<<
>>

Тема 3.3. Трансмиссионный механизм денежно-кредитной политики

Трансмиссионный механизм денежно-кредитной политики впервые появился в кейнсианском анализе. Трансмиссионным, или передаточным, механизмом Кейнс назвал систему переменных, через которую предложение денег влияет на экономическую активность.

Последователи Кейнса изучают влияние денежного предложения на экономическую деятельность с помощью структурных моделей, отражающих функционирование экономики, в виде системы уравнений, которые описывают поведение фирм и потребителей в различных секторах национального хозяйства. Эти уравнения характеризуют каналы, по которым осуществляется воздействие денежно-кредитной политики.

В рамках монетаристского анализа исследователи не ставят себе задачу показать, посредством чего денежное предложение влияет на экономику. Эффекты денежно-кредитной политики изучаются путем проверки тесноты связи изменений предложения денег и валового выпуска (или совокупных расходов). Таким образом, в монетаристской теории трансмиссионный механизм как таковой отсутствует.

В настоящее время с переходом от денежного к инфляционному таргетированию трансмиссия денежно-кредитной политики определяется как механизм, посредством которого применение инструментов центрального банка влияет на экономику в целом и инфляцию в частности.

Структура трансмиссионного механизма состоит из каналов, которые представляют собой своеобразные цепочки макроэкономических переменных, по которым передается импульс изменений, генерируемый денежными властями посредством инструментов денежно-кредитной политики.

В экономической литературе нет единства по поводу структуры трансмиссионного механизма и набора входящих в него каналов. Тем не менее можно выделить две характерные черты, присущие всем теориям трансмиссии:

  • способность центрального банка регулировать предложение финансовых активов;
  • номинальные жесткости в национальной экономике, которые препятствуют моментальной корректировке цен.

Расхождения между теориями трансмиссии касаются механизма влияния центрального банка на поведение домохозяйств и фирм через финансовый рынок.

По этому вопросу существует две точки зрения.

Традиционная, называемая «денежным взглядом», согласно которой центральный банк манипулирует краткосрочной процентной ставкой с тем, чтобы повлиять на более значимые переменные - валютный курс и долгосрочную процентную ставку. Главная роль в «денежном взгляде» отводится спросу на инвестиции со стороны частного сектора, в результате чего недостатки финансового сектора и внешние эффекты выпадают из сферы внимания. Денежно-кредитная политика оказывает влияние только на те инвестиционные проекты, которые обладают наименьшей производительностью и доходностью. Практика ставит под сомнение достоверность «денежного взгляда».

В противоположность «денежному взгляду» возник «кредитный взгляд» на трансмиссионный механизм. Его внимание сосредоточено на фрикциях, а именно информационных несовершенствах рынка и издержках заключения контрактов. Ключевым моментом «кредитного взгляда» является то, что центральный банк влияет не только на процентные ставки, но и на размер премии.

В начале 2000-х гг. возник третий взгляд на трансмиссию, который можно обозначить как «взгляд со стороны предложения». В центре его внимания находится предложение факторов производства.

Импульс изменений, передаваемых экономике денежно-кредитной политикой, проходит три фазы развития. На первой фазе инструмент центрального банка оказывает эффект на рыночные процентные ставки и валютный курс. Во второй фазе происходит коррекция цен на финансовые активы, которая сказывается на расходах домохозяйств и фирм. Изменения, произошедшие в реальном секторе, возвращаются к финансовой системе через изменения в структуре баланса заемщиков. Начинается второй раунд коррекции рыночных процентных ставок. Наконец, в течение третьей фазы наблюдается макроэкономическая адаптация: изменение темпов экономического роста и безработицы, что индуцирует пересчет цен и заработной платы. Национальное хозяйство переходит к новому экономическому равновесию.

Можно выделить несколько схем, по которым во второй фазе трансмиссии импульс денежно-кредитных изменений влияет на совокупный спрос.

Эти схемы и представляют собой каналы трансмиссионного механизма. Таких каналов в экономической теории выделяется несколько.

Канал процентной ставки традиционно считается главным каналом трансмиссионного механизма. Большинство макроэкономических моделей денежно-кредитной политики описывает влияние центрального банка на экономику через регулирование процентных ставок.

Канал процентной ставки характеризуется классической IS-кривой в кейнсианской модели. Исходная идея канала процентной ставки достаточно проста. При данном уровне жесткости цен увеличение номинальной процентной ставки ведет к росту реальной ставки и издержек привлечения финансовых ресурсов. Удорожание ресурсов, в свою очередь, сказывается сокращением потребления и инвестиций.

Иногда канал процентной ставки разбивается на два канала: канал замещения и канал дохода и потока наличных поступлений.

Канал благосостояния впервые описывается в гипотезе сбережений в процессе жизненного цикла, разработанной Франко Модильяни и Альбертом Эндо. Благосостояние домохозяйств (сбережения) в гипотезе выступает главной детерминантой потребительских расходов. В связи с тем, что изменение процентной ставки оказывает влияние на ценность долгосрочных финансовых активов, в которых размещаются сбережения (акции, облигации, недвижимость, драгоценные металлы), ее рост ведет к снижению благосостояния и падению потребления.

В широком канале кредитования, или балансовом канале, также присутствуют финансовые активы, но в отличие от предыдущего канала здесь они играют главную роль. В модели, разработанной Бенждамином Бернэн- ком и Марком Гертлером, активы служат обеспечением кредитов, выдаваемых как фирмам, так и домохозяйствам. Если кредитный рынок лишен недостатков (т.е. эффективен), снижение ценности обеспечения никак не сказывается на инвестиционных решениях. Однако при наличии информационных и агентских издержек паление цен на финансовые активы ведет к росту процентной премии, выплачиваемой заемщиками за внешнее финансирование, что, в свою очередь, провоцирует снижение объема потребления и инвестиций.

Нередко балансовый канал называют каналом финансового акселератора.

В узком канале кредитования, или канале издержек привлечения капитала, основное место занимает банковское кредитование. Идея канала банковского кредитования впервые была выдвинута Робертом Руза в 1951 г., а затем подробно проанализирована Бенждамином Бернэнком и Аланом Блин- дером в 1988 г. Ее суть заключается в том, что центральный банк, уменьшая объем резервов, находящихся в распоряжении коммерческих банков, тем самым вынуждает их сократить предложение кредитов. Фирмам и домохозяйствам, в значительной степени зависящим от банковских кредитов и не имеющим им альтернатив, ничего не остается, как урезать свои расходы.

Канал валютного курса является ключевым элементом моделей денежно-кредитной политики в открытой экономике. В его работе задействован непокрытый паритет процентных ставок. Поднимая внутреннюю процентную ставку по отношению к иностранной, центральный банк провоцирует рост форвардного валютного курса. Укрепление местной валюты неизбежно приводит к сокращению чистого экспорта и совокупного спроса. В некоторых странах, где национальное хозяйство во многом является самодостаточным и его модель близка к закрытой экономике, канал валютного курса зачастую не принимается во внимание.

Монетаристский канал был предложен современным апологетом монетаризма Аланом Мелтцером в 1995 г. Канал является монетаристским в том понимании, что им описывается прямой эффект, оказываемый денежным предложением на цены активов. Согласно Мелтцеру, из-за того, что портфельные активы не выступают совершенными субститутами, применение инструментов денежно-кредитной политики ведет к корректировке структуры накопленных активов и относительных цен на них, что, в конечном счете, затрагивает реальный сектор экономики. В монетаристском канале процентная ставка не играет особой роли, денежно-кредитный импульс изменений передается через денежную базу. Хотя монетаристский канал на уровне макроэкономических моделей и не признан полноценным, его можно использовать в специфическом анализе, как, например, в случае нулевых процентных ставок в Японии конца 1990-х гг.

Кроме перечисленных каналов каждый центральный банк разработал свои собственные специфические каналы, учитывающие национальные особенности экономики. Например, инфляционный канал объясняет динамику потребления во Франции с точки зрения эффекта Пигу. В немецкую модель входит монетаристский канат, передающий импульсы изменений через процентную ставку. Она, в свою очередь, оказывает влияние на инфляцию через отклонение текущего уровня цен от равновесного уровня цен согласно модели «P-star». Монетаристский канал, учитывающийся также в модели Европейского центрального банка, предполагает, что инфляция в долгосрочной перспективе является денежным феноменом. Снижение процентной ставки в модели немецкого Бундесбанка приводит к сжатию агрегата МЗ, что вызывает падение цен в краткосрочном периоде. В итальянской модели существуют также два дополнительных канала: канал ожиданий, характеризующий влияние изменений в денежно-кредитной политике на инфляционные ожидания, а также портфельный канал, описывающий эффект перераспределения портфелей домохозяйств и фирм. Последний канал также входит в модель Национального банка Бельгии, однако там он совмещается с каналом дохода и потока наличных поступлений

Финансовые системы. В зависимости от типа национальной финансовой системы денежно-кредитные импульсы могут проходить по тем либо иным каналам трансмиссионного механизма. В зарубежной экономической литературе различаются две финансовые системы — антагонисты. В первой, банковской финансовой системе, финансовые ресурсы распределяются преимущественно через банковский сектор экономики. Во второй, рыночной финансовой системе, финансирование реального сектора экономики осуществляется через рынок ценных бумаг. Наиболее яркими представителями обоих типов систем выступают Соединенные Штаты и Германия.

Если достоинство рыночной финансовой системы заключается в эффективности распределения ресурсов, то главный плюс банковской системы состоит в ее высокой стабильности. В рыночной системе оценка инвестиционных проектов (кредитоспособности заемщика) производится на основе общедоступной информации.

В банковской системе, наоборот, в связи с тем, что кредитные учреждения налаживают тесные контакты со своими заемщиками и организуют мониторинг их рисков, информация, необходимая для анализа, носит частный закрытый характер. Вследствие информационной асимметрии эффективность распределения ресурсов в обеих финансовых системах зависит от разных факторов. В рыночной системе она определяется качеством общедоступных сведений и зависит от условий работы инвесторов и управляющих. Необходимо, чтобы инвесторы были обеспечены достаточным объемом высокоточной информации, позволяющей им самостоятельно принимать адекватные решения. Корпоративные управляющие, в свою очередь, должны придерживаться строгих дисциплинирующих правил во избежание риска недобросовестного поведения. В конечном итоге эффективность рыночной системы задается правовыми нормами прежде всего антимонопольным законодательством и стандартами раскрытия информации; системами налогообложения и отчетности, депозитарно-клиринговой инфраструктурой и другими институциональными факторами. В банковской системе эффективность распределения ресурсов достигается благодаря высокому качеству риск-менеджмента в банковских институтах. В случае чрезмерной информационной асимметрии, прежде всего при кредитовании малого бизнеса, мониторинг, проводимый ссудодателем, обладает лишь частичной эффективностью. По этой причине банковская финансовая система больше присуща странам, где сложилась олигополия в реальном секторе.

В рыночной системе главную опасность для домохозяйств и фирм представляют колебания цен на финансовые активы, случающиеся вследствие экзогенных шоков. Из-за того, что экономические агенты располагают большими портфелями фондовых активов, они становятся чувствительными к волатильности финансовых рынков. Основной задачей центрального банка в рыночной системе является снижение волатильности финансовых рынков, что ведет к росту стабильности всей системы. В банковской финансовой системе домохозяйства и фирмы малочувствительны к колебаниям цен на финансовые активы. Временные шоки, включая изменения в денежнокредитной политике, не оказывают на них влияния напрямую, поскольку шоки поглощаются банковским сектором. Стабильность банковской системы достигается за счет долгосрочных связей между банками, корпорациями и домохозяйствами. Совместно они способны достигнуть больших экономических выгод, чем в одиночку. Ради выживания системы необходимо отсутствие постоянных шоков или структурных изменений, способных разрушить долгосрочные связи между тремя группами агентов. В рыночной финансовой системе, напротив, каждый экономический агент действует самостоятельно на свой страх и риск, в результате чего он максимизирует выгоды только в краткосрочной перспективе.

Особенности структуры национальной финансовой системы определяют специфику работы трансмиссионного механизма. В частности, характеристики национальных банковских структур определяют ответную реакцию банковского кредитования на изменения в денежно-кредитной политике. Рассмотрим наиболее важные характеристики банковской системы, влияющие на трансмиссию.

Важность банковского кредитования для фирм. Финансирование деятельности фирм за счет средств банков приобрело наибольшую значимость в странах Европы. В то же время в Старом Свете рыночное финансирование гораздо менее развито по сравнению с США. Даже во Франции, в которой наиболее развит фондовый рынок среди европейских континентальных стран, только крупнейшие корпорации могут привлекать финансовые ресурсы посредством выпуска долговых ценных бумаг. В других ведущих странах еврозоны — Германии и Италии — отношение совокупного объема эмиссий облигаций к суммарному объему банковского кредитования составляет менее 1%, что обусловливает полную зависимость корпоративного сектора от состояния банковской сферы.

Срочность ссуд и их обеспечение. Кредиты, выделяемые итальянскими и испанскими банками, имеют в значительной степени краткосрочный характер. Большинство из них выдается под плавающую процентную ставку. Такая специфика банковского кредитования ускоряет процесс передачи импульсов денежно-кредитной политики. На другом конце спектра национальных банковских структур в Европе находятся Австрия и Нидерланды, где кредиты выдаются на длительный срок и под фиксированную процентную ставку. Соответственно у них узкий канал кредитования будет работать с переменным успехом. В таких странах, как Италия, где высока доля ссуд, имеющих обеспечение, трансмиссионный механизм денежно-кредитной политики работает через балансовый канал.

Взаимоотношения с банковскими клиентами. В нескольких европейских странах рынок финансового посредничества характеризуется специфическими взаимоотношениями банков с клиентами, приводящими к удлинению срочности кредитования. Например, в Германии и Италии существует система «домашних банков», когда фирмы проводят большинство своих операций через один-единственный банк. Большинство немецких банков действует в качестве универсальных банковских структур (клиенты получают весь возможный спектр услуг), в результате чего стимулы работать сразу с несколькими банками крайне низки. Как правило, доверительные взаимоотношения банков и клиентов существуют только на уровне маленьких банков. Для заемщиков система «домашних банков» подразумевает наличие неявных гарантий доступа к дешевым ссудам, даже в период рецессии. Для центрального банка это означает, что рестриктивная денежно-кредитная политика будет иметь ограниченный эффект на предложение банковских ссуд.

Рыночная концентрация и размер банков. В банковских системах стран еврозоны в течение 1990-х гг. проходили активные процессы концентрации рынка в руках нескольких банков. Согласно индексу Герфпндаля Германия и Италия имеют наименьшую степень рыночной концентрации, а в Бельгии, Греции, Нидерландах и особенно Финляндии концентрация максимальна. Во всех странах ЕС небольшое число крупных банков держит в своих руках значительную часть рынка кредитов и депозитов. В среднем 25% банков привлекают 85—92% депозитов и выдают 88—95% кредитов. Аналогичную ситуацию можно наблюдать в США, где 75% банков имеют долю на всех банковских рынках менее 5%. С точки зрения капитализации наилучшая ситуация существует во Франции, Италии и Испании. Немецкие банки наименее капитализированы среди банков континентальной Европы, что объясняется низкой степенью риска их активов. Вместе с тем французские, итальянские и испанские маленькие банки обладают повышенной ликвидностью. Интересно отметить, что маленькие банки в Европейском Союзе держат существенную часть депозитов населения по сравнению с их долей на рынке ссуд, они фактически выступают в роли коллекторов депозитов, которые затем через МБК достаются крупным банкам. Экономическая теория предполагает, что мелкие банки больше подвержены изменениям в денежно-кредитной политике, чем крупные. Аналогичным образом денежно-кредитная политика оказывает неодинаковые эффекты на банки с разной степенью ликвидности и капитализации. Однако в случае европейской банковской индустрии гипотеза значимости размера банка не встречает подтверждения. Это может объясняться хорошей капитализацией банков в Италии, Франции и Испании, наличием банковских групп в Германии и высокой ликвидностью мелких банков в Италии и Франции. В целом информационные несовершенства рынка в Европейский Союз обладают меньшим влиянием, чем в США, за счет более доверительных отношений банков и их клиентов.

Влияние государства на банковскую систему. На протяжении 1990-х гг. государственная собственность на банки в ведущих экономических странах резко сократилась. Например, в Италии доля совокупных активов банковской системы, находящихся в руках государства, упала с 68% в 1992 г. до 12% в 2000 г. Тем не менее средний уровень госсобственности на банки в Европе по сравнению с США остается достаточно высоким. Государственное влияние в банковской системе проявляется не только через прямую госсобственность на банки, но также и через госконтроль и госгарантии. Среди экономически развитых стран максимальная госсобственность на банки наблюдается в Австрии, где доля активов десяти крупнейших банков с участием правительства в уставном капитале не менее 20%, в совокупных банковских активах составляет 70.2%. В Финляндии правительство после банковского кризиса в начале 1990-х гг. предоставило гарантии на все банковские депозиты. Гарантии действовали вплоть до 1998 г. В Греции рыночная доля банков, контролируемых государством, в настоящее время колеблется вокруг 50%. В других ведущих экономических странах влияние государства на банки довольно ограниченно. Чем больше влияние государства на банковскую деятельность в стране, тем легче центральному банку произвести через трансмиссионный механизм изменения в экономике, правда, эффективность распределения финансовых ресурсов при этом падает.

Частота банковских банкротств. В большинстве стран ЕС банковские банкротства встречаются реже, чем в Соединенных Штатах. В США в течение 1980—1994 гг. было проведено около полутора тысяч процедур банкротств. Даже в период экономического бума 1994—2000 гг. в год банкротилось в среднем семь банков. Для сравнения, в Германии с 1966 г. обанкротилось только пятьдесят частных банков. Аналогичным образом в Италии в 1980—1997 гг. обанкротилось лишь сорок банковских учреждений. С одной стороны, низкая частота банкротств в Европе говорит о высокой стабильности банковской сферы и устойчивости структуры трансмиссионного механизма, однако, с другой стороны, это свидетельствует о небольшой скорости макроэкономической адаптации.

Исследование денежно-кредитной трансмиссии в отечественной экономике. В отечественной экономической науке и практике к трансмиссионному механизму денежно-кредитной политики привлечено крайне скудное внимание. В большинстве работ и публикаций на денежно-кредитную тему о нем ничего не сказано. Некоторое внимание трансмиссии уделено в солидном двухтомнике «Банк России», написанном ведущими преподавателями Московской банковской школы ЦБ РФ Юлией Голиковой и Мариной Хох- ленковой. Однако в их учебнике описание отечественного трансмиссионного механизма занимает всего несколько строчек. А ведь учебник предназначен для «подготовки и повышения квалификации работников Центрального банка»!1 Экономисты Банка России характеризуют трансмиссию как механизм передачи решений денежно-кредитной политики в реальную экономику. На их взгляд, каналы денежно-кредитной трансмиссии начали действовать в 1997 г. Это были кредитный канал и канал валютного курса. Иными словами, по мнению ведущих центробанковских специалистов, вплоть до 1997 г. отечественная денежно-кредитная политика была неспособна оказывать на экономику хоть какое-то влияние. Иначе как в отсутствие канатов трансмиссии Центральный Банк России мог воздействовать на экономическую активность?

В действительности, с самого момента своего образования в 1991 г. Банк России располагал работающими каналами трансмиссии. Еще в 1988 г. в СССР появились первые коммерческие банки. К началу 1990-х гг. их число и влияние уже было достаточным для полноценной работы денежнокредитного регулирования на основе канала издержек привлечения капитала. В 1992 г. Россия стала членом Международный валютный фонд, приняла Закон «О валютном регулировании и валютном контроле», а также ввела конвертируемость рубля по текущим операциям. Тем самым официально сформировался канал валютного курса. Однако оба канала практически не использовались Банком России. Проблемы макроэкономического регулирования отходили на дальний план по сравнению с задачей финансирования правительства. Вплоть до середины 1995 г. Банк России предоставлял Министерству финансов кредиты на покрытие внутригодовых разрывов между доходами и расходами бюджета. После того как к закону о ЦБ РФ были приняты поправки, бремя финансирования бюджетного дефицита легло на плечи рынка государственных ценных бумаг. Изначально главными участниками рынка ГКО, извлекавшими из него максимальную выгоду, выступали коммерческие банки, что и определило судьбу финансовой системы России. Рынок корпоративных ценных бумаг зародился благодаря приватизации только в 1994 г. и вплоть до начала 2000-х гг. носил исключительно спекулятивный характер. Лишь с завершением эпохи Бориса Ельцина в стране воцарилась макроэкономическая стабильность, и крупнейшие предприятия всерьез озаботились привлечением долгосрочных инвестиций. К насущным проблемам корпоративного управления стали относить защиту прав инвесторов, адекватное раскрытие информации, подотчетность менеджмента, повышение капитализации и проч. Однако все эти шаги, направленные на укрепление рыночной финансовой системы, были сделаны с большим опозданием. В России сформировалась банковская финансовая система, что и определяет специфику трансмиссионного механизма отечественной денежно-кредитной политики.

Каким образом Центральный Банк России воздействует на экономическую активность? В начале 2001 г. суммарная капитализация российского фондового рынка составляла около 50 млрд долл. США, или 19,4% валового внутреннего продукта, а к началу 2002 г. Она достигла уже 90 млрд. долл., или 30,6 % валового внутреннего продукта. В то же время отношение совокупного объема кредитов, выданные банками, к номинальному валовому внутреннему продукту устойчиво колебалось в 199S — 2002 гг. в диапазоне 13—16%. Исходя из этих простых сопоставлении можно было бы сделать вывод, что в России сложилась, скорее, рыночная финансовая система, нежели банковская, однако, несмотря на значительную капитализацию фондового рынка, он не играет сколько-нибудь существенной роли в трансмиссионном механизме Основная нагрузка но передаче импульсов денежно-кредитной политики лежит на канале банковского кредитования.

В настоящее время большинство каналов трансмиссии в России по тем либо иным причинам не могут эффективно функционировать. Канал финансового благосостояния экономических агентов, как будет показано дальше, не работает из-за того, что домохозяйства и фирмы не вовлечены глубоко в операции на финансовых рынках. По той же причине бездействует балансовый канал — доля финансовых активов в составе активов домохозяйств незначительна Канал замещения будет работать, если в экономике широко распространены потребительские кредиты, кредитные карты и прочие розничные финансовые услуги, предназначенные для потребителей товаров и услуг. Кроме того, необходима низкая инфляция, чтобы малейшее изменение процентной ставки сказывалось на потребительских кредитах. Ничего из перечисленного в России не существует. Для канала дохода и потока наличных поступлений необходимы развитые финансовые рынки и большая доля инвестиций, осуществленных предприятиями за счет внешних источников. Однако отсутствие нормальных рынков капитала и дефицит внешнего финансирования уже стали притчей во языцех.

В результате остается только три канала трансмиссионного механизма: канал валютного курса, канал банковского кредитования и монетаристский канал. Из них наиболее важным представляется канал валютного курса. Обменный курс рубля оказывает влияние сразу на несколько важнейших макроэкономических величин: цены на импортные товары и услуги, инфляционные ожидания фирм и домохозяйств, долларовые сбережения населения и бремя внешнего долга.

<< | >>
Источник: Савяк Н.Н.. КОНСПЕКТ ЛЕКЦИИ ПО ДИСЦИПЛИНЕ «ДЕНЬГИ. КРЕДИТ. БАНКИ» 2011. 2011

Еще по теме Тема 3.3. Трансмиссионный механизм денежно-кредитной политики:

  1. Тема 10. Инструменты денежно-кредитной политики                  и их классификация
  2. Тема 3.1. Теоретические основы денежно-кредитной политики: основы деятельности центральных банков
  3. Тема 3.2. Теоретические основы денежно-кредитной политики: правила денежно-кредитной политики
  4. Тема 3.3. Трансмиссионный механизм денежно-кредитной политики
  5. Тема 3.4. Открытость и транспарентность денежно-кредитной политики
  6. Тема 3.6 Прямые инструменты денежно-кредитной политик
  7. Глава 5 ОПЕРАЦИОННЫЕ МЕХАНИЗМЫ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ ПОЛИТИКИ
  8. Стабилизационная денежно-кредитная политика
  9. Направления развития денежно-кредитной политики государства
  10. Трансмиссионный механизм денежно-кредитной политики: экономическое содержание, теоретические подходы
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -