<<
>>

Фридрих фон Хайек (Науек)

Фридрих фон Хайек (Науек)

Фридрих фон Хайек (Науек)

(8.05.1899 г.

— 27.03.1992 г.)

Нобелевская премия по экономике 1974 г. (совместно с Гуннаром Мюрдалем)

Фридрих фон Хайек родился в Вене в семье врача и профессора биологии Венского университета Августа и Фелицитас (урожденной Юрашек) фон Хайек. Его дед по материнской линии был профессором публичного права Венского университета и руководителем Центрального статистического управления. В 1917 г., сразу после окончания школы, X. был призван в австро-венгерскую армию и служил артиллерийским офицером на итальянском фронте. Вернувшись в 1918 г. после заключения мира в Вену, он поступил в Венский университет, где изучал право, экономику, философию и психологию.

После окончания университета X. специализировался в области юриспруденции и экономики. В течение нескольких лет он состоял на государственной службе, в том числе в Австрийском бюро урегулирования военных претензий, которым руководил в то время один из самых последовательных приверженцев экономического либерализма, видный представитель австрийской школы Людвиг фон Мизес. Общение с ним в значительной степени определило теоретические позиции X. как экономиста. В это время он возобновил свои занятия в Венском университете и в 1923 г. получил докторскую степень по экономике. В 1927— 1931 гг. X. занимал пост директора Австрийского института экономических исследований, одновременно с 1929 г. преподавал экономику и статистику в Венском университете. Этому предшествовало пребывание в течение года после защиты диссертации в качестве ассистента в Нью-Йоркском университете. Он также прослушал в Колумбийском университете курс лекций по экономике, который читали У.К.Митчелл и Дж.М.Кларк.

Принимал участие в сборе статистического материала для американского

Фридрих фон Хайек (Науек)

79

нала «Анналы бизнеса» («Business Annals»). После возвраще- ия в Австрию X. стал членом частного семинара Л.Мизеса, при- оединившись к группе влиятельных экономистов и философов, которые встречались несколько раз в месяц для обсуждения текущих экономических проблем. Находясь под впечатлением эмпи- ических исследований экономического цикла, которые в то время проводились в Соединенных Штатах, X. сумел убедить австрийское правительство в необходимости создать институт для осуществлении подобных исследований в Австрии и, после того как этот проект был осуществлен, возглавил Австрийский институт экономических исследований.

Ранние работы X. были посвящены теоретическим проблемам экономики. На протяжении 20-х гг. он опубликовал большое количество статей по торговому циклу, монетарной теории и экономической политике. В 1929 г. X. приступил к чтению лекций в Венском университете, а в следующем году был приглашен прочитать четыре лекции в Лондонскую школу экономики (ЛШЭ). Их тексты были опубликованы в книге «Цены и производство» («Prices and Production») в 1931 г. В том же году X. был зачислен в ЛШЭ, сначала в качестве приглашенного профессора, а затем штатного профессора экономики и статистики. Он оставался на этом посту до 1949 г.

В Лондоне X. стал инициатором одной из наиболее продолжительных экономических дискуссий 30-х гг. вокруг работы Дж.М.Кейнса «Трактат о деньгах» («Treatise on Money»), открыв ее своей рецензией, в которой выводы автора оспаривались с позиций австрийской школы. В ответ на это Кейнс попросил П.Сраффа написать для редактируемого им «Экономического журнала» («Economic Journal») рецензию на книгу X. «Цены и производство». Последовала длительная полемика в форме целой серии комментариев и заявлений, свидетельствовавшая о полной непримиримости двух экономических школ. В ней приняли участие многие английские экономисты.

Аргументация X.

основывалась на теории австрийской школы, которая объясняла явления перенакопления капитала с монетаристских позиций. С точки зрения X., в период экономического подъема (имевшего место в реальности в конце 20-х гг.) происходит принудительное сбережение, вызванное кредитной экспансией, причем даже при условии неизменности уровня цен. dT°T процесс, по его мнению, ведет к увеличению запасов капи- тала сверх желаемых размеров. Рано или поздно такое перенакопление капитала (избыточное по сравнению с добровольными

Решениями) приводит к кризису. Одновременно X. утверждал, что периоду депрессии было свойственно чрезмерное потребление в сочетании с неверной экономической политикой. В его понимании избыточная безработица была вызвана отнюдь не совокупным спросом, соответствующим потребностям, а перекосами в относительных ценах, которые, в свою очередь, образовались из-за непредвиденных изменений в предложении денег. Именно они привели к нарушению баланса между спросом и предложением рабочей силы в масштабе всей экономики. По мнению X., только не скованный никакими ограничениями рыночный механизм способен исправить эту несбалансированность и вернуть систему в состояние равновесия. С этих позиций он осуждал экспансионистскую и интервенционистскую политику, которая проводилась правительством. Концепция X. предвосхитила монетаристское объяснение Великой депрессии, данное впоследствии М.Фридменом.

В то время этот длительный спор завершился, по признанию большинства авторитетов, в пользу кейнсианцев. Тем не менее аргументация X. сыграла немаловажную роль в развитии теории макроэкономического анализа. В частности, важное значение имело утверждение X., что базирующаяся на теории Кейнса фискальная и монетарная политика может привести к расширению совокупного спроса и производства лишь в краткосрочном плане и из-за своего воздействия на относительные цены в конечном счете вызовет рост безработицы и инфляции. Эти идеи также предвосхищали теорию «естественной безработицы» Фридмена и объяснение ее с позиций «стагфляции» 70-х гг.

Следующей крупной работой X. по проблемам экономического цикла стала книга «Монетарная теория и торговый цикл» («Geldtheorie und Konjunkturtheorie»), вышедшая в Вене в 1929 г. и в 1933 г. переведенная на английский. В ней доказывалось, что экономические циклы связаны с изменениями не стоимости, а массы денег. По оценкам современников, X. удалось продемонстрировать «достижения монетарной теории в прошлом» и «сконструировать монетарную теорию будущего». Спустя четыре года вышла еще одна его работа по вопросам денежного обращения — «Монетарный национализм и международная стабильность» («Monetary Nationalism and International Stability»), в которой обосновывалась необходимость международного денежного стандарта. Наконец, в 1941 г. появилась книга «Чистая теория капитала» («The Pure Theory of Capital»), обозначившая главный вклад X. в экономическую теорию. Рассматривая в ней роль капитала в динамичном экономическом развитии, X. сконцентрировал внимание на анализе промежуточных стадий или продуктов, требующихся для превращения сырья в готовый товар. Он пришел к выводу, что снижение процентной ставки (или ПО-

Фридрих фон Хайек (Науек)

81

вышение производительности новых инвестиций) будет удлинять период производства, так как фирмы станут применять другие обходные технологические приемы и пойдут на более детальное разделение труда. Повышение процентной ставки будет, по его мнению, приводить к уменьшению промежуточных стадий развития и выпуску менее сложных изделий.

«Чистая теория капитала» была шагом вперед по сравнению с другими трудами, написанными в традициях австрийской школы. Как и в предшествующих работах, основные теоретические представления X. восходили к У.С.Джевонсу, Э.Бем-Баверку и К.Викселлю. X. стремился обеспечить прочную теоретическую основу для своего исследования экономических циклов, опираясь на учение австрийской школы о капитале. В отличие от экономистов американской и английской школ, уделявших основное внимание исследованию роли основного капитала, X.

выделял роль оборотного капитала, полагая, что капитал имеет в основном преходящий характер и главная задача заключается в необходимости его непрерывного воспроизводства. С точки зрения американских экономистов данного направления, обновление капитала не является непрерывным процессом, оно происходит лишь после того, как износится старое оборудование. У X. решающим моментом становится время, необходимое для «созревания» конечных услуг, обеспечиваемых с помощью капитала. В его концепции важное значение имеет место капитала во «временной структуре» производства.

Далее, в отличие от английских и американских экономистов, предполагавших более или менее постоянный характер производственной функции, X. считал, что выбор той или иной технологии определяется масштабами предложения капитала. То есть предполагается, что появление дополнительных единиц капитала скорее приведет к изменению в технике производства, чем к простому наращиванию капитала на неизменной технологической основе. А так как это должно повлечь за собой сдвиги в относительных размерах спроса на производственные и потребительские блага, то и в наличном капитале произойдут соответствующие сдвиги. X. исходит в своих рассуждениях из положения, что изменения спроса на капитал находятся в обратной зависимости 0т СпРоса на потребительские блага.

,              ®              конце              30-х              гг. в книге «Экономическая теория и знание»

1 у37) X. впервые в рамках австрийской школы выдвигает про- лему формирования ожиданий предпринимателей. Вопрос, по- авденный им, заключался в следующем: какие знания форми- Уют ожидания предпринимателя и как эти ожидания корреспон- РУются с планами других индивидуумов. X. попробовал определить, сможет ли выбор, сделанный в настоящем в соответствии с ожиданиями будущих изменений экономической конъюнктуры подтвердиться в реальной жизни. Попытка эмпирически опреде- лить, как устанавливается структура обмена в долговременной перспективе, поставила проблему механизма, обеспечивающего соответствие между субъективными данными (ожиданиями) ц объективными данными (реальной практикой).

Пытаясь решить эту проблему X. разрабатывает так называемую теорию «спонтанного порядка», в соответствии с которой «независимые действия большого числа людей могут порождать взаимосвязанные совокупности, устойчивые системы отношений, которые отвечают человеческим намерениям, пусть даже такая цель заранее и не ставилась». По аналогии с концепцией «невидимой руки» Адама Смита, данные процессы происходят стихийно, не подчиняясь сознательной цели, они сами себя организуют с целью помочь реализации индивидуальных интересов. Так, по мнению X., работают система цен и деньги. С теорией спонтанных порядков и связана подлинная оригинальность взглядов X. в рамках австрийской традиции. Спонтанные структуры, в представлении X., способны создавать основы стабильности и таким образом преодолевать отсутствие представлений о будущем. Они составляют так называемые «общие схемы предсказаний» и способствуют тому, чтобы большинство ожиданий действительно сбывались.

Начиная с 50-х гг., главный предмет исследований X. заключался в выяснении того, при каких условиях могут формироваться или сохраняться данные «предсказывающие» структуры. В трехтомном труде «Право, законодательство и свобода» («Law, Legislation, and Liberty», 1973, 1976 и 1979) X. разрабатывает принципы «правил верного поведения», с помощью которых реализуются планы отдельных индивидов. Эти правила определяются им как совокупность норм, типов поведения, традиций, обычаев иди условных соглашений. Правила «верного поведения» помогают индивидууму приспосабливаться к незнанию большинства фактов окружающей его действительности и являются условием осуществления планов индивида. Не уничтожая полностью неопределенность рынка, они позволяют создать определенную упорядоченность внутри социальной сферы и обеспечить известную способность к предсказанию.

Логическим следствием теории спонтанных порядков является концепция социальной справедливости X. Он не видит объективного критерия справедливости распределения вне рынка. «Когда мы спрашиваем, каким должно быть относительное вознаграждение няни и мясника, ссылка на социальную справедливость нисколько не помогает нам в решении этого вопроса», "

„гяп X Всякая попытка назначать вознаграждение независимо оТ свободного обмена ведет, по его мнению, к произволу. Авторитарное же установление доходов правительством порождает всякого рода корпоративные требования. В современном обществе, считал X., социальная справедливость становится способом получения привилегий и удовлетворения корпоративных интересов.

Для X. была характерна защита индивидуализма и борьба против предполагаемой им тенденции развития в направлении коллективизма. Он исходил из того, что расширение государственной власти ведет с неизбежностью к подавлению интеллектуальной свободы и свободного развития культуры. Борьба X. против этатистских тенденций достигает своего апогея в книгах «Дорога к рабству» («The Road to Serfdom», 1944) и «Конституция свободы» («Constitution of Liberty», 1960), где отвергалась концепция третьего пути и реформаторского идеала в том виде, как он сложился в западноевропейской экономической теории после 2-й мировой войны. Сеть спонтанных правил, в рамках которых осуществляется хозяйственная (экономическая) и общественная деятельность, подменяется растущим числом целевых директив. Вследствие этого спонтанный порядок, постепенно подрываемый устанавливаемыми правилами и директивами, утрачивает свою предсказуемость и становится все менее совершенным. Сами же системы предсказаний перспектив экономического и социального развития теряют эффективность. Исходя из этих рассуждений, X. заявил, что если не будет восстановлен экономический строй XVIII в., то западный мир пойдет «по ужасающему пути тоталитаризма». Лишь беспрепятственное функционирование свободного рыночного хозяйства, мнению X, может обеспечить основные свободы человека. И до тех пор, пока государство будет произвольно вмешиваться в действие спонтанных хозяйственных сил, придется сталкиваться с непрерывными покушениями на свободу. По мнению X., любые демократические правительства, берущие на вооружение такие, с его точки зрения, социалистические цели, как равное распределение или контроль НаД ценами, неизбежно обречены на превращение в тоталитар- ные режимы. Точно так же любые попытки ввести конкурентные Рынки в тоталитарном государстве в конечном счете, по его сло- Вам, вызовут политические потрясения, так как свобода выбора, •Лежащая в основе рынка, несовместима с автократическими целями. Данная аргументация в сущности не выходила за рамки юзэссического либерализма, но именно X. придал ей исключи- сльную последовательность.

ренции, утверждая, что игнорирование монополии деятельности государства и абстрагирование от воздействия ставки процента не влияют существенно на его теорию. Разработанные им условия сбалансированного состояния экономики, несмотря на их оторванность от экономических реалий, представляли несомненную ценность, что подтвердили, последующие исследования Ж.Дебрё и К.Эрроу. Одно из ключевых понятий динамической концепции X. — «временное равновесие» — широко используется в настоящее время в теоретической макроэкономике. Место X. в современной экономической теории в значительной степени связано с разработанными им методами анализа, например, с использованием сравнительной статики и применением динамического анализа к изучению экономического роста и торгового цикла.

Несколько позже X. попытался создать модель растущей экономики. В основу этой концепции, изложенной в статье «Модель роста в работе "Стоимость и капитал"» («А "Value and Capital” Growth Model»), опубликованной в журнале «Обзор экономических наук» («Review of Economic Studies») в 1959 г., были положены идеи главного труда X.

Под непосредственным влиянием работы Дж.М.Кейнса «Трактат о деньгах» («Treatise on Money») X. обратился к анализу денег. Его взгляды в этой области были изложены в весьма актуальной в свое время статье «Предложение по упрощению теории денег» («А Suggestion for Simplifying the Theory of Money»). Она была напечатана в начале 1935 г. в журнале «Экономика» («Economica»). Основная идея X. заключалась в утверждении, что деньги являются одной из возможных форм финансовых активов, притом (в условиях, правда, стабильных цен) наиболее предпочтительной формой. Он исследовал разнообразные формы «держания» активов, выясняя условия предпочтения наличности различным видам ценных бумаг. Основной вывод X. заключался .в следующем: несмотря на нулевую ставку процента, деньги держат в форме наличности, поскольку это единственная форма активов, которая может быть использована без уменьшения или потерь стоимости (при отсутствии инфляции) для совершения непредвиденных покупок.

Если эта статья X. уже почти забыта, то другая, с изложением его идей в области теории денег, — «Еосподин Кейнс и "классики"» («Mr. Keynes and the Classics») — в журнале «Эконометрика» («Econometrica») за 1937 г., оставила значительный след. В ней X. представил свою знаменитую диаграмму «Сбережения для капи- таловложений-денежный рынок (СК-ДР)», включенную впоследствии во все учебники макроэкономики.

Теория X. о деньгах и отклонении от кривой ДР предвосхитила современные теории портфеля, которые позднее были разработаны Дж. Тобином. X. также показал, что самостоятельное увеличение правительственных расходов передвинет кривую СК вправо, что означает увеличение национального дохода. В этом случае также возрастает процентная ставка, за исключением положения, когда кривая ДР оказывается плоской (эти случаи известны как кейнсианская «ловушка ликвидности»). Исходя из того, что именно «ловушкой ликвидности» характеризовалось состояние денежных рынков во времена Великой депрессии, многие кейнсианцы обосновывали необходимость использования фискальной политики для стимулирования совокупного спроса.

Идеи X. активно варьировались в кейнсианской макроэкономике в 50-е и 60-е гг., но сам X. не принимал участия в полемике вокруг его вклада в общую теорию равновесия. Споры этих десятилетий в области экономической политики с противопоставлением эффективности монетарных и фискальных средств часто велись в рамках диаграммы СК-ДР. Однако в начале 70-х гг. диаграмма X. оказалась предметом нападок со стороны ряда кейнсианцев, включая Р.Клоуэра, одного из бывших студентов X. Оппоненты X. утверждали, что кривые СК-ДР искажали, по существу, динамичную и лишенную равновесия природу теории Кейнса своим статичным и сбалансированным характером. На деле же X. показал в своей теории торгового цикла 1950 г. динамичную природу краткосрочного развития, особенно в отношении определения размеров инвестиций. Диаграмма СК-ДР, если она применяется правильно, остается достаточно надежным инструментом. Специалист по экономической истории П.Темин, например, использовал ее, чтобы показать, что монетаристское объяснение причин Великой депрессии в Соединенных Штатах (резкое падение предложения денег) опровергается эмпирическими свидетельствами — данными о процентных ставках и национальном Доходе.

В 50—60-е гг. X. в творческом союзе со своей женой сосредоточился на проблемах прикладной экономики. Перу X. принадлежат труды по международной торговле, британской налоговой системе, проблемам развивающихся стран. Продолжая работу, начатую во время 2-й мировой войны, X. и его жена, специалист п° проблемам развивающихся стран, выполняли функции советников британского правительства по вопросам налоговой политики. Они также оказывали помощь официальным кругам некоторых бывших членов Британского содружества наций, напри- МеР Индии и Ямайки, в урегулировании экономических пробует интенсивного использования редких для этой страны факторов, что определяет относительную дороговизну этих товаров, предположив опять же отсутствие торговли. Так, например, если предположить, что в Австралии в относительном изобилии имеется земля, в то время как в Англии имеет место избыток рабочей силы, то, согласно У., следствием такого положения станет то, что Австралия будет экспортировать «землеинтенсивные» товары, т.е. такие, для производства которых требуется использование больших земельных площадей (например, шерсть), в то время как Англия будет экспортировать «трудоинтенсивные» товары (текстильные изделия).

Модель У. создавала основу для соединения теории международной торговли с более широкой сферой действия теории равновесия с целью выяснения влияния торговли на доходы и их распределение. Его работа дала толчок появлению так называемой «теоремы о выравнивании соотношения факторы-цены», разработанной В.Столпером и П.Самуэльсоном в 1953 г. Согласно этой теории, внешняя торговля определяет тенденцию к выравниванию цен факторов производства в разных странах. Так, например, специализация богатой капиталом страны А на производстве капиталоемкого товара приводит к росту спроса и цены на капитал; а специализация богатой трудом страны Б на производстве трудоемкого товара приводит к росту спроса и цены на труд. Поэтому в результате повышения цены на более дешевый фактор будет происходить сближение структур относительных цен на труд и капитал в обеих торгующих странах. Если продолжить вышеприведенный пример, то обмен австралийских товаров на английские будет поднимать цену земли в Австралии и понижать заработную плату в Англии. Торговые потоки будут возрастать, оказывая все более сильное воздействие на цены, пока цена земли и заработная плата в Австралии и Англии не уравняются. Таким образом, торговый обмен товарами оказывает такой же эффект на факторные цены, какой могло бы иметь само свободное перемещение факторов производства между странами, если бы таковое было возможно. Практическое применение теории У. заключалось в выводе о том, что тарифы и другие торговые ограничения оказывают негативное воздействие на распределение доходов, поскольку препятствуют выравниванию факторных доходов. Высокие таможенные пошлины, вводимые в Англии на товары, производимые при использовании больших размеров земли, например, могут, согласно этой теории, лишь повысить долю землевладельцев в доходе Англии и долю рабочих в доходе Австралии. Доказательство теоремы Хекшера-Улина- Самуэльсона позволяло обосновать некоторые практически значимые выводы, главный из которых заключался в необходимости ликвидации всех препятствий во внешней торговле.

Насыщенная богатым фактическим материалом, работа У. «Межрегиональная и международная торговля» предоставила в распоряжение экономистов-теоретиков целый набор гипотез, нуждающихся в теоретическом осмыслении и эмпирической проверке. Подход Хекшера-Улина подвергался многочисленным эмпирическим проверкам на способность объяснять действительный характер торговли между отдельными странами. Наибольшую известность получила формальная проверка этих гипотез спустя 20 лет в работах В.Леонтьева, когда в 1954 г. он применил свой метод «затраты-выпуск» (input-output) при изучении структуры внешней торговли США. Он исследовал содержание факторов производства в экспорте и импорте США, причем последний рассматривался так, как если бы он тоже производился в США, и пришел к неожиданному выводу, что Соединенные Штаты, страна с самой высокой в мире относительной заработной платой, осуществляли экспорт трудоемких продуктов, а товары, заменяющие импорт этой страны, являются капиталоемкими. Поскольку США являются страной, изобилующей капиталом, полученный результат, получивший название парадокса Леонтьева, опровергал модель Хекшера-Улина. Различные интерпретации этого кажущегося парадокса стимулировали дополнительные эмпирические и теоретические исследования проблем международной торговли, дальнейшее развитие практического применения работ У.

В 1930 г., после года работы по составлению мирового экономического обзора в Женеве, в Лиге Наций, У. стал преемником Хекшера в Стокгольмской школе экономики. Впервые имя У. получило известность среди экономистов в связи с вопросом о выплачиваемых Германией репарациях и проблемой трансфертных платежей. Полемизируя в 1929 г. с Дж.М.Кейнсом, он утверждал, что можно поддерживать равновесие, несмотря на движение валюты на мировом рынке. В ходе дискуссии У. впервые подчеркнул важность изменений в эффективном спросе (вместо сдвигов в относительных ценах), предвосхищая идеи Кейнса, выдвинутые им в 1936 г. в книге «Общая теория занятости, процента и денег» («The General Theory of Employment, Interest, and Money»). В то время Кейнс не смог оценить аргументы У., хотя самостоятельная роль совокупного спроса в определении национального дохода заняла центральное место в его более поздних Работах. В годы Великой депрессии У. подчеркивал важность управления спросом и проведения правительственной стабилизационной политики, убеждая шведское правительство прибегнуть степеней, ему присуждена степень доктора физико-математических наук без защиты диссертации.

Интерес к экономическим проблемам появился у К. в конце 30-х гг. Надвигавшаяся война порождала у него, по его собственным словам, «ясное ощущение, что слабым местом, снижающим нашу индустриальную и экономическую мощь, было состояние экономических решений». Толчком для разработки метода принятия экономических решений, известного сегодня как метод линейного программирования, послужила показавшаяся К. первоначально частной и элементарной практическая задача, с которой к нему обратились в 1938 г. сотрудники Центральной лаборатории Ленинградского фанерного треста. Они попросили его порекомендовать им численный метод для расчета рационального плана загрузки имеющегося оборудования. Речь шла о комплексном выполнении пяти видов работ на лущильных станках восьми типов и различной производительности, так что выход продукции, казалось, зависел от чистой случайности — какая группа сырья на какой станок была направлена.

Решение данной задачи потребовало принципиально новых идей, позволяющих проводить целенаправленный перебор ряда необходимых комбинаций. Ядром открытия К. являлась установленная им объективная связь задачи оптимального планирования с задачей определения соответствующих стоимостных показателей. На этой основе им были сформулированы признаки оптимальности, позволяющие предложить различные схемы целенаправленного перебора допустимых планов и систем стоимостных показателей.

Основам теории оптимального производственного планирования были посвящены доклады К. в ЛГУ и Ленинградском институте инженеров промышленного строительства в мае 1939 г. В том же году вышла небольшая брошюра «Математические методы организации и планирования производства», представляющая собой дополнительную стенограмму этих докладов. В ней было зафиксировано открытие, принесшее спустя 36 лет ее автору Нобелевскую премию по экономике.

В работе К. на основе разрешающих множителей (мультипликаторов) исследовались различные классы планово-производственных задач, давалась математическая постановка производственных задач оптимального планирования и предлагались эффективные методы решения и приемы экономического анализа этих задач. Для характеристики охвата материала достаточно перечислить наименования разделов работы: распределение обработки деталей по станкам; организация производства с обеспечением максимального выполнения плана при условии заданного ассортимента; наиболее полное использование механизмов; максимальное использование комплексного сырья; наиболее рациональное использование топлива; рациональный раскрой материалов; наилучшее выполнение строительства при данных строительных материалах; наилучшее распределение посевных площадей; наилучший план перевозок на транспорте. К. показал, что все экономические проблемы распределения могут рассматриваться как проблемы максимизации при многочисленных ограничителях и, следовательно, могут быть решены при помощи методов линейного программирования.

В случае с производством фанеры он представил переменную, подлежащую максимизации, в виде суммы стоимостей продукции, выпускаемой всеми станками. Ограничители были представлены уравнениями, которые устанавливали соотношение между количеством каждого из расходуемых факторов производства (древесины, электроэнергии, рабочего времени) и количеством продукции, выпускаемой каждой из машин, где величина любой из затрат не должна превышать имеющуюся в распоряжении сумму. К. ввел далее новые переменные (разрешающие мультипликаторы) как коэффициенты к каждому из факторов производства в ограничительных уравнениях и показал, что значения как переменной затрачиваемых факторов, так и переменной выпускаемой продукции могут быть определены, если известны значения мультипликаторов. Затем он представил экономическую интерпретацию этих мультипликаторов, показав, что они представляют собой, в сущности, предельные стоимости (или «скрытые цены») ограничивающих факторов, аналогичные предельной цене каждого фактора в режиме свободной конкуренции. И хотя с тех пор разрабатывались более совершенные методики для определения значений мультипликаторов (К. использовал метод последовательного приближения), его первоначальное понимание экономического и математического смысла мультипликаторов заложило основу для всех последующих работ в этой области. Крупный американский специалист в области линейного программирования Дж.Данциг отмечал: «Работа •Канторовича 1939 г. содержит почти все области приложений, известные в 1960 г.» За книгу «Математические методы организации и планирования производства», изданную в США в 1960 г., К был удостоен почетного диплома Американского общества ^следования операций. Впоследствии сходная методика была ^зависимо от вдей к разработана американским экономистом ¦Купмансом и другими экономистами.

После разработки основ метода линейного программирования К. считал необходимым продолжать исследования в следующих направлениях:

  1. Дальнейшее развитие алгоритмов линейного программирования и их конкретизация для отдельных типбв задач.
  2. Обобщение экстремальных задач с ограничениями, включая нелинейные задачи и задачи в функциональных пространствах, приложение таких методов к задачам математики, механики и техники.
  3. Распространение методов экономического анализа отдельных производственных задач на общие экономические системы, приложение этих методов к задачам планирования и анализа структуры экономических показателей на уровне отрасли, региона и народного хозяйства в целом.

Некоторые исследования по первым двум направлениям К. были выполнены еще в предвоенные годы. Особый интерес представляла его статья «Об одном эффективном методе решения некоторых классов экстремальных проблем» (1940), посвященная исследованию бесконечно мерных задач выпуклого программирования. Однако основные усилия К. сосредоточил на развитии третьего направления.

Исследуя специальные задачи линейного программирования, К. совместно с М.К.Гавуриным изучил в 1940 г. транспортную задачу в матричной и сетевой постановках. Предложенный ими метод потенциалов и его обобщение широко использовались в дальнейшем в экономической практике. В 1942 г. К. создал первый вариант своей капитальной монографии «Экономический расчет наилучшего использования ресурсов». Работа настолько опередила свое время, что ее публикация оказалась возможной только в 1959 г., когда идеи К. получили широкое признание и использовались в экономической практике.

В годы 2-й мировой войны К. состоял на военной службе, оставаясь в блокадном Ленинграде. В эти годы он, являясь профессором Военно-морской инженерной академии, сумел осуществить интересное исследование «О перемещении масс» (1942), в котором использовал линейное программирование для планирования оптимального размещения потребительских и производственных ресурсов. За научные разработки военного времени К\' был награжден в 1944 г. орденом «Знак почета», а впоследствии, уже в 1985 г. — Орденом Отечественной войны 2-й степени.

В послевоенные годы К. продолжал работать в Ленинградском университете: в 1945—1949 гг. был заведующим Математического отдела Научно-исследовательского института математики и механики ЛГУ, затем профессором кафедры математическо-

анализа, с 1958 г. заведующим кафедрой вычислительной ма- г0 тики. Одновременно он возглавил Отдел приближенных выделений Математического института им. В.А.Стеклова Ленин- падского отделения АН СССР. За серию статей по функциональному анализу, опубликованных в 1947—1948 гг., К. был на- тажден в 1949 г. Государственной (Сталинской) премией.

В конче 50-х гг. по инициативе К. в Ленинграде были развернуты исследования по теории и численным методам математического программирования, а также в области теории и практического использования моделей оптимального программирования. Здесь, в частности, были разработаны оптимальные тарифы на такси, которые, будучи реализованными в масштабе всей страны, принесли большой экономический эффект. По инициативе К. в эти годы впервые в стране на математическом и экономическом факультетах ЛГУ началась подготовка специалистов по экономической кибернетике.

В 1957 г. в составе первой группы ученых К. участвовал в создании Сибирского отделения АН СССР — нового крупного центра на востоке страны. В 1958 г. он избирается членом-кор- респондентом, а в 1964 г. действительным членом АН СССР. В 1958—1960 гг. совместно с В.С.Немчиновым возглавлял Лабораторию по применению математических и статистических методов в экономических исследованиях и планировании СО АН СССР. В 1960 г. ленинградская группа лаборатории во главе с К. переехала в Новосибирск и влилась в Институт математики СО АН СССР в качестве Математико-экономического отделения. Московская группа этой лаборатории явилась впоследствии ядром при создании Центрального экономико-математического института АН СССР. С 1960 по 1970 г. К. был заместителем директора Института математики СО АН СССР, профессором, заведующим кафедрой вычислительной математики Новосибирского университета.

Математико-экономическое отделение в Институте математики было одним из первых в стране научных учреждений, где етали комплексно решаться проблемы применения математических методов в экономике. Наряду с развитием теории оптималь- то планирования и экономических показателей большое вни- Ние Уделялось здесь изучению моделей экономической дина- ки и равновесия, исследованиям в области выпуклого анализа маТте°Рии экстремальных задач, разработке численных методов разпМнТИЧеСКОГО пРогРаммиРованияgt; апробации и внедрению тивРеаГанных моделей в экономическую практику. По инициа- Все и при его активном участии в 60—70-е гг. проводились •озные и международные конференции и совещания по

применению математических методов в экономике, а на математическом и экономическом факультетах НГУ была организована подготовка специалистов в области экономической кибернетики

Труды К. заложили фундамент теории оптимального планирования социалистической экономики, вплоть до конца 80-х гг широко используемой в практике планирования экономического развития в СССР, а также в др. социалистических странах. Основные идеи теории оптимального планирования изложены в монографии «Экономический расчет наилучшего использования ресурсов» (1959, 1960), являющейся наиболее известной работой ученого. Стержнем этой книги являлась формулировка основной задачи производственного планирования и динамической задачи оптимального планирования. Указанные задачи формулировались достаточно просто, но они учитывали основные черты планирования в советской экономике. В их основе лежала схема линейного программирования, т.е. развитый аналитический аппарат и обширный набор вычислительных средств, часть которых предложил сам К. В этой работе им были сформулированы далеко идущие идеи по идеальной организации социалистической экономики для достижения высокой эффективности в использовании ресурсов.

С именем К. связан естественнонаучный подход к исследованию широкого круга проблем плановой экономики, в том числе одной из ключевых — проблемы ценообразования. Он дал математическое обоснование тезису о необходимости соответствия цен общественно необходимым затратам труда, определение понятия оптимума, оптимального развития, конкретизировал, в частности, что следует понимать под максимальным удовлетворением потребностей членов общества.

Значительную часть своих работ по проблемам оптимального планирования К. посвятил разработке и анализу конкретных экономических показателей. В его работах приведен расчет уровня оптовых цен по отраслям народного хозяйства, обоснована структура цены, необходимость учета в ней фондоемкости, использования природных ресурсов, сформулированы предложения по аналитическому расчету прейскурантов с использованием ЭВМ, проанализированы взаимосвязь цен с оценкой ресурсов и оборудования.

В основе предложенной К. формулировки оптимальных цен лежало понимание цен и плана как единого целого, частей единой системы. Оптимальные цены К. назвал объективно обусловленными оценками, чтобы подчеркнуть уже в названии, что эти цены отражают совокупность условий, при которых составлялся оптимальный план. Своей трактовкой объективно обусловлен-

ых опенок К. заложил основы оптимизационного экономикотематического анализа широкого круга фундаментальных экономических проблем, в том числе эффективности капитальных вложений, новой техники, хозрасчета, экономической оценки природных ресурсов, рационального использования труда.

Свой оригинальный вклад К. внес в исследование малоразмерных (одно- и двухпродуктовых) моделей, которые довольно интенсивно разрабатывались за рубежом. Их анализ позволял исследовать проблему амортизации и эффективности капитальных вложений и другие вопросы. Им рассматривались также способы внедрения и учета технического прогресса, в частности вопрос о влиянии темпов технического прогресса на норматив эффективности капитальных вложений, обеспечивший объективный подход к исчислению нормы эффективности.

Динамическим задачам оптимального планирования была посвящена ключевая работа К. в этой области — «Динамическая модель оптимального планирования», вышедшая в 1964 г. В следующем, 1965 г. она была переиздана под названием «Оптимальные модели перспективного планирования». В этой книге были указаны важнейшие направления расширения и совершенствования основной схемы динамической модели и намечены пути ее практического использования. Здесь К. показал, как в экономическую модель вводятся элементы нелинейности и дискретности и какую роль они играют в более точном учете экономической реальности, а также при математическом анализе соответствующих моделей. Данная работа определила направление многих работ в области оптимального планирования, выполненных в последующие годы, в том числе и за рубежом, например по теории экономики благосостояния.

За исследования в области экономико-математических методов К. был удостоен в 1965 г. Ленинской премии (совместно с

В.В.Новожиловым и В.С.Немчиновым), а в 1967 г. награжден орденом Ленина.

В 1971 г. К. был переведен в Москву, сначала заведующим Проблемной лаборатории Института управления народным хозяйством Государственного комитета по науке и технике UKHT), а с 1976 г. — Отделом научно-технического прогресса Сес°юзного научно-исследовательского института системных Исследований ГКНТ и АН СССР. Все последующие годы, вплоть Д° своей кончины в 1986 г., он являлся членом ГКНТ, участни- н°м Ряда других комитетов и министерств в качестве члена науч- ¦технических и экспертных советов.

В работах К. 70—80-х гг. использовались вопросы расчета эф- Ктивности капитальных вложений, работы транспорта с эко-

номической точки зрения, комплексного анализа взаимосвязи транспорта с другими отраслями народного хозяйства, распределения перевозок между различными видами транспорта с учетом экономичности и особенно энергозатрат. Значительная часть методик К. получила широкое применение в практике планирования в СССР.

Премия памяти Альфреда Нобеля в 1975 г. по экономике была присуждена К. совместно с Т.Купмансом «за вклад в теорию оптимального распределения ресурсов». В речи на церемонии презентации представитель Шведской королевской академии наук Р.Бентцель отмечал очевидность того факта, что «основные экономические проблемы могут изучаться в чисто научном плане, независимо от политической организации общества, в котором они исследуются», подтверждаемого работами двух лауреатов. Работы Купманса и К., выполненные абсолютно независимо друг от друга, тесно соприкасались, а американский ученый подготовил в 1939 г. первую публикацию книги советского ученого на английском языке. В своей Нобелевской лекции «Математика в экономике: достижения, трудности, перспективы» К. говорил о проблемах и опыте плановой, особенно советской, экономики.

К. женился в 1938 г. на Наталье Ильиной, враче по специальности. Их дети — сын и дочь — стали экономистами.

Помимо Нобелевской премии и наград, полученных в СССР, К. были присуждены почетные степени университетов Глазго, Гренобля, Галле, Кембриджа, Мюнхена, Ниццы, Парижа, Пенсильвании, Хельсинки, Варшавской высшей школы планирования и статистики; он являлся иностранным членом Венгерской и Югославской академий наук, АН ГДР, Американской академии наук и искусств, Международного института управления (Ирландия), Национальной инженерной академии Мексики. Он был награжден в 1986 г. Большой серебряной медалью Общества исследования операций (Бирмингем, Великобритания) за «роль первопроходца в развитии линейного программирования». К\' был также членом-учредителем, почетным членом (с 1973) и членом правления (с 1976) Международного эконометрического общества (США), членом редакций международных журналов «Математическое программирование» («Mathematical Programming»)’ США и «Исследования операций» («Recherche operationnale / Operations research»), Париж.

Соч.: Вариационное исчисление. Л., 1933 (совм. с В.И.Смирновым.

В.И.Крыловым); Математические методы организации и планирования

производства. Л., 1939; Функциональный анализ и прикладная математика // Успехи математических наук. 1948. Вып. 6 (28); Функционалы

нЫй анализ в полуупорядоченных пространствах. М.—Л., 1950 (совм. с Б З.Вулих и А.Г.Пинскер); Функциональный анализ в нормированных пространствах. М., 1959 (совм. с Г.П.Акиловым); Экономический расчет наилучшего использования ресурсов. М., 1959, 1960; Оптимальные модели перспективного планирования // Применение математики в экономических исследованиях. Т. 3. М., 1965 (совм. с В.Л.Макаровым); Рациональный раскрой промышленных материалов. 2-е изд. Новосибирск, 1971 (совм. с В.А.Залгаллер); Оптимальные решения в экономике. М., 1972 (совм. с А.Б.Горстко); Математика в экономике: достижения, трудности, перспективы (Лекция в Шведской академии наук в связи с присуждением Нобелевской премии за 1975 г.) // Экономика и организация промышленного производства (ЭКО). Новосибирск, 1976. Вып. 3. С. 124—134; Функциональный анализ. М., 1977; Автобиография Леонида Витальевича Канторовича // Оптимизация. 1982. Вып. 28 (45); Мой путь в науке // Успехи математических наук. 1987. Т. 42. Вып. 2 (254).

<< | >>
Источник: Л.Л.Васина. Нобелевские лауреаты XX века. Экономика. Энциклопедический словарь. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН),2001.- 336 с.. 2001

Еще по теме Фридрих фон Хайек (Науек):

  1. Рагнар Фриш (Frisch)
  2. Фридрих фон Хайек (Науек)
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -