<<
>>

§ 2.Система ювенальной юстиции

Определение понятия системы и вытекающие из такого определения ее характеристики.

Понимание системы как таковой важно для нас для того, чтобы знать, в каком состоянии находится система ювенальной юстиции, в частности, каковы ее перспективы, какие приоритетные меры должны быть предприняты и пр.

Подход к явлению как к системе (если, конечно, для этого есть объективные предпосылки) открывает широкие возможности для выяснения ряда свойств такого явления и вследствие этого лучшего понимания определенных закономерностей его существования и развития. Сам термин «система» употреблялся с глубокой древности, но только в середине и второй половине ХХ века системный подход получил весьма широкое распространение, что дало не известные ранее инструменты для исследования различных объектов, в том числе и разнообразных аспектов человеческой жизнедеятельности, а также для создания на основе полученных знаний о закономерностях развития общества новых социальных конструкций. Обращение к ювенальной юстиции как к системе открывает определенные эвристические возможности.

Что же такое система? Система — это совокупность взаимосвязанных элементов, образующая определенную целостность, которая обладает собственными свойствами, не сводимыми к сумме свойств ее элементов. При этом следует обратить внимание на то, что система (т. е. внутренне организованное единство некоторых элементов) представляет собой некое новое качество по сравнению с несистемным набором тех же самых элементов.

Системный подход помогает формализовать знания и представления об объекте (в данном случае — о ювенальной юстиции), что при использовании аксиоматического метода позволяет выявить отношения субординации элементов такого объекта, на что обращал внимание еще Ф. Энгельс [10]. При этом в результате формализации определений можно использовать в работе с ними аппараты математики и математической логики, что открывает перед исследователем новые горизонты.

Существуют различные формализованные определения системы.

Два таких определения предлагает, например, А. И. Уемов. Одно из них выглядит следующим образом: [[(a)t] (A)], где «t» обозначает «определенное», «а» — «неопределенное», «А» — «произвольное»; символ, заключенный в круглые скобки, обозначает вещь, символ, записанный справа от круглых скобок, — свойство, слева — отношение. Таким образом, формула, приведенная выше, имеет следующее значение: «Система — это объект, в котором имеет место некоторое отношение, обладающее заранее фиксированным свойством t». Другое определение получается путем двойственной замены — свойства на отношение и отношения на свойство: [(A) [t (a)]]. В переводе с языка тернарного описания получаем: «Система — это объект, в котором имеют место свойства, находящиеся в заранее фиксированном отношении t» [11].

Формализованные определения понятий не просто короче записанных обычными словами, но в ряде случаев они являются более четкими, поскольку слова, как правило, многозначны, а символическая запись позволяет до определенной степени такой неоднозначности избежать. Зачастую разгораются жаркие споры вокруг того, какое именно слово использовать для обозначения того или иного понятия, той или иной категории, при этом, к сожалению, во многих случаях существо самого понятия или самой категории отодвигается в ходе споров на задний план, а приверженность тому или иному слову превращается в процессе дискуссии в самостоятельную ценность. Тому много примеров. В частности, такие споры были характерны для отечественной юридической общественности в 80—90 годы XX века.

Однако формализация определений возможна и полезна отнюдь не всегда. Во-первых, не все характеристики объекта (в особенности качественные) поддаются формализации. Во-вторых, в ряде случаев нюансы определения могут иметь большое смысловое значение, а выразить эти нюансы формальным языком зачастую не представляется возможным. В-третьих, для чтения и использования определений, записанных при помощи формальных языков, необходимо специально их выучить, а на это требуется затратить определенные усилия и средства.

Причем если впоследствии этими языками не пользоваться, то такие затраты окажутся неэффективными.

В настоящее время выделение системных принципов, отражающих свойства систем, стало чуть ли не общим местом работ, посвященных изучению систем. Среди системных принципов обычно выделяют следующие: структурность (т. е. то, что система состоит из определенных элементов); рассмотрение структурных элементов в качестве самостоятельных систем (подсистем); целостность (т. е. уже упомянутая несводимость свойств системы к сумме свойств составляющих ее элементов); взаимозависимость системы и среды; множественность описания (в силу сложности системы можно строить множество моделей, каждая из которых описывает лишь отдельный аспект системы) [12]. Обратимся и мы к указанным принципам при изучении системы ювенальной юстиции.

В любой системе при ее рассмотрении условно можно выделить статический и динамический аспекты. Традиционно структура рассматривается в качестве статической характеристики системы, хотя в литературе встречаются попытки рассматривать структуру как постоянно изменяющееся явление (это, главным образом, характерно для работ структуралистов). Однако даже при эволюционном подходе к структуре (а такой подход адекватен действительности, поскольку структура, как и любое другое явление, подвержена изменениям), мы можем зафиксировать некую структуру лишь в определенный момент. Ведь изменение структуры неизбежно означает и изменение самой системы. Другими словами, при таком изменении мы уже будем говорить об иной структуре иной системы.

Динамический аспект системы характеризуется ее организацией. Хотя и организация, и структура относятся к описанию внутреннего строения системы, структура фиксирует некий порядок расположения элементов и их иерархию, а организация определяет единство, упорядоченность взаимодействий всех элементов, что и обеспечивает целостность системы. Но взаимодействие всегда представляет собой некий процесс, поэтому если его и можно рассматривать по стадиям, то невозможно и бессмысленно пытаться найти в нем статичные моменты (их можно зафиксировать лишь умозрительно и в силу этого условно).

В лучшем случае мы придем к некоему подобию апорий Зенона Элейского. Но повторять чужие открытия малополезно, а пытаться двигаться в этом направлении непродуктивно, ибо эмпирическая действительность (да и сделанные за последние столетия научные открытия) опровергают однозначность выводов, сделанных из противоречий, изложенных в форме апорий. Собственно, с этим и связан такой системный принцип, каким является упоминавшийся выше принцип множественности описаний.

Системные качества ювенальной юстиции.

В основе понимания природы системных явлений лежит исследование интегральных системных качеств, характеризующих сущность целостных образований. Как убедительно показывает Э. Г. Винограй, весьма обширный массив общих интегральных качеств систем может при тщательном исследовании может быть сведен к ряду фундаментальных качеств, каковыми являются: организованность, целостность, сложность, функциональная анизотропность, инерционность п.

Выше уже было сказано несколько слов о категории «организация» и соотношении ее с категорией «система». Здесь же необходимо отметить следующее. Организованность определяет сосредоточение действий системы благодаря концентрации ресурсов и фокусирования свойств, достигаемых на основе функциональной дополнительности элементов данной системы, что позволяет разрешать актуальные противоречия системы. Итак, рассмотрим организованность системы ювенальной юстиции и попробуем оценить организованность этой системы по таким критериям, как экономность, результативность и надежность. Данные критерии позволят не только разобраться в актуальном состоянии наличной системы ювенальной юстиции, но и понять, в каком направлении должна развиваться указанная система для преодоления существующих недостатков.

Прежде всего, обратим внимание на то, что в каждой стране существует своя система ювенальной юстиции, сложившаяся в конкретных исторических условиях, под влиянием соответствующих традиций, состояния общественного сознания, в рамках специфической для любой страны системы права.

Вместе с тем с той же неизбежностью, с какой существует специфика ювенальной юстиции каждого государства, у нее независимо от страны нахождения есть и общие черты, которые характеризуют ювенальную юстицию как родовое понятие. Остановимся на российской модели ювенальной юстиции в современном ее состоянии.

Одной из характерных черт современной российской ювенальной юстиции является ее очевидная системная недостроенность, институциональная и территориальная неравномерность ее развития. Начнем с того, что специализированные суды по делам несовершеннолетних (ювенальные суды) в России созданы далеко не повсеместно. В Ростовской области — одной из немногих, — где во всех районных работают судьи, занимающиеся исключительно делами несовершеннолетних, на территории области в составе трех городских и одного сельского суда общей юрисдикции работают обособленные ювенальные суды, имеется специализированное присутствие по делам несовершеннолетних в областном суде. Всего к концу первого десятилетия XXI века в судах порядка 40 (т. е. менее, чем в половине) субъектов РФ внедряются те или иные элементы ювенальной юстиции. В ряде субъектов Российской Федерации имеются отдельные судьи, занимающиеся делами несовершеннолетних, или даже в редких случаях присутствия по делам несовершеннолетних, но комплексности в формировании и функционировании ювенальных судов не наблюдается. При этом под специализацией судей во многих случаях понимают, что все дела с участием несовершеннолетних поступают к одному судье, однако данный судья занимается также и другими делами, не имеющими какого-либо отношения к детям. Естественно, у такого судьи нет никакого стимула вникать в специфику дел с участием несовершеннолетних, поскольку кажется, что достаточно формально соблюсти процессуальные нормы, применимые к соответствующим делам. Конечно, вряд ли такую специализацию можно [13] назвать реальной. Кроме того, недостаточно обеспечить даже реальную специализацию судей. Для вынесения объективного, взвешенного и справедливого решения по делам несовершеннолетних судье необходима помощь специалиста — детского психолога, социального работника, педагога, — который подготовил бы доклад до вынесения решения и предложил бы адекватные меры, которые бы нашли отражение в судебном решении.

В тех регионах, где судьи привлекают таких специалистов, практика несколько различается. Обо всем этом подробно говорится в главе, посвященной судебным ювенальным органам, но здесь представляется необходимым напомнить об этом с тем, чтобы пояснить высказанную мысль о недостроенности модели ювенальной юстиции в России. Следует также обратить внимание на то, что в Верховном суде нет специальных подразделений, которые бы занимались делами несовершеннолетних.

Вместе с тем институционально ювенальная юстиция не исчерпывается, как уже говорилось, исключительно судебными органами. Однако и наибольшая часть других относящихся к одному и тому же виду органов, входящих в систему ювенальной юстиции, также не образуют единых ансамблей. Например, уполномоченные по правам ребенка имеются далеко не во всех субъектах РФ (федерального же детского омбудсмана тоже нет). При этом положение уполномоченных по правам ребенка в разных субъектах РФ регулируются разными нормативными правовыми актами (т. е. не только законами), порядок назначения уполномоченных, их права и обязанности неодинаковы в различных субъектах РФ. В некоторых регионах (например, Алтайский и Красноярский края) лица, занимающиеся правами детей, вообще входят в аппарат уполномоченных по правам человека, а это означает, что они не являются самостоятельными должностными лицами. [14] Вот и в городе Москве в 2009 году решили ликвидировать должность Уполномоченного по правам ребенка в результате принятия городского закона, учреждающего должность Уполномоченного по правам человека.

Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав действуют в России повсеместно. Однако законодательство, регулирующее их работу, в разных субъектах РФ неодинаково определяет их статус, материальное обеспечение их деятельности и пр. Повсеместно работают органы опеки и попечительства, причем они должны работать в соответствии с едиными установленными законодательством правилами (хотя нельзя не признать того, что эти органы довольно часто подвергаются критике, что, впрочем, неудивительно ввиду хронической нехватки у них средств и квалифицированных кадров). Широкое распространение получили инспекции по делам несовершеннолетних в органах внутренних дел. И все же, несмотря на повсеместное существование отдельных видов органов и служб, занимающихся делами и проблемами детей, далеко не все органы и службы, работающие в рассматриваемой сфере, действуют, как уже отмечалось, на всей территории современной России. И уж, естественно, некоммерческие организации, работающие с детьми, развивают свою активность неравномерно на территории нашей страны.

Система ювенальной юстиции в нашей стране не достроена не только институционально, но и функционально, поскольку неравномерное распространение по территории нынешней России получили и ювенальные технологии. Так, в Ростовской области и некоторых других субъектах РФ получили развитие технологии, связанные с особенностями судопроизводства по делам несовершеннолетних, а в Чувашии, например, активно развиваются технологии ювенальной пробации и постепенно формируется реабилитационное пространство. В разных регионах страны в порядке эксперимента применяются технологические элементы восстановительного правосудия в отношении несовершеннолетних. Некоммерческие организации, работающие в разных частях России, стараются внедрить ювенальные технологии профилактики детской и молодежной преступности, преодоления девиантного поведения, адаптации и ресоциализации детей и молодежи, отбывших наказание в виде лишения свободы и т. п. К сожалению, большинство технологий, относящихся к функционированию системы ювенальной юстиции, получили в основном локальное распространение, несмотря на успешность применения целого ряда из них, и использование их рассматривается во многих случаях лишь в качестве пилотных проектов.

Таким образом, организованность системы ювенальной юстиции в современной России находится пока на довольно низком уровне. В силу недостаточной сформированности и пространственной распространенности всех необходимых институциональных и функциональных элементов системы ювенальной юстиции в нынешней России пока не удается добиться единства взаимодействий всех ее элементов и сфокусированности указанной системы на решении проблем каждого ребенка в трудной жизненной ситуации, на что, в принципе, она должна быть нацелена. Как образно сказала Президент Ирландии М. Макэлис на конференции Европейской сети детских омбудсманов в 2008 году, «мы делаем все возможное, чтобы защитить наших детей, и в особенности самых уязвимых из них. Мы принимаем сонмы законов, мы создаем институты, общественные и государственные организации, правительственные департаменты... и создаваемая ими в совокупности сеть — это и есть сеть безопасности для детей. Чем меньше и плотнее ячейки этой сети, тем меньше шансов, что ребенок в преисподнюю уязвимого молчания, где его жизнь пройдет в незамеченной жестокости» [15]. Пользуясь такими выражениями, можно сказать, что в нашей стране на рубеже XX и XXI веков сеть если и образовалась, то с весьма крупными ячейками, а то и с обширными дырами, поэтому и удержать от «падения в пропасть» значительную часть детей не удается. Иначе говоря, неплохой результативности (показателями могут служить динамика детской преступности, преступности против детей, в том числе и повторной, динамика беспризорности и безнадзорности и т. п.) удается добиться лишь локально (о чем подробнее будет сказано в соответствующих главах, посвященных работе различных органов и организаций), а в целом по стране, к сожалению, результативность пока невелика.

С результативностью связан и другой критерий оценки организованности — надежность. Следует отметить, что и по данному критерию организованность системы ювенальной юстиции в современной России пока не на высоте. Ведь степень надежности определяется по частоте и серьезности сбоев, которые происходят в ходе функционирования системы. Недостроенность системы ювенальной юстиции существенно снижает ее надежность. По той же причине недостаточна и экономность рассматриваемой системы. Хорошо выстроенная система позволяет добиваться большего эффекта при использовании меньших ресурсов за счет слаженности взаимодействий ее элементов. Однако система ювенальной юстиции в современной России по указанным выше причинам не может пока обеспечить должной экономности наличных ресурсов при решении соответствующих проблем.

Целостность можно определить как способность системы сохранять свою качественную специфичность в изменяющихся условиях среды. Несмотря на описанную выше недостроенность системы ювенальной юстиции в современной России, ей присуща целостность, наряду с другими фундаментальными системными качествами.

Целостность представляет собой многоаспектное явление. Одна из важнейших составляющих целостности — интегрированность. Интегрированность обеспечивает сплоченность частей в целое, причем в результате такой сплоченности свойства частей модифицируются и проявляются как качественно иные свойства, характерные для наличной целостности и отличные от свойств отдельных элементов. Интегрированность проявляется также в функциональной ориентированности взаимодействий элементов системы на сохранение и развитие целостности путем снятия актуальных противоречий системы. Существующие в современной России элементы ювенальной юстиции довольно хорошо интегрированы, благодаря чему удается усилить в определенной степени воздействие каждого из них на положение детей в трудной жизненной ситуации. Интеграция элементов системы ювенальной юстиции происходит по двум направлениям: с одной стороны, различные институты (специализирующиеся в соответствующей сфере судьи, социальные службы, комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, уполномоченные по правам ребенка, специализированные подразделения органов внутренних дел и прокуратуры, неправительственные некоммерческие организации и др.) взаимодействуют в каждом конкретном деле несовершеннолетнего, с другой стороны, институты объединяются по отраслевому признаку; и если, например, специализированные подразделения органов внутренних дел изначально административно входят в единую структуру, то, к примеру, уполномоченные по правам ребенка создали ассоциацию в 2005 году, а ряд судей по делам семьи и несовершеннолетних решили учредить свое объединение в 2009 году. Именно сплоченность элементов ювенальной юстиции позволяет установить и описать ее систему в качестве единого образования.

Целостность находит выражение и в активности, т. е. способности системы к самодвижению. Система ювенальной юстиции находится в постоянном развитии. Именно в результате активности системы ювенальной юстиции существенные трансформации произошли в ней за последнее десятилетие. Так, только в 1998 году в нашей стране появились первые уполномоченные по правам ребенка, а в настоящее время их более двух десятков на уровне субъектов Российской Федерации и на муниципальном уровне, хотя есть и попятное движение (как уже говорилось, в 2009 году принято решение об упразднении должности Уполномоченного по правам ребенка в городе Москве). В 1999 году в городском суде Санкт-Петербурга появился первый после начала судебной реформы в 1991 году судья, специализирующийся на делах несовершеннолетних, а в настоящее время в судах общей юрисдикции порядка 40 субъектов РФ в той или иной степени внедряются ювенальные технологии, о чем уже упоминалось. При этом чаще всего после 2000 года ювенальные технологии внедрялись в судах в субъектах Российской Федерации на основе уже имеющегося опыта применения ювенальных технологий в иных субъектах РФ. Одни элементы системы ювенальной юстиции помогали становлению других ее элементов. Например, в некоторых субъектах РФ введению ювенальных технологий в судах содействовали уполномоченные по правам ребенка. Определенные неправительственные некоммерческие организации внесли и вносят вклад в создание и совершенствование различных институтов, являющихся элементами ювенальной юстиции. Уже несколько лет в городе Екатеринбурге действует первое и пока единственное в нашей стране адвокатское объединение, занимающееся делами несовершеннолетних. За последние 15 лет многие неправительственные некоммерческие организации опробовали и внедрили разнообразные ювенальные технологии [16].

Развитие системы ювенальной юстиции нашло также проявление в изменении отношения со стороны различных государственных органов и должностных лиц к идее ювенальной юстиции за последние 20 лет. В Концепции судебной реформы 1991 года упоминалась желательность специализации судей по делам семьи и несовершеннолетних, однако никаких подробностей по этому вопросу в указанной Концепции не содержалось. Вместе с тем на практике именно в начале 90-х годов XX века была ликвидирована существовавшая с 1958 года специализация судей, рассматривавших уголовные дела в отношении несовершеннолетних. Группа депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ лишь в 1998 году внесла законопроект, в котором предлагалось внести изменения и дополнения в Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации», в соответствии с которыми допускается специализация судей по делам несовершеннолетних. Лишь в 2002 году эта поправка была принята Государственной Думой в первом чтении. Однако до второго чтения, по крайней мере, по состоянию на конец 2009 года, дело так и не дошло. Постепенно отношение Верховного Суда России к ювенальной юстиции сменилось со сдержанно-нейтрального на благожелательное. В целом в судебной системе нашей страны судьи-сторонники ювенальной юстиции стали рассматривать ее не только как специализацию судей, но и применение социального сопровождения подсудимого и осужденного. Российская прокуратура первоначально относилась к ювенальной юстиции скептически-негативно, однако после успехов по снижению повторной преступности несовершеннолетних в результате введения специальных судебных составов, опирающихся на помощь социальных служб, в частности, в Ростовской области и позже в некоторых других субъектах РФ, прокуратура стала высоко и весьма позитивно оценивать введение ювенальной юстиции.

К важнейшим компонентам целостности относится, наряду с упомянутыми, устойчивость, т. е. способность системы противостоять разрушающим воздействиям. Такие разрушающие воздействия возможны и со стороны части государственного аппарата, и со стороны некоторых неправительственных некоммерческих организаций. Так, именно сопротивлением части государственного аппарата в России объясняется «замораживание» на этапе первого чтения упомянуты выше поправок к Федеральному конституционному закону «О судебной системе», допускающих введение специализации судей по делам несовершеннолетних. А без этих поправок невозможно дальше развивать законодательство, которое бы способствовало становлению и развитию ювенальных судов. Позиция некоторых должностных лиц послужила причиной упразднения должности Уполномоченного по правам ребенка в городе Москве. Пропаганду против внедрения ювенальной юстиции развернули некоторые неправительственные некоммерческие организации, среди которых оказались, как ни странно, отдельные объединения родителей многодетных семей. И все же, несмотря на указанные разрушающие воздействия, системе ювенальной юстиции в целом удается не только сохраниться, противостоя негативному влиянию и сглаживая последствия такого негативного влияния, но и активно развиваться.

Одним из аспектов целостности выступает связность. Целостность как раз и обеспечивается тем, что связь между элементами системами крепче и существенней, чем связь с институтами, находящимися вне данной системы. Прочность связей элементов системы ювенальной юстиции объясняется сосредоточенностью их на решении проблем ребенка в трудной жизненной ситуации. Именно это является существенным для всех элементов указанной системы, и нацеленность каждого из элементов на решение упомянутых проблем своими средствами требует их сплоченности и тесного взаимодействия. Следует иметь в виду также то обстоятельство, что одни и те же институты могут выступать в качестве элементов различных систем, и в каждом случае характер связей определяет прочность и существенность их в соединении с теми или иными институтами. Так, когда речь идет о решении проблем ребенка в трудной жизненной ситуации (в том числе и в состоянии юридического конфликта), суды (судьи), занимающиеся делами несовершеннолетних, наиболее крепко связаны, прежде всего, с институтами, занимающимися решением тех же проблем ребенка, а когда встают вопросы отправления правосудия вообще, то обнаруживается прочность связей, обеспечивающих целостность судебной системы.

Связность дополняется иерархичностью, которая предполагает соподчиненность уровней системы, ее элементов по вертикали, причем такую соподчиненность нельзя понимать как некую административную субординацию. Поскольку речь идет о юстиции (ювенальной), для которой коренным аспектом выступает отправление правосудия (в частности, в отношении несовершеннолетних), то центральное место в системе ювенальной юстиции занимают специализированные судебные органы. Однако правосудие невозможно отправлять без участия адвокатов, прокуроров, экспертов, и естественно, это относится и к отправлению правосудия в отношении несовершеннолетних. При этом в том случае, когда речь идет об уголовном деле, важную роль играют и органы следствия, и органы, приводящие в исполнение приговор суда. Кроме того, как известно, задачи ювенальной юстиции не сводятся к карательным действиям, и более того, карательные действия должны рассматриваться лишь как крайняя мера, основной упор должен делаться на профилактику и преодоление девиантного поведения, не доводя дела до суда, и потому большое значение имеет не только судебное разбирательства, но и судебная перспектива.

В свою очередь, профилактикой девиантного поведения, защитой прав ребенка, воспитательной работой занимается довольно широкий круг государственных и негосударственных институтов, не связанных непосредственно с судом, действующих в основном во внесудебной сфере, но которые при определенных обстоятельствах могут участвовать в судебном разбирательстве (органы опеки и попечительства, социальные службы, комиссии по делам несовершеннолетних, уполномоченные по правам ребенка, неправительственные некоммерческие организации и др.). Необходимо отметить, что иерархическая соподчиненность элементов системы не нацелена на выявление степени важности (или неважности) того или иного элемента, но показывают расположение соответствующего элемента в системе — в центре, на периферии, между центром и периферией, — однако и элементы, расположенные на периферии, могут иметь огромное значение для функционирования всей системы.

Коррелятивность — это закономерная взаимозависимость характеристик целостной системы, другими словами, коррелятивность (и это отличает ее от иерархичности) показывает горизонтальные взаимодействия внутри структуры, давая представление о координации, а не субординации элементов. В системе ювенальной юстиции каждый элемент выполняет определенные функции, что позволяет им дополнять друг друга, добиваясь эффективного решения проблем. Собственно, функции каждого элемента определяют его место в системе ювенальной юстиции и характер взаимоотношений с другими элементами. Коррелятивность позволяет соотносить между собой разнообразные элементы ювенальной юстиции, выявлять их взаимодополняемость.

Целостность проявляется в цикличности динамических процессов, протекающих в системе. Дело каждого ребенка, оказавшегося в трудной жизненной ситуации, проходит определенные этапы, составляющие от начала до окончания некий цикл. Особенности каждого цикла зависят от характера самого дела, т. е. какие-то циклы включают этапы, составляющие судебное разбирательство, а иные циклы могут полностью проходить вне суда. Естественно, для сходных дел свойственны одни и те же циклы. Порядок движения того или иного дела по циклу может определяться законодательством. Например, уголовное или гражданское дело, участником которого является несовершеннолетний, проходит этапы, установленные соответственно Уголовно-процессуальным кодексом или Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации. В то же время некоторые циклы, хотя и осуществляются в целом в рамках действующих законов, определяются правилами, не являющимися юридическими (например, некоторые программы воспитательного, реабилитационного, восстановительного характера).

Необходимо также помнить, что без функциональной завершенности конструкции сложной системы ее целостность невозможна. Выше уже говорилось о недостроенности системы ювенальной юстиции в современной России, но, несмотря на это, в целом конструкция указанной системы функционально завершена, поскольку однозначно определена основная функция ювенальной системы (решение проблем ребенка в трудной жизненной ситуации, в том числе и в столкновении с законом), в выполнении которой задействованы все элементы данной системы, и это обеспечивает сплоченность упомянутых элементов.

Существенным признаком целостности является и наличие у системы некоей внешней границы (отделяющей ее от среды), которая обусловлена функциональной выделенностью системы из среды, причем контакты со средой осуществляются избирательно, что позволяет обмениваться со средой веществом, энергией и информацией, не смешиваясь со средой и сохраняя качественную индивидуальность системы. Собственно, основная функция системы ювенальной юстиции и обеспечивает ее выделен- ность из среды, т. е. из социума. Нацеленность всех элементов на реализацию данной функции определяет включенность их в систему, что и позволяет выявить внешнюю границу системы ювенальной юстиции (об этом уже шла речь, когда рассматривалось понятие ювенальной юстиции).

Следует отметить также фрактальность, т. е. запечатленность в элементах системы свойств, присущих данной системе как целостности, составляющих ее качественную специфику. Для каждого элемента системы ювенальной юстиции характерна нацеленность на решение проблем конкретного ребенка в трудной жизненной ситуации. При этом такое решение проблем предполагает использование юридических, психологических, педагогических и иных методов, что составляет специфику как отдельных элементов, так и всей системы ювенальной юстиции.

Рассмотрим теперь такое интегральное системное качество, как сложность, которая отражает внутреннюю неоднородность системы. Одним из проявлений сложности является разнообразие, иначе говоря, количественное и качественное различие элементов системы (связей, процессов и т. д.). Об институциональном разнообразии элементов ювенальной юстиции уже говорилось выше (вспомним судебные и несудебные государственные органы, муниципальные органы, неправительственные некоммерческие организации), поэтому нет необходимости возвращаться к этой стороне разнообразия указанной системы. В то же время в системе ювенальной юстиции протекают различные процессы. В частности, в указанной системе некоторые процессы совпадают как с судебными, так и с административными процедурами. При этом судебные процедуры, к примеру, отнюдь не однородны. Дела несовершеннолетних могут рассматриваться в рамках уголовного, гражданского, административного и конституционного судопроизводства, что предопределяет отличия судебных процессов. Не менее, если не более разнообразны процессы в рамках административного делопроизводства. Даже в рамках одних и тех же институтов (например, комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав или органов опеки и попечительства) реализуются разные процессы, тем более отличаются друг от друга процессы, наблюдаемые в различных институтах в ходе их функционирования. Но всех этих судебных и несудебных процессов сущностно отличаются процессы трансформации самой системы ювенальной юстиции, т. е. процессы перестройки отношений внутри указанной системы в связи с изменением роли существующих институтов, возникновением или прекращением деятельности каких-либо институтов. Связи между институтами, образующими систему ювенальной юстиции, разнородны, что также свидетельствует о наличии разнообразия в рассматриваемой системе. О связности выше уже шла речь, когда рассматривались составляющие целостности, здесь же нас интересует именно разнородность связей, а не наличие связей как таковых. Можно выявить такие виды связей, как связи сотрудничества, связи противостояния, связи нейтрального взаимодействия, связи дополняющего действия и др.

Другая грань сложности — противоречивость. Возникающие и преодолеваемые противоречия являются одновременно следствием и источником развития системы, в результате чего обеспечивается динамическое равновесие системных центров силы и напряжений. Так, восстановительное правосудие противостоит карательному правосудию, но ювенальная юстиция не обходится ни без одного, ни без другого. В рамках ювенальной юстиции стремление сохранить семью и обеспечить нормальную жизнь ребенка в семье неизбежно противопоставляется возможности лишения взрослых родительских прав и изъятия ребенка из крайне неблагополучной семьи. Формализация процедур, ассоциируемая с предоставлением юридических гарантий соблюдения субъективных прав, сталкивается с приданием общению различных должностных лиц с ребенком более человечного, вызывающего взаимное доверие характера путем отказа от тех или иных формальностей. Это лишь некоторые из противоречий, существующих в системе ювенальной юстиции любой страны, порождающих прямо противоположные тенденции и вместе с тем, благодаря этому, обеспечивающих развитие такой системы.

Например, на рубеже XX и XXI веков в ряде систем ювенальной юстиции в странах Западной Европы и Северной Америки начала прослеживаться тенденция усиления карательного правосудия в противовес восстановительному. Это не означает, тем не менее, полный отказ от восстановительного правосудия, но представляет собой поиск оптимальной модели соотношения карательного и восстановительного правосудия в конкретных условиях. Как написал один из крупнейших современных специалистов и энтузиастов восстановительного правосудия Х. Зер в предисловии к изданию его книги на русском языке (вышедшем через восемь лет после опубликования ее на английском языке), «в книге я стремился представить две модели правосудия: карательную („легистскую“) и восстановительную — как взаимоисключающие системы. Хотя такой подход и помогает наглядно продемонстрировать различия, тем не менее, теперь я понимаю, что он слишком наивен, нереалистичен и даже не совсем честен. Сегодня я склоняюсь к тому, что правосудие должно включать элементы обеих систем, учитывая не только недостатки, но и достоинства легистской модели. Эти два подхода являются, скорее, двумя противоположными полюсами, идеальными типами. На одном полюсе — в чистом виде карательное правосудие, а на другом — восстановительное. Практика правосудия отличается от идеального типа, по своим результатам она редко бывает чисто карательной или восстановительной. В нашей практической деятельности мы стараемся в каждом случае и в каждой общине, используя сильные стороны карательного правосудия, продвигаться как можно дальше по пути восстановления» [17]. Борьба указанных противоположностей, или полюсов, по словам Х. Зера, усиление движения то в сторону одного полюса, то в сторону другого и является одним из направлений развития системы ювенальной юстиции в любой стране. И это только один из примеров. Другие наличные противоречия в системе ювенальной юстиции, подпитывающие противоборствующие тенденции, также служат основой развития упомянутой системы. В данной книге в ряде глав рассматриваются существующие в системе ювенальной юстиции противоречия и связанную с ними эволюцию этой системы.

Противоречивость и разнообразие тесно связаны с таким слагаемым сложности, как лабильность, под которой понимают изменчивость характеристик системы. Собственно, выше уже неоднократно говорилось о постоянных изменениях системы ювенальной юстиции, отражающих прогрессивные и регрессивные процессы, происходящие в ней. И любые упомянутые изменения, естественно, находят свое проявление в характеристиках системы, взятых в разные моменты ее существования. В частности, если замерить по одним и тем же параметрам состояния системы ювенальной юстиции в России, к примеру, в 2000, 2005 и 2009 годах, то обнаруживаются отличия, о чем уже шла и еще будет идти речь в настоящей книге.

Для установления и замера различных характеристик системы ювенальной юстиции могут использоваться те или иные показатели. Так, в § 3 главы II данной книги представлены определенные показатели для замера состояния ювенальной юстиции, а сравнение данных, собранных с помощью этих показателей в некоторой стране через какие-либо промежутки времени, даст представление об изменчивости характеристик соответствующей системы. Упомянутые показатели, конечно же, являются отнюдь не единственными, которые можно использовать для того, чтобы разобраться в тех или иных характеристиках системы ювенальной юстиции.

Одним из компонентов сложности также является альтернативность, т. е. множественность вариантов тенденций функционирования и эволюции систем. В частности, в современной России социальное сопровождение несовершеннолетних в судах, использующих ювенальные технологии, институционально организовано неодинаково в разных регионах. Так, в Ростовской области указанное сопровождение осуществляют специалисты по социальной работе, назначенные помощниками соответствующих судей, а в Московской области — комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав. Примеры регионального разнообразия в данном вопросе можно было бы продолжить, но подробнее об этом говорится в другой части книги. Здесь же для нас важно обратить внимание на то, что одни и те же вопросы могут практически решаться по-разному, однако с одинаковым успехом.

Альтернативность присуща не только движению отдельных элементов системы ювенальной юстиции, но и движению всей этой системы. К примеру, в России уже на протяжении более десяти лет идет процесс внедрения ювенальной юстиции и придания ей системности. И делается это во многом благодаря локальным инициативам путем введения отдельных институтов и методик, причем на территориях, охватывающих лишь часть (как правило, небольшую) России, в силу чего до сих пор система ювенальной юстиции и остается в ней недостроенной, о чем говорилось выше. Вместе с тем в Казахстане в 2008 году был принят ряд нормативных правовых актов, предусматривающих комплексное поэтапное введение специализированной системы взаимосвязанных между собой органов правосудия в отношении несовершеннолетних, которые могли бы последовательно использовать целый ряд ювенальных технологий. Другими словами, возможно целенаправленное всестороннее развитие системы ювенальной юстиции, и возможно спорадическое, не всегда территориально, институционально и функционально сбалансированное развитие отдельных элементов, так или иначе складывающихся в некую систему (пусть и недостроенную) ювенальной юстиции.

К рассмотренным компонентам сложности примыкает и стохастичность, понимаемая как вероятностный характер состояний и процессов в системах. На систему ювенальной юстиции в любой стране воздействует большое число объективных и субъективных факторов. Разнородность и множественность таких воздействий ведет к вариативности направлений и скорости развития системы, в результате чего можно лишь с некоторой долей вероятности (большей или меньшей) установить, как будет развиваться система, какие тенденции будут преобладать в тот или иной период. Так, за последние 10 лет в России количество судов, применяющих ювенальные технологии, постоянно возрастает, скорость роста их количества в будущем невозможно предсказать в точности, возможно дать только приблизительный прогноз развития данного процесса, причем допустимы разные прогностические варианты такого развития в дальнейшем.

Обратим внимание на то, что в ряде случаев крайне трудно спрогнозировать ход событий. Например, в 1998 году группа депутатов Государственной Думы внесла проект дополнения в Федеральный конституционный закон «О судебной системе в Российской Федерации», и, согласно этому дополнению, допускалось бы создание специализированных судов по делам несовершеннолетних. В феврале 2002 года законопроект об указанном дополнении был принят Государственной Думой, причем за принятие проголосовало существенно больше депутатов, чем требуется для принятия федерального конституционного закона. Текст же дополнения — весьма краток, поэтому какой-либо серьезной поправки его перед вторым чтением не предполагалось (и не предполагается). В силу всего этого ожидалось, что вскоре вслед за первым чтением данный законопроект будет принят во втором и третьем чтении, однако по состоянию на конец 2009 года на второе чтение он так и не был вынесен.

Еще в начале 2009 года казалось невероятным или весьма маловероятным, что в Москве после семи лет успешной работы будет ликвидирована должность Уполномоченного по правам ребенка, причем учитывалось также и то обстоятельство, что московский Закон «Об Уполномоченном по правам ребенка в городе Москве» послужил образцом для ряда субъектов Российской Федерации, которые принимали у себя аналогичные законы. И все же должность Уполномоченного по правам ребенка в Москве была упразднена в связи с принятием закона, учреждающего в Москве должность Уполномоченного по правам человека (что само по себе цинично), хотя опыт нескольких субъектов РФ, в которых имеются и уполномоченный по правам ребенка и уполномоченный по правам человека, свидетельствует, что никаких проблем в связи с соседством двух омбудсманов, один из которых детский, не возникало и не возникает. Особенно кощунственно такое уничтожение должности Уполномоченного по правам ребенка в Москве выглядело именно в год молодежи (таким годом объявлен 2009), который следовал за годом ребенка (2008 год).

Функциональная анизотропность представляет собой неоднородность и неравнозначность функциональных возможностей для системных преобразований и действий в различных направлениях. Функциональная анизотропность системы характеризуется функциональной неравноценностью элементов и связей системы, организационной разносопротивляемостью и разночувствительностью к воздействиям, асимметричностью потенциальных возможностей осуществления функциональных и дисфункциональных изменений.

Благодаря функциональной анизотропности системе ювенальной юстиции удается развиваться, что позволяет решать некоторые проблемы, даже в условиях ее недостроенности, о которой уже говорилось выше, что, в свою очередь, приводит к определенной несбалансированности такого развития. В то же время такое качество, как функциональная анизотропность, не допускает возращения системы ювенальной юстиции в то же самое состояние, какое было ранее, даже если приложить к этому все возможные усилия. Например, ликвидация должности Уполномоченного по правам ребенка в Москве в 2009 году не остановила процесс введения таких же должностей в других субъектах Российской Федерации. В частности, в том же 2009 году вступил в силу Закон Ханты-мансийского автономного округа, учредивший пост окружного Уполномоченного по правам ребенка. Да и в Москве Уполномоченный по правам ребенка за семь лет своей активной деятельности успел сделать довольно много в деле защиты и поощрения прав ребенка, внедрения ювенальных технологий в жизнь. Поэтому уничтожение указанной должности, хотя и пробило некую брешь в системе ювенальной юстиции, однако не смогло окончательно подорвать позиции ювенальной юстиции в городе Москве.

Если такие элементы системы ювенальной юстиции, какими являются государственные или муниципальные органы, могут быть образованы или упразднены путем принятия государственных либо муниципальных актов, то существование и успех деятельности неправительственных организаций зависит, прежде всего, от активности входящих в такие организации людей. Конечно, законодательно можно создать максимально благоприятные условия для деятельности неправительственных организаций или, наоборот, максимально затруднить их учреждение и работу. Однако и в наилучших законодательно обеспеченных условиях без активной жизненной позиции граждан неправительственные организации не будут в состоянии внести достойный вклад в функционирование системы ювенальной юстиции. В то же время при практически любых ограничениях и запретах сознательные граждане, умеющие претворять в жизнь свои идеи, сумеют найти адекватные формы для того, чтобы в составе неправительственных организаций поддержать внедрение и развитие ювенальной юстиции. И все же, естественно, людям проще заниматься общественной деятельностью, когда законодательство благоприятствует неправительственным организациям.

Наименее чувствительным к воздействию среды в России является процессуальная составляющая системы ювенальной юстиции. Так, несмотря на многие институциональные перестройки судебных органов, в особенности в 1990-е годы и в начале XXI века, процессуальные нормы уголовного судопроизводства, относящиеся к несовершеннолетним, по крайней мере в основных своих чертах, сохраняются с начала 60-х годов XX столетия. Уголовно-процессуальный кодекс (УПК) РСФСР 1960 года содержал специально посвященную этому главу (32-рую) и ныне действующий Уголовнопроцессуальный кодекс РФ 2001 года (введен в действие с 1 июля 2002 года) содержит соответствующую главу (50-тую). Кроме того, в обоих указанных кодексах нормы, посвященные несовершеннолетним, дисперсно разбросаны по всему тексту. Немного изменилась терминология: в УПК РСФСР 1960 года говорилось о производстве по делам несовершеннолетних, в УПК РФ 2001 года — о производстве по уголовным делам в отношении несовершеннолетних. Вместе с тем принципиальные подходы сохранились: представительство несовершеннолетнего и адвокатом и законным представителем, другие правовые меры повышенной правовой защиты несовершеннолетних, применение принудительных мер воспитательного воздействия как альтернатива уголовному наказанию и др.

Инерционность заключается в способности системы сохранять свое состояние и оказывать определенное сопротивление факторам, ведущим к изменению. Инерционность проявляется, во-первых, в том, что при любых воздействиях для перехода системы из одного состояния в другое требуется некоторое время, т. е. происходит запаздывание реакции на воздействие. Именно вследствие инерционности реально оценить любые нововведения в системе ювенальной юстиции и сделать выводы о позитивных и/или негативных последствиях таких нововведений возможны лишь по истечении, как минимум, трех лет после их внедрения. Конечно, человек, обладающий определенным уровнем знаний, умения и навыков, способен сам спрогнозировать развитие ситуации (улучшится она или ухудшится) в результате того или иного воздействия на ювенальную юстицию в целом или на один или несколько ее элементов, исходя из наличной информации, представлений о тенденциях и закономерностях развития системы ювенальной юстиции и среды, в которой она существует. Однако проверить правильность прогноза можно только практикой, и потребуется время для того, чтобы упомянутое воздействие проявилось на деле и чтобы обнаружились последствия такого воздействия.

Во-вторых, инерционность находит свое выражение в появлении снижающих эффективность функционирования системы помех в результате организационных возмущений в системе во время переходного от одного состояния системы к другому как результат воздействия определенных сил и сопротивления им. Ввиду этого при проведении тех или иных реформ в сфере ювенальной юстиции невозможно добиться того, чтобы результат таких реформ на 100 % соответствовал тому, что было запланировано, и всегда наблюдаются те или иные отклонения от намеченного. Именно поэтому при проведении любых реформ важна адаптация запланированного к реалиям жизни, для чего необходимо поэтапное проведение преобразований с реализацией пилотных проектов. Результаты, полученные в ходе пилотных проектов, позволяют скорректировать проведение реформы с учетом реально существующих помех, которые оказались не обнаруженными первоначально при планировании.

В России к концу первого десятилетия XXI века стадия пилотных проектов, фактически, завершилась, несмотря на отсутствие централизованного планирования, нацеленного на реформу по внедрению ювенальной юстиции. В условиях отсутствия централизованного проведения такой реформы движение снизу, местная инициатива в различных субъектах Российской Федерации с конца 90-х годов XX столетия нашла свое проявление на деле как раз в серии пилотных проектов, которые дали поразительный эффект. Именно результаты таких проектов заставили многих скептиков в России поверить в возможности ювенальной юстиции, даже внедряемой лишь локально и некомплексно. Однако, несмотря на весьма впечатляющие позитивные результаты упомянутой инициативы на местах, и в конце первого десятилетия XXI века федеральные органы государственной власти в России не готовы к проведению полномасштабной реформы по введению ювенальной юстиции. Впрочем, они не готовы даже к робким шагам вперед, в направлении такой реформы; одним из таких шагов, например, является окончательное принятие дополнений в Федеральный конституционный закон «О судебной системе в Российской Федерации», допускающих введение в России специализированных судов по делам несовершеннолетних.

Необходимо иметь в виду, что у любой системы имеются зависящие от уровня ее инерционности объективные пороги величин управляющих воздействий, превышение которых влечет потерю ее качества, т. е. ее разрушение возникающими при этом инерционными силами. К примеру, в нашей стране в середине 30-х годов XX века система ювенальной юстиции разрушилась в результате таких воздействий на нее, как усиление уголовной ответственности несовершеннолетних в начале 1930-х годов, упразднение комиссий по делам несовершеннолетних в 1935 году. Отдельные институты, которые могли бы быть отнесены к ювенальной юстиции, еще продолжали существовать, но система оказалась разрушена, поскольку даже присущая системе ювенальной юстиции (как и вообще любой системе) инерционность не смогла снивелировать упомянутые внешние воздействия, вследствие чего порог, позволяющий системе ювенальной юстиции сохранить свое качество, оказался пройденным.

Синергетический подход к системе ювенальной юстиции.

Исследование систем привело к проблемам самоорганизации в ходе развития открытых сложных систем под воздействием внутренних и внешних факторов, что предполагало, в том числе, изучение диалектики необходимого и случайного и анализ свойств неравновесности и необратимости в эволюционных процессах, что и составляет предмет синергетики в настоящее время. Термин «синергетика» латинского происхождения и означает совместное координированное действие. Он был впервые использован С. Шеррингтоном в конце ХК века. Но подлинное развитие ожидало синергетику в ХХ веке, когда Г. Хакен ввел понятие синергетики для обозначения процессов самоорганизации и кооперативности в физико-химических структурах, а И. Р. Пригожин и его последователи занялись изучением процессов перехода от хаоса к порядку первоначально на материале химических растворов. Вскоре выяснилось, что проблемы самоорганизации систем в эволюционном процессе имеют сходный характер в самых различных областях окружающей нас действительности. В результате сформировалась синергетика как междисциплинарное направление исследований механизмов самопроизвольного возникновения и разрушения, перехода от хаоса к порядку и обратно, присущих любым системам в процессе развития.

Одной из центральных категорий в синергетике является самоорганизация. Г. Хакен определяет самоорганизацию как «спонтанное образование высокоупорядоченных структур из зародышей или даже из хаоса» [18]. По Г. Хакену, самоорганизация, фактически базируясь на вероятности, происходит в результате случайных флуктуаций и необходимо-закономерных процессов и ведет к устойчивости через неустойчивость. В. А. Кайдалов считает весьма важным дополнить эту категориальную схему субстанциональным моментом, указывая на то, что идея самодвижения является ключом к пониманию причин самоорганизации [19]. И. Р. Пригожин и Ж. Николис отмечают, что самоорганизация включает элементы и случайности, и детерминизма, которые скорее кооперируются, чем конфликтуют [20]. Это метко подмечено, однако упущено из вида, что необходимость и случайность находятся между собой в диалектическом отношении, а значит, оговорка о скорее кооперативном, нежели конфликтном взаимодействии теряет смысл. Объективно-диалектический характер отношения предполагает противоречие между случайностью и необходимостью при сохранении их неразрывного единства, взаимодополнения и взаимоперехода. Таким образом, необходимость проявляется в случайности, а сама случайность — необходима.

В синергетике проблема соотношения необходимости и случайности была вновь поставлена, но уже не только в умозрительном плане, когда «ответственность» за закономерности, казалось бы, можно возложить на сверхъестественные силы, а в практическом плане, когда процессы самоорганизации, сочетающие как детерминированность, объективную заданность, так вариационный, вероятностный характер, наблюдаются повседневно на макро- и микроуровнях, в глобальном и в локальном масштабах. В синергетике философско-методологический и научно-экспериментальный подходы, раскрывающие диалектику необходимости и случайности, взаимно дополняют друг друга в ходе изучения систем.

По И. Р. Пригожину, существование некой системы между точками бифуркаций (по сути, переходов от одного состояния к другому) детерминировано законами. Однако вблизи точек бифуркации важнейшая роль принадлежит флуктуациям, от которых зависит направление дальнейшего развития системы. При этом переходы носят вероятностный характер. Это означает, что вероятности переходов между двумя какими-то состояниями зависят только от этих состояний, а система в этих переходах не имеет памяти. «Структура уравнений движения со „случайностью11 на микроскопическом уровне, — как пишет И. Р. Пригожин, — порождает необратимость на макроуровне» [21]. Вполне в духе слов Ф. Энгельса, отмечавшего, что в развитии материального мира «господствует ... необходимость, дополнением и формой проявления которой является случайность»[22], а если уточнить, то «случайное необходимо, а необходимое точно так же случайно» [23].

В. Н. Михайловский и М. И. Михайловская предлагают в рамках синергетического подхода три фундаментальных принципа самоорганизации в процессе эволюции систем: а) принцип (свойство) инвариантности; б) принцип структурной устойчивости; в) единство и борьба энтропии и негэн- тропии и возрастание информации [24]. Выше уже рассматривались вопросы сохранения определенных свойств системы (инвариантов) в ходе ее последовательных изменений. Вследствие этого представления о конкретной системе, несмотря на постоянное изменение, будут находиться в корреляции с исходными данными. Что касается структурной устойчивости, то, как уже говорилось выше, речь идет об установленном свойстве систем подавлять, нейтрализовывать в результате возникающих внутри них процессов различного рода внешние воздействия. Борьба информации и энтропии является центральной или, по крайней мере, важнейшей проблемой в значительной части системных исследований. Однако в цели настоящей работы не входит подробное изучение указанных вопросов, поэтому, исходя их стоящих перед работой задач, достаточно остановиться на высказанных замечаниях.

Синергетический подход к ювенальной системе в нашей стране дает ключ к пониманию ее истории и позволяет определить вероятность ее дальнейшего развития по тому или иному сценарию. В современной истории российской ювенальной юстиции точка бифуркации пришлась на рубеж XX и XXI веков. В 90-е годы XX столетия из институциональных элементов ювенальной юстиции остались, главным образом, только неправительственные некоммерческие организации, занимавшиеся проблемами детей, в том числе и находившихся в конфликте с законом, комиссии по делам несовершеннолетних, правда, не везде надлежащим образом поддерживаемые органами государственной власти и местного самоуправления, специализированные места лишения свободы для несовершеннолетних, которых, как и другие государственные учреждения, затронули проблемы, связанные с недостаточным финансированием. Процессуальным элементом ювенальной юстиции оставался особый порядок рассмотрения дел несовершеннолетних, о чем уже упоминалось.

Существовавшие элементы ювенальной юстиции взаимодействовали между собой нерегулярно, действовали хаотично, при этом они не могли не действовать, поскольку необходимо было решать насущные проблемы. Спонтанные движения и нерегулярные взаимодействия элементов ювенальной юстиции в терминах синергетики могут быть описаны как флуктуации в условиях хаоса. Такие флуктуации методом проб и ошибок (так как в результате отнюдь не всех движений элементов ювенальной юстиции оказывались реальные достижения) привели к постепенному упорядочиванию взаимодействий элементов ювенальной юстиции, к появлению новых элементов, которые укрепляли нарождающуюся систему. Несмотря на то, что конкретные формы существования отдельных составных частей ювенальной юстиции, вовлеченность в строительство системы ювенальной юстиции тех или иных регионов во многом носили случайный характер, начала прослеживаться тенденция,

в соответствии с которой становится закономерным постепенное формирование системы ювенальной юстиции в современной России.

Сейчас в России в силу недостроенности системы ювенальной юстиции сохраняется довольно большое количество флуктуаций, и о переходе к стадии полной упорядоченности и преобладании процессов энтропии пока говорить рано.

<< | >>
Источник: Автономов А.С.. Ювенальная юстиция. Учебное пособие. М.: Российский благотворительный фонд «Нет алкоголизму и наркомании» (НАН),2009. — 186 с.. 2009

Еще по теме § 2.Система ювенальной юстиции:

  1. § 3. Принципы ювенальной юстиции
  2. § 3. Первые шаги ювенальной юстиции
  3. § 4. Ювенальная криминология и принцип социальной насыщенности ювенальной юстиции
  4. § 4. Россия — США: двусторонний научный проект по проблемам ювенальной юстиции
  5. § 1. Понятие ювенальной юстиции
  6. § 2.Система ювенальной юстиции
  7. § 3. Правовые основы ювенальной юстиции
  8. § 1. Краткая история ювенальной юстиции за рубежом
  9. § 1. Модели ювенальной юстиции за рубежом
  10. § 2. Канадский опыт ювенальной юстиции
  11. § 1. Исторические аспекты становления и развития ювенальной юстиции в России и за рубежом
  12. § 2. Понятие, принципы и система ювенальной юстиции
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -