<<
>>

Кому я должен, всем прощаю

Немало российских коллекционеров бумажных денежных знаков увлечено собиранием облигаций советских государственных займов. Их отношение к денежному обращению в хозяйстве, которое более семидесяти лет называли «социалистической экономикой», просле-живается очень четко,

В нормально организованной экономической системе движение денег происходит по непрерывному циклу.

В предельно упрощенном виде эта схема выглядит так. Производство поставляет товары в торговлю. Здесь товар преобразуется в деньги, часть которых уходит к государству в виде налогов, часть возвращается в про- изводство. Короче говоря, это знаменитая формула К. Маркса «товар—деньги—товар». Именно так и действует капиталистическая (или, по-нынешнему, — рыночная) экономика.

Плановое социалистическое хозяйствование, полно-стью исказившее формулу К. Маркса, не могло обеспечить производство такого объема товарной массы, который был необходим для удовлетворения потребностей общества, и в то же время обеспечивал бы возвращение денег, остававшихся на руках у населения, в сферу про-изводства. Переполнение сферы обращения бумажны-ми деньгами, не обеспеченными товарами, постоянно грозило инфляцией.

Как в таких случаях работает рыночная экономика? Она, реагируя на потребности общества, стремится уве-личить выпуск товаров и услут. Потребление растет, излишки денег вновь включаются в производство.

Советское правительство нашло иной выход для связывания не обеспеченных товарами денег, имевшихся на руках населения. В стране начали выпускать облигации государственных займов.

В принципе, зто нормальное явление, известное и в странах с рыночной экономикой, но в СССР оно вместе с ростом «хронической дистрофии» рубля постепенно приобрело уродливые формы социального принужде-ния.

Начиналось все хорошо. Условия первых советских займов в обстановке полностью расстроенной финансовой системы разрабатывали те же люди, которые гото-вили денежную реформу.

Учитывая постоянное падение курса рубля, они старались обеспечить займам особую привлекательность с тем, чтобы люди, приобретающие облигации, были уверены в выгоде сделки с государством. Именно поэтому первые займы при их погашении

обеспечивали владельцам облигаций получение дефи- цитных продуктов. Например, облигации «Первого внут-реннего краткосрочного хлебного займа» 1922 года выпускались в номиналах от одного пуда ржи (16,38 кг) до 50 пудов (819 кг). Облигации «Государственного краткосрочного сахарного займа 1923 года» вышли номиналами от 10 фунтов (4,1 кг) до 25 пудов (409 кг) сахара.

Привлекательной была и краткосрочность займов. Первый, хлебный, погашался через 8 месяцев, второй — хлебный и сахарный — через 11 месяцев.

Вслед за натуральными займами с декабря 1922 года начался выпуск процентно-выигрышных. Гарантируя точное соблюдение условий займа, облигации подписывали высшие должностные лица советского правитель-ства: председатель ВЦИК М. Калинин, председатель Совнаркома А. Рыков, народные комиссары финансов Г. Сокольников, Н. Крестинский, Н. Брюханов и другие.

К 1930 году, когда из управления финансами страны были выдавлены опытные и хорошо образованные эко-номисты, когда уже достаточно четко обозначились недостатки экономики социализма, полностью исключившие из производства рыночные отношения, государство в целях привлечения в бюджет свободных денег населения начало постепенно увеличивать число займов, снижать их процент доходности, удлинять сроки погашения облигаций от десяти до двадцати лет.

После войны займы окончательно принимают характер государственного вымогательства. Ю. Гоголин и Ю. Иванин — исследователи истории советских облигаций — называют кампании распространения займов в послевоенный период (1946—1957 гг.) «подписными». Да, с точки зрения формы облигации займов были подписными. Но с точки зрения социально-экономической их точнее было бы называть «принудительно-подпис-ными».

Дело в том, что правительство, ежегодно определяя сумму, которую должен был принести очередной заем, закладывало эту цифру в бюджет.

И получалось, что если облигации приобретут только добровольцы, а не все население, то бюджет не доберет миллионы рублей, Чтобы этого не случилось, в ход пускался администра-тивный ресурс. Администрация предприятий оказывала нажим на рабочих, организуя соревнование за наибольший охват подпиской трудящихся. Постоянное давление на своих членов оказывали и профсоюзы. Формула была проста: не подпишешься на заем, лучше не приходи в профсоюзный комитет просить путевку в санаторий или пансионат, не требуй для ребенка места в детском саду. С членами Коммунистической партии и комсомольцами обходились круче: у партийных боссов власти было побольше, нежели у профсоюзных. В армии на «несознательных» офицеров, не желавших отдавать взаймы государству 200 процентов месячного денежного довольствия, давление оказывали командиры.

Короче говоря, в денежных отношениях со своими гражданами советская власть всегда вела себя непорядочно. Систему займов она превратила в денежный насос социалистической экономики, который откачивал деньги из личного бюджета людей. К 1957 году общая сумма денег, не возвращенных подписчикам по облига-циям, достигла 300 миллиардов рублей, а суммы, которые надлежало выплачивать по выигрышам, возросла до размеров, которые делали дальнейший выпуск обли-гаций бессмысленным. Что же сделало правительство?

Оно поступило вполне по-советски, объявив о пре-кращении подписных займов, и одновременно приостановило все операции по ранее выпущенным государст-венным займам, перенеся все расчеты по ним на 20 лет вперед!

Таким образом, люди, которых принудили приобретать облигации в сороковые годы пошлого века, узнали, что обещанного государством возврата денег им надо ждать не 20, а 40 лет! Попробуй еще доживи!

Облигации государственных советских займов оформ-лялись весьма красочно. Дымящие трубы заводов и фабрик, крестьяне, обрабатывающие поля, рабочие в цехах у станков. Цветные рамки, виньетки, Государст-венный герб СССР превращали денежный документ в красивую картинку. Человеку, интересующемуся исто-рией, стоит знать, что на самом деле стояло за такой картинкой.

<< | >>
Источник: А. А. Щёлоков. Увлекательная бонистика. Факты, легенды, открытия в мире банкнот А. А. Щёлоков . — М.: Эксмо,2007. — 384 е.: ил. — (Энциклопедия коллекционера).. 2007

Еще по теме Кому я должен, всем прощаю:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -