<<
>>

ГЛАВА IX СОКРАЩЕНИЕ КРЕДИТА

В денежных системах, подобных тем, которые были предметом нашего рассмотрения в главах YI и VII и при которых в качестве законных платежных средств циркулируют и бумажные деньги, разменные па золото, регулирование кредита основано на золотом резерве, на свободном запасе золота, которое без нарушения закона может быть использовано или для экспорта, или для внутреннего обращения.

Этому золотому запасу может угрожать или внутренний, или внешний отлив. Внутренний отлив золота в обращение обычно происходит постепенно и может быть прекращен также только постепенно путем регу.1Ирования кредита. Внешний отлив подвержен многим более быстрым изменениям и поэтому более поддается управлению. Внешним признаком условий, которые вызывают экспорт золота, является неблагоприятный курс, и проблема регулирования денежного обращения всегда представляется как проблема создания благоприятных тенденций в вексельных курсах.

Орудием для защиты золотого резерва является сокращение кредита. Этим путем потребительские затраты уменьшаются, и страна становится менее благоприятным рынком для продажи; товары внешней торговли будут отталкиваться этим рынком, т. е. экспорт будет стимулироваться, а импорт сокращаться. Но при применении этого орудия вопросом первостепенной важности является скорость, с которой это орудие может начать действовать, и в настоящей главе мы исследуем различные условпя, которые влияют на чувствительность кредитной системы к сокращению кредита. Это сокращение может быть неявным, первоначально осуществляемым путем роста ставки процента по краткосрочным займам (включая конечно ставку по учету векселей), а затем усиленным теми доступными банкирам методами, которые сдерживают клиентов от заключения займов.

Мы уже показали, что высокий размер процентов действует в первую очередь на оптовых торговцев или купцов, которые ограничивают свои заказы фабрикантам или производителям.

Как долго это сокращение заказов будет оказывать влияние на потребительский доход и потребительские расходы? Очевидно, что это зависит отчасти от состояния дел в тот момент, когда начинается сокращение кредита. Если многие заказы еще не выполнены, что угрожает значительным скрытым спросом па кредит, то они будут выполнены прежде, чем увеличение ставки процента даст сколько-нибудь значительные результаты. Но даже если и не будет такого накопления уже данных заказов, все же сокращение кредита может проявить свое действие только постепенно; должен пройти еще некоторый промежуток времени прежде, чем все текущие заказы будут выполнены. Если бы каждый фабрикант принимал новый заказ только непосредственно перед выполнением последнего, различные заказы в какой-либо определенный момент находились бы во всех стадиях производства; некоторые только готовились бы вступить в начальную стадию производства, другие находились бы в ранней, средней или последней стадии, а некоторые были бы только что закончены. Когда ставка процента повышается, и даже если купцы дают меньшие заказы, спрос на банковские ссуды не может полностью прекратиться, пока имеющиеся уже. заказы не будут выполнены, а при наличии просроченных заказов требования на кредит пе могут сократиться, пока и-эти задержанные заказы

ие будут исполнены. Займы фабрикантов зависят от объема работ, которые они выполняют, а займы купцов зависят от массы товаров, принять которые они обязаны. До тех нор, пока выпуск товаров фабрикантами ие уменьшается, создание кредита будет продолжаться неослабно; только когда фабриканты* выполнив старые договоры, сократят свой отпуск пропорционально уменьшившимся заказам, даваемым купцами, тогда только сокращение кредита действительно начнет осуществляться.

Полное прекращение спроса на займы будет лишь тогда, когда займы купцов и займы фабрикантов будут находиться на низшем уровне. По должен еще нройти некоторый промежуток времени, равный приблизительно периоду, требуемому для исполнения заказа, прежде чем сокращение кредита будет полностью осуществлено.

Период, требуемый «для выполнения заказа», является достаточно неопределенным, он зависит не только от размера заказа и природы производства, но также и от величины предприятия фабриканта. Производство простого предмета потребует меньше времени, а в некоторых видах промышленности, как например в кораблестроении, период выполнения заказа может составить много месяцев.

Производство предметов постоянного капитала является в большинстве случаев длительным процессом, и поэтому крупные капитальные заказы специально приурочиваются к тому моменту, когда происходит новорот от экспансии к сокращению. Эти капитальные заказы могут быть финансируемы или путем авансов контрагентам, занятым выполнением этих заказов, или путем займов подписчикам иди другим держателям ценных бумаг на рынке инвестиций. В каждом случае эти авансы в действительности являются антиципацией сбережений, которыми будут в конце концов оплачены капитальные затраты. До тех пор, пока затраты будут продолжаться, необходимые кредиты должны быть предоставлены, даже если бы финансовые условия оказались неблагоприятными и подписчики были бы рады, если бы могли отказаться от своих облигаций.

Условия сельскохозяйственного производства несколько отличны от условий индустрии. Сокращение кредита вызовет у торговцев и фермеров меньше готовности накоплять продукты на занятые деньги. Но их нежелание не отразится сразу на производстве. Фермеры не ведут своего производства, подобно фабрикантам, в соответствии с заказами торговцев. Элементы случайности в сельскохозяйственном производстве играют настолько крупную роль, что точные расчеты количеств, которые должны быть произведены,— невозможны. Фермер обычно стремится использовать всю свою землю. Вид продукта, который получается с каждого участка земли, устанавливается прежде всего по природным свойствам земли, а потом уже в соответствии с постоянными факторами рынка. Приспособление к кратковременным изменениям спроса, хотя и .не отсутствует целиком, но занимает второстепенное место и, где оно происходит, ограничивается заменой одного сорта сбора другим.

Во всяком случае — за исключением тех, когда вопрос идет о скоте — такое приспособление может происходить только в период посева и только тогда, если может быть предусмотрено, каковы будут рыночные условия в период жатвы.

Нельзя поэтому считаться с общим ограничением производства в сельском хозяйстве в соответствии с общим снижением спроса. Влияние сокращения кредита на производство скорее сказывается в индустрии.

Сокращение кредита заставляет торговца уменьшать свою задолженность не только путем ограничения заказов на новые поставки, но и путем поспешных продаж существующих запасов и, быть может, также путем оставления в деле прибылей, которые могли бы быть распределены. Но поскольку дело касается внутреннего рынка, возможность продажи товаров ограничена суммой потребительских затрат; благоприятные возможности для купцов распродать срои запасы ограничены в том районе, где все население, которое торгует друг с другом, финансируется одной и той же группой банков. Но когда проблема осложняется внешней торговлей, все изменяется. Страна, курсы которой направлены против нее и золотые резервы которой находятся под угрозой, просто должна найти покупателей, которы будут финансироваться другой группой банков, чтобы получить выход для излишка своих товаров и приобрести средства для погашения своего чрезмерного кредита.

С этой точки зрения существует большая разнйца между страной, которая является крупным финансовым центром, и страной, не являющейся таковьгм. Коммерсанты всякой страны могут быть разделены на производителей и продавцов. Производители в свою очередь могут быть разделены на производящих для экспорта и -на производящих для внутренней торговли. г1орговцы могут быть разделены на три группы: те, которые покупают и продают внутри страны; те, которые покупают за границей и продают внутри страны, и те, которые покупают внутри страны и продают за границей, или, более коротко, на внутренних торговцев, импортеров и экспортеров[27].

Относительно внутренних торговцев может быть предположено, что они финансируются внутри страны. Импортеры и экспортеры могут финансироваться и внутри страны и за границей. Страна, являющаяся крупным финансовым центром, будет сама финансировать как своих экспортеров, так и своих импортеров. Страна же, не являющаяся таковым, не сможет финансировать ни тех ни других в сколько-нибудь значительной степени.

Рассмотрим случай, касающийся страны последнего рода. Предположим, что она проводит сокращение кредита. Внутренние торговцы ответят на это сокращением заказов и ускорением продаж. Производители товаров внутренней торговли будут решительно ограничивать выпуск. Экспортные торговцы не будут затронуты сокращением кредита,, и производители товаров для экспорта не испытают уменьшения заказов Импортные торговцыне будут иметь основания к увеличению своих продаж. Коротко говоря, так как влияние высоких процентных ставок на производителей не велико, сравнительно с влиянием на торговцев, и так как значительная часть торговцев на рынках такой страны находится вне влияния ее кредитной системы, то эффективность сокращения кредита уменьшается.

Ограничение заказов влияет в первую очередь только на производителей товаров внутреннего опроса. Производители этих товаров будут пытаться конкурировать на экспортных и импортных рынках, и, поскольку добьются успеха, они будут передавать затруднения импортным и экспортным торговцам и будут конкурировать с производителями экспортных товаров. Поскольку они добьются успеха, они будут смягчать свои собственные затруднения. Таким образом приобщение части коммерческого мира к заграничной банковой системе ослабляет влияние сокращения кредита на производство.

• Сокращение кредита проявляется не только в сокращении заказов производителям, но также и в побуждении купцов увеличивать свои продажи. Так как емкость внутреннего рынка ограничена, то внутренние торговцы будут стремиться овладеть экспортной и импортной торговлей или путем продажи товаров экспортерам и импортерам, или конкурируя е первыми на внешних рынках, а с последними на внутреннем рынке. Прямо или косвенно, результатом будет то, что внутренние торговцы развяжутся со своими избыточными запасами в обмен на заграничные кредиты. Это облегчит положение вексельного курса, и ясно, что степень этого облегчения будет пропорциональна количеству избыточных запасов. При равенстве прочих условий, избыточные запасы будут пропорциональ,- вы оборотам соответствующих торговцев- Здесь опять мы видим, как незначительность торговли, совершаемой с помощью кредитной системы страны, ослабляет эффективность сокращения кредита.

Пример страны, которая финансирует свою собственную внешнюю торговлю, представляет разительный контраст. В такой стране производители имеют весьма малое или даже совершенно не имеют прямого соприкосновения с какими-либо торговцами, которые но были бы подвержены затруднениям, благодаря сокращению кредита. В то же время экспортеры и импортеры так же, как и внутренние торговцы, все заинтересованы в продаже избыточных запасов за границу. В такой же пропорции, насколько там больше торговцев, будут больше и избыточные запасы и заграничные кредиты, полученные в обмен за них.

Механизм кредита усиливает этот контраст. В случае страны, являющейся крупным финансовым центром, и экспорт и импорт должны быть оплачены векселями, выданными на ее собственные банки или акцептные дома. Поскольку речь идет об импорте, отношение между валютным рынком и сделками, подлежащими финансированию, является простым.

Когда товары отправлены, импортер выдает вексель на обусловленный кредит в его собственной стране, и этот вексель учитывается экспортером в его стране. Учет векселя в деньгах, отличных от тех, которыми он в конечном итоге будет оплачен, является валютной операцией и непосредственно влияет на валютный рынок. Уменьшение импорта немедленно облегчает спрос на иностранные деньги.

Случай с экспортом является более сложным. Покупатель уговаривается о кредите в стране экспортера и уполномочивает экспортера выдать на него вексель. Экспортер учитывает вексель в той же самой стране, в которой он будет в конце концов оллачеп, и никакая валютная операция не будет иметь места до тех пор, пока импортер не переведет акцептанту средства для покрытия векселя.

В стране, на которую выдаются оба класса векселей, где проводится сокращение кредита и экспорт стимулируется, а импорт задерживается, образуется крупная масса текущей задолженности, следуемой ей от стран, в которые она экспортировала в прошлом. Ежедневно при оплате векселей, которыми финансировался экспорт, должны будут переводиться суммы для покрытия этих векселей из тех стран, куда были посланы экспортированные товары. В то же время экспортеры, которые финансировались этим путем, под влиянием высоких учетных ставок будут продолжать снижать свою задолженность путем уменьшения запасов. Они будут воздерживаться от закупок и соответственно не будут учитывать векселей; они ускорят продажи за наличные в заграничные страны и таким образом получат дополнительный кредит за границей. В то же время импортеры, будучи в равной мере подвержены затруднениям денежного рынка, подобным же образом будут воздерживаться от покупок, и меньшее количество векселей будет предъявляться к учету за границей. Все эти тенденции в совокупности заставят вексельные курсы сразу реагировать на сжатие кредита.

Напротив, страна, чья внешняя торговля целиком или почти целиком финансируется из-за границы, имеет, как мы видели, меньше возможности стимулирования экспорта и препятствования импорту путем сокращения кредита. И даже такая возможность, когда она используется, действует на курсы менее легко. Увеличение экспорта является непосредственно эффективным, сопровождаясь пропорциональным увеличением количества векселей на иностранные центры, требующих учета на валютном рынке прежде, чем они будут посланы за границу. Но уменьшение импорта только уменьшит количество векселей, сроки которых наступят через один, два или три месяца; в этот промежуток не произойдет ничего, что облегчило бы валютный рынок, который должен доставить переводы для покрытия при наступлении срока векселей, выданных одни, два или три месяца тому назад-

Большая чувствительность страны, являющейся крупным финансовым центром, к сокращению кредита будет в значительной мере результатом большей пропорции краткосрочной задолженности, следуемой этой стране от купцов, сравнительно с задолженностью, следуемой от фабрикантов, так как фабриканты менее чувствительны, чем купцы, к уровню процента. В ответе торговцев на рост процентной ставки обе стороны являются важными — и ограничение их покупок и увеличение их продаж. Увеличение продаж, благодаря наплыву заграничных кредитов, дает немедленное облегчение курсам, но этого недостаточно. Если бы напряжение кредита ослабело слишком скоро, тогда как потребительские затраты все еще оставались бы чрезмерными, вексельные курсы сразу испытали бы рецидив. Сокращение потребительских затрат определяется ограничением производства, а ограничение производства определяется ограничением торговых закупок. Если только одни внутренние торговцы испытают сокращение кредита, ограничение производства будет только частичным; если же это коснется и .внутренних торговцев и экспортеров,— ограничение будет полным.

Постепенное уменьшение потребительских затрат является сущностью контроля денежного обращения. Если потребительские затраты становятся чрезмерными, это происходит вследствие слишком обильного создания кредита; слишком обильного :— в «равнении с условиям® и перспективами кредита за границей. В первый момент кредитная экспансия стимулирует производство; когда этот стимул перестает легко действовать, тогда начинается рост цен — частью виртуальный, частью действительный. Когда вся производительная машина работает при высоком уровне ценности денег и рынки становятся незаслуженно привлекательными для товаров внешней торговли, импорт увеличивается, экспорт падает, и излишек задолженности подлежит уплате. Если эти условия будут продолжаться, остаток будет уплачиваться золотом до тех пор, пока золото не иссякнет. Сокращение кредита, понуждая торговцев увеличивать их продажи и уменьшать покупки, поможет осуществить немедленное исправление неблагоприятного баланса задолженности и предохранить \'золотой запас от дальнейшего опустошения. Но радикальное излечение ие может быть достигнуто, пока причина расстройства не будет устранена, т. е. пока чрезмерные потребительские затраты не будут снижены.

В одном отношении могущество крупного финансового центра является существенным неудобством. Когда этот финансовый центр направляет сокращение кредита на международных торговцев, оказываются стесненными не только собственные производители, но до некорой степени и производители в других странах. Сокращение кредита давит на мировые рынки; производители повсюду наблюдают, что спрос ослабевает, продажи ускоряются. Мировые цены падают, или, другими словами, заграничные деньги дорожают. Целью сокращения кредита было препятствовать обесценению денег в сравнении с деньгами других страз, вздорожание же заграничных денег противоречит этой цели. С другой стороны, заграничные страны получают золото и не хотят вздорожания своих денег. Они также, вероятно, готовы использовать свою возможность регулирования кредита, т. е. произвести экспансию.

Когда вопрос идет не о том, чтобы препятствовать обесценению своих денег в сравнении с деньгами других стран, а об общем сокращении кредита во всех странах с золотой валютой, то главная роль естественно переходит к той стране, которая является крупным финансовым центрам. Ло своему собственному побуждению она может сделать большую часть того, что требуется не только для себя, но также и для своих соседей.

Это главенство в деле регулирования кредита долгое время являлось прерогативой Лондона. Во время биметаллизма до 1871 г. Париж разделял эту ответственность. Прекращение этого по всей вероятности должно быть приписываемо не столько несчастной войне, сколько отказу от биметаллизма, лишившему Французский банк свободы оплачивать свои банкноты пятифранковыми серебряными монетами вместо золота. Германский рейхсбанк также не был готов допустить свободный экспорт золота.

Париж продолжал играть роль международного центра, так же, как и другие континентальные города в роде Амстердама, Гамбурга, Франкфурта и Вены. Но Лондон далеко обогнал все эти города. Вексель на -Лондон был орудием финансирования значительной части международной торговли мира. Кредит повсюду следовал за ставкой Английского банка.

Влияние сокращения кредита в одном центре на торговлю в другом тесно связано с употреблением этими центрами общей металлической валюты. Если один из них или оба имеют неразменные бумажные деньги, то сокращение кредита и падение цен в одном может существовать одновременно с расширением кредита и ростом цен в другом. Курс был бы направлен против последней страны и поддерживал бы равновесие в платежном балансе.

Существует однако некоторая тенденция к установлению единства в движении кредита, вопреки пользованию взаимно независимыми денежными системами. Во-первых, когда торговцы, занятые в международной торговле, побуждаются к продаже и воздерживаются от закупок вследствие сокращения кредита,— их операции в первый момент будут направлены как на рынки с бумажными деньгами, так и на рынки с золотыми. Это будет продолжаться до тех пор, пока бумажные деньги на первых рынках не начнут обесцениваться. Но это обесценение отнюдь необязательно должно наступить, так как неблагоприятное положение международных рынков может вызвать сокращение кредита в странах с бумажными деньгами.

Когда первоначальное сокращение кредита выйдет за пределы ранней стадии, которая затрагивает только торговцев, и уменьшатся потребительские затраты в золотых странах, то страны, пользующиеся бумажными деньгами, находя мировые рынки неблагоприятными при существующих ценах и размерах курса, могут приспособиться к положению рынков, назначая пизшие цепы, вместо менее благоприятных размеров курса. Контроль кредита может быть применен как для усиления этой тенденции, так и для ее исправления; но если кредитная система- страны,

о

Деньги и кредит              °

пользующейся бумажными деньгами, целиком предоотавлена самой себе, то внешним выражением этого кредитного контроля будет по всей вероятности соответственно некоторое сокращение кредита, соединенное с некоторым неблагопрятным движением вексельных курсов.

В равной мере справедливо, что кредитная экспансия золотых стран будет стремиться произвести соответственную экспансию в странах, пользующихся бумажными деньгами.

До этого момента мы ограничивали свое внимание исследованием влияния сокращения кредита на товарные рынки. Но рынок инвестиций также затрагивается этим. В финансовом центре рынок инвестиций имеет международный характер. Его обороты включают сделки с международными ценностями, и торговцы поддерживают предложение этих ценностей. Торговцы покупают и продают ценности в пользу заграничных клиентов, а заграничные клиенты по всей вероятности во веякий момент задолжены торговцам, частью за ценности, купленные и еще, не переданные, а частью за ценности, удерживаемые со спекулятивной целью.

Сокращение кредита делает менее привлекательным держание ценностей на занятые деньги. Может быть, возможно извлекать прибыль, занимая из 6% для того, чтобы держать ценности, которые приносят 5%, потому что очень легкое повышение капитальной ценности могло бы оправдать проценты за несколько недель. Но если нет надежды на повышение капитальной ценности, то сделка ничем не оправдывается-

Если заграничные клиенты рынка инвестиций начнут покупать свои ценности и погашать свою задолженность, то это окажет непосредственно благоприятное действие на курс. Если же они будут продавать ценности, чтобы погашать свою задолженность, то положение будет иное, так как непосредственный эффект выразится в переходе бремени этих ценностей к торговцам, которые их купят. Но затруднения, проистекающие от сокращения кредита для торговцев, заставят их предлагать ценности для продажи по более приемлемым ценам, и, поскольку рынок держит международные ценности, покупателями явятся частью иностранцы.

В то же время начнется определенное ослабление эмиссии новых капиталов. В международном центре это будет обозначать уменьшение экспорта капиталов, которое должно иметь непосредственно благоприятное влияние на вексельные курсы.

Движения товаров и ценностей под влиянием \'сокращения кредита зависят от действия заемщиков. Нам остается рассмотреть действие роста процентной ставки на заимодавцев. Предположим на время, что процентная ставка растет в стране, которая не имеет той же самой валюты, как ее соседи, так что не существует золотых точек для колебаний вексельных курсов. Если ставка учета для трехмесячных векселей будет в этой стране на 1% выше, чем повсюду, то владелец кредита в какой-либо заграничной стране будет испытывать побуждения перевести его в эту страну, чтобы ссудить его из этого более выгодного процента. Но так как прибыль от этой операции составила бы только 1%, т. е. за три месяца около %%,

5

6

то это стремление переводить деньги могло бы быть устранено угрозой потери на курсе не более *4 %, когда деньги были бы уплачены. Выигрыш от разницы в 1 % по краткосрочным долгам был бы настолько незначителен сравнительно с риском курсовых потерь, что, очевидно, между процентными ставками в странах, не имеющих общей валюты, может существовать большое различие. Прямое действие на курсы, через привлечение переводов от заимодавцев, было бы незначительно сравнительно с действиями высокой процентной ставки на тех, кто занимает деньги, чтобы держать запасы товаров и ценностей.

Но когда рост процентной ставки происходит в стране, принадлежащей к золотой груше, то положение будет более сложным. Если цель состоит в том, чтобы задержать инфляцию, которая вызывает экспорт золота, то вексельные курсы будут стоять на высшей золотой точке. Побуждения заимодавцев переводить деньги из-за границы не будут испытывать угрозы потери на курсе, если только курс не будет уклоняться от высшей золотой точки, и очевидно, следовательно, что даже если бы дополнительная ставка процента была наименьшая, чтобы дать прибыль, заслуживающую внимания, это не окажет противодействия, пока будет иметь место поток переводов из-за границы, достаточный, чтобы приостановить отлив золота совершенно. До тех пор, пока курс остается на высшей золотой точке, заграничные заимодавцы получают чрезвычайно высокий процент, и они не могут потерять на курсе, когда наступит срок займа и заимодавцы пожелают перевести обратно свои деньги в свою страну, так как курс не может выйти за пределы высшей золотой точки до тех пор, пока золотая валюта остается эффективной.

На практике однако остается место для очень значительной разницы \' между ставками процента на различных рынках, во всяком случае, для краткосрочных позаимствований. Разница, скажем, в 1%, а при трехме- сячных векселях всего Ф4 % может не быть достаточной, чтобы вознаградить за чрезмерные хлопоты и покрыть, быть может, издержки ло комиссии за двойной перевод. К тому же искусство ссужать деньги является в значительной мере искусством отыскания подходящих заемщиков. Финансист не может в короткое время найти подходящего заемщика в стране, которую он не знает, и могут встретиться затруднения при защите его прав в судах заграничной страны, если бы это стало необходимым, во всяком случае без чрезвычайных судебных издержек. Эти спекулятивные заимодавцы должны быть по всей вероятности связаны поэтому с теми финансовыми домами, как например банки, которые уже имеют свои учреждения в странах, о которых идет речь, так же, как и в своей собственной стране.

Мы предполагаем, что ставка процента повышается с целью сдержать инфляцию. Если происходит инфляция кредита в одном из мест, где банк ведет свои операции, то в первый момент явится крайняя необходимость переводов денег из этого места. Кассовая наличность банка здесь и его обязательства до востребования в других местах возрастут.

Вексельные курсы будут направлены против страны, переживающей инфляцию, и если, когда будет достигнута высшая золотая точка, переводы не прекратятся, то деньги начнут пересылаться прямо в золоте. Если ставка процента тогда возрастет, то банк будет очень расположен использовать выгоды этого роста, выдавая в ссуду излишние деньги, которые иначе должны были бы быть переведены за границу. Но легко видеть, что это не может быть очень заманчивым источником прибыли. Поток переводов, идущий в одном направлении, изменяет баланс банка, заменяя средства в той стране, откуда делаются переводы, на средства в той стране, куда эти переводы направляются. Поскольку новые средства в первой стране являются наличными деньгами, при чем эти деньги являются золотыми или бумажными, разменными на золото, баланс может быть исправлен пересылкой золота из одной страны в другую. Но как скоро банк одалживает золото, то это золото замещается иного рода активами, а именно: займами, локализованными в стране, в которой они заключены.

Существуют ясные пределы возможности этой заменимости. По мере того, как банк приобретает средства в одной стране, он теряет их в другой. В последней он встречается с неблагоприятным расчетным балансом и должен реализовать достаточную сумму своих ресурсов для этой цели. Это значит, что он должен продать или заложить векселя или инвестиции или иным путем потребовать возврата ссуд; он должен или понизить свои ликвидные средства, или причинить затруднения, притеснение или даже разорение клиентам, чьи кредиты не являются легко реализуемыми.

Часть обязательств банка в одной стране может быть покрыта средствами в другой стране. При условии, что эти средства могут быть реализованы в короткий срок и вырученные суммы переведены в другую страну без потерь, это не создает никакой опасности. Первое условие требует свободного и чуткого учетного рынка. Ликвидность может быть много лучше обеспечена помещением средств (В векселя, которые могут быть проданы, чем выдачей денег в ссуду на короткий срок и расчетом на право востребования ее. Опыт неоднократно указывал, что деньги, выданные в ссуду до востребования, при затруднительных обстоятельствах не могут быть получены.

Другим условием безопасности ссуды денег в иностранном центре является возможность перевода в свою страну денег, если одолженные суммы должны быть реализованы. Это значит, что для того, чтобы привлечь заимодавцев, должно существовать доверие не только к заемщикам, но и к деньгам, в которых заем будет оплачен. Если инфляция, существование которой мы предполагаем, изгоняет из обращения золото и приводит к приостановке золотых платежей, то не только прибыль, антиципируемая иностранным заимодавцем благодаря чрезвычайному проценту, будет сведена йа-нет, но может быть и крупный недостаток в ценности средств, по сравнению с обязательствами до востребования в золотых деньгах, обеспечением которых эти средства должны были являться.

Таким образом эффективность высокой ставки процента в деле привлечения краткосрочных займов из-за границы зависит от доверия к состоятельности заемщиков, от доверия к деньгам и от доверия к постоянству свободного и действительного рынка векселей. Это — условия, которые \'создаются только в крупном финансовом центре. Здесь следовательно есть еще одно преимущество, которым обладает сильная в финансовом отношении страна, — в регулировании вексельных курсов.

Но здесь опять нужно отметить, что равновесие не может быть окончательно восстановлено без соответствующего сокращения потребительских затрат. Когда учетная ставка поднимается, то поддержка, даваемая курсу привлечением денег из-за границы для краткосрочного помещения, является не более чем временной; она длится только до тех пор, пока деньги действительно приходят, т. е. пока общая сумма иностранных денег, инвестируемых в этой стране, возрастает. В момент приостановки этого роста благоприятное действие на курсы прекращается; когда сумма заграничных инвестиций начинает уменьшаться, действие на курсы становится неблагоприятным. Таким образом привлечение заграничных денег есть в сущности только преходящее средство.

Оно оказывает такое же временное влияние на платежный баланс, как экспорт такого же количества золота. Но тогда как экспорт золота имеет тенденцию уменьшить предложение денег и привести к сокращению кредита, привлечение заграничных заимодавцев не оказывает такого влияния. Операции заграничных заимодавцев, действительно, замещают на равную сумму ссуды собственных банков страны. Но это вероятно составит весьма малое или даже не составит никакого уменьшения банковских средств в целом, поскольку кассовое положение банков остается незатронутым; заключение займов, в действительности, получит поощрение, и общий итог краткосрочных ссуд (возрастет.

Центральный банк может пресечь этот процесс путем снижения своего портфеля ценностей и достижения эффективности банковской ставки процента, как если бы имело место изъятие золота. Но необходимость суждения — когда и насколько осуществлять это — осложняет работу банка.

Наиболее серьезное усложнение заключается в том, что привлечение заимодавцев из заграничных стран вызывает повышение учетных ставок в этих странах; они также заражаются сокращением кредита.

Ставки не должны расти равномерно в других странах. Для того чтобы иностранные заимодавцы вообще были .привлечены, должна быть некоторая разница. Учетные ставки или краткосрочные проценты в различных центрах объединяются посредством золотой валюты, но они могут свободно варьировать внутри пределов, «ссудных точек», как их называют, схожих с золотыми точками вексельных курсов. Если излишек в 1% по трехмесячным векселям будет совершенно достаточен, чтобы привлечь американского заимодавца на английский рынок, тогда учетные ставки в Лондоне не могут обычно быть больше, чем на 1 % выше ставок в Нью-Йорке (до тех пор, пока курс близок к точке, при которой золото может быть экспортируемо ИЗ Англии В Америку) 4.

Эти пределы, однако, как зависящие от многих неопределенных факторов, никоим образом не являются столь же определенными или постоянными, как золотые точки вексельных курсов. Когда все легко распределяемые остатки уже поглощены, требуется существенно большая разница в процентах, чтобы привлечь добавочные средства. А малейшее недоверие к деньгам может сделать эти пределы недействительными. После кризиса 1866 г. банковская ставка в 10% была некоторое время бессильна привлечь золото в Лондон (см. ниже, гл. X).

При условиях, которые господствовали с 1871 по 1914 г., различия в ставках краткосрочного процента между разными финансовыми центрами были редко такими, чтобы вызвать очень значительные передвижения балансов наличных денег. Когда во главе шла ставка Английского банка, то все крупные страны золотой валюты шли наравне с ней, и те расхождения, которые могли бы вызвать широкие различия в ставках краткосрочного процента между одним и другим центром, не имели места.

Ставка Английского банка, тем не менее, была более чуткой, чем ставки в других центрах. Она должна была повышаться нли понижаться в соответствии с состоянием денежного рынка и вексельных курсов, а заграничные ставки только отвечали этим движениям, когда разница грозила стать чрезмерной. Критики часто отмечали это и утверждали, что в английской кредитной системе имеется некоторая неправильность, так как банковская ставка изменяется вдвое чаще в Лондоне, чем в Париже или Берлине. Они не обращали должного внимания на тот факт, что Французский банк и Рейхсбанк практически переуступили контроль кредита в Европе Английскому банку.

Когда в 1925 г. в Англии была восстановлена золотая валюта, явилась необходимость прекратить обесценение фунта в отношении доллара и других золотых денег. Разрыв, подлежащий в этом случае заполнению, был значительнее тех разрывов, которые наблюдались в довоенных условиях. К восстановлению этого разрыва был применен традиционный -инструмент — высокая банковская ставка, но ее эффективность была значительно ослаблена, так как она наталкивалась на мировые условия кредита и гнала вверх покупательную силу доллара так же, как и фунта. Только более суровые меры дефляции помогли осуществить некоторое равновесие. В то же время общай ситуация затемнялась передви- жснием текущих балансов из Нью-Йорка в Лондон и обратно.

Очень укоренившееся ошибочное представление одерживает верх в использовании учетной ставки для защиты золотых резервов. Часто предполагают, что свойство этого метода заключается в привлечении балансов из-за границы для -временных вложений. В действительности это не более, как средство кратковременной помощи, и для того, чтобы сопротивляться чему-нибудь более серьезному, чем случайное и временное нарушение равновесия, необходимо полагаться -на способность сокращения кредита привести к уменьшению потребительских затрат и к снижению уровня цен. Это непонимание было особенно злополучно по своим последствиям во время войны и последующего обесценения фунта стерлингов, так как было ясно тогда, что колебания курса уничтожали способность высоких ставок краткосрочного процента привлекать балансы, и были сделаны поспешные выводы, что высокая банковская ставка ничего не может сделать. Это заблуждение было ясно охарактеризовано Комиссией лорда Бейлифа (§ 5 of Interim Report of July, 1918), но не было искоренено, вопреки высокому авторитету этого органа.

Во всяком случае, способность привлекать балансы для временных вложений уменьшает напряжение немедленного спроса на золотой резерв. И поскольку эта способность наиболее обширна в крупном финансовом центре, страна, которая не находится в таком положении, вынуждается держать относительно больший золотой резерв пли будет подвержена опасности оказаться с истощенными резервами и обесцененными деньгами при наступлении критических обстоятельств.

Чтобы избежать этой дилеммы, избавиться от ненадежности малого резерва, с одной стороны, и расходов на большой резерв — с другой, была изобретена система Gold Exchange Standards, о которой уже упоминалось выше в главе VI.

Если даже страна совершенно не занимает положения финансового центра, если никто не выписывает векселей на нее — даже для финансирования ее собственной импортной торговли,— нет ничего, что могло бы препятствовать этой стране помещать капитал в векселя, выписанные на другие страны. В момент напряжения, когда курсы неблагоприятны, население приходит в центральный банк страны получать золото для экспорта. Это делается единственно для того, чтобы получить кредиты в обмен на золото в заграничных странах, и этих людей так же хорошо устроило бы, если бы центральный банк мог дать им кредиты на эти заграничные страны вместо золота. Центральный баш поэтому делает своей регулярной практикой использование части своих ресурсов на покупку векселей, подлежащих оплате в одном или многих финансовых центрах, выбранных таким образом, чтобы это были те, в которых торговцы страны наиболее вероятно пожелают иметь кредиты[28]. Векселя должны быть куплены несомненно после акцепта и должны быть предъявлены к платежу, если они еще останутся в дортфеле банка при наступлении срока, и следовательно банк должен иметь агентства или представитель-

ства в тех центрах, на которые эти векселя выданы. Пока векселя удерживаются банком, они могут быть или оставлены в этом центре или взяты центральным банком к себе. Когда вексельные курсы становятся неблагоприятными, центральный банк может выступить на валютном рынке и или предлагать для продажи действительные заграничные векселя, или сам выписывать векселя на заграничные центры в пользу торговцев, которые желают перевести туда деньга. Сущность этой системы состоит в том, что центральный банк получает возможность распоряжаться \'средствами в иностранном центре. Векселя, акцептованные в этом центре, являются удобной формой владения такими средствами, но деньги, ссуженные до востребования или помещенные на вклад, или вложенные в легко реализуемые ценности, служили бы этой цели так ate хорошо. Владение такими средствами во всякой форме позволяет центральному банку исправлять положение валютного рынка путем предложения для продажи векселей, выписанных на него.

Эта система имеет двойную выгоду в том, что она действует на курсы даже более прямо и точно, чем экспорт золота, и что векселя или другие иностранные активы — в противоположность золоту — приносят проценты. Накопление огромного золотого резерва является непроизводительной затратой, если не считать финансовой устойчивости, которую дают эти резервы,— и если эта устойчивость может быть равно хорошо достигнута без жертвы, заключающейся в непроизводительности такой большой части богатства страны, то нет основания подвергать себя этой затрате. Заграничные векселя или денежные остатки за границей обеспечивают так же верно, как и золотые резервы, разменность и паритет бумажных денег; когда курсы становятся неблагоприятными, то векселя на иностранные центры продаются и оплачиваются бумажными деньгами, являющимися законным платежным средством, которые таким образом извлекаются из обращения. Очивидно, что вся система зависит от бумажных денег, извлекаемых из обращения; если они будут опять выданы взаймы, то ничего не будет сделано для восстановления курсов, только центральный банк заменит просто иностранные активы внутренними. Если бумажные деньги, изъятые однажды, будут удержаны вне обращения, то получится такой же эффект, как и от экспорта золота; покупательная сила в обращении уменьшится на такую же сумму, но для того, чтобы было достигнуто пропорциональное уменьшение в количестве кредита, ставка процента должна быть повышена.

Не имеет большого значения, в какой стране держатся заграничные активы при одном условии, что это будет достаточно важный финансовый центр для векселей, выдаваемых на него, чтобы эти векселя всегда были в значительном спросе. Если векселя могут быть свободно проданы, то необходимое изъятие законных платежных средств в форме бумажных денег может быть осуществлено, и если даже главный спрос будет на векселя, выданные на другой финансовый центр, продажа векселей переведет- этот спрос на тот центр, на который будут выданы (векселя.

Если бы банки в каждой стране держали в числе своих активов достаточную сумму векселей или других заемных документов, оплачиваемых при наступлении срока в других странах, все могли бы регулировать свои \'валютные курсы без всякой пересылки подлинного золота. На практике однако страны не расположены впадать в незаслуженную зависимость от своих соседей в таком важном деле, как регулирование кредита или денежного обращения, единственно потому, что война могла бы отрезать их в любой момент от одного или другого финансового центра, где размещены их заграничные активы. Но вопреки этому риску, Россия, .Австро-Венгрия, Япония, Аргентина, Греция, три Скандинавские страны — все пользовались до войны этим удобным субститутом золотого резерва, а колониальные государства, будучи свободны от военного риска, целиком основывали свою денежную систему в некоторых случаях на активах, которые они держали для этой цели в своих метрополиях. Британские колонии в Восточной и Западпой Африке, Малайский Архипелаг, Филиппины, Голландская Ост-Индия являются тому примером. Там, как и в Индии, таким путем регулируется не только банкнотная эмиссия, но и серебряная монетная система. Если бы существовала свободная чеканка серебра, то единицей ценности было бы несомненно серебро, но серебро чеканится только по усмотрению правительства, и путем ограничения суммы чеканного серебра ценность стандартной монеты держится — в согласии с количественной теорией — на несколько более высоком уровне, чем рыночная ценность серебряного слитка, из которого сделана эта монета. Переоцененные серебряные монеты или «знаки» этого рода были названы «билетами, отпечатанными на серебре» («notes printed on silver»), н прн условии, что колебания ценности серебра не поднимут их внутренней ценности выше их номинальной ценности, они служат для обращения в точности таким же путем, как и бумажные деньги, являющиеся законным платежным средством.

Чуткость кредитной системы к изменениям банковской ставки зависит весьма сильно от характера хозяйственной деятельности страны и от пропорций, в которой эта деятельность финансируется кредитом. Так как торговцы являются классом, наиболее зависимым от кредита и наиболее іЧутким к его движениям, то страны с преобладающим коммерческим характером будут соответственно более чуткими, и их кредитная система будет более легко поддаваться контролю. Крупные фабриканты хотя и менее чутки и владеют меньше возможностью хозяйственной инициативы, чем торговцы, тем не менее являются крупными заемщиками. Фабрикант, будучи покупателем сырья и продавцом своих готовых продуктов, имеет некоторые характерные черты торговца. Он будет готов довести до истощения свои запасы сырья в то время, когда он не может занять на благоприятных условиях, хотя желание поддерживать свое дело заставит его купить при условиях, когда торговец этого не сделал бы. Иногда, побуждаемый тем же самым мотивом, он будет производить в запас, когда он не имеет на руках заказов и когда у него нет надежды немедленно продать. Для того, чтобы держать большие запасы непроданных товаров, чем обычно, он должен занимать, и условия, на которых он будет занимать, будут влиять до некоторой степени на его действия, хотя и не с такой силой, как на действия торговца при аналогичных обстоятельствах.

Розничные торговцы отличаются в некоторых отношениях от оптовых купцов. Деятельность опгавика должна, быть бдительна н приспособлена к обстоятельствам. Сфера роэнпчника более ограничена и требует от него меньше инициативы. Часто обычаи его торговли подробно предписывают те цены, которые он может назначать. Он должен накидывать фиксированный процент свыше цены, которую он платит за продаваемые товары, и, когда оптовая цена изменяется, он должен продавать свои существующие запасы по старой цене, которая больше не соответствует их восстановительной стоимости.

Поскольку [ЮЗНИЧНИК лишен ВОЗМОЖНОСТИ приспособления \'СВОИХ цен к рынку, ему закрыта также и возможность защиты самого себя от колебания спроса. Он должен продавать дешево при растущих рыночных ценах и наблюдать, как тают торговые запасы прежде, чем он начнет получать товар по более поздно приобретенным накладным.

Когда потребительские расходы возрастают, то чем меньше будет рост цен, тем больше будет рост количества покупаемых товаров. Более быстрым будет следовательно опустошение запасов, и тем больше будет объем производства, требуемый для их пополнения. Результатом этого будет усиление действий кредитной экспансии.

Подобным же образом всякое препятствие снижению розничных цен будет уменьшать действия сокращения потребительских затрат. До тех пор, пока роэничники удерживают свои цены, продажи будут задерживаться, меньше будет даваться заказов, я производство будет сокращаться. Когда наступит жесткое сокращение кредита, розничники особенно будут противодействовать снижению цен, чтобы открытое признание обесценения их торговых запасов не привело их банкиров к востребованию ссуд, которые не имеют больше соразмерного обеспечения. Между тем, в действительности они теряют больше от ограничения продаж, чем выигрывают от сохранения цен, и задержка дел является настолько разорительной, что торговый обычай смягчает эту напряженность назначением время от времени распродаж старых запасов со скидкой.

Как уже было отмечено, сельскохозяйственное производство менее чувствительно к кредиту, чем промышленность, даже если фермеры имеют обыкновение занимать" деньги у своих банкиров. Но мелкие крестьяне находятся в ином положении. Их неподкрепленный кредит не дозволяет лм занимать денег па сносных условиях, а их хозяйство слишком мало, чтобы давать возможность держать банковский счет. Они продают свой урожай на деньги, металлические пли бумажные, и постепенно тратят эти деньги в период до следующего урожая. Крестьянские страны, как Индия или Египет, развили сравнительно мало банковое дело для своих собст

венных нужд. Если необходимые торговые сделки такой страны финансируются ее богатыми соседями, то ее денежное обращение почти совершенно не чувствительно к банковскому контролю. Когда заграничные страны сокращают кредит, эта страна ничего не может предпринять, чтобы итти в уровень с ними; она должна оставаться пассивной, тогда как ее крестьянское население, находя свои продажи на заграничных рынках уменьшившимися, постепенно растрачивает свои запасы, пока сокращение покупательной силы не снизит цены до международного уровня.

Может показаться таинственным, что такое легкое изменение, как возрастание ставки процента по срочным займам на 1 или 2%, может дать так далеко идущие результаты. Объяснение этого отчасти может быть найдено в непосредственной реакции торговцев, которым принадлежит руководящая роль в экономике. Но эффект очень значительно усиливается тем фактом, что сокращение кредита дает начало падению товарных цен, а падение цен само по себе имеет тот же эффект, как и дальнейший рост процентной ставки. Мы видели в главе Н, каким образом рост цен действует как причина, побуждающая купцов увеличивать свои запасы, и что ставка процента, для того чтобы привести к уменьшению запасов, должна быть достаточно высока, чтобы преодолеть рост цен. И точно так же, как рост цен увеличивает прибыль торговца и заставляет его ускорять свои покупки, так падение цен уменьшает прибыль и заставляет его ускорить продажи. Действительно, раз ставка процента начала оказывать действие п давить на цены, падение цен само по себе усиливает эти действия. Это есть еще один пример феноменов, которые постоянно повторяются в теории кредита и которые несомненно лежат в основе внутренней неустойчивости кредита; возбуждающая причина дает толчок дальнейшим действиям, которые в свою очередь имеют тенденцию к дальнейшему стимулированию самой причины. Когда движение кредита определенно сменит направление, и за экспансией последует сокращение кредита, то понижательная тенденция цен явится достаточной для поддержки процесса сокращения, даже если ставка процента не будет больше, в сравнении с обычной, высокой. Торговцы, которые не могут встать на путь продаж по восстановительной цене, будут в силу этого противиться покупкам. Чтобы представить то же самое с другой точки зрения,—денежная единица возрастает в своей ценности, и заемщики, совершенно независимо от тяжести процента, должны уплачивать большую сумму покупательной силы в товарпом выражении, чем они первоначально получили.

В период кредитной экспансии цены возрастают, и прибыли остаются высокими, а ставка процента повышается в соответствии с .прибылью. Экспансия достигает кульминационного развития и кончается дальнейшим ростом ставки процента до пункта, на котором она поглощает ожидаемую прибыль, после чего наступает период сжатия кредита и понижения процента. И даже после того как банковские резервы повсюду восстановят свою нормальную пропорцию к банковским обязательствам, процент будет продолжать оставаться низким для дальнейшего периода, чтобы побудить торговцев снова приняться за дела по займам и покупкам. История лондонского денежного рынка полна примеров этого чередования высокого и низкого процента.

Периодичность расширений и «сокращений кредита давно уже привлекает внимание экономистов. Эта периодичность является естественным результатом слабой приспособляемости кассовых остатков населения пли, другими словами, кассовой части неистраченного запаса к движениям кредита. Кредит легко поддается экспансии, но эта экспансия не сопровождается немедленно соразмерным увеличением заработков рабочих классов или их способности поглощать наличные деньги. Даже когда заработки обнаружат тенденцию к существенному росту, это в значительной мере приведет пе к увеличению сбережений, а к увеличению затрат. До тех пор, пока деньги, уплачиваемые в один платежный день, возвращаются в банки через лавки на следующий день, кассовые резервы банков никакого добавочного напряжения не испытывают. С того момента, когда заработки впервые начнут расти, начнется естественное постепенное приращение кассовых остатков населения, которое будет продолжаться до тех пор, пока эти остатки не окажутся в должной пропорции к возрастающим заработкам. Но даже если и не будет дальнейшего роста заработков, этот процесс все же займет значительное время. До тех пор, пока будет иметь место расширение кредита, заработки будут возрастать. Когда кредит начнет сокращаться, заработки еще будут достигать максимума, а кассовая часть неистраченного запаса вое еще будет находиться на низком уровне, соответственно этому максимуму. Лица, получающие заработную плату, действительно все еще будут получать больше денег, чем они тратят.

Первый удар сокращения кредита падает на прибыль; уровень заработной платы не может быть немедленно снижен, работы не будут также уменьшены, пока все невыполненные контракты не будут исполнены. Таким образом «наступит период, когда поглощение денег обращением будет продолжаться, несмотря на сокращение кредита. В конце концов это течение изменится, отлив денег сначала прекратится, а потом заменится возвратом денег в банки. Уменьшение кассовых остатков населения будет происходить так же постепенно, как и их накопление, и возврат денег из обращения будет продолжаться долгое время после того, как банки уже перестанут сокращать кредит. Когда начнется оживление хозяйственной деятельности, в банках будет большое скопление излишних денег, которое «создаст благоприятные условия для возобновления экспансия кредита.

Торговый цикл или кредитный цикл различаются по количеству симптомов. Эти циклы были хорошо известны за все время их существования, но только за последние пятьдесят лет статистические данные были собраны в такой полной форме, что позволили произвести полную практическую проверку теории. Период кредитной экспансии отмечается ростом цен, высокими прибылями, хорошим ходом работ, ростом заработной платы, высоким процентом, падепием кассовых резервов банков. Период сокращения кредита отмечается падением цен, низкими прибылями, плохим ходом дел, падением заработной платы, низким процентом, ростом банковских резервов.

Цикл является международным феноменом. Он распространяется на все страны, имеющие золотую валюту. Одни золотые деньги не могут дорожать или обесцениваться независимо от других, хотя однообразие цикла сталкивается с нарушениями платежного баланса отдельных стран, подобными тем, которые мы исследовали в главе VII.

Целый цикл, как это наблюдалось между 1815 и 1914 гг., обнимает от 7 до 11 лет. Длительность цикла определяется степенью развития того процесса, от которого зависит цикл, поглощением денег в течение периода экспансии и их возвратом в течение периода сокращения кредита. Степень развития была медленной, и период был длительным, так как начался процесс объединения огромпой международной системы на почве металлического денежного обращения (золото и серебро до 1872 г., а после него только золото). После 1914 г. не существовало такой международной системы. Расширения и сокращения кредита не были связаны с золотом и происходили независимо в разных странах. Расширение кредита и лихорадочное оживление в некоторых странах совпадали с сокращением кредита п глубокой депрессией в других. Чередования расширения и сжатия, при отсутствии стройной международной системы, были гораздо более быстрыми и иррегулярными. Только в 1925 г. было восстановлено некоторое подобие международной золотой валюты.

Если это предполагает возвращение к довоенным методам регулирования кредита с использованием золотых резервов, то торговые циклы ¦вновь появятся со всеми их тяготами и бедствиями. Резолюции Генуэзской конференции в 1922 г., в соединении с кредитной политикой, принятой федеральными резервными банками в Америке в течение последних лет, падают надежды на более научную систему *. Своевременная интервенция центральных банков мира, препятствование экспансии кредита, прежде чем она зайдет слишком далеко, избавит от необходимости последующего сокращения. Уровень цен по всему миру станет относительно стабильным; безработица и финансовые кризисы, связанные с падением цен, будут уничтожены; таков будет результат постоянного приспособления заработных плат к цпкличным колебаниям покупательной силы денег.

1 См. Monetary Reconstruction, того же автора, 144—145 и 162—164.

<< | >>
Источник: Хоутри Р. Д.. Деньги и кредит. - М.,1930.. 1930

Еще по теме ГЛАВА IX СОКРАЩЕНИЕ КРЕДИТА:

  1. ГЛАВА I КРЕДИТ В БЕЗДЕНЕЖНОМ ХОЗЯЙСТВЕ
  2. ГЛАВА П МЕТАЛЛИЧЕСКИЕ ДЕНЬГИ
  3. ГЛАВА IV ПОТРЕБИТЕЛЬСКИЙ ДОХОД И ПОТРЕБИТЕЛЬСКИЙ РАСХОД
  4. ГЛАВА VI ЭМИССИОННЫЕ СИСТЕМЫ
  5. ГЛАВА VII МЕЖДУНАРОДНЫЕ КОЛЕБАНИЯ ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ
  6. ГЛАВА IX СОКРАЩЕНИЕ КРЕДИТА
  7. ГЛАВА X ФИНАНСОВЫЕ КРИЗИСЫ
  8. ГЛАВА XI ФИНАНСОВЫЕ КРИЗИСЫ
  9. ГЛАВА XII ДЕНЬГИ И ЧЕКАНКА
  10. ГЛАВА XIV ВОЕННЫЕ ФИНАНСЫ И ИНФЛЯЦИЯ
  11. ГЛАВА XVI ПЕРЕЧЕКАНКА СЕРЕБРА В АНГЛИИ
  12. ГЛАВА XVIII БАНКОВСКАЯ РЕСТРИКЦИЯ 1797 ГОДА
  13. ГЛАВА XIX ЗОЛОТАЯ ВАЛЮТА
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -