<<
>>

§ 2 Права и обязанности арбитражного управляющего.

Цель удовлетворения требований кредиторов определяет пределы правомочий арбитражного управляющего.

Для совершения сделок с имуществом должника обязательным условием является получение этого имущества во владение управляющего.

Передача соединяет субъекта с имуществом, После этого управляющий способен действовать в интересах кредиторов. В судебном акте о назначении арбитражного управляющего рекомендуем предписывать передачу предприятия как имущества управляющему и выдавать соответствующий исполнительный лист.

Андреев С.Е. пишет, что при открытом противодействии органов управления должника временный управляющий может воспользоваться механизмом принудительного исполнения судебных актов.[65]

Арбитражный управляющий органом юридического лица - должника не является, а реализует по отношению к должнику самостоятельные права и обязанности. Должник, в отношении которого введено полное арбитражное управление, своими действиями гражданские права и обязанности для себя не приобретает. Это делает арбитражный управляющий.

Арбитражный управляющий по отношению к имуществу должника является новым субъектом права. Разделение функций арбитражного управляющего ранее было установлено Высшим Арбитражным Судом РФ. Согласно п.26 Информационного письма от 06.08.99г. №43 «Вопросы применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в судебной практике»[66] отстранение руководителя должника от должности означает отстранение его от выполнения функций по управлению и распоряжению имуществом, т.е. затрагивает первый, но не весь блок прав управляющего.

Фактическая передача предприятия управляющему предполагает возникновение у него вещного права - права владения. Арбитражный управляющий, как самостоятельный субъект, приобретает признаки добросовестного приобретателя имущества должника, т.е. он является законным владельцем, в том числе и того имущества, которое приобретено должником незаконно.

Права арбитражного управляющего можно отнести к ограниченным вещным правам, не отрицая их обязательственную природу.

Интересно, что именно о правопреемстве должника после арбитражного управляющего речь идет в ст. 159 Закона о банкротстве.

Если арбитражному управляющему известно о неправомерном нахождении какого-либо имущества у должника, он не может отделить его, т.к. это противоречило бы интересам конкурсных кредиторов, а он обязан их соблюдать.

Из этого не следует, что, если имущество было ранее передано должнику в собственность по ничтожным основаниям, это имущество не может быть истребовано из конкурсной массы при добросовестности арбитражного управляющего. Однако, если арбитражный управляющий реализовал это имущество третьим лицам, то подобные сделки будут законными. Исключением являются случаи, когда требования о возврате имущества были предъявлены должнику до введения арбитражного управления. В этой ситуации добросовестность управляющего не может иметь место.[67] В тех ситуациях, когда чужое имущество находилось у должника по его обязательствам во временном владении, при ничтожности этих обязательств, добросовестность управляющего невозможна. Такое имущество подлежит истребованию из конкурсной массы в ином, нежели виндикация, порядке.[68]

Арбитражный управляющий является не столько добросовестным приобретателем, сколько добросовестным продавцом имущества, находившегося во владении должника. Сделка по отчуждению имущества, совершенная управляющим, прерывает цепь следующих друг за другом ничтожных сделок, недействительных вследствие ничтожности начальной сделки. Реализация кредиторами права в порядке п. 11 ст. 142 Закона о банкротстве, согласно которому кредиторы, требования которых не были удовлетворены в полном объеме в ходе конкурсного производства, имеют право требования к лицам, незаконно получившим имущество должника, не может быть основана на сделке управляющего, совершившего добросовестное отчуждение имущества, находившегося в собственности у должника по ничтожным основаниям.

По информации Степанова В.В. в США предполагается, что

доверительный управляющий, если предмет обязательства - недвижимость, является добросовестным приобретателем со всеми требуемыми

формальностями.1

Гилбет Г., анализируя законодательство США, пишет, что в США существует две теории, касающиеся арбитражного управляющего как добросовестного приобретателя.

На первый взгляд, любое имущество, находящееся у должника, защищается за арбитражным управляющим как за добросовестным приобретателем. Однако, в этом случае, если имущество приобретено незаконным путем с противоправными целями, то по существу арбитражный управляющий получает неосновательно увеличенную конкурсную массу, в результате чего права требования одних кредиторов удовлетворялись за счет нарушения прав других лиц, что не соответствует природе банкротства.

По другой точке зрения, добросовестность распространяется только в отношении обстоятельств отчуждения имущества должника при отсутствии фактической передачи вещи. В этом случае, арбитражный управляющий

‘Степанов В.В. Несостоятельность (банкротство) в России, Франции, Англии, Германии. - M.: «Статут», 1999. с. 60.

вправе сохранить в конкурсной массе имущество, являющееся предметом сделки по отчуждению, как сделало бы это лицо - добросовестный приобретатель.

Согласно истории развития законодательства США статус добросовестного приобретателя означает, что арбитражный управляющий не может быть подвергнут ответственности в виде возврата приобретенного имущества, необоснованного удерживаемого должником, но полученного им за свой счет.

В целом, статус добросовестного приобретателя был направлен против «скрытых прав» третьих лиц, «неожиданно» обнаружившихся, например, в результате оформления сделки «задним числом».1

Добавим, что категория добросовестного приобретателя позволяет согласовать категорию арбитражного управляющего с общегражданскими нормами и правоотношениями с субъектами, не являющимися участниками производства по делу о банкротстве, в том числе - с его общегражданским правом на имущество должника.

В случаях, когда до введения процедур несостоятельности должником получено недвижимое имущество во владение, но право собственности на него не зарегистрировано, арбитражный управляющий вправе включить такое имущество в конкурсную массу. Согласно Постановлению Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, посвященному вопросам защиты права собственности,2 в данном случае он является законным владельцем.

Когда недвижимое имущество отчуждено должником, но право собственности продолжает формально за ним сохраняться в силу отсутствия государственной регистрации его перехода, управляющий не имеет правовых оснований для истребования этого имущества либо совершения с ним каких- либо распорядительных действий. Иное означало бы появление нового

1Gregg С. Gumbert. The Trustee as a Bona Fide Purchaser of Real Property in Bankruptcy: Making Sense of Section 544 (a) (3) // Bankruptcy Development Journal / Fall 1998/Volume 15/Numberl.

Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.02.1998 №8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, 1998, №10.

кредитора, а процедура не может порождать своих участников. Поскольку до банкротства должник не мог распорядиться таким имуществом, то и арбитражный управляющий не может делать этого.

Споры вокруг отмеченного вопроса порождает видимое противоречие целей арбитражного управления с необходимостью участвовать в обращении в Учреждение юстиции совместно с новым приобретателем при оформлении перехода права собственности.

В качестве решения этой проблемы рекомендуем правило о том, что при введении процедуры несостоятельности в отношении стороны сделки, регистрация права собственности производится только на основании решения суда. Введение процедур банкротства не аннулирует основания для последующей регистрации права собственности за новым правообладателем, но вызывает необходимость судебной проверки оснований его отчуждения до введения процедур банкротства, т.к. арбитражный управляющий правом на установление факта наличия обязательств не обладает.

Если же недвижимое имущество, полученное должником без регистрации права собственности, по каким-либо причинам в сферу деятельности управляющего не попало и не было им надлежащим образом оформлено и продано, а должник ликвидирован, то в данном случае момент перехода права собственности не наступит никогда ввиду отсутствия правообладателя. Законное владение должника с его ликвидацией прекращается и полноправным собственником вновь становится прежний правообладатель, его обязательство прекращается (ст.419 ГК).

В силу ст.68 Закона о банкротстве, управляющий обязан уведомить о введении в отношении должника процедуры наблюдения кредиторов должника, а руководитель должника уведомляет об этом работников, учредителей, собственника должника.

Персональное уведомление должников должника не предусмотрено в силу того, что они субъектами отношений несостоятельности не являются. Между тем, банкротство затрагивает всю правоспособность должника, порождает нового субъекта по требованиям о взыскании дебиторской задолженности, накладывает некоторые ограничения на возможные варианты прекращения обязательств перед должником, например по зачету. В связи с этим, уведомление должников должника о введении наблюдения должно быть необходимым.

Приведем точку зрения Белых В.С., согласно которой в некоторой степени ограничиваются при возбуждении дела о банкротстве и права дебиторов (должников) должника - такие, как право на новацию, прощение долга.1

Уведомлять о процедурах банкротства должников должника тем более необходимо, т.к. одним из механизмов банкротства является уступка прав требования, реализуемая уже не должником, а арбитражным управляющим, и осуществляться она может не в общем, а в предусмотренном ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» порядке, о чем должно быть известно должнику несостоятельного лица.

C позиции Голубева В.В. мнение о том, что нет необходимости уведомлять кредиторов, не являющихся денежными, является ошибочным. Временному управляющему необходимо сосредоточиться на выявлении всех контрагентов должника, которые имеют или могут иметь к нему имущественные притязания.2

Обязанность арбитражного управляющего по уведомлению заинтересованных лиц о банкротстве не должна расцениваться как приглашение кредиторам предъявить свои требования, как считают некоторые авторы.3 Осуществление гражданских прав носит диспозитивный характер. В функции арбитражного управляющего входят действия в интересах уже «заявившихся» в процесс несостоятельности лиц, но не формирование состава

‘Белых B.C., Дубинчин А.А., Скуратовский МЛ. Правовые основы несостоятельности (банкротства): Учебно-практическое пособие / Под общ. ред. проф. В.С. Якушева.- M.: Издательство НОРМА (издательская группа НОРМА-ИНФРА M), 2001. с. 114.

^Арбитражное управление: теория и практика наблюдения / Н.А. Васильева, В.В. Голубев, А.Н. Ерофеев и др. под общей редакцией В.В. Голубева. - M.: «Статут», 2000. с. 114.

комментарий к федеральному закону о несостоятельности (банкротстве) / Под. ред. проф. Залесского В.В.

- M.: Издание г-на Тихомирова М.Ю., 2003. с. 167.

участников процесса и увеличение вследствие этого количества кредиторов.

Отсутствие информации о несостоятельности лица у участников гражданско-правового оборота может привести к заключению ими сделок, которые бы они, зная о банкротстве, заключать не стали, поэтому арбитражный управляющий обязан обеспечить публикацию в СМИ о введении процедуры банкротства в отношении должника. Банкротство накладывает ограничения на использование имущества. В связи с этим, участникам гражданского оборота должно быть известно о том, что некоторые сделки, не свойственные банкротству, с имуществом должника совершены быть не могут.

Согласно п.З ст.28 Закона о банкротстве, при проведении процедур банкротства обязательному опубликованию подлежат сведения о введении наблюдения, о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства, о прекращении производства по делу. Если количество кредиторов превышает сто или их количество не может быть определено, обязательному опубликованию подлежат также сведения о введении внешнего управления, финансового оздоровления и заключении мирового соглашения в отношении должника.

Кредиторы, вступая в производство по делу о несостоятельности, обращаются за защитой своих прав в суд, а непосредственными расчетами с кредиторами занимается арбитражный управляющий. Для арбитражного управляющего конкретное лицо становится кредитором только после того, как возникают обстоятельства, позволяющие определенно установить іфедитора и размер его требований. Это происходит после проверки судом обоснованности требований кредитора (имеются ввиду кредиторы, права которых нарушены). Доказательством того, что управляющий принял такого кредитора в число тех лиц, в интересах которых он действует, будет служить включение лица в реестр кредиторов.

Реестр - это документ, индивидуализирующий конкретных лиц в качестве кредиторов, участников материально-правовых отношений с

по

арбитражным управляющим и удостоверяющий размер их требований к должнику.

Новоселова Л.А. выделяет две основные задачи реестра. Прежде всего во всех процедурах несостоятельности определение участников собрания кредиторов и количества принадлежащих каждому конкурсному кредитору голосов определяется исходя из сведений, содержащихся в реестре. На стадии конкурсного производства удовлетворение требований кредиторов производится на основании данных реестра о размере и очередности погашения требований.1

Как предусмотрено п.6 ст.16 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» требования кредиторов включаются в реестр требований кредиторов и исключаются из него арбитражным управляющим или реестродержателем на основании вступивших в законную силу судебных актов, устанавливающих их состав и размер. В реестре требований кредиторов указываются сведения о каждом кредиторе, о размере его требований к должнику, об очередности удовлетворения требований каждого кредитора, а также основания возникновения требований кредиторов.

После удовлетворения требований кредиторов арбитражный управляющий исключает их из реестра самостоятельно.

Голубев В.В. отмечает, что реестр требований кредиторов - сквозной документ на протяжении всех процедур банкротства. Данные реестра непосредственно используются в финансовых расчетах и выводах при проведении финансового анализа, при составлении плана внешнего управления. Сведения из реестра служат одним из источников доказательств по делу о банкротстве.2

Поскольку в реестр включаются кредиторы на основании определения суда, то как доказательство признания лица конкурсным кредитором и размера его требований реестр утратил свое исключительное значение,

\'Научно-практический комментарий (постатейный) к федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» / Под ред. проф. докт. юрид. наук В.В. Витрянского . 2-й завод.- M.: «Статут», 2004. с. 145. ^Арбитражное управление: теория и практика наблюдения / Н.А. Васильева, В.В. Голубев, A.H. Ерофеев и др. под общей редакцией В.В. Голубева. - M.: «Статут», 2000. с. 96.

центр тяжести которого переместился на определение суда, устанавливающее размер требований кредиторов.

Даже при наличии решения суда, подтверждающего состав и размер денежных требований, их включение в реестр, тем не менее осуществляется на основании определения суда, который в этом случае не рассматривает вопрос о составе и размере требований, а определяет возможность их предъявления в процессе о несостоятельности и очередность погашения.1

Обязанность ведения реестра кредиторов возлагается на управляющего, т.к. он является участником отношений с каждым кредитором. Возможно ведение реестра в качестве реестродержателя профессиональным участником рынка ценных бумаг.

Управляющий не вправе совершать юридические действия (новация, отсрочка и т.п.) с обязательствами должника, не являющимися текущими и требования по которым не включены в реестр. Иное бы означало нарушение интересов тех кредиторов, которые в реестр включены, т.к. в данном случае управляющий использовал бы имущество должника не только в интересах участников дела по банкротству, но и в интереса^ иных лиц.

Сущность отношений кредитора с должником устанавливается определением суда, установившим его требования как если бы кредитор заявил иск в обычном порядке. Для взятых отдельно отношений кредитора с должником определение суда по проверке обоснованности его требований тождественно решению суда. Определение суда по проверке обоснованности требований кредитора может иметь преюдициальное значение для кредитора и должника в последующем. При наличии такого определения, кредитор по окончании производства уже не вправе обратиться в суд с аналогичным требованием в общем порядке не только в связи с тем, что его требования погашены, но и связи с невозможностью заявления в суд аналогичных требований по аналогичным основаниям.

Тот факт, что институт банкротства включает в себя принудительное

‘Научно-практический комментарий (постатейный) к федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» / Под ред. проф. докт. юрид. наук B.B. Витрянского. 2-й завод.- M.: «Статут», 2004. с. 151.

взыскание долга с должника, подтверждается статьей 46, которая допускает принятие обеспечительных мер заявленных требований кредиторов.

Исключена ситуация, которую характеризует Телюкина М.В. в отношении прежнего Закона о банкротстве: кредитор может предъявить одно и то же требование на разных стадиях конкурсного процесса.1

Верно считает Петрова С.М., что в дальнейшем спор кредитора с должником не может быть предметом судебного разбирательства. По своему значению определение об установлении размера требований кредитора аналогично решению о взыскании денежных средств.2

В свою очередь, ошибочной является точка зрения Ращевского Е.С. и Мамай А. о том, что предъявление требования по денежному обязательству в процедуре банкротства преследует не столько цель получить скорейшее исполнение такого обязательства, сколько участвовать в деле о банкротстве,[69] [70] а так же о том, что кредиторы, не пожелавшие предъявить свои требования в процедурах банкротства, вправе предъявить их по прекращении конкурсного производства.[71] Они ошибаются хотя бы только потому, что по прекращении конкурсного производства должник подлежит ликвидации, если не было перехода к внешнему управлению, т.е. требования предъявлять уже не к кому.

Отношения по банкротству могут быть разрешены по существу только после разрешения по существу отношений отдельного кредитора с должником. Управляющий как-либо реагировать на незаявленные в суд требования не вправе, для него они не существуют.

При наличии в суде на рассмотрении заявлений кредиторов о вступлении в дело рассмотрение дела о банкротстве по существу невозможно и основное заседание должно быть отложено.

При проверке обоснованности требований кредиторов по предмету

из

судебного исследования имеются существенные различия между кредиторами, по требованиям которых уже состоялось решение суда, и остальными кредиторами, т.к. судебное решение никак нельзя игнорировать, оно является первичным для требований кредитора.

В случае, когда решение суда находится на стадии пересмотра на момент заявления кредитором требований в дело о банкротстве, то до тех пор, пока исполнение решения суда не будет приостановлено, требования кредитора подлежат рассмотрению и учету согласно указанному решению суда в деле о банкротстве. После приостановления исполнения решения суда о взыскании денежных средств с должника в пользу кредитора, рассмотрение требований кредитора подлежит отложению до результатов пересмотра решения суда.

В тех случаях, когда кредитор до вынесения решения по существу в общеисковом порядке отказался от части своих требований, в дело о банкротстве он вправе заявлять требования в том размере, в каком его требования удовлетворены решением суда, поскольку при отказе от требований их невозможно заявлять вновь.

Согласно п.2 ст.71; п.З ст.100 Закона о банкротстве возражения относительно требований кредиторов могут быть предъявлены в арбитражный суд арбитражным управляющим, представителями учредителей либо собственника предприятия - должника, кредиторами. На стадии наблюдения заявить свои возражения вправе должник.

Основными оппонентами кредитора в ходе этого заседания являются иные кредиторы. Это ядро конкуренции лиц в ходе банкротства. Каждый кредитор, который уже включен в реестр кредиторов, вправе возражать и обосновывать свои возражения на предмет требований нового желающего.

На первом этапе арбитражного управления необходимо определить, что же именно попадает в сферу прав и обязанностей управляющего, и, что особенно важно - сколько это стоит. Необходимо определить предмет

арбитражного управления. Проведение инвентаризации имущества должника является первой обязанностью управляющего.

Таль Г.К. рекомендует инвентаризацию в том числе и для снижения непроизводственных затрат.1

В силу ст. 99, ст. 129 Закона о банкротстве проведение инвентаризации является обязанностью внешнего и конкурсного управляющего. В порядке ст. 66, ст. 67 временный управляющий проводить инвентаризацию не обязан, хотя данные инвентаризации необходимы прежде всего для решения вопроса о дальнейших процедурах банкротства.

Учитывая, что некоторые виды имущества должника находятся в экономическом обороте, целям выявления имущества должника служит другая обязанность арбитражного управляющего: проведение финансового анализа предприятия - определение объема и направления движения финансовых средств.

Экономическое определение предприятия может быть представлено как совокупность притоков и оттоков денежных средств, имеющее место в результате ранее сделанных инвестиций.2

Инструментальная цель финансового анализа - выявить и обосновать как реальный состав активов, т.е. ресурсного обеспечения предприятия, так и по возможности не допускать неоправданного омертвления денежных средств в тех или иных активах.3

Общее представление о финансовом анализе необходимо, прежде всего, для оценки деятельности арбитражного управляющего в период наблюдения, поскольку в этот период руководитель должника сохраняет свои функции и должник взаимодействует с арбитражным управляющим путем предоставления информации о своей деятельности.

В силу ст.66 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» арбитражный управляющий вправе получать, а органы управления должника обязаны

\'Антикризисное управление предприятиями и банками: Учеб.-практ. пособие. - M.: Дело, 2001. с. 32. 2Ковалев В.В., Ковалев Вит. В. Финансы предприятий. Учебное пособие. - M.: ООО «ВИТРЭМ», 2002. с. 18.

3Там же. с. 29.

предоставлять любую информацию, касающуюся деятельности должника.

Указанная норма не освобождает временного управляющего от обоснования причин и целей, в связи с которыми им была запрошена та или иная информация от должника.

Для целей финансового анализа необходима вся информация о деятельности должника в комплексе, поскольку финансовый анализ не может быть основан на частичных эпизодах деятельности предприятия. При запросе временным управляющим каких-либо документов по отдельной операции должника при отсутствии у него иных материалов об остальных операциях, запрос не может быть мотивирован целями проведения финансового анализа.

Анализировать финансовое состояние должника управляющий обязан в ходе любой процедуры банкротства, для осуществления которой он назначен (ст. 24 Закона о банкротстве). Постановлением Правительства РФ от 25.06.2003г. № 367 утверждены «Правила проведения арбитражным управляющим финансового анализа».1 Предусмотрено, что по результатам финансового анализа управляющий делает вывод о возможности (невозможности) восстановления платежеспособности должника; вывод о целесообразности введения соответствующей процедуры банкротства.

Управляющий является лишь исполнителем, поэтому оценка целесообразности тех или иных процедур не может находиться в его компетенции. Необходимо исключить указанное правило из Закона о банкротстве. В условиях, когда вопрос реструктуризации или ликвидации не зависит от воли арбитражного управляющего, не в его компетенции формировать эту волю у других, делать выводы о форме банкротства.

Завершает стартовую триаду обязанностей управляющего, связанных с функцией по определению предмета управления, обязанность по оценке рыночной стоимости имущества должника. В силу ст. 70 анализ финансового состояния должника проводится в целях определения стоимости

\'Постановление Правительства Российской Федерации от 25.06.2003 №367 «Об утверждении правил проведения арбитражным управляющим финансового анализа» // Собрание законодательства Российской Федерации, 30.06.2003, №26, ст.2664.

принадлежащего должнику имущества. Подлежит установлению стоимость всего имущества должника, даже если при частичной оценке станет ясно, что имущества должника хватит для погашения судебных расходов. Оценка носит обязательный характер, поэтому согласно ст.7 ФЗ «Об оценочной деятельности» подлежит определению рыночная, а не балансовая стоимость имущества должника.

Таль Г.К. отмечает, что главная функция оценки в период арбитражного управления - определение соотношения между стоимостями имущества и обязательств предприятия.1

Обращает на себя внимание то, что, используя размер стоимости в качестве юридического факта, закон во всех случаях, кроме норм об условиях продажи имущества должника, руководствуется категорией балансовой стоимости. Процедуры банкротства - это реальные отношения сторон, поэтому статистические данные к ним не подходят, для реальных результатов необходимы реальные данные, а именно - рыночная стоимость имущества. Балансовая стоимость вообще не может использоваться при рассмотрении дел о банкротстве, т.к. имущество должника не потенциально, а реально пущено в оборот путем введения арбитражного управления.

Поскольку арбитражное управление сопряжено с публично-правовыми процессуальными правоотношениями и связано с интересами многих лиц, оценка имущества должника должна осуществляться с обязательным привлечением независимого оценщика. В силу ст.12 ФЗ «Об оценочной деятельности» отчет независимого и профессионального оценщика обладает качеством доказательства.

Арбитражный управляющий обязан продавать имущество должника, что исключает возможность использовать цену продажи имущества должника для сравнения при определении рыночной цены имущества иного лица.

В период банкротства имущество должника продается гораздо дешевле его действительной стоимости. По данным Гавриловой В.Е.

‘Антикризисное управление предприятиями и банками: Учеб.-практ. пособие. - M.: Дело, 2001. с. 272.

косвенные издержки, т.е. падение стоимости компании в период банкротства, составляют 30-70% ее реальной цены.1

Степанов В.В. пишет, что любое официальное сообщение о неплатежеспособности компании неизбежно вызовет понижение котировок акций должника на фондовом рынке.2

Несоответствие между тем, что арбитражный управляющий обязан выставлять имущество должника на продажу по его рыночной цене, с тем, что в условиях банкротства его цена ниже, устраняются порядком продажи - торгами, на которых определяется конечная цена. В этих условиях рыночная цена является начальной, а уменьшение ее на издержки банкротства достигается продажей имущества с понижающим шагом. Но определение рыночной стоимости имущества должника не перестает от этого быть необходимым, поскольку именно она является точкой отсчета для определения цены предприятия банкрота уже самой процедурой, т.е. ее механизмами.

Статья ПО ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» устанавливает множество формальных условий, при наличии которых цена продажи может быть ниже начальной цены. Торги с «понижающим шагом» не допускаются, а установление более низкой цены возможно при продаже путем публичного предложения.

Такой порядок показывает, что Закон о банкротстве при регулировании порядка отчуждения имущества должника опирается на аналогичные нормы законодательства о приватизации, что замечено в комментариях Закона о банкротстве.3

Иллювиева Е.В. так же считает, что по признакам продажи имущества банкротство «отпочковалось» в свое время от приватизации.4 В гражданском

\'Гаврилова В.Е. Банкротство в России: Вопросы истории, теории и практики: Учеб, пособие.- M.: ТЕИС, 2003. с. 29.

2Степанов В.В. Несостоятельность (банкротство) в России, Франции, Англии, Германии. - M.: «Статут», 1999. с. 22.

комментарий к федеральному закону о несостоятельности (банкротстве) / Под. ред. проф. Залесского В.В. -M.: Издание г-на Тихомирова М.Ю., 2003. с. 308.

4Стенограмма научно-практической конференции на тему: Законодательное обеспечение антикризисного управления и финансового оздоровления предприятий Российской Федерации. Здание Государственной

праве формируется единый подход к порядку обязательной продажи имущества.

На возможность дважды проводить торги по продаже имущества должника, как на негативный момент указывает Гаврилова Е.В.[72] По ее мнению, при этом не защищается собственник имущества, у него нет преимущественного права выкупа. Между тем, интересы собственника защищаются не процедурой конкурсного производства, а всем производством по делу о банкротстве, которое предусматривает возможность финансового оздоровления в интересах собственника. Кроме этого, преимущественное право выкупа исключает торги, а именно торги позволяют получить максимально больше денежных средств за имущество должника.

Не будучи собственником, управляющий обязан обеспечить сохранность полученного имущества. Эта обязанность никак не исключает распорядительные действия самого управляющего.

В целях сохранения имущества должника управляющий должен осуществлять как юридические, так и фактические меры, пишет Телюкина М.В.[73]

Зачет требований в период несостоятельности допускается только при условии соблюдения очередности и пропорциональности удовлетворения требований кредиторов (п.8 ст.142, ст.63 Закона о банкротстве).

В законе нашла отражение позиция Степанова В.В., предложенная им ранее, о том, что необходимо разработать дифференцированные правила применительно к конкретным обстоятельствам проведения зачета при несостоятельности.[74]

По мнению Семиной А.И. на стадии наблюдения зачет должен быть

запрещен.[75]

Колиниченко Е.А. отмечает, что в странах, где проведение зачета является обязательным, действует логика, согласно которой несправедливо понуждать кредитора, имеющего задолженность перед должником, к погашению этой задолженности в полном объеме, тогда как он сам в результате конкурсного производства получит лишь часть суммы, которую ему задолжал должник.[76]

Самостоятельно арбитражный управляющий заявлять о зачете встречных требований основной очереди не вправе, т.к. при этом наперед уменьшится поступление имущества в конкурсную массу.

В сферу арбитражного управления вовлекается все имущество должника, как это отмечено в ГК (ст.56). Сюда включается имущество, ограниченное в обороте и изъятое из оборота, т.е. то, на которое в рамках исполнительного производства кредитор претендовать не вправе. В данном случае арбитражный управляющий вправе использовать это имущество или получить его стоимость.

Согласно ст. 139 - 141 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» конкурсный управляющий вправе совершать только три вида сделок: куплю - продажу, уступку, замещение активов.

Сделки в ходе конкурсного производства должны иметь своим последствием поступление денежных сумм. Сделки, предполагающие в дальнейшем необходимость совершения новых сделок, не соответствуют ликвидации должника. Такие сделки, как мена, аренда, получение в оплату вексель и т.п. недопустимы в конкурсном производстве. Замещение активов также не соответствует отношениям, возникающим в ходе конкурсного производства, указанное правило должно быть исключено из Закона о банкротстве.

Поскольку в результате завершения конкурсного производства должник будет ликвидирован, погашение требований кредиторов путем новации в конкурсном производстве не допускается, пишет Никитина О.А.1

В силу ст. 126 Закона о банкротстве с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства срок исполнения возникших до открытия конкурсного производства денежных обязательств и уплаты обязательных платежей должника считается наступившим.

Из этого не следует, что предпринимательские обязательства не могут существовать в ходе конкурсного производства. Конкурсное производство заключается не только в продаже имущества и удовлетворении требований кредиторов. Согласно ст.139 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» продажа имущества должника осуществляется только после его инвентаризации, оценки и утверждения собранием кредиторов или судом порядка, срока и условий продажи. До этого времени, ввиду возможной продажи предприятия как имущественного комплекса, конкурсный управляющий обязан обеспечивать функционирование предприятия должника в режиме предпринимательской деятельности, поскольку, как справедливо отмечает Белых В.С., прекращение функционирования предприятия даже на непродолжительный период времени способно отрицательно повлиять на величину выручки от его продажи и уменьшить объем удовлетворяемых требований кредиторов.2

Иначе, чем для погашения требований кредиторов, конкурсный управляющий не вправе распоряжаться уже имеющимися денежными средствами должника.

В ходе восстановительной процедуры цель выражается не столько в повышении ликвидности активов, сколько в увеличении прибыли должника. В ходе внешнего управления допускаются многооборотные и рискованные сделки с имуществом должника, не предусматривающие прямого поступления денежных средств. В этом смысле, сделки по замещению активов должника, совершаемые с согласия кредиторов, ничем не выделяются с юридической стороны от других сделок, они носят характер обычных реструктуризационных действий.

Как считалось в дореволюционной юридической литературе, имущество должника поступает в управление, а не в распоряжение администрации, поэтому удовлетворение кредиторов производится не из самого имущества, бывшего у должника, а за счет доходов, получаемых с него, и прибыли от торговых оборотов администрации.1

При определении соответствия сделки арбитражного управляющего его правомочиям, необходимо учитывать их срочный характер. Срок процедуры несостоятельности определен законом. Сделки управляющего носят целевой характер - удовлетворение интересов лиц, указанных в реестре кредиторов. Цель арбитражного управления: не уклоняться от погашения требований кредиторов, а наоборот - их исполнять. C прекращением производства по делу или окончанием процедур несостоятельности арбитражный управляющий как субъект пропадает. Сделка будет законной, если ее результат отразится на имущественном положении кредиторов и будет иметь место во время процедуры несостоятельности.

Приемы судебной защиты должны обладать таким качеством, при котором их использование исключало бы растворение сущности защищаемого права. Элементом такого качества является срок. Все процедуры несостоятельности и права и обязанности арбитражного управляющего носят срочный характер.

В силу ст. 51 Закона о банкротстве дело о банкротстве должно быть рассмотрено в течение семи месяцев со дня поступления заявления о признании должника банкротом в суд. На основании п.2 ст. 75 Закона о банкротстве отложение рассмотрения дела в порядке ст. 158 АПК РФ за пределами семимесячного срока невозможно. Семь месяцев - это максимальный срок для процедуры наблюдения. Финансовое оздоровление вводится на срок не более чем два года (ст.80); внешнее управление - не более чем на восемнадцать месяцев, возможно продление еще на шесть месяцев (ст. 93). Срок конкурсного производства определен точно - один год, меньше быть не может, возможно продление еще на шесть месяцев (ст. 124 Закона о банкротстве). Согласно ст.74 сроки процедур могут быть меньше, чем это предусмотрено в законе.

Длительность срока производства по делу о банкротстве основывается на экономически необходимом сроке оборота имущества. Согласно экономическим показателям, максимально необходимый срок для продажи предприятия полностью составляет 18 месяцев - это предельный срок конкурсного производства. Для реструктуризации (несколько циклов оборота имущества) необходимо больше времени.

Для достижения и поддержания устойчивого финансового положения предприятию выгодно увеличение оборотных средств, подчеркивают составители учебника по антикризисному управлению.1

Если управляющий не уложился в срок, значит, он неправомерно бездействовал. По данным Шершеневича Г.Ф. в дореволюционном конкурсном праве кредитор мог жаловаться на медленность производства дела.2

Управляющий не вправе совершать сделки, последствия которых или их часть наступят после окончания банкротства, например, отсрочка уплаты долга на 10 лет, когда уже сам должник будет исполнять обязательства управляющего. Подобные сделки управляющий вправе совершать только по решению органов управления должника.

По этой причине увеличение уставного капитала для погашения долгов может быть реализовано управляющим только по решению общего собрания участников общества. Согласно п. 5 ст. 64, ст. 114, ст. 115, ст. 156

Антикризисное управление предприятиями и банками: Учеб.-практ. пособие. - M.: Дело, 2001. с. 169. 2Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. - M.: «Статут», 2000. с. 344.

должник на стадии наблюдения, внешнего управления или в порядке мирового соглашения в ходе конкурсного производства вправе увеличить свой уставный капитал за счет дополнительных вкладов. Поскольку увеличение уставного капитала осуществляется для кредиторов, их согласие на это является необходимым: по существу это сделка учредителей с кредиторами. Согласно Закону о банкротстве исключение составляет лишь решение об увеличении уставного капитала в ходе наблюдения.

Уставный капитал юридического лица является гарантией удовлетворения требований кредиторов. В процедуре несостоятельности все имущество должника используется в интересах кредиторов. По решению этих кредиторов любые операции с уставным капиталом должника становятся возможными.

Чтобы не вводить в заблуждение иных лиц - возможных контрагентов должника - необходимо в публичной отчетности общества, в том числе и в публикациях о банкротстве, публиковать сведения о способе и условиях увеличения уставного капитала. Участие учредителей должника в принятии решения об акционировании опровергает довод о том, что акционирование и замещение активов представляет собой передел собственности помимо воли собственника.

По общему правилу дарение между коммерческими организациями запрещено (ст. 575 ГК РФ), однако на основании ст. 156 Закона о банкротстве, в содержание мирового соглашения может включаться условие о прощении долга с согласия отдельного кредитора или уполномоченного органа, если это не нарушает права иных лиц, включенных в реестр кредиторов.

Семина А.И. полагает, что в данном случае прощение долга в рамках мирового соглашения является разновидностью дарения, на которое не распространяется запрет ст.575 ГК.1

Телюкина М.В. указывает, что раз закон прямо не относит прощение долга - одностороннюю сделку - к дарению, то и запрет дарения в

\'Семина А.Н. Банкротство: вопросы правоспособности должника - юридического лица: Научно- практическое издание / А.Н.Семина - M.: издательство «Экзамен», 2003. с. 108.

отношениях банкротства при прощении долга не применяется.1

При этом остается непонятным, в чем отличие прощения долга от освобождения от обязательств перед собой, о чем прямо говорится в ст.572 ГК как о дарении.

По мнению Егорова А.В., поскольку мировое соглашение договором не является, на него не распространяется запрет дарения, тем более, что восстановление платежеспособности — это и есть встречное предоставление. Цель одарить в данном случае отсутствует.2

C позиции Соловьевой С.В. прощение долга в период банкротства не следует безусловно приравнивать к договору дарения, т.к. чаще при прощении долга речь идет о неустойке, а освобождение от договорной ответственности нельзя рассматривать как сделку дарения. Автор придерживается договорной теории мирового соглашения.3

Рожкова М.А. считает, что мировое соглашение по делу о банкротстве в случае участия в нем уполномоченных органов является уже не гражданско- правовой сделкой, а сложным правовым образованием, включающим в себя сделку и соглашение с участием публичных органов.4

Статья 27 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» относит мировое соглашение к процедурам банкротства. Вероятно, это сделано вследствие того, что утверждение мирового соглашения прекращает производство по делу о банкротстве и в нем фиксируются условия такого прекращения. Тем не менее, в юридической литературе высказываются сомнения в том, что мировое соглашение является процедурой, потому что в случае с мировым соглашением не обнаруживается ни одного признака процедуры, как явления, имеющего определенную продолжительность.5

1TejIiOKHHa М.В. Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)».- M.: Юрайт - Издат.,2003. с.112.

2Cm. Научно-практический комментарий (постатейный) к федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» / Под ред. проф. докт. юрид. наук В.В. Витрянского . 2-й завод.- M.: «Статут», 2004. с. 649. \'Комментарий к федеральному закону о несостоятельности (банкротстве) / Под. ред. проф. Залесского В.В.

- M.: Издание г-на Тихомирова М.Ю., 2003. с. 426-427,443.

Ложкова М.А. Мировое соглашение в арбитражном суде: проблемы теории и практики,- M.: «Статут», 2004. с. 229-230.

5Научно-практический комментарий (постатейный) к федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» / Под ред. проф. докт. юрид. наук В.В. Витрянского : 2-й завод.- M.: «Статут», 2004. с. 619.

В процедуре несостоятельности прощение части долга увеличивает объем погашения оставшегося требования.1

Учитывая, что неудовлетворенные в ходе банкротства требования будут погашены, действия кредитора, способствующие их фактическому исполнению, создают блага для кредитора, что исключает безвозмездность. Прощение всего долга не имеет своим последствием такое встречное предоставление для кредитора, поэтому оно обладает признаками дарения в пользу других кредиторов.

В случае прощения всего долга формально происходит выход кредитора из состава участников производства по делу. Это аналогично отказу от иска в исковом производстве, т.е. препятствует повторному обращению в суд за принудительной реализацией права. Если кредитор хочет добиться эффекта прощения всего долга, а не его части, он может воспользоваться процессуальным инструментом выхода из числа участников производства по делу о несостоятельности.

Если сделка совершена должником до введения арбитражного управления, и срок ее исполнения также наступил до этого, то исполнение такого обязательства приостанавливается на период внешнего управления (мораторий, или как называют теоретики - конкурсный иммунитет).2 Согласно ст. 95 Закона о банкротстве под мораторий подпадают также обязательства срок исполнения которых наступил в период наблюдения либо финансового оздоровления, если оно было введено ранее внешнего управления. Мораторий не распространяется на отношения, которые закон фактически вывел из-под банкротства: текущие требования, требования кредиторов первой и второй очередей.

Согласно ст.71, требования, заявленные в период наблюдения по истечении месячного срока с момента введения указанной процедуры, рассматриваются в ходе следующей процедуры. Такие требования в период

1Cm. Ahcoh Вильям. Договорное право. Под общ. ред. и с предисловием д.ю.н. проф. О.Н. Садикова - M.: «Юридическая литература», 1984.- 464с.

2Колиниченко Е.А. Защита интересов неплатежеспособного должника при банкротстве. Сравнительно - правовой анализ,- M.: «Статут», 2001. с. 53.

наблюдения не могут быть исполнены, как при моратории.

Мораторий предназначен для арбитражного управляющего, а не для должника, как полагает Телюкина М.В.1 Если бы на управляющем с самого начала лежала обязанность по удовлетворению требований кредиторов, то он не мог бы осуществлять «улучшение структуры баланса». Мораторий освобождает управляющего от необходимости использовать денежные средства на погашение требований кредиторов и позволяет ему пускать их в оборот.

Как отмечает Колиниченко Е.А., если кредиторы могут использовать свои права без ущерба для деятельности администратора, на их действия не будет распространяться мораторий.2

В юридической литературе существует справедливое замечание о том, что, мораторий исключает преимущественное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими со стороны кредиторов, обладающих в соответствии с законом правом на бесспорное списание денежных средств.3

Органическую связь моратория с внешним управлением подтверждают данные Ращевского Е.С. о том, что отсрочка платежей появилась благодаря презумпции, выработанной судебной практикой, а не законом.4

Согласно ст. 121, п.2 ст.122 Закона о банкротстве расчеты с кредиторами производятся внешним управляющим начиная со дня вынесения арбитражным судом определения о переходе к расчетам с кредиторами, т.е. в период моратория управляющий погашать требования кредиторов добровольно не вправе.

Пустовалова Е.Ю. пишет, что мораторий действует на период внешнего управления до вынесения арбитражным судом определения о переходе к расчетам с кредиторами либо до признания должника

\'Телюкина М.В. Конкурсное право: Теория и практика несостоятельности (банкротства) - M.: Дело, 2002. с. 275.

2Колиниченко Е.А. Защита интересов неплатежеспособного должника при банкротстве. Сравнительно - правовой анализ.- M.: «Статут», 2001. с. 53-54.

3Научно-практический комментарий (постатейный) к федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» / Под ред. проф. докт. юрид. наук B.B. Витрянского . 2-й завод.- M.: «Статут», 2004. с. 420. 4Ращевский Е.С. Требования кредиторов в процедуре администрации по делам торговым по русскому гражданскому праву. // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, 2003, №3.

банкротом.1

В силу ст. 95 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» на сумму требований конкурсного кредитора, уполномоченного органа в период моратория начисляются проценты в размере ставки рефинансирования, установленной Банком России на дату введения внешнего управления.

Внешнее управление предполагает, что кредиторы взамен «ожидания» получат полное погашение обязательств. Кредиторы - добровольные участники производства по делу о несостоятельности, что свидетельствует об отсутствии нарушения их интересов вследствие моратория. В ходе арбитражного управления должник лишен возможности погашать требования кредиторов, поэтому он не может быть наказан за мораторий. При моратории недопустимо применение санкций к должнику.

Примечательно, что уже в дореволюционной юридической литературе соотношению отсрочки платежей с интересами кредиторов придавался элемент добровольного соглашения между неисправным должником и заимодавцами об отсрочке на неопределенное время платежа долгов, но с предоставлением со стороны должника заимодавцам права участия в управлении его делами.2

Победоносцев К.П. отмечал, что периодические платежи должны исчисляться до обращения в суд. В противном случае повинная сторона отвечала бы и за медленность в судопроизводстве и за действия заявителя к замедлению оного. Притом, со дня обращения в суд изменяются и отношения контрагентов, которые становятся во взаимное отношение тяжущихся, отвечая друг другу за последствия процесса.3

Сделки, срок исполнения по которым наступает в период арбитражного управления, не являются предметом нарушения со стороны должника. Кредиторы по таким следкам не участвуют в производстве по делу о

\'Пустоголова Е.Ю. Судьба требований кредиторов при банкротстве должника. - M.: «Статут», 2003. с. 23- 24.

2Ращевский Е.С. Требования кредиторов в процедуре администрации по делам торговым по русскому гражданскому праву. // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, 2003, №3 ^Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Часть третья: Договоры и обязательства. - M.: «Статут», 2003. с. 277.

несостоятельности. Обязательства таких кредиторов именуются текущими.

Существует мнение, что кредиторы по текущим требованиям должны голосовать на собраниях кредиторов.1

Согласно п.2 ст.5 Закона о банкротстве требования кредиторов по текущим платежам не подлежат включению в реестр требований кредиторов. Кредиторы по текущим платежам не признаются лицами, участвующими в деле о банкротстве. Ответчиками по искам о взыскании текущих платежей выступают должник и арбитражный управляющий.

Мораторий на текущие требования распространяться не может, они подлежат исполнению арбитражным управляющим по мере наступления срока их исполнения.

Пустовалова Е.Ю. разделяет текущие требования на требования в отношении дела о банкротстве и требования в отношении соответствующих процедур банкротства.

К первой группе относятся требования, возникающие после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, срок исполнения которых наступил до введения внешнего управления. Согласно п.4 ст.95 Закона о банкротстве на такие требования распространяется мораторий.

Ко второй группе относятся требования, на которые мораторий не распространяется.2

Кредиторы по текущим платежам вправе взыскивать задолженность в исковом порядке до момента принятия решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства, а после этого предъявлять свои требования в рамках дела о банкротстве вне очередности.3

Сердитова Е.Н. полагает, что рассмотрение требований текущих кредиторов арбитражным судом в деле несостоятельности является наиболее оптимальным. Спорным для нее является вопрос о возможности текущих

\'Телюкина М.В. Конкурсное право: Теория и практика несостоятельности (банкротства) • M.: Дело, 2002. с. 184.

2Пустовалова Е.Ю. Судьба требований кредиторов при банкротстве должника. - M.: «Статут», 2003. с. 21. 3Там же. с. 31.

кредиторов обжаловать действия арбитражного управляющего, т.к. несмотря на то, что в п.1 ст.60 Закона о банкротстве используется термин «кредиторы», лицами, участвующими в деле о банкротстве являются только «конкурсные кредиторы».1

Необходимость погашения текущих требований уменьшает объем «чистых активов», находящихся под арбитражным управлением. Чем больше размер текущих платежей, тем меньше остается имущества, гарантирующего удовлетворение требований кредиторов. Это может привести к тому, что все результаты внешнего управления будут идти на погашение собственных затрат. Во избежание нарушения интересов кредиторов устанавливается предел соотношения текущих обязательств с общей суммой долгов, при наличии которого дальнейшее увеличение размера текущих требований происходит под контролем кредиторов.

В силу ст. 101 Закона о банкротстве сделки с имуществом должника, балансовая стоимость которого составляет более чем десять процентов балансовой стоимости активов должника, заключаются внешним управляющим только с согласия собрания кредиторов (комитета кредиторов). Статьей 104 предусмотрено, что если размер денежных обязательств должника, возникших после введения внешнего управления, превышает на двадцать процентов размер требований кредиторов, включенных в реестр, сделки, влекущие за собой новые денежные обязательства за исключением предусмотренных планом внешнего управления, могут совершаться внешним управляющим только с согласия собрания кредиторов. Эта норма допускает такую ситуацию, при которой стоимость процедур банкротства будет выше суммы требований кредиторов (без требований уполномоченных органов).

Банкротство как принудительный механизм имеет границы. Затраты на банкротство никак не могут превышать размер требований целой группы кредиторов, иначе имущество должника будет уменьшено более чем на сумму требований кредиторов при отсутствии погашения этих требований.

\'Сердитова Е.Н. Предъявление требований кредиторов в конкурсном процессе.// Цивилистическая практика, 2003, №3.

Исключение, ввиду неделимости предмета сделки, может составлять только продажа предприятия должника единым комплексом.

Сделки арбитражного управляющего имеют задачу реализовать процедуры банкротства, их выполнение является условием дальнейшего удовлетворения требований кредиторов, поэтому такие сделки подлежат исполнению в первоочередном порядке.

Сделки, совершенные должником, срок исполнения которых наступает в период арбитражного управления, могут быть такой направленности, что их бы совершил и сам управляющий. Но может быть и обратная ситуация: арбитражный управляющий самостоятельно совершать и исполнять подобные сделки не вправе ввиду их противоречия содержанию и целям несостоятельности. Из этого следует, что управляющий несет обязанность по оценке характера и возможных последствий таких сделок. Бездействие управляющего по этому предмету является неправомерным. При установлении управляющим факта несоответствия последствий сделки содержанию внешнего управления, он обязан заявить отказ от исполнения этой сделки и расторгнуть соглашение.

Возможность отказа от исполнения сделок должником - не важная льгота, как это видит Семина А.Н.1 Это прямое следствие того, что на подобные сделки мораторий не распространяется. Арбитражный управляющий не вправе отказываться от исполнения обязательств, на которые распространяется мораторий и которые не являются текущими.

Из этого видна ошибочность предположения Телюкиной М.В. о том, что обязательства, возникшие до введения внешнего управления, срок исполнения которых приходится на период внешнего управления, должны подпадать под мораторий. Поскольку арбитражный управляющий не заявил отказ от таких сделок, постольку подразумевается, что он сам их совершил бы при их отсутствии. В этом случае мораторий на такие обязательства

\'Семина А.Н. Банкротство: вопросы правоспособности должника - юридического лица: Научно- практическое издание / А.Н.Семина - M.: издательство «Экзамен», 2003. с. 82.

^елюкина М.В. Конкурсное право: Теория и практика несостоятельности (банкротства) - M.: Дело, 2002. с. 274.

распространяться не должен.

Согласно ст. 102 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», внешний управляющий в течение трех месяцев с даты введения внешнего управления вправе отказаться от исполнения сделок должника, не исполненных сторонами полностью или частично, если такие сделки препятствуют восстановлению платежеспособности должника или если исполнение таких сделок повлечет убытки для должника по сравнению с аналогичными сделками.

В отношении французского законодательства Колиниченко Е.А. сообщает, что у управляющего нет права расторгнуть договор, а есть право просто прекратить его исполнение. В данном случае договор не расторгается и не исполняется.[77]

Пустовалова Е.Ю считает, что отказ от исполнения договора в период банкротства - это право на его одностороннее расторжение без обращения в суд.[78] Это основано на норме ст. 102 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», согласно которой договор считается расторгнутым с даты получения всеми сторонами по такому договору заявления арбитражного управляющего об отказе от исполнения договора.

Отказаться от сделки можно, если она не исполнена полностью либо в части обеими сторонами. Если сделка не исполнена только должником, то после расторжения договора кредитор останется кредитором, изменятся только основания его требований. Новых последствий для арбитражного управления не возникнет. Если же сделку не исполнил контрагент должника, то отказ от сделки не будет иметь иного значения, чем право требования банкрота к контрагенту.

Иное положение означало бы применение института отказа от исполнения сделок в целях перевода текущих обязательств в разряд обязательств, подпадающих под мораторий (п.З ст.95 Закона о банкротстве). Однако, указанная дифференциация не может зависеть от воли арбитражного управляющего, а устанавливается законом.

Примечательно, что четкую грань между неисполненным полностью или частично договором и договором, исполненным одной стороной и не исполненным другой, проводил еще Шершеневич Г.Ф.1 По его мнению, право на отказ возможно только в отношении первой группы сделок.

Арбитражное управление может самостоятельно порождать правоотношения, начинающиеся и оканчивающиеся только в течение производства по делу.

Шершеневич Г.Ф. пишет, что при более внимательном взгляде на конкурсный процесс нельзя не заметить, что он не создает никаких новых правоотношений ни материального, ни формального характера.2

Изменять существующие на дату возбуждения производства по делу о банкротстве отношения, порождаемые полным исполнением сделки одной из сторон или обеими, без согласия должника управляющий не вправе. Если должник по общим правилам в одностороннем порядке не мог расторгнуть такое соглашение, тогда согласия на расторжение сделки при введении процедуры несостоятельности не может быть дано.

Арбитражный управляющий не вправе заявлять отказ от исполнения сделок по таким основаниям, которые являются результатом процедуры банкротства. От сделок можно отказаться, только если они с самого начала противоречат целям банкротства. Механизмом, обеспечивающим это, является установление срока, в течение которого управляющий вправе заявить такой отказ. По окончании срока право управляющего отказаться от исполнения сделки переходит в обязанность ее исполнить.

Белых В.С. дополняет, что отказ от исполнения может быть заявлен лишь в отношении взаимного (двустороннего) договора ввиду буквального толкования требований закона о том, что договор должен быть неисполнен обеими сторонами.3 Эта позиция представляется ошибочной.

\'Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. -M.: «Стаїут», 2000. с. 244-245.

2TaM же. с. 343.

3Ecjimx В.С., Дубинчин А.А., Скуратовский М.Л. Правовые основы несостоятельности (банкротства): Учебно-практическое пособие / Под общ. ред. проф. В.С. Якушева,- M.: Издательство НОРМА

Те убытки, которые возникают у стороны в случае отказа от исполнения сделки, рассчитываются в порядке ст.524 ПС. Однако представляется, что для требования их возмещения нет оснований, т.к. отказ арбитражного управляющего от исполнения сделок является правомерным. Отсутствует признак противоправности, необходимый для ответственности, тем более должника, ведь отказ от сделок осуществляет арбитражный управляющий.

Отказ от исполнения сделок в период внешнего управления в некотором роде совпадает с целями нормы ст.126 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», согласно которой срок исполнения возникших до открытия конкурсного производства денежных обязательств и обязанностей уплаты обязательных платежей должника считается наступившим. Этим достигается цель обеспечения возможности реализации имущества должника.

Таль Г.К. называет это физической и юридической чистотой каждого объекта. Объект считается юридически чистым, если не существует юридических препятствий для его продажи. Объект считается физически чистым, если он каким-либо образом не используется на дату продажи, в том числе третьими лицами.1

Управляющий обязан совершать действия по взысканию долгов в пользу должника, заявлять требования по защите права собственности должника. Все эти иски являются оспариванием прежних действий стороннего по отношению к управляющему лица - должника, поэтому срок исковой давности по искам арбитражного управляющего начинает течь с момента введения той процедуры банкротства, в которой предъявление подобных исков становится возможным. Речь не может идти о правопреемстве, во всех таких исках управляющий действует от своего имени.

Согласно закону, по искам управляющего о недействительности сделок по общим основаниям истцом выступает должник. Это позволяет должнику в предвидении банкротства выводить свое имущество и

(издательская группа НОРМА-ИНФРА М), 2001. с. 165.

‘Антикризисное управление предприятиями и банками: Учеб.-практ. пособие. - M.: Дело, 2001. с. 81.

предъявлять формальные иски о его возврате, впоследствии отказываясь от исков или иным образом избегая реального взыскания, после чего арбитражный управляющий, вынужденный действовать от имени должника, уже не сможет добиться возврата имущества в конкурсную массу в судебном порядке ввиду существующего запрета на рассмотрение в суде спора по тому же предмету и основаниям, которым уже дана судебная оценка.

По делам, возбужденным до введения несостоятельности в отношении должника, в которых должник участвует как истец, арбитражный управляющий вступает в дело лишь как руководитель истца. Поэтому срок исковой давности в этом случае исчисляется с того момента, когда должнику стало известно о нарушении его права.

Управляющий вправе вступить в исковое производство в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования. В этом случае, срок исковой давности для него будет исчисляться с момента введения процедуры несостоятельности.

Отношения несостоятельности объединяют интересы должника C интересами кредиторов. Это означает, что арбитражный управляющий вправе оспаривать оспоримые сделки в тех случаях, когда в обычном порядке подобное право предоставлено должнику. Должник, напротив, в период несостоятельности не должен этого делать.

Цели процедур несостоятельности порождают свои основания для признания сделок недействительными.

По мнению Папе Г., в число важнейших задач конкурсного управляющего входит противостояние действиям должника или третьих лиц, мешающим проведению процедуры несостоятельности и предпринятым до их начала: преимущественное удовлетворение. требований, на которое рассчитывают в предвидении банкротства должник или третьи лица, невозможно.1

\'Папе Герхард. Институт несостоятельности: общие проблемы и особенности правового регулирования в Германии. Комментарии к действующему законодательству. / Пер. с нем.- M.: Издательство БЕК, 2002. с. 112.

В силу ст. 103 Закона о банкротстве недействительными являются сделки должника: а) совершенные с заинтересованным лицом, если в результате их исполнения кредиторам или должнику были или могут быть причинены убытки; б) влекущие предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими; в) связанные с выходом участника из состава участников юридического лица - должника, если исполнение таких сделок нарушает права и законные интересы кредиторов.

Представляется правильной точка зрения Степанова В.В., что для российского закона существует потребность уточнения и детализации специальных условий недействительности сделок.[79]

Шершеневич Г.Ф. выделил три теории, объясняющие возможность признания недействительными сделок должника по основаниям, предусмотренным законодательством о банкротстве.

Наиболее распространенной считалась деликтная теория, предполагающая в качестве основы правонарушение со стороны третьего лица - контрагента должника по сделке.

Легальная теория заключается в том, что закон своей волей устанавливает основания признания сделок недействительными и это его право.

Третья теория является теорией исполнительной силы, согласно которой право опровержения является вспомогательным средством исполнения основного судебного решения по делу, как банкротскому, так и общеисковому.[80]

Наличие арбитражного управления говорит о том, что имущественные последствия сделок должника в период несостоятельности затрагивают интересы не должника, а кредиторов. У должника существует один интерес - в окончании процедуры без ликвидации и с сохранением имущества. Сделкой в период несостоятельности должнику убытков причинено быть не может.

Специальным основанием для недействительности сделки должника является причинение этой сделкой убытков кредиторам либо возникновение угрозы причинения таких убытков.

Наличие и размер убытков может быть определен после окончания процедур несостоятельности, т.к. только после этого возможно установить, существует ли вообще непогашенная часть требований кредиторов. До этого момента наличие у кредиторов убытков является фактом неопределенным, арбитражное управление продолжается, и управляющий всегда может произвести погашение требований кредиторов. В ходе несостоятельности кредитор или несколько кредиторов не вправе предъявлять в суд иски о недействительности сделок должника или управляющего по мотивам причинения им убытков, т.к. убытков у них пока еще нет.

В качестве квалифицирующего признака используется термин «угроза причинения убытков».

Интересная мысль прослеживается у Папе Г.: убытки конкурсных кредиторов определяются по сравнению с привилегированными кредиторами.1

По окончании производства по делу убытки кредитора, если они есть, налицо, и поэтому он вправе предъявить свои требования в непогашенной части к лицам, незаконно получившим имущество должника (п.11 ст.142 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).

Кредитор вступает в дело по своей воле, процедура несостоятельности не является причиной убытков кредиторов и не является основанием для недействительности предшествующих сделок. Наоборот, это способ избежать убытков.

Можно оспорить только те сделки, при отсутствии которых производство по делу все равно было бы возбуждено, но проходило бы иначе. Именно по таким сделкам управляющий является заинтересованным истцом с целью устранения препятствий в выборе и применении способов

\'Папе Герхард. Институт несостоятельности: общие проблемы и особенности правового регулирования в Германии. Комментарии к действующему законодательству. / Пер. с нем.- M.: Издательство БЕК, 2002. с. 112.

восстановления платежеспособности должника в период внешнего управления.

Шершеневич Г.Ф. пишет, что право требовать уничтожения силы совершенных должником действий приобретается открытием конкурсного процесса, но не вытекает непосредственно из существа объявления несостоятельности. Несостоятельность является поводом к опровержению, которое основывается на причинах, предшествующих этому моменту.1

Исходя из типичной модели изъятия активов должника путем создания другого хозяйственного общества и передачи в его уставный капитал всего имущества либо путем продажи на торгах всего имущества унитарного предприятия, можно вывести конкретные критерии, влияющие на качество арбитражного управления.

Убытков у кредиторов тем меньше, чем больше восстановительных мер может использовать арбитражный управляющий. Например, при наличии у должника производственного комплекса, наряду с совершением с ним сделок, управляющий может использовать само производство для получения прибыли. Когда вместо имущественного комплекса у должника только акции, то действия управляющего сводятся лишь к правам акционера. Внешне признаки угрозы убытков могут выражаться в предмете сделки: им является основная часть имущества должника (перечень имущества с множеством позиций), при отсутствии которой большинство кредиторов не совершили бы свои сделки с должником. Сюда же относится и рассрочка оплаты (вексель на 10 лет). В данном случае имеют место факты, порождающие очевидность того, что последствия указанных сделок не повлекут удовлетворение требований кредиторов.

Признание подобных сделок оспоримыми приведет к появлению добросовестного приобретателя при повторном отчуждении имущества, даже если этот приобретатель был осведомлен, откуда к нему пришло имущество и в связи с чем оно выбыло из владения должника. Приобретатель может

‘Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. - M.: «Статут», 2000. с. 271-272.

ссылаться на то, что он ничего не знает поскольку отсутствует факт признания судом первоначальной сделки недействительной. Категория добросовестного приобретателя будет защищать недобросовестного владельца, т.е. искажается значение института добросовестного приобретения. Чтобы избежать этого, сделки, недействительные по основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве, должны быть ничтожными. При этом, учитывая, что основания их недействительности предусмотрены Законом о банкротстве, заинтересованными лицами в подобных исках являются все кредиторы. Так как в интересах всех кредиторов действует управляющий, он и является лицом, способным оспорить сделки по данным основаниям.

Закон не поддерживает эту позицию. В силу ст.103 Закона о банкротстве иски о признании недействительными сделок по основаниям, связанным с банкротством, вправе заявлять как арбитражный управляющий, так и любой из кредиторов, кроме исков, связанных с заинтересованностью. Подобные сделки являются оспоримыми.

Семина А.Н., более того, полагает, что всем сделкам, связанным с нормами законодательства о банкротстве, характерна оспоримость. Например, она считает оспоримыми сделки, совершенные должником в период наблюдения без согласия временного управляющего, поскольку согласие временного управляющего - это элемент формы сделки, а нарушение формы сделки влечет ее недействительность только в случаях, предусмотренных законом.1

Телюкина М.В. отмечает, что сделки должника, совершенные в период наблюдения без согласия арбитражного управляющего, являются ничтожными.2

Колиниченко Е.А. утверждает, что ничтожность сделок по «банкротским» основаниям вряд ли оправдана, поскольку в момент их

\'Семина А.Н. Банкротство: вопросы правоспособности должника - юридического липа: Научно- практическое издание У А.Н.Семина - M.: издательство «Экзамен», 2003. с. 47.

Телюкина M.B. Конкурсное право: Теория и практика несостоятельности (банкротства) - M.: Дело, 2002. с. 243.

совершения должник еще был платежеспособен.1 - имеются ввиду сделки, совершенные до возбуждения производства по делу о банкротстве.

В соответствии со ст.60 Закона о банкротстве кредитор, должник, представитель работников, представитель участников (учредителей), представитель собственника должника вправе обжаловать действия арбитражного управляющего.

Производство по делу о несостоятельности содержит элемент принудительного порядка реализации права, поэтому, оспаривая законность содержания действий арбитражного управляющего, кредитор не вправе получать исполнительный лист об обязании управляющего совершить те или иные действия - объединять несостоятельность с исполнительным производством. Обжалование действий арбитражного управляющего аналогично обжалованию действий судебного пристава-исполнителя (ст.90 ФЗ «Об исполнительном производстве»).

В спорах кредиторов с управляющим может идти речь об установлении тех или иных фактов - споры по реестру либо споры о признании факта законности или незаконности действий арбитражного управляющего (удовлетворение требований, совершение сделок).

Принцип комплексности управления имуществом исключает возможность для кредитора оспаривать выбор управляющим тех или иных сделок, а значит - и их законность. В процедуре банкротства кредиторы выступают как бенефициары, а не как управляющие должником. Бенефициары ждут результатов, а не проявляют активность. Нарушение сделкой интересов одного кредитора не может иметь места, т.к. ее последствия предназначены для всех кредиторов, в интересах которых и действует управляющий, совершая сделку.

В США уже давно обсуждается вопрос о том, справедлив ли и заслуживает ли оплаты интерес одного кредитора в действиях, оказывающих влияние на многих (доктрина общего фонда).

‘Колиниченко Е.А. Защита интересов неплатежеспособного должника при банкротстве. Сравнительно - правовой анализ.- M.: «Статут», 2001. с. 112.

В частности, существует точка зрения, согласно которой применение этой доктрины следует исключить из области банкротства. Как пишет Эдвард Стоун, участие в деле о банкротстве должника связано с наличием уже существующих требований кредиторов. Поэтому все действия по увеличению конкурсной массы со стороны одного кредитора приводят лишь к тому, что кредиторы в большей степени получат то, что они и так должны получить, в силу чего за это нет необходимости платить.1

Проецируя указанное на российскую модель, иск одного кредитора о признании сделки арбитражного управляющего недействительной не имеет под собой нового самостоятельного интереса заявителя, обусловленного банкротством, а значит, является недопустимым.

В идеале роль кредиторов, считает Таль Г.К., должна сводиться к тому, что они приходят в процесс всего лишь два раза, первый - для того, чтобы установить величину своих требований, а второй - в кассу, где выплачивают деньги по результатам банкротства.2

В юридической литературе интерес вызывают последствия реституции по недействительной сделке с должником - банкротом.

Гутников О.В. характеризует данные последствия на основе принципов римского права - возврат производится в целях восстановления активов должника в том виде, в каком они были до сделки. Целью возврата не является обогащение должника.3 Однако, в период банкротства контрагент должника лишен возможности реализовать реституционное требование: в конкурсном процессе имущества для этого не хватает. Кроме того, применение двусторонней реституции нецелесообразно при оспаривании сделок должника. Главная задача заключается в том, чтобы компенсировать должнику его потери.4

1Edward A. Stone. Encouraging Creditors Participation: Integrating the Allowance of Administrative Expenses with the Common Fwd Theory. // Bankruptcy Development Journal / Fall 1998/ Volume I5/ Numberl.

2Стенограмма научно-практической конференции на тему: Законодательное обеспечение антикризисного управления и финансового оздоровления предприятий Российской Федерации. Здание Государственной Думы. Малый зал.10 октября 2001г.

3Гутников О.В. Недействительные сделки в гражданском праве. Теория и практика оспаривания. - M.: Бератор - Пресс, 2003. с. 519.

4TaM же. с. 531.

Специальные основания недействительности сделок, содержащиеся в Законе о банкротстве, потому и являются обоснованными, что именно при реституции несут собой выгоду для целей банкротства. Этим никак не исключается реституция и требования контрагентов по таким сделкам должны погашаться как текущие. Необходимо учитывать и то, что по таким сделкам, как правило, встречные требования отсутствуют или сведены к минимуму.

В одном случае представляется действительным нарушение управляющим интересов отдельного кредитора - в случае совершения им сделки без согласия кредиторов во всех ситуациях, когда такое согласие необходимо. Здесь имеет место нарушение формально-правовых условий совершения сделки, установленных в целях защиты интересов всех кредиторов и каждого в отдельности.

Все вопросы по оспариванию действий (бездействий) управляющего, в том числе сделок, должны решаться в рамках дела по банкротству. Сделка управляющего - это его действие, поэтому требование о признании сделки управляющего недействительной - это обжалование действий арбитражного управляющего, что возможно только в процессе производства по делу о банкротстве. Правоприменительный акт управляющего, затрагивающий права одного кредитора, оспаривается как действие, а затрагивающий интересы всех кредиторов - как сделка в том числе. В связи с тем, что Закон о банкротстве прямо предусматривает процедуру обжалования действий арбитражного управляющего, законность его действий, а значит и сделок, может проверяться только в рамках этой процедуры. В случае, когда признана недействительной сделка управляющего, должен выдаваться исполнительный лист для применения последствий ее недействительности. Лист выдается не в отношении арбитражного управляющего и должника, а в отношении контрагента и должника. В отношении арбитражного управляющего исполнительный лист не может быть выдан, т.к. управляющий сам является исполнителем судебных актов.

Телюкина М.В. отмечает, что обоснованной является позиция, в соответствии с которой все требования об опровержении сделок рассматриваются в рамках конкурсного процесса.1

Единство производства по делу о банкротстве и производства об оспаривании сделок обеспечивает возможность всем кредиторам участвовать в рассмотрении вопроса о сделке управляющего, т.к. все кредиторы заинтересованы в итогах судебного разбирательства.

Правоспособность арбитражного управляющего является

специальной и его деятельность не равнозначна деятельности руководителя должника. «Обычно» управлять своим предприятием мог бы и сам должник.

Специальная правоспособность конкурсного управляющего определена прямо в законе. В период внешнего управления конкретные границы правоспособности устанавливает план внешнего управления, имеющий признаки соглашения.

Поскольку план является предложением управляющего, он может и должен содержать в себе основные сделки (их критерии), совершение которых « приводит к восстановлению платежеспособности должника, никак не противореча тезису о невозможности определения в законе конкретных \\ сделок, совершаемых управляющим, т.к. план - это предложение управляющего, сделанное им по своему выбору.

Статьей 99 Закона о банкротстве закреплено общее правило, согласно которому внешний управляющий распоряжается имуществом должника только в соответствии с планом внешнего управления. В п.4 ст.101 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» указаны отдельные виды сделок, которые управляющий вправе совершать несмотря на их отсутствие в плане внешнего управления, но с согласия собрания кредиторов. Это такие сделки, как займ, поручительство, гарантия, цессия, перевод долга, сделки, связанные с акциями, долями в уставном капитале, доверительным управлением имуществом. Иные сделки, при отсутствии о них указаний в плане внешнего

‘Телюкина М.В. Конкурсное право: Теория и практика несостоятельности (банкротства) - M.: Дело, 2002. с. 246.

управления, внешний управляющий заключать не вправе. Для их совершения требуется вносить изменения в план внешнего управления, что подлежит утверждению арбитражным судом.

Из ст.101, ст.104 видно, что план внешнего управления может не содержать исчерпывающего перечня сделок внешнего управляющего, т.е. он может быть беспредметным.

Денисов С. А. полагает, что крупные сделки и сделки с заинтересованностью совершаются с согласия собрания кредиторов независимо от наличия их условий в плане внешнего управления.1

Семина А.Н. считает, что внешний управляющий не вправе в любом случае распоряжаться имуществом должника, если это выходит за пределы плана внешнего управления.2

Погашение требований кредиторов в период несостоятельности носит процессуальный характер, поэтому условия совершения внешним управляющим сделок с имуществом должника не распространяются на сделки по погашению требований кредиторов, включенных в реестр.

В предмет плана включаются условия, учитывающие особенности деятельности должника, что невозможно отразить в законе.

План внешнего управления обязательно должен содержать схемы и источники погашения требований кредиторов в период внешнего управления. План должен быть предметным, а не абстрактным. Обязанность по подготовке плана лежит на управляющем, т.к. он вызвался осуществлять управление предприятием и от его способностей зависит результат дела.

В п.2 ст.106 Закона о банкротстве содержится декларативное положение о том, что план должен содержать обоснование восстановления платежеспособности.

Как полагает Папе Г., с формальной точки зрения план должен состоять из двух частей: описательной, в которой излагаются предпринятые

‘Научно-практический комментарий (постатейный) к федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» / Под ред. проф. докт. юрид. наук В.В. Витрянского. 2-й завод.- M.: «Статут», 2004. с. 446. ^Семина А.Н. Банкротство; вопросы правоспособности должника - юридического лида: Научно- практическое издание / А.Н.Семина - M.: издательство «Экзамен», 2003. с. 75.

меры и последствия их реализации; и констатирующей, устанавливающей изменения в правах участников процедур.1

План внешнего управления должен предусматривать сроки осуществления мероприятий, предусмотренных им - пишет Телюкина М.В. Эти сроки не должны выходить за рамки срока внешнего управления.2

Кроме этого, план внешнего управления может содержать порядок предоставления и содержание отчетов арбитражного управляющего перед кредиторами.3

Основа плана - такой критерий восстановления платежеспособности, как стоимостной разрыв между стоимостью, которой обладает компания в настоящее время (а эта стоимость обязательно должна быть выше нуля), и потенциальной стоимостью предприятия после реструктуризации.4

В юридической литературе указывается, что план внешнего управления обязательно должен содержать положения о выделении денежных средств на подготовку, созыв и функционирование высшего и промежуточного органов управления должника и кредиторов, иное будет грубо нарушать права как должника, так и его участников.5 Кроме того, содержание плана не должно нарушать действующих законов.6

Как сделка управляющего с кредиторами, а это отмечает Телюкина MB.,7 план внешнего управления может быть признан недействительным арбитражным судом, рассматривающим дело о банкротстве (п.6 ст.107 Закона о банкротстве). Связь подсудности с делом о банкротстве означает, что соответствующие заявления могут быть поданы в суд только в период

\'Пале Герхард. Институт несостоятельности: общие проблемы и особенности правового регулирования в Германии. Комментарии к действующему законодательству. / Пер. с нем.- M.: Издательство БЕК, 2002. с. 134.

Телюкина М.В. Конкурсное право: Теория и практика несостоятельности (банкротства) • M.: Дело, 2002. с. 269.

3Там же. с. 272.

4Аистова М.Д. Реструктуризация предприятий: вопросы управления. Стратегии, координация структурных параметров, снижение сопротивления преобразованиям.- M.: Альпина Паблишер, 2002. с. 186. комментарий к федеральному закону о несостоятельности (банкротстве) / Под. ред. проф. Залесского В.В. -M.: Издание г-на Тихомирова М.Ю., 2003. с. 261.

6KoMMeHrapHft к федеральному закону о несостоятельности (банкротстве) / Под. ред. проф. Залесского В.В. -M.: Издание г-на Тихомирова М.Ю., 2003. с. 288.

7Телюкина М.В. Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)».- M.: Юрайт - Издат.,2003. с. 264.

производства по делу о банкротстве, но не после его окончания.

Ученые обращают внимание на то, что оспариванию подлежит именно план внешнего управления, а не решение собрания кредиторов о его утверждении. Однако это не препятствует суду дать оценку и решению собрания кредиторов. Признание арбитражным судом недействительным решения собрания кредиторов влечет недействительность плана внешнего управления в целом.1

На основании принципа законности при рассмотрении дел арбитражным судом (ст.6 АПК РФ) арбитражный суд не утверждает план внешнего управления при нарушении его условиями прав и законных интересов как участников производства по делу, так и иных лиц. В случаях, когда обстоятельства нарушения имущественных интересов лиц, не являющихся участниками производства по делу о банкротстве, не были предметом судебного исследования при утверждении плана, такие лица, тем не менее, не вправе обжаловать определение суда об утверждении плана в порядке ст.42 АПК РФ. Они могут оспорить план путем заявления о признании плана недействительным.

Утверждение плана внешнего управления судом означает санкционирование действий управляющего. В связи с этим, сделки управляющего, условия которых предусмотрены в плане внешнего управления не могут быть признаны недействительными по этим условиям а соответствующие действия управляющего - незаконными без признания плана внешнего управления в соответствующей части недействительным либо без отмены определения суда об утверждении плана внешнего управления.

При отсутствии плана внешнего управления внешний управляющий не вправе распоряжаться имуществом должника, за исключением расчетов с кредиторами и совершения некоторых видов сделок с согласия собрания кредиторов (п.4 ст.101). В данном случае суд может принять акт о переходе к конкурсному производству.

‘Научно-практический комментарий (постатейный) к федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» / Под ред. проф. докт. юрид. наук B.B. Витрянского. 2-й завод.- M.: «Статут», 2004. с. 469.

Документальным оформлением результатов внешнего управления до расчетов с кредиторами является отчет управляющего. В отчете, прежде всего, должны содержаться данные о финансовом анализе самой процедуры управления, инвентаризация имущества на момент окончания процедуры, характеристика и итоги исполнения всех сделок в период внешнего управления. Отчет является доказательством содержания процедуры банкротства и неотъемлемой частью материалов дела по банкротству.

По отчету суд может оценить правомерность деятельности временного управляющего.1

В ст.67, ст.88, ст.IIT-118, ст.147 Закона о банкротстве предусмотрена обязанность по составлению отчета (заключения) и представлению его в суд для рассмотрения не только для внешнего управляющего, но и для временного управляющего, административного управляющего и конкурсного управляющего. Правительством РФ утверждены «Общие правила подготовки отчетов (заключений) арбитражного управляющего».2 Установлено, что в отчете (заключении) должна содержаться информация, которая может иметь существенное значение для принятия решений (иных актов) арбитражным судом. Из этого следует значение отчета арбитражного управляющего как доказательства по делу о банкротстве, которое подлежит рассмотрению и оценке. Отчет внешнего управляющего по завершении процедуры внешнего управления подлежит, кроме того, утверждению арбитражным судом. Неутверждение отчета означает необходимость дополнительных действий по арбитражному управлению до начала расчетов с кредиторами.

Утверждение отчета означает подтверждение судом факта совершения управляющим определенных действий и законности их спектра (но не законности конкретных сделок). Включенные в утвержденный судом отчет

‘Комментарий к федеральному закону о несостоятельности (банкротстве) / Под. ред. проф. Залесского В.В.

- M.: Издание г-на Тихомирова М.Ю., 2003. с. 168.

Постановление Правительства Российской Федерации от 22.0S.2003 №299 «Об утверждении общих правил подготовки отчетов (заключений) арбитражного управляющего» H Собрание зако нодательства Российской Федерации, 26.05.2003, №21, ст.2015.

управляющего сделки не могут быть впоследствии оспорены по мотивам незаключенности, минуя пересмотр судебного акта об утверждении отчета.

В ст.133 Закона о банкротстве закреплено, что конкурсный управляющий готовит отчет о движении денежных средств - отчет о расчетах, поскольку именно в удовлетворении требований кредиторов содержание конкурсного производства.

Отчет составляется и по результатам наблюдения. Содержанием такого отчета являются данные о составе и стоимости имущества должника, включая результаты финансового анализа. Этот отчет определяет предмет дальнейшего арбитражного управления, поэтому он должен быть утвержден судом, что, однако, законом не предусмотрено.

<< | >>
Источник: Белоликов Алексей Игоревич. БАНКРОТСТВО КАК СПОСОБ ЗАЩИТЫ НАРУШЕННЫХ ПРАВ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2004. 2004

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2 Права и обязанности арбитражного управляющего.:

  1. Статья 20. Арбитражные управляющие
  2. Статья 21. Саморегулируемые организации арбитражных управляющих
  3. Статья 22. Права и обязанности саморегулируемой организации
  4. Статья 24. Права и обязанности арбитражного управляющего
  5. Статья 25. Ответственность арбитражного управляющего
  6. Статья 45. Порядок утверждения арбитражного управляющего
  7. Статья 99. Права и обязанности внешнего управляющего
  8. 3.1. Правовые средства, используемые арбитражным управляющим при осуществлении функции диагностики
  9. 3.2. Правовые средства, используемые арбитражным управляющим при осуществлении функции планирования
  10. 3.3. Правовые средства, используемые арбитражным управляющим при осуществлении организационной функции
  11. 3.4. Правовые средства, используемые арбитражным управляющим при осуществлении функции контроля
  12. 3.5. Правовые средства, используемые арбитражным управляющим при осуществлении функции отчетности
  13. § 1 Требования, предъявляемые к арбитражному управляющему.
  14. § 2 Права и обязанности арбитражного управляющего.
  15. §2. Обоснование нрава юридического лица на управление внутренними делами как самостоятельного субъективного права
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -