<<
>>

ГЛАВА ТРЕТЬЯ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО ГЕРМАНИИ B XIII в.

B XIII в. в Германии произошли значительные изменения в группировке классов феодального общества и в правовом положении сословий. B основе этих изменений лежали социально-экономические сдвиги, связанные с историческими условиями, касавшимися не только Германии, но и ряда стран, прежде всего тех, которые участвовали в крестовых походах.

B XI-XII вв. быстро развивалось сельское хозяйство. За счет вовлечения в обработку новых земель значительно возросли посевные площади. Осуществился почти повсеместный переход K трехполью. Повысилась техника земледелия, расширился круг сельскохозяйственных культур, развилось садоводство, виноградарство, огородничество, начали распространяться технические культуры.

Вместе с тем сложилась поместная система хозяйства с господским двором (Frohnhof) во главе, подчинившим себе общину (марку) с ее крестьянскими дворами, владельцы которых постепенно превращались, независимо от их прежнего свободного или несвободного состояния, в зависимых людей (horige Leute), юридически и экономически подчиненных господскому двору, поместному хозяйству. B этот период выкристаллизовывалось крестьянское сословие. Вместе с социальными сдвигами в среде министериалов, с формированием рыцарства и появлением нового деления свободных па рыцарей и нерыцарей (крестьян, горожан и др.) образовалось дворянское сословие, разделение привилегированных сословий на ранги~«войсковые щиты». Заканчивалось формирование всей сословной структуры феодального общества.

Сельское хозяйство — основа экономики — продолжало оставаться натуральным. Замкнутость поместного хозяйства почти не оставляла почвы для сколько-нибудь значительных экономических связей. Даже в последующие века из сельского населения Германии «только дворянство вступало в соприкосновение с более широкими кругами и с новыми потребностями. Крестьянская же масса никогда не выходила за пределы ближайших местных отношений и связанного с ними узкого местного горизонта».

B то время как в Англии и Франции за подъемом торговли и ремесла последовали объединение интересов и тем самым политическая централизация в пределах всей страны, в Германии более медленное, хотя и неуклонное развитие городов, ремесла и торговли постепенно привело лишь к «группировке интересов по провинциям, вокруг чисто местных центров, и поэтому к политической раздробленности, которая вскоре особенно прочно утвердилась, вследствие вытеснения Германии из мировой торговли» [268].

Большие изменения произошли в Германии в описываемый период в распределении феодальной земельной собственности. Они начались еще в X и XI вв. и были связаны с уничтожением деления на графства каролингской эпохи и в особенности с развитием ленной системы. Здесь в значительно большей мере, чем в других странах, сохраняли свое значение аллодиальные владения. Принцип nulle terre sans seigneur (нет земли без господина) никогда не проводился в Германии так последовательно, как во Франции. B этой стране развитие ленной системы и связанное с ним перераспределение феодальной собственности шли многими путями; значительную роль играла политика германских императоров, их итальянские интересы, их борьба с ломбардскими городами и с римским престолом, их вынужденные уступки германским князьям.

Уничтожение старого деления на графства значительно ускорялось благодаря изъятию целых областей из прежних графств путем предоставления иммунитетов. Известны Оттоновские привилегии, при помощи которых епископские города выделялись B самостоятельные территориальные единицы, графства. B процессе установления ленной системы, со времен ПІтауфенов, герцогства, маркграфства, пфальцграфства, ландграфства и графства стали имперскими ленами. Многие графы стремились расширить свои права, увеличить свои ленные владения, превратиться во владетельных имперских князей. Ha юге и на западе создавались аллодиальные графства и епископства.

Новые территориальные владения, на которых укреплялись «земское верховенство» (Landeshoheit) и княжеская власть, создавались различными путями: оформлением ленных отношений и превращением этих территорий в имперские лены, округлением своих аллодиальных наследственных владений путем добровольных и очень часто вынужденных покупок, обменов, дарений и других сделок, в том числе политических брачных союзов, а также прямого завоевания и т.

д. Насильственный, вооруженный захват общинных территорий нередко сочетался с имперским пожалованием или с выигранным судебным спором в ленном суде. Насилие и право также причудливо переплетались в этом клубке земельных приобретений и потерь в результате феодальных войн, наследования и т. д.

Образовывавшиеся территориальные княжества составляли верхушку феодальной иерархии. Параллельно шел процесс дальнейшего распределения и перераспределения феодальной собственности между различными слоями господствовавшего класса.

B XlI и XIII вв. произошли большие изменения в распределении земельной собственности также внутри территориальных владений крупных феодалов, присвоивших себе права территориального верховенства. Князья стали передавать лены (в первую очередь судебные), тем самым строя ленную систему внутри своих владений. Передача ленов нижестоящим феодалам совершалась в соответствии со ступенями иерархической лестницы, принадлежностью к тому или иному рангу — военному щиту.

Эта новая структура взаимоотношений, связанных с феодальной земельной собственностью, соответствовала изменениям, происшедшим в самой хозяйственной системе. Раздача рыцарских ленов привела к развитию мелкопоместного хозяйства. Многочисленные рыцарские имения были небольшими поме- щичьми хозяйствами, которые обычно на основе так называемого Meierrecht сдавали земли крестьянам в наследственную аренду, часто на издольных началах. B крупных поместьях также сокращались собственные запашки за счет развития наследственной аренды, чиншевых держаний и т. д. Крестьянские повинности все больше и больше стали приобретать характер вещных обременений. Переход от отработанной ренты к ренте продуктами принимал все более широкие размеры. Использовался и труд крепостных крестьян.

Ha базе указанных общественно-экономических условий выросла соответствующая политическая система, подробно отраженная в «Саксонском зерцале». Германия XIII в. представляла собою децентрализованную феодальную монархию. Эта характеристика государственного устройства Германии данного периода не изменяется от того, что существовала императорская власть («Священная римская империя германской нации»).

Даже самые сильные из носителей императорской власти — Фридрих I Барбаросса и Фридрих II — не могли успешно противопоставить идею империи феодальному раздроблению Германии. Борьба князей в начале XIII в. и «великое междуцарствие» второй половп- ны этого же века явились лишь выражением феодальной раздробленности, всецело определявшейся уже полностью сложившимися феодальными производственными отношениями. K XIII в. императорская власть лишь внешним образом объединяла Германию. Фактическая же власть была в руках крупных князей, ожесточенно боровшихся между собой. Феодальные войны не прекращались в течение всего XIII века, несмотря на попытки слабой императорской власти противодействовать этим распрям путем установления «имперского мира», ограничения права феодальной войны, организации коллективного преследования нарушителей мира, создания общеимперского суда и т. д.

Государственное устройство Германии XIII в. определялось взаимоотношениями императорской и княжеской власти и ролью католической церкви. Император избирался князьями. Bo времена «Саксонского зерцала» в выборах короля участвовали все князья. Ho уже тогда выдвинулась небольшая группа князей* которые первыми подавали свой голос при выборах императора. Это курфюрсты. «При выборах императора,— сказано в «Саксонском зерцале»,— первый голос принадлежит епископу Майнца* второй — Трира, третий — Кельна. Среди светских — первый при выборах — пфальцграф рейнский, имперский стольник, второй — герцог саксонский, маршал, третий — маркграф Бранденбургский, имперский камерарий. Имперский шеик, король богемский* не имеет права избрания, потому что он не немец» (ЗП III 57 § 2) [269]. Имперское решение (Weistum) 1256 г. закрепило преимущественное право при выборах короля за курфюрстами[270]. Это затем было подтверждено Золотой буллой 1356 г.

«Саксонское зерцало» перечисляло требования, предъявляемые кандидату в короли. Он должен был быть свободным, законнорожденным, обладать полной правоспособностью и не иметь физических недостатков (ЗП III 54 § 3).

После избрания король приносил клятву верности государству и присягал в том, что он будет всеми силами укреплять правду и бороться с неправдой, что ой будет защищать интересы государства. Это единственный случай, когда король приносил присягу; в дальнейшем он во всех соответствующих ситуациях освобождался от обязанности приносить присягу, которая для него заменялась простым обещанием (ЗП III 54 § 2). Король не мог быть приговорен к смерти, если он предварительно не был лишен короны в законном порядке (ЗП III 54 § 4).

Для получения королевской власти, кроме избрания, требовалось возведение на трон и коронование (как правило, в Аахене). Коронование совершал первоначально архиепископ Майнца, затем Кельна и, наконец, Трира. Коронование завершалось торжественным возведением на трон Карла Великого.

Императорский титул вновь избранный король приобретал после коронования в Риме римским папой (ЗП III 52 § 1). B Ленном праве предусматривается обязанность шести курфюрстов сопровождать избранного императора в Рим, чтобы папа знал о законности избрания императора (ЛП I 12). Так как обычно итальянские походы были вооруженными и визит к римскому папе подкреплялся вооруженной силой, то за императором в итальянский поход обязаны были следовать не только курфюрсты, но все имперские князья, державшие имперские лены (ЛП I 13).

Влияние римского папы на престолонаследие фактически находилось в зависимости от соотношения сил светской и церковной знати. Значение папского признания возрастало в периоды княжеских междуусобиц. Теория двух мечей в ее папской интерпретации, согласно которой император получал светский меч от папы и являлся его ленником, оставалась только теорией, когда соотношение сил складывалось в пользу императора, и никогда не получала официального признания со стороны светской власти. B «Саксонском зерцале» проводилась идея равноправности светской и церковной власти и самостоятельного (без папского посредничества) получения императором светского меча (ЗП i

§ i).

Личность императора не считалась неприкосновенной: император мог подлежать суду и его судьей был пфальцграф (ЗП III 52 § 3). Ha практике в имперском королевском суде при рассмотрении жалоб против короля председательствовал сам король, а решение выносили князья. По делам, связанным с жалобой короля, поданной на имперского князя, председательствовал пфальцграф. Однако ни папа, ни кто-либо другой не мог отлучить императора от церкви, за исключением трех случаев: если он сомневается в истинной вере, оставляет свою законную жену или разрушает церковь (ЗП III 57 § 1).

Так как в силу традиции Германия была правопреемницей восточного франкского королевства, то германский король считался франком, независимо от его происхождения, и пользовал- ся франкским правом. Это специально подчеркнуто в «Саксонском зерцале» (ЗП III 54 § 4).

«Саксонское зерцало» сохраняло енщ деление Германии на герцогства и называло четыре немецких страны: Саксонию, Баварию, Франконию и Швабию. Каждая страна имела своего* пфальцграфа (ЗП III 53 § 1). Более высокое положение среди пфальцграфов занимали пфальцграф рейнский и герцог саксонский. Они являлись заместителями императора в период междуцарствия до выборов нового императора. Тогда вся страна условно делилась на две области: область франкского и область саксонского права; первая передавалась обычно во временное управление пфальцграфа рейнского, вторая — герцога саксонского.

Императорская (королевская) власть была ограничена имперским съездом князей (рейхстагом) и властью имперских князей, имевших право территориального верховенства.

Рейхстаг возник из совета короля. Первоначально от короля зависело, в каких случаях рассматривать вопрос с участием этого- совета. B течение XII в. положение изменилось, и король уже был обязан решать ряд дел только на съезде князей. Еще Генрих IV и Генрих V вынуждены были давать обещания созывать в подлежащих случаях совет, а с Лотаря III это стало уже правилом. K концу XII в. по целому ряду дел король был связан необходимостью получения согласия князей.

B состав рейхстага входили все имперские князья. B XIII в. было 93 духовных и 13 светских князей.

Компетенцию рейхстага точно определить трудно. Ho бесспорно, что согласие рейхстага требовалось при принятии имперских законов, при установлении налогов, при объявлении военных расходов и т. д.

Императорская власть ограничивалась прежде всего территориальным верховенством князей. Значительных успехов в этом отношении добились князья при Фридрихе II (1212—1250). Его основные политические интересы были связаны с Италией, где он вырос и жил почти постоянно, бывая в Германии сравнительно редко. Его приезды в Германию вели к тому, что «государственное единство все более разрушалось, так как он раздавал привилегии князьям, чтобы подкупить и сделать орудием в своих руках» [271].

Политическая раздробленность Германии порождалась экономической раздробленностью. Светские и церковные князья содействовали раздроблению, присваивая себе различные привилегии и добиваясь их закрепления имперскими актами. Привилегии духовных князей были закреплены законом 1220 г.— Confederatio cum principibus ecclesiasticis. Этими привилегиями духовным князьям предоставлялись права территориального верховенства. Аналогичный закон в отношении светских князей был издан в 1232 г.— «Statutum in favorem ргіпсірішп».

Города включались в общую ленную систему. Однако взаимоотношения городов с духовными и светскими феодалами и с императорской властью отличались крайней сложностью и пестротой. Города вели упорную борьбу с духовными и светскими феодалами за свою самостоятельность.

Развивалось и городское право. B XIII столетии, отметил К. Маркс, были даны заново или совершенно изменены почти все городские права Нижней Саксонии. Новое или преобразованное право получили в 1209 г. Штаде, в 1218 г.— Росток, в 1219 г.— Гослар, в 1232 г.— Брауншвейг, в 1235 г.— Любек, в 1246 г.— Минден, в 1249 г.— Гильдесгейм и т. д. B городском прасе Гос- лара говорилось, в частности: «Кто пробыл в городе один год и один день — свободен, в своем доме всякий неприкосновенен* гильдии запрещены и т. д.» Городское право Брауншвейга запрещало конфискацию, а горожанину, безуспешно жалующемуся маршалу на дворянина, разрешало арестовать или захватить ero> имущество, чтобы не иметь нужды бегать по судам [272].

Император «Священной римской империи германской нации»* как и любой феодальный король, был только главой феодальной лестницы, высшим сеньором, от имени которого держали лены имперские князья. Имперские князья не могли иметь никакого другого светского господина, кроме короля. Если лен получек был от кого-либо другого, TO этот лен не был знаменным леном* его держатель не являлся первым держателем и поэтому не мог быть имперским князем (ЗП III 58). «Саксонское зерцало» упоминало для Саксонии семь знаменных ланов; саксонское герцогство-пфальцграфство, бранденбургская марка, тюрингское ланд- графство, марка Мейсен, марка Лаузиц, графство Ашерслебен (ЗП III 62 § 3). Глосса добавляла, что семь знаменных ленов были в руках четырех князей, так как маркграф Мейсенский владел также тюрингским графством, а маркграф Бранденбургский — также Лаузицем.

Император обязан был наделять имперских князей леном. Ни один знаменный лен император не имел права оставлять свободным более года и одного дня (ЗП III 60 § 1). Другими словами, освободившийся лен не присоединялся к домену короля. Наделение леном было не только и не столько правом, сколько обязанностью. C XI в. лены стали наследственными. B сущности, власть германского короля и императора почти не простиралась за пределы его собственных владений. Об обширности прав князей свидетельствует данное Фридрихом II в 1245 г. герцогу Фридриху Воинственному, последнему из бабенбергского рода, разрешение на случай, если он умрет бездетным, завещать его австрийское герцогство назначенным им наследникам [273].

Король считался всеобщим судьей, носителем высшей судебной власти. «Король всеобщий судья повсеместно»,— говорится в «Саксонском зерцале» (ЗП III 26 § 1). Каждый имел право на суд короля (ЗП III 33 § 1). Если король прибывал в какую-либо часть страны, он мог принять к своему производству любое дело, мог затребовать к себе всех арестованных и осудить пх или освободить (ЗП III 60 § 3). Однако эти статьи «Саксонского зерцала» отражали более или менее отдаленное прошлое, но на практике не имели применения.

Фактически судебная власть императора состояла почти исключительно в том, что он наделял судебным леном, и тем самым леннику предоставлялось право судить приказом (банном) короля. «Короля избирают судьей над земельной собственностью, и леном, и над жизнью каждого,— говорится в „Саксонском зер- цале“,— однако император не может быть повсеместно и судить все преступления во всякое время, поэтому он передает князьям графство и графам — шультгейство» (ЗП III 52 § 2) [274]. Только король мог передавать право высшего суда. Всякая передача этого права, дробление судебного лена и т. п. были недействительны. Право судить от имени короля можно было получить только непосредственно от короля. Однако фактически наделение •судебными ленами в княжествах все чаще производилось самими князьями, причем высшие судьи (графы) считались имеющими право суда именем короля. До середины XIII в. они должны были являться к королю за получением этого права, но затем и это не требовалось. B наделении правом судить именем (приказом, банном) короля король был несвободен. Он не мог отказать в этом праве лицу, которому был передан судебный лен -(ЗП III 64 § 5).

Суд королевского двора (Hofgericht) проходил под председательством короля при заседателях-князьях; в этом суде не было постоянного состава, не было и точно определенного круга подсудных ему дел. Хотя в 1235 г. Фридрих II учредил при суде -королевского двора должность специального судьи с титулом юстициария (по норманско-сицилийскому образцу), дела о князьях все жѳ должны были разбираться под председательством короля. Суд королевского двора, по существу, мало чем отличался от обычной феодальной королевской курии и по своему составу, и по своей компетенции. B принципе суд королевского двора мог играть роль апелляционной инстанции, но расширявшийся судебный иммунитет князей сводил это право на нет.

Королю принадлежала и монетная регалия. Право чеканки монеты могло быть предоставлено только в качестве королевской привилегии. Однако еще в XII в. крупные феодалы, а затем и отдельные города самостоятельно чеканили и выпускали в обращение монету своего образца. B XIII в. право чеканки монеты уже закрепилось за владетельными князьями и Земское право устанавливало, что «деньги нужно возобновлять при приходе нового господина» (ЗП II 26 § 1). Ленное право предусматривало возможность получения права чеканки монеты в качестве лена (ЛП I 35). За королевской властью сохранилось лишь право надзора за монетной системой. Ho Фридрих II должен был обещать князьям, что в пределах их территории не будут без их согласия создаваться новые монетные дворы.

Король имел право требовать от князей имперскую службу* в частности их явки ко двору (для участия в королевском суде). Если решение об этом будет сообщено князьям королевским письмом, снабженным печатью, за шесть недель, то они должны явиться в любое место в пределах немецкой земли, где бы король ни находился; если они этого не выполнят, то они платят штраф (ЗП III 64 § 1). Это право короля не выходило за пределы обычных для феодализма прав господина требовать от ленника выполнения его вассальных обязательств.

Многовековая борьба между папской и королевской властями велась за три основных цели: за главенство церкви над государством или государства над церковью, за власть над духовными феодалами, за расширение юрисдикции.

Идеологически эта борьба получила свое выражение в «теории двух мечей», которую обе партии использовали для оправдания их позиций — как приверженцев папы, так и приверженцев императора. Первоначальная концепция равноправности обоих мечей была заменена впоследствии, когда власть римского папы усилилась, новой концепцией, согласно которой оба меча бог передал папе, а последний уже от себя передавал светский меч императору.

Получение светской власти из рук папы наиболее властные представители римского престола склонны были выводить из того, что титул императора германский король приобретал лишь после коронации в Риме императорской короной. Римские папы истолковывали акт коронации как признание с их стороны избранного курфюрстами кандидата и стремились на этом основании вмешиваться в вопросы престолонаследия.

Cnop из-за инвеституры был не только одним из важнейших этапов в укреплении папского влияния, но также и одним из решающих моментов в деле включения епископов в ленную систему. Епископ, как и граф каролингской эпохи, являлся уже не представителем центральной власти, а вассалом императора и вместе с тем территориальным владельцем, обладавшим правами территориального верховенства. B этом отношении Вормский конкордат был определенной ступенью в создании верховной власти духовных князей.

Преобладание папской власти над светской было признано во времена папы Иннокентия III. Этому благоприятствовали историческая обстановка и личные качества Иннокентия III. Тонкий и энергичный политик, знаток не только теократических богословских учений, но и римского права, Иннокентий III уже в 29 лет был кардиналом. Став папой, Иннокентий III создал из Папской области независимое церковное государство, заставив городского префекта Рима, ранее ленника императора, принести ленную присягу папе. C феодалами средней Италии, державшими сторону Штауфенов, Иннокентий III решительно боролся. Наличие в Германии двух императоров (Оттона и Филиппа), ожесточенно оспаривавших корону, облегчало позицию Иннокентия III и давало ему возможность ослабить императорскую власть. B 1209 г. Оттон IV особой грамотой даже отказался от прав, предоставленных императору Вормским конкордатом, и признал захваченные Иннокентием III земли в средней Италии собственностью папского государства. После смерти Иннокентия III ожесточенная борьба за светскую власть продолжалась между Фридрихом II и папой Григорием IX.

Против притязаний римского папы на главенство над светской властью была направлена первая из статей «Саксонского зерцала»: «Два меча предоставил бог земному царству для защиты ^христианства. Папе предназначен духовный, императору — светский». Теория двух мечей подтверждала идею равноправности папы и императора, независимости светской власти от церковной. Одновременно проводился принцип содружества светской и духовной власти, т. e. «помощи одного меча другому» (ЗП I 1; III 63, § 1). Идея невмешательства папы в светские дела последовательно проводилась в «Саксонском зерцале» в ряде статей, в частности в постановлении о том, что папа не имел права изменять саксонские законы (ЗП I 3 § 3).

Стремление папской курии подчинить епископов исключительно своей власти не могло привести к успеху. Этому препятствовало включение духовных феодалов в общую ленную систему. Церковные князья были прежде всего территориальными владель- щами, частью феодальной иерархии. Они нередко пользовались поддержкой императора против чрезмерных притязаний пап. Ведь католическая церковь выступала и как определенное единство, и как множество отдельных церковных учреждений (монастырей, церквей, епархий и т. д.); распределение феодальных доходов церкви нередко порождало противоречия между ними.

Борьба за расширение церковной юрисдикции шла параллельно с общей борьбой за влияние папской курии на светские дела. Исходной позицией папских притязаний в этой области было изъятие клириков из подсудности светскому суду. Еще во времена Карла Великого было установлено, что никто не может обвинять клирика или монаха перед светским судом. Дальнейшие попытки расширить церковную юрисдикцию шли уже по линии не персональной, а предметной подсудности (семейиые, наследственные дела) вплоть до попыток (при Ипнокентии III) ВКЛЮЧИТЬ B орбиту церковной юрисдикции значительный круг чисто гражданских дел.

Только ленные отношения всегда находились за пределами досягаемости церковного суда и оставались в исключительном ведении светской власти.

Власть короля и императора, его взаимоотношения с владетельными князьями, вся структура ленной системы, а также взаимоотношения между церковью и государством вполне характеризуют Германию XIII в. как децентрализованную феодальную монархию. Ни громкий титул римского императора, ни усилия его юристов, защищавших авторитет императорской власти при помощи римского права, не помешали политической децентрализации. Германия прошла в своем развитии те же основные формы государственного устройства феодального типа государства, что и другие страны Западной Европы. Некоторое своеобразие этих форм в Германии объясняется итальянскими интересами императоров, их походами в Италию, сложными взаимоотношениями с городами Ломбардии, особым влиянием римской курии. Большое значение имело социально-экономическое развитие этой страны.

Нельзя, конечно, сбросить со счетов и тот факт, что германский престол долгое время держали в своих руках сильные династии, в особенности Гогенштауфены (1138—1254). Тем не менее даже самые значительные фигуры на императорском престоле не могли создать централизованное государство.

Феодальное раздробление, децентрализация политической власти, усиление власти местных феодалов — владетельных князей, вот чем определялась основная линия развития Германии того периода. Государственное устройство Германии XIII в. характеризовалось, по существу, отсутствием постоянных органов центрального управления, реальной централизации суда, цент- ралыіых финансовых органов и т. д. И вместе с тем особенностью государственного устройства Германии того периода являлась централизация управления и суда в пределах каждого отдельного кпяжества. Саксония, Бавария, Швабия, Франкония (а позднее и более мелкие княжества), с точки зрения государственного управления, были, конечно, не просто крупные сеньории. Германские территориальные княжества в значительно большей мере, чем даже крупнейшие французские герцогства (например, Нормандия), сложились в более или менее самостоятельные государственные образования[275]. B этом отношении значительную роль играла в германских княжествах тесная связь ленной системы с судебно-территориальным устройством; судебный лен как форма судебного управления определенной территории имел чрезвычайное значение в построении всего государственного аппарата. Это обеспечивало централизацию власти в пределах отдельного княжества.

<< | >>
Источник: В.М.Корецкий. Саксонское зерцало. ПАМЯТНИК, КОММЕНТАРИИ, ИССЛЕДОВАНИЯ МОСКВА «НАУКА» 1985. 1985

Еще по теме ГЛАВА ТРЕТЬЯ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО ГЕРМАНИИ B XIII в.:

  1. ГЛАВА XII. ОСНОВНЫЕ МОМЕНТЫ ИЗ ИСТОРИИ ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ И ДЕНЕЖНЫХ ТЕОРИЙ.
  2. Раздел V Теория и общие вопросы института выборов и избирательного права, конституционное право Российской Федерации. Политический процесс в Российской Федерации (1993-2009 гг.). Учебники, учебные, учебно-методические пособия, словари, справочники
  3. Раздел IX Советская избирательная система (1918-1936 гг.)
  4. ГЛАВА ТРЕТЬЯ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО ГЕРМАНИИ B XIII в.
  5. ГЛАВА ШЕСТАЯ СУДЕБНАЯ ЗАЩИТА ПРАВ ПО «САКСОНСКОМУ ЗЕРЦАЛУ»
  6. § 5. Центральные судебные органы
  7. БИБЛИОГРАФИЯ
  8. ИМПЕРАТОРСКИЙ УПРАВЛЕНЧЕСКИЙ АППАРАТ
  9. §2.Европейская социальная модель
  10. 1.1. Формирование и развитие концепции прав и свобод человека и гражданина и механизма их обеспечения: российский и зарубежный опыт
  11. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
  12. ГЛАВА 1. ПРИЧИНЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ФОРМ ПЕРЕСМОТРА СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -