<<
>>

СУЩНОСТЬ КРЕДИТА

Кредит всегда привлекал и привлекает, особенно в настоящее время, внимание многочисленных и самых разнообразных представителей экономической и общественной мысли. Проблема кредита и кредитных отношений занимала экономическую науку с самого возникновения последней.
Но особенно возрастает ин-терес к этой проблеме в последнее время, в эпоху финансового капитализма, когда кредитные отношения получают законченное оформление, достигают максимального своего развития и, будучи обусловлены основными производственными связями капитализма (кредит — производная категория), обнаруживают тен-денцию к подчинению закономерностям своего развития других форм социальных связей, когда общественные отношения капитала, зиждящиеся на эксплуатации рабочей силы и присвоении продуктов чужого труда, принимают иррациональную форму отношений ссудного капитала, в которых присвоение прибавочной стоимости покрывается фактом самовозрастания стоимости, происходящего как будто независимо от эксплуатации рабочей силы, когда чудовищные вычисления доктора Прайса начинают принимать реальные очертания. Все это является в сущности признаком роста паразитических элементов экономической си-стемы, но этот реальный паразитизм питает иллюзорные идеи и создает ряд фикций, которые кажутся действительно существующими.

Эти обстоятельства способствуют созданию или возрождению «бессмысленных» представлений, но вместе с тем повышают интерес к явлениям кредита.

Кредит становится узлом, которым и вокруг которого сплетаются многочисленные и самые многообразные вопросы не только теории, но и практики, не только политической экономии, но и экономической политики.

Всегда с самого своего возникновения кредит центрировал на себе внимание общественных интересов и общественной мысли. Объясняется это исключительно большой ролью, которую играл

кредит на всем протяжении народнохозяйственной истории.

Корни кредита надо искать в самом начале возникновения товарного хозяйства, и на всех стадиях развития народного хозяйства кредит имел большое значение. Во все исторические эпохи развивающийся кредит оказывался революционным фактором, способствовавшим трансформации и преобразованию общественных отношений; кредит устанавливал совершенно очевидную и перманентную связь между индивидуальными участниками хозяйства, соединял и скреплял разрозненные хозяйственные единицы, содействовал централизации богатства и экспроприации чужого труда, являлся действенным методом и средством перераспределения производительных сил.

Кредит способствует созданию рабовладельческой системы древнего мира, затем ее же разрушению, здесь кредитные отношения отражают классовую борьбу (кредиторов и должников); в средние- века кредит подчиняет крестьянина помещику, а затем разоряет этого последнего и подтачивает базу крепостного режима; в то же время он уничтожает экономическую самостоятельность городского ремесленника и подготавливает почву для перехода к мануфактуре; он внедряет денежные отношения в патриархальное крепостное хозяйство и тем содействует трансформации отношений между крестьянином и помещиком; кредит предоставляет денежные средства средневековым феодалам и этим, ослабляя их власть, создает предпосылки для трансформации политических форм общежития; централизуя крупные денежные средства, кредит организует одну из предпосылок и элементов товарно- капиталистического хозяйства — капитал, разоряя ремесленника и крестьянина, создает другую основную предпосылку этой хозяйственной системы — наемный труд; кредит содействует переходу от простого товарного хозяйства к капиталистическому, а затем играет огромную роль в трансформации его в предельное состояние капиталистической системы — в финансовый капитализм.

И «не подлежит, наконец, никакому сомнению, что кредитная система послужит мощным рычагом во время перехода от капиталистического способа производства к способу производства ассоциированного труда».

Все это кредит совершил, конечно, не самостоятельно, а «.

. . лишь как элемент в связи с другими великими органическими переворотами в самом способе производства» х. Но этим не умаляется огромное историческое значение и самого кредита.

Путь кредита, как и весь путь истории, покрыт потом и кровью. Кредит отрицает, чтобы вновь утверждать, и утверждает, чтобы вновь отрицать; развитие кредита, отображающее развитие производительных сил общества и являющееся производным

1 К. Маркс. Капитал, т. III. М., 1955, стр. 621.

от основных производственных связей, способствует утверждению одной народнохозяйственной системы, но дальнейшее era (кредита) развитие связано с уничтожением этой системы и утверждением новой, с которой происходит то же самое. Кредит с самого своего возникновения является одной из активно действующих сил диалектического развития истории. Тот тип производственных отношений, который находит свою характеристику в категории кредита, имеет в самом себе имманентно присущие ему противоречия, определяющие беспрерывное его диалектическое развитие.

Несмотря на столь огромное значение и столь долгое существование, а может быть, как раз благодаря этому, явление кредита до сих пор не подвергалось ясному, исчерпывающему анализу. Продолжаются бесконечные споры не только по вопросу о значении кредита, не только по вопросу о влиянии кредита на народное хозяйство в целом и на отдельные социальные группы,, но даже само понятие кредита не имеет общепризнанного определения. Больше того, нет даже согласия в определении круга народнохозяйственных явлений, которые должны быть причислены к кредиту. Отсутствует, таким образом, единство даже в самой постановке вопроса.

Очень часто разногласия между отдельными представителями экономической науки определяются не только тем, вернее, не столько тем, что они разно понимают данную общественную категорию, сколько тем, что к кредиту ими причисляются различные социально-экономические явления.

По вопросу о значении кредита существуют различные, прямо противоположные точки зрения.

Не будучи в состоянии охватить явления со всех сторон, во всем бесконечном их разнообразии и со всеми присущими им внутренними противоречиями, мысля по метафизической формуле «да—да, нет—нет, что сверх того, то от лукавого», одни утверждают, что кредит препятствует развитию производительных сил, увеличивает непроизводительные издержки общества, питает паразитические его элементы; другие утверждают, что как раз кредиту общество обязано ростом своего богатства, что именно кредит доводит развитие произво-дительных сил до максимального предела. Одни утверждают, что кредит обостряет все присущие капиталистической системе противоречия и поэтому не только не устраняет кризисов, но их углубляет, даже их непосредственно обусловливает; другие, наоборот, полагают, что кредит создает возможность постоянного, беспрерывного бескризисного развития народного хозяйства. Одни утверждают, что кредит носит в самом себе опасность кризисов, подготовляет их, даже непосредственно вызывает; другие, наоборот, думают, что развитие кредита создает гарантии постоянно высокой конъюнктуры. Одни утверждают, что развитие кредита притупляет социальные противоречия классов и смягчает клас-

совую борьбу, что кредитом можно достигнуть более равномерного распределения богатств и в рамках даже современной капиталистической экономической системы добиться «со-циальной правды и справедливости»; другие полагают, что как раз благодаря кредиту противоречия общественных интересов обостряются, социальная борьба усиливается, что кредит не только не уничтожает экономического неравенства социальных классов, а, наоборот, это неравенство увеличивает, что кредит служит средством перераспределения богатств как раз в пользу «сильных мира сего», служит методом экспроприации обездоленных масс населения.

Такое же разноречие наблюдается и в области чисто теоретического анализа кредита как экономической категории. Одних ¦определений понятий кредита превеликое множество. Пару десятков лет назад один немецкий исследователь в своей классификации различных теорий кредита обнаружил хотя единицы основных направлений, но зато десятки отдельных «учений о кредите» .

С тех пор вышло в свет немало новых работ, посвященных кредиту. Вместе с ними возник новый ряд «теорий».

Такое разноречие и отсутствие общепризнанных точек зрения трудно объяснить исключительно тем, что экономическая наука имеет классовый характер и каждое течение экономической мысли отображает интересы определенной социальной группы. Теорий кредита гораздо больше, нежели классов. В пределах одной и той же социальной группы можно констатировать многочисленность разнообразных, подчас прямо противоречащих друг другу точек зрения.

Огромное разноречие и отсутствие общепризнанных точек зрения нельзя объяснить также исключительно трудностью и сложностью проблемы кредита. Эту сложность и трудность нельзя, конечно, отрицать, но экономическая наука знает ряд других, не менее сложных и трудных проблем, при разрешении которых наблюдается все же меньшая разноголосица мнений, представлений, точек зрения.

И то и другое объяснение, очевидно, имеет значение. Но к этому надо прибавить еще то чрезвычайно важное обстоя-тельство, что в существующих теориях кредита нет к тому же единообразной постановки вопроса. Неясно не только то, как объяснить изучаемое явление, но неясно также и то, о каком в сущности явлении идет речь. Нет единства, стало быть, не только в том, как объяснить, но и в том, что подлежит анализу.

Начнем с квалификации тех народнохозяйственных явлений, которые охватываются экономической категорией кредита. Что такое кредит? Какой круг народнохозяйственных явлений имеется в виду, когда говорят о кредите? Какие конститутивные признаки определяют характеризуемый кредитом тип производ-ственных связей?

Эти вопросы необходимо поставить не только потому, что всякое исследование может быть успешно только при точном .определении его предмета, не только потому, что изучению любого экономического явления должно предшествовать отграничение его от других сходных и сопутствующих ему явлений, но и потому, что до сих пор в науке эти вопросы не встречают общепризнанного ответа.

Такое положение наблюдается в отношении очень многих народнохозяйственных категорий. Но в учении о кредите разноречие и разнообразие точек зрения, мнений и представлений особенно велико. Очень часто ведутся споры не только по поводу конститутивных признаков кредита как экономической категории, но и по поводу самого круга явлений, которые необходимо причислить к кредиту.

Поэтому представляется необходимым прежде всего установить, какой круг народнохозяйственных явлений имеется в виду, когда речь идет о кредите, какой тип производственных связей изучается теорией кредита. Прежде чем подвергать анализу экономическое явление, надо сначала его установить, надо определить предмет анализа . Это особенно важно при изучении кредита, так как, повторяем, до сих пор не все под кредитом разумеют одно и то же экономическое явление.

Таким образом, здесь нас интересует не просто определение понятия, а точное установление того, о чем, о каком явлении идет речь, когда говорят о кредите. Нас здесь интересует не просто дефиниция, а реальное явление, нам важно точно установить, какое реальное явление имеется в виду, когда говорят о кредите.

Наука пользуется — и не может не пользоваться — обычным словоупотреблением, но обычное словоупотребление не всегда точно, не всегда пригодно для научного использования. Как раз в отношении кредита обычное словоупотребление оказало науке поистине «медвежью услугу».

Приведем наудачу несколько житейских выражений. Иван кредитоспособен. Петр оказал кредит Степану. Павел пользуется кредитом в обществе. Государственный банк открыл кредит

Ивану. В древнем Риме кредит был развит. В средние века банкир оказывал кредит феодалу. В розничной торговле Соединенных Штатов кредит имеет большое распространение. В Англии кредит получил большое развитие и т. д. Нетрудно, мне думается, видеть, что во всех этих случаях слово «кредит» имеет различное значение. В одном случае под кредитом разумеется просто доверие, в другом — частная сделка между двумя лицами, в третьем — комплекс однородных явлений и т. п. Уже одно это обстоятельство, а именно, что в понятие кредита вкладывается обычным словоупотреблением различный смысл и различное содержание, указывает, что науке руководствоваться обычным словоупотреблением довольно трудно. И трудность эта заключается не только в том, что обычная терминология, как всегда, для того чтобы сделаться пригодной для научного анализа, нуждается в уточнении, но и в том, что в данном случае один и тот же термин применяется к различным по сути дела явлениям. Уже одно это должно предостеречь от некритического заимствования обычного словоупотребления, житейской терминологии.

А между тем наиболее распространенный способ определения, понятия кредита заключается как раз в установлении наиболее характерных признаков, свойственных тому кругу явлений, которые обычно, массовым словоупотреблением, здравым смыслом, так сказать, причисляются к кредиту. Понятие кредита устанавливается следующим образом. Из всей совокупности наблюдаемых народнохозяйственных явлений прежде всего отбираются те, которые в общежитии именуются кредитом: затем эти явления подвергаются анализу, выделяются те их признаки, которые, во-первых, свойственны всем им, и, во-вторых, из этих признаков сохраняются только те, которые свойственны исключительно данному отобранному кругу явлений, которыми, они, следовательно, отличаются от других народнохозяйственных явлений. Происходит, таким образом, как бы выделение за скобки не всех признаков, характерных для данного круга явлений, а только тех, которые являются исключительной их при-надлежностью.

Само собой разумеется, такой анализ представляет немалые трудности, ибо нахождение определяющих экономическое явление признаков — задача весьма сложная и требует огромной научной сноровки и ориентировки. Но в данном случае вся эта сложная работа обречена заранее на неуспех ввиду неправильности ее предпосылок. Как раз в данном случае менее всего пригодно пользование обычной терминологией. Наука, конечно, не может не считаться с обычным словоупотреблением. Но простое, некритическое заимствование терминов невозможно. Недопустимость эта особенно велика в данном случае, когда в обычном словоупотреблении происходит смешение довольно разнообраз-

ных, различных по своей характеристике, народнохозяйственных явлений.

В многочисленных определениях понятия кредита можно наметить двоякого рода ошибки, которые вытекают из недостаточно критического отношения к обычной терминологии. Во-первых, смешиваются скрытые одинаковым наименованием, исторически развивающиеся, трансформирующиеся и изменяющиеся типы производственных связей и, во-вторых, по тем же причинам смешиваются разнообразные типы производственных отношений, сожительствующих в пределах одного и того же общежития, в пределах одного и того же отрезка времени. В разные исторические эпохи существовали социальные связи, именовавшиеся кредитом, как на заре возникновения товарного хозяйства, так и в эпоху так называемого финансового капитализма. Точно так же в пределах одного и того же отрезка времени, в пределах одного и того же общества наблюдается ряд по содержанию своему различных явлений, но одинаково причисляемых к кредиту. Для примера можно указать на Соединенные Штаты Северной Америки. Кредит оказывают друг другу индейцы, кредитуют друг друга фермеры земледельческих штатов, кредитом пользуется Форд, кредит оказывают друг другу промышленные предприятия, кредитными операциями, и специально ими, занимается Морган. Много ли общего, не по внешней форме, а по существу, не по внешнему своему выражению, а по содержанию, между всеми этими «кредитами», кредитными отношениями?

Господствующие определения стремятся охватить все без исключения кредитные явления, встречающиеся в данном общежитии. А так как чистой системы хозяйства в действительности не существует, так как каждая хозяйственная система, не исключая самых развитых (Англия, Германия, Соединенные Штаты Северной Америки), знает одновременное сосуществование принципиально различных типов общественных отношений, то указанный выше прием, охват в определении всех только по внешности сходных типов производственных отношений, сходных более по названию, чем по существу, приводит к тому, что определения неизбежно становятся в той же мере формальными, сколь и бессодержательными.

Таким образом, обычный, наиболее распространенный способ определения понятия кредита посредством выделения за скобки общих признаков, причем имеются в виду самые разнообразные по существу типы отношений, не достигает цели. Он и недостаточен, он и неправилен. Такой способ определения был бы достаточен, если бы явления кредита исчерпывались характеристикой его как специфического метода движения стоимости. Но так как кредит — категория не техническая, а социальная, то описанный способ определения оказывается слишком общим, скользящим только по поверхности явлений. Этот способ опре-

деления и формально неправилен. Он стремится охватить все- наблюдаемые в общежитии явления, причисляемые обычным; словоупотреблением к кредиту. Этим самым он объединяет разнообразные по сути дела типы общественных отношений. Научное определение, исходящее из обычного словоупотребления, впадает неизбежно в большую ошибку: пытается найти общие признаки разнообразных по существу типов экономических связей.

Достаточно вспомнить о теории так называемого доверия,, чтобы убедиться в бесплодности пользования для научного определения указанным выше методом. :

Сказанное не определяет еще, каким же методом надо пользоваться, но оно устанавливает, как не надо определять понятие- кредита.

3

Кредитные отношения, обусловливаемые основными производственными связями общества, возникают в сфере обращения товаров. Обращение же, или, вернее, обмен товаров определяется производственными отношениями.

«Определенное производство обусловливает, таким образом, определенное потребление, распределение, обмен и определенные- отношения этих различных моментов друг к другу» .

Обсуловленный же производством обмен осуществляется различными способами перемещения стоимости или собственности от одного владельца к другому. Одним из таких способов является и тот тип сделки, который носит название ссуды, являющейся одной из форм товарного обращения.

Такая форма товарного обращения, конечно, не случайна, а определяется специфическими условиями производства, благодаря которым отчуждение товаров отделяется во времени от реализации их цен. Эти условия (самые простые из них) показаны Марксом уже при анализе простого товарного хозяйства. «Один вид товаров требует более длинного, другой — более короткого времени для своего производства. Производство различных товаров связано с различными временами года. Один товар рождается у самого своего рынка, другой должен совершить путешествие на отдаленный рынок. Поэтому один товаровладелец может выступить в качестве продавца раньше, чем другой выступит в качестве покупателя. При частом повторении одних и тех же сделок между одними и теми же лицами условия продажи товаров регулируются условиями их производства. С другой стороны, пользование известным видом товаров, напримерг домом, продается на известный промежуток времени. В таких случаях лишь по истечении срока покупатель действительно-

получает потребительную стоимость товара. Он покупает поэтому товар раньше, чем оплачивает его» .

Таким образом, уже в условиях простого товарного хозяйства сделка ссуды как форма товарного обращения с необходимостью- вытекает из условий производства.

Эти же условия, но еще в большей степени, действуют в капиталистическом хозяйстве. Здесь эти условия принимают соот-ветственно новому способу производства иной вид, и к ним присоединяются еще и другие моменты. Специфический характер производства, выражающийся в том, что капитал проходит различные фазы, что капитал претерпевает постоянный метаморфоз своих форм, денежной, торговой и производительной, что процесс перехода от одной формы к другой требует времени, что пребывание капитала в одной и той же форме для различных индивидуальных капиталов не совпадает во времени и т. д., — все эти условия не только делают возможным, но вызывают и необходимость кредита и кредитных сделок .

Сделки ссуды можно рассматривать с двух точек зрения г во-первых, с точки зрения формально-технической, вернее тех- нико-юридических их признаков, и, во-вторых, со стороны социального их содержания, т. е. признаков, характеризующих тот тип производственной связи, который вырастает и развивается на основе этих сделок, или, вернее, который находит в них свое выражение. Эти две стороны друг от друга неотделимы, они взаимно связаны и обусловлены. Но существенным для экономического анализа является экономическое содержание сделок. Технические методы хозяйства, способы работы связаны с определенными формами производственных отношений, но предметом экономического анализа все же является не техника сама по себе, а связанные с нею производственные отношения. Машинное производство может нас интересовать с точки зрения техни-ческой, с точки зрения наибольшего приспособления его к данным естественноисторической среды, с точки зрения его рабочей, чисто технической эффективности; но то же машинное производство может нас интересовать с его социальной стороны, т. е. со стороны тех форм и типов производственных связей, которые вырастают и развиваются на основе данной машинной техники, которые, с одной стороны, ею обусловлены, а с другой, ее опрс-

деляют. В первом случае мы будем рассматривать машины как технико-производственную категорию, во втором — как категорию социально-экономическую.

То же и по отношению к кредиту. Можно рассматривать кредит как определенный тип сделки, осуществляющий процесс обращения, со стороны его технико-юридических признаков. В этом случае кредит предстанет перед нами или как категория техническая, или как категория права. Можно рассматривать кредит сточки зрения экономического содержания явлений. В этом случае кредит предстанет перед нами как категория политической экономии.

Это положение, взятое в такой общей, директивной, так сказать, форме, признается если не всеми, то, во всяком случае, преобладающим большинством экономистов самых различных школ и направлений. На словах эта элементарная постановка вопроса, это элементарное методологическое требование признается. Но на деле это далеко не всегда, если не сказать резче, полностью соблюдается. В большинстве случаев, и это на наш взгляд является одной из основных ошибок огромного большинства существующих теорий, кредит рассматривается не как категория общественная, а как категория чисто техническая, или же как категория технико-юридическая.

Кредитная сделка подвергается самому детальному анализу со стороны всех ее формально-юридических признаков. Изучаемый с этой точки зрения кредит предстает как специфический метод обмена. Кредит рассматривается только как технический, хотя и особого рода, метод перемещения (интерперсонального) собственности, вернее владения. Что эта техника и ее своеобразие имеют большое значение, сомневаться, конечно, не приходится, но в этом своеобразии кредит как экономическая категория хотя и имеет свое отображение, но не находит свою характеристику, тем более определение.

Анализ явлений кредита должен исходить из того, что кредит есть производственное отношение, что под кредитом надо разуметь определенный тип социальной связи. Поэтому кредит как эко-номическая категория не может быть охарактеризован специфическими технико-юридическими признаками кредитной сделки.

Следующее, что необходимо подчеркнуть, заключается втом, что кредит должен изучаться не только как категория социальная, но и как категория ограниченно историческая. Кредит воз-никает только при определенном развитии производительных сил. Экономические категории — вообще категории исторические. Это положение относится ко всем конкретным типам производственных отношений. Отдельные типы социальной связи всякого человеческого общежития определяются основными его производственными отношениями, определяются прежде всего отношениями, возникающими в процессе производства. И кредит

как тип производственной связи поэтому не может изучаться вне этих отношений.

Многочисленность и разнообразие учений о кредите, бесплодные попытки экономической науки дать общепризнанную исчерпывающую теорию кредита и даже определение его понятия объясняются, кроме других причин, также и тем, что преобладающее большинство экономистов рассматривает кредит как категорию вечную, а не обсуловленную только определенной системой производственных отношений. В проблеме кредита к такой постановке вопроса скатиться тем легче, что кредит как метод обмена действительно наблюдается в самых различных системах народного хозяйства, от рабского полунатурального хозяйства древнего Рима до высокоразвитой народнохозяйственной системы, например, Соединенных Штатов Северной Америки, от только возникающего менового хозяйства первобытных народов до рафинированного финансового капитализма наших дней. Если кредит рассматривать только со стороны его технико- юридических признаков, то нетрудно прийти к заключению, что кредит свойствен разнообразным хозяйственным системам и что задача теоретического анализа кредита заключается в изучении тех общих закономерностей, которые свойственны кредиту как типу сделки, присущему самым разнообразным хозяйственным системам. Если внешнюю форму явления (кредита) принимать за его сущность, то такая постановка вопроса окажется вполне правомерной, — но столь же правомерной, сколь и бессодержательной. Изучение внешней формы не может заменить анализа содержания явлений, изучение формальной общности не может заменить анализа различий по существу.

Постановка вопроса господствующими теориями кредита оказывается абсолютно неоправдываемой, если кредит рассматривать со стороны его экономического содержания, как определенный тип производственных отношений. При таком рассмотрении постановка вопроса о «вечности» категории кредита делается совершенно невозможной, абсолютно исключается.

Формальное сходство типа сделок, встречающихся при различных народнохозяйственных системах, закрепляется одиным наименованием их — «кредит», но так называемые кредитные отношения различных эпох, сохраняя одно и то же название, имеют различную сущность, различное содержание, различную при-роду.

Кредит, способствуя трансформации хозяйственных систем, трансформируется и сам, изменяет свое содержание. Как всякая народнохозяйственная система является преодолением и отрицанием предыдущей, так и кредит как тип производственной связи в условиях одной хозяйственной системы является преодолением и отрицанием кредита предшествующей системы хозяйства.

Кредит как тип сделки, как форма товарного обращения, как

24 И. А. Трахтенберг 369

метод интерперсонального передвижения стоимости начинает развиваться со времени возникновения частной собственности и перехода от натурального к меновому хозяйству. Аналогичный же метод перемещения стоимости существует и в современном хозяйстве финансового капитализма. Но в пределах (рамках) товарного хозяйства производственные отношения развиваются, видоизменяются: соответственно этому и кредит как частный тип производственных связей, обусловливаемый основными производственными отношениями, постоянно меняет свое содержание.

Поэтому ошибочно определять кредит как сделку ссуды,* квалифицируя последнюю ее технико-юридическими признаками. Сделка ссуды свойственна различным стадиям развития менового хозяйства. С историческим развитием народного хозяйства эти сделки учащаются, расширяются, совершенствуются и принимают всеобщую значимость. Но это не дает оснований полагать одинаковыми те общественные отношения, которые вырастают и развиваются па основе этих сделок в различных хозяйственных системах, те производственные отношения, формой осуществления которых являются сделки ссуды.

Кредит как сделка ссуды существовал в древнем мире, существовал он и в средневековом ремесленном и крепостном хозяйстве, существует он и в буржуазном обществе. Везде мы имеем дело с одной и той же, хотя все более совершенствующейся, сделкой ссуды, но те производственные отношения, которые вырастают на основе этих сделок, правовым оформлением которых являются эти сделки, при различных хозяйственных системах весьма сильно отличаются друг от друга. Патриций и плебей, ростовщик и ре-месленник, банкир и промышленник — какие сходные черты этих связей? Во всяком случае, не сходство может представлять интерес для экономического анализа, а как раз их различие.

Таким образом, кредит как предмет экономического анализа, подобно другим категориям политической экономии, является категорией не только общественной, но исторически ограниченной. Кредит есть производственное отношение товарного хозяйства.

4

Кредит, как мы уже указывали, можно рассматривать с двух точек зрения. Кредитом можно считать определенный вид меновой сделки. Когда такое определение кредита выводится только из его технико-юридических признаков, оно становится и слишком общим, и слишком формальным. Кроме того, такое определение оказывается пригодным для характеристики кредита различных систем хозяйства, но как раз потому, что оно пригодно для характеристики различных экономических систем, оно недостаточно для характеристики каждой из них в отдельности. Может быть оно еще достаточно для рудиментарных форм кредитных связей,

но абсолютно недостаточно для характеристики кредита высокоразвитого капитализма.

Но можно рассматривать кредит и иначе. Под кредитом можно разуметь определенный специфический тип производственной связи. Тогда кредитная сделка рассматри-вается уже как форма осуществления этой связи.

И та, и другая постановка вопроса закономерна. Но закономерность эта определяется целями, которым служит данное определение. Если иметь в виду характеристику кредитных связей, как они осуществляются в рамках товарного хозяйства на всем его протяжении, если предполагается абстрагирование от тех конкретных специфических особенностей, которые свойственны отдельным стадиям товарного хозяйства, тогда определение кредита как особого вида сделок может быть достаточным. Если же необходимо дать характеристику кредитных отношений, как они складываются на определенной стадии товарного хозяйства, например в настоящее время, в эпоху высокоразвитого капитализма, финансового капитализма, то такое определение оказывается абсолютно непригодным. Это определение может оказаться достаточным для характеристики кредитных связей в простейшем их и наименее сложном виде, но это определение недостаточно для характеристики кріедитньїх связей финансового капитализма, т. е. до конца развернутого сложного кредита, каким он является в настоящее время.

Если рассматривать кредит как специфическую. техническую форму передвижения стоимости и только, определение его понятия целиком исчерпывается понятием сделки ссуды. При этом под последней надо понимать те сделки по отчуждению стоимости, при которых возврат эквивалента отсрочен во времени. Поскольку мы остаемся в рамках формального определения, конститутивным признаком кредита надо считать отсрочку возврата эквивалента.

Но такое, как мы называем, формальное определение недостаточно. Маркс уже в I томе «Капитала» при анализе функции денег как платеяшого средства дает характеристику кредитных связей, и при этом он не ограничивается указанием на отсрочку возврата эквивалента, но подчеркивает, что в этом случае мы имеем дело с новым типом экономической связи. «Однако с развитием товарного обращения, — пишет Маркс, — развиваются отношения, благодаря которым отчуждение товаров отделяется во времени от реализации их цены» 7.

24*

371

Здесь Маркс подчеркивает момент отсрочки возврата эквивалента. Но Маркс этим не ограничивается и пишет далее:

«Один товаровладелец продает наличный товар, а другой покупает, выступая как просто представитель денег или как представитель будущих денег. Продавец становится кредитором, покупатель — должником» 8. В последнем, а именно, что продавец становится кредитором, а покупатель — должником, как раз и подчеркивается, что здесь мы имеем дело с новым типом производственных отношений.

Что это превращение продавца в кредитора, а покупателя в должника означает возникновение нового типа общественных отношений и что этот новый тип экономической связи имеет большое значение, Маркс далее подчеркивает следующими словами:

«Роли кредитора и должника возникают здесь из простого товарного обращения. Изменение формы последнего накладывает эту новую печать на продавца и покупателя. Следовательно, первоначально это совершенно такие же мимолетные, выполняемые попеременно одними и теми же агентами обращения роли, как и роли продавца и покупателя. Однако эта противоположность уже с самого начала носит не столь невинный характер и обнаруживает способность к более прочной кристаллизации» 9.

Для того чтобы изменение формы товарного обращения наложило новую печать на продавца и покупателя, необходимо, чтобы эта форма существенно отличалась от старой; очевидно, сделка ссуды как форма товарного обращения существенно отличается от купли-продажи.

В чем же это отличие? Что такое сделка ссуды в противоположность сделке купли-продажи?

Это различие заключается в следующем.

Сделка ссуды есть особая форма товарного обращения и может быть охарактеризована через противопоставление сделке купли- продажи. Основное различие между ними заключается в том, что при купле-продаже взаимное представление товаров происходит одновременно, при сделке ссуды возврат эквивалента отсрочен.

Отсрочка же возврата эквивалента создает самостоятельную, качественно отличную от купли-продажи форму движения стоимости. Поэтому глубочайшая ошибка полагать, что сделка ссуды является разновидностью сделки купли-продажи. Здесь мы имеем дело с особой формой меновых сделок, принципиально отличной от купли-продажи.

Сделка купли-продажи, взятая как единичная сделка двух контрагентов обмена, создает случайную, мимолетную связь между ними. А передает В товар и получает от него деньги. Непосредственная связь между ними устанавливается лишь на время этого

движения товаров и денег. Сделки купли-продажи, взятые в целом, во всем обществе, служат связующим всех товаровладельцев фактором, но в единичном своем проявлении эта сделка создает случайную, мимолетную связь. Каждая же сделка ссуды, даже взятая в отдельности, вне связи с другими аналогичными сделками или же с другими формами экономического общения, создает продолжительную связь между контрагентами сделки. Возникает взаимная заинтересованность, общность устремлений. Даже антагонизм интересов создает большую общность, нежели отсутствие какой бы то ни было взаимной заинтересованности.

При сделке купли-продажи происходит движение потреби-тельной стоимости, стоимость же остается в руках контрагентов сделки. При сделке ссуды происходит движение не только потребительной стоимости, но и стоимости. «Когда мы имеем дело с простым товаром, товаром как таковым, в руках покупателя и продавца остается одна и та же стоимость, но в различной форме; как до торговой сделки, так и после нее в их руках находится та же стоимость, которую они отчуждали, но только у одного она в товарной форме, у другого — в денежной форме». При ссуде я^е «денежный капиталист является единственным лицом, которое при этой сделке отдает стоимость. . . При ссуде только одна сторона получает стоимость, так как только одна сторона ее отдает» 10.

При сделке купли-продажи происходит движение собственности. А продает В товар. В результате этой сделки собственность на товар переходит от А к В. При сделке же ссуды собственность сохраняется за заимодавцем. А дает ссуду В. В результате этой сделки стоимость перемещается от А к В, но собственность на объект этой сделки сохраняется за А. Сделка купли-продажи предполагает, таким образом, совпадение собственности с использо- зованием ее; сделка ссуды основана на возможности отделения собственности от ее использования. При сделке купли-продажи собственность и владение совпадают, при сделке ссуды собственность отделяется от владения.

При сделке купли-продажи деньги фигурируют как орудие обращения, в акте ссуды деньги выступают как платежное средство. В акте купли-продажи деньги выступают как посредник в процессе обращения, в акте ссуды они его заканчивают. В сделке купли-продажи продавец превращает товар в деньги, чтобы с помощью денег удовлетворить какую-либо потребность, в акте ссуды деньги как форма стоимости становятся целью сделок.

То, что деньги в сделке ссуды выполняют другую функцию, нежели в акте купли-продажи, имеет огромное значение. Деньги являются вещным выражением определенных экономических связей, и в каждой из своих функций деньги отображают различные типы этих связей»11.

Исходя из этого, можно сказать, что определение кредита как сделки ссуды, если под ссудой понимать форму товарного обращения, уже предполагает адекватное этой форме содержание, т. е. определенный тип производственной связи.

Кредит как экономическую категорию следует определить как производственное отношение, вырастающее и развивающееся на основа сделок ссуды. Не сама по себе сделка ссуды характеризует кредит как экономическую категорию — сделка ссуды есть форма товарного обращения, — а те производственные связи, которые вырастают на основе этих сделок, или, иначе и точнее, те производственные отношения, формой осуществления которых является сделка ссуды.

Поскольку сделки ссуды целым рядом чрезвычайно важных моментов отличаются от других сделок, в частности от купли- продажи, постольку, определяя кредит как производственное отношение, развивающееся на основе сделок ссуды, мы характеризуем его как специфический тип экономической связи.

В этом определении уже сама сделка ссуды приобретает общественное содержание. Она представляется уже не технической категорией, а служит формой осуществления определенного типа производственных отношений.

5

Данное нами определение кредита ограничено рамками товарного хозяйства, но ограничение исследования рамками только товарного хозяйства для проблемы кредита еще недостаточно. Необходимо установить еще следующее чрезвычайно важное обстоятельство. Кредит, рассматриваемый со стороны его экономического содержания, и в рамках товарного хозяйства постоянно развивается и трансформируется. Поэтому-то кредит в начальной стадии развития товарного хозяйства и конечной его стадии обозначает не одно и то же, выражает различные типы экономической связи. В этом смысле кредит несколько отличается от некоторых других категорий политической экономии, как, например, стоимость, деньги и т. п.

Стоимость модифицируется в цену производства, но это не значит, что категория цены производства заменяет стоимость или же в какой-нибудь мере умаляет его значимость. Стоимость как таковая остается неизменной (выражает то же производствен-

ное отношение) и сохраняет всю свою значимость; само явление цены производства предполагает наличие категории стоимости, сущность которой остается неизменной на всем протяжении капиталистического хозяйства. То же надо сказать и о деньгах. Деньги в условиях капиталистического хозяйства становятся формой капитала, но это отнюдь не значит, что сущность денег меняется. Деньги как таковые, только сохраняя всю свою значимость, могут быть формой капитала. Поэтому-то то обстоятельство, что деньги становятся формой капитала, вытекает не из природы денег, а из наличия капиталистических отношений. И, с другой стороны, возможность существования капитала в денежной форме обусловливается наличием денег как таковых, неизменностью природы и сущности денег 12.

То же можно сказать и о некоторых других категориях политической экономии. Все эти категории являются категориями товарного ходяйства, и на всем протяжении товарного хозяйства их сущность не меняется. Эти категории исторически ограничены системой товарного хозяйства. Они могут найти различные формы своего проявления, но сущность их в рамках товарного хозяйства остается неизменной.

Несколько иное надо сказать о кредите. Прежде всего кредит как тип производственной связи обнаруживается не в сфере производства, а в сфере обращения; он осуществляет обмен уже произведенных товаров.

Во-вторых, кредитные связи находят основную свою характе-ристику в типах контрагентов этой связи. Кредитные связи простых товаровладельцев, кредитные связи промышленных капиталистов и, наконец, кредитные связи денежных и промышленных капиталистов — все это различные связи, смешение которых было бы большой ошибкой. В первом случае мы не имеем еще особого обособленного, выкристаллизовавшегося типа производственных связей, в третьем же кредит выступает как обособленное производственное отношение. То обстоятельство, что все эти тины связей носят одно и то же наименование — кредит, не должно вести к неразличению их.

Кредит (непосредственно) как тип экономической связи процесса обмена должен рассматриваться не только как общественная и историческая (товарного хозяйства) категория, но и как диалектически развивающееся в рамках товарного хозяйства явление. Поэтому-то, между прочим, кредит так трудно изучать в статике. Он относится к явлениям исключительно динамическим. Рассмотрение кредита в статике, как, впрочем, и всех экономических явлений, возможно только при абстрагировании от динамических моментов, но такое абстрагирование для кредита

обозначало бы абстрагирование от самого существенного, как раз именно от того, что обнаруживает природу кредита.

Мы можем, конечно, говорить о теории кредита капиталистического хозяйства. Но и при этом кредит будет рассматриваться вне его как раз наиболее характерных, наиболее важных для современности черт. Современная теория кредита должна быть не только, а еще вернее — пе столько теорией кредита капиталистического хозяйства, сколько теорией кредита финансового ка-питализма.

Как известно, в рамках товарного хозяйства можно различать три основные отличные друг от друга стадии: простое товарное хозяйство, эпоху промышленного капитализма и эпоху капитализма финансового.

Это отличие не предполагает, конечно, что все эти стадии различаются друг от друга основными своими производственными отношениями.

Если капитализм, как промышленный, так и финансовый, качественно отличается от простого товарного хозяйства основными своими производственными связями, то уже промышленный капитализм и финансовый капитализм пе являются различными системами хозяйства, так как тот и другой характеризуются одним и тем же основным признаком — существованием капитала как определенной формы общественных отношепий. Но на базе этой основпой категории вырастают многообразные типы экономических связей. Отличие финансового капитализма от промышленного капитализма заключается, между прочим, и в различии развивающихся на базе основной категории (капитал) типов производственной связи. Как раз кредит относится к тем произ-водным производственным отношениям, которые имеют различное содержание в эпоху финансового капитализма и капитализм а промышленного.

Вместе с тем необходимо иметь в виду следующее.

Каждый последующий этап народнохозяйственного развития не исключает предыдущего, а является одновременно его развитием и преодолением: таковым является промышленный капитализм по отношению к простому товарному хозяйству, финансовый капитализм по отношепию к промышленному.

Это значит, что каждая стадия в развитии товарного хозяйства хотя и отличается от предыдущей характеристикой своих конкретных социально-производствепных отношений, но в то же время сохраняет не только общие, но и конкретные черты, свойственные пройденным уже и превзойденным стадиям. Рядом с новыми типами производственных связей еще долго сохраняются и развиваются типы общественных связей, характерные для предыдущей стадии; в то же время в каждой хозяйственной системе, поскольку она является подготовляющей, предшествующей для следующей, которая явится результатом ее развития и преодо-

ления, обнаруживаются типы общественных отношений будущего. Чистый тип хозяйства — это абстракция, которая может быть сконструирована только теоретически. В конкретной же действительности каждая система хозяйства характеризуется наличием разнородных по своему существу и по своей природе производственных связей, свойственных различным хозяйственным системам. Современное хозяйство представляет систему финансового капитализма, но это отнюдь не означает, что в конкретной действительности в нем исчезают общественные отношения, характерные для предыдущих стадий развития товарного хозяйства. Даже в самом развитом капиталистическом хозяйстве, каким является, например, народное хозяйство Англии или Германии, рядом с общественными отношениями, свойственными финансовому капитализму, сохраняются, и в очень значительной мере, отношения промышленного капитализма, и находят себе еще место производственные связи, свойственные простому товарному хозяйству. Еще в большей мере это относится к странам более молодого капитализма, какой являются, например, Соединенные Штаты Северной Америки, где рядом с системой утонченнейшего финансового ка-питализма восточных штатов, Нью-Йорка и других сохранились отношения чуть ли не докапиталистической эпохи юго-западных штатов.

А из этого вытекает следующее. Когда мы хотим дать характеристику того или иного экономического явления данной хозяйственной системы (например, финансового капитализма), мы не можем ею (характеристикой) охватить все без исключения наличные типы отношений. Для такой характеристики надо взять только господствующие типы отношений. Если мы даем характеристику кредиту как производственному отношению применительно, положим, к Соединенным Штатам Северной Америки, то мы не можем в одном определении охватить кредитные отношения простого товарного хозяйства, кредитные отношения промышленного капитализма и кредитные отношения капитализма финансового. Такое определение было бы слишком общим, оно было бы абстрагировано как раз от самого существенного, которое заключается не в признаках сходства, а в признаках различия.

Такое определение было бы в известной мере пригодным для самых общих суждений, самого общего анализа всего народного хозяйства в целом, но было бы явно недостаточным для более или менее детального анализа изучаемого явления, в данном случае кредита. При специальном анализе приобретают значение не только общие черты, но и специфические характеристики* отображающие как раз различие кредита (как производственного отношения) финансового капитализма от кредитных отношений капитализма промышленного и от кредита простого товарного хозяйства.

Какой же тип отношений надо отнести к господствующему?

Можно ли отнести к господствующим те типы производственных связей, которые наиболее распространены? Или, может быть, к господствующим надо отнести те, которые наиболее часто встречаются? И то и другое было бы неправильно для экономического анализа. До войны Россия несомненно была страной развитого капитализма, но в то же время огромную часть хозяйствующих единиц составляли мелкие самостоятельные товаропроизводители.

Господствующим типом надо считать те отношения, которые имеют наибольшую значимость и наибольший удельный вес в народном хозяйстве. Определить эту большую значимость и удельный вес только статистическими признаками чрезвычайно трудно. Во всяком случае, простое арифметическое, числовое преобладание здесь не моя^ет дать исчерпывающего заключения. Статистическое, так сказать, выражение может иметь значение только как показатель совершающихся изменений. Когда торговый капитал проникает в сферу простого товарного хозяйства, то даже при относительно незначительном его размере он подчиняет себе, подчиняет закономерностям собственного своего движения закономерности простого товарного хозяйства. Господствующим типом отношений надо считать те отношения, которые подчиняют себе все остальные, закономерности которого определяют закономерности всего народного хозяйства в целом.

Приведем два примера. Одной из закономерностей капиталистического хозяйства является цикличность его развития, чередование упадка и восхождения, кризиса и подъема. Это — закономерность капиталистического хозяйства. В старой России это цикличное движение накладывало свой отпечаток на все формы, даже самые отсталые, социальных отношений. Закономерностям выражающимся в цикличности движения, подчинялись даже самые отсталые крестьянские хозяйства. В этом проявлялось подчинение разнообразных, свойственных различным стадиям развития товарного хозяйства, типов производственных связей отношениям промышленного капитализма.

Другой пример — Соединенные Штаты Северной Америки. Едва ли можно сомневаться, что господствующим типом отношений здесь являются отношения финансового капитализма. Господство этих отношений проявляется в том, что они подчиняют своим закономерностям движение других форм общественных отношений, характерных для пройденных и уже превзойденных стадий народнохозяйственного развития. Нью-йоркская фондовая биржа не только отображает, но является также одним из факторов, определяющих движение различных форм народного хозяйства. В этом смысле и можно сказать, что Нью-Йорк, центр финансового капитализма Соединенных Штатов Северной Америки, господствует над всем хозяйством Соединенных Штатов.

Характерной для финансового капитализма чертой, важной .для рассматриваемой нами проблемы, является возросшая значимость выделившегося в самостоятельную экономическую категорию ссудного капитала, т. е. капитала, приносящего проценты. Ссудный капитал существовал и до эпохи финансового капитализма, больше того, его прообраз в виде ростовщического капитала существовал задолго до капитализма, но как раз в условиях финансового капитализма он приобретает особое значение. Во-первых, в условиях финансового капитализма самостоятельность ссудного капитала, находящего свое определение в противо- поставдонии другим формам капитала — промышленному и торговому, достигает своей законченности и завершенности, и, во- вторых эта категория становится господствующей 13.

Современный кредит характеризует производственные отношения ссудного капитала.

Повторяем, это не значит, что в современном хозяйстве не сохранилось других форм кредитных отношений. Но господствующим типом кредита как производственного отношения являются отношения, охватываемые движением ссудного капитала. Это не значит также, что этот тип производственных кредитных связей является наиболее распространенным или наиболее часто встречающимся. Господствование этого типа связей проявляется в том, что всякий другой тип кредитных отношений представляется как движение ссудного капитала, что все конкретные случаи кредита подчиняются закономерностям движения ссудного капитала.

В условиях товарного хозяйства, как известно, производственные связи находят свое выражение в каком-либо вещном объекте (овеществление общественных отношений, товарный фетишизм). Различие кредитных связей различных стадий товарного хозяйства находит свое выражение в различии объектов, переход которых из рук в руки осуществляется сделками ссуды. В простом товарном хозяйстве кредитная связь осуществляет переход товаров из рук в руки. Объектом сделки является товар как стоимость и как потребительная стоимость. Уже с развитием денеж-ного хозяйства происходит трансформация кредитных отношений. В своем вещном выражении эта трансформация проявляется не только в том, что объектом сделок ссуды начинают выступать как товар, так и деньги, но и в том, что всякое движение товаров как объектов кредитных сделок представляется как движение денег.

Один контрагент сделки продает другому товар в кредит. Товар находит денежную оценку, и само движение товара представляется как движение денег. Объектом кредитных сделок является уже стоимость, но не потребительная стоимость. Так как наиболее общим и абстрактным воплощением стоимости являются деньги, то всякий объект кредитной сделки, хотя бы и товар, выступает в данном случае только как стоимость, представляется как деньги. В этом как раз проявляется господствование денежного хозяйства: закономерностям денежных ссуд подчиняется движение всех других объектов кредитных сделок. Или, иначе, закономерности производственных отношений, вырастающих на основе сделок денежных ссуд, подчиняют себе все другие отношения, вырастающие на основе всяких других сделок ссуды, даже если объектом этих последних являются не деньги, а товары.

В условиях промышленного капитализма происходит дальнейшая трансформация. Кредитные сделки промышленного капитализма осуществляют движение не стоимости, а капитала. Основным объектом сделок ссуды является капитал, который может быть как в товарной, так и в денежной форме. Рядом с такими кредитными сделками совершаются сделки, объектом которых являются товар или деньги как стоимости. Но господство отношений промышленного капитализма проявляется в том, что всякое движение товара или денег как объекта кредитных сделок представляется как движение капитала.

Наконец, в эпоху финансового капитализма кредит как экономическое отношение вновь трансформируется. Во внешнем своем выражении это проявляется в том, что основным объектом кредитных сделок является не просто капитал, а ссудный капитал, т. е. особая форма капитала, находящая свое определение (характеристику) в противопоставлении другим формам капитала — промышленному и торговому. И в эту эпоху наблюдаются, и очень часто наблюдаются, кредитные отношения, присущие простому товарному хозяйству и, в особенности, промышленному капитализму. Но господство социальных связей финансового капитализма проявляется в том, что всякое движение капитала как объекта кредитных сделок представляется движением ссудного капитала, т. е. капитала, приносящего проценты. Тем закономерностям, которые имманентно присущи производственным связям ссудного капитала, подчиняются закономерности связей, вырастающих из кредитных сделок, объектом которых является стоимость (товар или деньги), или капитал. В эпоху финансового капитализма всякая кредитная сделка — будь объектом этих сделок товар, будь объектом этих сделок деньги, будь объектом сделок капитал — представляется (рассматривается) как движение ссудного капитала, под которым разумеется особая самостоятельная экономическая категория, выражающая специфический тип производственных связей.

Таким образом, при рассмотрении кредита как производственного отношения, а иначе кредит изучаем быть не может, необходимо помнить, что мы имеем дело не только с категорией исторически ограниченной, но и с явлением диалектически развивающимся. Современный кредит есть кредит не только и не просто капиталистического хозяйства, но кредит финансового капитализма.

При изучении кредита в условиях капитализма вообще возможно уяснение только тех тенденций, которые свойственны изучаемому типу отношений в разных стадиях развития капи-тализма, или, вернее, только тех тенденций, которые общи кредитным отношениям различных стадий капиталистического хозяйства. При изучении кредита как проблемы эпохи финансового капитализма возможно уяснение специфических тепденций, вытекающих из различия эпохи финансового капитализма от эпохи промышленного капитализма.

Изучение кредита как категории финансового капитализма тем более имеет оправдание, что в сущности только в эту эпоху кредит достигает законченности и определенности в смысле «кристаллизации» кредитных отношений, которая достигается только в ссудном капитале, капитале, приносящем проценты. Капитал же, приносящий проценты, существование которого берет свое начало с самого возникновения капиталистического хозяйства и который в «допотопной форме» существовал уже даже в докапиталистическую эпоху (в форме ростовщического капитала), является категорией особо значимой в условиях финансового капитализма. Развитие категории кредита началось чуть ли не с возникновения товарного хозяйства, но только в условиях финансового капитализма, стало быть, предельного (конечного) состояния товарного хозяйства, кредит развертывается полностью и обнаруживает все свойственные ему черты. Характерно, что именно в эту эпоху объектом сделок ссуды становится ссудный капитал, который имеет только эту форму отчуждения. Кредит как производственное отношение находит свое полное отображение в объекте кредитных сделок.

Таким образом, кредит как экономическая категория современного хозяйства есть производственное отношение ссудного капитала.

Это определение, выражающее существо кредита современного хозяйства, высшей стадии развития капитализма, требует дальнейшего пояснения. Естественно, возникает вопрос, что же такое ссудный капитал?

Этот вопрос будет подвергнут подробному анализу в следующих главах. Он является основным для теории кредита.

Теперь же необходимо заметить еще следующее.

Первое. Если кредит характеризуется движением ссудного капитала, то совершенно очевидно, что теория кредита уни-

рается в теорию капитала. Без ясного понимания и точного анализа различных видов и форм капитала невозможно выяснение проблемы кредита. Составной частью теории кредита является поэтому учение о капитале, его разновидностях, учение о движении различных его видов и форм во всем их своеобразии. Каждая из существующих теорий кредита имеет своей предпосылкой определенную теорию капитала.

Второе. Так как ссудный капитал, движение которого характеризует кредит, является, как мы увидим в дальнейшем, капиталом денежным, т. е. капиталом в денежной форме, то теория кредита упирается в теорию денег. Теория денег является предпосылкой и составной частью теории кредита. Проблема кредита и проблема денег тесно друг с другом связаны, их разрешение взаимно обусловлено.

Резюмируем основные положения настоящей главы.

Кредит как предмет изучения экономической науки является категорией не технической, а социальной. Кредит есть определенный тип производственной связи.

Кредит является категорией исторически ограниченной. Только при определенных социально-производственных отношениях возможно существование и развитие кредита как экономической категории.

Кредит должен изучаться как непрерывно, диалектически развивающееся явление. В рамках капиталистического хозяйства социальные отношения кредита постоянно трансформируются. Поэтому теория кредита должна быть дана применительно к определенной стадии развития капиталистического хозяйства.

Общее (формальное) определение кредита сводится к понятию сделки ссуды. Но это определение достаточно только для анализа зачаточных форм кредитных отношений.

Теория современного кредита есть теория кредита финан-сового капитализма. Такая постановка вопроса дает основание законченной теории кредита, ибо кредит только в условиях финансового капитализма достигает своей завершенности.

Кредит получает свое законченное выражение в категории ссудного капитала, который в условиях финансового капитализма приобретает особое значение. Вместе с тем кредит исчерпывающе обнаруживается.

Современный кредит есть производственное отношение, развивающееся на основе движения ссудного капитала, или, вернее, общественное отношение ссудного капитала.

<< | >>
Источник: И. А. ТРАХТЕНБЕРГ. ДЕНЕЖНОЕ ОБРАЩЕ НИЕ И КРЕДИТ ПРИ КАПИТАЛИЗМЕ. 1962

Еще по теме СУЩНОСТЬ КРЕДИТА:

  1. 7.1. Необходимость и сущность кредита. Субъекты кредитных отношений
  2. 9.3. Сущность кредита 9.3.1. Общие требования к характеристике сущности кредита как экономической кате-гории
  3.   10.4. Сущность кредита в различных теориях и взглядах\r\n  
  4.        7.1. Сущность кредита
  5. Необходимость и сущность кредита.
  6. ГЛАВ А XIX. СУЩНОСТЬ КРЕДИТА.
  7. Введение в сущность кредита
  8. Сущность кредита
  9. Необходимость и сущность кредита
  10. 2.СУЩНОСТЬ КРЕДИТА И РОЛЬ КРЕДИТА
  11. Сущность кредита. Структура кредита
  12. СУЩНОСТЬ КРЕДИТА И ТИПЫ КРЕДИТНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  13. 1.СУЩНОСТЬ КРЕДИТА И ЕГО ЭЛЕМЕНТЫ.
  14. 1.1 Сущность кредита. Структура кредита
  15. Кредит и кредитные отношения. Необходимость и сущность кредита
  16. 2.2. Сущность кредита
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -