлены в обращении (с тем изменением, что золотым сертификатам было присвоено качество законного платежного средства). Количество золота, потребное для обеспечения данного денежного обращения, зависит от случайного разделения циркуляции между золотыми сертификатами и федеральными резервными банкнотами. Никто не думает о том, какое средство преобладает в деньгах, которые он держит на руках. Вследствие замены в 1923-1925 гг. миллиарда золотых сертификатов федеральными резервными банкнотами федеральные резервные банки увеличили потребности страны в золоте для уставных запасов на 600 млн. долларов. Выпустив на миллиард федеральных резервных банкнот и представив золотые сертификаты, вытесненные из обращения, в казначейство, они могли обратно получить 600 млн. долларов золота, и никто не заметил бы разницы.
Эта абсурдность вошла в основу потому, что громадное накопление золота после 1921 г. сделало во всяком случае недействительными пропорции резерва.
<< | >>
Источник: Хоутри Р. Д.. Деньги и кредит. - М.,1930.. 1930

Еще по теме ГЛАВА XIX ЗОЛОТАЯ ВАЛЮТА:

  1. ГЛАВА XX ЗОЛОТАЯ ВАЛЮТА
  2. § 3. Медный монометаллизм.—Серебряный монометаллизм,--Золотой монометаллизм. — Золотая валюта с серебряным обращением. — Золотая валюта с бумажным обращением.
  3. Устойчивость валюты и золотой запас
  4. Управление валютами через золото
  5. § 2. Денежное обращение в Англии во время войны. — Отмена акта Р. Пиля. — Слггепсу notes. — Внутреннее и внешнее обесценение фунта стерлингов. — Валютная интервенция в период воины. — Английская валюта после войны. — Восстановление золотой валюты.
  6. 12 Валюты обеспечены не золотом и уж тем более не заводами и пароходами.
  7. Перевод исчисления рубля на золотую базу и повышение его курса в отношении иностранных валют.
  8. Глава 2. Операции с наличной иностранной валютой и валютой Российской Федерации
  9. 30. Валюта. Курсы валют причины колебания на рынке валют.
  10. Вопрос 15. Вывоз наличной иностранной валюты и ценных бумаг в иностранной валюте. Ввоз валюты
  11. § 4. Бумажно-металлическая система.—Биметаллизм.—Аргументы за и против биметаллизма.—Двойная валюта.—Параллельная валюта.—Хромающая валюта.—Смешанная система.
  12. § 1. Война и ее влияние на денежное обращение. — Перемещение золотых запасов.— Бумажно - денежная и золотая инфляция.— Интервалютарные отношения.
  13. Глава 5 Золото и соперничество империй
  14. ГЛАВА XIX.
- Авторское право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -