<<
>>

I. Влияние принципа диспозитивности на процессуальное положение суда. Основные “диспозитивные запреты”

Итак, активные полномочия суда существуют в двух сферах: в сфере движения процесса как такового и в сфере процессуального познания. Правильнее и логичнее было бы начать анализ конкретных проявлений процессуальной активности суда в первой из двух сфер, ибо, прежде всего, нас интересует вопрос о том, влияние каких сил движет гражданским процессом и какова в этом влиянии роль суда.

Особенность тех общественных отношений, которые являются предметом рассмотрения в гражданском судопроизводстве, в значительной степени предопределила существование такого специфического отраслевого гражданско-процессуального принципа, как принцип диспозитивности. Всё движение гражданского процесса подчиняется действию этого принципа. С целью подробного анализа природы и необходимости существования активных полномочий суда в сфере движения процесса обратимся к понятию и истокам диспозитивного начала гражданского судопроизводства.

В науке гражданского процессуального права сложилось двоякое толкование принципа диспозитивности. Одни процессуалисты понимают под указанным принципом основное руководящее начало гражданского процессуального права, в соответствии с которым участвующие в деле лица (и в первую очередь - стороны) могут свободно распоряжаться своими материальными и процессуальными правами, а также средствами их защиты.[36] Другие - рассматривают принцип диспозитивности как движущее начало гражданского процесса, заключающееся в зависимости движения процесса (его возникновения, развития и окончания) главным образом от волеизъявлений заинтересованных лиц.[37] Не ставя своей задачей подробный анализ названных подходов к пониманию принципа диспозитивности, отмечу лишь, что прав в этом смысле А.Т.Боннер, говоря, что между разными на первый взгляд формулировками нет противоречий и непреодолимой грани - обе позиции верно отражают основное содержание принципа диспозитивности с различных позиций: первая - с позиции субъектов гражданского судопроизводства, вторая - с точки зрения механизма движения процесса.

Однако следует также согласиться с А.Т.Боннером и в том, что предпочтительнее понимание диспозитивности как движущего начала гражданского процесса, ибо оно не содержит ряда недостатков, присущих первой точке зрения, а именно: неудачность термина “распоряжение” применительно к осуществлению гражданских процессуальных прав и невозможность отграничить содержание принципа диспозитивности в таком понимании от содержания принципа состязательности.[38] К названным аргументам хотелось бы также добавить ещё один, как представляется, не менее важный. В первом понимании принцип диспозитивности распространяется только на лиц, участвующих в деле, другими словами, сущность принципа диспозитивности увязана с определённым процессуальным положением тех, на кого он распространяется. Однако из содержания принципа диспозитивности в таком случае выпадает его важнейшее проявление - возбуждение гражданского процесса по инициативе заинтересованного лица, считающего нарушенными его права и охраняемые законом интересы (ст.3 и п.1ст.4 ГПК РФ). Принцип диспозитивности начинает действовать уже в тот момент, когда лицо только обращается в суд за защитой своего права или законного интереса. Поэтому важно установить, что является внешним стимулом, внешней причиной возникновения процесса. Естественно, что до того, как возбуждён процесс, заинтересованное лицо не занимает процессуальное положение истца и диспозитивность в смысле возможности участвующих в деле лиц свободно распоряжаться своими материальными и процессуальными правами на него не распространяется. Таким образом, ответ на главный вопрос: по чьей инициативе возбуждается гражданский процесс - оказывается за пределами принципа диспозитивности.

Представляется, что распорядительные правомочия сторон - не сущность принципа диспозитивности, а проявления этой сущности. “Суть принципа диспозитивности состоит не в возможности распоряжаться, а в том, что сам волевой акт, сам факт осуществления предоставленной законом возможности... является двигателем процесса”.[39]

На основании вышеизложенного мы будем исходить из понимания принципа диспозитивности как основного руководящего начала гражданского судопроизводства, в соответствии с которым всё движение процесса (его возникновение, развитие, окончание) зависит от волеизъявлений главным образом заинтересованных в исходе дела лиц (причём, в первую очередь тех лиц, которые имеют собственный материально-правовой интерес в исходе дела).

Большинство учёных-процессуалистов до- и постреволюционного периода искали истоки принципа диспозитивности в специфике гражданско-правовых и примыкающих к ним отношений, а именно: в свойстве “распоряжаемости” гражданских прав, в “необязательности осуществления своих прав для отдельного лица”[40], в автономии частной сферы. К.И.Малышев, например, так писал об особенностях гражданских прав и влиянии этих особенностей на гражданско-процессуальную форму защиты: “Права эти составляют частную сферу лица и состоят обыкновенно в свободном распоряжении владельца. Семейный круг и частное имущество хозяина - это такие сферы индивидуальной свободы, которые необходимо охраняются законом от вторжения посторонних лиц, даже обеспеченных властью и действующих ex officio... Общественная власть не призвана вмешиваться в эти частные дела ex officio: непрошенное вмешательство могло бы только окончательно расстроить отношения сторон и возбудить процесс там, где дело скорее уладилось бы без суда, без огласки и судебных издержек...”[41] В.Ф.Тараненко среди черт гражданского права, предопределивших существование принципа диспозитивности, называет равноправное положение участников гражданско-правовых отношений, свободу и автономию каждого в распоряжении своим правом.[42]

По существу, принцип диспозитивности обосновывается этими учёными существованием аналогичного метода правового регулирования в гражданском праве. Такая позиция основана на понимании гражданского процесса как “формы жизни” гражданского права. Вместе с тем, представляется неправильным столь жёстко увязывать все особенности

гражданской процессуальной формы защиты прав и законных интересов с особенностями гражданского права. Действительно, чаще всего предметом рассмотрения в гражданском процессе являются гражданские правоотношения, поэтому влияние особенностей данных правоотношений на гражданское судопроизводство отрицать нельзя. В то же время нельзя забывать, что гражданский процесс в РФ возникает не только по поводу гражданских и тесно примыкающих к ним (трудовых, брачно-семейных, жилищных) правоотношений, но и по поводу споров в сфере административно-правовых отношений (гл.гл.22-241 ГПК, Закон РФ от 27.04.93 “Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан”).

И хотя рассмотрение последних предполагает ряд особенностей, в том числе особенностей действия принципа диспозитивности, такие особенности касаются в основном внешних форм проявления диспозитивности, не меняя при этом сути рассматриваемого явления - зависимости движения процесса от волеизъявлений заинтересованных в исходе дела лиц. Между тем, как известно, административные правоотношения носят властно-императивный характер, подчиняются иному методу регулирования, отличному от метода диспозитивности в гражданском праве. Кроме того, как уже ранее отмечалось (см. главу 1), ряд современных процессуалистов склонны не без основания распространять в определённых случаях исковую форму защиты права с присущим ей диспозитивным началом на уголовное судопроизводство. На отсутствие непреодолимой грани между диспозитивностью как основным началом гражданского судопроизводства и публичностью как основным началом уголовного судопроизводства по действующему российскому законодательству уже указывалось в научной литературе.[43]

Всё это заставляет искать природу принципа диспозитивности не в специфике гражданско-правового метода регулирования, а в степени публичной значимости (значимости для государства и общества), которая придаётся законодателем тем или иным отношениям, составляющим предмет судопроизводства. Правонарушения в области гражданских, семейных, трудовых, административных отношений не расцениваются законодателем столь опасными, как преступные правонарушения. В последнем же случае доминирует уже общественный, а не личный интерес, поэтому уголовный процесс преимущественно строится на публичных началах, что не исключает в отдельных случаях применения диспозитивных элементов (так называемые дела частного и частно-публичного обвинения). Поэтому следует согласиться со всё чаще поддерживаемым сегодня в научных кругах мнением Р.Е.Гукасяна о том, что “диспозитивность проявляется там и постольку, где и поскольку речь идёт о защите личного интереса”.[44] “Распоряжаемость” же гражданских прав сама является следствием личного характера тех общественных отношений, которые являются предметом регулирования гражданского права.

Итак, отсутствие публичного интереса в движении гражданского процесса предопределяет такое соотношение процессуальных прав сторон и активных полномочий суда (обязанностей ex officio) в области влияния на движение гражданского процесса, когда первым отдаётся решительное предпочтение перед последними. В этом смысле принцип диспозитивности можно рассматривать как пассивность суда в вопросах управления движением процесса. Обязанности суда в рамках принципа диспозитивности носят, главным образом, пассивный характер, установлены лишь как гарантии реализации процессуальных прав сторон, как гарантия реализации права заинтересованного лица на обращение в суд за защитой своего субъективного материального права.

Из такого соотношения процессуальных прав заинтересованных лиц и официальных обязанностей суда для последнего вытекают следующие основные “диспозитивные запреты”:

1. Суд не может по своей инициативе ex officio возбудить гражданское дело (ст.4 ГПК) - “ judex ne procedat ex officio”.

2. Суд не может ex officio рассмотреть не заявленное истцом требование или изменить заявленные исковые требования (ч.1ст.34, а также общее правило, сформулированное в ст.195 ГПК в ред. от 30.11.95) - “ne eat ultra petita partium”.

3. Суд не может, игнорируя процессуальные волеизъявления сторон, направленные на окончание дела в форме прекращения производства (отказ от иска, мировое соглашение) или постановления решения в пользу одной из сторон (признание иска ответчиком), продолжить судебное разбирательство и постановить решение по своему усмотрению (ч.1 ст.34, чч.4,5 ст.165, пп.4,5 ст.219 ГПК в ред. от 30.11.95).

Следует заметить, что указанные запреты не нашли прямого закрепления в гражданском процессуальном законодательстве, но вытекают из анализа содержания принципа диспозитивности и ряда указанных выше норм, в которых последний по общему признанию находит своё конкретное проявление.

Входя в содержание принципа диспозитивности, указанные запреты образуют общее правило, характеризующее процессуальное положение суда в области управления движением процесса как пассивное. Однако специфика гражданского процессуального права РФ состоит в том, что законодатель, определяя в целом положение суда в данной области как пассивное, однако наделяет суд некоторыми активными полномочиями, позволяющими в ряде случаев влиять на движение процесса. Ответ на вопрос о целесообразности существования таких полномочий ex officio зависит от наличия или отсутствия в каждом из этих случаев публичного интереса.

<< | >>
Источник: Чистякова Ольга Петровна. ПРОБЛЕМА АКТИВНОСТИ СУДА В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ РФ. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Москва - 1997. 1997

Еще по теме I. Влияние принципа диспозитивности на процессуальное положение суда. Основные “диспозитивные запреты”:

  1. § 4. Процессуально-правовая сторона производного иска
  2. I. Влияние принципа диспозитивности на процессуальное положение суда. Основные “диспозитивные запреты”
  3. IY. Выход суда за пределы исковых требований: понятие, условия осуществления
  4. YI. Особенности проявления активности суда, осуществляющего пересмотр судебных постановлений
  5. Лекция 31. Основные тенденции развития национальных правовых систем в ХХ-нач.ХХІ вв.
  6. 2. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ современных АКЦИОНЕРНЫХ ОБЩЕСТВ в россии
  7. §1. Необязывающие инвестиционные принципы АТЭС
  8. § 1. Конституционные цели и принципы как основа правового регулирования права каждого на благоприятную окружающую среду
  9. 4.1 Принципы гражданско-правовой защиты прав потребителей и практика их правового закрепления.
  10. § 3. Особенности правового статуса основного и дочерних хозяйственных обществ
  11. История развития и современная доктрина об условиях заключения брака
  12. §3. Особенности реализации принципов уголовно-процессуального права в производстве по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -