<<
>>

§ 1. Понятие и сущность судебного надзора.

Провозглашенное в Конституции Российской Федерации разделение властей является сложным государственным и политико-правовым механизмом. Такая модель государственного управления предполагает разделение полномочий органов власти по субъектному и функциональному признакам. В основе данного разделения лежит конкретная сфера деятельности, которой присущи определенные субъекты, объекты, цели, средства и результаты их достижения.

В ходе исторического развития и совершенствования деятельности органов государственной власти, прежде всего – исполнительной и судебной, менялись способы и формы осуществления возложенных на данные органы функций.

В то же время, относительно неизменными остаются функции контроля и надзора, являющиеся воплощением властных полномочий государственных органов. Не является исключением и судебная власть, где уже длительное время суды осуществляют в пределах своих полномочий надзорную деятельность. В частности, судами общей юрисдикции и арбитражными судами в лице высших судебных инстанций осуществляется надзор за нижестоящими судами путем пересмотра судебных актов и исправления судебных ошибок.

Однако закрепление за судами надзорных функций не является практикой мировых судебных систем, а также исторической традицией отечественной судебной системы. Оно получило устойчивое законодательное закрепление лишь в XX веке. Вопросы, связанные с осуществлением судами

надзора в целом и применимостью данной формы деятельности к осуществлению правосудия, в частности, до настоящего времени, являются дискуссионными.

Обращаясь к этимологическому происхождению слова «надзор», можно отметить, что под ним понимается деятельность по наблюдению с целью присмотра, проверки3. В другом источнике надзор толкуется, во- первых, как наблюдение, присмотр за кем-либо, чем-либо с целью контроля, охраны, во-вторых, наблюдение специальных учреждений, органов власти, общественных организаций, обычно с целью контроля4.

В существующих в настоящее время научных работах в области юриспруденции, прямо или косвенно исследующих надзор, нет единого подхода к пониманию его сущности. Все точки зрения относительно сущности надзора объединяет то, что он понимается как система действий и мероприятий, осуществляемых компетентными органами в соответствии с заданными параметрами деятельности с помощью определенных средств с целью обеспечения законности5.

Можно согласиться с тем, что надзор в отношении поднадзорного

объекта осуществляется извне по определенным параметрам. Это объясняется тем, что в общественных отношениях, возникающих в связи с осуществлением надзора, действуют, как минимум, два субъекта – надзирающий и надзираемый (поднадзорный), что предполагает воздействие первого на деятельность второго. Но для того, чтобы такое воздействие не было произвольным, необходимо задать четкие параметры надзора. В сфере деятельности органов государственной власти, в частности, судебной, это

находит воплощение в наличии нормативных правовых актов

3 См.: Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 1973. С. 365.

4 См.: Словарь современного русского литературного языка. М., 1958. Т. 7. С. 150.

5 См.: Андреева Ю. А. К вопросу о соотношении понятий «контроль» и «надзор». // Административное право и процесс, 2009, № 2; Беляев В. П. Контроль и надзор в Российском государстве: Монография / Науч.

ред. Малько А. В. М., 2005, С. 139; Даев В. Г., Маршунов М. Н. Основы теории прокурорского надзора. Л.,

1990, С. 42-43; Разаренов Ф. С. О сущности и назначении административного надзора в советском государственном управлении. // Вопросы административного права на современном этапе. М., 1963. С. 68-

78.

(процессуального законодательства), регламентирующих надзорную деятельность.

Представляется рационально обоснованным подход Ф. С. Разаренова к определению сущности надзора через целевой аспект – формирование его общих и специальных целей. В качестве специальной цели автор видит предупреждение и пресечение правонарушений, общая цель – обеспечение законности.

В. П. Беляев, рассматривая надзор в субъектном аспекте, в качестве единственных субъектов рассматривает органы исполнительной власти6. Представляется, что такой подход является односторонним и не учитывает современные реалии. Как было отмечено ранее, надзорная форма деятельности стала присуща не только административным органам, но и судам. Закрепление за судами функции надзора подтверждается наличием соответствующих конституционных и процессуальных норм.

Одним из главных признаков надзора является его целевой характер. По мнению большинства учѐных общей и универсальной целью надзора выступает обеспечение соблюдения норм права поднадзорными объектами путѐм непосредственного взаимодействия с ними7. При этом требуемая от поднадзорного объекта модель поведения вполне конкретна.

Функциональным признаком надзора является его защитный и регулятивный характер. Защита подразумевает действия, направленные на обеспечение сохранности социально значимых ценностей8. Причем в конкретной сфере осуществления надзорной деятельности данные ценности могут дифференцироваться. Например, в правоохранительной сфере такими ценностями могут быть законность, права и интересы граждан.

Регулятивная сторона надзора проявляется в двух аспектах. Первый

аспект заключается в осуществлении надзора на основе заранее

6 См.: Беляев В. П. Указ. соч.

7 См.: Тихомиров Ю. А. Власть и управление в социалистическом обществе. М., 1968. С. 92.

8 См.: Мартынов А. В. К вопросу об административном надзоре как функции публичного управления:

понятие, обоснование и главные черты // Административное и муниципальное право. 2009. № 9. С. 65.

установленных правил, соблюдения которых требует надзирающий субъект от поднадзорного объекта. Регулирование предполагает установление общих моделей поведения, которых должны придерживаться участники надзорной деятельности9, что свидетельствует о наличии у надзорного органа властных полномочий, обращѐнных к большому количеству субъектов. С другой стороны, это позволяет адаптировать данные правила к множеству жизненных ситуаций, учесть каждую из которых и облечь в правовую форму крайне сложно.

Второй аспект регулятивного характера надзора состоит в его направленности на общественные отношения с целью их упорядочивания, придания устойчивого и системного характера. Т. Н. Радько рассматривает регулирование в правовой плоскости как регламентацию общественных отношений посредством общеобязательных правил поведения и предписаний индивидуального значения, обеспеченных в необходимых случаях государственным принуждением10. Действительно, в современном обществе цель упорядочивания общественных отношений достигается преимущественно правовыми средствами, основанными на силе государственного принуждения.

Таким образом, основываясь на приведенных выше подходах к пониманию надзора в широком смысле слова и учитывая его сущностные признаки, можно предположить, что надзор – это деятельность органов исполнительной и судебной власти, осуществляемая с целью упорядочивания общественных отношений в конкретной сфере жизнедеятельности на основе универсальных правил (моделей) поведения, регламентированная нормативными правовыми актами и подкрепленная силой государственного принуждения. При этом в структуре надзора всегда присутствуют, как

минимум, два элемента – надзирающий субъект и поднадзорный объект.

9 См.: Аврутин Ю. Е. Правопорядок: организационно-правовое обеспечение в Российской Федерации. Теоретическое административно-правовое исследование: Монография. М., 2003. С. 87.

10 См.: Радько Т. Н. Теория государства и права. М., 2009. С. 472.

Поскольку любая деятельность направлена на достижение конечного результата, можно выделить такой важный элемент судебного надзора, как цель, состоящую в обеспечении законности, защите прав и интересов граждан и организаций.

Основываясь на сущности надзора в широком смысле слова, представляется необходимым определить понятие и признаки собственно судебного надзора, осуществляемого надзорной судебной инстанцией.

Судебная защита гражданских прав полиаспектна и разнонаправленна. Это обусловлено преобладанием частноправовых начал над публично- правовыми в вопросах построения модели гражданской процессуальной формы. Данные обстоятельства влекут необходимость осуществления правосудия по гражданским делам на основе демократических принципов, предоставляющих участникам гражданского оборота свободу как при осуществлении гражданских прав, так и при их защите в судебном порядке. Такими основополагающими принципами выступают равноправие сторон, состязательность, диспозитивность.

В свою очередь, обращение к суду как реализация права на судебную защиту является объемным и предполагает не только право на рассмотрение дела судом первой инстанции, но и право на обжалование судебного акта. Право на обжалование рассматривается как дополнительный, но, в то же время, неотъемлемый компонент судебной защиты. Е. В. Васьковский отмечает, что обладателю гражданского права должна быть предоставлена возможность оспаривать возражения противника или согласиться с ними, обжаловать решение в высшую инстанцию или подчиниться ему, обжаловать

его целиком или в части11. С этим нельзя не согласиться.

В соответствии со статьей 126 Конституции Российской Федерации судебный надзор осуществляется Верховным Судом Российской Федерации в предусмотренных законом процессуальных формах12. В соответствии с

11 См.: Васьковский Е. В. Учебник гражданского процесса. М., 1917. С. 366.

12 Конституция РФ. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.

главой 36 АПК РФ и главой 41.1 ГПК РФ судебный надзор осуществляется в процессуальной форме пересмотра судебных актов нижестоящих судов.

Определение понятия и сущности судебного надзора в целом и надзорной судебной инстанции, в частности, невозможно без обращения к процессуальным признакам, свойственным исключительно суду надзорной инстанции.

Ученые советского периода рассматривали судебный надзор как способ пересмотра вступивших в законную силу судебных решений и руководства судебной практикой13.

В современной литературе существует множество позиций относительно процессуальной природы и назначения судебного надзора. При принятии многочисленных законодательных изменений, направленных на совершенствование современной модели судебного надзора как в судах общей юрисдикции, так и в арбитражных судах, ученые относили деятельность надзорной инстанции к чрезвычайным, исключительным, экстраординарным способам обжалования судебных актов и исправления судебных ошибок14. Однако до сих пор нет единого подхода к тому, в чѐм заключается исключительность, экстраординарность производства в надзорной инстанции.

Раскрытие экстраординарной сущности надзорной судебной инстанции связано с лексическим пониманием экстраординарности. Слово

«экстраординарный» означает «чрезвычайный», «необыкновенный». В свою очередь, «чрезвычайный» означает «исключительный, очень большой, превосходящий все, специально для чего-нибудь назначенный, не предусмотренный обычным ходом дел»15. Иными словами, под

экстраординарностью в лексическом смысле понимается ее

13 См.: Добровольская Т.Н. Понятие надзора за судебной деятельностью судов и его значение для улучшения работы органов советского правосудия // «Ученые записки ВНИИСЗ». Вып. 1/18. М., 1964. С. 90-91; Комиссаров К. И., Воложанин В. П., Козлов А. Ф. Некоторые вопросы развития гражданского процессуального права. Свердловск, 1967. С. 282.

14 См., напр.: Гражданское процессуальное право // Под ред. М. С. Шакарян. М., 2004. С. 423 (автор главы – М. С. Шакарян).

15 См.: Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 1973. С. 872, 891.

исключительность, предполагающая выход за рамки обычного (ординарного)

процесса или явления при наличии специальной цели.

Деление способов проверки судебных актов на ординарные и экстраординарные берет начало в странах Западной Европы16. Впоследствии данный подход был воспринят представителями отечественной доктрины применительно к производству в суде надзорной инстанции.

Критерии отнесения надзорного производства к экстраординарному способу проверки судебных актов выдвигались разные. К их числу относили основания, объект пересмотра, наличие дискреционных полномочий должностных лиц в сфере инициирования пересмотра17.

Современные исследователи также придерживаются множества

позиций по данному вопросу. Л. А. Терехова, полагая необходимым наличие высшего судебного органа, в качестве его исключительности рассматривает специальные случаи пересмотра судебного акта, а также специальную цель пересмотра – обеспечение единства судебной практики18.

Г. А. Жилин в качестве критерия экстраординарной сущности

надзорного производства рассматривает характер судебной ошибки и тяжесть ее последствий, выражающихся в существенном нарушении прав и свобод человека и гражданина, публичных интересов19. Данный подход представляется более обоснованным, но неопределенным в плане перечня прав и свобод, подлежащих защите, и содержания публичных интересов.

К. И. Комиссаров чрезвычайность, экстраординарность судебного надзора рассматривает через необходимость преодоления законной силы

судебного постановления. В качестве дополнительного признака

16 См.: Анненков К. Н. Опыт комментария к УГС. Т. 4. СПб., 1884. С. 328; Кейлин А. Д. Судопроизводство и гражданский процесс капиталистических государств. Часть 2. М., 1958. С. 256-257.

17 См.: Бугаевский А. А. Гражданский процесс в его движении. С приложением типичных дел. Л., 1924. С.

58; Кац С. Ю. Судебный надзор в гражданском производстве. М., 1980. С. 136; Комментарий к ГПК РСФСР. М., 1976. С. 419, 420; Советский гражданский процесс. М., 1979. С. 267; Строгович М. С. Проверка законности и обоснованности судебных приговоров. М., 1956. С. 258-260.

18 См.: Терехова Л. А. Система пересмотра судебных актов в механизме судебной защиты. М., 2007. 320 с. //

Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

19 См.: Жилин Г. А. Обжалование судебных актов как средство обеспечения эффективности гражданского судопроизводства // Журнал конституционного правосудия. 2009. № 5. С. 16-25.

экстраординарности К. И. Комиссаров рассматривает руководство судебной практикой20. С данной позицией можно с уверенностью согласиться.

Т. В. Сахнова связывает экстраординарность судебного надзора с возможностью преодоления законной силы судебного акта, подлежащего изменению или отмене21. Данная точка зрения близка правовой позиции Европейского Суда по правам человека, оценивавшего отечественное надзорное производство на предмет соответствия Европейской Конвенции.

Исправление судебных ошибок в инстанционном порядке в системе судов общей и арбитражной юрисдикции последовательно осуществляется тремя судебными инстанциями – апелляционной, кассационной и надзорной. Судебное разбирательство в каждой из инстанций различается по предмету проверки, целям судопроизводства, полномочиям соответствующей инстанции.

Действующее процессуальное законодательство содержит лишь общие цели гражданского и арбитражного судопроизводства, специальные цели применительно к проверочным инстанциям, в том числе и надзорной судебной инстанции, не закреплены. Это и понятно, поскольку основное бремя судебной защиты возложено не на проверочные инстанции, а на суд первой инстанции. Предполагается, что решение именно суда первой инстанции будет окончательным по делу. Обращение в вышестоящие инстанции, включая надзорную, отражает особые обстоятельства, послужившие поводом к этому. Следовательно, цели производства в надзорной инстанции хотя и обязаны корреспондировать общим целям судопроизводства, но имеют и специальный характер.

Обращаясь к процессуальному законодательству в вопросе общих целей судопроизводства, можно обнаружить некоторое смешение понятий

«цели» и «задачи». Так, в ст. 2 ГПК РФ цели и задачи гражданского

судопроизводства разделяются, в ст. 2 АПК РФ, напротив, закрепляются

20 См.: Гражданский процесс. М., 1995. С. 367-368 (автор гл. XXIII – К. И. Комиссаров).

21 См.: Сахнова Т. В. Курс гражданского процесса. Теоретические начала и основные институты. М., 2008. С. 653-654.

исключительно задачи арбитражного судопроизводства. При этом, упоминаемые в ГПК «задачи» в АПК употребляются как «цели». Безусловно, это негативно сказывается на доктринальном понимании целей не только суда первой и ординарных проверочных инстанций, но и на целях надзорной судебной инстанции.

Целевая установка в социально-психологическом аспекте представляет собой заранее определѐнный и желаемый результат. Желаемые результаты судопроизводства как социальной деятельности заранее определяются нормами права, определяющими цели правосудия. При этом Г. А. Жилин основной и конечной целью судопроизводства по гражданским делам рассматривает защиту нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов лиц, спор по поводу которых подлежит разрешению судом. Однако ученый признает право на существование специальных целевых установок, свойственных относительно самостоятельному,

конкретному этапу, стадии судопроизводства22.

Стадия, по мнению Г. А. Жилина, это качественно обособленная часть правоприменительного цикла в рамках единого гражданского или арбитражного процесса, система последовательно совершаемых процессуальных действий, рассчитанных на достижение самостоятельной и конечной цели для данного этапа процессуальной деятельности.

Г.А. Жилин, как один из немногих ученых, затрагивающий проблему целей всего гражданского процесса и его отдельных стадий, полагает, что целью производства в суде надзорной инстанции является устранение судебных ошибок посредством выполнения задач по правильному и

своевременному рассмотрению дела23.

22 Жилин Г. А. Правосудие по гражданским делам: актуальные вопросы. М.: Проспект, 2010. 576 с. // Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

23 См.: Там же.

В. В. Ефимова в качестве цели производства в порядке надзора видит пересмотр судебных актов при условии наличия существенных нарушений прав лиц, участвующих в деле24.

М. Ю. Новик-Качан полагает защиту публичных интересов посредством единообразного толкования и применения правовых норм как главную цель надзорного производства25.

Представляется, что каждая из точек зрения относительно целей надзорного производства является неполной. Г. А. Жилин справедливо указывает на исправление судебной ошибки как цель судебного надзора, но не конкретизирует содержание таких ошибок.

Можно предположить, что и пересмотр судебных актов не может рассматриваться в качестве цели судебного надзора, поскольку сам по себе он ещѐ не гарантирует защиты прав и свобод. Они будут защищены, если через пересмотр будут устранены допущенные нарушения. Такой подход к целям надзорного производства носит скорее организационный, нежели содержательный характер, что полностью не отражает сущности самой судебной защиты, осуществляемой судом надзорной инстанции. Пересмотр судебных актов можно рассматривать как процессуально-организационное средство достижения цели, но вовсе не как саму цель.

Предполагается, что деятельность судебных инстанций должна основываться на своеобразном процессуальном разделении труда между ними. В системе оспаривания судебных актов критерием такого разделения выступает характер судебных ошибок, на наличие которых указывают лица, участвующие в деле.

В современной доктрине распространенным является подход, согласно которому в трехинстанционной системе проверочных судов общей и

арбитражной юрисдикции каждая из инстанций проверяет определѐнные

24 См.: Ефимова В. В. Арбитражное процессуальное право: Учебное пособие. М., 2009. 432 с. // Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

25 См.: Новик-Качан М. Ю. Надзорное производство в гражданском процессе: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2005. С. 14.

стороны итогового судебного акта. Так, апелляционная инстанция, повторно рассматривая дело, проверяет законность и обоснованность судебного акта. Здесь поиск и устранение судебной ошибки сопряжены с правильностью установления фактических обстоятельств дела (обоснованность) и правильностью применения норм материального и процессуального права (законность).

Кассационная инстанция является известным способом проверки законности судебного акта, то есть предмет проверки ограничен вопросами надлежащего применения материального и процессуального права.

Надзорная судебная инстанция призвана выявлять и устранять нарушения юридического и фактического характера, по своей правовой природе являющиеся фундаментальными. Действующее процессуальное законодательство в качестве критериев фундаментальности определяет высокий уровень нормативного правового акта, закрепляющего нарушенные права и свободы (Конституция Российской Федерации, международные правовые акты), наличие особого рода социальных интересов, – публичных, а также необходимость обеспечения единообразия в судебном правоприменении и правотолковании (ст. 391.9 ГПК РФ, ст. 304 АПК РФ).

Последнее предназначение надзорной судебной инстанции, употребляя терминологию Европейского Суда по правам человека, является не чем иным, как развитием права. В данном случае экстраординарность заключается в том, что обеспечение единообразия в правоприменении осуществляет исключительно надзорная инстанция. Представляется, что это оправданно по целому ряду причин.

Наделение суда надзорной инстанции полномочиями по обеспечению единства судебной практики обусловлено особенностями административно- территориального устройства России, определяющего, в свою очередь, особенности судоустройства и судопроизводства на региональном уровне.

Большая территория Российской Федерации предопределила наличие в ее составе более 80 субъектов, каждый из которых обладает относительным

суверенитетом. Относительный суверенитет заключается в наличии собственной системы органов государственной власти, местного самоуправления, закреплении за субъектами сферы совместных и исключительных предметов ведения26.

Прямо или косвенно в компетенции субъектов находятся важнейшие

вопросы правового характера, такие, как защита прав и свобод, обеспечение законности и правопорядка, важнейшие отрасли материального права (трудовое, семейное, жилищное и др.), а также экономического характера, например, осуществление полномочий в отношении государственной собственности, природных ресурсов, вопросы социального характера (ст. 72

Конституции Российской Федерации).

Множество вопросов, относящихся в той или иной мере к компетенции субъектов Российской Федерации, облекается в правовую форму, а значит, возникающие в данных сферах споры подлежат разрешению судами.

Нетрудно определить общее количество судов общей и арбитражной юрисдикции, функционирующих на региональном и межрегиональном уровнях. На уровне субъектов действует свыше 80 судов общей юрисдикции и арбитражной юрисдикции. Поскольку на данное звено общих судов возложены значительные полномочия по рассмотрению дел в качестве суда первой инстанции, а также сосредоточены ресурсы апелляционной и кассационной инстанции, то на практике это означает, что данные суды задают ориентиры судебной практики, складывающейся на территории конкретного субъекта. Не исключается, что вырабатываемые на местах правовые подходы в применении законодательства с учетом социально- экономических и политических особенностей, в каждом из субъектов могут быть различными.

Несколько иначе, но, в целом, схожей выглядит ситуация с системой

арбитражных судов. В статусе межрегиональных действуют двадцать

26 См.: Мазуров В. Ю. Система территориального устройства России: понятие, структура, принципы построения // Новый юридический журнал. 2011. № 4. С. 116 - 126.

апелляционных и десять кассационных судов. На последние, с учетом их компетенции, возлагается обязанность процессуального контроля за надлежащим применением норм материального права. Территориальная сфера данного контроля весьма обширна и охватывает реальные экономические районы страны, - Волго-Вятский, Поволжский, Дальневосточный, Центральный и другие (ст. 24 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации»). Экономический оборот в каждом из таких районов имеет свои особенности, обусловленные рядом объективных причин.

К данным факторам прибавляется возможность принятия законов субъектов Российской Федерации по обширным вопросам жизнедеятельности и их применения судами. Все это приводит к дополнительной необходимости выработки единой правоприменительной модели на региональном уровне. Как мы видим, данная необходимость вызвана не только традиционными подходами к назначению четвертой судебной инстанции, но также экономическими и правовыми причинами.

В силу названных обстоятельств современную российскую судебную и правовую системы трудно представить без возможности какого-либо высшего судебно-процессуального контроля, надзора за законностью и обеспечением единого правоприменительного пространства в масштабе всей страны.

При этом важно заметить, что судебный надзор не призван напрямую оказывать влияние на гражданский оборот и хозяйственную жизнь, сложившиеся в пределах конкретных территорий, ломать местные традиции. В то же время, от деятельности надзорной судебной инстанции ожидают содействия единству правовой и экономической деятельности, привнесению на региональный уровень общезначимых юридических ценностей и правоприменительных подходов.

Не менее важным элементом судебного надзора является его объект. В

доктрине под объектом судебного надзора или объектом пересмотра судом

надзорной инстанции понимаются судебные акты нижестоящих судов27. Действительно, проверочная деятельность всех трѐх инстанций направлена на судебный акт, который, предположительно, содержит нарушения норм права. Однако, по крайней мере, некорректно было бы утверждать, что судебные акты, проверяемые апелляционной, кассационной и надзорной инстанциями, тождественны и не имеют никаких различий.

Представляется, что экстраординарность объекта судебного надзора заключается в качественном аспекте оспариваемого судебного акта. Он связан с качественным юридическим свойством судебного акта – законной силой. Экстраординарный характер судебного надзора состоит в том, что в условиях действующей четырѐхинстанционной судебной системы Российской Федерации законная сила судебного акта преодолевается повторно. До рассмотрения дела судом надзорной инстанции такое полномочие предоставлено кассационной инстанции. Таким образом, отечественный судебный надзор предполагает возможность проверки судебного акта, сопряженной с повторным преодолением его законной силы.

Основываясь на изложенном, судебный надзор можно определить как процессуальную деятельность по проверке вступивших в законную силу судебных актов в целях защиты фундаментальных прав и свобод граждан, обеспечения единообразия в применении и толковании судами норм права на территории всей страны. Можно отметить следующие признаки института отечественного судебного надзора:

- осуществление судебного надзора высшей судебной инстанцией;

- направленность судебного надзора на устранение нарушений прав и законных интересов фундаментального характера;

- возможность надзорной судебной инстанции преодолеть законную силу

судебного акта;

27 См., напр.: Жуйков В. М. Судебная реформа: проблемы доступа к правосудию. М., 2006. 283 с. // Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс»; Терехова Л. А. Надзорное производство в гражданском процессе: проблемы развития и совершенствования. М., 2009. 184 с. // Доступ из справ.-правовой системы

«КонсультантПлюс»; Ефимов А. Е. Надзорное производство в арбитражном процессе. М., 2007. 216 с. //

Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

- обеспечение единого правоприменительного пространства через формирование единообразия в применении и толковании нижестоящими судами норм права.

<< | >>
Источник: Князькин Сергей Игоревич. ЭКСТРАОРДИНАРНЫЙ ХАРАКТЕР ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НАДЗОРНОЙ СУДЕБНОЙ ИНСТАНЦИИ В ГРАЖДАНСКОМ И АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ. Диссертация на соискание учѐной степени кандидата юридических наук. Москва, 2014. 2014

Еще по теме § 1. Понятие и сущность судебного надзора.:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -