<<
>>

ГЛАВА XIII ТЕОРИЯ БАНКОВОГО ДЕЛА

До сих пор мы рассматривали деньги как нечто подчиненное кредиту. Это не означает конечно, что это единственно допустимая точка зрения, в отличие от более общепринятого взгляда на металлические деньги как на основное орудие обмена, а на кредит как на полезное и экономное дополнение к нему.

Но наша трактовка предмета имеет практическое преимущество потому, что при современной организации хозяйства кредит имеет преобладающее значение, а функции денег действительно становятся относительно подчиненными. И с теоретической точки зрения покупка на металлические деньга во всех случаях может быть разложена на создание и погашение долга, т. е. на две кредитных сделки. С противоположной точки зрения продажа в кредит могла бы быть

*

рассматриваема как незавершенная часть продажи на деньги, но в действительности обычно бывает, что продажа завершается не уплатой денег, а противопоставлением другой аналогичной кредитной сделки. Значение способности денег быть законным платежным средством не может быть понятно иначе, как в терминах долгов (кредитов). Обмен товаров есть нечто добровольное; до тех пор, пока не создается долга, не происходит никакого законного принуждения, и лишь после того как создан долг, закон может предписывать, как этот долг должен быть погашен.

Такая точка зрения требует остановиться на теории банкового дела. Обязательства банкиров являются формой кредита, употребляемой как орудие платежа. В главе I мы определили банкира как торговца долгами. По большей части однако он не покупает долги, а создает их. Даже когда он покупает их, как например при учете векселей, то долги обычно создаются с определенной целью быть проданными банкиру, йроме этих сделок, банкиры обычно покупают долги у других банкиров.

Долги, создаваемые банкирами или создаваемые с целью передачи банкирам, являются обычно теми, которые возникают из производства, включая торговлю, транспорт и создание основного капитала.

Производство может быть рассматриваемо как превращение общества в должника производителю. Но конечная сумма этого долга является спекулятивной; она зависит от рынка производимых продуктов. Общество не будет платить своего долга до тех пор, пока продукт не будет изготовлен и продан потребителю. В этот промежуток времени банкир принимает на себя весь долг общества (подвергнув его конечно учету) или такую часть его, которая немедленно требуется производителю. Принятое таким образом банкиром на себя обязательство является для производителя средством платежа; какое бы имущество ему ни потребовалось в течение процесса производства, он может его купить. Но он может только купить богатство, которое существует; обязательства банкиров сами по себе не являются богатством. Во всякий момент имеется остаток задолженности общества производителям, если учесть все, что они доставили своими услугами и своим имуществом для производства богатства, которое еще не закончено или которое, будучи законченным, еще не продано. Поскольку эта задолженность общества принята на себя банкиром, это очевидно дает право производителям покупать богатство, для оплаты которого они еще не имеют наличных денег. Но в противоположность этому, производители желают держать крупную часть своей покупательной силы в неиспользованном резерве, и это есть то, что мы назвали неистраченным запасом. Соответственно от общества не требуется немедленно уплаты его долга производителю, и банкиры, которые приняли на себя остаток долга, получают прибыль. Хотя они взимают проценты с производителя и торговца в вознагоаждение за принятие на себя долга общества, тем не менее они не должны платить этой части долга совершенно.

. Следует отметить, что нет необходимого равенства между обязательствами банкиров, с одной стороны, и задолженностью общества нроизво- дителям,—с другой. Запасы незаконченного производством и непроданного богатства могут превышать резервы неиспользованной покупательной силы. В этом случае разница должна быть нолучена как часть капитальных вложений общества.

Если бы, принимая крайний случай, никто никогда не держал бы никакого неистраченного кредита, так что не было бы никогда текущих банконских депозитов, то ссуды, выдаваемые банками, не могли бы превышать их собственных капиталов; банк, в действительности, был бы просто агентством для помещения части сбережений общества во временные займы. Сбережения во всяком случае используются точно таким же путем для накопления необходимых запасов товаров в течение производства или ожидания продажи, как и для получения основных капиталов промышленности и транспорта, но используются они для этой цели только путем банковских ссуд. Если банковские ссуды торговцам превысят общий итог банковских депозитов, то излишек должен быть покрыт капиталом банков. Или кроме того могут существовать бок о бок с банками, финасовые или учетные компании, которые используют свой капитал на выдачу временных ссуд. Если, с другой стороны, временные ссуды, выданные банками, будут меньше, чем их обязательства до востребования, то они должны держать некоторые другие активы. Во всяком случае, несомненно, они держат некоторую сумму наличных денег, но кроме того они могут иметь некоторые долгосрочные помещения. И действительно, практически все банки совершают постоянные инвестиции, а в некоторых странах они действуют как учредители и участники в капитале предприятий в широких размерах.

Таким образом нет обязательного соотношения между двумя сторонами банкирской деятельности — обязательствами до востребования, которые образуют орудия платежа, и временными ссудами торговцам. Соединение этих двух функций в одном учреждении является крупным преимуществом с точки зрения удобства, и из этого соединения вытекают важные последствия. Но в некоторых отношениях желательно каждую из этих функций изучать отдельно от другой.

Рассмотрим сначала деятельность банкиров по предоставлению временных ссуд. Продажа товаров потребителям является длительным процессом. В значительной степени и производство также является длительным процессом; когда оно не является непрерывным, то оно бывает обычно периодическим, зависящим от повторения урожаев.

Между процессами производства и потребления имеют место процессы транспортирования и торговли, в которых товары участвуют почти обязательно в больших количествах. Продажи фабриканта, покупки и продажи купца, и покупки розничного торговца — все они совершаются в больших размерах, и следовательно количество товаров на руках каждого из них представляется последовательным рядом, лишенным непрерывности, будучи большим непосредственно перед продажей или после покупки и малым — непосредственно перед покупкой или после продажи. Если бы не существовало временных займов, то основной капитал каждого человека должен был бы быть достаточным для уплаты за максимальное количество товаров, которое он в любое время имеет в своем владепии, и всякий раз, когда количество товаров на руках оказывается ниже этого максимума, он должен иметь остаток бездеятельных денег, равноценный этой разнице. С точки зрения отдельного торговца преимущество временного займа состоит в том, что он позволяет торговцу избежать необходимости держать по временам крупный остаток бездеятельных денег, которые не приносят процента. Фактически займы позволяют торговцу хозяйственно использовать эти остатки. Совершенно несущественно, получен ли заем от банкира или финансиста или от других торговцев. Он может быть получен посредством векселей, выданных продавцами на покупателей, или просто по открытому счету в их бухгалтерских книгах, е периодическим заключением. Какова бы ш была практика, целью является экономное использование остатков свободных денег. И если в страде употребляются металлические деньги, то экономия в остатках наличных денег означает экономию в использовании металла и действительное сбережение богатства. Если же употребляются бумажные законные платежные знаки — а это, как мы видели, есть нечто отличное от банковских кредитов, даже если последние представлены банкнотами,— то в этом случае не будет сбережения богатства общества. Экономия в остатках наличных денег означает уменьшение эмиссии бумажных денег, и сбережение торговцев будет осуществлено за счет прибылей от эмиссии, которые должны были бы достаться на долю эмиссионного учреждения.

Преимущества временных позаимствований не ограничиваются однако сбережением процентов на бездеятельных деньгах. Без возможности займов купец был бы ограничен в своей предприимчивости основным капиталом своего предприятия. Даже если бы этот капитал был достаточен, чтобы шжрыть все обычные колебания его запасов, on был бы все же недостаточен, чтобы позволить ему использовать преимущество исключительных случайностей для крупных покупок, которые может открыть ему его специальный талант и знание торговли. Поэтому временные займы вводят необходимый элемент эластичности в деятельность купцов. Без этого его специальная функция антиципации будущих потребностей общества была бы сильно ограничена.

Во время кризиса порожденный паникой крик о деньгах является, отчасти по крайней мере, следствием утраты обычной легкости заключения временных займов. Торговцы вынуждаются держать большие остатки наличных денег (не обязательно в кассе, но и, возможно, в кредите), потому что они не могут рассчитывать на займы.

Другая сторона банкирской деятельности—принятие на себя обязательств, которые могут быть использованы их кредиторами как орудие платежа,—могла бы быть совершенно отделена от операций по предоставлению займов. Активы, которые эмиссионные банки держат в качестве обеспечения своих банкнот, часто совершенно не содержат временных займов. Это справедливо например в отношении национальных бапков Соединенных штатов. В теории обычные банковские кредиты по текущему счету могли бы быть вполне обеспечены наличной кассой и долгосрочными инвестициями. Все, что требуется, это чтобы активы были достаточны для покрытия обязательств и чтобы предел кассовой наличности был достаточен для оплаты кредитов по востребованию по мере необходимости. Если бы практика предоставления временных займов не существовала, можно было бы предположить, что потребность в банковских кредитах, как в орудиях крупных платежей, привела бы к учреждению банков на некотором подобном базисе. Услуги, оказываемые подобными банками торговле, заключались бы в упразднении труда и издержек по пересчитыванию, перевозке и охране законных платежных средств, которые при других условиях должны были бы производиться.

Если бы законные платежные средства были металлическими, то осуществилось бы и сбережение от экономии в использовании металла. Но в том случае, повторяем, если бы законные платежные средства были бумажными, не было бы реального сбережения, а только выигрыш банкиров за счет прибылей от эмиссии.

Существование неистраченного запаса, фонда неиспользованной покупательной силы, является благоприятным обстоятельством для получения прибыли. Это благоприятное обстоятельство может быть умышленно устранено для того, чтобы поддержать металлическое денежны- обращение. Весь неистраченный запас мог бы находиться в форме наличных денег при системе неограниченной свободной чеканки, или, если бы часть его состояла из банкнот и банковских кредитов, то банкноты и банковские кредиты могли бы быть обеспечены равной суммой монет или слитков. Но если бы эта строгая -система не была принята, то часть этого фопда дала бы прибыль кое-кому. Поскольку неистраченный запас держится в форме бумажных денежных знаков, необеспеченных металлом, прибыль идет эмиссионному учреждению. Поскольку он находится в форме банковских кредитов, неподкрепленных ни металлом, ни бумажными денежными знаками, прибыль идет банкам, хотя банки ¦могут делить ее со своими клиентами, уплачивая некоторую сумму процентов по текущим счетам.

О банках часто говорят, что они снабжают «капиталом». О них говорят, что они получают капитал от своих клиентов, которые иначе оставили бы его бездеятельным, и одалживают его торговцам, которые в состоянии плодотворно его использовать. Вкладчик, который держит праздно остаток наличных деяег, должен конечно отказаться от права распоряжения капиталом, который он мог бы использовать, а заемщик в банке получает и использует то право, от использования которого воздерживался вкладчик. Но капитал сам по себе, подлинные товары и услуги, которые покупает заемщик, никогда не переходит в полное владение банкира. Банкир всегда является не кем иным, как только дебитором и кредитором. Он получает капитал в том смысле, как держа-

тели акций и долговых расписок доставляют капитал. Баланс торговца показывает а дебетовой стороне суммы, принадлежащие акционеру, держателю долговой расписки и банкиру, а на кредитовой стороне—ценность, которую экономисты называют капиталом, как например здания, машины, торговые запасы, учредительские затраты и т. д. Воздержанна от рас- • ходов, которое создает сбережения, подписанные акционерами и владельцами долговых расписок, аналогично с точки зрения баланса воздержанию от расходов, которое дает «неистраченный запас», и тем самым делает возможной банкирскую деятельность, хотя в первом случае мотивом является желание приобрести приносящее доход помещение капитала, а в последнем — удобство иметь некоторую сумму покупательной силы на руках.

Когда о банках говорят, что они получают капитал от своих вкладчиков и одалживают его торговцам, это не является \'совершенно точным описанием того, что происходит, даже если капитал берется в балансовом смысле. Единственная неиспользованная покупательная сила, которую банки получают от своих вкладчиков, состоит в наличных деньгах, уплачиваемых главным образом теми, которые в процессе спрей деятельности получают наличных денег больше, чем кредитов, как например — розничные торговцы, железнодорожные и трамвайные компании, сборщики квартирной платы с рабочих и т. д. За этими исключениями, банки создают покупательную силу в процессе предоставления кредита. Им остается только увеличивать или уменьшать неистраченный запас путем ускорения или замедления этого процесса предоставления кредитов. И поскольку они увеличивают или уменьшают неистраченный запас, они увеличивают или уменьшают предложение «капитала» в балансовом смысле этого слова.

Это увеличение или уменьшение капитальных статей на дебитовой стороне баланса торговцев будет сопровождаться соответствующим увеличением или уменьшением товаров, законченных ли или находящихся в процессе производства, на кредитовой стороне. Изменение может произойти или в количестве товаров, или целиком или частично в их денежной ценности. И поскольку изменение происходит лишь- в денежной ценности товаров, изменение в суше капитала будет только номинальным.

И средства и обязательства торговца вообще называются «капиталом», и важно избегнуть смешения, которое может произойти от этого двойного использования термина. Когда говорят об изобилии или недостатке капитала, то это обычно означает не изобилие или недостаток богатства, предназначенного к использованию в промышленности, но что банки расположены или не расположены предоставлять займы. В то время, когда недостаток капитала является наиболее острым, как например во время кризиса, затруднения проистекают от изобилия товаров потому, что купцы продают их с убытком за неимением кредита^ на который они рассчитывали для того, чтобы держать товары.

Обязательства банкиров, которые служат орудием шгатежа, должны быть обязательствами, уже наступившим”и, другими словами,— они должны быть обязательствами по востребованию. Если это будут только срочные обязательства, они неизбежно должны подвергаться учету для вычисления их ценности. Трудность вычисления сделала бы их неудобным средством платежа, и точная учетная ставка могла бы быть предметом торга. Из этого общего правила бывает много исключений. В ХУ ПІ веке многие банки выпускали \'банкноты, которые не оплачивались немедленно но востребованию. Они могли быть оплачиваемы через некоторый промежуток времени после предъявления, или же за банкиром сохранялось право отсрочить платеж на некоторое время, при условии уплаты процентов. А в Ланкашире еще до середины XIX века векселя регулярно переходили из рук в руки как средство платежа за товары, собирая в течение этого процесса почти невероятное число индоссаментов.

Депозиты, подлежащие оплате по уведомлении я приносящие проценты, являются формой банкирского обязательства, промежуточной между остатком наличных денег и инвестицией. Но поскольку уведомление об оплате не сделано, эти депозиты не могут быть использованы как орудие платежа; вкладчик не может передать этого депозита посредством чека, пока он не переведет своего вклада на текущий счет.

То обстоятельство, что обычно возражают против использования в качестве средства платежа всякой формы банковского обязательства, кроме тех, которые оплачиваются по востребованию, содействует тому, что срочные обязательства, приносящие проценты, удерживаются до наступления срока в качестве инвестиций. Экономисты часто доказывали, что векселя есть такие же «деньги», как банкноты или чеки[35]. Но между ниш есть существенное различие, я на практике векселя мирно покоятся в портфелях банкиров до наступления срока, только в исключительных случаях пробуждаясь и выходя на момент на дневной свет для того, чтобы быть переучтенными и переменить своих владельцев.

Тероетия банкового дела п банкиры - практики одинаково одержимы страхом перед опастностыо большой массы обязательств до востребования. Очень хорошо говорить, что все вкладчики и все держатели банкнот Английского башка никогда не потребуют платежа одновременно, но если бы они сделали в то, то Английский банк оказался бы не в .состоянии платить. Ни один банк не может быть совершенно надежным местом для хранения, если он, подобно старым депозитным башкам

Гамбурга и Амстердама, не держит запаса монет, ранного общей сумме его обязательств до востребования.

Практика помещения возможно большей доли средств банка, кроме кассовых резервов, в векселя или займы на короткий срок вообще рекомендуется как лучшее предохранение от этих опасностей. Если вкладчики начнут изымать деньги, банк может защищаться, приостановив предоставление новых займов и сокращая изо дня в день, по мере наступления сроков, суммы существующих займов. Если только не произойдет одновременного наплыва требований к башку о выплате денег, называемого «run», то этот процесс вероятно настолько укрепит кассовые резервы байка, что поможет ему покрыть все требования. Если же нет, то банк должен доставать деньги в другом месте, н для этой цели наиболее действительным способом является переучет векселей. Во время потрясений, заимодавцы будут лучше удовлетворены из тех обеспечений, срок уплаты капитала по которым наступает через короткое время, чем биржевыми ценностями, капитальная стоимость которых может быть подвержена большому обесценению.

Эта доктрина достаточно справедлива, поскольку она действует. Но вопрос о лучших средствах, которые необходимо иметь в качестве обеспечения банкирских обязательств до востребования, выдвигает большое число других соображений.

Во-первых, существуют два совершенно различных условия состоятельности; средства должны превышать обязательства на достаточную маржу, а кассовые резервы должны всегда составлять сумму, которая .требуется для покрытия обязательств до востребования. Первое является условием, приложимым ко всем видам деятельности, а второе свойственно только банкам. И ‘правила поддержания общей состоятельности во многих отношениях одинаковы как для банков, так и для других предприятий. Должен существовать достаточный предел капитала, подкрепленный насколько возможно балансовыми резервами; должны быть приняты все разумные предосторожности, чтобы быть уверенным в состоятельности людей, которым предоставляются займы; прежде чем будут распределены прибыли, должны быть приняты надлежащие меры в отношении безнадежных и сомнительных долгов и против обесценения активов, Подобных долгосрочным инвестициям. Фабриканты имеют крупный основной капитал и могут иметь очень небольшую или даже совершенно не иметь , временной задолженности; торговец будет иметь относительно большую , временную задолженность. Но временная задолженность будет занимать ; мшго меньшее место даже в балансе торговца, чем обязательства до востребования в балансе банкира. Чтобы поддержать такие крупные обязательства фиксированной денежной ценности, банкир должен иметь ( надлежащие активы фиксированной денежной .ценности. Долгосрочные "инвестиции подвержены неопределенному капитальному обесценению, и следовательно банкиру требуются краткосрочные инвестиции не просто

12

потому, чтобы облегчить ему поддержание кассовых платежей до востребования, но и чтобы поддержать его состоятельность. Опасность долгосрочных инвестиций часто демонстрируется банкротством сберегательных балков, руководимых с добросовестной заботливостью и, вероятно, с осторожностью. Они не могли оставаться состоятельными, если они должны были покупать инвестиции по высокой цене, когда сбережения обильны, и \'продавать их по низкой цене, когда сбережения отливали. В странах, где торговая деятельность относительно мала, сравнительно с объемом производства, банки склонны подвергаться риску долгосрочных инвестиций. Поскольку они поддерживают значительную пропорцию краткосрочных обеспечений и выбирают соответствующие полноценные (gilt edged), долгосрочные инвестиции, то в этом не может быть никакого вреда. Опасность заключается в том, что они могут принять на себя функции учредительских и посреднических компаний и могут оказаться обремененными большими кипами ценных бумаг, которые или не могут быть проданными, иди могут быть реализованы только с большими жертвами. Или в сельскохозяйственных странах они могут авансировать некоторые суммы по закладным на собственность, которая не даст соответствующих сумм при продаже, в случае непогашения долга пр наступлении срока. Основной норок подобной практики не столько в том, что инвестиции заключаются на долгие сроки или что капитал не оплачивается, — действительно, ври наличии закладных капитал оплачивается, — но в том, что ценность самих инвестиций является сомнительной. Но эта неопределенность ценности сама по себе является отличительной особенностью долгосрочных инвестиций в противоположность краткосрочным. Шансы, что купец, который кажется совершенно состоятельным в июне обанкротится в сентябре — весьма малы. Шансы, что земля, которая является обеспечением закладной, испытает серьезное понижение ценности в течение трех, пяти или десяти лет, — уже значительны. Хорошо продуманным является принцип здорового банкового дела, что большая часть банковских активов должна состоять из векселей, ссуд и других краткосрочных обеспечений, но наиболее убедительным доводом для этого является то, что иначе трудно поддерживать общую состоятельность банка.

Даже если балки сами не принимают участия па рынке инвестиций Я избегают риска увязывать часть своих средств в неликвидных акциях, они могут впасть в те же самые затруднения, авансируя деньги рынку инвестиций. Находящийся в затруднении подписчик или компания учредителей, вынужденные держать па руках ценности, (которые публика не желает покупать, должны будут прибегнуть к помощи своего банкира. Если они могут представить соответствующее обеспечение, банкир предоставит им ссуду. Но если это не будет отдельный случай, если рынок инвестиций в целом испытывает затруднения вследствие \'недостатка спроса иа инвестиции со стороны публики, то может оказаться

невозможным -реализовать ценности, которые сами но себе безукоризненны. Кода инвестиционные ценности должны быть проданы, деньги на покупку их могут быть получены только из сбережений инвестирующей публики или путем создания банковских кредитов. Следовательно, степень, до которой может быть понижена сумма банковских кредитов путем продажи таких ценностей, ограничена предложением сбережений, пригодных для (инвестирования. Ссуды под инвестиционные ценности, если даже они кажутся очень ликвидными активам, иногда при критических обстоятельствах оказываются замороженными.

Существование всякого крупного класса торговцев, будь то банкиры, подписчики, финансовые компании или всякие другие, с долгосрочными средствами я краткосрочными долгами, всегда является источником опасности. Это является реальной основой предубеждения против того, что называют «финансовыми векселями» или «дружескими векселями», т. е. выданными не для получения денег на покупку товаров, предназначенных для скорой продажи, но чтобы покрыть недостаток в наличных деньгах. Бет абсолютно никакой опасности в займе для покрытия дефицита, при условии, что дефицит является временным. Не существует также никаких особых качеств в дефиците, вызываемом покупкой товаров. В процесс© торговой деятельности может быть сто и одна законная причина для антиципации будущих получений или для воздержания от востребования займов, для получения средств с целью оплаты немедленного обязательства иди для овладения многообещающей случайностью. Зло финансовых векселей заключается в использовании их для получения денег иа создание основного капитала, когда необходимое предложение сбережений не может быть получено на рынке инвестиций. Это злоупотребление, системой было отличительной чертой кризиса Overend and Gurney® 1866 г., а также американского кризиса 1907 года.

Рассматривая способы обеспечения наличной оплаты банковских обязательств до востребования, мы должны установить различие между требованиями нормального времени и требованиями в период кризиса. В нормальное время ответственность должна ложиться исключительно на отдельного банкира; во время кризиса, хотя его ответственность и должна играть свою роль, положение больше зависит от поведения учреждений, будь то правительство или центральный банк, на которые возложен в конечном счете контроль за положением банков. В нормальное время банки находятся в состоянии конкуренции друг с другом. Они прилагают усилия к тому, чтобы привлечь к себе клиентов теми выгодами, которые они предлагают, в форме ли финансовых облегчений или локальных удобств. Каждый банк имеет свою клиентеллу, людей, которые по тем или иным причинам предпочитают проводить свои финансовые операции через этот банк. Поэтому большая часть его заемщиков будет находиться в числе его вкладчиков. Если банк будет слишком свободен в предоставлении займов, то его клиенты при расчете будут уплачивать большие суммы клиентам других банков, чем сами получать. Этот банк будет находить изо дня в день, когда он будет сводить счета в расчетной палате, что он должен покрывать пассивный баланс уплатой части своего кассового резерва. Если он держит кассовые резервы в должной пропорции к своим обязательствам, то он должен будет сократить свои ссуды или быть может превратить некоторые из [других своих активов в наличные деньги\

<< | >>
Источник: Хоутри Р. Д.. Деньги и кредит. - М.,1930.. 1930

Еще по теме ГЛАВА XIII ТЕОРИЯ БАНКОВОГО ДЕЛА:

  1. ГЛАВА XIII ТЕОРИЯ БАНКОВОГО ДЕЛА
  2. ГЛАВА IX. КРИТИКА ТЕОРИЙ ДЕНЕГ. ПРОБЛЕМА СТОИМОСТИ И КОЛИЧЕСТВА ДЕНЕГ.
  3. ГЛАВА XII. ОСНОВНЫЕ МОМЕНТЫ ИЗ ИСТОРИИ ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ И ДЕНЕЖНЫХ ТЕОРИЙ.
  4. ГЛАВА XXIII. ПАССИВНЫЕ ОПЕРАЦИИ БАНКОВ.
  5. Новый этап хозяйственно-экономической деятельности земства
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -