<<
>>

§1. Понятие и признаки секрета производства в гражданском праве

Согласно ст. 1465 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту - ГК РФ) секретом производства (ноу-хау) признаются сведения любого характера (производственные, технические, экономические, ор ганизацио ннвіе и другие) о резулвтатах интеллекту алвной деятелвности в научно-технической сфере и о способах осуществления профессионалвной деятелвности, имеющие действителвную или потенциалвную коммерческую ценности вследствие неизвестности их третвим лицам, если к таким сведениям у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и обладатель таких сведений принимает разумные меры для соблюдения их конфиденциальности, в том числе путем введения режима коммерческой тайны[1].

В большинстве научных работ[2] понятие «секрет производства» исследуется авторами с точки зрения необходимого объема сведений, которые составляют исследуемый объект.

Представляется, что анализ понятия «секрет производства» будет неполон, если ограничиться только определением объема данного правового понятия и не исследовать природу этого объекта, а также не изучить полноту отражения в нем признаков, которые характеризуют его как объект гражданских прав, и соответствующие объективно научные и социально значимые его свойства.

Анализ необходимо начать с выделения общих признаков, характеризующих секрет производства как объект гражданских прав.

Действующее гражданское законодательство не дает определения понятия «объект гражданских прав», а лишь перечисляет объекты гражданских прав в ст. 128 ГК РФ, что порождает на практике и в доктрине дискуссии относительно содержательных признаков понятия «объект гражданских прав». Согласно общепринятой точке зрения, под объектом гражданских прав понимают материальные и нематериальные блага и деятельность по их созданию. Например, С.С. Алексеев так определял объект гражданских прав: «(предметы) материального и духовного мира, т.е., иными словами, разнообразные материальные и нематериальные блага, способные удовлетворять потребности субъектов»[3].

В гражданско-правовой науке представлены и более общие, ёмкие определения данного термина, например: «то благо, которое способно удовлетворить интерес управомоченного субъекта»[4].

Из приведенных примеров определения объекта гражданских прав вытекает, что основным и общим признаком как для материальных, так и нематериальных благ является их ценность для участников гражданско- правовых отношений.

Не вызывает сомнений тот факт, что и секрет производства обладает ценностью. Обладание более полной и достоверной информацией дает ее обладателю огромные преимущества по сравнению с теми, у кого она отсутствует. Особенно остро ценность информации проявляется в условиях экономической конкуренции между субъектами предпринимательской деятельности.

Современные экономические отношения в Российской Федерации построены на принципе конкуренции. Поэтому сами действия, которые предпринимаются обладателем информации в виде ее утаивания от конкурентов, установления защитных правовых и технических мер в отношении секрета производства, заключения договоров о недопустимости конкуренции с правообладателем, о запрете разглашения сведений,

составляющих содержание секрета производства, а также наличие судебных споров о незаконности доступа к секрету производства и его использования свидетельствуют о ценности секрета производства.

Однако представляется, что признак «коммерческая ценность» секрета производства не в полной мере отражает ценность данного понятия для его пр аво о блад ателя.

Например, в нормативных понятиях «секрет производства»,

содержащихся в ст. 17 Коммерческого кодекса Чехии[5], в ст. 504 Гражданского кодекса Чехии[6], в ст. 17 Коммерческого кодекса Словакии[7], в и. 1 ст. 19 Торгового кодекса Латвии[8] отмечается, что правообладатель секрета производства имеет как имущественный, так и неимущественный интересы в отношении секрета производства, путем указания на следующий признак исследуемого объекта: секрет производства имеет действительную или потенциальную имущественную или неимущественную ценность.

В связи с выявленным содержательным отличием понятия секрета производства, содержащегося в ст. 1465 Гражданского кодекса Российской Федерации, от понятий, предусмотренных нормативными актами Чехии,

Словакии, Латвии, следует проанализироватв необходимости указания в легалвном определении секрета производства на неимущественный интерес правообладателя в отношении такого объекта.

Для признания фактического интереса юридически значимым интересом важно вві я витв его существенную социальную ценность для субъектов гражданских правоотношений.

Как известно, содержанием любого интереса является потребность, которая порождает интерес, предопределяет его характер. В свою очередь, конкретный фактический интерес участника общественных отношений формирует определенный вид ценности у исследуемого объекта интереса, который в дальнейшем обусловливает характер правоотношения, его содержание, в частности, и природу субъективного права на секрет производства[9].

Поэтому в целях получения ответа на поставленный вопрос следует установить, какие потребности существуют у правообладателя секрета производства, а также определить виды ценностей секрета производства, обусловленные характером интересов правообладателя секрета производства.

В соответствии с абз. 1 ст. З ФЗ «О коммерческой тайне» назначение секрета производства состоит в увеличении доходов, избежании неоправданных расходов, сохранении положения на рынке товаров, работ, услуг или получении иной коммерческой выгоды. Следовательно, содержанием интереса правообладателя секрета производства является потребность в получении описанных в законе выгод, что обусловливает имущественный характер интереса у правообладателя секрета производства и существование у секрета производства такого важного признака, как его коммерческая ценность. В силу указанного признака в отношении секрета производства действует имущественное исключительное право и имеется возможность определить стоимость исключительного права на конкретный секрет производства.

Однако отмеченный имущественный интерес не мог бы появиться, если бы деятельность правообладателей секрета производства была транспарентной и иные третьи лица имели право требовать доступа к любой интересующей их информации, связанной с предпринимательской деятельностью. Поэтому, чтобы возник имущественный интерес, правообладатель должен сохранить конфиденциальность сведений, составляющих секрет производства.

Согласно ст. 1467 ГК РФ исключительное право на секрет производства действует до тех пор, пока сохраняется конфиденциальность сведений, составляющих его содержание. В соответствии с п. 2 ст. 1468, п. 3 ст.1469 ГК РФ установлено, что лицо, распорядившееся своим правом, обязано сохранять конфиденциальность секрета производства до прекращения действия исключительного права на секрет производства. Аналогичная обязанность определена для работников, лицензиаров в п. 2 ст.1470, п. 3 ст.1469 ГК РФ.

Диспозиции приведенных правовых норм содержат указания на наличие правого интереса у правообладателя секрета производства в

конфиденциальности сведений, составляющих его содержание, что

свидетельствует о значимости данного интереса в общественных отношениях. Об этом выводе также свидетельствует само определение секрета производства, согласно которому действительная или потенциальная коммерческая ценность возникает в силу неизвестности секрета производства и ограниченного доступа третьих лиц к этому объекту.

В соответствии со ст. 39 Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности[10], а также ст. 10.bis «Конвенции по охране промышленной собственности» государства-члены обязаны обеспечить эффективную защиту против недобросовестной конкуренции, к которой относится защита закрытой информации от незаконного получения, использования, разглашения[11].

Согласно ст. 4 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ (ред. от 06.12.2011) «О защите конкуренции» недобросовестная конкуренция - любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам-конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации[12].

В соответствии с абз. 5 и. 1 ст. 14 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ (ред. от 06.12.2011) «О защите конкуренции» не допускается недобросовестная конкуренция, в том числе незаконное получение, использование, разглашение информации, составляющей коммерческую, служебную или иную охраняемую законом тайну.

Из буквального содержания перечисленных норм Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» следует, что они не указывают на обязательное причинение убытков как на обстоятельство, устанавливающее факт недобросовестной конкуренции. Например, в случае незаконного получения доступа к секрету производства путем ознакомления со сведениями, составляющими секрет производства, реальных убытков у его правообладателя не возникает, но нарушитель несет административную ответственность, предусмотренную ст. 14.33 КоАП России[13]. Представляется, что в таких случаях нарушаются, прежде всего, неимущественные интересы его правообладателя, связанные с утратой конфиденциальности секрета производства. Приведенный пример правового регулирования отношений, связанных с защитой секрета производства, свидетельствует о значимости охраны конфиденциальности секрета производства во избежание

недобросовестной конкуренции, а не только о необходимости защиты

имущественных интересов его правообладателя от убвітков в связи с незаконным исполвзованием секрета производства.

Стоит отметить, что в отличие от приведенных норм публичного права в гражданском праве России не учитывается в должной мере необходимость охраны неимущественных интересов правообладателя секрета производства в случае незаконного доступа к секрету производства, поскольку в соответствии с п. 1 ст. 1472 ГК России гражданско-правовая ответственность возникает у нарушителя только в случае незаконного получения доступа к секрету производства и его использования или разглашения. Представляется, что такие различные правовые последствия в связи с незаконным доступом к секрету производства в нормах публичного и частного права должны быть устранены путем установления гражданско-правовой ответственности компенсационного характера для лица, нарушившего конфиденциальность секрета производства, несмотря на то что нарушитель не использовал этот секрет производства, а у его правообладателя не возникло убытков.

В гражданско-правовой доктрине отмечается, что ответственность за нарушение гражданских прав носит компенсационно-восстановительный характер[14]. Гаврилов Е. отмечает, что компенсация и возмещение - разные категории, имеющие различное правовое содержание и механизм реализации. В современном российском праве термин «возмещение», в отличие от термина «компенсация», используется в основном тогда, когда размер нарушенного права может быть точно исчислен[15].

В качестве примера нормативного закрепления конфиденциальности секрета производства как его существенного признака можно привести Гражданский кодекс Венгрии. Согласно абз. е) ст. 2:43 Гражданского кодекса Венгрии нарушением личного права является нарушение конфиденциальности личных данных. В соответствии со ст. 2:46 этого же закона защита права на частную жизнь распространяется на тайну переписки, профессиональную тайну и коммерческую тайну. Нарушением неприкосновенности частной жизни признаются несанкционированное приобретение, раскрвітие, исполвзование даннвіх о частной жизни неуполномоченнвш лицом, в том числе сведений, составляющих коммерческую тайну[16].

Следователи но, ценности секрета производства заключается также в его конфиденциалвности, а не толвко в имущественной ввігоде. Характер каждого вида ценности секрета производства, а вместе с ним и соответствующего интереса определяет природу субъективного права.

Конфиденциалвности секрета производства невозможно восстановитв в положение, существовавшее до ее нарушения, или восстановитв ее возмещением убвітков после распространения сведений о секрете производства или получения к нему незаконного доступа. Поэтому конфиденциалвности секрета производства обладает таким признаком, свойственным нематер иалв ниш благам, как самоценности[17], поскольку ее невозможно заменить чем-либо другим для сохранения коммерческой ценности секрета производства. Кроме того, думается, что невозможно определить стоимость конфиденциальности секрета производства в денежном эквиваленте, поэтому она не должна рассматриваться в качестве товара.

Например, американский исследователь Д.В. Квинто пишет, что возмещение убытков в денежной форме, связанных с незаконным получением доступа к секрету производства, не компенсирует в полной мере утрату секрета производства[18] [19]. Кроме того, автор отмечает, что секрет производства должен обладать ценностью, но она не всегда может выражаться в имущественном интересе, экономической выгоде15.

Таким образом, конфиденциальность секрета производства является неимущественной ценностью, а интерес правообладателя секрета производства, связанный с ней, носит неимущественный характер.

Проведенный анализ потребностей правообладателя секрета производства, видов ценностей секрета производства позволяет сделатв ввівод о том, что в отношении секрета производства у его правообладателя существует два вида интересов: имущественный и неимущественный. Поэтому следует дополнитв понятие секрета производства указанием также и на его неимущественную ценности. Думается, что в силу существования у

правообладателя секрета производства неимущественного интереса, связанного с этим объектом, в отношении секрета производства, помимо исключительного права на секрет производства, необходимо выделить самостоятельное неимущественное право на конфиденциальность секрета производства. Обоснование необходимости закрепления в гражданском праве за

правообладателем секрета производства такого субъективного права и

аргументация его содержания приводится далее в третьем параграфе первой главы и первом параграфе второй главы.

Представляется, что следующей важной характеристикой секрета производства как объекта интеллектуальной собственности является

возможность охраны его правообладателем как формы выражения секрета производства, так и его содержания, что отличает секрет производства от иных результатов интеллектуальной деятельности. В юридической литературе для иллюстрации различия между авторским правом и патентным правом используется следующий условный подход. Отмечается, что основной ценностью произведений, как правило, является их форма выражения, которую призвано охранять авторское право, а ценностью патентных объектов является содержание научно-технического решения, которое запрещается использовать третьим лицам без согласия правообладателя исключительного права[20].

В качестве подтверждения того, что правообладатель секрета производства охраняет форму и содержание секрета производства, следует привести следующие нормативные положения.

C одной стороны, в соответствии с п. 1 ст. 1466 ГК РФ обладателю секрета производства принадлежит исключителвное право исполвзования его в соответствии со ст. 1229 настоящего Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключителвное право на секрет производства), в том числе при изготовлении изделий и реализации экономических и организационных решений. Согласно и. 1 ст. 1229 ГК РФ правообладатели может по своему усмотрению разрешатв или запрещатв другим лицам исполвзование резулвтата интеллектуалвной деятелвности или средства индивидуализации.

C другой сторонні, из легалвного понятия «секрет производства» следует, что сведения о секрете производства должнві бвітв неизвестными для третвих лиц и иметв ограниченнвш доступ. Кроме того, бланкетнвіе нормы, связаннвіе с регулированием отношений по установлению, изменению и прекращению режима коммерческой тайнві в отношении информации, составляющей секрет производства, содержатся в Федералвном законе от 29.07.2004 № 98-ФЗ (ред. от 11.07.2011) «О коммерческой тайне». В ст. 3 Федералвного закона «О коммерческой тайне» содержатся следующие важнвіе определения, а именно: «доступ к информации, составляющей коммерческую тайну», «передача информации, составляющей коммерческую тайну», «предоставление информации, составляющей коммерческую тайну», «разглашение информации, составляющей коммерческую тайну»[21]. В соответствии с абз. 5 ст. 3 Федералвного закона «О коммерческой тайне» под доступом к информации, составляющей коммерческую тайну, понимается ознакомление определеннвіх лиц с информацией, составляющей коммерческую тайну, с согласия ее обладателя или на ином законном основании при условии сохранения конфиденциалвности этой информации.

Исходя из наименования приведеннвіх правомочий и их смвісла можно заключитв, что они связанві исключителвно с формой ввіражения конкретнвіх резулвтатов интеллектуалвной деятелвности в научно-технической сфере,

способов осуществления профессионалвной деятельности, а именно: информацией о резулв татах интеллектуалвной деятелвности в научно- технической сфере, о способах осуществления профессионалвной деятелвности. Несмотря на то что правовое регулирование отношений, связаннвіх с этими действиями, формалвно направлено в отношении иного объекта - коммерческой тайны, они представляют правовое значение и для отношений, связаннвіх с секретом производства, поскольку коммерческая тайна и секрет производства обладают тождественными признаками, а именно: обладают действительной или потенциальной коммерческой ценностью в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны. Кроме того, сведения, содержащиеся в коммерческой тайне и секрете производства, пересекаются, а именно: сведения любого характера (производственные, технические,

экономические, организационные и другие) о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, о способах осуществления профессиональной деятельности. Более того, в соответствии со ст. 1 Федерального закона «О коммерческой тайне» указанный закон регулирует отношения, связанные с установлением, изменением и прекращением режима коммерческой тайны в отношении информации, которая имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, т.е. и в отношении секрета производства. Поэтому применение норм Федерального закона «О коммерческой тайне» возможно и в отношении секрета производства по аналогии.

Представляется, что разграничение формы и содержания секрета производства имеет не только теоретическое, но и практическое значение в отношениях, связанных с секретом производства. Например, бывший работник ранее получил с согласия правообладателя секрета производства разрешение на доступ к информации, составляющей секрет производства. Однако, несмотря на законный доступ к информации, составляющей секрет производства, после прекращения трудовых отношений с работодателем бывший работник не может без согласия правообладателя секрета производства исполвзоватв полученнвіе знания, решения, способві осуществления профессионалвной деятелвности, которвіе составляли содержание секрета производства. В качестве следующего примера, подтверждающего важноств разграничения формві и содержания секрета производства, является получение от правообладателя секрета производства будущим лицензиаром доступа к секрету производства на стадии переговоров по заключению лицензионного договора. В этом случае правообладатели секрета производства лишв предоставляет доступ к информации, составляющей секрет производства, но разрешение на исполвзование резулвтатов интеллектуалвной деятелвности в научно- технической сфере, способов осуществления профессионалвности деятелвности указанный контрагент не получает.

Таким образом, правообладатели секрета производства обеспечивает охрану своих интересов, связаннвіх с секретом производства, путем установления не толвко запрета на использование решений, знаний в научно- технической сфере и способов осуществления профессионалвной деятелвности, составляющих содержание секрета производства, но и путем установления запрета доступа к информации, которая ввіражает указаннвіе решения, знания, способві осуществления профессионалвной деятелвности, в различнвіх формах (цифрах, буквах, словах, звуках и т.д.).

В патентном праве правообладатели исключителвного права на изобретение, полезную модели или промвішленнвій образец вправе лишь запретить использование решения в научно-технической сфере и в сфере дизайна. Сведения об указанных решениях исключительным правом на патентные объекты не охраняются, поскольку информация о любом объекте патентного права является общедоступной в соответствии со ст. 1385 ГК РФ, ст. 1394 ГК РФ.

Стоит также обратить внимание на то, что в гражданском законодательстве, помимо конфиденциальной информации, обладающей коммерческой ценностью, выделяют знания и опыт, представляющие коммерческую ценность, как самостоятельные объекты гражданских правоотношений.

Согласно п. 1 ст. 1042 ГК РФ, ст. 6 Федерального закона «Об инвестиционном товариществе» вкладом товарища признается все то, что он вносит в общее дело, в том числе деньги, иное имущество, профессиональные и иные знания, навыки и умения, а также деловая репутация и деловые связи[22].

В соответствии с п. 2 ст. 1027 ГК РФ предметом договора коммерческой концессии может являться коммерческий опыт правообладателя в определенном объеме (в частности, с установлением минимального и (или) максимального объема использования), с указанием или без указания территории использования применительно к определенной сфере предпринимательской деятельности.

В соответствии со ст. 727 ГК РФ, если сторона благодаря исполнению своего обязательства по договору подряда получила от другой стороны информацию о новых решениях и технических знаниях, в том числе не защищаемых законом, а также сведения, в отношении которых их обладателем установлен режим коммерческой тайны, сторона, получившая такую информацию, не вправе сообщать ее третьим лицам без согласия другой стороны.

Думается, что знания, навыки и умения обладают коммерческой ценностью как для правообладателя секрета производства, так и для третьих лиц, если они являются неизвестными и обладают ограниченным доступом, поэтому указанные объекты имеют непосредственное отношение к содержанию секрета производства и могут составлять объем этого понятия.

В качестве нормативных примеров охраны содержания секрета производства и его формы можно привести официальные понятия «секрета производства» из законодательства Болгарии, Венгрии.

Согласно ст. 81 Гражданского кодекса Венгрии от 1 мая 1959 г. секрет производства включает все факты, информацию, решения или даннвіе, имеющие отношение к экономической деятелвности, публикация, или раскрвітие, или исполвзование которвіх нарушает финансоввіе, экономические, рвіночнвіе интересві правообладателя секрета производства или создает угрозу их нарушения, при условии, что правообладатели принимает все необходимвіе меры, направленнвіе на сохранение конфиденциалвности информации[23].

Согласно и. 4 ст. 86 этого же закона лица должнві иметв право на защиту их экономических, технических и организациоHHBix знаний и опвіта, которвіе имеют имущественную ценности.

В соответствии с и. 1 ст. 2:47 Гражданского кодекса Венгрии, вступившего в силу 15 марта 2014 г., под коммерческой тайной понимаются факты, информация, другие даннвіе или их комбинация, относящиеся ко всей экономической деятелвности, которвіе не являются общеизвестнвши и легко доступивши для лиц, осуществляющих предприниматели с кую деятелвности или конкретнвш вид экономической деятелвности, незаконнвш доступ, исполвзование, распространение или разглашение которвіх неуполномоченными лицами нарушает финансоввіе, экономические, рвіночнвіе интересві или создает угрозу их нарушения при условии, что в этом не будет установлено винві правообладателя секрета производства[24].

Согласно и. 2 этой же статви Гражданского кодекса Венгрии коммерческая тайна, в отношении которой предпринятві намерения по принятию разумнвіх мер защитві, представляет ценности в виде технического, экономического, организационного знания, огыта или их комбинации (для целей настоящего закона: защищенное знание), если они бвіли добросовестно и справедливо ввіявленві, полученві в процессе переговоров, без нарушений исполвзовалисв.

В соответствии с абз. 9 § 1 дополнителвнвіх положений закона «О защите конкуренции» Болгарии от 28 ноября 2008 г. (в ред. от 15 февраля 2013 г.) под секретом производства понимаются фактві, информация, решения, даннвіе, относящиеся к предприниматели с кой деятелвности, сохраняемвіе в тайне и в интересах правообладателя, в отношении которвіх были предпринятві мерві по сохранению конфиденциалвности[25].

Кроме того, стоит также обратитв внимание при анализе законодателвства Германии на то, что в нормах законодателвства, связаннвіх с регулированием отношений по поводу секрета производства, разграничиваются понятия «информация» и «знание».

Согласно и. 1 ст. 333 Торгового уложения Германии от 10.05.1897 (ред. от 04.10.2013), посвященной ответственности за нарушение обязателвства по сохранению конфиденциалвности, любой, кто без разрешения раскроет деловую ши коммерческую тайну или любое знание о компании, которвіе стали из вес т HBi ему как сотруднику, которвш в силу своей компетенции имел полномочия тщателвно исследоватв годоввіе финансоввіе отчетві, отделвнвіе финансоввіе отчетві в соответствии со ст. 342 или консолидированнвіе финансоввіе отчетві, будет наказан ограничением свободві до одного года или штрафом[26]. В соответствии со ст. 138 Закона Германии «О страховом надзоре» от 17.12.1992 г. (ред. 28.08.2013 г.) лицо, которое, за исключением случаев, указаннвіх в ст. 333 Торгового кодекса или в ст. 404 Закона об акционерной корпорации, раскрвівает любой секрет, связаннвш с обязателвствами по страхованию, не обладая на то полномочиями, в особенности любую деловую и/или коммерческую тайну, которые стали его знанием в силу его должностного положения, будет наказан лишением свободві на срок, не преввинающий один год, или штрафом[27]. Аналогичнвіе нормы, в которвіх также проводится различие между «информацией» и «знанием», закрепленві в ст. 315

Закона «О реорганизации юридических лиц»[28], ст. 14 Закона «О регулировании экономических интересов участников Европейского союза»[29].

В соответствии со ст. 98 Кодекса промвшшенной собственности Италии секретом производства являются бизнес-информация и техническо- промвішленнвіе знания специалиста, а также коммерческие знания, являющиеся предметом законного контроля правообладателя, и защищаются они до тех пор, пока: А) они тайнвіе, в том смвісле, что они в целом или в точной форме или комбинации ее составляющих не являются общеизвестными или легкодоступными для экспертов или предпринимателей в конкретной отрасли деятелвности; Б) они имеют экономическую ценности в силу существующей конфиденциалвности; В) они находятся в обладании лиц, осуществляющих контролв над ними путем принятия мер, которвіе могут считатвся разумными, чтобві сохранитв конфиденциалвности[30].

На основании изложенного можно утверждатв, что формулировка «сведения любого характера о резулвтатах интеллектуалвной деятелвности в научно-технической сфере и о способах осуществления профессионалвной деятелвности» в легалвном понятии секрета производства характеризует исследуемый объект лиши с точки зрения значимости его формы. Ранее бвіло определено, исходя из и. 1 ст. 1466 ГК РФ, что ценности представляет также само решение, которое можно ввівести из информации, составляющей секрет производства. Следовательно, существует несоответствие между имеющимися правомочиями правообладателя секрета производства на установление запрета использования решений, знаний, составляющих секрет производства, и запрета на доступ к информации, составляющей секрет производства, и определением секрета производства. Поэтому понятие «секрет производства» необходимо дополнить указанием на то, что в его объем входят не только сведения о

решениях в научно-технической сфере, о способах осуществления профессионалвной деятелвности, но и сами решения в научно-технической сфере, знания о способах осуществления профессионалвной деятелвности. Таким образом, достигается соответствие между имущественной ценноствю секрета производства и указаннвши правомочиями правообладателя секрета производства.

Во-вторвіх, чтобві секрет производства являлся объектом гражданских прав, он должен иметв возможности обособления от других объектов гражданских прав.

Обособление секрета производства связано с таким важным правовым аспектом, как допустимая действующим законодательством форма выражения секрета производства.

Согласно ст. 1465 ГК РФ правообладатель секрета производства может установить в отношении сведений, составляющих секрет производства, режим коммерческой тайны.

Согласно и. 2 ст. 1 Федерального закона «О коммерческой тайне» положения настоящего Федерального закона распространяются на информацию, составляющую коммерческую тайну, независимо от вида носителя, на котором она зафиксирована.

В соответствии с п. 2 ст.10 Федерального закона «О коммерческой тайне» режим коммерческой тайны считается установленным после принятия обладателем информации, составляющей коммерческую тайну, мер, указанных в части 1 настоящей статьи, в частности, нанесение на материальные носители, содержащие информацию, составляющую коммерческую тайну, или включение в состав реквизитов документов, содержащих такую информацию, грифа «Коммерческая тайна» с указанием обладателя такой информации.

Нормы Федерального закона «О коммерческой тайне» не содержат определения понятия «носитель информации», «материальный носитель информации».

зо

Согласно пункту d ст. 1 Проекта Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Словакии о взаимной защите секретной информации от 07.11.2006 г. под носителем секретной информации понимаются материальные объекты, в том числе физические поля, в которых секретная информация находит свое отображение в виде символов, образов, сигналов, технических решений и процессов[31]. Аналогичное понятие содержится в Приказе Федерального агентства по техническому

регулированию и метрологии «ГОСТ P 50922-2006. Национальный стандарт Российской Федерации. Защита информации. Основные термины и определения» от 27 декабря 2006 г. № 373-ст[32], ст. 2 Закона Российской Федерации «О государственной тайне» от 21.07.1993 г. № 5485-1 (ред. от 21.12.2013)[33].

Согласно ранее действовавшему Постановлению Госстандарта РФ ГОСТ P 50922-96. «Защита информации. Основные термины и определения» от 10 июля 1996 г. № 450 под носителем информации понималось физическое лицо или материальный объект, в том числе физическое поле, в которых информация находит свое отображение в виде символов, образов, сигналов, технических решений и процессов[34].

Из содержания отмеченных определений следует, что секрет производства может содержаться на следующих материальных носителях: 1) бумажный документ в письменном или печатном виде; 2) материальный носитель, имеющий устройство записи и хранения информации (диск, лента, компьютер, флэш-накопитель и др.); 3) физическое поле (например, электромагнитное поле, в пределах которого по радиоволне на определенной частоте может сообщаться информация, составляющая секрет производства; звуковое поле, в пределах которого по звуковой волне с частотой от 20 Гц и до 20 тыс. Гц сообщается информация, составляющая секрет производства, которая может бвітв воспринята органами слуха человека); 4) продукт, содержащий в себе секрет производства (например, секретную формулу вещества); устройство, при функционировании которого проявляется конфиденциальный способ изготовления продуктов.

Кроме того, любое физическое лицо является носителем знания и источником информации в процессе коммуникативной деятельности, поэтому также может являться носителем секрета производства.

В доктрине также отражен подход, согласно которому секретом производства может являться только документированная информация. Например, Л.А. Ацапина пишет: «необоснованно относить к коммерческой тайне информацию, не зафиксированную на материальном носителе никаким образом, ибо тогда невозможно будет доказать, что именно данная информация является коммерческой тайной и в отношении нее обладатель принимал меры по охране конфиденциальности, поскольку будет отсутствовать конкретный объект охраны»[35].

Действительно, большая часть производственной, технической,

экономической, организационной информации субъектов хозяйственной деятельности фиксируется в письменном виде. Но можно допустить такую ситуацию на практике: тайная фиксация и прослушивание нарушителем деловых переговоров об условиях заключения договора, о финансовых планах и т. и., которые велись в конфиденциальной обстановке, исключающей физический доступ третьих лиц, но указанная устная информация не была зафиксирована на вещных материальных носителях. В этом случае представляется, что объект охраны может явствовать из обстановки, в которой сообщается информация.

Кроме того, нельзя не учитывать одну из основных причин развития незаконного приобретения секрета производства. В XX веке возросла роль информационно-коммуникационных технологий в производственном секторе. В эпоху цифровой революции доступ к большинству документов, данных осуществить значительно проще, поскольку не требуется физического присутствия на закрытой территории предприятия для получения незаконного доступа к конфиденциальной информации. Более того, «цифровая революция предопределила глобализацию экономических отношений, которая породила новые формы бизнес-моделей, основанных на сетевом ведении бизнеса. В целях сокращения производственных затрат, расширения рынка потребления производимой продукции компании создают свои представительства и филиалы, дочерние компании на территории других государств с более конкурентоспособными условиями для развития бизнеса. Наиболее трудоемкие технологические операции передаются головными компаниями дочерним компаниям, расположенным в странах третьего мира. C помощью различных средств связи в рамках такой сетевой модели бизнеса сообщается множество секретов производства, которые в условиях высокого уровня конкуренции требуют эффективной защиты»[36].

Согласно ст. 2 Федерального закона от 27.07.2006 г. № 149-ФЗ (ред. от 06.04.2011, с изм. от 21.07.2011) «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» информация - сведения (сообщения, данные) независимо от формы их представления[37]. Сообщением может быть некоторая совокупность знаков с их значением, реализованных в коммуникативных отношениях людей в устной речи.

Кроме того, в соответствии с и. З ст. 1 Проекта Федерального закона «О коммерческой тайне» №96700518-2[38] правовая охрана распространяется на информацию, составляющую коммерческую тайну, независимо от вида носителя информации и формві ее представления (отображения).

Более того, история развития такого социалвно функционалвного института, как тайна, свидетелвствует о том, что при документировании информации поввинался риск ее рассекречивания. Поэтому профессионалвнвіе ремесленники обвічно не отражали свои секретві ремесла на вещнвіх материалвнвіх носителях, а предоставляли доступ к тайной профессионалвной информации своим ученикам в устной форме, что обеспечивало сохранение такой информации в течение продолжителвного времени[39].

В целях исследования существующей проблемні обратимся к нормативным правоввш актам инвіх стран.

Согласно параграфу 1 Закона «О коммерческой тайне» Швеции под коммерческой тайной понимается информация о бизнес-отношениях или условиях работві в какой-либо предпринимателвской деятелвности, которую сохраняют в конфиденциалвности и раскрвітие которой направлено на причинение ущерба предпринимателю с точки зрения конкуренции. В примечании к нормативному определению этой статви указано, что термин «информация» означает «информация, задокументированная в той или иной форме, в том числе чертежи, модели и другие технические прототипві, а также знание отделвного человека о конкретнвіх обстоятелвствах, даже если они не бвіли задокументированві в той или иной форме[40].

В соответствии со ст. 1 законопроекта № 826 от 23 января 2012 г. «О дополнении раздела 2 части 3 Уголовного кодекса Франции главой 5» глава 5 Уголовного кодекса Франции дополняется ст. 325-1, согласно которой секрет производства составляет конфиденциалвная информация, связанная с деятелвноствю предприятия, независимо от материалвного носителя, на котором она закреплена, процесові, объекты, документы, даннвіе или файлві коммерческого, промвішленного, финансового, научного, технического или

стратегического характера, которые не являются общеизвестными, и неуполномоченное раскрвітие которвіх создает угрозу причинения или причиняет вред научному, техническому потенциалу, стратегическому положению, коммерческим или финансовым интересам, и в отношении которвіх принимаются мерві по сохранению конфиденциалвности

информации[41].

Согласно ст. 3 Закона Аргентинві «О защите конфиденциалвной информации и продукции против раскрвітия третьими лицами способом, противоречащим добросовестной коммерческой практике» № 24.766 от 20 декабря 1966 г. закон применяется к информации, содержащейся в документах, на электронных или магнитных носителях, оптических дисках, микрофильмах, видео и других подобных носителях[42].

В соответствии с и. 2 ст. 17 Закона «О защите против недобросовестной конкуренции» Германии любое лицо, которое в целях конкуренции с правообладателем, либо для получения личной выгоды, либо действует в интересах третьего лица или с намерением причинить убытки предпринимателю, приобретает или закрепляет без согласия правообладателя следующие коммерческие или промышленные тайны: а) во время использования технических средств; б) оглашенные в ходе переговоров, содержащих секретные сведения; в) извлеченные из незаконно приобретенного изделия, в котором воплощен секрет - нарушает право на коммерческие или промышленные тайны[43].

В предыдущей редакции ст. 17 Закона «О защите против недобросовестной конкуренции» Германии от 27 мая 1896 г. (в ред. от 7 июня 1909 г.) указывалось, что признаются и защищаются права на коммерческую тайну, в том числе и на незафиксированную на материалвном носителе информацию, например, технические и инвіе предложения, концепции, ввісказаннвіе на переговорах, совещаниях[44]. В таком случае, отмечено в законе, необходимо принять технические и организационные меры, использование которых свидетельствует о намерении участников переговоров сохранить информацию в тайне, что указывает на подразумеваемое обязательство, вытекающее из их конклюдентных действий и принципов добросовестности, справедливости, соблюдения норм деловой этики.

Для исследования вопроса о носителях секрета производства обратимся к известному в США прецеденту, согласно которому носителем секрета производства являлось строящееся предприятие на закрытой территории с ограниченным доступом для третьих лиц, содержащее в себе секрет производства о новых технологических процессах производства. Согласно судебному акту по делу Е.І. duPONT deNEMOURS & COMPANY, Inc., Plaintiff- Appellee, v. Rolfe CHRISTOPHER et al., Defendants-Appellants № 28254 от 20 июля 1970 г. Рульф Кристофер и Гарри Кристофер, фотографы из города Бомонт (штат Техас), действуя по заданию третьего лица и в его интересах, сделали аэроснимки строящегося сооружения на производственном предприятии ET. duPONT deNEMOURS & COMPANY, Inc с арендованного воздушного судна 19 марта 1969 г. Компания Дюпонт, установив личности нарушителей, обратилась с исковыми требованиями в суд к ответчикам о возмещении убытков, которые возникли в результате неправомерного получения доступа к секрету производства, и установлении судебного запрета о распространении фотокопий предприятия. Обосновывая исковые требования, истец утверждал, что объектом фотосъемки было строящееся производственное предприятие для целей производства метанола с использованием новых технологических процессов, которые являются секретом производства. Наличие фотокопий этого объекта позволяло квалифицированному лицу определить содержание конфиденциального технологического процесса. Ответчик с требованиями истца не согласился, поскольку, по его мнению, фотосъемка не противоречила никаким неприемлемым методам конкуренции и осуществлялась в общедоступном воздушном пространстве, какие-либо правительственные стандарты авиации, конфиденциальные обязательства им не нарушались. Устанавливать кровлю над строящимся объектом суд посчитал неразумной и чрезмерной мерой, требующей колоссальных затрат. Суд требования истца удовлетворил, поскольку ответчики сознательно пролетели над предприятием, чтобы сделать фотографии, преодолев принятые меры защиты на земле по ограничению доступа к объекту[45].

Из приведенных нормативных примеров, анализа судебного прецедента следует, что физическое лицо, продукты, устройства, содержащие в себе секрет производства, и сообщение секрета производства, выражающееся в форме, допускающей его воспроизведение и распространение с помощью технических средств, могут являться носителями секрета производства. Секрет производства может составлять любая информация коммерческого, производственного, организационного, технического характера и иная информация о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере и о способах осуществления профессиональной деятельности независимо от формы ее представления: визуальная информация, графическая, знаковая, тактильная, звуковая, текстовая, речевая информация и другие формы представления.

Если секрет производства обладает таким признаком, как обособление, то из указанного свойства логично вытекает третий признак секрета производства как объекта гражданских прав, а именно: способность секрета производства находиться в состоянии присвоенности[46] - правообладателю секрета производства принадлежит право обладать этим объектом, использовать его в своем интересе, ограничивать доступ третьих лиц, предоставлять доступ третьим лицам к секрету производства на условиях конфиденциальности, а также защищать его от реальных либо потенциальных нарушителей.

А.Г. Назаров указывает, что «конструкция исключительного права предполагает наличие в ней значительного публичного элемента, который проявляется через общественный интерес в доступности результатов интеллектуальной деятельности»[47]. В отношении секрета производства, напротив, отсутствует такой публичный элемент, как его доступность третьим лицам, что позволяет сделать вывод о существовании у секрета производства признака присвоенности. Отмеченный признак секрета производства отличает его от иных результатов интеллектуальной деятельности.

К числу общих признаков объекта гражданских прав относят его признание позитивным правом[48].

Секрет производства признан действующим гражданским законодательством объектом гражданских прав, по отношению к которому законодатель определил его место, природу права на исследуемый объект, формы коммерческого оборота прав на этот объект между участниками гражданского оборота и соответствующие способы защиты, что, прежде всего, отражено в главе 75 Гражданского кодекса РФ, ФЗ «О коммерческой тайне», ст. 128 ГК РФ и др. нормах гражданского законодательства. Однако сами принятые решения, указанные в этих нормах гражданского законодательства, вызывают сомнения, о чем будет сказано в последующих параграфах диссертации.

Особенность секрета производства заключается в том, что нормы гражданского законодательства, регулирующие отношения, связанные с секретом производства, не содержат требований к информации, составляющей секрет производства, относительно творческого характера ее создания, а также требований к знанию, которое можно получить из информации, составляющей секрет производства, относительно уровня ее новизны. Секрет производства может появиться в результате повседневной деятельности лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность, а не только в результате творческой деятельности. Например, в объем понятия «секрет производства» может входить информация о клиентах, поставщиках, содержании договорных отношений с контрагентами, стратегических бизнес- планах, маркетинговых исследованиях, бизнес-процессах и т.д. Таким образом, одной из основных задач регулирования отношений, связанных с секретом производства, является защита информации и соответствующих знаний, которые не связаны с результатами интеллектуальной деятельности в научно- технической сфере (бизнес-информация).

В экономических отраслях, связанных с оказанием услуг, секрет производства является единственным возможным способом защитить новшество предпринимателей (стратегическая коммерческая информация: информация о клиентах, поставщиках, бизнес-процессах, бизнес-планах, исследованиях рынка и т.д.). C учетом того что сфера оказания услуг составляет приблизительно 70 % ВВП[49] ЕС, в Российской Федерации 60 % ВВП, а юридические лица, оказывающие информационные услуги, консультационные услуги, используют на практике информацию, состоящую на 70-80 % из тайн, то потребность в защите такой информации лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, не вызывает сомнений[50].

Согласно статистическим данным по гражданским делам в США, связанным с нарушением права на секрет производства, за период с 1950 по 2009 г. типичными секретами производства, являвшимися объектами правонарушения, были списки клиентов и частная бизнес-информация: 60-74 % от общего объема правонарушений, связаннвіх с секретом производства[51].

В соответствии с §39 Свода норм о недобросовестной конкуренции США от 1995 г. секрет производства может также составлятв «отрицательный опыт (знание)», а именно: знание о том, что определенные процессы или методы не будут работать на практике[52]. По своему характеру такая информация не может непрерывно использоваться на практике его обладателем, но поскольку этот секрет предоставляет ему преимущество перед конкурентами, которые не имеют такого отрицательного опыта и, возможно, будут развиваться в аналогичном направлении, такие знания относят к секрету производства. Раскрытие отрицательного опыта конкурентам позволит избежать бесплодных расходов на исследования и сократить время выхода на рынок с новым продуктом.

Анализ указанных статистических данных позволяет сделать вывод о том, что существенный объем понятия «секрет производства» составляют знания и информация, которые не связаны с иными объектами интеллектуальных прав.

Кроме того, в объем понятия «секрет производства» входит информация, знания, связанные с иными объектами интеллектуальной собственности. Процесс создания многих результатов интеллектуальной деятельности держится в секрете. Например, изобретатель сохраняет в тайне информацию о потенциальных изобретениях на начальном этапе их создания в связи с необходимостью привлечения дополнительных инвестиций и продолжения научных исследований, писатели не раскрывают сюжет художественного произведения (основа для будущего объекта авторского права), производители транспортных средств сохраняют первые эскизы новой модели автомобиля (будущий промышленный образец), юридические лица сохраняют в секрете информацию, касающуюся производства нового фирменного изделия (основа для будущего товарного знака) и т.д.

Более того, на практике институт секрета производства может бвітв исполвзован как алвтер нативное средство защиты потенциалвно

патентоспособного решения или дополнителвное средство защиты прав на обвектві интеллектуалвной собственности.

В соответствии с легалвнвш определением секрета производства, указаннвш в ст. 1465 ГК РФ, одним из существеннвіх признаков исследуемого объекта является «неизвестности третвим лицам». Стоит обратитв внимание на то, что законодатель использует понятие «неизвестность третьим лицам» не в абсолютном, а в относительном значении, поскольку в соответствии с и. 2 ст. 1466 ГК РФ, ст. 1467 и 1468 ГК РФ допускается возможность существования множества правообладателей аналогичных секретов

производства. Этот вывод содержится и в судебной практике арбитражных судов[53].

В отечественной гражданско-правовой доктрине существует два подхода к определению неизвестности третьим лицам секрета производства: субъективный и объективный.

В соответствии с субъективным подходом правообладатель секрета производства самостоятельно определяет степень секретности и тех лиц, которым эти сведения следует сообщить. Поэтому согласно этому подходу невозможно на основании решения суда по иску заинтересованных лиц признать секрет производства перешедшим в категорию общеизвестной информации, если секрет производства стал известен определенному количеству субъектов по инициативе правообладателя на основании соответствующих договоров[54].

Согласно объективному подходу неизвестность третьим лицам секрета производства должна оцениваться на основе принципов объективности, разумности и справедливости с учетом количества субъектов, располагающих аналогичными секретными знаниями. Поэтому по иску заинтересованных лиц суд может установить факт широкого распространения секрета производства среди работников и (или) контрагентов правообладателя, даже если секрет производства был им сообщен с условием сохранения его конфиденциальности[55]. Во внимание принимаются следующие обстоятельства: общее число лиц, получивших доступ к информации и обладающих соответствующими знаниями; степень их известности; значимость интересов заинтересованных в информации сторон; последствия прекращения прав на секрет производства для его правообладателя.

В соответствии со ст. 1468, 1469 ГК РФ правообладатель секрета производства вправе отчуждать право на секрет производства, предоставлять другим лицам право использования соответствующего секрета производства. Каких-либо количественных ограничений по заключению указанных сделок Гражданский кодекс Российской Федерации не содержит. Кроме того, в легальном определении секрета производства не содержится дополнительных объективных критериев в отношении уровня его неизвестности. Поэтому следует применять субъективный подход в определении уровня неизвестности секрета производства.

Стоит также обратить внимание на то, что в юридической литературе понятие «неизвестность третьим лицам» нередко смешивается с понятием «конфиденциальность». Так, В.И. Еременко отмечает, что действие

исключительного права на секрет производства зависит от длительности сохранения конфиденциальности сведений, составляющих его содержание, т.е. неизвестности сведений о секрете производства третьим лицам, что является одним из признаков (условий) охраноспособности секрета производства[56]. И. Гордеева указвівает на то, что в ФЗ «О коммерческой тайне» говорится о конфиденциалвности сведений, т.е. о том, что неотъемлемым и существенным признаком секрета производства является его неизвестноств третвим лицам[57]. Р.Е. Головацкий, Я. Корнаков также трактуют термин «конфиденциалвноств» как «секретноств», «неизвестноств третвим лицам»[58] [59]. В то же время «неизвестноств третвим лицам» признается существеннвш признаком секрета производства55.

Кроме того, в соответствии с HOBBiM определением понятия «секрет производства», закрепленнвш в ст. 1465 ГК РФ, секрет производства имеет два различнвіх признака: «неизвестноств секрета производства третвим лицам» и «конфиденциалвноств секрета производства».

Ни Гражданский кодекс Российской Федерации, ни Федералвнвш закон «О коммерческой тайне» не раскрвівают понятия «конфиденциалвноств информации». Поэтому следует обратитвся к содержанию иных нормативных правовик актов, в которвк содержится определение исследуемого признака. Согласно абз.7 ст. 2 ФЗ от 27.07.2006 № 149-ФЗ (ред. от 28.12.2013) «Об информации, информационнвк технологиях и о защите информации» конфиденциалвноств информации определяется как обязателвное для ввтолнения лицом, получившим доступ к определенной информации, требование не передавати такую информацию третвим лицам без согласия ее обладателя. Согласно ст. 2 «Моделвного закона о персоналвных данник» режим конфиденциалвности персоналвнвк данник - нормативно установленные правила, определяющие ограничения доступа, передачи и условия хранения персональных данных[60]. Из приведенных примеров следует, что конфиденциальность информации связана с существованием ограниченного доступа к такой информации.

Признак «неизвестность третьим лицам» также не раскрывается ни в Гражданском кодексе Российской Федерации, ни в Федеральном законе «О коммерческой тайне». В ст. 39 Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности содержится уточнение этого признака, а именно: «информация в целом или в определенной конфигурации и подборе ее компонентов не является общеизвестной»[61]. В ст. 98 Кодекса промышленной собственности Италии содержится еще более точная формулировка признака неизвестности третьим лицам: «бизнес-информация, технико-промышленные, коммерческие знания в целом или в определенной конфигурации и подборе ее компонентов не являются широко известными для специалистов и предпринимателей в определенной сфере деятельности». Нормативное положение ст. 1 Закона «О защите конфиденциальной информации и продукции против раскрытия третьими лицами способом, противоречащим добросовестной коммерческой практике» Аргентины содержит аналогичную формулировку исследуемого признака: «информация в целом или в определенной конфигурации и подборе ее компонентов не является широко известной среди круга лиц, которые обычно используют такую информацию». В соответствии со ст. 5 Закона Белоруссии «О коммерческой тайне» от 05 января 2013 г. №16-3 признак неизвестности коммерческой тайны определяется следующим образом: не является общеизвестной или легкодоступной третьим лицам в тех кругах, которые обычно имеют дело с подобного рода сведениями[62].

Из отмеченных определений следует, что признак неизвестности третьим лицам указывает на отсутствие знаний, информации у лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность в определенной сфере, т.е. на их новизну для определенного круга лиц.

В толковом словаре В.И. Даля тайна трактуется как «кто чего не знает, то для него тайна; все сокрытое, неизвестное, неведомое»[63], а в словаре С.И. Ожегова тайна - это «нечто неразгаданное, еще не познанное, либо нечто скрываемое от других, известное не всем, секрет»[64].

С.И. Суслова, исследуя понятие «тайна» в гражданском праве, отмечает, что оно может употребляться в двух значениях: во-первых, тайна - это область объективной реальности, которая недоступна пониманию человека и его восприятию вследствие объективно существующего уровня научно- технического знания, во-вторых, тайна - сведения, которые уже известны отдельному человеку или группе лиц, но по различным причинам скрываются ими от других людей, групп лиц или государства[65].

Представляется, что понятие «тайна» в первом значении тесно связано с понятием новизны и, соответственно, с его существенным признаком - неизвестностью. Вывод о взаимосвязи этих понятий также следует из п. 2 ст. 1350 ГК РФ, в соответствии с которым изобретение является новым, если оно не известно из уровня техники. Уровень техники включает любые сведения, ставшие общедоступными в мире до даты приоритета изобретения. Думается, что сведения, знания могут обладать мировой, региональной новизной и по этой причине быть неизвестными для огромного количества физических и юридических лиц. Однако если в отношении такой информации не существует ограниченного доступа, то отсутствуют какие-либо основания считать ее конфиденциальной.

Понятие тайны во втором значении раскрывает суть признака конфиденциальности информации, а именно: ограниченный доступ к информации третьих лиц. Исходя из содержания ст. 10 ФЗ «О коммерческой тайне», посвященной мерам по охране конфиденциальности информации, принимаемым ее обладателем, можно сделать вывод о том, что количественной характеристикой конфиденциальности секрета производства является многообразие мер правового, организационного, технического характера, принимаемых в целях обеспечения конфиденциальности секрета производства.

Руководствуясь ранее изложенными суждениями о таких признаках секрета производства, как неизвестность третьим лицам, его конфиденциальность, можно сделать вывод о том, что указанные признаки недопустимо смешивать в силу того, что они характеризуют секрет производства с различных качественных и количественных сторон.

Как уже было отмечено, гражданское законодательство Российской Федерации не устанавливает требований к секрету производства по уровню новизны. В законодательстве США, Японии, Китая, Сингапура, а также в законодательстве стран Европейского союза также не содержится требований к секрету производства по уровню новизны[66].

Между неизвестностью и новизной имеется прямая связь. Если секрет производства обладает новизной, то он также будет обладать неизвестностью и наоборот. Степень «неизвестности третьим лицам» зависит от уровня новизны. Если секрет производства обладает региональной новизной, либо в пределах государства, либо мировой новизной, то неизвестность соответственно будет существовать в пределах региона, государства или мира. Возникает закономерный вопрос. Если в соответствии с российским и зарубежным законодательством к секрету производства не предъявляется никаких требований по новизне, оригинальности, то на основании чего этот объект должен обладать неизвестностью? Далее возникает вопрос о степени такой неизвестности секрета производства среди конкурентов. Должна ли такая неизвестность быть региональной, государственной, мировой? Закон не устанавливает никаких дополнительных критериев для признака неизвестности третьим лицам относительно группы конкретных лиц, которым секрет производства должен быть неизвестен, а также территориальных границ ее определения. Поэтому неизвестность третьим лицам секрета производства определить проблематично, поскольку она всегда является относительной в силу возможности существования множества добросовестных и независимых обладателей аналогичных секретов производства.

В целях разрешения поставленных вопросов следует обратить внимание на практику реализации норм права, связанных с секретом производства и рационализаторским предложением в конкретных правоотношениях.

В качестве примера для исследования обратимся к следующим локальным нормативным актам: «Положение о рационализаторской деятельности в ЗАО «МХК “ЕвроХим”» и его дочерних обществах» от 2005 г., «Положение о рационализаторской деятельности в системе ОАО “Газпром”» от 18 октября 1999 г., Стандарт предприятия «Система качества. Управление документацией. Порядок оформления и внедрения патентов и рацпредложений» ОАО «Минудобрения» от 2002 г.

Согласно и. 1 «Положения о рационализаторской деятельности в системе ОАО “Газпром”», и. 2, и. 3.7 «Положения о рационализаторской деятельности в ЗАО «МХК “ЕвроХим”» и его дочерних обществах», и. 4.2.1 Стандарта предприятия «Система качества. Управление документацией. Порядок оформления и внедрения патентов и рацпредложений» ОАО «Минудобрения» под рационализаторским предложением понимают любое технологическое, организационное решение, являющееся новым и полезным для предприятия. Предложение признается новым для предприятия, если до подачи заявления данное или тождественное решение не было известно предприятию из имеющихся у него источников в степени, достаточной для практического осуществления. Предложение является полезным, если его исполвзование дает экономический ИЛИ ИНОЙ ПОЛОЖИТ Є ЛВ HBI й эффект.

Указанное ввине определение дублирует понятие «рационализаторское предложение», указанное в и. 3 Решения Коллегии Роспатента № б, Коллегии Госкомпрома РФ № 7 от 25.06.1996 «О методических рекомендациях по организации и проведению рационализаторской работы на предприятиях Российской Федерации», являющегося рекомендателвнвім ненормативним актом[67].

Из буквалвного толкования приведеннвіх локалвнвіх нормативнвіх актов следует, что к рационализаторскому предложению предъявляется требование локальной новизны. Также стоит отметить, что секрет производства и рационализаторское предложение обладают общими признаками. К общим признакам сравниваемых понятий стоит отнести локальную новизну, коммерческую ценность.

Кроме того, трансформация экономических отношений в России, несмотря на сохранение понятия рационализаторского решения в неизменном виде в указанном рекомендательном акте по сравнению с определением данного термина в нормативных актах СССР, например, в Инструкции Совета народных комиссаров «О вознаграждении за изобретения, технические усовершенствования и рационализаторские предложения» от 27 ноября 1942 г. № 1904[68], Положении Совета министров СССР «Об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях от 24 апреля 1959 года»[69], в «Основах гражданского законодательства СССР и союзных республик» от 8 декабря 1961 г., отразилась на содержании понятия «рационализаторское предложение». Во-первых, рационализаторское предложение приобрело частный характер, а во-вторых, ограничился доступ к его содержанию.

Указанный вывод подтверждается приведенными ранее положениями юридических лиц о рационализаторском предложении. В и. 2.7 «Положения о рационализаторской деятелвности в системе ОАО “Газпром”» указано, что предприятия и авторві предложения обязанві предприниматв необходимвіе мерві по предотвращению разглашения информации о рационализаторских предложениях, содержащих сведения, составляющие государственную или коммерческую тайну, конфиденциалвную информацию (Инструкция по соблюдению режима конфиденциалвности, утвержденная председателем правления ОАО «Газпром» 20.12.1993 г.). Аналогичнвіе правила исполвзования секрета производства предусмотрены в положениях о рационализаторских предложениях ЗАО «МХК “ЕвроХим”», ОАО «Минудобрения».

Указаннвіе обстоятелвства свидетелвствуют о схожей правовой природе секрета производства и рационализаторского предложения на современном этапе экономического развития России и, как следствие, возможности заимствования признаков у рационализаторского предложения для секрета производства в отношении технических, организационнвіх, управленческих решений, в частности, признака локалвной новизнвг

Бизнес-информация, отображающая экономическое положение лиц, осуществляющих предпринимателвскую деятелвноств, их планві, сведения о клиентах, контрагентах, условиях договорнвіх правоотношений, и другая подобная информация не нуждается в каком-либо требовании о новизне, посколвку связана с индивидуалвной деятелвноствю правообладателя, которая является уникалвной.

Если лицо, осуществляющее предпринимателвскую деятелвноств, которое решило создатв секрет производства, будет руководствоватвся признаками секрета производства исходя из буквалвного их значения в ст. 1465 ГК РФ, то оно должно иметв доказателвства, что болвшинство других субъектов предпринимателвской деятелвности не обладают такой информацией и соответствующими знаниями. Кроме того, после создания секрета производства уровенв его неизвестности может изменитвся. Должен ли в этом случае правообладатель секрета производства постоянно отслеживать такое изменение, если секрет производства представляет для него коммерческую ценность и существует ограниченный доступ к этому объекту? Во-первых, у правообладателя отсутствуют какие-либо законные основания для сбора такой информации, а во-вторых, не определены пространственно-временные границы неизвестности секрета производства. Следовательно, правообладателю для принятия решения о создании секрета производства остается руководствоваться лишь его локальной новизной и коммерческой ценностью с учетом временных и финансовых затрат, направленных на его создание.

Думается, что в официальном понятии «секрет производства» необходимо устанавливать признаки, которые можно проверить на практике. Относительную неизвестность конкретного секрета производства с ее неопределенными границами относительно субъектного состава, территории, временных границ определить проблематично. Проверить же факт новизны какого-либо технического, организационного, управленческого решения и его коммерческую ценность для правообладателя можно.

Например, итальянский суд г. Болоньи по делу Le Forme S.r.l. vs Fiandri Giorgio et Murale S.r.l. et Ie secteur Art S.r.l. утвердил судебный запрет, поскольку установил, что незаконно полученная информация отвечала всем признакам, сформулированным в ст. 98 Кодекса промышленной собственности Италии, несмотря на то что ответчик предоставил доказательства того, что информация, составляющая секрет производства, включала технические и коммерческие данные, которые можно получить из общедоступных источников. Принимая такое решение, суд г. Болоньи особое внимание уделил коммерческой ценности секрета производства для предпринимателя. Он указал, что у бизнес-информации или технической информации имелась экономическая ценность, поскольку правообладатель израсходовал существенное количество времени, финансовых и человеческих ресурсов для ее получения и развития, кроме того, существовал ограниченнвш доступ к такой информации[70].

В целях определения коммерческой ценности секрета производства судві Италии исполвзуют также и инвіе критерии: затраты, которвіе конкурент должен понести, чтобві самостоятелвно получитв такую информацию[71]; преимущества, которыми правообладатели секрета производства обладает по сравнению со своими конкурентами[72]; экономия времени и финансоввіх средств, если получатели секрета производства будет его исполвзоватв[73].

Более того, на практике, как правило, лица, нарушившие право на секрет производства, ссылаются на его известности среди лиц, осуществляющих предпринимателвскую деятелвноств в определенной сфере. Посколвку четкие границы неизвестности секрета производства среди третвих лиц законом не определены, существует возможности избежатв гражданско-правовой

ответственности.

Таким образом, признак относителвной неизвестности секрета

производства среди третвих лиц порождает на практике проблемні, связаннвіе с реализацией норм права в отношении секрета производства, как на стадии создания секрета производства, так и на этапе исполвзования и защиты права на секрет производства. Поэтому представляется возможнвш вместо признака секрета производства «неизвестности третвим лицам» применитв признак локалвной новизны.

На основании проведенного исследования понятия «секрет производства» и его существеннвіх признаков можно сделатв следующие выводы.

Под секретом производства следует пониматв конфиденциалвную информацию, ввіраженную в любой объективной форме, содержащую знания, решения, опыт (ноу-хау) любого характера (производственные, технические, экономические, орта низ ационнвіе и другие) о резулвтатах интеллектуалвной деятелвности в научно-технической сфере и о способах осуществления профессионалвной деятелвности, которвіе отвечают следующим признакам: 1) являются но вві ми для правообладателя; 2) имеют реалвную или потенциалвную коммерческую ценности; 3) имеют нематериалвную ценности, связанную с конфиденциалвноствю секрета производства; 4) в отношении которвіх отсутствует запрет на ограничение доступа на основании закона или иного правового акта; 5) к которвш у третвих лиц отсутствует свободный доступ на законном основании.

Правообладатели секрета производства имеет как имущественный, так и неимущественный интерес в отношении секрета производства, которвш ввіражается в потребности правообладателя сохранитв его конфиденциалвноств. Представляется, что такое существенное свойство секрета производства, как конфиденциалвноств, невозможно оценитв в денежном эквиваленте, поэтому сама конфиденциалвноств не может рассматриватвся в качестве товара.

Объектом охранві и защиты в секрете производства является не толвко его форма (информация, составляющая секрет производства), но и его содержание (технические, производственные, организационные решения, знания, опыт), поскольку правообладатель секрета производства запрещает использовать третьим лицам не только информацию, составляющую секрет производства, путем ее воспроизведения, распространения, доведения секрета производства до всеобщего сведения, но и запрещает использование знания, решения, опыта, составляющего секрет производства, при изготовлении изделий, продуктов, реализации решений, знаний, опыта.

Неизвестность и конфиденциальность являются различными понятиями и характеризуют секрет производства с разных сторон. Конфиденциальность секрета производства свидетельствует об ограниченном доступе к его содержанию. Неизвестность секрета производства третьим лицам свидетельствует о новизне его содержания. Например, если в отношении конфиденциального решения, которое обладает реальной коммерческой ценностью и объективно имеет мировой уровень новизны, не будет существовать ограниченного доступа, то оно не обладает признаком конфиденциальности, но имеет признак неизвестности.

Гражданское законодательство не содержит требований в отношении секрета производства по уровню новизны. Поэтому секрет производства может обладать различным уровнем новизны и, соответственно, уровнем неизвестности среди третьих лиц. Определить уровень неизвестности секрета производства среди третьих лиц проблематично, поскольку он может изменяться в силу возможности появления множества добросовестных и независимых обладателей аналогичных секретов производства. Кроме того, гражданское законодательство не содержит дополнительных критериев относительно лиц, которым секрет производства должен быть неизвестен, а также территориальных границ его определения. Более того, у правообладателя секрета производства отсутствуют какие-либо законные основания для сбора такой информации в целях определения уровня неизвестности секрета производства.

Несмотря на отсутствие требований к секрету производства по уровню новизны, этот объект должен быть новым для правообладателя. Поэтому в отношении секрета производства следует установить локальный уровень новизны. Секрет производства является новым для его правообладателя, если он ранее не был ему известен из имеющихся общедоступных источников. Поскольку проверить факт новизны какого-либо технического, организационного, управленческого решения и его коммерческую ценность для правообладателя можно, в отличие от «неизвестности секрета производства» третьим лицам, то представляется возможным вместо признака секрета производства «неизвестность третьим лицам» использовать признак локальной новизны.

<< | >>
Источник: Глевич Михаил Александрович. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОТНОШЕНИИ, СВЯЗАННЫХ C ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ СЕКРЕТА ПРОИЗВОДСТВА, В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Пермь 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме §1. Понятие и признаки секрета производства в гражданском праве:

  1. § 2. Система гражданского права
  2. Унификация права стран Латинской Америки
  3. § 1. Право международных договоров, предмет регулирования данной области права. Понятие международного договора (соглашения)
  4. Развитие российского законодательства о соотношении объектов авторского права и товарных знаков в период до 1917 г.
  5. §1. Понятие и признаки секрета производства в гражданском праве
  6. §2. Соотношения секрета производства со смежными гражданско- правовыми понятиями
  7. §1. Содержание субъективных прав на секрет производства
  8. §2. Договорные отношения по поводу нспользовання секрета производства и сохранения его конфиденциальности
  9. § 1. Понятие и признаки лицензионного договора
  10. Понятие, сущность и место единой технологии в системе объектов гражданско-правового регулирования
  11. 2.1. Структура элементов, образующих право на единую технологию
  12. Юридическое закрепление прав на единую технологию
  13. §2.2. Гражданско-правовые способы защиты коммерческой тайны
  14. § 1.2. Понятиеи виды франчайзинга в предпринимательской деятельности
  15. §4. Административное право Франции
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -