<<
>>

Введение

Актуальность темы исследования. Терроризм является одним из самых опасных преступных проявлений. Современная действительность такова, что преступления террористического характера распространены по всему миру и порождают нестабильность в глобальном масштабе, неся многочисленные человеческие жертвы и разрушения.

Россия находится в числе стран, в наибольшей степени подверженных угрозе терроризма. Потому бескомпромиссная борьба с такого рода преступлениями является приоритетной задачей всех правоохранительных органов.

Шанхайской конвенцией от 15 июня 2001 года[1] предусмотрено, что терроризм, сепаратизм и экстремизм, вне зависимости от их мотивов, не могут быть оправданы ни при каких обстоятельствах, а лица, виновные в совершении таких деяний, должны быть привлечены к ответственности в соответствии с законом. Российское законодательство содержит развитую систему правовых норм, предусматривающих уголовную ответственность за преступления террористического характера.

Однако проблема в том, что правовые меры противодействия терроризму не всегда эффективны по причинам как объективного, так и субъективного свойства. Правоохранительным органам зачастую противостоят мощные в финансовом и организационном отношениях террористические организации. Повсеместно наблюдается рост числа совершаемых преступлений террористического характера. Хотя в России пик террористической активности имел место в 90-е годы прошлого века и в начале XXI века, в последние годы опять наметилась тенденция к росту числа преступлений террористического характера. Так, в 2012 году в России было совершено 637 преступлений террористического характера (+2,4%), в том числе - 24 террористических акта. За 2013 год было зарегистрировано 661 преступление террористического характера (+3,8%), совершен 31 террористический акт. В 2014 году зарегистрировано 1127 преступлений террористического характера (+70,5%).

В январе - июне 2015 года зарегистрировано 752 преступления террористического характера (+39,8%) и 741 преступление экстремистской направленности (+33,0%) . Негативная динамика совершения преступлений террористического характера указывает на подспудно таящуюся угрозу терроризма, которая может реализоваться при определенных благоприятных условиях.

Стратегия национальной безопасности Российской Федерации, разработанная на период до 2020 г., декларирует необходимость постоянного совершенствования правоохранительных мер по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию актов терроризма . В одном из своих выступлений председатель Конституционного Суда Российской Федерации В. Зорькин заявил, что государство может «ограничить свободы», «трансформировать правовую систему в направлении военной суровости», ввиду борьбы с терро-

4

ризмом .

В настоящее время есть все условия для совершенствования уголовнопроцессуальной составляющей правового механизма противодействия преступлениям террористического характера. В этом плане особый интерес представляют показавшие свою эффективность нормы антитеррористического законодательства таких стран, как США, Израиль, которые допускают изъятия из общего уголовно-процессуального порядка при выявлении, раскрытии и расследовании преступлений террористического характера.

В Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации[2] [3] [4] [5] произошли изменения, касающиеся определения подсудности уголовных дел о преступлениях террористического характера[6], которые можно трактовать как начало формирования специального уголовно-процессуального института, нормы которого регулируют производство по уголовным делам об этих преступлениях.

Эффективность противодействия преступлениям террористического характера определяется результатами досудебного доказывания, проводимого органами предварительного расследования. Именно данный аспект представляет наибольшую актуальность, учитывая опыт зарубежного антитеррористического законодательства, а также предложений по реформированию предварительного расследования.

Актуален вопрос о создании особого правового режима досудебного уголовного производства при проведении контртеррористической операции, что позволит повысить эффективность выявления и раскрытия преступлений террористического характера и эффективность уголовно-процессуального доказывания по данной категории дел.

Таким образом, необходимость проведения комплексного исследования досудебного доказывания по уголовным делам о терроризме и выработки научно обоснованных предложений по оптимизации применения уголовнопроцессуальных средств досудебного доказывания обусловливает актуальность избранной темы исследования, а также постановку научной проблемы, имеющей важное значение для теоретико-методологического и предметнопрактического обеспечения стратегии правового противодействия преступлениям террористического характера.

Степень научной разработанности темы диссертационного исследования. Различные аспекты противодействия преступлениям террористического характера изучались представителями самых различных отраслей научного антикриминального знания, в том числе Ю.М. Антоняном, Л.Х. Ба- таговым, Т.А. Боголюбовой, С.С. Босхуловым, А.И. Гуровым, И.П. Добае- вым, А.И. Долговой, В.П. Емельяновым, М.П. Киреевым,

B. Н. Кудрявцевым, В.А. Липтаном, Н.Д. Литвиновым, В.В. Лунеевым, Е.Г. Ляховым, В.В. Мальцевым, Г.М. Миньковским, И.Д. Моторным,

C. М. Мохончуком, А.В. Наумовым, В. Е. Петрищевым, В.П. Рывиным, К.Н. Салимовым, И.А. Семенякиным, В.В. Устиновым, О.В. Шишовым и др. Отдельные уголовно-процессуальные, криминалистические, оперативнорозыскные аспекты противодействия преступлениям террористического характера были исследованы в трудах А.И. Александрова, В.Н. Андрианова, Р.С. Белкина, Ю.С. Белкина, В.Г. Гриба, Р.А. Журавлева, В.А. Казаковой, М.К. Каминского, В.С. Комиссарова, А.М. Ларина, И.Л. Трунова, И.В. Ракитина, С.А. Селиверстова, С.В. Фирсакова и др.

Теоретико-методологические разработки по проблемам досудебного уголовного преследования и доказывания, которые легли в основу диссертационного исследования, содержатся в работах таких ученых, как Г.

В. Абши- лава, А.В. Агутин, А.В. Азаров, О.А. Андреева, В.С. Балакшин, А.М. Баранов, Д.И. Бедняков, В.П. Божьев, В.М. Быков, Л.А. Воскобитова, Б.Я. Гаврилов, О.В. Гладышева, Л.В. Головко, В.Н. Григорьев, А.В. Гриненко,

Н.А. Громов, А.П. Гуляев, К.Ф. Гуценко, А.А. Давлетов, С.М. Даровских, Ю.В. Деришев, В.С. Джатиев, Е.А. Доля, В.В. Дорошков, В.И. Зажицкий, З.З. Зинатуллин, С.В. Зуев, В.В. Кальницкий, А.А. Кухта, В.А. Лазарева, П.А. Лупинская, Л.Н. Масленникова, В.Н. Махов, Н.Г. Муратова, И.А. Насонова, В.В. Николюк, М.П. Поляков, Т.Б. Рамазанов, В.А. Семенцов, М.С. Строгович, А.В. Смирнов, А.А. Тарасов, В.Т. Томин, А.А. Чувилев, О.В. Химичева, С.А. Шейфер, С.П. Щерба и многие др.

Среди диссертационных исследований, в которых затрагивались проблемы доказывания по уголовным делам о преступлениях террористического характера, следует назвать исследования, проведенные М.П. Киреевым (М., 1995 г.), В.Г. Гузиковым (Волгоград, 2003 г.), Хромых (СПб., 2002 г.), Е.В. Давыдовым (Волгоград, 2004 г.), В.Н. Янголом (Санкт-Петербург, 2006 г.), В.А. Сокольниковым (Волгоград, 2008 г.), Д.А. Михалевым (Тюмень, 2009 г.), Ж.В. Вассалатием (Челябинск, 2010 г.).

Несмотря на изрядное число разноплановых исследований (в т.ч. диссертационных) по терроризму, можно констатировать недостаток работ по уголовно-процессуальной специальности на тему о доказывании по уголовным делам о преступлениях террористического характера. Это делает обоснованным и своевременным обращение ко всему комплексу вопросов, касающихся теоретической и прикладной сторон осуществления досудебного доказывания по уголовным делам рассматриваемой категории. Отличие от других исследований по антитеррористической проблематике очевидно, если учесть серьезные изменения в уголовно-процессуальном законодательстве, регулирующем стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования, имевшие место в последнее время. Они стали предпосылкой для разработки предложений по совершенствованию процедуры досудебного доказывания по делам о преступлениях террористического характера, которые делаются в настоящей диссертации.

Объектом диссертационного исследования выступают общественные отношения, возникающие между субъектами уголовно-процессуального доказывания при установлении обстоятельств совершения преступлений террористического характера.

Предметом исследования являются нормы уголовно-процессуального и иного законодательства, регулирующие производство доказывания по уголовным делам о преступлениях террористического характера; материалы следственной и суде6ной практики по уголовным делам о преступлениях террористического характера, а также теоретические воззрения, имеющиеся в отечественной науке антикриминального цикла по рассматриваемой теме.

Цель диссертации состоит в разработке теоретических положений и рекомендаций по оптимизации правового регулирования уголовнопроцессуального доказывания по делам о преступлениях террористического характера на основе комплексного исследования теоретико-прикладных аспектов досудебного доказывания указанной категории противоправных деяний.

Для достижения указанной цели были поставлены и решены следующие задачи:

исследованы главные положения теории уголовно-процессуальных доказательств в контексте следственной практики по выявлению, расследованию и раскрытию преступлений террористического характера;

проанализированы основные элементы коммуникативнопознавательной ситуации, возникающей в ходе досудебного доказывания по уголовным делам о преступлениях террористического характера;

проведен сравнительно-правовой анализ антитеррористичесого законодательства ряда стран, содержащего особые правила получения доказательственной информации по делам о терактах;

исследованы особенности уголовно-процессуального доказывания в стадии возбуждения уголовного дела о преступлениях террористического характера;

выявлены проблемные моменты в правовом статусе и системе отношений участников доказывания в досудебных стадиях на материалах практики расследования уголовных дел о преступлениях террористического характера;

проведено исследование проблематики использования данных оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам о преступлениях террористического характера;

исследованы актуальные вопросы формирования доказательств в стадии предварительного расследования по уголовным делам о преступлениях террористического характера;

обсуждены возможности о введении норм чрезвычайного характера для предотвращения, выявления, раскрытия тяжких и особо тяжких преступлений террористического характера; [7]

предложены меры по совершенствованию уголовно-процессуального и иного законодательства, регулирующего досудебное доказывание по уголовным делам о преступлениях террористического характера.

Методологической основой диссертационного исследования стал общенаучный метод материалистической диалектики познания уголовнопроцессуальных правовых явлений. В работе использовались общенаучные приемы познания: анализ, синтез, сравнение, индукция, дедукция и др., а также специальные методы исследования: историко-правовой, сравнительноправовой, формально-юридический, социологический, системноструктурный, статистический и др.

Теоретической основой диссертации являются научные разработки по уголовному праву, уголовно-процессуальному праву, другим отраслям права, а также по криминалистике, оперативно-розыскной деятельности, относящимся к теме диссертации. Кроме того, в работе нашли применение результаты исследований, касающиеся противодействию терроризму, которые имеются в социологии, уголовной политологии, криминологии и других науках.

Нормативно-правовой основой исследования послужили Конституция Российской Федерации, международные правовые акты, Уголовнопроцессуальный кодекс Российской Федерации, федеральные законы, решения Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, а также нормативные акты Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Министерства внутренних дел Российской Федерации, Следственного комитета Российской Федерации, других правоохранительных органов.

Эмпирическую основу диссертационного исследования составила следственная практика по уголовным делам о преступлениях террористического характера в Северо-Кавказском, Приволжском, Сибирском и Центральном федеральных округах. При подготовке диссертации изучено 31 уголовное дело о таких преступлениях, которые были в производстве органов предварительного расследования. Автором использованы статистические сведения ГИАЦ МВД России, результаты анкетирования 128 сотрудников правоохранительных органов, осуществлявших выявление, пресечение, раскрытие и расследование уголовных дел о преступлениях террористического характера. Сбор эмпирического материала осуществлялся в период 2010 - 2015 гг.

Научная новизна исследования заключается в том, что автором с учетом последних изменений отечественного законодательства (предусмотренных Федеральным законом от 4 марта 2013 г. № 23-ФЗ (ред. от 28 декабря

2013 г.) «О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации», Федеральным законом от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ (ред. от 28 апреля

2014 г.) «О противодействии терроризму» и др.) и ряда новых документов межведомственного характера (в частности, приказа МВД России № 776, Минобороны России № 703, ФСБ России № 509, ФСО России № 507, ФТС России № 1820, СВР России № 42, ФСИН России № 535, ФСКН России № 398, СК России № 68 от 27 сентября 2013 г. «Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд») проведено комплексное исследование ряда теоретических и прикладных проблем доказывания по делам о преступлениях террористического характера на стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования.

Автором впервые на монографическом уровне, с учетом последних законодательных новелл и правоприменительной практики:

раскрыты основное назначение, содержание и задачи контртеррористической операции, которая является специальным правовым режимом получения доказательственной информации о преступлениях террористического характера;

разработан механизм использования фактического материала, полученного неследственным путем в результате оперативно-боевой и оперативно-розыскной деятельности;

предложены критерии введения норм чрезвычайного характера для предотвращения, выявления, раскрытия тяжких и особо тяжких преступлений террористического характера;

обоснована целесообразность создания особых правил досудебного уголовно-процессуального доказывания по делам рассматриваемой категории преступлений;

разработана система правоотношений участников уголовнопроцессуального доказывания в досудебных стадиях уголовного процесса по делам о преступлениях террористического характера;

обоснован концептуально новый подход к участию потерпевшего в качестве стороны обвинения по уголовным делам о терроризме;

сформулированы научно обоснованные рекомендации по формированию доказательств в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования преступных деяний террористического характера;

определены меры, направленные на обеспечение гражданского иска по делам рассматриваемой категории преступлений;

разработаны предложения по оптимизации норм, регулирующих досудебное доказывание по уголовным делам.

Результаты исследования обусловили вынесение на защиту следующих основных научных положений, выводов и предложений.

1. Концептуальное положение о допустимости и целесообразности создания специального уголовно-процессуального института уголовного преследования лиц, обвиняемых в совершении тяжких или особо тяжких преступлений террористического характера. Досудебное производство в форме предварительного следствия по уголовным делам о тяжких или особо тяжких преступлениях террористического характера должно осуществляться по общим правилам за исключением особенностей, которые следует специально предусмотреть в УПК РФ в виде отдельной главы. Эти особенности главным образом должны быть связаны с получением доказательственной информации, изобличающей террористов и их пособников в совершении тяжких или особо тяжких преступлений.

2. Специальным правовым режимом получения доказательственной информации о преступлениях террористического характера можно считать правовой режим, устанавливаемый на территории проведения контртеррористической операции. В состав контртеррористической операции входят различные виды деятельности правоохранительных органов, включая оперативно-розыскную, оперативно-боевую, административно-правовую, уголовнопроцессуальную и другие. Важнейшими задачами контртеррористической операции является пресечение, предупреждение, выявление и раскрытие преступлений террористического характера, а также изобличение террористов и их пособников в совершенных преступлениях или подготавливаемых ими преступлениях. Следовательно, входящие в контртеррористическую операцию разновидности предусмотренной законом деятельности правоохранительных органов можно считать особой формой уголовного преследования террористов и изобличения их посредством получения обвинительных доказательств.

3. Формирование доказательственной базы для уголовного дела по обвинению террористов входит в назначение контртеррористической операции. Главными информационными ресурсами при проведении контртеррористической операции обладают оперативно-розыскная деятельность и тесно связанная с ней оперативно-боевая деятельность. Они позволяют получать фактические материалы в виде предметов, документов, из которых в ходе дальнейшего уголовно-процессуального доказывания могут быть сформированы доказательства, а также захватывать с поличным самих преступников и получать от них информацию. Поэтому в УПК РФ следует предусмотреть нормы, позволяющие признать фактические материалы, обнаруженные в ходе контртеррористической операции, доказательствами по уголовному делу.

4. Особую специфику имеет осуществляемая спецподразделениями в ходе контртеррористической операции оперативно-боевая деятельность. Она представляет собой комбинацию оперативно-розыскных и боевых мероприятий и направлена на пресечение террористического акта, деятельности террористических вооруженных формирований и подавление вооруженного сопротивления террористов; обезвреживание, ликвидацию, захват террористов; освобождение заложников; обеспечение безопасности физических лиц, предприятий, организаций и учреждений, находящихся на территории проведения контртеррористической операции. Оперативно-боевая деятельность, проводимая во время контртеррористической операции, создает предпосылки для дальнейшего уголовного преследования лиц, совершивших террористические преступления.

5. Входящие в контртеррористическую операцию оперативно-боевая деятельность и оперативно-розыскная деятельность являются средствами предупреждения, выявления, раскрытия преступлений террористического характера. Ввиду скоротечности операции, реальной угрозы для жизни и здоровья ее участников и особой опасности терроризма предлагается предусмотреть в УПК РФ специальный порядок проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий по получению доказательственной информации во время контртеррористической операции. Фактические данные, полученные в результате оперативно-розыскных и оперативнобоевых мероприятий, допускаются в качестве доказательств, если сторона защиты не докажет их недостоверность.

6. Следует допустить на территории контртеррористической операции проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, (требующих в обычных условиях судебного разрешения) без судебного разрешения, но по решению руководителя контртеррористической операции или с санкции прокурора, входящего в состав руководства операции. Рекомендуется закрепить в УПК РФ положения о том, что в ходе контртеррористической операции: 1) допустимо ведение контроля телефонных переговоров и иной информации, передаваемой по каналам телекоммуникационных систем, а также осуществление поиска на каналах электрической связи и в почтовых отправлениях в целях выявления информации об обстоятельствах совершения террористического акта, о лицах, его подготовивших и совершивших, и в целях предупреждения совершения других террористических актов; 2) разрешается использование определителей телефонных номеров сообщающихся абонентов и абонентских устройств, находящихся на территории проведения контртеррористической операции, с абонентами, абонентскими устройствами в любом месте Российской Федерации, а также прослушивание и запись телефонных и иных переговоров с помощью электронных средств, когда оно проводится не в отношении конкретного номера абонента или абонентского устройства, а в отношении объекта разработки со всех используемых им средств связи; 3) допустимо беспрепятственное проникновение лиц, проводящих контртеррористическую операцию, в жилые и иные принадлежащие физическим лицам помещения и на принадлежащие им земельные участки, на территории и в помещения организаций независимо от форм собственности для осуществления мероприятий по борьбе с терроризмом и изъятия предметов и документов, которые могут быть вещественными доказательствами по уголовному делу; 4) по требованию руководителя контртеррористической операции провайдер сети обязан предоставлять правоохранительным органам электронные сообщения лиц, подозреваемых в терроризме; 5) показания участников оперативно-боевых мероприятий и оперативнорозыскных мероприятий, а также лиц, оказывающих содействие в раскрытии преступлений на конфиденциальной основе, фиксируются органами следствия без раскрытия данных о личности свидетелей.

7. Изменение отношения к доказательственному значению результатов оперативно-розыскной деятельности не должно ограничиваться одной только категорией уголовных дел о преступлениях террористического характера, а должно носить доктринальный характер и быть закреплено на уровне УПК РФ и других федеральных законов. Предлагается снять запрет на использование результатов ОРД в уголовном процессе и считать материалы, полученные в ходе оперативно-розыскных, оперативно-боевых мероприятий, источниками доказательств, как и показания лиц, проводивших эти мероприятия. Фактические материалы оперативно-розыскной деятельности составляют основу для формирования судебных доказательств по уголовным делам, в том числе о преступлениях террористического характера. Доказательствами фактов, имеющими существенное значение по уголовному делу, могут признаваться судом представленные прокурором предметы, документы, иные материалы, полученные органами досудебного уголовного преследования, путем производства гласных или негласных следственных действий и мероприятий, предусмотренных федеральным законодательством, если сведения, содержащиеся в них, доступны верификации и их аутентичность подтверждается в судебном заседании.

8. Предлагается допустить заключение соглашения о сотрудничестве между прокурором и лицом, причастным к преступной деятельности, до возбуждения уголовного дела - в ходе доследственной проверки, оперативной разработки организованного преступного сообщества, имеющего террористическую направленность и его участников. «Доследственное сотрудничество» с целью раскрытия тяжкого или особо тяжкого преступления террористического характера может быть заключено прокурором с лицом, изобличенным по ходатайству члена террористической организации, поддержанному органом, уполномоченным на осуществление оперативно-розыскной (оперативно-боевой) деятельности. В последующем данное соглашение является обязательным для органа предварительного следствия, а фактические материалы, полученные в ходе доследственного сотрудничества, признаются доказательствами после их проверки следственным путем в соответствии с УПК РФ.

9. Рапорт сотрудника органа, уполномоченного осуществлять оперативно-розыскную или оперативно-боевую деятельность, должен быть закреплен в статье 140 и других статьях УПК РФ в качестве самостоятельного повода к возбуждению уголовного дела. Сообщаемые в нем сведения могут стать основанием для возбуждения уголовного дела, если с достаточной полнотой указывают на признаки преступления.

10. Предлагается концептуально изменить подход к участию потерпевшего в качестве стороны обвинения в уголовном деле о преступлении террористического характера и предусмотреть в законе две ситуации. В первом случае пострадавший, которому преступлением причинен моральный вред, вред здоровью или имущественный ущерб, официально заявляет требование об участии в уголовном преследовании и о получении прав обвинителя и гражданского истца. В этой ситуации потерпевший, его представитель становятся полноправными субъектами доказывания, в том числе наделяются правами по самостоятельному получению фактических материалов, подтверждающих их утверждения. Потерпевший-обвинитель как сторона в деле вправе самостоятельно определять размер своих исковых требований о возмещении причиненного вреда. Во втором случае пострадавший от преступления отказывается осуществлять уголовное преследование, полностью положившись на государство, которое обязано защитить его интересы. В подобной ситуации (пассивного присутствия в процессе) он считается свидетелем обвинения и правами стороны в деле не наделяется, в доказывании как субъект не участвует, гражданский иск не заявляет. Пострадавшему гарантируется возмещение государством имущественного ущерба и физического вреда от преступления (из специального фонда). В связи с этим предлагается включить в УПК РФ для уголовных дел о преступлениях террористического характера нормы, предусматривающие подобную компенсацию и порядок ее выплаты.

11. Обосновывается предоставление прокурору права прекратить полностью или частично уголовное преследование лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений любой тяжести, ввиду оказания существенного содействия правоохранительным органам по соглашению, заключенному между ним и прокурором, в раскрытии тяжких или особо тяжких преступлений террористического характера, предотвращении такого рода преступлений или в розыске и изъятии всего или большей части особо ценного имущества, принадлежащего террористической организации или ее членам. При этом лицо, которому предоставляется иммунитет от уголовного преследования или смягчается обвинение по решению прокурора, освобождается от гражданских исков со стороны возможных истцов, которым в подобных случаях вред возмещается государством во внесудебном порядке.

12. Прокурор обязан предъявить гражданский иск о конфискации всего арестованного в ходе предварительного следствия имущества в случае осуждения подсудимого в совершении тяжких, особо тяжких преступлений террористического характера. Ответчик обязан сам доказать законность происхождения арестованного у него имущества и непричастность к незаконному обогащению, финансированию терроризма.

Теоретическая значимость исследования состоит в формулировании авторской позиции относительно досудебного доказывания по уголовным делам о преступлениях террористического характера, в разработке предложений по созданию особого режима получения доказательств о тяжких и особо тяжких преступлениях террористического характера, а также по совершенствованию процессуально-правового статуса субъектов досудебного доказывания со стороны обвинения.

Практическая значимость исследования состоит в разработке конкретных предметно-практических рекомендаций по совершенствованию и применению норм, регулирующих собирание, проверку, оценку и использование доказательств по уголовным делам о преступлениях террористического характера в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования; уточнении смысла норм уголовно-процессуального закона, регулирующих собирание, фиксацию, проверку, оценку доказательств в досудебных стадиях уголовного процесса.

Практическая значимость диссертации определяется возможностью применения отдельных ее положений в правоприменительной практике по уголовным делам, а также в качестве научно-методической основы для разработки учебных пособий и рекомендаций для должностных лиц правоохранительных органов, участвующих в выявлении и расследовании преступлений террористического характера. Содержащиеся в диссертации положения и выводы могут быть использованы в учебном процессе образовательных учреждений юридического профиля для преподавания уголовного процесса, предварительного следствия, дознания, прокурорского надзора, при подготовке методических материалов по данной тематике и т.п.

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре уголовного процесса и криминалистики Дагестанского государственного университета, где осуществлено ее рецензирование и обсуждение.

Основные теоретические положения и выводы диссертации докладывались на научно-практических конференциях и семинарах, проводившихся в вузах в период с 2012 по 2015 гг., использовались в учебном процессе Дагестанского государственного университета, Московской академии экономики и права, Дагестанского государственного педагогического университета, а также в правоприменительной деятельности Дербентского МРСО СУ СК РФ по Республике Дагестан, органов прокуратуры Республики Дагестан. По теме исследования автором опубликовано 12 научных статей, 4 из которых - в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации.

Структура диссертации. Структура диссертации обусловлена объектом, предметом, целью и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения, списка использованной литературы.

<< | >>
Источник: БУТАЕВ Мурадали Якубович. ДОКАЗЫВАНИЕ ПО ДЕЛАМ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА НА ДОСУДЕБНЫХ СТАДИЯХ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА (ТЕОРЕТИКО-ПРИКЛАДНОЙ АСПЕКТ). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Махачкала - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме Введение:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -