<<
>>

ГЛАВА XII ДЕНЬГИ И ЧЕКАНКА

До сих пор "вое наше внимание было обращено на те проблемы, которые вытекают пз внутренней природы, присущей кредитной системе. Мы нашли, что внутри этой системы развиваются обстоятельства, угрожающие ее устойчивости, даже если она не подвергается никаким нарушениям извне.

В главе XIV мы подойдем к рассмотрению этих внешних нарушений, в частности тех из них, которые относятся к войне, и мы найдем, что они играют очень крупную роль.

В настоящей главе мы представим несколько общих соображений по вопросу о природе денег; предварительно же будет полезно кратко обсудить сказанное.

Вначале мы приняли чисто искусственную гипотезу ¦— существование хозяйства, которое пользуется кредитом как средством платежа, но не имеет денег. Мы предположили, что там могут быть «счетные деньги» для измерения долгов, а следовательно и цен, и -мы нашли, что, кроме прямого неудобства от отсутствия единого орудия погашения долгов, главным дефектом кредитной системы, осуществляемой без денег, является ее неустойчивость. Кредит, как мы показали, имеет свойственную ему тенденцию бесконечно расширяться или сокращаться, в особенности расширяться, изменяя вместе с тем единицу ценности вне каких-либо определенных границ. Применение денег дает средство погашения долгов и, кроме того, играет также очень важную роль в стабилизации единицы ценности.

В главе II мы рассмотрели теорию кредитной системы, основанной на металлических деньгах. Металлические деньги при системе свободной чеканки гарантируют независимость стаадарда ценности. Но предложение денег не может возрастать произвольно. Опасность бесконечного обесценения единицы ценности заменяется при этом опасностью истощения денежных резервов. Вследствие торгового оживления в течение периода кредитной экспансии и накопления неисполненных заказов, требующих — когда будет пристунлено к их исполнению — финавси рования, возникает скрытый спрос на кредит.

В то же время действие уже оказанного кредита, являющегося причиной прилива денег в обращение, будет сказываться лишь постепенно, и должен пройти относительно длинный период времени, прежде чем его полное значение станет ощутимым. Существует следовательно скрытый спрос на наличные деньги, так же, как и скрытый спрос па кредит, и оба оии, когда обнаружатся, будут причиной затруднений для банков.

Это естественно приводят в такой системе денежного обращения, при которой снабжение деньгами может увеличиваться и уменьшаться по усмотрению, другими словами — к бумажным деньгам. Бумажные деньги не имеют никакой внутренней ценности, и первая проблема, которая встает перед нами, — отыскать закон, которым определяется их ценность. Этот закон мы нашли в количественной теории. Количество имеющейся у населения в резерве покупательной силы или власти над богатством определяется его экономическим положением. Совокупность этих резервов покупательной силы во всякое время равна неистраченному запасу пли сумме имеющихся у населения банковских кредитов и денег. Первое есть совокупность власти над богатством, последнее есть совокупность денежных единиц, н их отношение определяет цеп- ность денежной единицы в богатстве пли цены различных форм богатства в денежных единицах, изложенная таким образом количественная теория просто устанавливает отношение между числом денежных единиц в обращении и ценностью этой единицы, при предположении, что все остальные экономические условия являются данными; само по себе это еще ничего не говорит о том, что же произойдет, когда число единиц в обращении изменится, и если такое изменение происходит, существование его включается как данное.

Изменение в неистраченном запасе осуществляется посредством изменения в сумме кредита, предоставленного байками. Деньги ие занимаются для того, чтобы оставаться бездеятельными, но они, как только будут заняты, уплачиваются дальше, на покрытие издержек производства, т. е. поступают в доход тех, кто занят в производстве.

Увеличение или уменьшение суммы кредита, предоставленного в единицу времени, означает приблизительно равное увеличение или уменьшение потребительского дохода, а также и потребительского расхода. Потребительский расход образует действительный спрос на товары и услуги, и на основании этого следовательно зависит от уровня цей. Таким образом всякое ускорение или замедление в предоставлении кредита вызывает рост или падение цен, другими словами, падение или рост действительной ценности денежной единицы, совершенно независимо от изменения в сумме неистраченного запаса, которое может сопровождать или следовать за ним. Действительно, чем больше влияние на остатки, тем меньше, в первый момент, будет влияние на потребительский расход и Лм самым на цены. Та часть предоставленного кредита, которая, переходя в руки населения, тратится, действует на цены, между тем как тот кредит, который отражается на остатках, не действует на целы.

Банки обеспечивают замену кредита деньгами и денег кредитом по воле своих клиентов. Следовательно при данном предложении кредита циркуляция денег определяется удобствами населения; эта циркуляция может быть контролируема только через контроль кредита, который оказывает влияние на деятельность и доходы населения. Следовательно, проблема регулирования денежного обращения разрешается проблемой регулирования кредита.

Прежде чем обратиться в способам, посредством которых вредит регулирует бумажно-денежное обращение, мы сочли необходимым обсудить вопрос о вексельных курсах. Чрезмерная, сравнительно с другими странами, экспансия кредита приводит к неблагоприятным курсам и вызывает отлив золота, излишнее сжатие кредита делает курсы благоприятными и вызывает прилив золота. Эти действия, будучи осязаемы на первых же стадиях движения кредита, дают более раннее предостережение, чем внутренний отлив денег в обращение.

При осуществлении контроля кредита над вексельными курсами, изменения кредита не могут быть избегнуты совершенно, но могут быть приведены в соответствие с движениями кредита за границей.

Но эта система не предотвращает мировых движений кредита. И те же опасности, которые были раскрыты в главе И, — т. е. рост скрытого спроса на вредит и наличные деньги, — будут возникать и в случае мировой экспансии. Форма, в которой будет выражаться опрос на наличные деньги, зависит от денежной системы каждой страны. В некоторых странах он будет покрываться — целиком или частью — золотом; в других он может быть покрыт бумажными деньгами, которые согласно закону должны быть полностью или частично обеспечены золотом. Если спрос на наличные деньги растет, то излишки золотых резервов постепенно расходуются, нова, наконец, они не достигнут точки, при которой в одной или многих странах не будет больше никакой уверенности, что законный предел банкнотной эмиссии может быть соблюден или, быть может, даже, что разменность банкнот на золото может быть сохранена. Отсюда проистекает сокращение кредита в этих странах, которое неизбежно распространяется и па другие страны. Но истощение наличных денег, как последствие предшествующей экспансии кредита, продолжается, и скрытый спрос на кредит, вытекающий из прошлых обязательств и неисполненных заказов, продолжает оказывать давление на банки ради дальнейших ссуд. В тех странах, где это давление будет наибольшим, а меры, предпринятые в сокращению кредита, соответственно суровыми, может произойти финансовый кризис.

Финансовый кризис, как следствие общего обесценения ценностей и затруднений лиц, державших иа занятые деньги обесценившиеся товары и ценные бумаги, имеют значение в двух направлениях. Во-первых, в самом центре кризиса существует опасность кары за неосторожное пользование кредитом, что требует специальных мер для охраны состоятельных торговці® от банкротства, вызываемого дезорганизацией кредита и падением цен вследствие паники. Во-вторых, наступление кризиса подвергает другие страны крайнему напряжению через непредвиденное и сильное движение курсов в пользу центра кризиса.

При регулировании денежной системы, всегда опасно быть захваченным где-либо сокращением кредита.

Риск неопределенного обесценения денежной единицы, подобного тому, которое должно было бы произойти при системе .кредита, неподдерживаемого деньгами, не опасен до тех пор, пока бумажные деньги размениваются на золото или поддерживаются на одном уровне с золотой валютой. Но условием сохранения золотой валюты является смена — раньше или позже — кредитной экспансии сжатием кредита. Слишком резкое сжатие кредита приводит к кризису, если спрос на законные платежные средства остается твердым; поэтому или сокращение должно быть резким, или предписанные лимиты эмиссии бумажных денег должны быть превышены. А если эти пределы будут превышены, процесс может пойти дальше, золотые резервы могут быть опустошены, и может случиться, что золотые платежи будут приостановлены. Может случиться следовательно, что кризис будет только альтернативой временного отказа от золотой валюты. Осторожные страны должны предвидеть эту опасность и должны прилагать усилия в обузданию своего участия в общей кредитной экспансии. Осмотрительность в течение периода экспансии сама собою приведет в накоплению золотых ресурсов, а эти золотые ресурсы могут быть использованы, в случае наступления кризиса в другой стране, в течение неизбежного периода сжатия кредита. Некоторое неравенство между уровнями ценностей в двух странах может быть поддерживаемо при условии, что страна с более высокой скалой ценностей в состоянии продолжать экспорт золота в ту страну, где скала ценностей ниже, так что страна, которая имеет свободное золото, может временно защищаться против сильного падения цен, которое несет с собою кризис.

До сих пор мы предполагали, что мерилом ценности является золото. Проблема стабилизации денежной единицы, которой обусловливается ценность долгов, может быть разрешена определением этой единицы в значениях какого-либо товара, как например золота или серебра.

Но это не обязательно единственное \'решение. Это так же и не наиболее совершенное решение. Мы покажем, это вопреки своему союзу с золотом денежная единица будет колебаться, н мировая цена золота будет изменяться вместе с ней.

Промышленный спрос на золото — пустяк, сравнительно с огромной его массой, употребляемой всем миром в качестве денег.

В случае кредитной экспансии, увеличение количества покупательной силы понижает ценность денежной единицы. Денежная единица есть золотая единица, и следовательно золото дешевеет, но это отнюдь не происходит вследствие какого-либо уменьшения в спросе на золото для целей денежного обращения. Вместе со спросом на звонкую монету, увеличивается и спрос на золото; спрос на золото есть производная от предложения кредита, д когда кредит расширяется, большая сумма золота входит в обращение. Банки обязаны снабжать золотом по фиксированной цене. Падение ценности денежной единицы делает эту цену только по видимости фиксированной, в действительности же более низкой. Понижение цены золота означает увеличение спроса, хотя, как мы видели, увеличение спроса только для целей денежного обращения делается ощутимым очень постепенно. Чтобы уравнять спрос и предложение, предложение должно быть пополнено из резервов банков нлп же заменено отчасти увеличением обращения бумажных денег.

Иногда утверждают не только, что золото является товаром, но это и деньги являются товаром. Согласно количественной теории, чем «предложение денег больше, тем ценность их в других товарах будет меньшей. Что это, спрашивается, как не закон предложения и спроса? Деньги в обращении в совокупности представляют сумму покупательной силы, которую население предпочитает держать на руках в форме законного платежного средства. Оно держит покупательную силу в этой форме для некоторых определенных целей, в зависимости, так сказать, от их использования. Богач держит своп карманные деньги, бедняк держит свой запас наличных денег, лавочник держит свою выручку, бапшр держит свои резервы. Каждый жертвует выгодами затраты или инвестирования этой покупательной силы ради удобства иметь свободные деньги на руках. Этот спрос па свободные деньги аналогичен со спросом на товар; наличные деньги на руках являются частью капитальных ресурсов индивида.

Но будет ошибкой проводить эту аналогию слишком далеко. В применении к бумажным деньгам эго не больше, чем аналогия. Хотя бумажные деньги подобно товарам подчиняются закону спроса и предложения, они все же отличаются от других товаров тем, что не имеют стоимости производства. Они более сходны с титульными документами, чем с товарами. Театральный билет приобретает свою ценность от права, которое он предоставляет на место «в театре; законный платежный знак приобретает свою ценность от предоставляемого им права погашения долгов. Точно так же, как ценность театрального билета обусловливается ценностью театрального представления, так ценность бумажных денег обусловливается ценностью долгов.

. Мы видели, что ценность денежной единицы определяется количеством кредитов (долгов), выпускаемых в обращение банками, и что спрос на законные платежные средства вызывается тем, что банковские кредиты как орудия платежа не пригодны для некоторых сделок. Взанмозаменимость банковских кредитов н законных платежных средств по желанию банковских клиентов делает искусственным разделение общего итога покупательной силы на кредит и деньги. Количественная теория устанавливает отношение между суммою власти над богатством, которую население держит в резерве, и количеством единиц покупательной силы, в виде кредита и денег вместе, посредством которых эта власть над богатством осуществляется. Поэтому не деньги, но покупательная сила вообще должна быть «товаром».

Проф. Кеннан сравнивает деньги ие с потребляемыми товарами, по с долговременными благами, как например домами, - которые используются, будучи обитаемы[30]. Если спрос на дома или на деньги увеличивается, население будет предлагать больше других форм богатства в обмен за данное количество жилых комнат или за данное число денежных единиц и будет также предлагать больше за наем домов или за заем денежных единиц. Равновесие на рынке домов будет достигнуто потому, что предложение увеличенной цены и увеличенной аренды вызовет увеличенное предложение домов.

Но что произойдет в том случае, когда речь идет о деньгах? «Предложение» денег есть неистраченный запас, который может увеличиться только путем увеличения займов в банках. Но рост действительной ценности денежной единицы уменьшит сумму займов в банках. Увеличенная «рента» за наем денег, т. е. увеличенная ставка процента может задержать спрос, но не может увеличить предложения. В самом деле, предложение просто -отражает спрос; все то, что задерживает или стимулирует спрос на деньги, задерживает или стимулирует и предложение денег. Это основное различие в аналогии с другими товарами лежит в основе присущей кредиту неустойчивости.

Чем больше количество денежных единиц -в неистраченном запасе, тем меньше, говорит количественная теория, будет действительная ценность единицы. Но равно, говорит количественная теория, чем меньше действительная ценность единицы, тем больше количество единиц в неистраченном запасе. В точно такой же степени, в какой расширение предложения понижает ценность, падение ценности усиливает предложение.

Но население в действительности не платит процента за занятые деньги в том же смысле, как оно платит ренту за нанятые дома. Дом нанимается, чтобы в нем жить; деньги занимаются ие для того, чтобы их держать, но для дальнейшей уплаты. Заемщика можно рассматривать как уплачивающего проценты за свой работающий капитал, в котором наличные деньги составляют небольшую и изменчивую часть. Высоиая ставка процента возможно побудит его до некоторой степени экономить наличные деньги, но в еще большей степени заставит его выбрасывать товары на рынок из своих запасов. Предложение продуктов, которыми он может распоряжаться, возрастает поэтому в значительной мере таким же путем, как предложение домов может возрасти вследствие роста ренты. Но предложение денег уменьшается, а ценность денежной единицы возрастает.

Теория, что деньги ведут себя подобно товарам, имеет привлекательность парадокса, который завершает обобщение. Но при дальнейшем анализе, она оказывается непригодной, за исключением того случая, когда она прилагается к металлическим деньгам. Золото несомненно есть товар. Но золото само, поскольку оно используется^ как деньги, подчиняется всем тем законам, которые управляют ценностью денег. Золотая монета сама по себе есть билет; ее способность быть законным платежным средством проистекает не просто от материала, из которого она сделана, по из того факта, что она прошла через правительственный монетный двор и была выпущена для определенной цели—служить средством погашения долгов. Она отчеканена на золоте вместо того, чтобы быть отпечатанной на бумаге с водяными знаками только потому, что такая система облегчает сохранение мерила ценности.

До тех пор, пока билет на погашение долгов может быть превращен с ничтожной затратой в сырой материал для промышленности, единица, представляемая этим билетом, не может упасть ниже ценности содержащегося в нем материала. Но при всем том, пока монета не рас-* плавлена, она остается билетом. Ее способность погашения долгов присоединена к ней условно либо законом, либо обычаем, так же, как и предоставление права на представление—к театральному билету.

Хотя металл, из которого сделана монета, является товаром, но только при системе свободной чеканки ценность товара регулирует ценность монеты. Справедливо, что ценность монеты не может упасть на много ниже ценности металла, так как почти невозможно заставить подчиняться всякому запрещению расплавки монет[31]. Но ценность монеты может подняться неопределенно выше ценности маталла благодаря простому ограничению количества чеканки; ибо по количественной теории чем меньше монет в обращении, тем больше их ценность. Это есть то, что действительно практикуется в странах, подобных Индии, которые имеют серебряные монеты с фиксированной золотой ценностью. Рупия есть простой билет или марка. То же справедливо конечно в отношении всех се-

ребряных монет в странах с золотой валютой, независимо от того—являются ли они неограниченным законным платежным средством, подобно американскому валютному доллару, или ограничены, подобно разменному серебру, которое употребляется как мелкие деньги.

В случае неразменных бумажных денег легко видеть, что их цеп- •ность вытекает из их способности погашения долгов. Долги имеют ценность. Так как покупка товаров или услуг создает долг и один долг может быть замепен или противопоставлен другому, то право собственности на долги доставляет кредитору ту власть над товарами вообще, которую мы называем покупательной силой. Владелец какого-либо большего или меньшего богатства предпочитает держать часть его в недифференцированной форме, использовать которую он может как захочет, когда выяснится, какой частный вид богатства ему нужен. Отсюда вытекает спрос на кредит или на покупательную силу, как таковую, которая удовлетворяется существованием неистраченного запаса. Этим спросом определяется ценность долгов, а ценность бумажных денег определяется их взаимозаменимостью с долгами. Бумажные деньги не могут получить своей ценности ни из какого другого источника.

Но одинаково справедливо, хотя и менее очевидно, что з о л о т о само получает значительную часть своей ценности от разменпости на кредит. Чеканка не только сообщает золотым монетам свойство законного платежного средства, но значительная часть спроса на чеканные золотые слитки определяется «возможностью их использования в качестве символа покупательной силы. Так «как золото повсюду может быть превращено в кредит, то оно складывается десятками или сотнями миллионов фунтов в кладовых каждого из крупнейших центральных банков мира. Насколько крупную роль играет на рынке драгоценных металлов спрос для целей денежного обращения, ясно иллюстрируется влиянием постепенной «демонетизации серебра после 1871 г. на его цену, а также падением мировой ценности золота сравнительно с другими товарами, когда в течение войны большое количество металла было заменено бумажными деньгами.

Коротко говоря, золото является стандардом, только на одну ступень менее искусственным, чем бумажные деньги, и искусственным по той же причине, а имеппо потому, что его ценность есть отчасти следствие его законной или условпой особенности—способности погашения долгов. Но оно отличается от бумажных денег в двух отношениях: в том, что оно имеет некоторую ценность, помимо употребления в качестве денег, и что его ценность в качестве денег признана на мировом рынке, не взирая на национальные границы.

До сих пор мы касались проблем чеканки, как отличных от проблемы денег. Если распространенное теперь расположение к системам «Gold bullion standard» и «Gold exchange standard» станет постоянным, то эти проблемы скоро будут иметь только исторический интерес. При си-

Деньги н кредит              11 стеме свободной чекапки способность законного погашения долгов принадлежит не золоту самому по себе, по только золотым монетам. Кредиты и билеты, обладающие законной платежной силой, одинаково оплачиваются в монете, и поддержание стандарда зависит, или может зависеть, от совершенства монеты. Как только денежная единица начнет падать ниже золотой ценности монеты, станет выгодным переплавлять или экспортировать монеты, находящиеся в обращении, и обращать для этих целей кредит и бумажпые деньги в монету. Если монета совершенна и полновесна, то она ничем не отличается от слитка такой же велечины. Проблемы возникают, когда .некоторые монеты вследствие изнашивания, обрезывания и неаккуратного изготовления или умышленного подделывания становится ниже предписанного стандарда веса и пробы. В этом случае делается выгодным переплавлять или экспортировать те монеты, металлическая ценность которых больше, чем их установленная ценность в значениях денежных единиц, но не те, металиче- скал ценность которых меньше.

Это и есть закон Гремаша. Худшие монеты вытесняют лучшие. Этот завой проявляет свое действие только тогда, когда существует разница между ценностью монеты, как товара, и ценностью ее, как билета, или марки. Ее ценность, как марки, фиксируется количественной теорией. С изменениями в положении торговли эта ценность может изменяться. Если монета является совершенной, то, когда денежная единица проявляет тенденцию к обесценению, монеты начинают расплавляться и экспортироваться, и этот процесс не может прекратиться до тех пор, пока или ценность депежной единицы не будет восстановлена путем сокращения кредита или какими-либо другими способами—или весь запас денег не будет исчерпал. Если некоторые из монет будут несовершенными, то лучшие монеты будут переплавляться или экспортироваться, пока не останется ни одной монеты, металлическое содержание которой имело бы большую ценность, чем ее ценность, как денежной единицы. В первом случае денежная единица будет предохранена от обесценения до тех пор. пока будет существовать какая-либо монета, которая может быть изгнана; в последнем случае она будет обесценена до уровня самой несовершенной монеты, оставшейся в обращении.

Когда при системе биметаллизма, как ее называют, чеканятся два металла, золото и серебро, причем оба они чеканятся свободно из любых слитков, приносимых публикой на монетный двор, то находит применение тот же принцип. Для целей чеканки денежная единица должна представлять определенное количество каждого металла. Следствием этого является, что монетный двор практически обеспечивает покупку золота и серебра в неограниченных количествах и уплачивает за них по фиксированным ценам в счетных деньгах. Это тоедгголагает, что относительные ценности золота и серебра будут соответствовать их относительным ценам, уплачиваемым монетным двором. Например, во Франции при биметаллическом режиме с 1803 по 1873 г. из одного килограмма серебра

девятидесятой пробы Чеканилось 200 фрапков, а из одного килограмма золота той же пробы чеканилось 3 100 франков. Следовательно, цены монетного двора были в пропорции 3 100 :200 или 15у2 : 1. Но если бы предложение одного из металлов увеличивалось сравнительно с другим, так что, если бы не биметаллическая система чеканки, то более обильный металл обнаружил бы тенденцию к удешевлению,—результатом было бы то, что увеличенное количество обильного металла представлялось бы к чеканке. Увеличение циркулярных средств вызывает, согласно количественной теории, обесценение денежной единицы и общий рост цен. Этот общий рост должен был бы, если бы не биметаллическая система, повлиять на менее обильный металл так же, как и на другие товары, но поскольку цепа этого металла в слитках повышается сравнительно с его ценой в монете, монеты будут расплавляться и экспортироваться. Цена монетного двора переоценивает более обильпый металл и недооценивает другой, и этот недооцененный металл вытесняется из обращения в точности тем же самым путем, как хорошие монеты вытесняются изношенными и неполновесными. Это как раз и произошло во Франции и других биметаллических странах Европы в девятнадцатом столетии. После открытия золотых россыпей в 1849 и 1850 гг., золото начало становитьсн сверхизобильным металлом и вытеснять серебро из обращения, пока наконец не наступил такой недостаток в мелких деньгах, что стало необходимым отчеканить ограниченное количество разменных денег низшей пробы, которые было бы невыгодно расплавлять или экспортировать. Едва только была проведена эта реформа, как предложение серебра в свою очередь стало слишком обильным, а предложение золота недостаточным. В 1873 г. свободная чеканка серебра была прекращена, и биметаллизм пришел к концу.

Совместное употребление монет и бумажных денег дает другую картину. До тех пор, пока какое-либо определенное количество монет остается в обращении, монеты и бумажные деньги, будучи в равной мере действительными для уплаты долгов, имеют одинаковую ценность в значениях счетпых денег. Но если количество бумажных денег увеличивается, ценность денежной единицы падает, и монета, как марка, становится недооцененной по сравнению с рыночной ценностью содержащегося в ней металла. Тогда монеты расплавляются или экспортируются (или припрятываются в надежде на дальнейший рост их ценности), пока ценность денежной единицы не возрастет достаточно, чтобы противодействовал) этой тенденции. Таким образом здесь также в конце концов дополнительное количество бумажных денег, после некоторго приспособления, вытесняет равноценную сумму металлических денег из обращения.

Но хотя имеется бесчисленное множество примеров действии закона Грешама по всему миру, однако пе следует думать, что этот закон справедлив без всяких исключений и ограничений. Он может действовать только до тех пор, пока вообще признается’номинальная ценность монет или банкнот, т. е. до тех пор, пока они действительно употребляются для погашения долгов на основании этой номинальной цепйосги. Если должник имеет некоторые монеты, которые, в противоположность другим монетам, стоят дороже, как металл, чем как деньги, то кредитор не может заставить его уплачивать долг этими дорогими монетами. Должник может условиться, чтобы более ценные монеты были \'Приняты несколько выше их номинальной ценности. Обычно неудобство учинення платежей при помощи орудия, денежная ценность которого изменяется вместе с рыночной ценностью, препятствует этому, но это не является неизменным обстоятельством. В Англии в последней половине XYII столетия золотой мопетой, выпускаемой с монетного двора, была гинея, которая должпа была быть равноценной двадцати шиллингам серебром. При таком соотношении золото в монете было недооценено сравнительно с его рыночной ценой в Англии и за границей, и согласно закону Грешама гинея должна была бы быть вытеснена из обращения. Но к этому времени рост торговли сделал такое громоздкое орудие платежа, как серебро, нетерпимо неудобным. Купцы и ювелиры или банкиры находили золото совершенно необходимым для крупных платежей. Вместо того, чтобы двадцатишиллинговая гинея была вытеснена из обращения, ее номинальная ценность стала мертвой буквой, и она аккуратно ходила за 21^2 за 22 шиллинга.

Эта обычная переоценка монет, которые оказываются удобными для коммерческого оборота, несмотря па то, что по закону они недооценены, не есть единственно возможное исключение из закона Грешама. Деньги, будь то монеты или бумажные деньга, которые являются законным платежным средством, могут перестать обращаться по их номинальной ценности, потому что на практике должники не желают или не могут пользоваться своим законным нравом расплачиваться этими деньгами. Французские ассигнаты, которые были все еще единственным орудием платежа, когда они обращались из расчета от одной пятой до двух пятых их номинальной металлической ценности в 1794 г., упали до одной трехсотой в 1796 году. Едва ли можно препола-гать, чтобы в этот последний год должник, который дорожил бы своим кредитом или своей репутацией честности, предложил бы пачку билетов рыночной ценностью в десять су в уплату по долгу в 150 ливров[32].

При режиме серебряного стандарда не было никаких затруднений в снабжении разменной монетой; мелкие серебряные монеты представляли такую же малую единицу ценности, какая обычно требовалась при сделках, несколько медее ничтожных, чем те, для которых употреблялись медные знаки. Золотые монеты однако обычно не выпускались ниже пятидесяти гран (вес примерно десятифранковой монеты), монеты же в двадцать пять гран были слишком мелки, чтобы с ними удобно было обращаться. Было найдено, что если золотые и серебряные монеты цир- кулируют совместно и если серебро будет недооценено, то исчезновение

1 Законное признание это"‘о положения было дчно актом, располагающим по нисходящей скале долги, заключенные в период обесценения (см. гл. XVII).

серебра вызовет неудобства, так как тогда будет недостаток мелких денег. В XVIII веке в Англин это затруднение разрешилось само собою, так как хотя все лучшие серебряные монеты были экспортированы или расплавлены, но те, которые остались, случайно оказались настолько изношенными, что пи при каких обстоятельствах не было выгодно экспортировать их. В течение столетия или более те же старые монеты, случайно настолько изношенные, что они представляли собою не что иное, как простые металлические диски, были единственными разменными монетами, которые имелись в Англии \\ Наконец закон о чеканке 1816 года, который окончательно уничтожил серебро как валютный металл, сделав серебяные монеты законным платежным средством только для сумм, не превышающих 40 шиллингов, ввел систему разменных монет, ясно отличаемых, содержащих меньше чистого серебра, чем это вызывалось их номинальной ценностью. Употребление переоцененных серебряных разменных монет стало теиерь почти всеобщим[33].

Система эта конечно несовместима со свободной чеканкой серебра. Чеканка серебра должна находиться под контролем правительства, а правительство должно регулировать массу чеканки соответственно спросу населения. Население будет извлекать из банков ровно столько серебра, сколько ему требуется, и не больше. Если серебра будет недостаточно, чтобы покрыть эту потребность, банки будут испытывать недостаток, и именно на банки должно полагаться правительство в заявлениях о спросе на серебро. Когда банки просят больше разменных денет, правительство покупает по рыночной цене ровно столько серебряных слитков, сколько требуется, чеканит монеты и продает их банкам по номинальной ценности. Если правительство выпустит больше серебра, чем требуется, то избыток скоро скопится в банках, и они будут просить меньше. Если тем не менее правительство упорствует, насильно выпуская все больше и больше серебра в обращение до тех пор, пока банки не найдут, что они имеют несообразно большие накопления,, то банки в этом случав установят плату с каждого, кто будет депонировать серебро; другими словами, серебряные монеты будут обващатъся с учетом. Несомненно правительства должны предохранить серебряные монеты от этого, приняв на себя скупку всего излишнего серебра но его номинальной ценности.

В основном выпуск валютных денег с полной законной платежной силой—будь это металлические или бумажные деньги—регулируется тем же самым путем, как выпуск разменного серебра. Клиенты банков свободны в превращении своих кредитов в деньги в любом количестве, сколько им угодно. Банки определяют свой спрос к центральному банку на законные платежные средства в соответствии со спросом своих клиентов. Центральный банк эмиттирует бумажные деньги или выплачивает золото в зависимости от обстоятельств, в соответствии со спросом банков. Чтобы контролировать спрос на деньги, необходимо воздействовать на тех индивидуумов, от которых в конечном счете зависит спрос. Потребность индивида в деньгах является случайной по отношению к его кредитным операциям; деньги требуются ему лишь потому, что они (деньги) оказываются более удобным орудием для некоторых сделок, которые послужили основанием к получению этим индивидом кредита. Вот почему контроль над деньгами может быть осуществлен через контроль над кредитом.

С точки зрения индивида спрос на золото, серебро, бумажные деньги или кредит определяется просто соображениями удобства. Банки до некоторой степени могут управлять спросом, опираясь на свое право оплачивать свои обязательства всякими законными платежными средствами по своему выбору, но если они зайдут слишком далеко против удобств или предрассудков своих клиентов, то орудие платежа, пользующееся наибольшим спросом, будет ходить с премией. Высокая рыночная оценка гинеи в Англии в семнадцатом столетии является одним из примеров этого. Другой пример может быть найден в премии на банковские деньги в Амстердаме и Гамбурге в XYII и XYHI столетиях; в крупных центрах международной торговли скапливались разнообразные сорта денег многих национальностей и различной ценности, оперирование которыми было невыносимо затруднительно, сравнительно с простым и удобным в деловой отношении трансфертом, который мог бы быть сделан в книгах балков. Еще другой пример можно усмотреть в премии, которая часто устанавливается на банкноты в концессионных портах Китая, хотя эти банкноты не имеют характера законных платежных средств и не представляют никакой другой ценности, кроме ценности серебра, на которое они по требованию могут быть разменены в эмиссионном банке. Но неудобство серебра для крупных платежей является почти запретительным, и предпочтение, оказываемое торговцами банкнотам, отражается на ценности, по которой они обращаются.

Золото замещает серебро как мерило ценности вследствие большего удобства пользования им. При системе свободной чеканки, законные платежные знаки, которые население держит в карманах, сделаны из чеканного металла. В средние века, когда мир был беднее материальными благами и покупательная сила серебра была много больше, чем теперь, крупнейшей монетой в обращении в Англии был одно время серебряный пенс весом в 22 У2 грана (равный приблизительно современной трехпенсовой монете). Когда масштаб торговых сделок был таким, что эта монета была удобной, население вероятно не находило, что масса серебра, требуемая для сделок, слишком громоздка.

Золото употреблялось в Византийской империи и оттуда проникло в итальянские города, которые становились богатыми благодаря торговле lt;5 Востоком. Флоренция имела флорины, а Венеция—дукаты. Но в Западной Европе золото было и долго оставалось лишь купеческими деньгами. До открытия Нового Света оно являлось слишком недостаточным и дорогим, чтобы быть подходящими деньгами для общего пользования; с того времени, вследствие увеличения предложения обоих металлов, серебро стало слишком изобильным и дешевым. Оно вышло из употребления в Англии в восемнадцатом веке, а в Соединенных штатах в девятнадцатом, в обоих случаях в результате переоценки золота в номинально биметаллических системах.

Система биметаллизма одно время фактически действовала во Франции. Франция была готова или поглощать золото и освобождать серебро, или поглощать серебро и освобождать золото по его чеканной цене, соответствующей отношению 15 Уъ: 1. До тех пор, пока предложение того или другого металла не было столь большим, чтобы целиком вытеснить другой металл из обращения, установленное во Франции отношение господствовало на мировых рынках слитков, хотя регулярно существовала небольшая премия (редко превышавшая 1%) на более скудный металл. В течение первой половины XIX века золото было более недостаточным металлом и держалось с премией, а потому французское денежное обращение оказалось основанпым на серебряном базисе.

После открытия золотых россыпей в 1849 и 1850 гг. серебро стало более редким металлом, и французское денежное обращение перешло на золотую основу- Существовавшая небольшая премия на себербро была элементом неопределенности в курсовой ценности серебряных монет и в Лондоне и в Париже, двух крупнейших финансовых центрах мира. В 1871 г. Германия перешла от серебряной к золотой валюте, и вследствие этого весь остальной мир устремился по тому же пути. Этот процесс растянулся на тридцато лет и даже к началу войны 1914 г. остался незавершенным, так как Китай, с одной пятой частью мирового народонаселения, сохранил и сохраняет серебряную валюту.

Пока самые мелкие купюры бумажных денег были слишком крупны для выплаты заработной платы, высшее удобство золота было реальностью. В Англии, при отсутствии банкнот ниже пятифунтового достоинства, чеканка серебра без золота была бы невыносимо неудобна. Во Франции, где нет бапкнот достоинством ниже 50 франков, это все еще было бы неудобпым. Германия начала употреблять двадцатимарковые банкноты в 1906 г.[34], но они не вошли в общее употребление до 1914 года.

Другие страны, тем не менее, долго пользовались мелкими банкнотами, и раз мелкие банкноты имели силу, то преимущества золота над серебром практически пропадали. Ибо для любого номинального достоинства, выше достоинства разменных денет, бумажные деньги бьуге в целом так же удобны, как золото, и они обходились не так дорого. Со времени войны золотые монеты практически перестали циркулировать и в Европе и в Америке, но золотая валюта твердо закреплена в монетном законодательстве, в привычках и предрассудках населения и в накопленных золотых резервах центральных банков и других учреждений, регулирующих денежное обращение.

Даже если бумажные деньги вытеснят золото из внутреннего обращения, остается еще легкое преимущество золота над серебром в качестве мировой валюты, заключающееся в том, что издержки транспорта данной ценности из страны в страну немного меньше в отношении золота, чем в отношении серебра. Чем меньше объем и вес металла в отношении к его ценности, тем меньше будут издержки транспорта, и следовательно теснее пределы, внутри которых может изменяться величина курса. Но на практике эта разница очень мала. Страхование, которое составляет большую долю итога издержек, зависит не от объема, а от ценности, и то же мы имеем в отпошении потери процентов при перевозке.

Когда золото называют международными деньгами, то из этого не следует заключать, что международные долги действительно оплачиваются в золоте. Долг оплачивается в деньгах той страны, где он подлежит оплате. Причина, почему золото употребляется для сведения международных балансов задолженности, заключаете* в том, что в каждой стране с золотой валютой банковский кредит может быть куплен или продан на золото по фиксированной цене. Золото может быть превращено в средство платежа. Чтобы использовать золото, необходимо прежде всего осуществить это превращение.

При системе свободной чеканки золото может быть обращено в монеты на монетном дворе, а монеты депонированы в банке. Но если золото не предназначено к переходу в обращение, то время и труд, затраченные на чеканку, пропадают. Продавец золота получает все, что ему требуется, когда баше кредитует его на сумму выручки, а банк согласен держать его золото в форме слитка, исключая ту сумму, которая ему несомненно потребуется для обращения в короткий срок.

Центральные банки соответственно вводят в практику покупку золотых слитков по чеканной цене иди с ничтожной скидкой, а в некоторых странах они даже обязаны по закону делать это. Каждый может свободно принести золото на монетный двор, но на практике торговцы слитками находят более удобным продавать золото банку, и никто, за исключением центрального банка, никогда не приносит золота для чеканки.

Цена, по которой банковый акт 1844 года обязывал Английский банк покупать золото, была равпа 3 фунт. 17 шилл. 9 пенсам за стан- дардную унцию, или на 1 пенса ниже чеканной цены. Эта разница имела в виду компенсировать потерю процентов в течение процесса чеканки. Это составляет 0,16%, или около 3% годовых за три недели. Потеря процентов в течение периода чекати является недостатком в применении чистой доктрины о свободной чеканке. Обычно незначительный, ов может существенно усилиться при особых обстоятельствах. Не только краткосрочная процентная ставка может быть высока, но если спрос на чеканку станет исключительным и превысит производительную способность монетного двора, может произойти длительная задержка в выполнении чеканки. Если монеты будут единственным законным средством платежа, то центральный банк, обязанный покупать золото по фиксированной цене и выплачивать монеты своим вкладчикам и держателям банкнот по востребованию, может быть вынужден приостановить платежи просто потому, что он не сможет превратить слитки в монеты достаточно быстро, чтобы удовлетворить панический спрос. Лучшим предохранителем от этой случайности является употребление бумажных денег соответствующих купюр взамен золотых монет.

Иногда за чеканку устанавливается некоторая процентная скидка с веса, называемая пошлиной за чеканку. Каждый человек, который принесет для чеканки слиток определенного веса, получит обратно монеты, общий вес которых будет ниже на величину этой процентной скидки. При этой системе ни один слигок не будет принесен для чеканки, если ценность денежной единицы (определяемая количественной теорией) не будет достаточна, чтобы оплатить слиток, т. е. ценность денежной единицы должна превышать ценность слитка, содержащегося в монете, которая за него уплачена, на величину пошлины за чеканку. И монеты не будут экспортироваться и переплавляться, если ценность денежной единицы не упадет ниже ее действительности металлического содержания. Эта система следовательно допускает более широкий простор колебаниям денежной единицы, чем система свободной чеканки. Это имеет место, если разрыв между высшей и низшей золотыми точками увеличивается на величину пошлины за чеканку. Небольшая пошлина, например, в 1%, не является необычной чертой современных систем чеканки; она логически заключает в себе разницу между покупной и продажной ценой золотых слитков в банках. Крупная пошлина была некогда обычной, но теперь эго относится к области истории \\ Чрезмерная пошлина является в сущности извлечением прибыли путем снижения веса чеканных денег. Если неполновесные монеты выпускаются слишком свободно, то денежная единица обесценивается, и доход пропадает. lt;Даже при системе свободной чеканки и размен- \'ности бумажных денег равноценность денежной единицы ее номинальной ценности в зелоте есть не что иное, как приближение. Это приближение конечно может быть сделано очень точным, если чеканка выполнена совершенно и действительно регулируется, и соглашения о платеже денег за кредит и кредита за деньги являются подлинно свободными. Если значительная часть монет неполновесна или вследствие изношенности, или благодаря небрежному выполнению, или если чинятся препятствия обра-

щению кредита в деньги или слитки, то может быть заметная разница между номинальной и действительной ценностью монеты в золоте. Было бы заблуждением предполагать, что даже всеобщее обращение неповрежденных золотых Іионет может явиться полным предохранением против этого. Даже прежде чем хорошие золотые монеты начнут расплавляться, рыночная цена слитков уже должна быть настолько высокой, чтобы сделать эту расплавку выгодной. И выгода, которая будет получена от расплавки значительного количества монет, не покроет затрат по расплавке небольшого количества. Собирание может в количествах достаточных, чтобы оплатить расплавку, и извлечение оттуда более легких монет требуют времени и труда- Если золотое обращение не поддерживатся соответствующими распоряжеииями для размена значительных кредитов на полновесное золото по требованию, то оно само по себе не предохраняет от заметной премии, уплачиваемой за золото. Действительно, так как золотой рынок, подобно всяким другим рынкам сырых материалов, оперирует исключительно с большими количествами, золотая ценность кредитов может быть регулируема только путем размена на золото достаточно крупных кредитов.

В основу денежной теории должны быть положены счетные деньги. Трактовать счетные деньги как единицу\' измерения цен—значит воздавать им меньше, чем оли заслуживают. Они являются прежде всего единицей измерения долгов, и их использование для измерения цен просто вытекает из того факта, что установление цены является предпосылкой образования долга. Представление о долге, опирающемся на закон или обычай, лежит в основе всех экономических отношений в человеческом обществе, а это понятие предполагает существование счетных денег для исчисления долгов. Каждый день создаются новые долги и погашаются старые, ио эти изменения только модифицируют, но не уничтожают идентичности долгов, которые \'продолжают существовать изо дпя в день. Если когда - либо валютные деньги изменятся, то те же самые долги, которые были законно оформлены непосредственно перед этим изменением, останутся в полной законной силе и непосредственно после этого. Эти долги и единица, в которой они исчислены, продолжают существовать, даже если их ценность в значених богатства изменится.

Изменение металлической ценности единицы может быть неудоб-* ным, несправедливым, гибельным. При некоторых обстоятельствах оно может быть справедливым и полезным. Кроме того оно может достигать справедливости посредством небольшой несправедливости. Каковы бы ни были достоинства или недостатки этого, изменение валюты застает действие долгов в непрерывном существовании. В своем чистом (виде долг является тем же самым после изменения, как и до него. Ошибка — определять счетную единицу в значениях металлической валюты, ибо счетная единица есть то, что продолжает оставаться твердым, даже когда валюта изменяется. Первоначально английский фунт стерлингов представлял собою 4 995 гран чистого серебра. Неоднократные снижения постепенно

довели его к 1601 году до 1719 гран. С 1717 До 1798 г. фунт стерлингов представлял собою альтернативно 1 719 гран чистого серебра или 113 гран чистого золота, и закон о чеканке 1816 г. приравнял его ИЗ гранам чистого золота. Его рыночная ценность часто заметно расходилась с его законной ценностью в .драгоценных металлах. Одпако, он всегда оставался тем же самым фунтом стерлингов; было бы ошибочным определять его как 4 995 или 1 719 гран серебра или как 113 гран золота. Фунт стерлингов может быть определен только как английская единица исчисления долгов. Фунт есть фунт. Он сохранил непрерывность существования с незапамятных времен, непрерывность, едва превосходимую другими человеческими установлениями, за исключением дней недели.

В некоторых странах эта непрерывность нарушалась, когда—после понижения веса и уменьшения стандарда или после чрезмерного выпуска бумажных денег — совершалось справедливое согласование долгов, которые в течение периода этого нарушения оплачивались несколько ниже своей номинальной ценности. Мы будем иметь случай неоднократно упоминать об этом в последующих главах.

Иногда- две денежные единицы употребляются совместно. Например,— когда эмиссия бумажных денег становится серьезно обесцененной, может случиться, что население начнет заключать торговые сделки, открыто оплачиваемые не бумажными, но металлическими деньгами. Иногда кроме того денежная единица делается разобщенной от легальных денег; долги я банковские кредиты остаются взаимозаменимыми, но могут быть превращены в наличные деньги только с уплатой премии. Это случалось довольно часто во время больших финансовых кризисов в Соединенных штатах. Во время кризиса 1873 г. существовала даже небольшая премия на бумажные деньги, хотя бумажные деньги сами обращались с существенным учетом сравнительно с золотом.

<< | >>
Источник: Хоутри Р. Д.. Деньги и кредит. - М.,1930.. 1930

Еще по теме ГЛАВА XII ДЕНЬГИ И ЧЕКАНКА:

  1. Глава 4. Металлические деньги
  2. Глава 5. Неметаллические деньги
  3. Глава 8. Денежные системы: их возникновение и развитие
  4. Глава 9. Денежная система России: история и современность
  5. Глава 11. История денежных реформ в России
  6. ГЛАВА П МЕТАЛЛИЧЕСКИЕ ДЕНЬГИ
  7. ГЛАВА IX СОКРАЩЕНИЕ КРЕДИТА
  8. ГЛАВА XII ДЕНЬГИ И ЧЕКАНКА
  9. ГЛАВА XVI ПЕРЕЧЕКАНКА СЕРЕБРА В АНГЛИИ
  10. ГЛАВА XIX ЗОЛОТАЯ ВАЛЮТА
  11. ГЛАВА ХХП ПОСЛЕ ВОЙНЫ
  12. ГЛАВА III. ФУНКЦИЯ СРЕДСТВА ОБРАЩЕНИЯ И БУМАЖНЫЕ ДЕНЬГИ.
  13. ГЛАВА IV. ФУНКЦИЯ СОКРОВИЩА И МЕХАНИЗМ РЕГУЛИРОВАНИЯ КОЛИЧЕСТВА ДЕНЕГ В ОБРАЩЕНИИ.
  14. ГЛАВА V. ФУНКЦИЯ ПЛАТЕЖНОГО СРЕДСТВА. КРЕДИТНЫЙ БАЛАНС ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ. КРЕДИТНЫЕ ДЕНЬГИ.
  15. ГЛАВА VII. БУМАЖНО-ДЕНЕЖНАЯ ИНФЛЯЦИЯ.
  16. ГЛАВА VIII. КРИТИКА ТЕОРИЙ ДЕНЕГ. ПРОБЛЕМА СУЩНОСТИ ДЕНЕГ.
  17. ГЛАВА XII. ОСНОВНЫЕ МОМЕНТЫ ИЗ ИСТОРИИ ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ И ДЕНЕЖНЫХ ТЕОРИЙ.
  18. § 3. Условия обращения полноценных денег. — Монополизация чеканки. — Свобода чеканки. — Переплавка.—Предел отклонения.—Обязательностькурса.
  19. § 2. Условия обращения билонных денег. — Неполноценность. — Цель этого принципа. — Отсутствие свободы чеканки. — Ограничение выпуска, — Размен и покрытие. — Платежная функция разменных денег.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -