<<
>>

III. Проблема соотношения активных полномочий суда с функциональными принципами гражданского процессуального права

Итак, всякое активное полномочие суда в гражданском процессе есть его процессуальная обязанность, осуществляемая ex officio в интересах государства и общества. Такое построение процессуальных отношений является нетипичным для гражданского судопроизводства, ибо содержание процессуальных отношений, как было показано ранее, строится преимущественно как корреспондирующие права и обязанности.

Обязанности суда ex officio устанавливаются законодателем как исключения из общего правила построения гражданского процессуального отношения, и как всякое исключение, они должны быть ограничены по своему количеству, иметь объективное обоснование своего существования, чёткие пределы реализации. Поэтому очень важно выработать единый критерий определения пределов активности суда, который бы обосновывал допустимость подобных исключений.

Логично предположить, что соотношение в общем объёме полномочий суда его официальных обязанностей (активных обязанностей ex officio) и обязанностей перед частными лицами не является случайным, произвольным, а в конечном счёте определяется реальным соотношением в процессе публичного и частного интересов. Однако проследить это реальное соотношение публичного и частного интересов в качестве критерия определения пределов активности суда можно только в рамках основных функциональных принципов гражданского процессуального права - принципов диспозитивности, состязательности и объективной (судебной) истины - и вот почему. Проблема активности суда проявляется как проблема соотношения официальных обязанностей суда и его обязанностей перед частными лицами, а точнее - как проблема соотношения официальных обязанностей суда и процессуальных прав заинтересованных лиц (ибо обязанности суда перед частными лицами существуют постольку, поскольку существуют процессуальные права этих лиц). Соотношение же процессуальных прав заинтересованных лиц и официальных обязанностей суда как раз и отражают указанные принципы: принцип диспозитивности отражает распределение ролей суда и заинтересованных лиц в управлении движением процесса (позволяет проследить, как соотносятся процессуальные права частных лиц в этой области и активные полномочия суда по управлению движением процесса), тогда как принципы состязательности и объективной (судебной) истины распределяют роли суда и участвующих в деле лиц в процессуальном познании.

Вот почему в научной литературе проблема активности суда традиционно рассматривалась и продолжает рассматриваться в рамках этих принципов. Именно таким образом учёные пытались обосновать то или иное процессуальное положение суда, ту или иную степень его активности в гражданском процессе.

Однако история развития отечественной юриспруденции постреволюционного периода знает из этого исключения. Так, В.М.Семёнов обосновывал существование самостоятельного принципа гражданского процессуального права - принципа процессуальной активности суда. По мнению В.М.Семёнова, “всем своим существом этот принцип обращён к суду, характеризует его положение и деятельность в процессе, поэтому нет оснований рассматривать данный принцип применительно к другим участникам процесса, положение и деятельность которых в судопроизводстве регулируется правом на основании других принципов”.[31]

Обосновывая выделение самостоятельного принципа процессуальной активности суда, В.М.Семёнов обращает нас к его истокам - особенностям общественных отношений, регулируемых гражданским правом: “В рассматриваемом принципе совмещаются два начала - руководство государства гражданским оборотом и осуществление защиты гражданских прав в соответствии с волей и желанием обладателей этих прав, в соответствии с принципом диспозитивности гражданского и гражданско-процессуального права”.[32] В настоящий период общепризнанным является то, что государство не должно вмешиваться в частную сферу столь неограниченно, и государство освободило себя от ряда излишних функций в экономике, от прямого воздействия на товарно-денежные отношения, однако не столь общепризнанным является взгляд на необходимость освободить суд от активных полномочий в гражданском процессе, поскольку без ответа остаётся вопрос: всякая ли официальная обязанность суда вызвана к жизни лишь стремлением государства беспощадно вмешиваться в частную сферу под предлогом того, что “мы ничего “частного” не признаём, для нас всё в области хозяйства есть публично-правовое, а не частное...”? Если так, то правы те учёные и практики, которые утверждают: государство не должно вмешиваться в сферу гражданского общества, а значит и суд в гражданском процессе должен быть урезан в своих официальных полномочиях до минимума.

Для того, чтобы ответить на этот вопрос, представляется более целесообразным рассматривать активные полномочия суда не вместе, в рамках одного принципа, как это делал В.М.Семёнов, а отдельно - по тем сферам процессуальной деятельности, в которых существуют официальные обязанности суда, рассматривать их в соотношении с процессуальными правами заинтересованных лиц, то есть в рамках таких принципов гражданского судопроизводства, как принципы диспозитивности, состязательности и объективной (судебной) истины. Такой подход даёт возможность выявить те конкретные цели, которые преследовал законодатель, устанавливая в каждом данном случае официальную обязанность суда, отдавая предпочтение ей, а не процессуальным правам сторон, или наоборот.

В этой связи следует также согласиться с мнением В.Ф.Тараненко о том, что “...активность суда в гражданском процессе носит многоплановый характер и может касаться самых разнообразных сторон его деятельности... Действия, которые обычно включаются в содержание принципа активности суда, на деле являются проявлением целого ряда других принципов. Рассмотрение активности суда в качестве самостоятельного принципа ведёт к обеднению содержания других принципов”.[33]

В.М.Семёнов пишет, что нарушениями принципа процессуальной активности суда являются “как недостаточная инициатива и активность суда, так и проявление активности в ненадлежащих пределах и направлениях”.[34] Однако каковы же пределы активности суда? В рамках единого принципа процессуальной активности суда трудно найти и обосновать границы такой процессуальной активности. Только в соотношении с процессуальными правами сторон, в рамках иных принципов, обращённых не только к суду (как предложенный В.М.Семёновым принцип процессуальной активности суда), но и к сторонам, иным участвующим в деле лицам, возможно провести эти границы.

Таким образом, рассмотрение проблемы активности суда в рамках самостоятельного принципа гражданского судопроизводства не только не отвечает требованиям времени, но и представляется теоретически несостоятельным, поскольку во-первых, вне связи с процессуальными правами заинтересованных лиц не позволяет правильно определить и обосновать степень активности суда в процессе, обосновывает лишь ничем не ограниченную активность суда, не указывая на её пределы, во-вторых, конструирование новых принципов, подобных принципу процессуальной активности суда, обедняет содержание иных принципов гражданского процессуального права.

И наконец, пожалуй самым убедительным аргументом послужит то, что не могут составлять принципа отрасли права те её нормативные положения, которые являются скорее исключением из общего правила, чем исходным руководящим правилом (первоначалом, основой).

Активность суда, то есть осуществление судом полномочий по своей инициативе, ex officio, следует рассматривать в двух основных плоскостях, в рамках которых развивается вся процессуальная деятельность: во-первых, в сфере управления движением гражданского процесса (его возникновением, развитием, переходом из одной стадии в другую, окончанием), во-вторых, в области процессуального познания (выяснения юридически значимых обстоятельств дела (судебной истины)). Первая процессуальная плоскость подчиняется принципу диспозитивности[35], вторая регулируется принципами объективной (судебной) истины и состязательности.

Изменения, произошедшие в нашей экономической и политической системе за последние годы: расширение частной сферы, частной инициативы и предпринимательства, разрушение тоталитарного режима - повлекли и необходимость изменений в механизмах правового регулирования, прежде всего, расширения диспозитивных методов правового регулирования общественных отношений, изначально присущих гражданскому праву.

Проявляется это не только в более последовательной реализации диспозитивных начал в новом гражданско-правовом законодательстве (ЧЧ.I и II ГК РФ), но и в наметившейся тенденции сближения с гражданским правом в методах регулирования таких отраслей права, которые традиционно рассматривались российской правовой доктриной и системой права самостоятельными. Ярким примером является семейное право (речь идёт о таких нововведениях Семейного Кодекса РФ, как институты брачного договора, соглашений об уплате алиментов, которые свидетельствуют о расширении договорного, диспозитивного начала в методе регулирования семейных отношений). С указанными тенденциями в области материального права связывают необходимость расширения одноимённого начала (принципа диспозитивности) в гражданском судопроизводстве.

С этими же веяниями часто связывают и расширение состязательности в процессе.

Вместе с тем, связь процесса с материальным правом не является столь жёсткой, как это порой пытаются представить. Нельзя механически переносить все закономерности гражданского права на гражданский процесс. Не всякая особенность гражданской процессуальной формы защиты прав и

законных интересов объясняется особенностями гражданских правоотношений. В дальнейшем мы постараемся доказать, что отождествление понятия и природы диспозитивного и состязательного начал и объяснение их особенностями гражданских правоотношений является неверным и приводит к ошибочным выводам относительно пределов активности суда. Если природу принципа диспозитивности правильно ищут в частном характере общественных отношений, являющихся предметом рассмотрения в гражданском судопроизводстве, то истоки принципа состязательности следует искать в самом процессе, в закономерностях процессуального познания, в необходимости обеспечить установление судебной истины.

<< | >>
Источник: Чистякова Ольга Петровна. ПРОБЛЕМА АКТИВНОСТИ СУДА В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ РФ. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Москва - 1997. 1997

Еще по теме III. Проблема соотношения активных полномочий суда с функциональными принципами гражданского процессуального права:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. III. Проблема соотношения активных полномочий суда с функциональными принципами гражданского процессуального права
  3. Раздел V Теория и общие вопросы института выборов и избирательного права, конституционное право Российской Федерации. Политический процесс в Российской Федерации (1993-2009 гг.). Учебники, учебные, учебно-методические пособия, словари, справочники
  4. 2. ОСНОВАНИЯ ПОСТРОЕНИЯ СИСТЕМЫ ПРАВА
  5. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ПРАВОВЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
  6. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  7. 2.I. Методологические основы механизма реализации субъективных политических прав и свобод в Российской Федерации.
  8. 4.3. Место институтов гражданского общества в организационно-правовом механизме обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  9. Закономерности функционирования системы российского уголовного права
  10. 4.1 Понятие, сущность и особенности административного процесса и проблемы кодификации административно-процессуального законодательства
  11. Правовая основа предупреждения коррупции в российском корпоративном секторе: состояние и проблемы.
  12. Приложения
  13. ВВЕДЕНИЕ
  14. §3.1. Развитие правового регулирования профессиональной реабилитации инвалидов в России
  15. § 2. Характеристика элементов, образующих уголовно-правовой ме- ханизм охраны прав и свобод пациента
  16. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  17. §2. Программа исследования статусного публичного права: основные подходы и принципы
  18. § 3. Принципы права как средство ограничения судебного усмотрения
  19. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  20. ВВЕДЕНИЕ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -