<<
>>

§1 Понятие и основные виды правоприменительной техники

Сложившаяся в эпоху модернизации и внедрения инновационных процессов российская правореализационная практика отличается сложностью технико-юридического сопровождения происходящих в государстве и обществе правовых процессов и явлений.

Это порождает стремительное развитие и повсеместное признание научно-прикладных аспектов не только теории права и государства, но и смежных с ней наук. К первым можно с уверенностью отнести юридическую технику как достигшее теоретического обоснования искусство обработки правового материала, к последним причислить юридическую психологию [1] и юрислингвистику [2]. Содержание указанных исследовательских направлений подтверждает то, что модернизация правовых явлений базируется на технической составляющей юридической деятельности. Следовательно, технико-юридические аспекты права - действенный инструмент его развития, что предопределяет укрепление теоретикометодологических позиций юридической техники.

Существующее смысловое многообразие определений юридической техники фокусируется как правило в трех функционально-значимых проявлениях.

В научном юридическая техника, позиционируясь как наука , все чаще становится самостоятельной дисциплиной и используется под разными наименованиями: «юридическая техника», «нормотворческая техника», «законодательная техника», - возрождая интерес к герменевтике, предопределяя развитие новых отраслей научного знания - например, юрислингвистики, проявляющейся в развитии деятельности «юридических клиник» по искус-

4

ству составления, толкования и применения юридических документов .

В практико-ориентированном плане юридическая техника - это преимущественно инструментарий практической, прикладной юридической деятельности, например, соответствующих процессов и процедур по выработке текста нормативно-правового [3] [4] [5] и правоприменительного акта, то есть по совершенствованию процедурно-процессуальных аспектов юридической деятельности.

В научно-практическом (методологическом) плане юридическая техника рассматривается интегрированно, как совокупность средств совершенствования юридической деятельности и научно-познавательных средств, позволяющих такую деятельность изучить.

В традиционном понимании «юридическая техника - это система профессиональных юридических правил и средств, используемых при составлении правовых актов и осуществлении иной юридической деятельности в сферах правотворчества, правоинтерпретации, властной и невластной реализации права, обеспечивающих совершенство его формы и содержания»[6].

Указанное позволяет выделить следующие свойства юридической техники:

а) статичность: выражена в том, что юридическая техника представ-

n

ляет совокупность методов, средств, «...правил, приемов и способов» - «об-

O

щесоциальных, специально-юридических и технических средств» , необходимых для совершенствования права в целом и юридической деятельности в частности;

б) динамичность: отражает прикладной характер содержательного элементного состава юридической техники, предопределяя ее «относительно

9

самостоятельное значение в системе правоведения» .

Соответственно, юридическая техника должна пониматься в статическом и динамическом аспектах. С одной стороны, юридическая техника по своей природе динамична, и именно динамика придает ей богатое по содержанию наполнение, позволяя обеспечивать динамизм права, отвечая тенденциям политико-правовых изменений; с другой стороны, юридическая техника при определенных условиях статична, фундаментальна, и именно статика позволяет рассмотреть конкретные инструменты юридической техники вне их привязки к определенному виду деятельности, позволяя тем самым выделить ее элементный, содержательный состав и обеспечить прочный фундамент постоянно меняющейся юридической деятельности.

Так, юридическая техника как статичная совокупность перечисленных выше инструментов (правила построения правовых и правоприменительных актов, «их рассмотрения, принятия и обнародования»[7] [8] [9] [10], юридические конструкции подготовки, составления, оформления любых юридических документов с последующим их претворением в жизнь, модели систематизации правовых актов, регламенты процессов и процедур, правовые символы юридических ритуалов и т.

п.) проявляет себя в динамике юридической деятельности.

Помимо перечисленных черт юридической техники, следует говорить о наличии ее формы и содержания. Презюмируя теоретическую соотносимость формы и содержания, формой юридической техники являются конкретные действия и документы, а содержанием - их качественное наполнение, что в совокупности демонстрирует прикладной аспект юридической деятельности.

Указанное, позволяет принять за основу следующие признаки юридической техники [11]I

а) это профессиональная техника;

б) используется при осуществлении юридической деятельности;

в) охватывает как публичную, так и частно-правовую сферы;

г) обеспечивает совершенство права по форме и содержанию.

Выделение данных признаков ложится в основу формулировки понятия

«юридическая техника». Так, юридическая техника (авт. опред.) - это совокупность методов, способов, правил, приемов и средств (статика), применяемых в юридической деятельности (динамика) с целью ее совершенствования. При этом динамика юридической техники, на наш взгляд, выражена таким понятием, как юридическая технология (авт. опред.), которую обозначим как способы применения инструментария юридической техники.

В современных условиях развития права и государства акцент ставится не столько на правотворчестве, сколько на реализации правовых норм, что подтверждает необходимость совершенствования правоприменительных процессов.

Действительно, стремление к обеспечению гарантий защиты прав и свобод граждан, торжества правосудия, признание верховенства права и закона на фоне правового нигилизма и роста нарушений законности не всегда способствуют решению стоящих перед правовым государством задач. В подобных условиях именно эффективное правоприменение, и в большей степени судебное, способно обеспечить «обратную связь - от общества к правосознанию и нормативной модели»[12] [13].

Именно этим объясняется смещение отраслевого акцента в современных исследованиях юридической техники в сторону повышения качества техники реализации правовых норм.

И если в советский период развития права нормотворчество являлось преобладающим рычагом регулирования общественных отношений, обусловленным позитивной теорией права, что предопределяло развитие преимущественно законотворческой техники, то современное правовое развитие идет по пути повышения качества правореализации, правоприменения, выдвигая на новый уровень правоприменительную технику, обосновывая распространение исследований «судебного нор-

13

мотворчества» .

Правоприменительная техника - достаточно новое направление юридической техники, получившее развитие и распространение в качестве ее вида. Назначение правоприменительной техники проявляется в обеспечении успешной «реализации»[14] воли государства, объективно выраженной в системе правовых норм, которые «хранятся и доводятся до сведения всех заинтересованных субъектов»[15]. В современных политико-правовых реалиях эта задача решается, на наш взгляд, посредством инструментария правоприменительной техники, представленного в форме правоприменительных актов - взаимосвязанных «актов-документов (формы содержания и закрепления волеизъявления) и актов-действий (деятельности по реализации волеизъявления)»[16] [17] [18] [19]. Иначе говоря, правоприменительная техника - это совокупность инструментов, которыми обеспечивается деятельность субъектов правоприменения (акты-действия) по вынесению правоприменительных актов (акты- документы), то есть правоприменительная техника, помимо указанного, обеспечивает индивидуальное правовое регулирование.

Природа правового регулирования, осуществляемого при помощи права и всей совокупности правовых средств, состоит в определенном юридическом воздействии на общественные отношения, способствуя их развитию,

17

охране и вытеснению устаревших отношений . «Это такой вид правового воздействия, при котором влияние на поведение участников общественных

отношений осуществляется с помощью специальных юридических способов

18

и средств» .

«Теория правового регулирования прошла сложный путь становления и

19

развития в российской юридической науке» , который условно можно разделить на два 2 этапа [20].

I этап - становление основ теории правового регулирования в трудах российских юристов (Н.М. Коркунов, Г.Ф. Шершеневич, Е.Н. Трубецкой, С.А. Муромцев и др.) конца XIX - начала XX века.

Выделим его существенные особенности: термин «правовое регулирование» не использовался, но был сформулирован ряд положений, без которых представить современное правовое регулирование просто невозможно, к которым относятся: правовой порядок (С.А. Муромцев), определение права как порядка, регулирующего отношения отдельных лиц в обществе (Е.Н. Трубецкой), юридическое отношение (Н.М. Коркунов), закон как форма права, судебная практика (Г.Ф. Шершеневич).

II этап - развитие теории правового регулирования в советской и современной российской юридической науке.

Его отличительными особенностями являются следующие: на основе общей теории права создается теория правового регулирования общественных отношений, поднимается вопрос об индивидуальном правовом регулировании (П.С. Стучка, С.Н. Братусь, Л.С. Явич, С.С. Алексеев, В.М. Горшенев, Ф.Н. Фаткуллин и др.)

Отсюда, можно заключитъ, что механизм правового регулирования представляет собой систему правовых средств, при помощи которых осуществляется правовое воздействие на общественные отношения, и включает в себя следующие элементы: нормативную основу, нормативные акты, правоотношения, индивидуальные акты, правосознание и правовую культуру, при этом «остается открытым вопрос о связях, взаимном влиянии названных элементов и об их “перемещения”, о динамике познавательных и процедурных аспектов регулирования»[21] [22] [23].

Индивидуальное правовое регулирование - это один из видов правового,

22

нередко противопоставляемый другому его виду - нормативному . Однако если «правовое регулирование анализируется как бы “вслед” за анализом сущности, принципов, роли права и представляет собой более широкую кате-

~ 23

горию - совокупность средств правового воздействия» , именуясь иначе, государственным или централизованным, то индивидуальное правовое регулирование по своей природе и содержанию является децентрализованным.

На наш взгляд, указанные разночтения в части «нормативности - централи- зованности» и «индивидуальности - децентрализованности» практически не целесообразны, а поэтому будем придерживаться устоявшейся в науке терминологии, разграничивая правовое регулирование на нормативное и индивидуальное.

Это объяснимо тем, что обе представленные разновидности характеризуются общими чертами: отношения между субъектами права; характерная специфичность регулятора общественных отношений, а именно права; правомерная деятельность, носящая волевой характер, обеспеченность правовой

- 24

защитой .

При этом индивидуальное правовое регулирование все же имеет ряд характерных черт: является видом правового регулирования и содержит родовые признаки последнего, служит его продолжением; заключается во властной деятельности уполномоченных на то органов и должностных лиц по разрешению конкретных персонифицированных юридических вопросов на основе действующих правовых норм и в соответствии с ними [24] [25]; предоставляет возможность субъектам права действовать самостоятельно; ограничивается пределами, установленными законодателем; основано на принципах права, при процедурно-процессуальном закреплении [26].

Следовательно, индивидуальное правовое регулирование - это «такое правовое воздействие на общественные отношения, которое связано с установлением, изменением или прекращением юридических прав и обязанностей их участников в индивидуальном порядке, направлено на урегулирование конкретных ситуаций, требующих юридического разрешения, и осуществляется путем совершения односторонних, правомерных юридически значимых действий или заключения договоров, либо властной правоприменительной деятельности уполномоченных субъектов, в процессе которого со-

27

здаются индивидуальные правовые акты» .

Помимо указанных форм регулирования, существуют социальное регулирование, представленное социальными нормами - общепринятыми правилами поведения, в т.ч. нормами морали, обычаев, традиций, символов. Первые являются основными, последние - вспомогательными, и направлены прежде всего на регуляцию тех отношений, которые не урегулированы в нормативном или индивидуальном порядке (пробел) или не допускают правового регулирования.

На примере регулирования общественных отношений наиболее показательно можно раскрыть, как и с помощью каких средств юридической техники осуществляется правовое в целом и нормативное и индивидуальное правовое регулирование в частности. Исходя из определения юридической техники, представленного ранее, можно сказать, что правовое регулирование обеспечивается системой средств, при помощи которых осуществляется правовое воздействие на общественные отношения. При этом если нормативное регулирование, базирующееся на нормотворчестве, обеспечивается соответствующей совокупностью средств юридической техники, то индивидуальное правовое регулирование опирается прежде всего на специфический инструментарий, выбор средств которого зависит от сферы частного (негосударственного, договорного индивидуального правового регулирования) или публичного (властного индивидуального правового регулирования) права. Указанное разграничение объясняется несовместимостью способа управленческого воздействия, ведь в первом случае речь идет о договорном, частном праве, во втором - о правоприменении. В этой связи представляется необходимым раскрыть сущность и того, и другого на предмет соответствующего инструментария. [27]

«Применение на практике законов заключается в подведении или силлогизме (большая посылка - законодательные нормы, малая посылка - фактические обстоятельства конкретного случая, заключение - ответ на возникший и подлежащий разрешению юридический вопрос) частных случаев жиз-

28

ни под предусматривающие их в общей форме постановления» .

Анализ существующих дискуссий позволяет выявить наиболее актуальные и дискуссионные особенности правоприменения.

29

Во-первых, правоприменение есть одна из форм реализации права , при этом сопоставлять его по значимости с другими формами реализации права (исполнением, соблюдением, использованием) теоретически и методологически вряд ли оправданно. Отсюда, правоприменение - «тесно связанная, но не совпадающая с соблюдением, исполнением и использованием

30

форма реализации права» . Отметим, что сложность в указанном сопоставлении вызвана тем, что одни исследователи к формам реализации права относят соблюдение, использование и применение, другие ограничиваются

31

широким толкованием сущности правоприменения , включающим комплексное объединение толкования, правоприменения, систематизации и контроля под общим знаменателем (например, правоприменитель перед вынесением решения прибегает к толкованию, для организации эффективного правоприменения судебная практика систематизируется, а для обеспечения качества правопримения и правосудия исполнение вынесенных правоприменителем решений контролируется).

Поэтому правоприменение - это особая форма правореализации, ведь именно указанное сквозное предназначение наделяет его некоторым пре- [28] [29] [30] [31] имуществом по отношению к иным формам правореализации, наличие которых, на наш взгляд, отрицать нельзя.

Во-вторых, правоприменение - это государственно-властная деятельность уполномоченных на то субъектов, издающих индивидуально-правовые предписания по реализации законодательства и обеспечению соответствующих прав. Так, с одной стороны, одним из основных признаков правоприменения следует считать государственно-властный характер деятельности субъектов. С другой стороны, в правоприменении мы наблюдаем наличие властности. Следовательно, правоприменение - это государство и власть. Проведенный анализ однозначно позволяет признать государственновластный характер правоприменительной деятельности. При этом стоит отметить, что теоретическое положение о государственно-властном характере правоприменения сегодня вновь становиться актуальным, хотя и не оспаривается. Это связано с тем, что развитие частно-правового сектора экономики, негосударственных организаций, транснациональных корпораций ставят перед теорией правоприменения новые задачи, поэтому некоторыми учеными позиция исключительно государственно-властного правоприменения отрица-

32

ется , ведь есть сферы деятельности, пусть и не государственные по сущности и содержанию, но обнаруживающие признаки властности. Этим характеризуется, например, правовое регулирование управленческой сферы негосударственных организаций и юридических лиц. Конечно же, следует признать, что некоторые процедуры индивидуально-правового регулирования частной сферы (заключение договоров, правовые акты руководителей организаций, принятие учредительных документов и т. п.) властным характером обладают, однако причислять их к государственно-властной правоприменительной деятельности вряд ли оправданно. В указанном, безусловно, есть рациональное [32]

звено, однако мы будем придерживаться традиционной трактовки правоприменения, ведь большинством ученых негосударственное правоприменение отрицается. Именно государственно-властная специфика правоприменения (правоприменительные акты нельзя поставить в один ряд с актами, изданными органами (лицами), не имеющими государственно-властных полномочий), на наш взгляд, в большей степени отражает сложившиеся правовые ре- 33

алии правоприменительной деятельности .

В-третъих, считаем, что очередным признаком правоприменения является деятельность уполномоченных на то субъектов, ведь очевидно, что правоприменение - это деятельность компетентная, и правоприменителем может быть только субъект, полномочия которого установлены и регламентированы

34

законом .

В-четвертых, правоприменение должно быть результирующим, то есть выражаться в принятии конкретного решения, зафиксированного в форме правоприменительного акта, в противном случае правоприменительная деятельность потеряет значение. Это объясняется тем, что правоприменение - это цель, направленная на обеспечение индивидуально - правового регулирования, которого возможно только посредством вынесения государственновластного по содержанию правоприменительного решения, облаченного в строго определенную законодательством форму (решение, приговор, постановление, определение и т. п.), порождающего определенные правовые последствия для конкретно определенных лиц. Применение права - это форма [33] [34] осуществления государственно-властной деятельности органами и должностными лицами по претворению в жизнь норм права, результатом чего яв-

35

ляется конкретный правоприменительный акт , причем именно государственно-властный характер правоприменения повышает значимость и эффективность юридических норм, «обеспечивает реализацию норм права, активно гарантирует, продолжает и завершает в индивидуально-правовом, поднормативном порядке регулирование соответствующих отношений»[35] [36] [37] [38] [39].

В-пятых, правоприменение должно обеспечивать исполнение правоприменительных решений, потому как исполнение правоприменительных актов - неотъемлемая, завершающая, обеспечивающая результативность сту-

37

пень правоприменения .

Таким образом, правоприменение (авт. опред.) - это государственновластная, регламентированная деятельность уполномоченных на то субъектов, направленная на индивидуально-правовое регулирование посредством постановления и исполнения правоприменительных актов (документов и

38

(или) действий) .

Правоприменительная деятельность, как и любая деятельность вообще, имеет технический аспект. Вопросам технической составляющей права в последние годы уделяется все больше внимания. И если многие вопросы этой области не требуют теоретического переосмысления, то проблематика соотношения понятий «техника» и «технология», в рамках которых рассматриваются аспекты взаимодействия «техники, тактики, стратегии и техноло-

39

гии» , вызывает существенные дискуссии. Оба понятия - «техника» и «технология» - появляются в широком обиходе преимущественно в материальнопроизводственной сфере жизни людей, обеспечивающей потребности общества, что подтверждается существующими подходами к пониманию техники и технологии [40] [41]. Представляется бесспорным, что «техника» - это «совокупность средств человеческой деятельности, создаваемых для осуществления

41

процессов производства...» , а «технология» - «операции... производственного процесса»[42], обусловленные уровнем развития науки и техники, по обслуживанию или эксплуатации процессов или явлений. При этом средство - это способ, инструмент, с помощью которого выполняется какое-либо действие или осуществляется та или иная деятельность, а операция - часть, единица технологического процесса, выполняемая непрерывно и одновременно четко определенным субъектом. Отсюда, последовательность операций - есть технологический процесс, тогда как техника - это совокупность средств. Именно поэтому вопрос о соотношении «техники» и «технологии» в сфере права дискуссионен.

Существующие точки зрения фиксируются в основном в четырех направлениях:

Во-первых, техника и технология признаются имеющими «самостоятельное научно-прикладное юридическое значение»[43] дефинициями с собственными целями и задачами. В этой связи к технике следует отнести правила, приемы и средства, к технологии - методы и способы, отражающие различного рода действия, стадии, этапы, происходящие в процессах реализации права, процессы и процедуры, подчеркивающие действие технических способов, правил, приемов и средств во времени. Отсюда, «техника» статична, а «технология» динамична.

Во-вторых, юридическая техника признается составляющей частью юридической технологии [44] [45]. Подразумевается, что каждый технологический процесс имеет только свойственные ему технические средства (технику).

В-третъих, юридическая технология - это часть юридической техники,

45

и технология - это тоже средство , и «структуру юридической техники» составляют, с одной стороны собственно юридическая техника (средства), с другой - юридическая технология (приемы, способы, методы) [46] [47], хотя при этом получается, что «термин “техника” в используется в двух разных значе-

47

ниях одновременно» .

В четвертых, юридическая техника представляет собой внутреннюю согласованную структуру, сложившуюся систему элементов (В.Л. Кулапов, А.В. Малько). При этом, в отношении юридической технологии применяется иной подход, она рассматривается как совокупность трех основных элементов - техники, стратегии и тактики (В.Н. Карташов)

В-пятых, юридическая техника и технология - это синонимы. Указанное не позволяет говорить об однозначной обособленности, разделении или соподчиненности техники и технологии. В качестве примера приведем их различные определения, используемые в исследованиях технико-юридической правовой среды. Так, «правоприменительная техника представляет собой самостоятельную, научно-практическую категорию, посредством которой объясняются правила создания... актов по применению права» или «правоприменительная технология понимается как научная категория об основных закономерностях и правилах осуществления правопримени-

49

тельнои деятельности» ; «юридическая технология... это категория, предназначенная для познания закономерностей и особенностей... юридической деятельности, а также выработки оптимальных механизмов, направленных на совершенствование ее осуществления»[48] [49] [50]; или юридическая техника - это совокупность (система) средств и приемов, правил [51] [52] [53] [54]. Также к технике относят юридические конструкции, терминологию, а к технологии - способы изло-

52

жения норм, систему отсылок . Иногда способы, приемы и методы юриди-

53

ческой деятельности относят не к технике, а к юридической тактике . Более того, юридическая техника определяется и как «опредмеченная форма право-

54

вых идей, различных социокультурных условий» , мастерство, искусство, то есть технология [55] рассматривается комплексно как внешняя техника, охватывающая вопросы, относящиеся к организации деятельности, и внутренняя, включающая в себя вопросы, непосредственно связанные с результатом [56] [57]. Юридическая техника существует до развертывания юридической деятельности и после завершения ее процедур, понимается как «средство перевода социальных потребностей на язык права, конструирование норм, обязатель-

57

ных для обеспечения правопорядка в обществе» . «В субъективном смысле “техника” означает юридическое искусство отделки правового материала, в объективном - механизм права»[58]. «Технология представляет собой важнейшую часть юридической практики»[59], а «юридическая технология - это сложная целенаправленная деятельность по применению техникоюридических средств в соответствии с определенными правилами...»[60]. Представленное многообразие трактовок говорит о том, что и «техника», и «технология» порой означают одно и то же или, напротив, толкуются разнопланово. При этом их значение сводится к тому, что техника или технология - это правила, закономерности, средства, механизм, деятельность, искусство, практика, идеи и условия.

Представленное «многообразие» трактовок категорий «техника» и «технология» демонстрирует, что техника и технология соотносятся как целое и частъ. Например, юридическая техника может быть представлена законодательной, правоприменительной и иными технологиями; в свою очередь, правоприменительная техника включает в себя технологии досудебного, судебного производства или технологии арбитражного, гражданского, уголовного судопроизводства. Отсюда, целесообразнее полъзоватъся единым понятием - или термином «техника», или понятием «технология».

Учитывая, представленное разнообразие трактовок категорий «техника» и «технология», а также то, что техника охватывает значительно больший пласт «возможностей», «техника» как категория, понятие более емкое и широкое по - содержанию, нежели «технология», как научная категория применительно к правовой специфике закрепилась значительно раньше, чем термин «технология» и наиболее распространена, привлекает внимание ученых давно [61] и распространяется, как мы показали выше, в т.ч. на технологические процессы, представляется возможным признать обоснованным мнение ряда авторов [62] и применять в качестве категориальной основы совершенствования юридической деятельности термин «техника». Хотя данная позиция признается консервативной, «шаблонной»[63] [64].

Итак, можно заключить, что юридическая технология - это часть юридической техники, средство, посредством которого функционируют те или иные инструменты. Поэтому техника как искусство познания и осмысления окружающей действительности использует технологии для оптимизации ре-

64

зультата .

Таким образом, применительно к юридической деятельности вообще мы будем говорить о юридической технике, к сфере правоприменения - о правоприменительной, а учитывая сделанный нами вывод о соотносимости «техники» и «технологии» как целого и частного, аналогично мы будем соотносить понятия «правоприменительная техника», и «правоприменительная технология».

Стилистическое различие указанных категорий, на наш взгляд, не является препятствием, а напротив, позволяет произвести более качественную оценку и сделать объективные выводы, в которых указанное разночтение будет сведено, учитывая предыдущее признание приоритетности категории «техника», к общему знаменателю под названием «правоприменительная техника». При этом предикат «юридическая», «правоприменительная» отражает конкретную функциональную «принадлежность» и является исключительно показателем специфики юридической деятельности. И если понятие «юридическая техника» уже получило распространение и приобрело устой-

чивую популярность, то правоприменительная техника - это сравнительно новая категория теории права [65].

На сегодняшний день правоприменительная техника трактуется как «сложная научно-обоснованная и практически-опосредованная категория, состоящая из определенной совокупности элементов, предназначенная для грамотного составления правоприменительных актов»[66]; как «особый относительно самостоятельный вид юридической техники, представляющий собой систему средств, способов и правил профессиональной юридической деятельности, используемых в рамках разрешительного типа правового регулирования на этапе поднормативной регламентации общественных отношений, технически обеспечивающих действие права в ситуациях, в которых юридические нормы не могут быть реализованы в формах непосредственной реализации без властно-организующего решения компетентного субъекта»[67], как «системное использование в рамках научно обоснованной целенаправленной правоприменительной деятельности средств, методов и правил в целях подготовки и принятия выверенных, качественных правоприменительных актов»[68].

Указанное позволяет выделить следующие свойства правоприменительной техники:

а) искусство правоприменительной деятельности, унифицирующее эффективность правоприменения;

б) обеспечивает государственно-властную деятельность специально уполномоченных на то субъектов (техника правоприменителя);

в) преимущественно регламентирована (нормативными правовыми актами, регламентами, инструкциями, актами толкования, обычаями, сложившимися в практике ритуалами);

г) представляет совокупность специализированных средств (экспертиза, криминалистическая техника, механизмы анализа доказательств на допустимость и обоснованность, судебные ритуалы и символы, способы и правила создания правоприменительных актов, исполнительные листы и правила исполнительного производства и исполнения наказаний, мониторинг правоприменения);

д) предполагает использование иных средств юридической техники (мониторинг законодательства, правила создания нормативно-правовых актов, юридические конструкции, фикции, аксиомы, преюдиции, презумпции, аналогии права и закона, правовые символы и др.);

е) является синтезом научных знаний и практических навыков по осуществлению правоприменительной деятельности.

Представленное позволяет сформулировать следующие признаки правоприменительной техники (первые три признака вытекают из сущности правоприменения и правоприменительной деятельности):

1. это профессиональная государственно - властная техника уполномоченных на то субъектов

2. используется при осуществлении правоприменительной деятельности,

3. направлена на совершенствование индивидуально-правового регулирования,

4. обеспечивает совершенствование правоприменительной деятельности при помощи юридико-значимых правовых средств.

Анализ представленных признаков правоприменительной техники позволяет заключить, что правоприменительная техника (авт. опред.) - это совокупность юридико-значимых средств (статика), получивших правовую регламентацию и используемых для совершенствования правоприменительной деятельности (динамика).

С позиций осмысления сущности и природы того или иного понятия его нужно подвергнуть делению посредством классификации - распределения предметов по группам (классам), имеющим постоянное, определенное место. Сущность деления понятия «правоприменительная техника» состоит в том, что предметы, входящие в его объем как делимого понятия, распределяются по группам. При этом понятие «правоприменительная техника» рассматривается одновременно и как родовое (его объем разделяется на соподчиненные виды), и как соподчиненное по отношению к родовому понятию «юридическая техника», так как «классификация образует развернутую систему, где каждый член деления вновь делится на новые члены, разветвляясь на множество классов»[69] [70] [71]. Учитывая изложенное, классифицировать правоприменительную технику считаем целесообразным с определения ее места в системе видового многообразия юридической техники. Неоднозначность содержания последней порождает и многообразие оснований ее

70

классификации .

Следует отметить, что представленные в научных исследованиях клас-

71

сификации достаточно подробны и обоснованы , и, на наш взгляд, не имеет смысла прибегать к их простому цитированию, поэтому представляется необходимым представить те классификационные основания юридической техники, которые будут отражать сущность и предназначение техники правоприменения, преимущественно судебного, как «высокозначимого компонента применения права, представленного в качестве его специфического типа, наиболее полно воплощающего правосудие в его гуманистическом и демо-

72

кратическом смыслах» .

Среди них выделим основные, имеющие непосредственное значение для правоприменительной сферы (А), и иные, имеющие опосредованное значение для правоприменительной сферы (Б) классификационные основания.

К первым отнесем следующие:

I (А). В зависимости от вида юридической профессии юридическая техника делится на: судебную, следственную, прокурорскую, адвокатскую, экспертную, нотариальную, регистрационную, лицензионную, фискальную,

V3

консультационную . Данный перечень считаем необходимым дополнить техникой медиации [72] [73] [74] [75] как сравнительно новым направлением правореализационной деятельности.

Учитывая, что правоприменительная деятельность осуществляется по-

V5

этапно и состоит из предварительного (аналитико-логические действия по установлению юридических фактов, раскрытию специфики дела), основного (отыскание необходимых правовых норм, их толкование, подведение правовых норм под частные случаи, мотивировка и обоснование сделанного правоприменителем выбора), итогового (принятие правоприменительного решения и его документальное оформление, оглашение и разъяснение принятого решения), исполнительного [76] (исполнение правоприменительного решения) этапов, соответствующие юридические профессии наиболее востребованы именно в правоприменительной сфере, следовательно, профессиональная юридическая техника формируется в процессе обучения, практики освоения профессии и оказывает значимое воздействие на повышение результативности правоприменения.

II (А). По субъектам юридической деятельности можно выделить тех-

77

нику властной и невластной юридической деятельности . Основным критерием деления здесь выступает категория «власть», которая, как сугубо политический феномен, занимает, на наш взгляд, важное место в системе правового регулирования (дуализм «власть и право» проявляется причинноследственной зависимостью), представляя один из важнейших и наиболее древних элементов политико-правовой системы. Так, власть - это средство осуществления права, а с помощью права власть получает возможность реа-

78

лизовываться. Согласно конкретным исследовательским подходам , власть рассматривается как особое волевое отношение субъекта к объекту, побуждающее объект властного отношения совершать определенные действия по желанию субъекта. Таким образом, особенный признак власти - доминирующая роль властной воли субъекта, которая выступает, с одной стороны, как глубинное, природное свойство субъекта, основа его деятельности, с другой - как форма, в которой концентрируется мотивирующее поведение субъекта, его политико-правовые и моральные ценности. Следовательно, именно техника властной юридической деятельности, в силу свойственных ей признаков, ложится в основу правоприменительной деятельности. Отсюда, субъектами правоприменния мы будем считать государственно-властные органы и [77] [78] деятельность лиц, наделенных властными полномочиями. Речь идет о публичной сфере правореализации, оснащенной императивнорегламентированными механизмами юридической техники (вынесение приговора, принятие присяги). Что же касается техники невластной юридической деятельности, то она охватывает такие стадии правореализации, как использование, исполнение, соблюдение, то есть частно-правовую сферу юридической деятельности, осуществляемой в большей мере по принципу диспозитивности (заключение договоров, оказании юридической помощи частным лицам).

III (А). Учитывая, что любая юридическая деятельность облачена в соответствующую форму, за основу видового деления юридической техники берется конкретная форма юридической деятельности. Отсюда, юридическая техника делится [79] [80] [81] на письменную (индивидуальные акты правоприменения, приказы, договоры и иные локальные нормативно-правовые акты) и устную (техника представительства, защиты и обвинения в суде); при этом предикат «устная» подчеркивает отсутствие письменной формы, а предикат

«письменная» предполагает фиксацию соответствующего содержания в

80

письменной форме (на бумажном и электронном носителях) , что обеспечи-

81

вает реализацию конституционных принципов, например, гласности . Что касается правоприменения, то здесь все, что касается правоприменительного решения, относится к письменной юридической технике, а то, что касается правоприменительных процессов процедур - к устной.

IV (А). В зависимости от способов издания , используемых в совершении юридически-значимых действий, можно выделить юридическую технику, применяемую коллегиально и единолично. В первом случае имеется ввиду непосредственно законотворческая техника по составлению нормативноправовых актов, а также правоприменительная техника в части вынесения решений коллегиально (постановления Конституционного Суда РФ). Во втором случае это техника актов (документов и действий), принимаемых единолично (указы президента, протоколы об административных правонарушениях, судебные приказы, распоряжения руководителя, удаление судьи в совещательную комнату). Соответственно, данное классификационное основание применимо в правоприменительной сфере непосредственно.

К иным основаниям классификационного деления отнесем следующие:

I (Б). С позиции юридической природы юридических актов выделяют

83

технику нормативно-правовых и индивидуально-правовых актов . В первом случае речь идет о законах и подзаконных нормативно-правовых актах. Во втором - о судебных решениях, приказах государственных и частных организаций. При этом считаем необходимым, применяя дихотомическое деление понятия «юридическая техника», продолжить деление индивидуальноправовых актов на технику актов-документов (судебные постановления) и актов-действий (регистрация брака).

Так, правоприменительный акт-документ:

а) имеет письменную форму и определенную структуру, а именно состоит из следующих обязательных частей: вводной (наличие точного наименования (приговор, решение, определение), дата и место издания, наименование органа (лица), издавшего акт, подпись ответственного лица, печать); описательной (фабула дела, сведения о фактических обстоятельствах); мотивировочной (обоснование принятого решения); резолютивной (излагается принятое решение). Отсюда, «внешность» правоприменительного акта отра- [82] [83] жает предмет регулирования, сферу действия, облегчая оперативный поиск и использование нужной правовой информации;

б) исходит от правоприменяющих субъектов - лиц, специально уполномоченных государством на исполнение обязанностей в соответствии с законом;

в) имеет строго регламентированный в соответствии с действующим процессуальным законодательством процесс принятия;

г) имеет обязательный характер, то есть обладает юридической силой (порождает правовые последствия, защищается государством);

д) носит индивидуальный (персонифицированный) характер, то есть адресован к конкретным субъектам;

е) носит преимущественно однократный характер (никто не может быть осужден по одному и тому же делу повторно, никто не вправе обращаться в суд по аналогичным основаниям, исключения составляют только конкретные обстоятельства - повторное взыскание алиментов при существенном изменении условий);

д) его исполнение обеспечивается законом и государственным аппаратом принуждения.

Следовательно, правоприменительный акт-документ - это индивидуально-правовое предписание, исходящее от правоприменяющего субъекта, выражающее решение по конкретному юридическому делу однократного, обязательного применения, порождающее правовые последствия для конкретного лица (решение суда, судебный приказ, приговор, постановление о возбуждении уголовного дела, постановление об административном правонарушении, мировое соглашение и т. п.). Однако следует признать, что не все официальные документы, разрабатываемые, принимаемые органами публичной власти, должностными лицами, являются актами применения. Существуют официальные документы, которые, при наличии указанных признаков правоприменительного акта, непосредственно не порождают правоотношений (справки, свидетельства, заключения, повестки, регламент, инструкции).

Правоприменительный акт-действие характеризуется схожими с правоприменительными актами-документами признаками, однако выраженными в динамике:

а) это деятельность по индивидуализации правовых предписаний относительно конкретного субъекта в конкретной ситуации;

б) это строго регламентированная законом деятельность (процесс, процедура);

в) осуществляется государственно-властными субъектами;

г) это деятельность, предшествующая вынесению индивидуальноправовых предписаний, выраженных в форме правоприменительного акта- документа;

д) это деятельность, направленная на эффективное исполнение вынесенного правоприменительного акта-документа.

Следовательно, правоприменительный акт-действие - это деятельность специально уполномоченных на то субъектов, осуществляемая в строго регламентированной форме, направленная на результат, выраженный в принятии и исполнении правоприменительного акта-документа.

В рассматриваемой классификации техника нормативно-правовых актов оказывает опосредованное влияние на формирование актов правоприменения, так как они отличаются по форме, содержанию и правилам составления. Вместе с тем общие правила принятия нормативно-правовых актов (четкость и однозначность формулировок, последовательность изложения, непротиворечивость и т. п.) при составлении правоприменительных актов заимствуются.

II (Б). Исходя из количества лиц, участвующих в осуществлении юридической деятельности, можно выделить технику односторонних (завещания), двусторонних (договоры, соглашения), а также многосторонних (коллективные договоры, судебные процессы) актов:

а) односторонняя техника в части осуществления правоприменителем единолично определенных действий по подготовке и вынесению правоприменительного акта;

б) двусторонняя или многостороння - поскольку в правоприменительной деятельности задействовано как минимум две стороны (ответчик и истец) и более (при участии третьих лиц), или когда количество лиц влияет на специфику содержания выносимых правоприменителем решений (например, когда в основу выносимого правоприменителем решения ложится не норма закона, а конкретное содержание договора).

III (Б). Юридическую технику различают и по отраслевой принадлеж-

84

ности . Речь идет об общей (общие правила для всех отраслей права) и от-

85

раслевой (конституционно-правовой , гражданско-правовой, уголовноправовой [84] [85] [86] [87], административно-правовой) технике.

Общую технику совершенно целесообразно, особенно в правопримен- тельной сфере, делят на материально-правовую и процессуально-правовую

87

технику , сюда же можно отнести и правовые принципы - общеобязательные, императивные начала. Отраслевые же правила в сфере правоприменения, помимо императивности (конституционно-правовая и уголовноправовая), могут отличаться диспозитивностью использования (гражданскоправовая сфера). Аналогично отличаются язык и стиль нормативных (общих) и правоприменительных (индивидуальных) документов.

IV (Б). В зависимости от содержания правового регулирования возможно как деление юридической техники на два основных блока, учитывая масштабность и сущность правового регулирования (правотворческую и правоприменительную технику), так и применение более дробного членения, позволяющего разделить юридическую технику на правотворческую (совокупность правил, методов, средств и приемов, используемых субъектами нормотворческого процесса при создании нормативных правовых актов),

89

правоприменительную (составление, оформление правоприменительных актов), интерпретационную 90 (создание актов, разъясняющих нормы права и выявляющих их точный смысл), систематизационную (приведение правовых актов в упорядоченную систему), правоисполнительную 91. При этом техника систематизации, интерпретационная и правоисполнительная техники занимают некое рубежное положение, так как могут быть включены в указанные выше основные блоки (систематизацию и толкование при определенных условиях можно отнести к правотворчеству, а толкование и правоиспонение - к правоприменению).

В данной классификации к правоприменению непосредственно относится только правоприменительная техника, а остальные виды юридической техники влияют на правоприменение опосредованно. Так, законодательная техника является основой для подготовки правоприменительных актов (юридическая терминология, правила изложения текста); техника толкования дает возможность обеспечить все стадии правового регулирования (создание, реализацию, применение правовых норм) качественным наполнением, выступая активным дополнением процессов реализации права; систематизационная техника (сюда же отнесем и технику учета) обеспечивает повышение эффективности правотворчества, правореализации, правоприменения; правоприменительная техника направлена на конкретное, персонифицированное юридическое разрешение, пересекаясь с техникой правореализационной, но в то же [88] [89] [90] [91] время они дифференцируются как две относительно самостоятельных формы [92] [93] [94], при этом их объединяющим звеном выступает деятельность толкования правовых норм, то есть «их составной частью является интерпретацион-

93 94

ная техника» . Перечень указанных видов не является исчерпывающим , его можно продолжить, дифференцируя, в свою очередь, перечисленные виды юридической техники на подвиды. Так, законодательная техника может делиться: по субъекту (техника федерального законодателя и субъекта Федерации), по предмету регулирования (техника уголовного, налогового, гражданского, административного, бюджетного законодательства) [95] [96] [97]; интерпретаци-

96

онная техника, или техника толкования , которая признается и как самосто-

97

ятельный вид юридической техники , и как разновидность техники право-

98

применения [98] (в юридической литературе отстаивается как одна, так и другая точки зрения [99]), может разграничиваться: по субъекту (техника официального (аутентичное и судебное) и неофициального толкования (обыденная, профессиональная, доктринальная)), по юридическому содержанию (техника толкования норм уголовного, гражданского, семейного права), по способу (техника языкового, логического, систематического, исторического толкования), по общности и объему исследуемых решений (техника общего и казуального толкования [100]); в правоприменительной технике можно выделить технику правоприменительных актов и действий, а также досудебную, судебную, исполнительную техники, и т. д.

Многообразие видов юридической техники позволяет обеспечить реализацию права, охватить весь спектр юридических отношений. Рассматривая каждый вид юридической техники с позиции осмысления его места, роли и основания, можно сделать вывод, что, с одной стороны, классификация видов техники юридической деятельности теоретически необходима, с другой стороны, она «раскрывается» посредством тесной взаимосвязи и взаимопроникновения подвидов, что подтверждает «стратегическое, сквозное предназначение права»[101], единство реализации правовых норм и правоотношений.

Представленное «практическое» смешение и пересечение видов юридической техники показывает, что правоприменительная техника присутствует, явно или скрыто, во всех видах и подвидах юридической техники, включает практически весь спектр юридических профессий, является государственно-властной, выражается в устной и письменной форме, осуществляется коллегиально и единолично. Указанное предопределяет классификационное деление непосредственно правоприменительной техники.

В зависимости от специфики юридической профессии правоприменительная техника делится на: судебную, следственную, прокурорскую, фискальную, публично-административную, адвокатскую, нотариальную, медиа- ционную.

По субъектам правоприменительной деятельности правоприменительную технику подразделяют на: технику следователя, дознавателя, судьи, административного, фискального органов, технику судебного пристава, технику адвоката, нотариуса.

По правоприменительным стадиям можно выделить технику административного, претензионного урегулирования, досудебную (следственную и медиационную), судебную, исполнительную техники.

По отраслевому признаку - подразделить на технику применения уголовного, административного, гражданского, семейного, налогового права [102].

По видам судопроизводства можно выделить технику приказного, искового, особого производства, технику апелляционного, кассационного,

103

надзорного производства .

Отметим, что по степени властности правоприменительная техника не делится, так как является властной по своей сущности.

Исходя из разнообразия юридической деятельности, перечень видов правоприменительной техники также не может считаться исчерпывающим, ведь на нее оказывает влияние как экономическое (материально-техническое обеспечение правоприменителя) и политическое (определение целей и средств достижения эффективности правоприменения) состояние государства, то есть внешние факторы развития, так и ряд субъективных факторов: уровень процессуальной подготовки государственных служащих и правоприменителей; их нравственно-психологические качества и уровень правосознания и правовой культуры как системы определенных общепризнанных ценностей общества и отдельных категорий лиц. Это непосредственным образом влияет на технико-юридическое (совокупность свойств формы законодательных актов, обусловливающих их соответствие содержанию и нормативно-правовому характеру закона [103] [104]) и информационно-обеспечительное (правовая осведомленность должностных лиц и граждан, наличие достаточных знаний о предусмотренных законом правах, обязанностях и проблемы, связанные с источниками получения этой информации) качество правоприменительных актов.

Следовательно, особую практическую ценность приобретает именно техника правоприменения, так как правоприменительный механизм в системе инструментария юридической техники демонстрирует эффективность «действия права» и правоприменения, качественный уровень индивидуального правового регулирования.

<< | >>
Источник: ШАРНО Оксана Игоревна. ПРАВОВЫЕ СИМВОЛЫ КАК СРЕДСТВА ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ТЕХНИКИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Саратов - 2014. 2014

Еще по теме §1 Понятие и основные виды правоприменительной техники:

  1. Основные правовые пути повышения эффективности ТПИ
  2. §1 Понятие и основные виды правоприменительной техники
  3. §2 Анализ средств правоприменительной техники
  4. §3 Классификация правовых символов как средств правоприменительной техники
  5. 1.1 Понятие и сущность тактических операций в криминалистике
  6. Понятие и стадии законотворчества. Юридическая техника
  7. 57. Юридическая техника: понятие, виды, принципы. Правотворческая и правоприменительная техника.
  8. Глава 3. Правоприменительная техника в сфере реализации правовых запретов
  9. § 1. Юридическая техника правотворчества: определение институционально-правового статуса и элементный состав
  10. § 2. Средства юридической техники правотворчества: проблемыразграничения и классификации
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -