<<
>>

3.3. Заочное производство

Заочное производство - это очень интересный институт уже хотя бы потому, что на примере его анализа можно довольно четко увидеть различие между упрощением, ускорением и оптимизацией.

В отношении заочного производства в теории и практике сформировалась точка зрения, что это безоговорочно упрощенное производство[624].

Любопытно заметить, что те ученые, которые специально, глубоко и подробно занимались исследованием заочного производства, придерживаются совсем иного мнения. Так, И.И. Черных полагает, что «заочное производство не является сокращенным или упрощенным. Порядок заочного разбирательства подчиняется общим правилам судебного разбирательства, однако имеет ряд особенностей, весьма существенных для того, чтобы быть закрепленными в отдельных нормах»[625]. Аналогично оценивает заочное производство и И.В. Уткина[626].

Соглашаясь с названными авторами, а также оспаривая мнение тех, кто полагает заочное производство формой ускорения процесса, Г.Л. Осокина отмечает, что «факт отсутствия ответчика в судебном заседании при заочном рассмотрении дела не является достаточным аргументом для определения заочного производства как упрощенной и ускоренной формы судебного процесса. Неприменение при заочном рассмотрении дела таких элементов гражданской процессуальной формы, как дача ответчиком объяснений и выступление его в судебных прениях с лихвой компенсируется правилом ст. 237 ГПК РФ. ….Как показывает судебная практика, институт заочного производства не столько ускоряет, сколько замедляет защиту нарушенных прав и законных интересов граждан и организаций. Упрощение и ускорение не характерны для заочного производства по российскому гражданскому процессуальному закону»[627].

Этот вывод представляется справедливым, аргументированным, основанным не на отдельных нормах, включенных в правовой институт, а на его целостном восприятии и анализе.

Хотелось бы разрушить не только тот сложившийся стереотип отношения к заочному производству, как к упрощенному, и, в силу этого, упоминание о нем в выступлениях, статьях и научных исследованиях рядом с приказным производством, но и отнесение заочного производства к полностью альтернативной развернутой процедуре рассмотрения дела. Все - таки в заочном производстве альтернатива возникает случайно. Обращаясь в суд, истец не может (исключая случаи злоупотребления правом) знать наперед, явится ли ответчик на судебное разбирательство. Следовательно, этапы возбуждения и подготовки дела проходят совершенно в общем режиме, в том числе с возможной реализацией диспозитивного права истца на изменение предмета или основания иска. Именно поэтому не совсем точном будет утверждение, что в заочном производстве истец лишается права на изменение предмета или основания иска. Заочное производство в реальном деле – это только этап рассмотрения дела и особая процедура отмены и обжалования решения. Право на изменение иска у истца присутствует и не исчезает на всем протяжении дела в первой инстанции, но реализовать это право по вполне понятным и вытекающим из принципов процессуального права причинам в заочном производстве истец не может. Если судебное заседание, которое по согласию истца начало развиваться как заочное производство, завершится отложением дела, истец вполне может воспользоваться правом на изменение иска.

С.К. Загайнова предлагает некую новую конструкцию совершенствования института заочного производства, чтобы исключить действие ч. 4 ст. 233 ГПК РФ и дать возможность истцу изменять иск и в заочном производстве. Речь идет о введении правила обмена состязательными бумагами, т.е. направлению всех судебных документов до предъявления их в суд противоположной стороне в процессе. Это сэкономило бы время и освободило бы суд от несвойственных ему функций – направления копий документов от одной стороны другой. В этом случае истец сможет изменить иск, если предъявит доказательства получения ответчиком необходимых документов[628].

А «при несоблюдении истцом правила об извещении ответчика обо всех изменениях искового требования истец лишается возможности распоряжения своими диспозитивными правами в отношении заявленного иска»[629].

Не могу не усомниться в целесообразности этих предложений по целому ряду причин.

Во-первых, возможность напрямую пересылать возражения и доказательства от истца к ответчику и наоборот, с непременным направлением таких материалов и суду, уже сегодня закреплена в ст. 149 ГПК. И хотя ясно, что считать это правилом раскрытия доказательств нельзя, тем не менее, само появление в ГПК РФ норм о действиях сторон при подготовке дела к судебному разбирательству следует расценить как усиление состязательности и переложение «части активности» с суда на стороны. Это очень осторожный шаг, но в условиях российского менталитета, выросшего на следственной модели процесса, более резкого и крупного шага делать нельзя. Даже в АПК, на который неоднократно, как на образец в решении вопроса о раскрытии доказательств, ссылается С. К. Загайнова, это правило не доведено до логического конца, а уж в практике арбитражных судов и вовсе работает только по судейскому усмотрению. Говоря иначе, наше общество не доросло до введения в настоящее время в общих судах правила раскрытия доказательств.

Во-вторых, хорошо известно, что изменение иска находится под контролем суда. Даже простое увеличение исковых требований предполагает доплату государственной пошлины. Значит, может получиться так, что истец непосредственно ответчику (а также в суд) направит информацию об изменении предмета, или основании иска. Проанализировав ситуацию, ответчик такой поворот в деле сочтет для себя благом и придет к выводу о ненужности явки на судебное разбирательство. Однако в судебном заседании суд придет к выводу, что на самом деле присутствует не изменение в иске, а полная замена иска, и откажет в принятии таких действий. Вот и получается, что с помощью такой конструкции можно легко ввести ответчика в заблуждение.

В-третьих, понадобится введение в ГПК новых норм, которые позволяли бы суду осуществлять контроль за тем, что истец отправил материалы ответчику, а тот их на самом деле получил.

Наконец, встает вопрос: а ради чего нужны все эти изменения? И по сегодня действующей модели заочного производства, если истец полагает нужным для своей защиты изменить иск, то он просто не дает согласие на заочное производство. Если же такая мысль приходит к нему с опозданием, т.е. в ходе судебного заседания, которое идет по заочной процедуре, то отнюдь не все потеряно. Такое судебное заседание также может быть отложено, как и любое другое. Надо только убедить суд в обоснованности своего ходатайства.

В итоге наших рассуждений зададимся вопросом: значим ли вывод о том, что заочное производство не является упрощенным производством?

Ответ на этот вопрос будет утвердительным. Оценка эффективности процедуры заочного производства должна осуществляться не по тому, насколько она ускоряет процесс или «облегчает жизнь» сторон или суда, а из того, насколько она оптимальна с точки зрения достижения целей, ради которых вводился соответствующий правовой институт.

Полагаю, что ближе всех к обозначению целей заочного производства подошла И. И. Черных. По ее мнению, в основе организации заочного производства лежит сочетание двух важнейших постулатов процесса – во-первых: никто не должен быть осужден, не будучи выслушанным, и, во-вторых, судебное разбирательство не должно затягиваться до бесконечности. Сама возможность рассмотрения дела в порядке заочного производства есть мера вынужденная и направленная на реализацию права истца на судебную защиту его интересов[630].

Действительно, надо суду дать в руки такой правовой инструмент, с помощью которого можно будет, не нарушая сроки, или хотя бы без волокиты рассмотреть дело, вынести решение, оказать защиту лицу, обратившемуся в суд, но при этом предоставить и достаточные гарантии другой стороне.

Существование такого института вполне целесообразно.

В нем есть потребность. И нет ничего страшного в том, что его востребованность на практике, особенно в сравнении с приказным производством, весьма скромная[631]. Это отнюдь не свидетельствует о низкой эффективности заочного производства. Нельзя ожидать от явления тех результатов, которых оно по сути дать не может.

С учетом обозначенных выводов можно предпринять попытку оценить высказываемые в литературе предложения о закреплении института заочного производства и в АПК РФ[632].

На мой взгляд, такое возможное решение законодателя не будет ошибочным с точки зрения существа и системы арбитражного процесса. Однако, вряд ли это будет целесообразный шаг. Такое предположение вытекает именно из понимания цели заочного производства. Оно ничего не ускоряет и не упрощает. В арбитражном процессе дела, в основном, ведут профессионалы, в условиях «искореженной» экономики ориентирующиеся на понятия «рыночной» морали и порядочности. Значит, целевые установки института немедленно окажутся искажены. И вместо ухода от волокиты, мы получим ее в двойном размере.

И последний вывод в рамках рассмотрения заочного производства: дифференциация производств в процессе идет по самым разным направлениям, исходя из целей, осознанных законодателем.

<< | >>
Источник: Громошина Наталья Андреевна. Дифференциация и унификация в гражданском судопроизводстве. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва-2010. 2010

Еще по теме 3.3. Заочное производство:

  1. Глава 11. Производство в суде первой инстанции
  2. § 8. Заочное производство
  3. § 9. Особое производство
  4. 4. Заочное рассмотрение дела
  5. Заочное решение. Условия его вынесения и порядок его отмены.
  6. Понятие и сущность производства по делам, возникающим из публичных правоотношений. Категории дел.
  7. 84. Заочное решение: особенности вынесения.
  8. 85. Порядок обжалования заочного решения. Защита прав и интересов ответчика при постановке заочного судебного решения. Основания к отмене заочного решения.
  9. 103. Производство в суде апелляционной инстанции. Полномочия апелляционной инстанции. Основания для отмены или изменения решений мирового судьи в апелляционном порядке.
  10. 82.Понятие, особенности заочного производства и заочного решения.
  11. 64.Заочное производство.
  12. 66.Понятие, сущность и особенности производства по делам, возникающим из публично-правовых отношений.
  13. Понятие, значение, условия и порядок заочного производства.
  14. Понятие и значение заочного производства
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -