<<
>>

Проблемы исследования эффективности и качества технологии принудительного исполнения

Не будет преувеличением, если сказать, что вопросы методологии являются в любой области науки одними из наиболее актуальных и значимых. Действительно, от качества и уровня методологии исследований во многом зависит и сам их конечный результат.

Д.А. Керимов также указывает, что "каждый новый этап в прогрессивном развитии науки ознаменован дальнейшем возрастанием значения методологического порядка"*(946). Бертран Рассел писал, что "за последние 400 лет, в течение которых происходил медленный, но неуклонный рост науки, человек постепенно начинал разбираться в методах познания природы и способах управления ее силами"*(947). Отсюда и закономерен повышенный сегодня интерес к разработке проблем методологии. И "это обращение науки к познанию самой себя является характерной тенденцией ее современного поступательного развития"*(948).

Поэтому прежде чем приступить к рассмотрению отдельных приемов и методов, применяемых в ходе изучения эффективности ТПИ, совершенно необходимо четко определить методологическую основу и методику такого исследования. Методология, по существу, является учением о методах исследования. Метод (греч. способ исследования) - способ достижения цели или решения конкретной задачи, образ действия; совокупность приемов практического или теоретического познания (освоения) действительности*(949).

Между тем, вопрос о методологии исследования остается в современной юриспруденции одним из наиболее проблемных и спорных. В частности, как верно отмечает Н.Н. Тарасов, "современная социокультурная ситуация требует анализа методологических проблем современного правоведения в контексте идущих сегодня изменений общемирового, национального и "внутринаучного" уровня. К ним отнесены глобальный кризис научного способа познания, характеризующегося неустойчивостью тенденций, неясностью закономерностей и размытостью ценностно-целевых структур, переходный этап российского общества, неопределенность

философско-методологических оснований научных исследований"*(950). А.И. Демидов пишет, что здесь "сказался действовавший на протяжении длительного времени эффект методологического монополизма и жесткого идеологического контроля, исходивших из принципиального убеждения в истинности только одной методологии, одного типа мировоззрения"*(951). В.М. Сырых указывает, что "все острее ощущается потребность в знаниях о том, каким требованиям должна удовлетворять общая теория права как система теоретических знаний и какими путями, способами можно достичь такого уровня знаний"*(952). В.С. Нерсесянц констатирует "наличие в нашей юридической науке существенных пробелов и недостатков в исследовании и освещении вопросов онтологии, гносеологии и аксиологии юриспруденции"*(953). А.В. Поляков вообще говорит о "симптомах кризиса современного российского теоретического правосознания"*(954).

В юридической литературе советского периода, особенно в 70-80-х годах ХХ века, было опубликовано несколько концептуальных работ, специально посвященных проблемам методологии изучения эффективности различного рода правовых категорий, полезных и применимых по существу и в настоящее время*(955).

Между тем, как в философской, так и в юридической литературе до сих пор встречаются различные, существенно отличающиеся друг от друга суждения относительно того, что же подразумевается под методологией науки вообще и под методологией изучения эффективности правовых явлений в частности.

Некоторые авторы полагают, что методология представляет собой учение о методах научного познания и состоит из совокупности существующих философских и нефилософских методов*(956). Такой подход подвергнут справедливой критике, так как он без достаточных оснований обедняет содержание этого важнейшего понятия: как подметил В.П. Казимирчук, методология не может быть сведена к сумме тех или иных методов (приемов, способов) исследования, а тем более она никак не тождественна этим методам*(957).

Значительно чаще встречается иная точка зрения, сторонники которой полагают, что под методологией имеется в виду система определенных теорий, гносеологических принципов, законов и категорий, отражающих всеобщие свойства и связи бытия и познания*(958).

Такой подход к проблеме не сводит методологию лишь к учению о методах, рассматривает ее как систему определенных теорий и принципов. В то же время, эти теории и принципы, являющиеся орудиями научного анализа, имеют в своей основе лишь диалектический материализм как теорию познания, обусловлены им*(959). Иные авторы считают более правильным под методологией понимать применение совокупности обусловленных диалектическим материализмом (как теорией познания) исходных научных положений и теоретических принципов, а также вытекающую из них научную методику исследования объекта изучения*(960). Под исходными научными положениям теоретическими принципами здесь имеются в виду категории материалистической диалектики.

Среди современных точек зрения на вопрос отметим следующие. Д.А. Керимов указывает, что "методология права есть не что иное, как общенаучный феномен, объединяющий всю совокупность принципов, средств и методов познания (мировоззрение, философские методы познания и учения о них, обще- и частно-научные понятия и методы), выработанных всеми общественными науками, в том числе и комплексом юридических наук, и применяемой в процессе познания специфики правовой действительности, ее практического преобразования"*(961). В.М. Сырых отмечает, что "методология в точном значении этого слова представляет собой учение о методах, особую науку, ставящую своей непосредственной задачей разработку и совершенствование системы приемов, способов научного познания"*(962). Данный автор в структуру общетеоретической юридической методологии включает знания о том: "1) какие приемы, способы научного познания надлежит использовать в познании предмета общей теории права; 2) какими приемами, способами познания следует проводить ту или иную исследовательскую процедуру; 3) каково содержание конкретных приемов, способов, используемых для познания права, его закономерности; 4) каким образом взаимосвязаны методы в процессе познания, движения к новым знаниям в процессе восхождения от конкретного к абстрактному и, наоборот, от абстрактного к конкретному"*(963). Той же точки зрения придерживается и Н.Н. Тарасов*(964).

Подробный анализ имеющихся в современной литературе точек зрения сделан В.Н. Карташовым, который отмечает следующее.

Во-первых, существует определенный эмпирический (фактические данные, правовые акты и другие официальные документы) и теоретический (результаты уже проведенных исследований, отраженных в научных трудах) материал, составляющий методологическую основу.

Во-вторых, методология - это определенный инструментарий (техника), то есть совокупность средств (общесоциальных, технических, специально-юридических и т.п.) познания правовых явлений, процессов и состояний.

В-третьих, методология включает принципы, правила, приемы, способы умелого и грамотного использования соответствующего базового (эмпирического и теоретического) материала, а также средств познания (тактику).

В-четвертых, способы долгосрочного планирования и прогнозирования научных поисков, определяющих перспективу развития фундаментальной и иных юридических наук, образуют методологию и ее стратегический компонент.

В-пятых, в методологию входят методика обобщения, систематизации и обработки полученных знаний, формулирование научных выводов, положений и рекомендаций и процедура их внедрения в юридические науки, учебный и воспитательный процесс, практику преобразования соответствующих сфер жизнедеятельности людей, их коллективов и организаций.

В-шестых, важным компонентом методологии является мировоззренческая основа юридических наук - система определенных жизненных позиций ученых-юристов, их идеалы и убеждения, ценностные ориентиры и установки, которые играют существенную роль в научном исследовании практической деятельности.

В-седьмых, методология представляет само учение о технике, тактике, стратегии, методике познания и преобразования реальной действительности, о структуре научного знания и наиболее перспективных путях и направлениях научного поиска*(965).

Предложенный подход к пониманию методологии представляется нам наиболее перспективным с точки зрения исследования проблем эффективности технологии принудительного исполнения.

Между тем, для исследователя наиболее важны не теоретические вопросы методологии, а вопрос о том, какие именно методы применять. Вопрос, следовательно, неминуемо коснется классификации методов. В отечественной литературе существуют различные классификации методов, используемых в современной юриспруденции. Подробный обзор наиболее актуальных точек зрения сделан В.Н. Карташовым*(966). Для нас рассмотрение указанного обзора не так важно, поскольку, как отмечает сам проф. Карташов, "классификация методов во многом зависит от того, какое содержание тот или иной автор вкладывает в данное понятие"*(967). Основываясь на "классическом" понимании метода, однако понимая его в широком смысле слова как методологический подход, В.Н. Карташов сводит все подходы в теории правовой системы общества к трем основным группам. Первую группу занимает логический, языковый (семиотический, лингвистический и т.п.) и философский подходы, которые автор называет универсальными, поскольку они используются при разработке любой проблемы правовой системы общества, формировании практически всех общетеоретических концепций. Вторую группу подходов образуют понятия и категории, теоретические конструкции и законы, принципы и средства, способы и методы, правила и процедуры, методики, присущие другим специальным неюридическим наукам (социологическим, психологическим, этическим, экономическим, политическим, математическим, педагогическим и т.п.). Третью группу образует специально-юридический подход *(968).

Данный подход представляется нам наиболее верным и в смысле настоящей работы. Все отмеченные выше методологические подходы применимы и к исследованию эффективности технологии принудительного исполнения, но, во-первых, в различной степени значимости сравнительно с исследованием других правовых явлений (что и понятно в силу специфики предмета настоящего исследования), и, во-вторых, большее значение для настоящего исследования имеют все же методологические подходы первой и второй групп.

Что касается универсальных методологических подходов, то наибольшее значение здесь имеет философский подход. Широкое понимание философии, как отмечает большинство авторов, представляет собой единство диалектики, гносеологии и логики, которое, однако, не следует понимать упрощенно, как их полное совпадение. "Единство диалектики, гносеологии и логики как методологического ядра в познавательном процессе выступает в качестве средства субъективного осмысления объективного развития, которое, в свою очередь, овладев массами, преобразуется благодаря общественной практике во "вторую объективность". В этом и состоит основной смысл единства онтологического и гносеологического"*(969).

Автор сознательно в качестве основной философской категории ведет речь о диалектическом материализме. Разумеется, материалистическая диалектика - далеко не единственно возможное миропонимание, существует бесчисленное множество иных учений и общефилософских теорий мироздания, многие из которых представляют интерес как в смысле развитой и перспективной гносеологии, так и вследствие внутренней согласованности и непротиворечивости. Тем не менее, ни одно из указанных учений по стройности понятий и категорий, возможности их практического применения пока, к сожалению, не сравнимо с диалектическим материализмом. Безусловно, методологический и общефилософский плюрализм должны иметь место и в праве. Как указывает А.И. Демидов, "движение к методологическому плюрализму предполагает: 1) расширение горизонта рациональности, признание ее несводимости только к аналитическим методикам; 2) представление о методологии как способе сочетания, синтеза методов и их интерпретаций, унификации; 3) признание возможностей разных методов и их использование для оптимизации результатов познания"*(970). Использование материалистической диалектики, следовательно, ничуть не противоречит исследовательскому подходу с точки зрения методологического плюрализма. По мнению автора, нельзя сходу отвергать все достижения материалистической диалектики. Необходимо извлечь из них то "рациональное зерно", которое возможно применить и при исследовании проблем эффективности исполнительной юридической практики. Более того, невозможно сколько-нибудь серьезное научное исследование с точки зрения некоего "набора" общефилософских построений, без отдачи приоритета какой-либо одной теории. Верно в этом смысле указывает Д.А. Керимов о том, что "методология включает также и мировоззренческую позицию самого исследователя"*(971).

Достижения диалектического (да и исторического - также) материализма сводятся в данном случае, как это верно отметил В.М. Сырых, к тому, что "в научном познании он выполняет мировоззренческую, аксиологическую, теоретическую, методологическую и эвристическую функции"*(972).

В процессе познания эффективности ТПИ исследователь не может сразу и целиком воспроизвести содержание изучаемого объекта. В этой связи возникает проблема соотношения абсолютной и относительной истины. Диалектический материализм видит это соотношение в том, что абсолютная истина складывается из суммы относительных истин. Диалектический материализм требует соблюдения принципа конкретности истины. Он исходит из того, что единственным научным критерием истинности наших знаний о действительности является общественная практика. Практика и исходный пункт всякого познания, движущая сила познания, и критерий его истинности. Именно практические потребности развития общества обусловливают необходимость развертывания исследований эффективности ТПИ.

Такого рода критерий истинности неизбежно нацеливает исследователя эффективности ТПИ, прежде всего, на изучение тех закономерностей развития общества, которые вызывают к жизни различные изучаемые правовые явления. Анализ эффективности ТПИ обязательно должен начинаться с выяснения того, насколько последняя соответствует объективным общественным потребностям, объективным закономерностям развития общества, насколько она способствует их достижению. Эффективной, полезной может быть лишь такая исполнительная практика, которая верно отражает закономерности общественной жизни и способствует их закреплению и развитию.

Принцип связи и принцип развития органически сочетаются, именно поэтому диалектика требует не отделять принцип детерминизма от системного подхода к объектам*(973). Этот принцип требует от исследователя при изучении эффективности ТПИ брать ее не в статике, не застывшую, не саму по себе, а в движении, развитии. Принцип развития предполагает также учет того обстоятельства, что эффективность не всегда является свойством, постоянно присущим конкретной ИЮП. В силу того, что общественные отношения постоянно развиваются, сложившаяся ИЮП может стать менее эффективной, в связи с чем необходимы постоянные, систематические исследования эффективности данной разновидности юридической практики; выявление тенденций развития общественных отношений, моделирование и прогнозирование путей их дальнейшего развития.

Принцип всеобщей связи обусловливает необходимость выявления как всего того общего, что характеризует эффективность любой разновидности ТПИ, так и тех особенностей, тех специфических черт, которые характерны для эффективности конкретного типа (вида, подвида) ТПИ.

Применимо здесь и учение о единстве и борьбе противоположностей. Сама ИЮП выступает механизмом снятия противоречий. Борьба противоположностей - главная двигательная сила, основной источник всякого движения, изменения, развития. Источником самодвижения и развития являются внутренние противоречия, свойственные самой ИЮП, поэтому при изучении ее эффективности необходимо вскрывать эти противоречия, так как без их познания невозможно определить источник движения, тенденции развития исследуемого объекта.

Необходимо учитывать и положение материалистической диалектики о переходе количественных изменений в качественные и обратно. Методологическое значение этого закона для изучения эффективности ТПИ состоит прежде всего в том, что он нацеливает исследователя на уяснение как качественных, так и количественных ее характеристик. Проблема изучения эффективности ИЮП как раз и заключается в том, что для данной разновидности юридической практики особо важное значение имеют именно качественные показатели, которые трудно сравнимы и измеримы. В то же время, уяснение качественной сущности явления неизбежно приводит нас к категории количества, ибо не существует отдельно ни качества, ни количества. Исследование эффективности ТПИ не может ограничиваться лишь уяснением качественной сущности этого явления. Это необходимый, но лишь первоначальный этап исследования. Для познания действительной эффективности требуется выяснение соответствующих данному качеству количественных отношений числовых величин, конкретных количественных характеристик. Отсюда для изучения эффективности ТПИ необходимо разработать систему определенных параметров (условий и критериев эффективности), необходимых и достаточных для описания количественных характеристик данного качества, а также систему методов получения данных, характеризующих состояние каждого из этих параметров.

Бесконечное возникновение одних качественных состояний и уничтожение других выступает как отрицание старого новым, как разрешение одних противоречий и возникновение других. Этот закон имеет огромное методологическое значение для изучения эффективности ТПИ. Нет и не может быть как абсолютно эффективной, так и абсолютно неэффективной ТПИ. Если в результате исследования какой-либо разновидности ТПИ получены данные о ее недостаточной эффективности, это не означает, что у нее не может быть абсолютно никаких положительных моментов, которые могли бы быть учтены в работе по совершенствованию данного типа (вида, подвида) ТПИ.

Имеют огромное значение и разработанные философской наукой категории единичного и общего, формы и содержания и т.д.

Особо важное значение в данном случае имеет категория цели. Как отмечает Д.А. Керимов, "...эффективность действия права определяется прежде всего тем, насколько оно точно и полно отражает и правильно предусматривает реализацию объективных возможностей в соответствии с познанными закономерностями общественного развития"*(974). Любая ТПИ будет эффективна лишь в том случае, если перед ней поставлена социально обусловленная цель, если она обладает социальной ценностью.

Огромное значение при изучении эффективности ТПИ имеют и другие категории материалистической диалектики, такие, как "система", "структура" "действительность", "возможность" и другие. В частности, критерии эффективности следует объединить в систему, при планировании исполнительных мероприятий следует установить, какова возможная эффективность исполнения и т.д.

В то же время, "...диалектический метод выступает в том или ином реальном исследовании не отдельно от частных методологических приемов, не наряду с ними, не как некое дополнение к частной методике, а в них и через них"*(975). В силу этого необходима разработка определенной системы частных методов изучения эффективности ТПИ, а также методики их применения в конкретных исследованиях.

В числе универсальных методологических подходов к исследованию эффективности ТПИ важное значение занимает логический подход. Как пишет В.Н. Карташов, его суть заключается в том, что "каждое, даже незначительное, исследование начинается с живого созерцания (ощущений, восприятий, представлений), абстрактного мышления (понятий, суждений, умозаключений). Грамотное использование логических законов (тождества, достаточного основания, непротиворечия, исключения третьего) и форм (индукции, дедукции, классификации, аналогии, гипотезы и т.п.) позволяет правильнее мыслить и познавать правовую действительность, избегать логических ошибок, не допускать противоречий в своих рассуждениях, умело и аргументировано обосновывать свои выводы и практические указания"*(976).

Применяя логический подход мы, например, можем выявить содержание и объем понятий "эффективность ТПИ", "критерии ее эффективности", "ее результативность", "ее ценность" и т.д. Учитывая слабую теоретическую разработку проблем ТПИ, отсутствие действенного понятийного аппарата этот подход играет существенную роль, значение которой трудно преувеличить. Совершенно очевидно, что, прежде чем оперировать какими-либо понятиями, необходимо четко определиться, что именно из себя данное явление (процесс, свойство, состояние) представляет. Без этого какое-либо дальнейшее научное исследование попросту бессмысленно.

Назначение языкового подхода как разновидности универсального, выражается в том, что "логические законы и способы мышления, являясь идеальным средством познания правовой системы общества, приобретают материальную форму в языке и могут быть выявлены лишь путем специального анализа и синтеза языковых контекстов"*(977).

Выше мы уже отмечали в работе неопределенность в определении понятий "принудительное исполнение", "эффективность" и т.п. Именно здесь "помочь" логическому подходу призван подход языковой. Более того, речь идет не о взаимодополнении и взаимообогащении подходов, но об их слиянии и достижении за счет этого синергетического эффекта. Только таким образом можно получит результат, знание, претендующие на достоверность.

Большую важность представляет собой и вторая группа методологических подходов.

Так, при разработке методики изучения эффективности ТПИ должна учитываться также общая методология социологического исследования. Изучение эффективности любой ТПИ есть во многом исследование социологическое, поскольку для этого необходимо изучение сферы применения исполнительных процедур, правотворчества, толкования права, реализации права, практики судебных и правоохранительных органов, органов государственной власти и местного самоуправления и т.д. Поэтому особенно важное значение при выработке методики изучения эффективности ТПИ имеет учет положений исторического материализма, эвристической функцией которого и является общая методология социологического исследования*(978). Совершенно необходимо в данном случае применение сравнительных приемов, документальное исследование и обобщение юридических источников, социологическое наблюдение, опросы, анкетирование, интервьюирование, тесты, экспертные оценки, моделирование и т.п. Благодаря социологическому подходу созданные путем логического и языкового подходов понятия приобретают значимые количественные и качественные характеристики. Этот подход, помимо прочего, позволяет обеспечить единство количественных и качественных оценок эффективности ТПИ, а в некоторых случаях ее эффективность только и можно оценить пользуясь лишь социологическими приемами и средствами.

Находит свое применение и математический подход, который позволяет "перевести" добытые количественные показатели на "рельсы" математических формул, достигнуть определенного уровня абстрагирования, найти оптимальные модели для оценки эффективности ТПИ и, что наиболее важно, предложить свои, пусть "грубые" и "сухие", но зато четко выверенные и обоснованные пути повышения ее эффективности.

На протяжении всей работы над темой существенную помощь призван оказать исследователю экономический подход, поскольку изначально как "исполнение", так и "эффективность" рассматриваются именно с точки зрения наук об управлении, в том числе, экономическими процессами. Современная экономическая теория, базирующаяся в качестве одного из постулатов на необходимости расчета соотношения затрат и выгод ввиду относительной ограниченности и редкости всех ресурсов, может быть надежной основой для исследования проблем эффективности любой деятельности. Ни для кого не секрет, что прогрессивное развитие науки особенно явственно заметно там, где во главу угла поставлен конкретный имущественный интерес. Государство охотно черпает идеи, методы и приемы из экономической сферы жизни гражданского общества, разумеется, преломляя и "подстраивая под себя" наиболее актуальные достижения.

Исключительный интерес в этой связи представляет и психологический подход, суть которого заключается в том, что "в правовой системе общества участвуют конкретные люди.., обладающие определенными чувствами, эмоциями, знаниями, способностями, преследующие соответствующие цели и руководствующиеся в своих действиях конкретными мотивами, интересами и т.д."*(979). Учитывая отсутствие четких правовых критериев и в отношении самой ТПИ и в отношении ее эффективности, роль личности руководителя той или иной стороны исполнительного производства (должника или взыскателя), а также самого судебного пристава-исполнителя, здесь возрастает неимоверно.

Не менее важны и другие подходы второй группы.

С успехом применимы в исследовании проблем эффективности ТПИ и подходы третьей группы, а именно, специально-юридические подхода. В.Н. Карташов указывает, что "в "чистом" виде о специально-юридическом подходе можно говорить лишь тогда, когда в процессе познания разнообразных сторон правовой системы общества используются юридические понятия, категории, конструкции, принципы, правила, достоверные и аргументированные юридические знания"*(980). В нашем случае значимость указанного подхода состоит не только в применении сугубо юридических конструкций, понятий, законов и т.п., но и в том, что теория исполнительной юридической практики в обязательном порядке использует данные других юридических, и, прежде всего, отраслевых наук. Это и понятно, поскольку объектом основного компонента ИЮП - ИЮД - выступают конкретные общественные отношения в той или иной сфере деятельности общества.

Рассмотрев вопросы методологии исследования проблем эффективности ТПИ закономерно обратимся к методике такого исследования.

В литературе в объем понятия "методика" включаются различные составляющие. В частности, существует точка зрения, что методика - это "...способы, приемы исследования"*(981). Другие ученые включают в методику также вопрос о гипотезах и проблему выборки*(982) либо дополняют понятие методики такими факторами, как очередность применения различных методов исследования*(983), техника исследования (специальные приемы использования того или иного метода)*(984). Помимо указанного Ф.Н. Фаткуллин и Л.Д. Чулюкин включают в понятие методики также выявление методов исследования, их систематизацию, описание, выработку общих рекомендаций по поводу очередности их применения и техники использования, указание на те отношения, которые должны изучаться при помощи данного метода, способы определения цели изучения, выработку определенных этапов исследования эффективности, а также периода времени, за который должны быть получены данные, характеризующие состояние эффективности изучаемого объекта*(985).

Причем данные и иные авторы, исследуя вопросы эффективности правовых норм, предлагают различать общую методику изучения эффективности и частную методику. Потребность в разработке общей методики обусловливается тем, что имеются определенные общие требования, учет которых необходим при изучении эффективности всякой правовой нормы. Однако правовые нормы многообразны, и в силу этого методика изучения эффективности каждой конкретной нормы обладает определенными специфическими чертами, не тождественными общей методике *(986).

Полагаем, что такой подход вполне применим и к исследованию эффективности ТПИ, поскольку ее разновидности обладают никак не меньшим своеобразием, чем правовые нормы.

Специфика методики изучения конкретной разновидности ТПИ проявляется в том, что в зависимости от особенностей изучаемого типа (вида, подвида) ТПИ в общественной жизни, методов ее воздействия на поведение субъектов целесообразнее использовать те или иные методы исследования (из числа рекомендованных общей методикой). Например, применение методов изучения документов статистики работы судебных приставов-исполнителей по той или иной категории требований исполнительных документов совершенно необходимо при исследовании эффективности ТПИ, так как в большинстве случаев можно делать выводы о наличии или отсутствии эффективности принудительного исполнения. Применение этого же метода в исследовании эффективности, скажем, правотворческой практики будет, видимо, менее удачным, поскольку фиксация элементов принятия какого-либо нормативного правового акта как следствие процесса исполнения здесь налажена значительно слабее.

Представляется, что в зависимости от типа (вида, подвида) ТПИ имеются определенные особенности и в определении ее цели.

Важной задачей частной методики изучения эффективности ТПИ является также определение периода времени, за который должны быть получены данные, характеризующие состояние эффективности конкретной изучаемой разновидности ТПИ. Общая методика дает в этом отношении только самые общие рекомендации, относящиеся к методике исследования любой ТПИ. Период же времени, за который должны быть получены данные, характеризующие состояние эффективности отдельной разновидности ТПИ, устанавливается в каждом случае индивидуально, в зависимости от особенностей и специфики каждой такой разновидности.

Таким образом, частная методика изучения эффективности ТПИ включает в себя выбор методов исследования (из числа рекомендованных общей методикой), определение очередности их применения и техники использования, способов выявления цели конкретной разновидности ТПИ, уточнение круга показателей, требующих установления, а также определение периода времени, за который должны быть получены данные, характеризующие состояние ее эффективности.

Такие элементы методики изучения эффективности ТПИ, как определение всех возможных методов исследования, их систематизация, описание, разработка этапов исследования эффективности ТПИ, указание на те общественные отношения, которые должны изучаться при помощи данного метода, не включаются в частную методику. Эти обстоятельства являются общими при разработке методики изучения эффективности любой разновидности ТПИ, в силу чего их разработкой должна заниматься общая методика изучения эффективности.

Выражая специфику каждой отдельной разновидности ТПИ, конкретизируя общую методику изучения эффективности ТПИ, частная методика не должна противоречить тем общим требованиям, которые предъявлю общей методикой.

Таким образом, в общем плане может быть выделено два уровня методики изучения эффективности ТПИ - общая методика и частная методика. В свою очередь, частная методика изучения эффективности ТПИ может иметь несколько уровней. Прежде всего, необходима разработка методики исследования эффективности отдельных форм принудительного исполнения, что позволит с самого начала исследования иметь в виду определенные методические требования, применимые к исследованию эффективности любой ТПИ, для которой свойственны данные формы принудительного исполнения. Затем необходима выработка методики изучения эффективности конкретных разновидностей ТПИ до низшего уровня частной методики - методики исследования эффективности конкретного исполнительного мероприятия.

Предложенная выше трактовка методологии и методики исследования эффективности ТПИ, главным образом, на переработке, конкретизации и актуализации взглядов и идей, высказанных теоретиками права советского периода, в частности, С.В. Боботовым, А.Б. Венгеровым, Н.П. Журавлевым, В.Н. Кудрявцевым,

В.И. Никитинским, И.С. Самощенко, Ф.Т. Селюкиным, Ф.Н. Фаткуллиным, Л.Д. Чулюкиным и другими при исследовании эффективности норм права. Данная трактовка положена в основу дальнейшего исследования эффективности ТПИ, поскольку представляется автору наиболее верной и тщательно разработанной, последовательной и внутренне непротиворечивой.

Тем не менее, указанный подход к исследованию эффективности в праве не является единственным. Полагаем, что в настоящей работе применительно к эффективности ТПИ может быть актуализирован и иной подход, предложенный

О.А. Гавриловым при исследовании эффективности правовой системы и ее составляющих. В противном случае видение проблем исследования эффективности ТПИ выглядело бы однобоким и внутренне обедненным.

В частности, О.А. Гаврилов указывает, что разработка теории эффективности правовой системы должна опираться на специально-юридический анализ действия правовых комплексов в различных правовых ситуациях. Важное методологическое значение имеет принцип "множественности моделей"*(987). Каждой модели действия и эффективности соответствует свой аппарат ее исследования*(988). Автором предлагаются следующие модели, которые целесообразно выстраивать и при изучении эффективности ТПИ как самостоятельного правового комплекса.

Глобальная модель ТПИ может быть выражена следующим образом: "институт юридической исполнения" - "фактические отношения" - "социальный эффект". Эта модель должна быть рассмотрена на различных уровнях иерархии ТПИ - от отдельно взятого исполнительного мероприятия к форме принудительного исполнения, от последней - к конкретным разновидностям ТПИ, а от них и через них к эффективности действия ТПИ в целом.

Из глобальной модели возможно вывести ряд конкретизирующих моделей.

Социологическая модель отражает особенности действия исполнительных методов регулирования в среде малых и больших социальных групп. Например, требования резолютивной части исполнительных документов иногда могут быть обращены к значительным социальным общностям.

Для изучения подобных ситуаций полезно использование теории адаптивного управления, отражающей особенности управление множеством объектов. Она базируется на учете факторов изменчивости объекта управления и необходимости в соответствии с этим изменять систему управленческого воздействия*(989).

Организационно-структурная модель ориентирована на исследования эффективности в сложных организационных системах, каковыми и являются разновидности ТПИ. Здесь целесообразно выделить ряд типологических подмоделей: эффективность ТПИ в экономической, политической и прочих сферах. Для исследования эффективности ТПИ в организационных структурах необходимо использовать не один, а несколько показателей эффективности, то есть некоторый синтетический показатель. Наряду с теоретико-правовыми при решении возникающих здесь задач эффективно использование методов теории организации, поэтому-то настоящая работа и изобилует ссылками на достижения науки об управлении, в том числе западной экономико-управленческой теории.

Правоприменительная модель касается эффективности исполнительных актов, индивидуального правового регулирования*(990). В первую очередь это проблема эффективности принудительного исполнения. Правоприменительная система - в значительной мере система процессуально-процедурных норм, которая во все большей степени формируется в различных отраслях права и рассчитана на обеспечение действия норм материального права.

Правоконкретизирующая модель охватывает случаи, когда происходит процесс конкретизации общих предписаний в серии последовательных исполнительных актов от более высоких к более низким. Например, конкретизация общего правового принципа независимости и самостоятельности участников исполнительного процесса в конкретных формах исполнительного взаимодействия.

Оптимизационная модель как бы впитывает содержание перечисленных моделей. Ее цель - выявить все ресурсы и возможности повышения эффективности исполнительного воздействия на общественные отношения. Здесь существенно выделение окончательных и промежуточных целей принудительного исполнения и тех методов и средств, которые призваны повысить эффективность исполнительного правового воздействия. Метод исследования этой модели - применение теории оптимального управления. Здесь нам приходится сталкиваться с проблемой оптимизации. Оптимизация (лат. optimus, наилучший) - выбор лучшего варианта изо всех имеющихся или возможных; приведение некоей системы в наилучшее состояние*(991).

Выше уже отмечалось, что при разработке общей методики изучения эффективности ТПИ, прежде всего, необходимо выявить те методы, которые могут быть использованы в практических исследованиях.

В.М. Сырых полагает, что метод - "это необходимый компонент общей теории права, представляющий собой органически целостную, сложную систему приемов, способов, используемых для познания предмета данной науки, раскрытия закономерностей функционирования и развития права во всей их полноте и всесторонности"*(992).

В самом общем виде под методами изучения эффективности ТПИ мы понимаем конкретные способы, применение которых дает положительные результаты при исследовании эффективности ТПИ. То есть методами, изучения эффективности ТПИ являются те конкретные способы, которые позволяют определить требующий изучения объект (ТПИ), установить объективно существующее состояние эффективности изучаемой разновидности ТПИ, а также выработать определенные рекомендации по поводу путей и средств повышения ее эффективности.

Предлагаемые различными авторами методы, которые могут быть использованы в подобного рода исследованиях, весьма разнообразны. К ним относятся статистические методы, методы опроса, наблюдения, изучения документов, социальный эксперимент, сравнительно-правовой метод, а также различного рода кибернетические и математические методы*(993).

Полагаем, что большинство из перечисленных методов могут быть применены и при изучении эффективности ТПИ. Однако задача разработки методики изучения эффективности ТПИ заключается не столько в том, чтобы просто перечислить все возможные методы изучения эффективности данной разновидности юридической технологии, сколько в том, чтобы привести эти методы в систему, определенным образом организовать и классифицировать их. Представляется, что в зависимости от принадлежности к той или иной отрасли науки методы изучения эффективности ТПИ могут быть сведены в следующие группы.

1. Метод системного анализа*(994).

Он уже многократно применялся нами в работе при построении единой концепции ТПИ в части формирования категорийного аппарата данной разновидности юридической практики, определения структур исполнительной юридической практики, рассмотрения ее функций и т.п. Он может быть широко применен и для исследования эффективности ТПИ.

Наиболее перспективны следующие моменты применения метода системно-структурного познания.

Во-первых, необходимо выстроить системы показателей и критериев эффективности ТПИ, а в будущем - установить между ними все возможные существенные связи. По меткому замечанию Г.В. Кизевича, любая эффективность - это соотношение минимальности и завершенности, поэтому при отсутствии четкого критерия эффективности завершенность и минимальность вступают в соперничество*(995). В нашем же случае, при количественной неопределенности, сходности качественного понимания и изначальной многокритериальности исследования возможно придется вести речь не о системе, а о системах критериев. Психологи, кстати, правильно подчеркивали значение системной ориентировки для решения эвристических задач, благодаря чему, например, "разводится" сущность мышления и его проявления при решении задач, выявляются скрытые существенные отношения в предмете исследования, четко формулируются цели деятельности и их взаимосвязь и т.п.*(996) В этом случае сама деятельность как система раскладывается на составляющие: 1) цель деятельности (заданные характеристики); 2) анализ предмета деятельности (исходные характеристики); 3) анализ средств деятельности; 4) технология деятельности как последовательность технологических операций и их характеристики; 5) анализ действий и способов их выполнения; 6) общий план деятельности; 7) контроль и коррекция деятельности по ходу выполнения; 8) оценка результата деятельности как достигнутой цели*(997). В этой части возможно последовательное применение комплексных методов анализа, например, после успешного завершения предварительного функционально-структурного анализа возможно осуществление экспериментального психологического анализа*(998).

Во-вторых, отдельно должна быть выстроена система связей между условиями эффективности ТПИ, особенно важно будет установить корреляцию условий. Понятно, что в данном случае системный подход не может полностью решить названную задачу, однако фундамент для ее решения должен быть заложен именно таким образом.

В-третьих, необходима формализация процесса исследования ТПИ, в том числе с помощью аппарата математической логики. О проблемах применения математических методов исследования мы поговорим ниже.

Все это должно произойти на первом этапе применения метода системного анализа. В будущем же от него потребуется помощь в решении еще более сложных задач. В частности, представляется такая картина: конкретная ТПИ, которая, к тому же, сама по себе является полиструктурным образованием, представляющая собой сложную систему, оказывает влияние на другие сложные системы - иные разновидности юридической технологии, в которых мы должны отследить происходящие позитивные и негативные изменения посредством применения систем показателей и критериев эффективности ТПИ с выявлением (и постоянным дополнением) условий, благодаря которым ТПИ будет достаточно эффективной. Такие сложные построения станут возможными лишь в будущем, после накопления и обработки необходимого эмпирического материала.

2. Исторический метод исследования. Прогнозирование.

Он широко использовался нами ранее при анализе структур и функций ТПИ, однако он может быть с некоторыми оговорками применен и для исследования ее эффективности.

В частности, нами уже отмечалось, что ТПИ надлежащим образом в отечественной правовой науке не изучалась, равно как не изучалась и ее эффективность. Проблема для нашего исследования, разумеется, состоит не только и не столько в этом (в конце концов, реально исполнительные полномочия широко применялись в советский период нашей истории), а в том, что результаты применения исполнительных полномочий ранее надлежащим образом не фиксировались.

Исторический метод полезен с точки зрения критики исторических источников по вопросам эффективности, получения первичной качественной информации, для осуществления аналогии, запуска механизмов преемственности и т.п. Тем не менее, ввиду отмеченных выше ограничений он дает нам слишком мало материала для дальнейшего исследования, на его основе пока невозможно моделирование, применение математических методов и т.п. Иными словами, мы почти всегда можем сказать, что именно (изменение в конкретном нормативном правовом акте, в практике применения, в процессе толкования права и т.п.) позитивно или негативно повлияло, но вот насколько повлияло и как повлияло (с точки зрения механизма детерминации) - сказать уже гораздо сложнее.

Здесь возникает и другая проблема: историческое исследование такого рода изначально представляется трудоемким, а будут ли получены какие-либо положительные результаты - сомнительно, то есть возникает закономерный вопрос, эффективно ли будет само историческое исследование, стоит ли "овчинка выделки"?

Заняться серьезным исследованием такого рода ввиду совершенной непредсказуемости результатов автор не решился, однако, в дальнейшем, с постоянно происходящей систематизацией исторических архивных данных, облегчении работы с ними, доступа к источникам и т.п. данное исследование может быть проведено.

"Обратной стороной" исторического метода исследования является прогнозирование. Прогноз - основанное на специальном исследовании заключение о предстоящем развитии и исходе чего-либо*(999) или же всякое конкретное предсказание, суждение о вероятностном состоянии или развитии какого-либо явления в будущем, выведенное обычно на основе специального исследования*(1000).

Прогнозирование - обязательная предпосылка планирования и в этом смысле возможности прогнозирования рассмотрены нами ранее. Здесь же мы обратим внимание на прогноз именно как на метод. Смысл состоит в том, что мы на основании разработанных критериев и показателей эффективности ТПИ, зная все необходимые условия ее эффективности в конкретном случае, можем сопоставить осуществляемые (требуемые) действия по реализации исполнительных полномочий и с определенной долей вероятности предсказать, какой будет эффективность данной, конкретной ТПИ.

Что же необходимо для осуществления прогнозирования? По меткому заявлению Г.В. Кизевича, "узнав структуру системы и ее отношений с окружающим миром сейчас и в прошлом, ты увидишь ее будущее"*(1001). В принципе это правильно, хотя таких "подвигов" от исследователя эффективности ТПИ и не требуется: вопрос о том, какой будет эффективность ТПИ в конкретном случае с качественной точки зрения может быть успешно решен посредством метода экспертных оценок или же в результате опроса, анкетирования, при помощи иных социологических методов и приемов исследования. Исследования несложны, а результаты достаточно достоверны.

Совсем другое дело, когда речь идет о количественном прогнозе. В науках об управлении любое технологическое прогнозирование подразделяется на изыскательское (поисковое) и нормативное. В основе изыскательского прогнозирования лежит ориентация на представляющиеся возможности, установление тенденций развития ситуаций на основании имеющейся при разработке прогноза информации. В основе нормативного прогнозирования лежит ориентация на цели системы, на те потребности, к достижению которых она стремится.

Оба эти вида прогнозирования работают на определенных количественных показателях - показателях текущей эффективности. Их можно формализовать и предоставить для исследования. Однако проблема заключается в том, что требуется также ясное видение эффективности в прошлые периоды, а такого обобщенного и объективированного эмпирического материала пока еще не существует, как мы установили описывая исторический метод исследования. Необходимы и системы корреляций, прогнозы (с высокой степенью вероятности) развития правотворческого, правоприменительного и иных юридических процессов и т.п., чего нет и не может быть в тех условиях неопределенности, в которых мы с вами живем. Построить же прогноз на основании другого прогноза, да еще без прошлых данных попросту невозможно.

Некоторым выходом из ситуации можно бы было увидеть получившее развитие в последние годы экспертное прогнозирование, ориентированное на работу не только с количественной, но и с качественной информацией, но оно пока еще математически не формализовалось. Кроме того, его применение, видимо, также потребует хотя бы самых общих количественных данных об эффективности за прошлые периоды. Сейчас экспертное прогнозирование в части качественного прогнозирования может заменить, как уже отмечалось выше, метод экспертных оценок.

Другое ограничение применения данного метода в том, что, как, к сожалению, справедливо отмечает В.М. Сырых, "математический аппарат в настоящее время не способен отразить всей совокупности связей объекта прогнозирования с внешней средой, что объясняется не только уровнем его разработки и степенью адаптации к специфике правовых явлений. Имеются определенные пробелы и в правовой науке. В частности, остается нерешенной проблема вычленения действия социальных факторов на право, иные правовые явления, установления количественной характеристики воздействия отдельных факторов на объект исследования. Для наиболее эффективного использования статистических и математических методов в процессе моделирования правовых явлений и составления прогнозов требуется дальнейший содержательный анализ структуры правовых явлений, а также их внешних связей и зависимостей"*(1002).

И здесь мы видим, что результативность (которая, в принципе, налицо) не может сколько-нибудь достоверно свидетельствовать об эффективности. Например, судебный пристав-исполнитель реально фактически взыскивает 100 тысяч рублей по исполнительному листу. Результативность имеется, но действовал ли судебный пристав-исполнитель эффективно? Может быть, нужно было бы просто установить счет должника в банке и выставить инкассовое поручение, что привело бы к исполнению в тот же день, а он, напротив, находит малоликвидное имущество должника, оценивает его с помощью специалиста (за вознаграждение), перевозит его к месту хранения (за вознаграждение перевозчику), хранит его там (за вознаграждение хранителю), реализует (за вознаграждение организатору комиссионной торговли). Пример может быть грубый, но очевидный.

В ряде работ по вопросам управления представлены попытки применения математического аппарата в прогнозных целях. Например, Е.В. Шикин и А.Г. Чхартишвили подробно рассмотрели помимо количественных (каузальные методы и анализ временных рядов) и качественные методы прогнозирования, из которых в той или иной степени могут быть применены нами в дальнейшем "дельфийский" метод, изучение рынка (в нашем случае - изучение состояния согласованности), метод консенсуса, мнение сбытовиков и историческая аналогия*(1003).

3. Логические методы.

Роль формально-логических методов в изучении эффективности ТПИ несомненна. Формальная логика служит не только средством доказательства, но и предполагает отыскание новых результатов, переход от известного к неизвестному.

Видимо прав П.Е. Недбайло, который отмечает, что "диалектическая логика предполагает формальную логику и без нее она обойтись не может. В то же время формальная логика научна только тогда, когда она исходит из категорий диалектической логики как философской основы правильности мышления"*(1004).

Логические законы и формы мышления находят свое применение на всем протяжении процесса исследования эффективности исполнительной практики. Всякий исследователь при изучении эффективности исполнительной практики должен пользоваться логическими законами тождества, противоречия, исключенного третьего и достаточного основания.

Важное значение в процессе изучения эффективности исполнительной практики имеют разработанные формальной логикой индуктивные и дедуктивные формы умозаключений, логические умозаключения по аналогии, логические правила пользования гипотезой и т.п.

Логическая составляющая обязательно должна "пронизывать" всю цепочку исследований эффективности ТПИ. Внутренняя логичность и непротиворечивость в данном случае должны быть достигнуты, прежде всего, за счет ступенчатого, поступательного характера научного исследования. Как пишет В.М. Сырых: "Чтобы выявить существенное и необходимое, скрытое в явлениях и за явлениями, необходимо проделать весь тот путь, которым движется познающий субъект от чувственного восприятия исследуемого к его сущности"*(1005).

Прежде всего, к логическим методам мы относим индукцию и дедукцию.

Те единичные факты, которые мы собрали путем толкования права, исторического метода, метода сравнительного правоведения, социологических, психологических и прочих методов эмпирического познания, имеющих в своей основе наблюдение, анализ и синтез, ограничены сферой общественной жизни, деятельностью того или иного субъекта, местом и временем, иными характеристиками, и, следовательно, познавательно изолированы друг от друга, конечны, иногда случайны. В тех же случаях, когда в них скрыты какие-то общие закономерности и причинности, они не всегда наглядны и доступны для непосредственного описания, фиксации и объективно требуют выявления общего и закономерного. Индукция как раз и позволяет осуществить восхождение от единичного к общему.

Мы полагаем, что при отсутствии серьезных теоретических разработок проблем ТПИ и одновременным наличием значительного эмпирического материала, в том числе в обобщенной, усредненной, "статистической" форме метод индукции в настоящее время особенно актуален.

Известно, что индукция может осуществляться как на количественном, так и на качественном уровне. На количественном уровне успешно применяются методы группировки и обобщающих показателей, которые позволяют установить наличность (отсутствие) той или иной связи, отношений между какими-либо признаками. Перспективы применения данного метода в нашем случае упираются в проблему установления корреляции, которая позволила бы установить связь между отдельными признаками и в тех случаях, когда на результативный признак воздействует несколько факторов.

Здесь возникают три ограничения. Прежде всего, недостаток статистической информации именно о процессе осуществления ТПИ, а не о результате ввиду специфических особенностей данного эмпирического материала. Затем, сложность в соотношении полученных статистических данных об исполнительных процессах и их результатах с данными статистики, касающимися показателей других разновидностей юридической деятельности, а без этого, учитывая исключительно "внешнюю" направленность ИЮД, сложно сделать вывод о ее эффективности. И, наконец, неразвитость математического аппарата, пригодного для установления названной корреляции, о чем пойдет речь ниже.

То есть, индукция на количественном уровне может установить наличие или отсутствие связи, однако для исследования эффективности ТПИ важно определить, чем вызвана эта связь: случайными факторами или факторами закономерными. Как раз в этом индукция на количественном уровне помочь нам не может. Для нашего исследования особую актуальность приобретает последнее - индуктивное исследование на качественном уровне, как правило, осуществляется с применением методов сравнения, классификации и контент-анализа.

О классификации мы подробно писали в работе при определении путей исследования структур ИЮП и ТПИ. В той или иной мере данные методологические установки позволят нам на высоком уровне достоверности исследовать и эффективность ТПИ. Особое значение при применении метода классификации имеет возможность систематизации одних и тех же правовых явлений, что в современных условиях почти неисследованных разновидностей ТПИ с точки зрения любой, в том числе, пространственной и циклической структур, необычайно важно и перспективно. Как справедливо пишет В.М. Сырых: "...в процессе научного познания важным является вопрос о том, каким образом класс явлений, процессов, будучи сходным, единым в своем основании может быть несходным, различным по формам проявления этого основания"*(1006). Именно здесь может помочь классификация.

Путем сравнения устанавливается тождество или различие исследуемых объектов путем их сопоставления и нахождения сходств и различий. "Сравнение может применяться во всех областях научного познания"*(1007), то есть это достаточно универсальный метод, но при этом нельзя забывать, что сравниваемые явления должны быть в чем-то схожими, тождественными и уж в любом случае однопорядковыми. Данный метод может оказать существенную помощь при отграничении ИЮП (ТПИ) от смежных правовых явлений, при различении и конструировании устойчивых форм исполнительного регулирования (УФМР), то есть будет способствовать, прежде всего, "очищению" объекта дальнейшего исследования от посторонних "примесей", благодаря которому объект предстанет перед исследователем во всей своей "наготе" и можно будет получить более достоверные выводы, чем в ином случае. То есть, применение сравнения создаст необходимые предпосылки для дальнейшего исследования эффективности ТПИ, ее отдельных форм, свойств, элементов и т.п. Одновременно нельзя забывать и об ограниченности данного метода: можно установить общность или различность, но обычно такой метод не позволяет установить причины повторяемости и устойчивости, да даже и причины общности и различности.

Метод контентного анализа - это совокупность правил и требований, в связи с которыми исследователь ориентирован на выполнение определенных последовательных процедур: выбор объекта и гипотезы исследования; определение системы признаков и свойств объекта исследования, благодаря которым можно верно отразить качественные характеристики основных видов исследуемого объекта; выявление индикаторов, которые помогли бы как качественное, так и количественное своеобразие каждого из признаков и свойств объекта исследования.

Несколько подробнее мы коснемся этого подробнее, когда будем рассматривать этапы исследования эффективности ТПИ. Здесь же отметим, что особое значение контентный анализ имеет для определения эффективности конкретных типов ТПИ, в других случаях он пока еще не только затруднителен, но и недостаточно достоверен и результативен.

Нельзя не сказать, что контентный анализ эффективности ТПИ обладает некоторыми специфическими особенностями.

Во-первых, в данном случае совершенно необходимо чтобы контентный анализ шел "рука об руку" с экспертным опросом и другими статистическими методами, чего мы коснемся ниже. Только таким путем можно выделить исследуемый тип ТПИ, построить систему индикаторов (показателей, критериев) эффективности, поставить проводимому исследованию иные требуемые в целях его полноты и достоверности рамки.

Во-вторых, специфика заключается в сложности одновременной оценки количественных о качественных показателей.

В-третьих, если вспомнить, что ИЮП нацелена на самостоятельное примирение сторон правового конфликта и, на основе этого, разрешение конкретного юридического спора, то не покажется удивительным, что индикаторы эффективности почти всегда лежат за пределами самой ИЮП, относятся к другим разновидностям юридической практики.

В будущем индукция в познании эффективности ТПИ будет постепенно уступать место дедукции - противоположному методу, посредством которого осуществляется движение мысли от общего к конкретному. Но для этого конкретное сначала должно быть накоплено, обобщено, изучено, абстрагировано, а потом уже вновь применено к конкретному. Пока автору не удалось широко применить дедуктивные подходы к исследованию проблем эффективности ТПИ. Нельзя сказать, что они не применялись совсем: сконструированные исходя из достижений практики и объективированные в форме научного знания критерии, условия эффективности уже могут быть "наложены" на любую конкретную медиативную юридическую практику, однако для данного этапа исследования характерна, скорее, постановка вопросов и предложение их решения, чем получение однозначных непоколебимых фундаментальных постулатов. Это, все-таки, дело будущего.

Некоторое, но уже гораздо меньшее, значение имеют и другие логические методы, однако все они в той или иной мере описаны в литературе по формальной логике и значительной специфики сообразно целям нашей работы не содержат, могут быть применены непосредственно.

4. Психологические методы.

В процессе изучения эффективности ТПИ должна быть использована вся совокупность разработанных современной психологической наукой методов. Речь идет об изучении психических состояний, которые, как полагают психологи, могут быть относительно устойчивыми и длительными по времени, временными (ситуативными) и периодическими*(1008).

Существует достаточно много авторских классификаций психологических методов исследования. Например, Г. Пирьов разделил методы на 1) собственно методы (наблюдение, эксперимент, моделирование), 2) методические приемы и 3) методические подходы (генетический, психофизиологический)*(1009). В.Л. Васильев классифицировал методы юридической психологии как по целям (методы научного исследования, методы психологического воздействия на личность, методы судебно-психологической экспертизы), так и по способам исследования (метод наблюдения, метод эксперимента, метод интервью)*(1010). Э.Ф. Зеер выделил генетические (лонгитюдный, биографический методы, каузометрия, психобиография, метод анамнеза), праксиметрические (анализ заданий, изучение документации, трудовой метод, наблюдаемый опрос), психометрические (тесты специальных способностей, тесты достижений, опросники интересов, диагностика обучаемости) и экспериментальные методы (естественный, лабораторный, моделирующий, формирующий эксперименты), а также методы математической обработки (дисперсионный, корреляционный, факторный анализ)*(1011). Если смотреть дальше, то и эксперимент жестко подразделяется на лабораторный и производственный*(1012). Практически методы математической обработки с этой точки зрения также "разложимы" на составляющие: определение среднего значения для исследуемой выборки,

сравнение первоначального и окончательного результата, сравнение "приростов" в контрольной (где эксперимент не проводился) и экспериментальной (где эксперимент проводился) группах, определение рангового порядка исследуемых объектов, определение корреляции между двумя ранговыми рядами исследуемых параметров, соответствующим разным группам испытуемым, использование "критерия знаков" и критерия "хи-квадрата" и т.д.*(1013) Один какой-либо метод также подвержен дальнейшему делению: профессиографический метод представляет совокупность предметно-функциональных, операционно-логических, соматографических,

психофизиологических и личностных методов, и каждый из этих методов также делим*(1014).

Другой немаловажный момент. Например, Е.М. Иванова обоснованно полагает, что все методы применяются поэтапно: сначала организационные (сравнительный, лонгитюдинальный, комплексный), затем методы сбора эмпирических данных (изучение документации, наблюдение, опрос, изучение продуктов деятельности, трудовой, биографический, эксперимент), далее - методы обработки эмпирических данных (качественные: экспертная оценка, сравнительный анализ эмпирических данных, анализ ошибок и количественные: статистический и графический анализы) и, наконец, интерпретационные - структурно-системный и функционально-структурный анализ*(1015).

Существуют и иные классификации деления, позволяющие рассмотреть все богатство системы психологических методов и "отобрать" пригодные для исследования эффективности ТПИ: для нас здесь важно, что данные методы должны установить тот конкретный "след", который ИЮП оставляет в психике индивида*(1016). К таким методам относятся наблюдение, то есть целенаправленное и планомерное восприятие и фиксация многообразных проявлений психической деятельности людей и условий ее протекания; психологический эксперимент; метод беседы; метод анализа продуктов деятельности человека; биографический метод; метод тестов, то есть специально подобранных вопросов и заданий диагностического характера, метод "провокации" и т.д.*(1017)

Разумеется, что для каждого метода в силу его специфики характерна та или иная степень применимости при исследовании проблем эффективности ТПИ, но, в той или иной степени, применимы они все.

Например, метод опроса позволяет выявить личное отношение руководителей сторон имеющихся или потенциальных юридических конфликтов к проведенным ими медиативным мероприятиям. Метод наблюдения позволяет осуществить разложение процесса исполнения на отдельные операции с целью дальнейшей психологической расшифровки отдельных организационных действий. Экспериментальный метод имеет своей задачей экспериментальную проверку выделенных в ориентировочной психограмме психических и психофизических процессов, установление меры их функционирования, необходимой для успешного выполнения профессиональной работы, путем подбора и испытания их адекватными приемами исследования*(1018) (таким путем, в частности, возможно выявление лидерских качеств*(1019)).

Особое значение в рамках нашего исследования имеет метод экспертных оценок, который может быть применен для изучения ошибок и их причин, возникающих в процессе деятельности*(1020).

Интересно и перспективно применение психологических методов оценки вспомогательного для судебного пристава-исполнителя персонала, таких, например, как биографический, произвольных устных или письменных характеристик, оценки по результатам, групповой дискуссии, эталона, матричный, суммируемых оценок, заданной группировки работников, тестирования, ранжирования, попарных сравнений, графического профиля, критического инцидента, свободного или структурированного индивидуального обсуждения, самооценок и самоотчетов*(1021).

Здесь авторы исходят из того очевидного факта, что "для проектирования действительно целостной деятельности необходимо выйти за пределы ее пооперационного, алгоритмического, в определенном смысле узкотехнологического понимания, в сферу психологии сознания и личности, в сферу мотивов, отношений, интересов, эмоций, установок, в сферу совместной кооперативно-распределенной деятельности людей, или совокупного труда. Сознание и личность изменяются в совокупной (групповой) деятельности индивидов и затем оказывают на нее обратное влияние"*(1022). И далее: "Сейчас недостаточно руководствоваться такими внешними показателями эффективности и качества, как определенные показатели количества продукции, точности, скорости... необходима разработка специальных показателей, характеризующих сам процесс деятельности... Что касается его (труда - А.М.) эффективности, то трудовая деятельность может считаться тем более эффективной, чем полнее вовлекаются в нее все способности и силы человека"*(1023).

Благодаря таким методам возможна, в частности, оценка эффективности группового взаимодействия работников во временно созданном исполнительном органе. Технически возможно использовать здесь давно предложенные психологами оценочные листы*(1024).

Нельзя считать данные методы сколько-нибудь простыми, их простота - кажущаяся. В ряде случаев необходима целая этапность использования конкретного метода. Например, Е.А. Климов, исследуя некоторые методики наблюдения, определяет следующую последовательность использования данного метода: получение и фиксация исходного представления об объекте изучения - программа наблюдения - организация и процедура наблюдений - предметное оснащение методики и способы регистрации результатов наблюдений - первичная обработка данных, перечень показателей, форма представления результатов наблюдения - справка о применении конкретной методики*(1025). Отметим также, что экспериментальные пробы позволяют дополнить непосредственное наблюдение объективными замерами некоторых изменений по ходу деятельности*(1026).

Другое перспективное направление использования психологических методов в целях исследования эффективности ТПИ - это рассмотрение сторон принудительного, а, в особенности, временного или постоянного органа, созданного в процессе исполнения, как определенной группы, психологической системы. Давно замечено, что работа группы зависит от качества и объема взаимовлияний, взаимоотношений членов группы. Психологи верно пишут: "Дело в том, что и из нормальных людей может составиться невротическая группа, которая не сможет принимать решения, доходить до сути дела, давать своим членам ощущение успеха"*(1027). Психологи полагают на данной основе, что группа - это одно целое, от структуры которого зависит поведение его членов. На работу группы традиционно оказывают внимание следующие факторы: мотивации, структура власти в группе, сложности коммуникации, ощущение принадлежности или непринадлежности к группе, представление о цели группы, ответственность за результаты работы, свобода деятельности.

Существует несколько подходов к описанию психологических особенностей взаимодействия субъектов группы.

Например, отечественные авторы, развивая положения таких ученых как М. Вудкок и Д. Фрэнсис считают основными этапами развития группы следующие (по терминологии авторов): "притирка" (творческая и воодушевляющая коллективная работа практически отсутствуют), "ближний бой" (группа начинает обсуждать способы достижения согласия, стремится наладить эффективные взаимоотношения), "экспериментирование" (принимаются меры к реальному повышению эффективности работы группы), "эффективность" (когда группа приобретает опыт успешного решения проблем и использования ресурсов)*(1028). Способы работы различных групп также различные. В частности, выделяют такие формы как "единая команда", "блочный метод", "друг напротив друга", "треугольник", "круглый стол"*(1029). В любой группе присутствуют свои сложные психологические отношения, например, всегда выделяются лидер группы им ведомые лица, в соответствии с чем психологи изучают структуры в хорошо организованных или гомфотерных группах. Отдельное следует учитывать групповые взаимоотношения в исключительно управленческих коллективах, во временно изолированных группах и т.п.

Нам представляется крайне перспективным использование такого метода как психологический эксперимент, например, гомеостатический эксперимент, давно известный психологам. Эта методика используется для "изучения того, насколько быстро и легко члены той или иной группы координируют свои действия"*(1030).

В психологии были успешно применены математико-логические разработки оценки эффективности рационализации деятельности за счет введения инженерно-психологических разработок и реализации соответствующих проектов. В частности, зафиксированы некоторые аксиомы ("данная разработка является экономически эффективной, если она приводит к уменьшению приведенных затрат по сравнению с существующим вариантом" и т.п.), выдвинуты важные предпосылки для оценки точки оптимальности (когда дальнейшее повышение затрат на реализацию инженерно-психологических проектов уже не приводит к такому как раньше росту общей эффективности), "начерно" сформулирована формула оценки эффективности как результата соотнесения затрат с величиной получаемого эффекта и т.д.*(1031)

Крайне актуальны сегодня и применимы для исследования эффективности ТПИ методы инженерно-психологического проектирования деятельности: качественные (метод традиций-прототипов, функциональный, метод ответственности, метод преимуществ) и количественные, среди которых основное значение имеет метод экспертных оценок. Кстати, психологи предлагают несколько методик сбора экспертных заключение: ранжирование, метод непосредственных оценок, методы полного и неполного парного сравнения, методы последовательного сравнения и т.п., что можно с успехом использовать и в различных сферах юриспруденции*(1032).

5. Методы научной социологии (изучение документов, опрос и т.д.). Эти методы очень близки к методам психологическим и иногда даже "пересекаются" с ними, что позволяет некоторым ученым даже классифицировать эмпирические методы на методы диагностические (беседа, наблюдение, опросники, анкеты, тесты, пробы, экспертные опросы, анализ результатов труда, самонаблюдение и т.п.) и методы воздействия, более соотносимые с экспериментальным исследованием (манипулирование сознанием, эмоционально-мотивационное воздействие, информационное воздействие, беседы-консультации со стимулирующим эффектом, игровые методы, активизация самостоятельности действий и т.п.)*(1033).

Метод изучения документов при исследовании эффективности ТПИ проявляется в различных формах и на различных этапах такого исследования. Он может реализовываться в форме изучения монографической литературы с целью уяснения позиции различных авторов в отношении интересующей исследователя проблемы и выбора объекта исследования, в форме изучения положений, содержащихся в действующем законодательстве и руководящих разъяснениях соответствующих органов по поводу практики его применения и т.п. Метод исследования документов при изучении эффективности ТПИ может также применяться в форме изучения материалов статистики работы судебных приставов-исполнителей и отдельных исполнительных актов (например, постановлений об аресте имущества), что позволяет получить объективные данные о результатах действия ТПИ.

Метод опроса при изучении эффективности ТПИ может реализовываться в форме интервью или анкетирования. В.В. Серкова отмечает, что "...этот метод при репрезентативности, правильной группировке и обработке материала позволяет установить связи между общественными явлениями, фактами и причинам, вызывающими эти явления, и сделать правильные обобщения в области государства и права"*(1034). Психологи отмечают, что "особенно перспективными в последние годы являются опросные приемы, развиваемые на основе концептуальных схем психосемантики (ценность их в том, что предполагают своего рода косвенную "прозвонку" личности, сознания)"*(1035).

Представляется, что метод опроса при изучении эффективности ТПИ может применяться как для выбора объекта исследования, так и для получения необходимого исследователю материала (информации), например, о результатах ИЮД конкретного судебного пристава-исполнителя.

В то же время, В.И. Никитинский справедливо отмечает, что "нельзя... ставить знак тождества между мнением о факте и самим фактом, некритически принимать субъективное отражение за зеркальное отражение действительности"*(1036). То есть результаты опроса обязательно должны быть подвергнуты "испытанию на истинность отражения"*(1037), путем дополнения опроса другими методами, дающими объективную картину состояния исследуемого явления. Следовательно, самостоятельное значение метода опроса не стоит переоценивать.

Убедительную критику неверному применению метода опроса в части двусмысленности понимания и толкования поставленных перед респондентами вопросов приводит, в частности, В.М. Сырых в своей замечательной работе "Логические основания общей теории права" анализируя результаты опроса, опубликованного газетой "Известия" по вопросу эффективности государственного управления страной*(1038). Действительно, что может ответить "простой" человек на этот вопрос ("Стало или управление страной эффективнее?") если даже в научной среде мы с трудом разбираемся в категории "эффективность ТПИ"! И в этом заключается существенная ограниченность применения опросного метода, в чем убедился и сам автор, результаты опросов которого подробно описаны ниже.

Добавим, что нельзя считать опросные методы какими-то исключительно простыми и легко доступными: представляется порочной практика зачастую сегодня встречающихся опросов, предполагающая тенденцию спрашивать респондентов "в лоб" о причинах тех или иных действий, чтобы потом, просуммировав и усреднив ответы, выдавать содержание соответствующих высказываний за откровение науки *(1039).

Отметим также, что в юридической науке почти не используется метод "перекрестного анкетирования", который в отношении исследования эффективности ТПИ был бы необычайно полезен. Он может проводиться в виде двух туров. В первом туре анкетирования экспертам-специалистам предлагается оценить эффективность конкретной ТПИ, исполнительного мероприятия, работы конкретного органа по исполнения деятельности и т.п. и объяснить, на основе чего сделаны те или иные выводы. Во втором туре проводится перекрестное рецензирование заполненных в первом туре анкет. Это означает, что анкеты, заполненные одним специалистом, оценивают другие и соглашаются либо не соглашаются со сделанными им оценками. Несогласие с мнением специалиста обязательно аргументируется. Затем по заранее определенным критерием и "весам" результаты обоих туров сводятся и общая оценка получается значительно более эффективной.

Позднее мы немного коснемся значения методов обработки данных в частных

случаях, здесь же отметим, что большинство авторов подразделяет методы обработки результатов полученных с использованием психологических и социологических методов и приемов эмпирических данных качественные (экспертная оценка, сравнительный анализ эмпирических данных, анализ ошибок) и количественные (статистический анализ, графический анализ), уделяя особое внимание вопросам осмысления полученных результатов, то есть применения интерпретационных методов, относящихся либо к структурно-системному, либо к функционально-структурному анализу*(1040), о чем мы также поговорим ниже.

6. Статистические методы исследования могут с успехом применяться при изучении эффективности ТПИ.

Они должны быть использованы как в процессе сбора информации о ИЮД (выборка, типологизация, целевое обобщение материалов ИЮП), так и при обработке полученной информации (группировка, ранжирование, корреляционный и контентный анализ и т.п.

Как отмечают исследователи, статистика имеет большое значение не только и не столько самими цифровыми данными, "сколько специальном метолом, позволяющим обнаруживать закономерность там, где, на первый взгляд, мы видим случайность"*(1041).

Между тем, статистические показатели отражают лишь количественные характеристики не касаясь оценки качества, что, соответственно, резко ограничивает сферу их применения к исследованию проблем эффективности социальных явлений.

Особое значение здесь, на наш взгляд, имеют ситуационный и факторный анализ.

Ситуационный анализ позволяет наряду с целостным представлением объекта управления и его функционирования во внешней среде осуществить эффективное управление конкретной ситуацией, то есть здесь в каком-то смысле речь идет о тактике, противопоставленной стратегическому управлению. Ситуационный подход пытается увязать конкретные приемы и концепции с конкретными ситуациями для того, чтобы достичь целей наиболее эффективно*(1042).

Таким образом может быть оценена эффективность отдельных исполнительных мероприятий, но не эффективность исполнительной деятельности какого-либо судебного пристава-исполнителя в целом.

При этом, избыток информации о факторах, определяющих развитие ситуации, нередко приводит к снижению качества проводимого ситуационного анализа. Основная задача метода многомерного шкалирования призвана минимизировать эти недостатки, то есть она как раз и состоит в том, чтобы уменьшить число факторов, которые необходимо принимать во внимание при анализе и оценке ожидаемых изменений ситуации в результате тех или иных управленческих решений*(1043). Здесь в результате преобразования исходной информации основные показатели, характеризующие изменение ситуации, оказываются оцененными по сравнительно небольшому числу факторов, измерены в сравнительно небольшом количестве шкал.

В основе факторного анализа лежит предположение о том, что на основании статистических данных может быть получена аналитическая зависимость, отражающая степень влияния факторов и изменения их значений на плановые или фактические показатели, характеризующие ситуацию*(1044). Факторный анализ, следовательно, решает задачи определения факторов, необходимых для выявления всех существенных зависимостей, влияющих на развитие ситуации; коэффициентов (иногда их называют нагрузками, весами), характеризующих влияние каждого из выявленных факторов на показатели, отражающие состояние и развитие ситуации.

Как итог, применение данного метода позволяет на основе обработки статистической информации классифицировать факторы на существенные и несущественные, основные и неосновные, внутренние и внешние. По результатам обработки статистических данных может устанавливаться необходимость и производится детализация факторов либо наоборот, укрупнение факторов.

Тесно связан с двумя приведенными методами и метод сценариев, который дает возможность оценить наиболее вероятный ход развития событий и возможные последствия принимаемых решений. Данный метод предполагает создание технологий разработки сценариев, обеспечивающих более высокую вероятность определения эффективности. При этом используются метод получения согласованного мнения, метод повторяющегося объединения независимых сценариев, метод матриц взаимовлияний и др. Здесь возможно также и известное со школьной скамьи, хорошо зарекомендовавшее себя рассуждение методом "от противного": а какова была бы ситуация в данной сфере, если бы исполнительного воздействия не было?

К "плюсам" метода сценариев, что очевидно, отнесем взаимопроникновение и взаимоиспользование статистических и психологических методов. Проблема в применении метода сценариев состоит в том, что, с одной стороны, при применении малого числа факторов слишком велика роль субъективного мнения, а при многофакторности налицо трудоемкость получения большого количества оценок и корректной их обработки. Поэтому основная задача сценария все-таки - дать ключ к пониманию проблемы.

Все отмеченные статистические и близкие к ним методы исследования эффективности ТПИ до последнего времени имели весьма ограниченное применение. Тем не менее, их применение может быть крайне полезным и результативным в будущем, если только придерживаться двух обязательных, по мнению автора, условий их применения.

Во-первых, непосредственно примененные данные методы помогут определить эффективность не какого-либо исполнительного процесса в целом, а именно какого-либо исполнительного мероприятия (группы одноплановых или однонаправленных мероприятий), что очевидно. Мы все-таки даже подсознательно всегда исходим из категории результата: достигнуто полное своевременное и правильное фактическое исполнение требований исполнительного документа или нет.

Во-вторых, выше уже отмечалась проблема отсутствия количественных показателей ИЮП, а значит и отсутствие почвы для анализа статистики.

Вместе с тем, возможен и даже необходим анализ статистики деятельности судебных приставов-исполнителей, а также сторон исполнительного производства до и после осуществления исполнительного процесса. Удовлетворены ли стороны (взыскатель и должник, разумеется, каждый по своему) достигнутым результатом? Исполнены ли положения исполнительного документа? Именно из этого можно сделать вывод об эффективности ТПИ. Важно только исключить из анализа (учесть при анализе) иные факторы, могущие существенно повлиять на эффективность деятельности судебного пристава-исполнителя и сторон производства.

7. Математические методы измерения и сравнения.

Данные методы приобретают в юридической практике все большее и большее значение. В этой связи неверной представляется точка зрения В.П. Тимохова, который отмечает, что "сама сущность социальных процессов такова, что они не могут быть полностью формализованы и достоверно измерены, что математика не всегда может заменить качественные оценки количественными"*(1045). В данном случае автор необоснованно противопоставляет количественные и качественные показатели, которые, по нашему мнению, должны выступать в комплексе и не могут иметь приоритет одних над другими.

Изучение эффективности ТПИ невозможно без измерения тех параметров, которые характеризуют их эффективность, и сопоставления их друг с другом.

Метод измерения заключается в выражении параметров эффективности ТПИ (условий и критериев их эффективности) в виде количественных величин, пригодных для сопоставления.

Измерение эффективности ТПИ может осуществляться различными путями: параметры эффективности изучаемой разновидности ИЮП могут быть измерены, выражены количественно, путем проведения целевого обобщения материалов ИЮП и их дальнейшей обработки с применением различного рода математических методов и теорий. Эффективность конкретной ТПИ может быть измерена при помощи метода экспертной оценки*(1046).

В качестве возможных способов измерения эффективности ТПИ можно использовать такие способы, как исчисление коэффициентов эффективности и индексов эффективности. При определении степени последовательности достижения "дерева целей" возможна его математическая "раскладка"*(1047). Если рассматривать подлежащие исполнению системы требований как сложные матрицы, то возможен поиск так называемого "индекса согласованности" матриц*(1048). Тем более, что все вышеуказанные методы находят успешное применение в финансовой математике*(1049), теории биржевой торговли*(1050) и инвестиционном анализе*(1051), где значимость показателей качества и сложность их определения ничуть не меньше, чем в праве, в то же время, там присутствует, по крайней мере, единая единица измерения - денежная, чего нет в праве.

В целом же, такой подход может быть плодотворен и в отношении исследования эффективности ТПИ в смысле высокой точности полученных результатов, удобства их сопоставления и т.п. Однако для этого необходимо решить ряд проблем связанных с разработкой специальных математических формул, максимально полно и точно описывающих процесс образования данного состояния эффективности изучаемой разновидности ТПИ, формализацией и квантификацией параметров ее эффективности. Само же сравнение измеренных параметров эффективности ТПИ может осуществляться при помощи различного рода таблиц, графиков и иных наглядно иллюстрирующих динамику развития ТПИ методических приемов.

В целом, в социальных исследованиях роль математических методов не стоит абсолютизировать. Как справедливо отмечал Б.М. Теплов: "Не следует забывать, что из факторного анализа как математического метода не вытекает прямо содержательная интерпретация фактов"*(1052).

8. Метод моделирования.

В самом общем виде метод моделирования осуществляется при помощи математических, графических, психологических и иных научных средств. По мнению ряда авторов "под моделью понимается такая мысленно представляемая или материально реализованная система, которая, отображая или воспроизводя объект исследования, способна замещать его так, что ее изучение дает нам новую информацию об этом объекте"*(1053). То же самое и с точки зрения этимологии: модель - "любой образ (аналог) некоего оригинала, используемый в качестве его "заместителя" или "представителя" в моделировании"*(1054), а моделирование - "исследование объектов путем построения и изучения их моделей"*(1055). Модель, следовательно, - это просто упорядоченный набор предположений о сложной системе. При этом при создании модели исследователь абстрагируется от бесконечной совокупности свойств, признаков, отношений исследуемых объектов, отвлекается от частностей. При моделировании в оригинале выделяются те признаки, свойства, связи и отношения, которые должны стать предметом исследования*(1056). Правильно отмечает, например, Н.Н. Тарасов: "... прежде чем конструировать научную модель необходимо проведение научных исследований избранных свойств, формирование определенных представлений и знаний об этих свойствах, то есть то, что иногда называют "предмодельными разработками. В противном случае мы рискуем получить некоторую репрезентацию объекта, находящуюся с ним не в модельных отношениях, а, например, в иллюстративных (макет)"*(1057).

Выделяют дескриптивные и нормативные модели. Дескриптивные модели применяются при описании свойств и параметров исполнительного процесса в целях прогнозирования его хода и результатов в будущем. Нормативные модели применяются для управления процессом, для формирования его сущностных элементов и его развития.

Можно использовать как индуктивные, так и дедуктивные модели. Первые строятся путем обобщения наблюдений по единичным частным фактам, которые считаются важными для принятия того или иного решения в процессе исполнения. При разработке дедуктивных моделей исходят не из анализа конкретных фактов, а из упрощенной системы гипотетических ситуаций.

Особое значение имеет подразделение моделей на проблемно-ориентированные модели и модели решения. Если первые строятся на внедрении новых методов моделирования применительно к конкретной проблемной ситуации, то модели-решения разрабатываются с учетом возможностей проведения экспериментов с ними, а также возможностей современных управленческих технологий и направлены на решение важнейших исполнительных задач.

Как отмечают авторы, "нередко для оценки альтернативного варианта решения необходимо использовать несколько достаточно разнородных, независимых критериев, ориентированных на достижение различных, подчас трудно сопоставимых целей"*(1058). Однако решение должно приниматься одно, и наиболее предпочтительный вариант решения должен быть обязательно определен. С данной точки зрения одноцелевыми являются модели, когда имеется одна четко определенная цель, к достижению которой стремимся, либо несколько целей, агрегированных в виде одной комплексной цели. Многоцелевыми же будут модели, в которых предполагается стремление к достижению нескольких независимых целей, несводимых к одной комплексной.

Понятно, что любые модели могут быть однопериодными и многопериодными. Многопериодные модели предполагают комплексное решение проблемы с учетом всего периода осуществления исполнительной юридической деятельности. Однопериодные модели могут использоваться при разработке многопериодной модели с целью более адекватного представления ситуации.

Будет правильно также вести речь о детерминированных и стохастических моделях. В детерминированных моделях все факторы, оказывающие влияние на развитие ситуации, однозначно определены и их значения известны заранее; понятно, что в праве применить их сложно. Стохастические модели напротив предполагают наличие элемента неопределенности, учитывают возможное вероятностное распределение значений факторов и параметров, определяющий тот или иной процесс развития*(1059). Не ошибемся, если отметим, что особое значение в будущем при всех типах моделирования будут иметь вопросы корреляции, поскольку вопрос о взаимовлиянии факторов будет исключительно важным.

Нам представляется очень важным конструирование базовых моделей деятельности органов власти, реализующих исполнительные полномочия*(1060).

Методу моделирования принадлежит большое будущее в изучении эффективности ТПИ, поскольку всякая модель выполняет не только описательную и объяснительную, но и прогностическую функцию. Особое значение здесь, как полагаем, нужно будет уделить построению моделей устойчивой формы исполнительного регулирования, хотя этой достаточно сложной работе должно предшествовать установление "правил игры", то есть теоретическое построение и нормативная правовая регламентация принципов осуществления ИЮД, ограничений исполнения по сферам общественных отношений и т.п. Без этих четких нормативных правовых ориентиров любая созданная модель будет иметь лишь умозрительно-теоретическое, но никак не прикладное значение.

Не менее важно построение модели информационных потоков (информационной модели) и здесь модель понимается как метод оценки функциональных состояний. "Информационная модель есть организованная в соответствии с определенной системой правил совокупность информации о состоянии и функционировании объекта управления и внешней среды. Она является для оператора своеобразным имитатором, отражающим все существенно важные для управления свойства реальных объектов..."*(1061). На наш взгляд, информационные модели должны соответствовать следующим требованиям: адекватности отображения объекта, обеспечивать оптимальный информационный баланс (с количественных позиций) и быть значимыми для процесса деятельности по форме и композиции (то есть, речь пойдет уже о качественной компоненте). Интересно и несложно практически построение имитационных моделей.

Одновременно отметим, что социальным явлениям присущи изменчивость и многофакторность, что существенно ограничивает применение данного метода. Кроме того, имеется проблема "настройки" математического аппарата для построения моделей ИЮП. При этом характеристики эффективности ТПИ большей частью качественные, а не количественные. Однако и здесь возможно построение различного рода моделей ИЮП в графической или табличной форме.

Возможно, что моделирование будет успешно сочетаться с методом "теории игр", по сути являющимся имитационной моделью.

В любом случае, нельзя забывать, что решение, найденное с помощью моделирования ситуации, нужно обязательно проанализировать с точки зрения полноты учтенных в ней факторов и в случае необходимости внести соответствующие коррективы.

Другой момент особой важности, почему-то нередко обходимый в юриспруденции, это вопрос соотношения моделирования с социально-правовым опытом. Действительно, ведь в процессе моделирования не только оценивается эффективность ТПИ, но и формируется определенная направленность (положительная или отрицательная) на тот или иной алгоритм поведения, набор способов и средств для осуществления ИЮД и т.п., а это и есть социально-правовой опыт исследования проблем эффективности, который органично вписывается как возможный, предположительный опыт, полученный при осуществлении ИЮД. Совершенно бесспорно это и в тех случаях, когда мы анализируем с позиций эффективности с помощью моделирования уже осуществленную ИЮД, реализованную ТПИ.

Этот момент, как мы указали, зачастую недооценивается в праве и полноценно разработан лишь психологами. В частности, отдельные интересные выводы были сделаны при изучении следствия модели для потока поведения. Например, при рассмотрении моделей мотивации типа "ожидание Х ценность" (вообще, удачность или неудачность какой-либо конкретной модели в психологии справедливо связывается с мотивацией на дальнейшее ожидаемое позитивное поведение) некоторые авторы указывали, что "важное следствие модели для предсказания потока поведения состоит в том, что даже при неизменности окружения, т.е. при постоянстве всех его параметров, в течение длительного периода времени будет ожидаться изменение поведения"*(1062).

В работах отмечались такие процессы - последствия моделирования деятельности как возникновение собственной ответственности, ориентирование на будущее (по дополнительной модели рискового выбора Дж. Аткинсона и инструментальной модели Врума), формирование личностного стандарта как самооценки, так и поведения. Особенно интересна связь моделирования с последующей мотивацией, как с мотивацией инициации (побуждения к действию), так и мотивации селекции (выбор цели и направления действия на цель)*(1063).

Кибернетические методы. При изучении эффективности ТПИ возможно применение средств технической кибернетики для сбора и обработки информации об условиях и критериях эффективности ТПИ. Например, могут быть применены теория систем, теория информации, теория оптимизации управления и т.п. Кибернетические системы могут применяться для подсчета, хранения информации и в других случаях.

При исследовании эффективности ТПИ могут использоваться методы математической логики. Это позволяет выявить структуру ИЮП, ее дефекты, противоречия как внутри ИЮП, так и с другими разновидностями юридической практики.

Социальный эксперимент. Проведение эксперимента может дать весьма полные и объективные данные об эффективности ТПИ, хотя возникает вопрос о правомерности такого рода экспериментов в области права и допустимых пределах этих экспериментов.

Правовой эксперимент как метод изучения эффективности ТПИ представляет собой проверку в течение определенного периода времени результатов какой-либо реализованной ТПИ, проводимую на опытных объектах (в конкретном органе) и в специально созданных для этого условиях, в целях совершенствования правового регулирования общественных отношений. Вообще, в психологии, например, выделяют следующие виды экспериментов: непосредственно в практической деятельности, "полевой" эксперимент, приближенный к реальности, "лабораторный, искусственный эксперимент, идеализированный, мысленный эксперимент*(1064), что пригодно в качестве начальной базы и для нас.

Видимо, метод социального эксперимента в области исследования эффективности ТПИ может быть применен и в виде полного отказа от исполнительного правового регулирования деятельности определенной группы органов и замены его иными видами правового регулирования. Действительно, не все вопросы можно разрешить с помощью исполнительных механизмов, иногда целесообразней отказаться от них в пользу менее "жесткого" регулирования.

Важнее значение в связи с использованием социального эксперимента в исследовании эффективности ТПИ приобретает вопрос о допустимых границах такого эксперимента. Справедливо отмечает В.П. Казимирчук, что в правовой науке метод эксперимента ограничен определенными рамками, так как "государственно-правовые отношения представляют собой отношения людей"*(1065).

Справедливости ради отметим, что В.М. Сырых предлагает свести все многообразие методов познания права к четырем видам: "методу материалистической диалектики, общим приемам (анализ и синтез, индукция и дедукция, аналогия, сравнение и др.), специальным методам (статистический, математический, кибернетический и др.) и частноправовым (формально-логические методы толковании права и сравнительно-правовой метод)"*(1066). Данное деление представляется верным и нам*(1067). Его неиспользование в полной мере в настоящей работе связано с тем, что она посвящена методологическим проблемам лишь отчасти и изучение вопросов методологии, методики исследования эффективности исполнительной юридической практики несмотря на их выделение в отдельную главу имеет все же исключительно "прикладной" характер. То есть нами в большей степени изучены (и даже упомянуты) лишь те методы, которые призваны нам помочь в исследовании проблем эффективности ТПИ, пригодны для этого. Подводя некоторые итоги, отметим, что все вышеуказанные методы должны применяться в комплексе, взаимодополняя и взаимообогащая друг друга.

5.3.

<< | >>
Источник: А.А. Максуров. Технология принудительного исполнения актов юрисдикционных органов. - «ЭкООнис», 2014г.. 2014

Еще по теме Проблемы исследования эффективности и качества технологии принудительного исполнения:

  1. Ценность исполнительной юридической практики в контексте ее эффективности
  2. Технология принудительного исполнения: понятие и элементный состав
  3. Объекты технологии принудительного исполнения
  4. Действия и операции субъектов и участников технологии принудительного исполнения
  5. Техника принудительного исполнения
  6. Стратегия принудительного исполнения
  7. Ресурсообеспеченность технологии принудительного исполнения
  8. 5.1. Понятие эффективности и качества технологии принудительного исполнения
  9. Проблемы исследования эффективности и качества технологии принудительного исполнения
  10. Условия, показатели и критерии эффективности ТПИ
  11. Основные правовые пути повышения эффективности ТПИ
- Авторское право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -